vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Christmas isn't a season. It's a feeling.


Christmas isn't a season. It's a feeling.

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Главное в Рождество — не открыть подарки, а открыть сердце. (с)


Участники: Randal Andrews, Brooklyn Jordan, Melody Andrews, Tyler Murphy;
Место: квартира Рендала;
Время: 09:00 - приезжает Бруклин, Тайлер и Мелоди приезжают к 15:00;
Время суток: будет меняться;
Погодные условия: +5, первый раз за декабрь выпал снег.
Легкие, почти невесомые снежинки чуть касаются асфальта и сразу же тают.
О флештайме: ты приезжаешь, чуть только солнце поднялось на Сакраменто, я еще сплю, хотя и обещал тебе вчера встать пораньше и встретить у подъезда. Твой звонкий и задорный смех сотней колокольчиков разливается по комнатам, что означает, что пришло время волшебства. Это будет наше первое совместное Рождество, и подумать только, двадцать шесть рождественских дней моей жизни прошли без тебя, как так, малышка? И нам, счастливым и безрассудным сегодня предстоит наверстать упущенное время. время. когда мы еще друг друга не знали. А к ужину приедут наши друзья, твои и мои близкие люди. Тайлер и Мелодия. Надеюсь, мы не испортим им этот праздник. Давай не забудем купить подарки? Что ты хочешь найти в носке над камином?... Импровизированным камином, нарисованным на ватмане в гостевой. Представляешь, я вчера нарисовал его дня тебя, Рей? Загадай три желания, скажи их мне, я постараюсь исполнить каждое, ведь сегодня день великих чудес.


http://s3.uploads.ru/exDlu.png http://s2.uploads.ru/WE2yJ.jpg http://s3.uploads.ru/pGRLf.png http://s3.uploads.ru/uP1mv.jpg

Отредактировано Randal Andrews (2013-01-25 20:26:19)

+3

2

Все утро я пела себе под нос рождественские песни, то и дело обкручивая себя с ног до головы новогодними украшениями. Вот и сейчас, стоя на пороге квартиры своего суженого, на моей голове красовался колпак санты, на поясе морским узлом завязана блестящая мишура, а в руках был телефон с исходящим вызовом для моего оленя. Кстати сказать, далеко не с первым за сегодняшнее утро.
А знаете, настроение у меня было замечательным, и такое оно у меня было еще за неделю до Рождества, как раз с того момента, когда я узнала, что буду встречать этот светлый и волшебный праздник в объятиях своего любимого. Конечно, эта новость не сильно обрадовала мою сестру, но вечером я обещала вернуться к ней и притащить кусок утки, что собиралась приготовить на ужин. Так вот, какие у нас были планы? Я должна была приехать к своему оленику домой, накормить его горячим завтраком и утащить в сторону торгового центра, чтобы закупиться новогодними прибамбасами и украсить его пустую и скучную квартиру в своем любимом стиле – овечьем. А затем, затем мы бы принялись за приготовление ужина, после чего встретили бы гостей – моего дорого Тайлера, и сестру Рендала – Мелоди,  дружеские отношения с которой я еще не успела завести. Но разве сейчас это имело какое то значение? Конечно нет, и когда Рендал уже в третий раз не собирался отвечать на мой требовательный звонок, я недовольно фыркнув, спрятала мобильный в заднем кармане своих джинс, роясь в сумке и выуживая от туда связку ключей. Да-да, у меня есть ключики от хаты своего рыцаря, и спросите меня, почему же я еще до сих пор окончательно к нему не перебралась? А я вам не отвечу, потому что к этому отыгрышу это отношения не имеет.
- Рен, ну сколько можно спать! Уже двадцать минут десятого, а ты все еще в кровати! Мы же ничего не успеем! – стоило мне было оказаться в квартире, как я ловко стянула с ног обувь, на носочках пробираясь в спальню своей спящей красавицы. Рэм сопел в обе дырочки, даже ухом не повел, и я лишь тепло улыбнувшись, полезла к своему ненаглядному, устраиваясь на нем верхом и проводя ладошками по его обнажённой спине. -  Это что за сны такие ты смотришь, что так упрямо не желаешь просыпаться! – наклоняюсь над шатеном, осторожно кусая его за ухо и щекоча за бока, наконец, добиваясь ожидаемой реакции. Легкий поцелуй в губы, обнимаю своего ненаглядного за плечи, разваливаясь на нем всем своим телом и болтая ножками, урурур!
- Как спалось, любимый? – с сарказмом произношу, наконец освобождая мужчину из своих сетей, и вскакивая на ноги. – Подъем! Иначе на завтрак заставлю есть овсяную кашу! А я ее приготовлю, так и знай. Топай в душ, ищи меня на кухне. Кофе будешь?
А вы ждали что я обижусь и закачу истерику? Ну нет, сегодня у меня было слишком хорошее и приподнятое настроение для того, чтобы портить его же окружающим. Рэм проскользнул в душевую, квартиру наполнил тихий шум воды, а я, гордая собой и дико счастливая, принялась за приготовление яичницы, намереваясь не оставлять своего мужика голодным.
- А что мы подарим Тайчику? А Мелоди? Она точно придет, ты ей вчера звонил? – стоило было Эндрюсу вернуться из ванной, как я его усадила за стол, проводя ладонью по влажным и колючим волосам. – А как вы праздновали Рождество в России? Так же как здесь? А там есть какие-то особенности? А что хочешь получить ты? – Перед носом мужчины появилась тарелка с его завтраком, кружка горячего кофе, я налила себе такую же, устраиваясь напротив Рендала и внимательно глядя в его карамельные с золотистым отливом глаза. До сих пор не верится, что сегодня мы отпразднуем Рождество вместе, признаюсь, я ждала этого праздника очень давно, и меня не покидало ощущение, что сегодня точно произойдет что-нибудь особенное. Как думаете, стоит верить своей интуиции?

+2

3

Если вы думаете, что быть счастливым – скучно, то вы ошибаетесь. Тяга к приключениям проходит достаточно быстро, потом эти времена вспоминаются с теплой улыбкой и ты понимаешь, что даже самое острое и насыщенной приключение, когда кровь бушевала эмоции зашкаливали ты не променяешь на то, что имеешь сейчас. Иногда мне даже не верилось в то, что у нас с тобой все хорошо, слишком хорошо, даже сахарно, я бы сказал. Мы почти не ругаемся, много времени проводим вместе,  не изменяем друг другу, более того, не позволяем друг в друге сомневаться. Скучно ли тебе? Надеюсь, что нет. Счастьем нужно наслаждаться, вдыхая в легкие и пропуская по оргазму, пока оно есть, потому что завтра или даже через час его уже может не быть.
Блаженно улыбаюсь во сне, чувствуя, как на меня кто-то заполз. Продолжаю лежать дальше, даже не помышляя открывать глаза.
- Как это не успеем? – Приоткрываю один глаз, шаря рукой по кровати около себя, ах да, ты же восседаешь сверху.  – Что, уже?Уже двенадцать – надо было спросить, но нет, всего девять утра. И что мы можем не успеть, когда на часах еще девять?!
Разлепляю веки, поворачиваясь к тебе лицом и обнимая за талию. – И не лень тебе было ехать больше часа, пересекать почти полгорода, чтобы заявиться ко мне в девять?  Не звонил я никому, - удивленно пожимаю плечами, как жаль, что сестра не научилась понимать меня и мои желания телепатически.
Рыльно-мыльные процедуры были закончены через полчаса, я даже побрился, возвращаясь в теплую кухню, где пахло аппетитными тостами и кофе. – Почему ты такая серьезная? – Улыбаюсь тебе, думая о том, что ты, вероятно, забыла, где хранится овсяная крупа, от этого взгляд твой стал неподдельно озадаченным.
Откусываю поджаристую корочку хлеба и делаю глоток кофе, предвкушая наступающий день и буквально раскладывая его поэтапно в своей голове.
- Нам куда надо? Купить продукты, украшения для комнат? – Никогда не имел привычки навешивать на стены мишуру и прочие рюши, но ты настояла, так что я решил. Что себе дороже кивнуть и не брыкаться, иначе весь пакет с купленными игрушками окажется у меня на голове.
- А как ты обычно празднуешь Рождество? – Вдруг произнес я, откусывая еще один кусок тоста, но ты перебила меня интересным вопросом. – В России Рождество празднуют 7 января, по новому календарю. Это как то связанно с вероисповеданием русских – христианством, и праздник называется Рождество Христово. Особую значимость он имеет для верующих людей, их там не так много, как в США и в церкви они тоже ходят редко. А как отмечают я даже не знаю, не отмечал. Зато новый год там празднуется с особым размахом и выглядит гораздо красивее, чем у нас. Думаю, что когда-нибудь мы съездим туда зимой. Кстати, я получил от матери ответ на мейл, она сказала адрес и что мы можем прилетать после новогодних праздников, все равно они не работают до девятого января и посветят нам целую неделю, - еще глоток кофе. – Ты все еще настроена пережить этот перелет ради того, чтобы увидеть моих родителей? Они вот не поинтересовались тем, как выглядит моя девушка и не просили выслать фото, будет сюрприз. Странные они у меня, так что не удивляйся ничему. Все, я поел, - поднимаюсь с стула, чтобы убрать посуду в раковину.
Через полчаса мы покинули квартиру, полные решимости потратить все сбережения на моей кредитной карте, а их вполне хватит на провизию, рождественские грушки и праздничную одежду.
- Зайдем, примеришь какое-нибудь платье?
В бутике, совсем пустом в канун Рождества, нас встретили приветливо, две молодые девушки улыбнулись мне, проводя к вешалкам с костюмами, когда я осек их своим баритоном:
- Мы ищем платье для моей девушки, - притягивая тебя за руку в пестрящей нарядами перекладине. Честно, мне нравилось все, я не знаю, что бы больше хотел на тебе увидеть – это короткое розовое платье или вот это синее с открытой спиной, или это элегантное с цветами.  – Бери-бери, - снимаю их с вешалки, вкладывая в твои теплые руки. Надеюсь, я правильные размеры выбрал?
- А еще у нас нет елки, что мы будем наряжать?
- Какая досада! – Продавец покачала головой. – Слышала, в Эдь Хиллс и паре ближайших кварталов почти все елки уже скупили, только что звонил муж, сказал, что можно в Чайнтауне приобрести, но какие там цены ломят! – Она картинно закатила глаза, я вздохнул, направляя тебя в кабинку для переодевания. Мы бы не успели купить чертову ель, даже если бы встали в шесть утра. Раньше надо было этим заниматься, Реня, раньше!

+3

4

Знаешь, уже давно не было так хорошо и легко, в моей голове не появлялись плохие и суматошные мысли, я радовалась каждой мелочи, все так же радостно напевая себе рождественские песни под нос и выкладывая на блюдо уже поджаренные тосты.
- Как я праздную Рождество? Ну как… - и на мгновение я замялась, внимательно слушая твой рассказ. Знаешь, мне всегда так нравилось слушать о твоей прежней жизни, и Россия – эта страна казалась мне такой далекой, неизведанной и странной. Даже такой известный на весь мир праздник – как рождество – они празднуют в другое время. Странный народ, необычные люди, непривычные порядки.
Я тут же радостно закивала головой, когда ты заикнулся о том, что мы туда съездим.
- Правда? Мы туда съездим? Зимой? И там будет много-много снега? – в глазах плясах азартный огонек, и я уже представляла, как буду лазать по заснеженной России, случайно натыкаясь в очередном сугробе на бурого медведя. – А русскую водку мы пить будем? Кстати, сегодня же выпал снег, ты видел? – Хотя вряд ли во время рыльно-мыльных процедур ты смотрел в окно, это я у нас славилась вечным любопытством.
Поднимаюсь с места, чуть отодвигая штору в сторону, указывая тебе на едва заметный снежок, как маленькие редкие снежинки опускаются вниз и тут же тают, оставляя на асфальте после себя лишь мокрые пятна.
- Никогда не видела настоящий снег, и каждый год вот так. – С долькой грусти произношу я, наблюдая за тем, как молодая женщина тихонько ругаясь себе под нос, доставала из сумки зонтик, видимо намеревалась скрыться под ним и не испортить от влажного снега прическу. – А празднуем мы обычно. За неделю готовимся, украшаем квартиру, пишем списки с подарками, затем носимся по городу и покупаем их. Ну а в само Рождество – мы едим. Застолье – это самое интересное в этом празднике. А еще смотреть, как Макс выпрашивает еще прогуляться по бутику с платьями и примерить еще одно.
- Ой, они тебе ответили? Целую неделю… А мы сможем остаться у них? Они точно не против? – Вот странно, обычно меня никогда не волновал такой вопрос и я думала лишь о том, комфортно ли будет мне, а тут… Помню, как я удивилась, когда ты предложил мне съездить в гости к твоим родителям, познакомиться с ними. Помню, как я дико радовалась этому предложению, тут же помечая у себя где-то в голове, что значит все это между нами – действительно серьезно. Ведь ты собрался везти меня на другой материк, представлять меня как свою девушку, а уж я то прекрасно понимала, что кого-то там вряд ли будут знакомить со своими близкими.
- Да, я хочу, и тебе не удастся меня уговорить. Я наглотаюсь успокоительных таблеток, проведу весь полет с закрытыми глазами, но доберусь до Австралии, чтобы посмотреть тем людям в глаза, по чьей вине ты появился на свет. Расскажу им, какой-то засранец, пусть они тебя накажут и отшлепают. – и мой задорный смех разлился по комнате, я дерзко смотрела тебе в глаза, поднимаясь со своего места и убирая со стола.
До магазина мы добрались сравнительно быстро, хотя я и ныла всю дорогу, что хочу за руль, но ты упрямо не пускал меня, за что я пару раз нажала на гудок, пугая случайных прохожих и получая от тебя затрещину.
- Платье? – я брезгливо наморщила нос, категорично мотая головой и указывая в сторону магазина игрушек. – Пошли лучше туда, купим мне Барби и Кена! Да и зачем мне платье? Помнишь как тебе не понравилась та моя желтая юбка? Эти бабские штучки – это не мое. Штаны и шорты, вот мой удел! И вообще у меня ноги кривые, ну Рэн!
Я жалобно скулила, упираясь ногами и не желая идти в сторону бутика, но ты упрямо тащил меня в сторону вешалок и ярких цветастых платьев. К нам тут же подскочили продавцы, указывая на мужские костюмы, но нет, ты уже набирал тряпья, толкая меня в сторону примерочных.
- Но мне же даже некуда их будет надеть! Блиииин, какое красивое! – случайно вырывается с моих уст, когда ты вкладываешь мне в руки розовое платье с нехилым таким декольте. – А что  сюда положу? – но ты закрываешь перед моим носом дверь примерочной, и я покорно принялась за переодевание.
Краем уха слышу разговор про елку, тут же высовываю свою любопытную моську, по пути застегивая платье на спине.
- Конечно, скупили, нормальные люди ведь готовятся к этому празднику за неделю минимум. – недовольно урчала я, крутясь вокруг своей оси, показывая Рендалу платье. Если честно, сейчас елка меня волновала куда больше, наверное, именно поэтому я не заметила, что розовая ткань перекрутилась, позволяя всем желающим рассмотреть мое тело в самых откровенных ракурсах. – Все, давай это возьмем, и поедем за елкой. Или пошли и срубим ее в центральном парке, я видела, там растут красивенькие! – Ну а что? Почему бы и нет, в общем то? Вижу на себе не самый дружелюбный взгляд продавщицы. – Что такое? Их же там все равно много! Ром, а у тебя есть топор? Ну что, я меряю второе?

+2

5

- Ну те же не оденешь на ужин Барби и Кена? – Я в недоумении развожу руками, глядя в твои пепельные глаза. Что за глупые мысли бродят в твоей легкомысленной голове, Джордан?  - Та желтая юбка была на самом деле ужасной, поэтому на этот раз я решил собственнолично проконтролировать, как ты выберешь наряд. Все таки к нам придут гости, твои и мои… Родные люди. – Ну да, Тайлер тебе как брат, вы знакомы много-много лет, но даже это не означает,  что к столу ты оденешься как попало.
- Что ты куда положишь? – Переспрашиваю, глядя, как легкая розовая блестящая ткань перекрутилась в твоих руках. – А это спина? – Беру в руки тряпье, крутя его и пытаясь понять, в какую из всех дырок нужно просовывать голову. – Так, иди, надевай.
Про елку я вспомнил очень не вовремя, она тебя интересовала куда больше примерки нарядов, и разгорелся жаркий спор, в который влезла еще и продавщица, о том, где лучше взять ель в день Рождества. Еще и быстро, и не по драконовским ценам. Конечно, денег на елку мне не жалко, заплачу, даже если ее стоимость будет ровняться стоимости подержанной машины, только вот зачем? Ладно, ты удалилась в примерочную, натягивать на свою стройную фигурку это диковинное платье,  а я флегматично перебирал вешалки с пестрыми нарядами, изредка поглядывая на консультанта, которая все не унималась и щебетала на счет елки, предлагая поехать в Чайнтаун, мол вот сейчас как раз подъедет ее муж и может нас подбросить. Доброты душевной порыв я так и не понял, с чего бы ее благоверному сажать к себе в машину двух незнакомых людей, чтобы они увели из под носа самую красивую и пушистую елочку? Ты появилась внезапно, вставляя очередные пять копеек на тему животрепещущего вопроса, и  я чуть не подавился воздухом, увидев, как гениально на тебе «сидит» наряд, открывая посетителям те части твоего тела, которые им бы видеть и не стоит.
- Брук, блин, посмотри на себя! – Хватаю тебя за плечи, прикрывая интересные места и разворачивая к зеркалу. – Ты уверенна, что надела платье правильно? А где твой лифчик? – Типа я не знаю, что ты их не носишь. Оттягиваю тонкую ткань платья, бессовестно заглядывая в декольте. – Это же спина? Нет? – Кручу тебя, убеждаясь, что на спине тоже есть вырез, только поменьше. Хватаю с вешалки другой платье, какое то полупрозрачное с яркими цветочками. Да тут есть приличная одежда? Не дом красных фонарей одевают, случаем? Вкладываю тряпицу тебе в руки, вновь запихивая в примерочную. – И прежде чем выходить, посмотри, чтобы оно сидело нормально! – Выкрикиваю последнюю фразу, слушая противное хихикание девицы за спиной, право, гиена и то издает звуки по приятнее.
Ну все, процесс покупки шмоток затянулся, я сел на кушетку, беря в руки глянцевый журнал с емким названием «Bazar». Лично у меня это слово ассоциировалось с рынком в России и склочными базарными бабками, наверно в журнале куча сплетен о звездах кино, музыки и порта. Но журнал оказался на удивление скучным, половину страниц (а их там около двухсот!) занимала реклама прокладок, духов и всяких кремов, на некоторых страничках было написано «потереть здесь», ну я и потер, чувствуя, как страница начинает благоухать (мягко сказано) дермовеньким ароматом, а голова болеть. Ну где там Бруклин уже? Запуталась в платье?
А Бруклин была вот где…  В примерочной, верно. И в соседней кабинке около нее по счастливому стечению обстоятельств устроилась Мира, желавшая обновить гардероб.
- Привет! – Девушка просунула голову в кабинку Джордан, состроив вредную мордочку. – Празднуете с Рендалом в месте? Вообще то не хотела портить тебе праздник, - Ага, как же, кто тебе поверит, коварная женщина! – Но я видела твоего парня с другой. У меня даже есть доказательства! – О, кажется, Бруклин заинтересовалась. – Если тихонько проберемся в уборную, то я могу показать, как он на днях лобызался с какой-то блондинкой, - Мира загадочно помахала дисплеем своего новенького айфона. – Впрочем, если ты пустишь меня в свою кабинку, - Да она уже на две трети тела была в ней! – То я покажу прям сейчас! – Ай, не терпится занозе досадить и испортить людям семейный праздник. – Я даже видео записала. Прикинь, короче, пошла вчера вечером в магазин за курицей, ну чтобы Джонику ее сегодня приготовить, а там твой прямо перед моим подъездом сидит и с какой то девкой обжимается! И глаза такие бессовестные. Поздоровалась с ним, он посмотрела на меня, как на ненормальную, и дальше с девкой обниматься. Случаем, не заболел? – Все, Миру понесло. Она включила телефон, суя Бруклин под нос  дисплей, где на снимках я и правда был с какой-то левой девицей.

+2

6

Ох, никогда бы не подумала, что мой мужчина окажется таким ярым поклонником шоппинга. Эта розовая тряпка, вы не представляете, как долго я с ней мучилась, пытаясь правильно расположить на своем обнаженном теле. А вы знаете, что некоторые платья насквозь состоят только лишь из разрезов? Видимо этот наряд был из той же оперы, ну а я, не долго думая, убедившись, что причинные места прикрыты, выскочила из раздевалки, боясь пропустить даже секунды жаркого спора между Ромой и консультантом. Но не успела я сказать очередной гадости, как оказалась в руках своего благоверного, его ладони судорожно гуляли по моему телу, а я ошарашенно хлопала ресницами.
- А раньше ты называл меня только Джордан. – блаженная улыбка слетает с моих губ, неа, я не могу быть серьезной, мечтательно закрывая глаза и покорно крутясь в ручках Эндрюса совершенно не слушая, о чем он там бормочет. – А что не так? Шовчики наружу? Но я же проверяла. – я уже тянула пальчики к твоему вороту, чтобы обнять и потискать, но ты уткнул меня носом в зеркало, указывая на все промахи в переодевании. – Ой! – Лишь тихо проскулила я, чувствуя как щеки начинают гореть алым румянцем, и как розовая тонкая ткань оттягивается куда то в сторону, и в зоне моего декольте появляется твой любопытный нос. Щелчок, это мои пальцы коснулись твоего лба крепким щелбаном, а я гордо поправила грудь, платье на ней и развернулась в сторону раздевалки. – Дома, на стуле, где же ему еще быть? Ну все, пошли за елкой!
Но нет же, очередное платье в моих руках, очередной пинок в сторону примерочных, я лишь успела показать тебе язык и сморщить моську, задергивая за собой плотную ткань.
Моя возня с очередным нарядом длилась не так уж и долго, и признаюсь, это одеяние мне понравилось куда больше. Стою я такая, кручусь, любуюсь своей задницей в зеркале, замечая, что прибавила пару лишних кило, как за моей спиной звучит до боли знакомый голос.
Ну нет.
Мысленно молю я, надеясь что это поможет надоедливому голосу заткнуться и пропасть как минимум до следующего рабочего дня, но увы… Мира оказалась совершенно не плодом моего воображение, она реальна, и ее реплики со страстным придыханием все-таки заставили меня обернуться.
- И тебя с праздником, Мира! – Одариваю девушку ядовитой улыбкой, согласно кивая на ее первый вопрос. – Да, с ним, а ты с очередным любовником? Подбираете тебе наряд? – Я без особого энтузиазма вслушивалась в тихий голос своей коллеги, тоже заглядывая через стенку кабинки, намереваясь рассмотреть и ее наряд. А вдруг ее платье красивее моего? Надо попросить Реника, пусть найдет мне такое же, вкус Миры всегда и все хвалили.
- Да нет же, послушай меня, это важно. Я видела твоего парня с другой.
И только после фразы про доказательства, я перевела в сторону девушки заинтересованный взгляд. Вообще то, у нас с Реном был уговор, вернее я ему клятвенно обещала его больше не ревновать, не сомневаться и верить всеми правдами и не правдами, и до этого дня, знаете ли, я прекрасно справлялась с этой задачей, стараясь не кидаться на каждую встречную с кулаками, а лишь тихонечко бить со злости посуду в кухне, затем возвращаясь в объятия своего благоверного, гордая и довольная собой. Но тут, когда Мира копошится в своей сумочке в поисках телефона, я стала судорожно вспоминать, где вчера находился Эндрюс. Совершенно точно помню, что ночевала у него и смогла выгнать свою тушку за пределы его квартиры только к обеденному времени, договариваясь с ним о встрече на сегодня. Он собирался быть дома? Или отправился на очередную встречу по поводу открытия собственного бизнеса? Может, отправился гулять с Джеком? И почему такая важная информация вдруг вылетела из моей головы?
- У твоего подъезда? – вот в моих руках появился новенький айфон моей знакомой, я смотрю на экран, вижу фотографии Рендала с какой-то непонятной светловолосой девицей, которую я вижу в первый раз. Он обнимает ее за плечи, на следующем кадре целует ее, и я чуть не выронила аппарат из рук, чувствуя, как обида и злость наполняют меня изнутри.
- Эй, он же новый, не урони! – Мира вовремя выхватывает у меня телефон, а я, я хватаю ее за руку, выводя из примерочной и уверенным шагом топая в сторону Эндрюса. Ему придется ответить, объяснить мне, что это за фотографии, что это за девица, что здесь вообще происходит?
- Рендал Эндрюс! – громко, на весь бутик, уверенным и твердым голосом произношу я, словно собираюсь отчитывать маленького ребенка, за то что он нарисовал фломастерами на стене.
Вырываю из рук мужчины журнал, швыряя его под ноги, на секунду замираю, терроризируя мужчину испепеляющим взглядом.
- Ты ничего не хочешь мне сказать, нет? Где ты был вчера вечером? – внимательно слушаю его слова, не давай подняться с кресла, нет, никуда ты не пойдешь, пока не ответишь на все мои вопросы. – Неужели? А Мира видела тебя у своего дома, да? Дай сюда телефон! Блять, дай, я его не разобью!
Коллега ни на шутку испугалась, наверное, она первый раз видела меня в таком взбешенном состоянии, но вот уходить не спешила, буквально насыщаясь нашей ссорой, запоминая каждое слово, чтобы завтра, ну или когда ей там на работу, передать девчонкам. Вырываю из ее рук мобильник, суя экран Рэму под нос.
- Кто эта девушка? Только не говори – просто приятельница или знакомая, какого хрена ты ее обнимаешь? Рен, вы тут целуетесь? – будто я собственными глазами не вижу, что целуются. Глазками хлоп-хлоп, опять смотрю на фотку, пытаясь убедиться, что это не фотошоп. Но нет, фоток много, еще и видео, и я яростно кидаю телефон на колени Эндрюсу. – Ты же говорил, что не изменяешь мне! И не нужны мне от тебя никакие платья, понял? Подари их своей блондиночке! – и я забираюсь руками за спину, намереваясь стянуть с себя наряд прямо здесь, а потом обиженно швырнуть его Рену прямо в лицо! Как в кино!

+1

7

После того, как я вдохнул аромат натертой странички, казалось, что ничего уже не выведет меня из состояния равновесия. Решительно захлопнув «Bazar» и отложив его на тумбочку, я принялся разглядывать продавцов, редких посетителей и изредка кидал свой взор на окно, за которым падал мокрый снег. Зима в США такая не настоящая, или мне просто так казалось. Ни мороза тебе, ни варежек и шапок ушанок, ни поездок на санях. Вот в Петербурге я видел, как в центре города в ледяном городке детей катали на собаках – больших, сильных, статный красивых черно-белых лайках. С одной стороны мне было жалко собак, чью силу нагло эксплуатируют люди, но с другой, казалось, мохнатые были вовсе не против поносится по снегу, да и детям было весело. Я в свои детские годы такой забавы не видел, поэтому немного завидовал всем русским детишкам.
- Рэндал Эндрюс!  - Голос Рей, словно громовое эхо, разлетелся по магазину, от неожиданности я даже подпрыгнул, судорожно выискивая взглядом эту громкоголосую девицу. Что случилось? Платье не налезло или деньги на моей кредитке кончились? Впрочем, ни то, ни другое не давало ей повода так громко орать!
Журнал, каким то чудесным образом снова оказавшийся на моих коленях, полетел в сторону, я предпринял робкую попытку возмущения, выдавливая несвязное мычание:
- Эээ? – Рядом с Бруклин каким то чудом оказалась Мира, от чего моя речь стала еще более несвязной и возмущенной.
- Что такое случилось? – Я развожу руками, глядя то на одну девушку, то на другую. Где я вчера был? Дома я был, сходил в супермаркет, купил салат, сушеную рыбку, пиво… Пришел домой, посмотрел телевизор, посидел в интернете и лег спать, опечаленный тем, что Рей уехала ночевать к сестре и мне так и придется делить свою девушку с ее сестрой до конца ее дней, или наших дней, что вероятнее, так как Макс выглядела здоровой и живучей.
- Дома был, -  произношу почти одними губами, понимая, что звучит неубедительно, и повторяю снова, уже громче и тверже. – Да дома я был, а что? – Девушки начинают атаку. И лучше бы я не пытался вникнуть в их слова, потому что когда начал, то понял, что я был вчера вовсе не дома, а с какой то девушкой. Более того, вездесущая Мира меня засекла. Чудеса! Фантастика! Брависсимо! И когда я все успеваю? Ах да, я кое что упустил, вчера около 22:00 я (о Боже, нарушил государственную тайну) вынес мусор, может быть это тоже расценивается как измена?
- Что вы разорались, помолчите! – В ответ на это мне под нос суют дисплей новенького светлого айфона, и я лихорадочно пытаюсь разглядеть на трясущемся и прыгающем дисплее хоть что-то имеющее отношение к моей скромной персоне.
- Дай, сам посмотрю, - вырываю из ее рук аппарат, картинка, наконец, перестает плясать и я могу отчетливо видеть, что на ней изображено.
То, что я увидел было… шокирующим. Что сказать, когда видишь себя на фотографии, но совершенно точно знаешь, что это не ты? Точнее ты, но ты не был в это время, в этом месте и с этим человеком. Девушка была довольно полная, но почему то обтянула свою задницу короткой юбчонкой, напялила высокие сапоги на шпильке, а куртка едва прикрывала грудь, не то, что поясницу. Волосы у нее были пепельно-белого цвета, еще одна жертва косметологии и фаст-фуда. Я бы к такой «красавице» и на пушечный выстрел не подошел, но снимки говорили об обратном. Может, я лунатил во сне? Да нет, на улице не так темно, что за бред?
Джордан уже заходилась в истерике, а я не знал что ответить. «Это не я» - слишком глупо да? Но слова против воли слетают с моих уст.
- Рей, но это не я!
- Ага, это кот Базилио! – Хихикает Мира, подливая масла в огонь.
- Ой, молчи лучше, за умную сойдешь, - огрызаюсь я, на что сослуживица складывает губки бантиком и надувает их, словно лишенный конфеты ребенок.
Ситуация нелепая, я ничего не сделал, но мне было так стыдно, словно я действительно в чем то провинился. Я вскакиваю с кресла, хватая Рей за руку.
- Ну посмотри!  - Тыкаю пальцев в экран айфона, - Ты видела у меня такую одежду? Я не ношу такие спортивные куртки, ну то есть у меня их нет, можешь дома хоть все вверх дном перевернуть, не найдешь!
Если сейчас мы будем выяснять, как я оказался на этих фото, то Рождество точно будем справлять без елки, а мы еще даже утку не купили к столу, или кого там Рей хотела зажарить.
- Все, успокойся, - отдаю телефон Мире, беря Бруклин за руку. – На тех фото не я, как бы не было это странно, но не я. Я не собираюсь тебе ничего доказывать, мало ли в мире похожих людей. – Щелк! В голове заработал какой-то механизм. – Ты и сама говорила, что я похож на твоего брата вроде, говорила же? – легонько беру тебя за плечи, чтобы вывести из состояния ступора, в то время, как нас отвлекает голос консультанта:
- Так какое платье вы выбрали? – Сдается, наши драмы и почти кровопролитные разборки ее раздражали.
- Все запакуйте, что она мерила, - без особого энтузиазма бурчу в ответ девушке, и та с воодушевлением принимается собирать разбросанные по кушеткам тряпки.

+1

8

- Но Рей, это не я.
Ох, как бы мне сейчас хотелось верить в это оправдание, но обида и злость затуманили мне разум, и я отчаянно пыталась расстегнуть молнию на своем платье, делая неуверенные шаги в сторону раздевалок. Не знаю, наверное, если признаться честно, я верила, что могу Рендал не мог пойти мне на измену, но одновременно с этим я просто не могла найти объяснения тому, от куда у Миры на телефоне появились такие, совсем не похожие на фотошоп, фотографии.
Рома бы не стал, он не мог, ему просто не зачем, ведь у нас все хорошо, верно? Все же хорошо?
Не знаю, возможно, это я сама себя пыталась в этом убедить? Заставить поверить? Сомнения – мой вечный друг, ведь если бы я ни в чем не сомневалась, это бы уже была не я, но… В Рендале я была уверена, и когда он требовательно схватил меня за руку, заставляя остановиться, я покорно встала, виновато поднимая на него свой серебристый взгляд в ожидании того, что он скажет. Он ведь найдет нужные слова, верно? Все объяснит, расставит все по своим местам и у нас снова будет приторно сладкая и сахарная жизнь, которой мы оба наслаждались без конца и края.
Его палец указывает на экран мобильного, скользит по спортивным штанам, что на нем одеты, и я недовольно хмурю брови, пытаясь вспомнить такую одежду на своем мужчине.
- Нет, не видела. – виновато мямлю, хватая свободной рукой телефон, внимательнее вглядываясь в его экран, тайно надеясь, что сейчас вместо Эндрюса там окажется кто-то другой. Джек Остин, например, или вообще Тайлер, что наконец решил променять общество дешевой лапши на общество грузных и шлюховатых женщин. Но о вкусах не спорят!
Но нет, на экране на меня все так же удивленно смотрел Рендал, с непривычным шухером на голове, в непонятной одежде, и даже выражение его лица было каким-то чужим, незнакомым. Как все это странно и непонятно. А Рэм кричит, ругается мне прямо на ухо, от чего я отстраняюсь, возвращая мобильный Мире и отправляя в сторону мужчины разочарованный взгляд. Его слова заставили меня задуматься, но его нежелание что-то объяснять…  Знаете, это настораживало.
- Подождите, я переоденусь в свое.
И пока консультант носилась по салону, собирая все те тряпки, что я успела померять, я вернулась в примерочную, стягивая с себя цветастое платье и облачаясь в свою одежду.
- А у тебя ест брат? – ох уж эта Мира, она жадно вдыхала воздух, и нетерпеливо топталась на месте, крепко сжимая в своих руках сумочку, пытаясь выпытать у меня очередную сплетню. – Я знала только о сестре, и что? Он правда так похож на Рендала? Тебе не кажется, что ваши отношения – это какая-то форма извращения? Копия твоего брата, и ты с ним гуляешь, целуешься, спишь? Может еще детей от него собралась рожать? А если они родственники? Это же приведет к уродствам, ну я читала…
И так далее и тому подобное. Я ничего не отвечала ей на это, уныло завязывая шнурки на кроссовках, наконец, поднимаясь во весь рост.
- Слушай, ты меня уже достала. – отбираю у нее телефон, удаляя все фотографии с лже-Рендалом, что у нее были. Коллега обиженно ноет, но не решается отнять свой мобильный, помнит еще, как однажды лишилась своих шикарных кудрей всего лишь после одного чика ножницами. – Где, ты говоришь, его видела?
- У своего подъезда, на гринстрит, будете проходить мимо, заезжайте в гости. – только получив обратно в руки свою технику, шатенка лучезарно улыбнулась, поправляя свое декольте и кидая в сторону моего платья хищный взгляд. – ты его берешь?
- Да, беру! И вот это тоже. – хватаю с вешалки еще какое то платье, я не была даже уверенна о том, что его меряла, но обида за его нежелание доступно что то объяснять все еще полыхала алым костром в груди.
Именно так я и вернулась к кассам, держа перед собой еще ворох из разных нарядов.
- И сережки вот эти хочу. – И ничего, что уши у меня не проколоты, пусть покупает, молчаливый засранец. – А тебе я прихватила вот это. – из всей кучи, что я притащила, вытягиваю голубые труселя с ромашками, не позволяя Рену даже шанса вырвать их из рук и выкинуть прочь. – Нет уж, теперь всю одежду тебе будем покупать вместе. Чтобы я знала весь твой гардероб досконально. И больше таких ситуаций не было.
Покупки оплачены и уже были упакованы и спрятаны в багажник, Рендал уже крутил баранку в сторону китайского квартальчика, а я задумчиво кусала губы, размышляя над словами Миры. Радио тихо играло рождественские песни, на дорогах было пусто, и я, открыв окно и закурив, решила поднять тему, что сейчас меня так тревожила.
- Ты тоже считаешь, что это извращение? Ну, что ты так похож на моего брата, а я с тобой… - пауза, щеки горят алым румянцем, мне стыдно даже думать о таком, не то что говорить. – Ну ты меня понял. Почему вы так похожи… У тебя точно нету братьев? Может твои родители держали его от тебя в секрете? Хотя он младше тебя на три года, но все равно…  Ох нет, я извращенка?

0

9

Почему-то никто никогда не задумывался, а кто дарит подарки Санта-Клаусу?


- Серьги то тебе зачем?
– если мне не изменяла память, то уши у тебя не проколоты, мне, конечно, не жалко, хоть три пары. Так мы и стояли у кассы, кидая друг на друга взгляды, полные экспрессии и непонимания. Мне показалось даже странным то, что ты так быстро отступила и приняла мою версию похожести на брата. Я никогда его не видел, но зуб даю, что на тех фотографиях был я, правда лет пять так назад, но все же я. И такие ужасные безвкусные спортивные штаны я бы тоже не нацепил, но лицо… Лицо было мое. По спине пробежали неприятные мурашки волнения. Какого это знать, что где-то в мире живет человек, похожий на тебя как две капли воды? Даже мой родной брат Джаспер не имел со мной ничего общего, разве что кроме высокого роста и скверного характера.  Не успел я проанализировать, зачем тебе целая куча одежды, как ты ловко выудила и потрясла перед моим носом голубыми трусами в цветочек, тут же пряча свою находку среди платьев. Я уже было протянул руку, чтобы отобрать это чудотворение швейной фабрики, как ты отвернулась от меня, заявляя, что нет, трусишки идут с нами домой. Ладно, оплатим и их, подарю Остину на Новый Год, и на подарке сэкономлю, и носить не придется, а этому пройдохе такой орнамент в самый раз.
Протягиваю пластиковую карту, кассирша недовольно берет у меня ее, проводя магнитной стороной по кассовому аппарату. Кажется, за нами столпилась очередь, а девушка-консультант, стоявшая тут же, складывала наши покупки в пакеты тщательно и очень медленно, так как для каждого платья подразумевался свой фирменный пакет с брендом. Я облокотился на стол, обращаясь к девушке:
- А нельзя ли побыстрее?
- Конечно, конечно, - залепетала та, стараясь упаковывать быстрее, от чего пакеты в ее руках путались, а платья не желали складываться аккуратно.
Наконец, мы вырвались из этого душного помещения и, закинув покупки на заднее сиденье машины, тронулись с места. Я посмотрел на часы, затем на тебя:  ты, спустив окно, курила, вызывая у меня приступы дикого кашля, и выглядела необыкновенно серьезной.
-  Ты же бросила? – Бросаю на тебя изумленный взгляд, наблюдая за тем, как ты стряхиваешь пепел в никуда.
Мой вопрос остался без ответа, очевидно тебя что-то тревожило.  Может быть, где взять елку или успеешь ли ты приготовить праздничный ужин? Ты первая нарушила молчания, позволяя своим волнениям вырваться:
- Ну, - я немного замялся, не представляю, чтобы я мог встречаться с девушкой, которая как две капли воды похожа на Мелоди. – Не знаю, я не считаю это извращением, потому что мы не родственники. А он что, твой родной брат? – Ну это чисто гипотетически, вдруг он каким то боком и мой брат тоже. – У меня есть брат, - блин, я же забыл рассказать тебе о том, что там, на Тахо, я встретил Джаспера. Тогда с этим убийством и твоей якобы причастностью все закрутилось, а потом я и сам забыл. – У меня есть брат, мы не виделись много лет, а тут внезапно пересеклись, и нет, он на меня не похож, да и отношения мы давно уже никакие не поддерживаем. Если хочешь, покажу дома фотографию. А тот парень… да, он и правда на меня похож, но мне почему-то совсем не любопытно, ну мало ли в мире похожих людей? Может быть он мой дальний родственник… Скажем внук троюродной бабушки моей бабки, кто знает? – Пожимаю плечами. Мне правда все равно, это был не я и точка, не хотелось бы мне лицом к лицу встретится со своим двойником, это как-то глупо, непонятно, что в такой ситуации делать. Я уже не в том возрасте, чтобы как в советском «Электронике» подсылать своего клона вместо себя на уроки.  – Кто младше меня на три года? – Я оторопел. – Рей, в какой тайне? В нашей семье было четверо детей:  Жася, я, Мелоди и Эмили, младшая сестра погибла. Ну моя мать же не свиноматка какая, - хотя после четырех детей уже нет особой разницы. – Тем более , что мои предки в США никогда не были, они даже по-английски не говорят, наверно. Или говорят… Не важно. Приедем к ним и спросим, и про брата твоего тоже спросим, хорошо? Может хоть фотки его найдешь, чтобы нас не посчитали чокнутыми, - не смотря на то, что мне вроде как было все равно, тема вызвала живой интерес.
- Так, ладно, - забудем о псевдо-брате и вернемся к проблемам насущным, - Нам же все таки нужна елка? Думаешь, продавщица врала и в нашем районе уже не найти? – сворачиваю в сторону дома и останавливаюсь около местного небольшого рынка. Продавцов сегодня мало, небось решили устроить себе выходной и отметить праздник в кругу семьи, а не на работе. Около прилавка топтался пожилой мужчина, предлагая суматошным посетителям гирлянды и елочные игрушки.
- Покупаем! Не дорого! – Хватаю тебя за руку и мы направляемся прямиком к голосистому мужику.
- Здравствуйте, нам бы елочку, - перетаптываюсь на месте, надеясь, что в закромах у мужика хотя бы одна елочка да завалялась.
- Так а нету, - он развел руками, обводя прилавок. Еще позавчера женка последнюю продала, что же вы так поздно то! – Он укоризненно покачал головой. – Вы бы еще в восемь вечера пришли, вот молодежь какая!
Никогда не думал, что купить елку такая проблема, в России искусственную разве что первого-второго января не купишь, на счет живой не знаю, но в конце декабря продавали без проблем.
В том году я елку не ставил, не знал, что в Калифорнии с ними будет туго. Мужик, заметив мой понурый вид, выглянул из-за прилавка и подался к нам всем телом, улыбаясь беззубой улыбкой тебе.
- Ну вы не переживайте, езжайте в китайский квартал, там до десяти вечера работают ихние модные бутики, цены правда ломят ого-го, - Мужик нарисовал в воздухе руками башню до самой макушки. – Но вы вроде не бедные, если не жалко, так поторопитесь!
Нам ничего не оставалось, кроме как развернуться и ехать в Чайнатаун, смотреть на эти елки по драконовским ценам. Может, их стоимость все же преувеличена? А ведь я попросил Мелоди уже привезти игрушек, да и что за Рождество без елки то.

+1

10

Так мы и ехали, я не особо вслушивалась в тихое шебуршание приемника, провождая задумчивым взглядом мимо проезжающий транспорт. Настроение было каким-то унылым и совсем не праздничным, в голове крутились разные мысли, суматошные, скомканные и совсем непонятные, но через какое-то время я все-таки осмелилась задать свой вопрос, ведь если молча переживать о проблеме, она никогда не решится, верно?
Очередная затяжка, выпускаю из легких тонкую струйку серого густого дыма, медленно переводя взгляд серых глаз в сторону Рендала. Кажется, он не особо серьезно отнесся к моей проблеме, хотя его слова в тишине, которую до этого момента нарушал лишь шум мотора, звучали вполне убедительно.
- Смотря, в каком плане. Мы не кровные родственники, мы вместе выросли, думаю, этого уже достаточно для того, чтобы считать человека частью своей семьи? – какой-то слишком философский вопрос у меня получился, и я снова отвожу глаза в сторону окна, наблюдая за нарядными улочками, редкими прохожими, что недовольно перешептывались, и судя по всему, так же как и мы, слишком поздно спохватились и начали приготовления к столь священному и особенному празднику.
А все-таки интересно, где сейчас Алек? Что с ним происходит, наладил ли он свою жизнь? Занимается ли все еще боксом? Как мы с Макс допустили это? Как мы с ней смогли потерять, отпустить и прекратить общение с настолько близким нам обеим человеком? Было ли мне сейчас стыдно? Весьма. Мое взволнованное и тихое дыхание заполнило салон черного Бентли, интересно, сколько этот автомобиль уже с нами натерпелся, свидетелем скольких драм он стал?
- Рен, ну как так? Ты сам видел фотографии, и я бы ни за что и никогда не поверила, что это не ты, если бы не знала Алека, не видела его в лицо, не жила с ним столько лет бок о бок. Еще когда мы только познакомились, я думала, что ты это он. Как ты этого не понимаешь? Да блин, не бывает настолько похожих людей, посторонних и чужих. Это какая-то мистика. У него такие же карие глаза, русые волосы, даже форма ушей и губ. – я действительно не понимала, как такая информация, такое открытие может оставить Рому до такой степени спокойным и равнодушным. Неужели его ни капли не интересует, почему посторонний человек настолько сильно на него похож? Сейчас, эти факты, эта странная и запутанная история заставила меня совершенно забыть о своих других проблемах и комплексах, например, о том, как я смогла позволить встречаться и любить человека, настолько сильно похожего на своего родного брата. Наверняка, это можно назвать извращением, и кажется, даже сама Макс пару раз ласково называла меня так, но ведь сердцу не прикажешь, верно? И если мне с Эндрюсом хорошо и комфортно, имеет ли значение то, что возможно, чисто гипотетически, что он и Алек – родные братья.
- Алек младше тебя на три года. – спокойно повторяю я, даже не предполагая, что дальше меня ждет весьма пылкий и жаркий диалог. – Ну я от куда знаю как? Ты сам не раз говорил, что в вашей семье весьма странные отношения, и родители у тебя странные, вдруг такой вариант вполне возможен? – но увидев выражение твоего лица, я решила замолчать, тут же крепко сжимая губы и опуская виноватый взгляд пепельных глаз себе на руки. – Хорошо, да, у меня дома есть пару его фотографий, мы покажем их, да? – хотелось сказать тебе спасибо, спасибо за то, что попытался отнестись к этому серьезно, даже не смотря на то, что такая теория выглядит со стороны весьма сомнительной. Но ведь за спрос нас не отправят на висельницу, верно?
А мы тем временем успели добраться до нашего района, Рендал свернул в сторону рынка, и я шустро выбралась из автомобиля, дожидаясь своего мужчину и хватая его за руку. Всегда, стоило было нам отправиться на какую-нибудь ярмарку или базар, я испуганно держалась за Рому, словно многочисленный поток незнакомых людей сможет нас разлучить, и я, нелепая и невнимательная овца, затеряюсь в толпе.
Мы добрались до первых палаток, Эндрюс задает волнующий нас вопрос и мы получаем весьма резкий, полный сарказма и издевки ответ.
- Блин, я так и знала. Ну почему мы не поехали за елкой вчера? Может все-таки вариант с рубкой центрального парка станет актуальным? Я бы тебя посторожила, ну? Не факт, что и в китайском квартале есть елочки. Ты вообще представляешь это дерево на их прилавках? Я нет. Может быть только маленькую, карликовую, обложенную камушками и с декоративным фонтанчиком рядом. – в воздухе изображаю керамическую фигурку, что пожарила Мире на Рождество, ловко отнимая у Рена ключики и забираясь на сиденье водителя.
- Моя очередь. Не урчи, я не буду смотреть на тебя, чтобы не отвлекаться. Только я и дорога. Дорога и я. Мы – единое целое, и ты не помешаешь нашему роману. – С дельным лицом и серьезным видом провожу ладонями по кожаной обивке руля, пара секунд, и я трогая машину в нужную нам сторону.
Вообще-то, я никогда не особо любила этот китайский квартальчик, он всегда мне казался жутким и пугающим, да и пахнет там как-то странно: пряностями и благовониями, от которых я чихаю каждые пару минут. Наверное, единственное, ради чего его стоит посещать – это многочисленные ресторанчики японской и китайской кухни, но так как я не была любителем таких угощений, наши поездки сюда были тоже крайне редкими.
Мы не добрались до района буквально пару кварталов, как я резко нажала на тормоза, указывая куда-то в сторону.
- Рен, Рендал, ну смотри же! – тычу пальцем в лобовое стекло, указывая на маленький, едва заметный среди ярких витрин и прилавков магазин. И нет, меня интересовал совершенно не он, а то, что стояло у него на крыльце. Небольшая аккуратная елочка, нижние ветви которой были немного помятыми, но если их убрать, то можно было вернуть деревцу благородный вид. На ней висели пару шариков, рядом валялась мишура, и я радостно захлопала в ладоши, радуясь своей такой неожиданной находке.
Минута, и я уже выскочила из машины, пропуская мимо ушей все доводы Рендала о том, что может лучше пойти и купить свою? Зачем? Брушлин Джордан – борец за экономию! И если кто-то не воспользовался этим замечательным деревцем, им воспользуюсь я!
Моя рука уже тянется к стволу, притягиваю к себе елочку, делаю шаг в сторону бентли, гордая собой, как кто-то с силой хватает меня за плечо и я уже беспомощно болтаю ножками в воздухе.
- Ты хотела украсть мою елку! Я увидел ее первой! Она моя! – испуганно поворачиваю голову в сторону голоса, наблюдая перед собой огромного, двухметрового здоровенного мужика. Его вид был угрожающим, но я лишь сильнее прижала к груди свою находку.
- Ну уж нет, я первая ее схватила, ищи себе другую елку! – интересно, в Сакраменто не мы такие одни идиоты, что ищут елку уже в разгар Рождества?

+1

11

Если вы хотите
отпраздновать Рождество так, как не праздновали
никогда раньше, попробуйте закопать труп.

- Да,  обязательно покажем, -  легкий кивок головы в ответ на твое предложение. Я не знаю, почему этот животрепещущий вопрос, казалось бы, почти не волновал меня. Дальше наш разговор снова вернулся к проблеме насущной – где взять елку. Я пожал плечами, глядя в окно:
- Это самый большой рынок в городе, там не только китайский веер и благовония можно купить, почти все товары европейские, раз люди говорят, что там есть елка, значит она там есть. И нет, - смотрю на тебя с укором в янтарных глазах, сжимая губы, - мы не будем заниматься вандализмом.
Но тут же мое выражение лица смягчается и на лице появляется улыбка. – Не переживай, не останемся без елки, если что, нарядим тебя и поставим в центре гостиной. Кстати, ты сказала Тайлеру, чтобы он привез игрушек? У меня ничего нет, я и елку то не наряжал уже сто лет, - ну не сто, конечно, но года два-три, с тех пор, как перебрался в США, не отмечал Рождество по-челочески, всегда спешка, дела, встречи, а когда обернусь и посмотрю, что на календаре уже пятое января – поздно елку доставать.
Беспрекословно уступаю тебе место за рулем, ведь если ты будешь ехать осторожно и под моим наблюдением, ничего страшного не случиться, верно?
В салоне пахнет лимонным освежителем и зимней новой резиной, еще немного бензином и самую толику твоим ароматным парфюмом. Я протягиваю руку к бардачку, чтобы вытащить из него диски и повертеть их в своих руках, люблю чем-то их занимать, чем угодно, лишь бы не сидеть просто так, без дела.
- Смотри, - обращаюсь к тебе, убедившись, что движение на дороге практически нулевое, и если ты отвлечешься на пару секунд, мы никуда не врежемся.
- У меня есть «Scorpions», включить? – Не дожидаясь ответа, вставляю тонкий блестящий диск в стерео,  по салону разливается нежная мелодия «Wind of change»,  а мы продолжаем мчаться по скользкой мостовой, наблюдая за тем, как редкие , мокрые снежинки падают на лобовое стекло и тут же таят.
- Помнишь, как ты ударила меня тогда в клубе? – Беру тебя за свободную руку, но нет бы насладиться романтичным моментом, ты буквально подпрыгиваешь на сидении, указывая своим тонким пальчиком на крыльцо магазина. На самой верхней ступни, около двери, стояла елочка – маленькая, аккуратная, только ветки ее были немного помяты.
- Нет! Нет и еще раз нет! – Но разве сегодня случилось что-то экстраординарное, такое, с чего бы ты вдруг начала меня слушаться? – Тут ехать пять минут, давай, купим нормальную? – Но нет же, ты словно торнадо, неслась в сторону лавки, чтобы похитить чужое имущество. И вот я уже увидел, как к тебе осторожно со спины подкрадывается мужик, обхватывает за плечи и начинает тащить добычу в свою сторону, придавай пушистым верхним веточкам более скромный и ободранный вид.
- Отдай елку, стерва! – Его резкий бас врезается в твою голову, ты выкручиваешься, упрямо защищая почти нашу ель. Меня в это время разрывает неудержимый смех, и, взявшись одной рукой за руль, я продолжаю хохотать и держаться за него, чтобы не свалится на пол.
И все бы весело и хорошо, если бы конкурент не начал грубо хватать тебя за запястья, громко матерясь. Мужчина замахнулся, толкая тебя в грудь и вырывая елку. От мощи его силы ты, такая маленькая и беззащитная перед этим амбалом, тут  же полетела пятой точкой на асфальт. Я моментально вскочил, чуть не ударяясь затылком о верхнюю раму дверей, подлетая к тебе и протягивая руку. Мужик с ободранной елкой уже семенил в строну ближайшего поворота.
- Отдай нашу елку, - хватаю с земли камень и совершаю весьма необдуманный поступок: запуская булыжник в умника. Раздался глухой стук, мое сердце бешено заколотилось, я обнял тебя за плечи, глядя на обмякшее тело, мешком рухнувшее на землю. – Вот черт, - еще пара секунд, и мы оба сидим на корточках около незнакомца – ты подтягиваешь елку к себе, а я щупаю пульс. – Его нет. – Твой непонимающий взгляд  в мои янтарные. – Пульса нет. – Влипли так в липли в канун Рождества. Я оглянулся, вокруг не было не души, еще бы, время плавно близится к вечеру и все горожане озабочены совсем иными проблемами, нежели драка за елку.
- Думаешь, нас кто-то видел? – По телу пробегает мелкая дрожь. Значит ли это то, что праздник для нас на сегодня отменяется или мы просто спрячем тело, подотрем улики и сделаем вид, что нас тут не было.
- Иди отгони машину подальше, пока кто-то не проехал и не запомнил номера. Ну, живее же, - подгоняю тебя легким шлепком по попе, все еще продолжая сидеть около свежего трупа. Какие эмоции я испытывал? Шок и полное непонимание того, что сейчас собственными руками, на глазах у своей девушки я убил человека. Или может не убил? Еще раз прикасаюсь к артерии на шее. Пульса нет – звучит как приговор.

Отредактировано Randal Andrews (2013-01-16 22:08:56)

+1

12

Мы не так уж долго играли в игру «тяни-толкай», я упрямо не желала отдавать свою елку непонятному мужику, а этот самый непонятный мужик, в свою очередь, так же не собирался сдаваться. Он сыпал проклятиями и яростно матерился, я сквернословила в ответ, упираясь ногами в его округлый и весьма упругий животик, знаете, как у беременных женщин, но я то знала, что под одеяниями и кожей скрывается совсем не милый и очаровательный ребенок, о нет, в этом животе мужчина прятал свой многолетний опыт в употреблении светлого пива.
- Да блядь, убери свои руки, ненормальная! – самая приличная фраза из тех, что вылетела из его рта, и я чувствую, как лечу в сторону ближайшего мусорного бака. А костлявой задницей на твердый и холодный асфальт, это, знаете ли, больно. Я обиженно насупилась, намереваясь тут же вскочить с места и не отпускать засранца без яростной мести, но адская боль в копчике не позволяла сделать мне ни одного лишнего движения.
И тут рядом, словно супермен, герой, который всегда и всюду появляется вовремя, передо мной возникает Рендал и протягивает руку, помогая подняться, вернее, просто встряхивая меня и заставляя твердо встать на землю.
- Рен, мне больно. – И чихать я хотела на эту злосчастную елку, к черту ее, сейчас мне нужна была консультация травматолога, ибо ощущения в заднице ( как это звучит, а!?) были не самыми приятными. – Ром, я кажется сломала копчик…
Но кажется, моего молодого человека это сейчас мало волновало. Я перевожу на него взволнованный взгляд, держась за ударенное место и с ужасом замечая, как маленький камушек стремительно летит из его рук в сторону моего обидчика. Мгновение, всего лишь мгновение, и мужчина рухнул на землю. Елочка покатилась на проезжую часть, которая, на удивление, была пустой, и кроме нашей машины, на ней не было никого.
И молчание, трепетная, взволнованная пауза, и мы оба лишь растерянно хлопаем ресницами. Даже боль отступила, и я рванула к незнакомцу, пытаясь нагнуться и проверить пульс. Слава небесам, Эндрюсу удалось сделать это раньше меня.
- Как нет пульса? Ты точно там смотришь? – нет, ну в нашей паре все-таки медик я, и вполне возможно, что мой мужчина просто не там пытается отыскать сонную артерию. Но Рома лишь отрицательно кивает головой, и в его серьезном взгляде я вижу не самый позитивный вердикт. Незнакомец мертв, а это значит…
Шлепок по заднице заставляет меня взвыть от боли, из глаз полились слезы, и я кинула на Эндрюса яростный взгляд.
- Рен, мне больно, я же сказала, у меня наверное перелом, я не смогу сесть за руль. – а это значит, что отгонять машину подальше придется самому оленику. – Иди, я оттащу его, давай-давай, я в больнице и не таких таскала.
И вот, Эндрюс быстро семенил в сторону Бентли, а я растерянно топталась рядом с трупом, и в голове не было ни одной разумной и логичной мысли. Кажется, осознание того, что мой молодой только что убил человека, до сих пор не пришло, и я думала только лишь о том, что не должна допустить того, чтобы Рена поймали копы. Нет, нельзя, мы спрячем труп, разрежем его на маленькие кусочки, скормим собакам, ну или, приготовим котлеты и раздадим бедным.
В голову лез непонятный бред, и попытавшись хоть как то отвлечься, я, сжав посильнее зубы, нагнулась к парню, хватая его под плечи и притягивая на себя. С затылка бедолаги тонкой струйкой текла кровь, оставляя следы на моей кофте, но я, казалось, совсем этого не замечала, медленно но верно пятясь назад, молясь, чтобы Рендал поскорее управился с машиной и пришел помогать мне.
Итак, прошло немного времени, мы оба стояли в каком то переулке за огромным железным мусорным баком, и задумчивым взглядом смотрели на убитого, случайно убитого мужчину.
- Может позвонить Шерон? Или знаешь, у меня есть один знакомый священник-химик, можно заказать у него бак с серной кислотой. – пытаюсь выпрямиться, потирая копчик и переводя расстроенный взгляд серых пепельных глаз на своего мужчину. – Мне жаль… - ну да, я полагала, что если бы не я, ничего бы этого не произошло. Если бы, вместо того, чтобы поехать в сторону китайского рынка, я выскочила из машины, соблазнившись легкой добычей. А теперь, теперь на руках Рендала кровь невинного человека, и я понимала, что никакие слова не помогут ему смириться с этим. – Это произошло случайно, ты не виноват. – Пару шагов в его сторону, и я хватаюсь ладошками за ворот теплой куртки Рэма, заглядывая в его обеспокоенные карие глаза. – Почему ты тогда в клубе поцеловал меня?
Внезапный вопрос не в тему, и я тут же трясу головой, пытаясь прийти в себя и вернуть мысли в нужное русло.
- Надо забрать у него деньги и ценные вещи. Сделаем вид, что это было ограбление? Надо стереть отпечатки. Шерон еще меня чему-то учила, блин, я не знаю что делать. У меня есть спиртовые салфетки, у Хантера украла. – и роюсь в карманах в поисках тех самых салфеток, вручая их в ладони Эндрюса.

+2

13

В воздухе по прежнему витал запах Рождества, но до меня начала доходить серьезность происходящего. В груди появилось неприятное щемящее чувство,  когда я пришел к осознанию того, что только что лишил человека жизни. Пусть не намеренно, это не оправдание. А вот если бы кто-то по неосторожности за промах, не одобряемое поведение или неугодный цвет юбки  убил Рей? Убил. Жил себе человек, со своими недостатками, огрехами, семейными радостями, мнениями и принципами, а теперь только теплое тело, на которое падают мокрые снежинки и тут же тают. Что меня шарахнуло по голове, когда я спокойно отцепился от мужчины, направляясь в сторону машины, методично усаживаясь на водительское и заводя мотор. Неужели в кой то веки моя женщина выполняет в нашем тандеме функию мудрого и логично размышляющего человека? В нос ударил запах бензина, автомобиль подскочил и мерно покатился по дороге. Я отъехал совсем недалеко, буквально метров тридцать, бросая «Бентли» около цветочного магазина «Джорджия».  Праздник почти наступил на пятки, елку взять негде, зато можно до девяти часов купить букет роз, во всяком случае так гласила вывеска.
Закусив губу, я положил руки на руль и задумался. Мне не хотелось возвращаться к тому проклятому крыльцу, с которого еще пару минут назад с довольной ухмылкой Джордан намеревалась утащить дерево.  Сколько я просидел в теплом, даже душном салоне машины я не знаю, казалось, что вечность, на самом деле не прошло и десяти минут. Как я могу сейчас медлить? Не ровен час нагрянет полиция, и страшно представить, что тогда может случиться.  Город, ставший на это время серым и обесточенным снова зажил, я заметил, что в «Джорджию» заходят посетители, а движение на шоссе оживилось и каждые несколько секунд мимо меня то и дело пролетали машины.
Хлопнув дверью, я выскочил из автомобиля, направляясь в ту сторону, где меня ждала Рей. Сначала я просто быстро шел, засунув руку в карманы, но почти сразу сорвался на бег. Улица здесь была все так же пустынна, никого кроме нас и только ветер свистит в подворотне.  Теперь мне казалось, что каждый кубический метр пропитан запахом убийства. Я совершил преступление, пусть и не первый раз за всю свою короткую жизнь, но на глазах у своей девушки. С тех пор, как я вернулся, я не обронил не слова, лишь хватая мужика за предплечье и помогая оттащить его в сторону мусорных баков.
- Священник? – Вторил я ее словам, потому что все, что сейчас вылетало из ее уст, казалось мне неслыханным бредом.  – Мне тоже. – Мы оба врем. Нам не было жаль этого мужчину, скорее мы сожалели, что оказались здесь, сейчас и что именно мы совершили убийство.
Не виноват? Смешно. А кто виноват? Он виноват? Или Бруклин? Или елка, которая теперь сиротливо валялась на асфальте около входа в неприметную лавку.
Я не знал, что делать. Если сейчас мы спрячем тело в куче мусора, до нового года его все равно найдут, снимут отпечатки пальцев и поймают нас. Тело нужно уничтожить. Иногда я сам поражаюсь, насколько циничным и расчетливым могу быть, и какой монстр сидит внутри и точит меня. Может быть, мы зря отогнали машину? Стоило упаковать труп в багажник, отвезти в лес и закапать там. Или скинуть в озеро, а здесь… Что с ним делать чуть ли не в центре города. Бросить?
- И да, Шэрон об этом говорить не нужно, - надеюсь, моя женщина не конченная овца и кое какие расчеты в своей голове может произвести.
- Потому что захотел, - очередной ответ не впопад, взгляд куда-то в даль, на потрепанную и брошенную елку. Может быть мы ее все таки заберем, она досталась нам ценой человеческой жизни.
Джордан я как всегда недооценил, потому что она со смаком. Отчетливо произнося каждое слово уже излагала свой план: это будет ограбление. И как я сразу не догадался? Настроение становится выше на октаву, потому что я чуть было не издал радостный крик о том, какая она у меня умная и замечательная, принимая в руки салфетки. Она меня не винит – словно камень с плеч упал. Ее отношение к этому – самое важное. Это не значит, что вместе с грязью и кровью я сотру из памяти этот час, но мне будет легче и проще. А за столом я постараюсь вести себя непринужденно. Месяц бессонных ночей в ожидании того, нагрянет ли в дом полиция, а потом все будет как обычно. Что мы будем говорить своим детям, после того, как прочитаем очередную сказку о добре и спросим мораль? Все родители врут своим детям. Сейчас я в своей голове поставил еще одну незримую галочку – у нас когда-нибудь будут дети, и мы как и все родители будем им врать.
Наклоняюсь, обшаривая карманы мужчины, доставая бумажник с деньгами и документами на имя некоего Стивена Чбоски, сорок два года. Прячу находку себе в карман, ловко снимаю с его толстого запястья фирменные часы, а Рей достает из задних карманов джинсов какое-то мелкое барахло, резинки для денег, монетки.
Оба вытираем руки влажными салфетками, которые я с силой сжимал в правом кулаке.
- Есть идея. – Гляжу на стоящую неподалеку пустую потертую иномарку. – Ты откроешь ее, - указательный жест в сторону тачки, - Мы запихнем туда тело, подожжем машину, спишут на несчастный случай. Вот бы по счастливому стечению обстоятельств это была его машина, - размечтался. Идея казалась мне хорошей, поэтому я снова подхватил еще теплое тело, кивая Рей на дорогу. – Не трогай его. Потом сходим в травмпункт, копчик не шутки. – И хотел бы я, чтобы мой тон звучал как подбадривающий и успокаивающий, но получилось с легким налетом зла.

Отредактировано Randal Andrews (2013-01-25 20:25:35)

+1

14

Сейчас мне почему-то вспомнилось Тахо. Да-да, именно та наша не самая удачная поезда, после которой заставить Рендала отдыхать на природе казалось просто невыполнимой задачей. Хотя знаете, тогда, конечно, произошло и много хорошего, но сейчас, где то в глубине души, там, в груди я ощущала тревожное чувство, словно кто-то сжал мое сердце в кулак. Я прекрасно понимала, что сейчас чувствует мой мужчина, я видела тревогу в его глазах, ощущала кожей то, как его словно вырвали из обычного русла нашей жизни, серой, спокойной и так нас обоих устраивавшей. А что теперь нас ждет? Что ожидает нас в будущем?
Конечно, я старалась трезво оценивать ситуацию, ведь сейчас, чудом, я вдруг оказалась более вменяемой, более рассудительной, чем он. Это странно, это меня пугало, и я лишь сильнее сжала руки в кулаки, прикусывая нижнюю губу и пытаясь пересилить боль, закопать волнение поглубже, скрыть свои страхи и держаться молодцом. Рену не нужна еще одна истерика, тем более в моем лице. Я должна поддержать его, верно? Как когда-то поддержал меня он, когда я, полная отчаяния и ненависти к себе, просто не знала как жить дальше, как простить себе этот страшный грех.
И я делаю пару шагов к нему на встречу, осторожно касаюсь ладонями его лица, буквально заставляя его наклониться ко мне, посмотреть в глаза,  не просто перевести взгляд, а действительно увидеть меня, услышать и почувствовать.
- Я с тобой, слышишь? – кончики пальцев касаются его темных волос, я провожу тонкую линию от виска к мочке уха, касаясь холодными губами его подбородка. Что нужно сказать человеку, чтобы успокоить его? А если он только что совершил убийство? Вам не подскажет ни один психолог, ни одна умная книжка, никто. И даже то, что я не смотря ни на что, все так же сильно люблю Эндрюса, все так же хочу и желаю связать с ним всю свою жизнь, даже это вряд ли заставит его переживать меньше. – Все будет хорошо, мы справимся.
Твердый металлический взгляд. Сухой, возможно даже через чур холодный и расчетливый. Наверное, сейчас я совсем была на себя не похожа. Строгая, молчаливая, уверенная в каждом своем следующем шаге, серьезно настроенная на то, чтобы все исправить. Мы наклоняемся к мужчине, судорожно сгребая из его карманов все ценные вещи, я стягиваю с его толстых окоченевших пальцев кольца, обручального среди них не было, что заставило меня лишь расслабленно выдохнуть.
Стараюсь не думать об этом, не смотреть в документы незнакомого мне мужчины, я не хочу знать его имени, не хочу знать о его жизни ничего, не хочу, чтобы темными ночами он приходил ко мне во сне и заставлял меня испытывать муки совести.
Знаете, кого я действительно считала виноватым? Себя, только себя, и больше никого. Не этого амбала, что полез отнимать у меня елку, ни Рому, что по случайности попал камнем в висок, оба они были всего лишь жертвами моего как обычно необдуманного поведения. Сказать об этом Рендалу? Нет, лучше не говорить ничего, лучше молчать, пытаясь сохранить невозмутимый вид, но нижняя губа предательски тряслась а крестец ныл каждый раз, когда я вновь и вновь нагибалась к мужчине, чтобы стереть с его кожи наши отпечатки.
- Открыть машину? – я не сразу поняла, что от меня хочет Рендал, виновато переводя взгляд в сторону серенькой хонды старого образца. Озадаченно хлопаю ресницами, затем согласно киваю головой, проводя ладонью по плечам мужчины, в очередной раз пытаясь дать ему понять, что все будет хорошо. Хотя наверное сейчас мне самой нужна была поддержка не меньше, чем ему. Я как была эгоисткой, так ей и осталась.
Мчусь в сторону машины, по пути роясь у себя в карманах в поисках чего-нибудь, что поможет открыть мне ее двери. Пара монеток, резинка для денег, которой я обычно завязывала волосы, пар бумажек и канцелярская скрепка. Всегда была жуткой маньячкой на канцелярские принадлежности, наверное, именно поэтому, проблемы в том, чтобы открыть чужой автомобиль, почти никогда не возникало. А вообще-то… Вообще-то я очень давно этим не занималась.
Стоило нам с Рендалом начать настоящие отношения, еще тогда, жарким солнечным летом, моя темная жизнь, жизнь девушки, которая спокойно могла украсть кошелек у проходящей мимо женщины из сумки, она резко прекратилось. Воровство, кражи, хулиганство. Все это казалось таким бессмысленным, серым и глупым. Мне совершенно не хотелось вновь опускаться до того уровня, в моей жизни появился Рендал, и я не думала, что однажды, нам вместе придется вновь столкнуться с трудностями уличной жизни. Я никогда никого не убивала, но сейчас, ковыряясь в замке потертого автомобиля, я тоже чувствовала себя причастной к тому, что случилось. Не так, я чувствовала, что это я вина всему этому.
Замок лязгнул, я резко открыла двери, оборачиваясь через плечо и давая Роме сигнал, чтобы он уже тащил мужчину сюда. Мимо проходили люди, кто то оборачивался, кто то беззаботно смеялся над нами, а кто-то ворчал вслух.
- Еще нет и полудня, а кто-то уже налакался как свинья! Священный праздник. – а я в ответ лишь виновато пожимаю плечами, помогая Эндрюсу устроить парня на заднем сидении. – Нам придется уехать от сюда, взорвать машину в центре города… Ну ты понимаешь. – и я пытаюсь сесть за руль, но адская боль заставляет меня буквально подскочить с места. Но Рен не умеет взламывать замки, не умеет заводить машину без помощи ключа… Скидываю со своих плеч куртку, тут же ощущая холод. Я всю жизнь прожила в Калифорнии, и даже жалкие -10 градусов казались для меня лютым холодом. Осторожно складываю ее на сидении, так, чтобы как можно больше обезболить себе предстоящую поездку. – Рен, возвращайся в Бентли? И езжай следом за мной. – Кто то же должен будет забрать меня от туда? Как то нам придется от туда выбираться.
И так я остаюсь одна, устроившись на водительском сидении и ковыряясь в проводочках. В бардачке хонды я уже нашла упаковку аспирина с лимонным вкусом и яростно разжевывала таблетку за таблеткой. Радио не работало, заставляя меня мучаться, клацать зубами, греметь и тяжело дышать, в яростных попытках перекрикнуть свои мысли. Руки дрожали, но я все же нажимаю на педаль газа и трогаюсь с места.
Мы отправились в один из самых неблагополучных районов города, мы добрались до места минут за тридцать-двадцать, не более. За это время каждый из нас двоих смог сделать для себя какие-то выводы, хорошие или плохие, не важно. Когда дело уже сделано, нету смысла рассуждать на тему, а что было бы, если бы я поступила иначе?
Срываюсь с места, выбираясь из автомобиля, и вновь протирая все поверхности спиртовыми салфетками. Рендал рядом, я не вижу его, но чувствую его присутствие, кивая в сторону багажника. – Наверняка там есть бензин. В этом районе никто и не обратит внимание на очередное убийство. – Этот район… Раньше я и Макс жили здесь.

0

15

Только память сохранит
Смех друзей, обрывки фраз.
Ничего нельзя забыть,
Это прошлое внутри нас.

Я стоял, смотрел, как медленно падает прозрачный снег и думал о том, что в моей жизни очень мало людей, которые бы сказали «я  тобой» не смотря ни на что. Да, у меня есть сестра, где-то на карте мира я может быть вновь отыщу своего брата, друзья у меня тоже есть, но это все не то, поддельное и чужое. Никто никому ничего не должен – раньше я так считал и любил при случае повторять эту фразу. Так и есть до тех пор, пока вы не столкнетесь с любовью, потому что то тогда появляется ответственность, желание заботится и быть рядом, только это не расценивается как должное, это то приятное, это хочется делать вам обоим. Я обнимаю Рей за плечи, сильнее прижимая к своей груди. Никогда и никуда впредь я не хочу ее от себя отпускать и не отпущу.
- Будет, - согласно киваю в ответ, просовывая руку в карман ее теплой куртки и доставая помятую распечатанную пачку простых сигарет. Через несколько секунд делаю жадную затяжку, тут же туша окурок и кидая его в лужу под ногами. Мы молчим.
А дальше Джордан, не смотря на шоковое состояние и боль в спине быстро и без предисловий открывает машину то ли шпилькой, то ли скрепкой, я не обратил внимания. Завтра в новостях мы услышим о том, что наступление нового года знаменовала трагедия – мужчина сгорел прямо в своем автомобиле. В его крови не найдут следов алкоголя и спишут все на несчастный случай. Правда я сомневался, что у обгорелого тела можно взять пробу на кровь. Какие воистину чудовищные и циничные мысли витали сейчас у меня в голове. Казалось, что моя добрая, светлая и терпеливая половина личности впала в беспробудную кому. А ведь Рождество еще не наступило, еще несколько часов на то, чтобы нарядить елку, приготовить праздничный ужин и встретить гостей. Впервые за почти год нашего знакомства мне не хотелось спорить с Бруклин, и я повиновался всем ее словам и жестам, не особо понимая, что и для чего она от меня хочет. Вернуться в «Бентли», хорошо, но зачем? Я не видел логики ее поступка, но сейчас ей виднее.
Бруклин завела машину, я ехал за ней следом, держась приличного расстояния в несколько машин. Интересно, как она собиралась реализовать план? Мне тоже хотелось поучаствовать в затее, но своим апатичным и задумчивым видом я буду ее раздражать. Мы останавливаемся в одном из самых убогих кварталов Сакраменто, мне он знаком. Ведь раньше сестры проживали в нем, и я часто навещал Рей, поднимаясь на чай в ее крохотную съемную квартиру.
- Нужно перетащить его на водительское, - произношу, когда оказываюсь снова на морозном воздухе около Джордан. Когда тело найдут, это может вызвать подозрение, а я хотел, чтобы все выглядело как можно более натурально.
Сказано – сделано, я распахиваю двери салона, перетаскивая некого Стивена и устраивая за рулем. Он сидит, опустив голову на локти, все выглядит так, как будь-то мужчина уснул и потерял управление.
- Теперь все как надо, - сам пугаюсь того, с какой расчетливостью и несвойственным мне равнодушием я произношу эти слова. Я убил человека, вместо повинной подстраиваю автокатастрофу, так ли надо? Кто-то сегодня не досчитается за столом одного гостя. В багажнике, как и предполагала девушка, была канистра с бензином. Если я не ошибаюсь, это в корне противоречит технике безопасности, но очень на руку нам – двум незадачливым убийцам. И почему я приписал Рей к этому происшествию? Все просто – радости и горести мы делили пополам. Ее проблемы и беды автоматически и для меня становились такими же проблемами. Просто масштаб ее неурядиц был куда более невинный.
Я открыл канистру, в нос ударил противный, масляный и прогорклый запах бензина, хватит одной столовой ложки для того, чтобы спалить машину. Чуть-чуть плеснул под переднее колесо, понадобится минут десять, прежде чем пламя оближет резиновую зимнюю шину и проберется в салон и к топливному баку. Тогда машина взлетит на воздух, а мы как раз успеем убраться. Достаю из твоего кармана зажигалку, присаживаюсь на корточки и чиркаю, небольшая вонючая лужица моментально вспыхнула, едва не обжигая руку. В воздухе запахло смертью и подлостью, захотелось оказаться как можно дальше отсюда и быть вообще не Реном, а кем то другим, как в песне про параллельные вселенные. Теперь пути назад для покойника точно нет, теперь его будут хоронить в закрытом гробу. Медлить нельзя, я хватаю тебя за руку и мы со всех ног мчимся к моему автомобилю, что остался в тридцати метрах от обреченной машины. Тихо, безлюдно, я слышу только твое дыхание и стук своего сердца, и я по прежнему сжимаю твою руку, как утопающий спасательный круг, не отпуская не на секунду. Вот мы миновали пару домов, останавливаясь около «Бентли». Я отпускаю тебя, упираясь руками в капот, ожидая самого ужасного – когда произойдет этот взрыв.
Оба забираемся обратно в салон. Чертово время тащится как никогда медленно, и каждая секунда кажется вечностью. Смотрю на часы, потом в лобовое окно, видя, как пламя постепенно охватывает автомобиль. Почему-то упорно мне кажется, что в самый последний момент на дорогу выбежит ребенок, или женщина с коляской, помните, как в «Эффекте бабочки». От одной этой мысли мурашки пробегали по телу, заставляя меня буквально чуть ли не подпрыгивать на сидении. Но ничего такого не случалось. Я не выдержал, нажимая падаль.
- Поехали, не хочу это видеть. – Я не хотел, чтобы Рей это видела. Машина медленно развернулась, мы не проехали даже метра, как в уши ударил оглушающий взрыв, похожий на раскат грома. Оборачиваюсь и вижу как клубень черного дыма поднимается в лазурное небо. Прибавляю скорости и мы моментально скрываемся. Остается надеяться на лучшее, на то, что нас никто не видел около машины, ведь в этом районе Джордон знает каждая вторая любопытная бабушка, а внешность ее никак не назовешь неприметной. Когда мы отъехали достаточно далеко, я остановился, кладя руки на руль. Около минуты я смотрел в окно, наблюдал за прохожими, затем опустил голову на запястья, пряча лицо. Казалось, оно горело. Мне было стыдно перед любимым человеком за свою жестокость, неосторожность, безалаберность и редкую импульсивность. Поворачиваю голову к ней, глядя во встревоженные серые глаза. Я помню, что Рей ударилась, что я обещал свозить ее в медпункт.
- Ты как? Посмотри, где на карте ближайшая больница, - на выдохе. Снова завожу мотор. Мне казалось, наше путешествие по городу в канун Рождества не закончится никогда, мы станем заложниками дорог Сакраменто.

+2

16

Признаюсь, все, что происходило дальше, было окутано для меня дымкой туманной пелены перед глазами. Я совершенно не соображала что делаю, не понимала что говорю, в моей голове была лишь одна единственная, но очень важная и искренняя мысль – я должна помочь Рендалу, должна дать ему понять, что ни смотря ни на что, с нами не случится ничего страшного, так же, как и с ним. Все будет хорошо, я не знаю, откуда в моей груди была такая твердая и непоколебимая уверенность, но я знала, знала и чувствовала, пытаясь передать свою серьезность и своему мужчине.
Знаете что? Я прекрасно понимала, что Роме сейчас совсем нелегко, я отчетливо осознавала и чувствовала все, что происходит сейчас у него на душе. Я вспоминала Тахо, и те минуты, те часы, когда я думала, когда я предполагала, что убила человека. Эти мысли снова повисли на душе тяжелым камнем, но я тут же встрепенулась, пытаясь прогнать их от себя подальше. Я не имею права такое сравнивать, это же совсем другое, ведь в моем случае все закончилось вполне позитивно, а вот в случае Рендала…
Оглушительный взрыв раздался за нашими спинами, и машина лишь еще быстрее рванула вперед, и я от ужаса закрыла глаза. Сейчас меня окутало такое отчаянье, что я не могла выдавить из себя даже не слова. Что я должна говорить, что я должна делать? Как я могу поддержать своего мужчину, как успокоить, как заставить его не переживать в мыслях те события снова и снова. Однажды, однажды все обязательно забудется, но что мне делать сейчас? Никогда еще я не чувствовала себя настолько ничтожной и бесполезной. Унылый и никчемный человек, который вжался в кожаную обивку сидений и боится даже открыть глаза.
Так мы и ехали, молчали и лишь наше тихое и взволнованное дыхание нарушало тишину. Я выключила радио, чтобы не дай бог не услышать новостей о несчастном случае в районе западного Сакраменто. Нам не нужно об этом знать, зачем? Там нет наших отпечатков, мы далеко от места происшествия и вообще… Мы не будем думать об этом, не будем думать об этом сейчас. Нам надо успокоиться.
На удивление, в травмпункте практически не было людей, и чуть подвыпивший хирург встретил нас не особо радужно.
- Нужно смотреть под ноги, а не болтать без умолку и крутить своей бестолковой башкой! – Рендал ждал меня в коридоре, пока я скрипя зубами позволяла мужчине себя осматривать. Он часто ругался и шипел на меня, каждый раз, когда я не стерпя боль тихонько поскуливала. Затем рентген и неутешительный диагноз – перелом копчика. Я чуть не свалилась с ног, но меня во время успокоили. – Все хорошо, там просто трещина. Пару недель на обезболивающем, витаминчики и сидеть только на специальной подушечке. И следите за своими ногами, милочка! Не стоит носить каблуки, если не умеете на них передвигаться!
- С Рождеством! – лишь тихо промямлила я, забирая из рук специалиста листок назначений и выскакивая к Роме, оглядывая его озадаченным взглядом. – Все хорошо? Ну как ты? Нам придется заехать в аптеку, мне выписали кучу препаратов. Ты умеешь делать уколы? У меня всего лишь трещина, не переживай, поехали домой?
Как мне сейчас чертовски сильно хотелось домой, вы не представляете. Закрыться в квартире Рендала на все замки, выключить телевизор, радио и спрятать с глаз долой все газеты и журналы. Просто сидеть рядом с ним и ждать… Новостей? Преимущественно хороших, или же ждать того момента, когда совесть наконец нас отпустит, когда позволит думать не только о недавнем убийстве, нет, когда позволит заполнять свою голову чем-то еще.
Мы же не плохие люди? Нет? Мы же не убийцы. Есть личности, для которых очередное убийство совершенно ничего не значит, и очередная жертва в их жизни лишь  ничего не значащий этап. Перешагнул и забыл.
Еще какое-то время нас мотало по городу. Мы заехали в аптеку, в гастроном, где судорожно купили все необходимо для праздничного ужина. Не была уверена, что успею все приготовить и на всякий случай предложила заказать пиццу. Пицца на рождественском столе… Ну, сейчас нам было совсем не до атмосферного праздника.
- Мы так и не нашли елку. – Устало выдыхаю я, открывая своим ключом двери и пропуская Рендала на кухню разбирать пакеты. Стягиваю ботинки, и хватаясь за спину топаю следом, осторожно обнимая Рена со спины и упираясь подбородком о его крепкие плечи. – А в мафии тебя не заставляют этим заниматься? – под словом «этим» я подразумевала убивать людей. Рендал никогда не рассказывал мне о сути своей работы и я, честно сказать, переживала. – В чем заключается твоя работа там? – Наверное, это неудачная тема для разговора, и я тут же отвернулась к плите, зажигая газ и доставая из духовки сковородки и кастрюли. – Ладно, сейчас Рождество, скоро придут Мелоди и Тайлер, они помогут нам немного отвлечься. Думаю, Мерфи принесет игрушки, кстати, щас позвоню ему, пусть несет заодно и елку, знаю, что у него дома есть и ему ее для нас будет не жалко. Хочешь побыть один? – я подняла на мужчину свои пристально-серые глаза, проницая его внимательный и переживающим взглядом. – Или можешь мне помочь? Где мы накроем стол, в гостинной? – я старалась быть максимально спокойной, хотя конечно, получалось у меня это не очень хорошо. Слова скакали, я проглатывала некоторые буквы и посуда в руках предательски дребезжала. – Напишу Мерфи.

+4

17

внешний вид.

   Что делают нормальные люди в канун Рождества? Любуются наряженной елкой, незаметно подсовывают под нижние ветви подарки, если до сих пор этого не сделали, накрывают стол, пребывают в веселом расположении духа... Ну, наверное. Я не могу сказать точно, ибо... категория "нормальные люди" и я - очень далеки друг от друга.
   На часах половина третьего, а я до сих пор не нарядил елку, хотя и притащил её домой еще ранним утром. Зачем я купил елку, хотя еду праздновать к друзьям? Ну, неудобно как-то. Какое же рождество без елки дома, и необходимости потом еще полгода собирать по дому отвалившиеся засохшие ветки этой елки. Ну и пока дома живет Иса, как-то неудобно. Она правда еще с утра куда-то намылилась и убежала, но завтра же придет, и должна быть елка!
   Ох, в общем, смотрю на часы, и длинная стрелка неумолимо приближается к цифре 12. Понимаю, что уже опаздываю, ехать-то мне на автобусе, так что быстро одеваюсь, бросаю прощальный взгляд на зеленую красавицу, которую даже не закрепил, она стоит у стенки, связанная, и наверняка в таком состоянии простоит до того момента, когда можно будет её выбрасывать.
   Спускаюсь уже на первый этаж, когда вдруг приходит СМСка от Брук. Спалила елку... Тихо матерюсь сквозь зубы, тайно радуясь, что спалила она елку, а не дом. Хотя-я-я... Еще не вечер, рано радоваться. Приходится подняться за елкой, и пока я несусь по лестнице, перескакивая сразу через две-три ступеньки, чувствую себя помесью барана и экстрасенса. Это же надо, как я удачно елку-то прикупил...
   Поездка в автобусе с елкой на плече - самое паршивое, что случалось со мной, наверное, за последние несколько месяцев. Начнем с того, что елка длинная, и я, как в классическом фильме, едва не убиваю человека, слишком резко оборачиваясь. В автобусе приходится забиться в угол, обнять елку и постоянно фыркать, потому что ветки щекочут лицо. Не только моё, кстати. В это время все спешат домой, автобус забит людьми так, что не продохнуть, и я прямо-таки ощущал тяжелые взгляды людей, которые вынуждены были прижаться к колючему дереву. Как я выбирался из угла и шел к выходу... Нет, пожалуй, этого лучше не знать.
   До дома Рэндала я добрался малость потрепанный и, конечно же, очень злой.
- Хоу-хоу-хоу! - звучит не слишком оптимистично, и глаза злобно сверкают, когда подруга открывает дверь, и пропускает меня внутрь. - Брук, ну ты пиздец. Я чуть не сдох с этой елкой в автобусе, - снова возмущаюсь, и молюсь всем известным Богам, чтобы ничего подобного больше не повторялось.
   Всё еще с елкой на перевес отправляюсь в гостиную, кладу дерево на пол, и потягиваюсь, так как спина затекла и теперь болит. - Игрушки-то хоть есть? И пожрать бы...

+4

18

Внешний вид

Люблю Рождество. Обожаю этот практически волшебный запах густой хвои и сладковато- кислый аромат мандарин. А еще мне нравится запивать, только что приготовленное, имбирное печенье теплым молоком. Люблю зиму. Люблю Рена, который когда мы еще были совсем маленькими, создавал для меня этот незабываемый праздник волшебства.
-А у вас есть точно такие, но только красные?- интересуюсь я у продавца-консультанта, слишком придирчиво рассматривая собственное отражение в безупречно гладком боке одного из новогодних шариков. Синий цвет мне не нравится, он напоминает мне о льде и морозе, который я не люблю. Красный- он особенный, теплый, горячий и по- настоящему праздничный, такой, как и должно быть Рождество.
Консультант- маленькая, худенькая девушка с огромными очками на переносице в металлической оправе, положительно кивает мне отправляясь на склад за другой коробкой точно таких же шариков, только красных. За это время я успеваю купить немного разноцветной мишуры и маленькую гирлянду, как будто знаю, что елочные украшения полностью возлагаются на мои плечи- Рен и Брук, наверняка заняты приготовлением праздничного обеда.
Забираю из магазина огромную коробку с шарами и еще пару вместительных пакетов с рождественскими украшениями, справиться с которыми мне вызывается еще совсем молодой мальчик- стажер, услужливо забирая у меня из рук покупки. Я не против. Мне даже нравится наблюдать то, с каким энтузиазмом и усердием он старается помочь мне. Благодарю и уезжаю, он ведь не рассчитывал получить от меня номер телефона?
Слишком настойчиво- привычно мне, нажимаю на кнопку дверного звонка,  только парой минут позже замечая то, что она оказывается открытой. Совершенно беспардонно заваливаясь в гостиную к брату и его девушке с огромными двумя огромными пакетами и коробкой, которую я чуть не уронила на пол. Бывает.
-Всем счастливого Рождества! - немного устало приветствую всех я- Миссис Санта-Клаус принесла вам нечто особенное, и это нечто лежит прямо в пакетах. Правда, не совсем вам, но очень необходимое.- сейчас я говорила об игрушках, о наличии которых мне напомнил незабываемый , хвойный запах Рождества, заглянувший в дом вместе с пушистой красавицей, которая как оказалось, была совершенно не готова к главному празднику в наступающем году- Вы ведь, собирались украшать елку или как? - с легкой наигранностью укора в тонкой мелодии голоса спросила я Рена и Брук, которых до сих пор не обняла и как следует не поздравила, а ведь это надо было сделать до того, как начинать разговор о елочных шарах и прочей несуществующей ерунде.
-Рен, Брук, я так рада, что это Рождество мы встретим вместе! Одной большой семьей! Непременно большой в будущем, у вас ведь пока еще не появилась парочка красивых детишек? - неожиданно обнимаю хрупкостью собственных рук такого большого Рена и такую маленькую Брук, которая по сравнению с моим братом кажется самой настоящей Дюймовочкой из сказки- Жаль, мне уже не терпится, так хочется забрать их с собой в волшебную страну невеландию, придумывать вместе всевозможные игры и ...- принимаюсь, во всех красках, достаточно воодушевленно посвящать их в собственные тайны, когда мой взгляд неожиданно замечает незнакомого мне, симпатичного парня, прячущегося за огромными, мохнатыми лапами зеленой елки.
-Здравствуй- с легкой улыбкой приветствую его я, Рен знает с каким подозрением и даже недоверием отношусь я к новым знакомым, но кажется ему можно доверять, иначе что еще он делает у брата в квартире в Рождество- "Кто это?"- незаметно поворачиваясь к Рену, немыми губами шепчу я, желая знать ответ раньше, чем он окажется озвученным- Мелоди, сестра Рена- в сдержанном дружелюбии протягиваю я свою хрупкую ладонь незнакомцу, кажется совершенно забывая о том, что на мне по-прежнему одета зимняя куртка, в которой становится невыносимо жарко.

+4

19

Еще пару часов назад, когда выяснилось, что я не умею ставить уколы (но готов пробовать!) и у нас нет ели и продуктов с столу – я поставил крест на этом Рождестве. Конечно, я не собирался звонить Тайлеру и Мелоди и говорить, что праздник отменяется, не смотря на то, что отменить мне его очень хотелось, но не в частном порядке, а в общем, для всей страны. Но ребята ради нашего общества отменили все свои планы и едва ли у них, таких непредусмотрительных, есть план «В». Попытавшись исправить ситуацию, мы заехали в супермаркет, Рей взяла какие-то продукты и предложила заказать пиццу. А я был не против – во-первых, я люблю итальянскую кухню и она кажется мне достойной стола, пусть это и не будет традиционно, во-вторых я понимал, что в нашем настроении и с поврежденным позвоночником скакать у плиты, как горный тур, Бруклин будет проблематично, да и зачем?
- Конечно, закажем, - кивая в знак согласия, добавляя, - Можно еще и роллов заказать, думаю, найдутся службы доставки, которые пусть и по заоблачным ценам, но обеспечат нас в этот вечер вкусной едой. – Улыбаюсь, совершенно искренне. Волнения и паника после минувших событий уже немного отпустили, все еще на душе было тревожно, но дышать стало определенно легче и все вещи в картине мира заняли свои места. Сегодня Рождество, мы все так же готовимся принимать гостей, намереваясь сделать этот праздник незабываемым. По пути заезжаем в алкомаркет, где я покупаю несколько бутылок вина, шампанского и конька, ром есть у меня дома, виски будет неуместным, думаю, такого ассортимента нам хватит.
И вот мы дома, Бруша топчется на кухне, выкладывая продукты на стол, я помогаю ей. Внезапно девушка озадачивает меня вопросом о том, поручала ли мне «семья» убивать людей. В Сакраменто я этим определенно точно не занимался, а то, что было раньше вспоминать не хотелось. Я отрицательно мотнул головой, показывая жест «нет».
- Ничем таким я сейчас не занимаюсь, - и это чистая правда. – Я хакер, взламываю базы данных, пароли к сейфам, банковские счета, физической боли я ни кому не причиняю, ты что, - притягиваю девушку к себе за талию, гладя по густым взлохмаченным волосам.
Затем, пока она продолжает звонить Мерфи и хлопотать на кухне, звоню в службу доставки японских блюд, заказывая несколько сетов роллов и четыре супа – не откажусь от горячего, а затем звоню в доставку пиццы, заказывая два больших круга. Салаты… Салаты мы успеем сделать, курицу в духовку затолкать тоже много ума не надо, или кукую птицу мы отведаем на Рождество?
Через несколько минут раздался звонок в дверь – Мерфи демонстрирует чудеса скорости, неужели он вышел во вовремя и решил не опоздать? Настроение постепенно ползло к отметке «выше среднего», и были все предпосылки к тому, что оно таки станет хорошим. Выглядываю в коридор, наблюдая за тем, как в дверь вползает большая, ароматная и пушистая ель, обернутая полиэтиленом, вползает, вползает, затем появляется нога, вторая, а затем и весь друг Бруклин – Тайлер. Выхожу его поприветствовать, ограничиваясь кивком головы:
- Привет, проходи, - пожать руку Мерфи мне не может, он же держит ель, они так отлично смотрятся вместе, что я не удерживаюсь, беру с тумбочки свой телефон, настраиваю камеру и делаю снимок. Оля-ля! Лохматый Мерфи и не менее лохматая зеленая елка теперь увековечены.
- Нахрен ты пер ее в автобусе? – Разрываюсь хохотом, - Мог бы позвонить и попросить, чтобы мы тебя подкинули до нашего же дома. И гости и ель нужны нам, а страдают такие болваны как ты. – Дерево упокоилось около стены, ожидая своего звездного часа.
- Бру, я заказал пиццу и роллы, не пропусти курьера, - с приходом Тайлера наш дом стал напоминать сумашедший. То ли еще будет! Сразу оживление почувствовалось и атмосфера праздника. На кухне что-то запищало, вызывая Джордан и уведомляя о том, что «оно» вскипело, созрело, приготовилось.
Я хотел было или начать ставить ель, или бросится на кухню, как в гостиную, словно праздничное яркое торнадо ворвалась моя элегантная, одетая с иголочки вкусно пахнущая дорогими духами сестра, кидая на диваны и на пол коробки и пакеты. Я тут же кинулся ей помогать, подхватывая все, что выпало из ее рук.
- Ого, сколько украшений, - сую свой любопытный нос в одну из коробок, разглядывая крупные красные шары. – Нет, ты что, мы собираемся ставить елку, просто она только что пришла! – Наконец, имею возможность заключить сестру в объятия, с кухни пришла Рей, тоже приветствуя Мелоди. Эндрюс все продолжает лепетать о празднике, жестикулируя с озорным блеском в глазах. Актеры – они такие, могут так описать Рождество, что и самого Рождества не понадобится – все и так будет как на яву. – О, это Тайлер, - указываю рукой на друга Бруши, читая немой вопрос Мел по губам и передавая словесную эстафету своей девушке, ее же друг, пусть и пиарит его как следует, заодно представит Мелодию.
Вопрос про детей меня немного обескуражил, поэтому я сделал паузу в разговоре, почесывая затылок. Мы в месте еще меньше года, мы даже знакомы меньше года, неужели дети уже должны быть? Снова смех. Сестренка та еще шутница, посмотрел бы я на ее выражение лица, когда с этим самым дитем ей бы пришлось провести хотя бы десять минут и совершенно очаровательный малыш заслюнявил сначала ее дизайнерскую блузку от Гуччи-Шмучи, а потом потащил в рот упругие локоны блестящих волос. Оставлять Тая и Мел наедине было неудобно, все таки люди видят друг друга первый раз, вряд ли моя мягко говоря немного высокомерная по отношению к незнакомым людям сестра будет развлекать парня разговорами, а немного странный по отношению ко всем людям Тайлер сможет эти разговоры поддержать, точнее захочет…
- Давайте ставить елку. – Четыре человека для одной гостевой комнаты слишком много, поэтому я предложил девушкам сходить и проверить дела на кухне, а мы с Тайлером пока поставим «царицу Рождественскую», а украшать уже будем потом, и стол накрывать за одно. О чем говорить я не знал, поэтому мы принялись молча высвобождать ствол дерева из полиэтиленовой упаковки.
- Где елку раздобыл? – Я первым нарушил молчание, считая, что это может послужить началом если и не самой увлекательной беседы, то хотя бы непринужденной.

+3

20

Как быстро этот, казалось испорченный окончательно и бесповоротно, день стал приобретать привычнее и праздничные очертания. Сначала в квартиру Рендала, словно торнадо, ворвался Тайлер наперевес с лохматой и ароматно пахнущей елочкой. Я поздоровалась с ним лишь вялой улыбкой, решая что мужчины в коридоре сами разберутся, и мне, с моим больным копчиком и теперь уже утиной походкой, среди них делать нечего.
Дом начал потихоньку оживать, и я даже осмелилась включить кухонное радио, от куда тут же полилась рождественская песня, на еще один уровень поднимая мое настроение.
- Мерфи, ты не исправим. Не успел переступить порог – а уже просишь жрать. – Я весело засмеялась, выглядывая с кухни в сторону своего друга. Все таки, я была его чертовски рада видеть, это была хорошая идея, пригласить на Рождество своих самых близких людей… Конечно, тут не хватает моей сестры, но звать ее к Рену равнялось самоубийству и гарантированно испорченному вечеру… Так что, так что я вернусь к ней вечером, а сейчас…
- Мелоди!
Знаете, когда мы только познакомились с этой каштановолосой девушкой, я не думала, что мы подружимся. Нет, дело не в том, что она мне не понравилась, и даже не в том, что я не понравилась ей, нет. Просто, просто мы с ней так кардинально отличались друг от друга, что порой я задумывалась о том, а найдем ли мы общий язык? А будут ли у нас темы для разговоров? А оценит ли она такой выбор своего брата?
Выбор Мел, кажется, оценила, и сейчас мы находились в весьма теплых и приятельских отношениях. Я вытерла руки кухонным полотенцем, намереваясь встретить девушку, сделала шаг в сторону гостевой и тут же оказалась в ее приятных, но хрупких объятиях.
- Привет-привет, мы вас уже заждались. – и я говорила абсолютно искренне, обнимая покрепче шатенку в своих объятиях и чмокая в щеку. Мне не хватало этой беззаботности и легкости, которую мои друзья принесли в дом вместе со своим приходом. Так хорошо, так легко и просто, у них нет никаких забот, не переживаний, лишь тяга и невообразимое желание как следует отметить нынешнее Рождество. Сильно сомневаюсь, что по дороги к нам кто-то из них так же как и мы случайно убил человека. Например Мерфи, он явно заполучил свою елку честным путем. Да и Мелоди вряд ли стащила коробку с елочными игрушками у случайного прохожего.
- О каких детях ты говоришь, женщина? – я вопросительно выставила перед собой руки, тут же выскальзывая из объятий девушки и глядя на нее с нескрываемым ужасом. – Я сама еще ребенок, и ты говоришь мне рожать? Сплюнь. – в шутку шлепаю ее по ладошке, делая неуверенные шаги в сторону кухни и замечая то же замешательство на лице Рендала. – Ты напугала мне мужчину. – захохотала я, гладя рому по спине и успокаивающим тоном обращаясь к нему – Милый, не бойся. Мелоди пошутила, ни о каких детях тут никто не говорил, тебе хватит и моих шалостей, ведь правда?
А вообще, не знаю. Я никогда не задумывалась на такие серьезные темы как – выйти замуж, нарожать детей, завести скотный двор… О чем там еще мечтают уважающие себя женщины? Боже, я даже не умею доить коров? Ренечка ведь меня не разлюбит, если узнает об этом?
Хотела ли я детей? На данный момент своей жизни я сама была наивным и неисправимым ребенком, так что мысли тут же покинули мою голову, и я гордо потопала в сторону кухни, слушаясь своего мужчину, и утаскивая за собой Эндрюс-младшую.
- Это Тайлер, мой лучший друг. Надо было, наверное, тебя предупредить о нем, но я забыла. – Виновато улыбаюсь, пожимаю плечами, помогая приятельнице снять курточку, и вручаю ей кухонный фартук. – Мне пришлось половину посуды привезти из дома, квартира Рендала совершенно не была готова к приему гостей. Он всегда был таким интровертом и не самым ярым любителем принимать гостей?
Чем мы занялись? Ну как это… Чем обычно занимаются женщины на кухне? Правильно, готовят и обсуждают мужиков. Я, в роли сплетницы-предводителя принялась за расправку с курицей, кивая Ди в сторону пиалы с овощами и намекая на приготовление салата.
- Давай, я верю в тебя.
- Расскажу тебе пока о Тайлере. Ему тридцать два года, не смотри так на меня, он хорошо сохранился. Но вот если не побреется, то вполне выглядит на свой возраст. Кстати, разведен. Представляешь, женился по любви, а потом оказалось, что его жена – лесбиянка. Мерфи не находил себе места от горя, я даже думала, что он подастся в голубые, но пока вроде он на нашей стороне. – Про Мерфи я заливала каждый раз и каждому его новому знакомому. Ну а что тут такого? Не рассказывать же Эндрюс о том, что он обычный офисный планктон, питается лапшой быстрого приготовления, и кстати, лишил меня девственности. Нет, это не очень интересно. – Он художник. От слова худо. Пытался нарисовать нас с Рендалом, но у него получился только лужайка, домик и яркое солнышко. – я честно пыталась быть серьезной, я смотрела в глаза Мел непоколебимым взглядом, но от ее удивленного взгляда в легких у меня защекотало и я тут же заполнила кухню хохотом. – Я шучу-шучу. Он басист в моей группе и работает в офисе каким-то менеджером. Хотя лучше бы он был художником. Как успехи с салатом? – и тут же раздался звонок в дверь. – Кажется, это курьер с нашей едой, откроешь? Мальчики, еда пришла! – и чую, первый, кто окажется у дверей – будет Мерфи. Бедный наш голодающий гость.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Christmas isn't a season. It's a feeling.