Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Почему ты ещё жив? — Потому что мне есть, ради чего жить!


— Почему ты ещё жив? — Потому что мне есть, ради чего жить!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Giovanni Riccardi, Anna Donato;
Место: Лос-Анджелес, особняк на окраине города;
Время: несколько дней «новой/старой» жизни;
Время суток: от заката до рассвета;
Погодные условия:  всякие;
О флештайме:

Я в жизни обмирал и чувство это знаю,
Где мукам всем конец и сладок томный хмель;
Вот почему я вас без страха ожидаю,
Ночь безрассветная и вечная постель!

Пусть головы моей рука твоя коснется
И ты сотрешь меня со списка бытия,
Но пред моим судом, покуда сердце бьется,
Мы силы равные, и торжествую я.

Еще ты каждый миг моей покорна воле,
Ты тень у ног моих, безличный призрак ты;
Покуда я дышу - ты мысль моя, не боле,
Игрушка шаткая тоскующей мечты. (с) А. Фет

Отредактировано Giovanni Riccardi (2012-12-29 05:39:43)

+2

2

Я открыл глаза. И тут же зажмурил их – как внезапно и болезненно лучи утреннего светила полоснули по очам. «А-а-ай, не люблю такие моменты, они портят настроение с  самого начала. Ну всё, теперь жди грозы, штурма и вообще… огромной беспросветной задницы» - рука скользнула по лицу, потёрла веки и прикрыла раскрывшийся до колоссального предела рот.
Вот так. Зевнул. И стал намного счастливее.
«Солнце уже достаточно высоко.. который час?» - были мои первые мысли в этот день. Тогда я ещё не понимал, как это странно и по-идиотски выглядит… если бы только время можно было отмотать назад, как кассетную плёнку. Если бы только…
Кхм..
Я приподнялся на кровати, растрепал волосы и.. откинулся вновь назад, уткнувшись лицом в подушку так, что дышать стало трудно. Но я наслаждался и такими моментами. Сами понимаете: с утра всякая поза – наслаждение. «Нет, я безвольное, порочное порождение лени. Ничего не могу поделать с этой сущностью внутри меня. Тоска…» - Честное слово, я был готов проваляться так целую вечность, но ведь дела не дремлют! Придётся дать бой! И всё ради сестрички! «Ведь нас ждут подвиги! Кстати, где Кэтрин?..» - внезапно меня осенило, и я вспомнил про жену, которую не обнаружил в своей постели рядышком. Судя по всему, она снова убежала по делам, что же… пора и мне поднимать свой зад.
С этой целью пришла и бодрость моего духа. Я решительно вскочил с постели, стянул со стола очки и, напевая себе какую-то лично выдуманную мелодию, спустился вниз.
На первом этаже, в отличие от второго, ещё присутствовали признаки жизни. Вот, к примеру, грохот в ванной, голоса из ящика в гостиной – всё, в общем-то, как обычно. Я старательно потянулся, остановившись на последней ступеньке, и громко оповести всех, кто только может быть в доме, о своём пробуждении. «Всё-таки нужно намекнуть как-то на завтрак женской половине общества?» - я лениво ухмыльнулся и подошёл к входной двери. Там, снаружи, меня уже ждала газета, оставленная на пороге буквально пару секунд назад.
- Эй, Салли! – я окликнул почтальонку, но она никак не прореагировала, что странно… во-первых, отошла она недалеко, а во-вторых, была крайне дружелюбной и приветливой. «Не понял» - выгнул я  одну бровь, наблюдая за тем, как Салли медленно садится на свой велосипед и, даже не оборачиваясь, едет дальше. «Быть может, она обиделась, что я ей пульнул обратно газету с плохими новостями из мира науки?.. Чёрт, да я  ж не специально психанул! И было это года два назад – чего дуться?» - я всплеснул руками от негодования и захлопнул за собой дверь.
Да, то, что меня все считали странным, ни для кого не секрет. Впрочем, я всегда был мало зависимым от чужого мнения, поэтому даже не стану перечислять все мои загоны. В том числе и их рейтинг, составленный соседями, друзьями, коллегами… «Просто я – творческая, глобально мыслящая личность! Почему так сложно это принять?»
Я глубоко вздохнул, кинул газету на ближайший столик и прошёл на кухню. А там… никого! «Вот же ж блин! Никакой заботы мужчинам в этом доме! Триш!» - с недовольной миной мне пришлось открыть холодильник и выцепить оттуда яблоко. Вполне себе нормальная еда… и я готов вот-вот запичкать её в себя, а после идти в душ, а затем – в подвал, а дальше – снова наверх и так по кругу, как вдруг...
- Пап? – я дёрнулся и чуть не прикусил себе язык. Но продолжал стоять лицом к морозильному гиганту. А ведь меня окликнули. Да-да, определённо меня. Но почему я вдруг так растерялся?.. словно забыл о том, что не один тут. – Папа?
Так, по ходу, это пересып.
Я резко обернулся и, чуть опустив взор вниз, наткнулся глазами на сына. Тот осматривал меня как-то… странно что ли? Словно обвинял в  чём-то. Караул!
- Майкл? Ты почему не в школе?
Моему сыну тогда было восемь. Очень смышленый мальчик, совсем не хулиган, наоборот даже… спокойный, рассудительный, тихий. И на маму похож.. очень даже похож! Зато мозгами пошёл в папку, и это определённо удачная комбинация! Даже не смотря на то, что в школе они только начали изучать основы наук, у Майкла определённо проявлялись таланты, и я гордился им. Так, как никогда никто не гордился мной.
И к чёрту эту школу! Сам что ли не прогуливал?..
Кхем, вообще-то нет, не прогуливал.. но не об этом.
- Где мама?
- Ушла.
- Куда?
- Не знаю. Но она очень переживала и плакала.
Тут у меня явно сжалось сердце – что я такого проспал?
Зато теперь понятно, отчего у Майкла такой взгляд: он думает, Кэтрин, его мать, расстроена из-за мужа. Видимо, я снова что-то удосужился ляпнуть во сне. Она же такая ранимая, моя супруга.

Отредактировано Giovanni Riccardi (2012-12-30 00:06:43)

+1

3

вв

http://www.starer.ru/images/angelina-jolie/susan-watts/1.jpg

Голова болит. Я много выпила вчера? Я вообще пила вчера?
Мои глаза упираются в белоснежный потолок – да-да, я недавно сделала ремонт в нашей небольшой квартирке, и теперь каждый день радуюсь новым обоям и беленькому потолку. Что ни говори, а ремонт – вещь приятная. Особенно если делаешь его сама, будто жизнь свою переодеваешь в новый наряд.
Но отчего же так болит голова? Я медленно встаю с постели, нашариваю на полу тапки. Плетусь в ванную, долго разглядываю там свое лицо – синяки под глазами и пухлые губы, широкие скулы и встрепанные волосы. Потом чищу зубы – и замираю над раковиной в замешательстве. Что-то явно не так, и меня раздражает, что я не могу понять, что.
Я сижу на стиральной машине – в майке и трусах, разглядываю себя в зеркало. Те же глаза, то же лицо что и вчера, позавчера, раньше. Но словно что-то изменилось, и я чувствую себя несчастным Лестрейдом, который все пытается понять загадку очередного убийства, но у него ничего не выходит.
И тогда я слажу с машины и отправляюсь в комнату – обычно, когда мне бывает нехорошо, я еду к брату. Мы с ним очень близки, несмотря на то, что ему тридцать семь, а мне двадцать девять. У нас всегда были такие доверительные отношения, он все время ходил разбираться в школу с вредными девчонками, которые меня задирали, а я помогала ему делать химию в университете – он у меня гуманитарий, а я самый настоящий технарь.
Сейчас я думаю, что лучше всего будет поехать к нему. И поговорить. Даже не о том. Что мне некомфортно, просто поговорить. И мне станет легче. Я очень люблю его сына, мой племянник – настоящее чудо. Вот жену его, эту глупую блондинку Кэтрин, не люблю. Она всегда глупо хихикает, называет Стива дурашкой, и мне хочется ее стукнуть. Я на самом деле очень даже боевая, наверное, поэтому до сих пор не обзавелась семьей, потому что лезу выяснять отношения с кулаками. Предвосхищая ваш вопрос, нет, я не била Кэтрин, она же мать Майкла, в конце концов. Но дура еще та.
Ладно, черт с ним. Я натягиваю на себя джинсы, потом выглядываю в окно. Погода нормальная, а значит, я не замерзну в футболке. Еще пару недель назад я жила с братом, но мой бойфренд предложил съехаться, я согласилась сгоряча, а теперь думаю, что это была плохая идея. Впрочем, Кэт уже начала на меня коситься, так что возвращаться – не выход. Я просто навещу брата.
Подхватываю сумку с пола, там, где бросила ее вчера. Тимми, моего друга, нет дома, небось опять играет где-то в покер. Черт с ним.
Я сбегаю вниз по лестнице – мы живем на шестом, глупо пользоваться лифтом, когда живешь невысоко. Старый мистер Пеннивайз, наш вахтер, сидит за столом, лениво листает газету. Я пробегаю мимо него, машу ему рукой:
- Доброе утро, мистер Пеннивайз.
Старик даже не поднимает головы от газеты. Странный малый, вроде я не успела его прогневать.
Мне нужно в пригород, у брата – неплохой дом за городом. Я пытаюсь поймать такси, но у меня ничего не выходит – даже пустые машины отказываются тормозить рядом со мной. Плюю на все это и плетусь к остановке – прямым автобусом мне ехать около получаса.
Я успеваю как раз к отъезду, двери захлопываются прямо за мной.
- Эй, вы могли меня прищемить! – возмущенно говорю я, но водитель и ухом не ведет. Я просовываю монетку в автомат по продаже билетов, но билет мне автомат не дает. Кошусь на водителя, мол, видел, я засунула двадцатицентовик, я заплатила за проезд! Прохожу в салон, усаживаюсь у окна, засовываю в уши наушники. Мне скоро тридцать, но я веду себя как подросток – прислоняюсь виском к стеклу, закидываю ногу на ногу и закрываю глаза.
- Тетя Триш, - кричит Майкл, выбегая мне навстречу. Я радостно обнимаю его, сбрасываю на пол сумку, а потом щелкаю хулигана по носу:
- Ну что, как дела? Прогуливаешь школу?
- Мама разрешила, - мнется Майкл, и я поднимаю глаза на брата, который вышел к двери следом за сыном:
- С каких это пор твоя мегер…кхм, прости, дорогой, твоя жена разрешает сыну прогуливать?

+1

4

Я открыл было рот, чтобы задать очередной вопрос сыну, ну, или хотя бы попытаться возмутиться, как примерный отец, в роде: «А ну марш в школу, иначе будешь делать уроки в углу» - как тут входная дверь открылась, и на пороге возникла Триш, моя сестра. Я сразу же немного смягчился, опустил руки, и только видел, как Майкл кинулся к тёте, повиснув у неё на шее.  Прелесть же, ну! «Ладно, пусть будет выходной» - решил я и подошёл ближе к этой милой сцене, растягивая губы в улыбке. Впрочем, сползла она с лица так же быстро, как образовалась – уже в который раз Триш с укором отозвалась о моей жене, стоило ей отвлечься от племянника на меня. Честно признаться, я до конца не понимал, что у них с отношениями? Откуда такая неприязнь? Быть может, я сам что-то просмотрел, не заметил, не придал значения? В любом случае, подобное напряжение, которое постоянно материализовывалось между двумя женщинам в этом доме, сказывалась и на остальных, хоть мы с Майклом и старались не обращать на это внимания, думая, что подобное поведение в порядке вещей у женщин. Всё же психология их крайне загадочна и ещё, по ходу дела, не изучена до конца.
- С каких это пор твоя мегер…
- Триш..
- Кхм, прости, дорогой, твоя жена разрешает сыну прогуливать?
Не, ну вопрос-то хороший, я сам задавался им ровно пять минут назад, пока не узнал, что Кэтрин выбежала из дома в слезах и пока, собственно, не приехала сестра. Эти обстоятельства как-то отвлекли меня от пункта номер один. Кстати, надо бы восстановить хронологию событий примерно с того момента, как я вчера уснул. Да и того тоже… удивительно, я абсолютно не помню того, что со мной происходило вчера днём. Если и есть какие-то воспоминания, то все они подозрительно расплывчатые и неинформативные. Знаете, типа: поел-поспал-посмотрел телевизор-поработал-поел-поспал.. Это нормально разве?.. Я призадумался. Взял с полки телефон. Набрал номер жены – не отвечает. Набрал снова – отключен. Да что за хрень? Начинаю волноваться, как тут в сообщениях нахожу вчерашние смс: «Дорогой, когда ты вернёшься? Уже поздно» - ладно, ничего сверхъестественного, дальше: «Время! Ты видел, который час?! И почему трубку не берёшь? Почему Триш не берёт трубку? Вы сговорились, да? Вот только вернись…», следующее: «О Господи! Марта в больнице –попала  аварию, автобус столкнулся с легковой машиной, приезжай скорее, я всё прощу!» - та-а-ак, а вот это уже интересно. И картина начинает более-менее складываться, хоть и мрачная: неужели, Мара, подруга Кэтин, погибла?.. Я перечитал последнее оповещение раза три и показал его сестре.
- Сегодня она убежала с утра из дома вся в слезах. Не знаю, почему она не разбудила меня, видимо, это происшествие выбило её из колеи. Странно… - я попытался снова набрать Кэтрин, но тщетно, - И телефон отключила. Ну-ка, Майкл, дай свой мобильник.
Сын послушно рванул к себе в комнату, откуда принёс телефон с новым сообщением, где мама говорила о своём скором возращении.. о муже ни слова, выходит, моя помощь ей пока не нужна. Моя поддержка и машина с водительскими правами ей не нужны?! Вот, вообще нонсенс! Мне даже на мгновение показалось, словно меня и не существует вовсе – что за хрень? Что за игнор? Вот и…
Психанул.
И тут же Майкл поёжился. Я взглянул на него с вопросительным выражением лица, потому как подобный порыв показался мне загадочным явлением. Тепло же, нет?
Видимо, нет, не совсем.
- Сквозняк.. холодно, - объяснился мальчик и побежал наверх. Может, чтобы одеться, может, чтобы окна позакрывать -  я не знаю. Заболел?..
Я провёл рукой по лицу и взглянул на сестру.
Дурдом, понимаю.
- Ненормальное утро, - протянул я и, подождав, пока Триш пройдёт внутрь, двинулся за ней на кухню. Вот и всякое желание есть пропало… и вообще всякое желание пропало. Разве что работать ещё можно.. Женщины и дети, вы издеваетесь, да? – Какие у нас планы? – внезапно я решил выглядеть бодрым. Всё-таки конца света не случилось.. да, с подругой Кэтрин беда, я сочувствую, правда, но раз она решила меня в это не впутывать.. пусть так. - На днях я получил разрешение на официальное проведение наших проектов, кстати - стоит упомянуть, что мы с сестрой - любители искать на попу приключения.. и да, ещё мы - просто посланники света, промышляющие создавать все блага для нуждающихся.

Отредактировано Giovanni Riccardi (2013-01-10 17:51:27)

+1

5

Я обнимаюсь с племянником, и мне, честное слово, совершенно плевать на то, почему Кэтрин не берет трубку. Майкл – чудесный ребенок: самый умный, самый смышленый малыш, которого я видела. Будь у меня сын – он был бы точь-в-точь похож на Майкла, но мне не нужны дети. Зачем? У меня есть прекрасный племянник, и мне хватит. За своими детьми нужен уход. Их нужно воспитывать, а я, если честно, та еще разгильдяйка, кто бы воспитал меня? Мне ведь скоро тридцать, а в голове ветер свищет. Несерьезно.
Наверное, за это Кэтрин меня и не любит. За то, что она тухлая, как вареная селедка. А я вся такая живчиком – этот живчик мне вылазит боком, но мужчины обычно западают на меня, чего скрывать. Кэтрин же охомутала только моего братца, и то не пойми каким макаром, так что…
Ситуация начинает проясняться, когда Стив показывает мне мобильный и смс-ку от жены. Я удивленно лезу в карман за своим телефоном – Кэт вчера звонила и мне? С ума сойти, где же я так набралась, что не помню даже, звонила ли она мне?
На мобильном – три пропущенных. Я удивленно вскидываю глаза на брата:
- Представляешь, а она ведь мне звонила. И правда. Как я не услышала?
Майкл вырывается из моих объятий и бежит наверх. Я смотрю ему вслед и замечаю:
- Не дело малышу школу прогуливать, - ха, кто бы говорил! Уж  мы-то со Стивом никогда паиньками не были. Однажды мы приклеили колбасу к потолку столовой – видит Бог, я сама не знаю, как нам это удалось – и никто нас не поймал. А сколько наслушалась наша мама от директора? Лучше и не вспоминать, - А что вчера было? Я, наверное, напилась в баре, потому что в упор не помню вчерашнего дня.
Стив жмет плечами, я протягиваю ему руку, чтобы он помог мне подняться с пола. Брат хватает мою ладонь своей, тянет наверх, и я благодарно чмокаю его в щеку.
- Ненормальное утро.
- Меня сегодня чуть дверями автобуса не прищемило, - жалуюсь брату, открывая холодильник. У Стива он огромный, и потом наружу торчит только моя попа, пока сама я ковыряюсь в его внутренностях, - Ты представляешь, шофер будто меня не заметил!
Через минуту я выныриваю из ледяного плена. В моих руках – сэндвичи с говядиной, заботливо упакованные в пленку – наверняка, Кэт приготовила их для Майкла, но раз мальчик не пошел в школу, их могу съесть я, верно? В другой руке – кувшин с морсом, следует признать, Кэтрин хорошо готовит. Хоть что-то эта курица умеет!
- На днях я получил разрешение на официальное проведение наших проектов, кстати.
- О, Стив!
Я повисла на шее у брата, сэндвичи забыты. Еще бы, он наконец выбил из государства деньги на проведение программы всеобщей вакцинации против дифтерии. В США увеличились случаи заболевания этой болезнью, а мы, как настоящие добрые ангелы, решили с этой проблемой бороться.
- Мааааайкл! – громко кричу я и слышу топот на лестнице. Невольно улыбаюсь – господи, до чего я люблю этого мальчугана!
Племянник тормозит на входе в кухню, и я достаю из сумки огромную шоколадку:
- Смотри, что я тебе принесла!
Майкл довольно визжит и вырывает сладость из моих рук. Кэт все время корчит рожи и говорит, что я балую ее сына, и мне хочется вырвать ей клок волос. Я ее очень не люблю, правда. Что Стив в ней нашел? Я говорила ему, не женись, но он меня не послушал…впрочем, Майкл же ее сын, хоть что-то хорошее.
- Слушай. Нам нужно подбить смету, а потом ехать в госпиталь Джошуа Фаулера и сообщить им о субсидиях, - говорю я Стиву, запихивая в рот сэндвич, - А потом стоит заняться кое-какими расчетами. Мегера не будет против, если я тут заночую? И да – попробуй сэндвич, очень вкусно!

+1

6

*в архив*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Почему ты ещё жив? — Потому что мне есть, ради чего жить!