Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 33th Waterloo, 20


33th Waterloo, 20

Сообщений 1 страница 20 из 62

1

Двухкомнатная квартира-студия, где гостиная соединена с кухней, на 4м этаже

Обстановка

http://uploads.ru/i/6/L/E/6LEke.jpg

http://uploads.ru/i/x/3/R/x3RB0.jpg

Отредактировано Agata Tarantino (2012-04-13 17:15:08)

0

2

/дом Стива/

Тарантино остановила машину под своими окнами и быстро покинула пикап, спеша домой. Дома даже беспорядок был родным и близким. Конечно, немытая посуда и мятая рубашка на стуле не очень радовала, скорее напоминая об одиночестве. Но ведь и одиночеством можно наслаждаться. Познавший одиночество, познает и настоящую любовь. Испанка усмехнулась своим мыслям и скинула обувь.
Она напевала мотив веселой испанской песни себе под нос и выглядела довольно бодрой, пока не подскочила к календарю, срывая лист плаката и останавливая взгляд на месяце февраль. В конце февраля погибли ее родители. Агата не была на их похоронах, так как сама переживала не легкие времена потерей за потерей. Девушка закусила губу и прислонилась спиной к стене, закрывая глаза. Может именно этот год сделает ее старше? Взрослый - это человек, который может признавать свои ошибки, проигрывать и принимать потери. Все эти годы она не хотела признавать себе, что родителей нет. Ведь если не видишь их могли и надгробных плит, то еще есть шанс?
Брюнетка, все еще не открывая глаза, полезла рукой в карман куртки, доставая мобильный телефон и на ощупь нажимая цифру 1 - быстрый набор номера Билла.
- Привет. Мне нужен отпуск - сказала она и усталость навалилась на ее плечи как только она заговорила с мужчиной на том конце провода. - Пришло время признать потери
- Куда ты хочешь уехать? - спросил он. Его низкий баритон был бодрый и сухой, наверно утро для мужчины началось часа 2 назад, когда Агата только заснула.
- Я хочу навестить родителей - девушка вздохнула. Отрывисто, сама не в состоянии узнать своего голоса.
- Тогда жду тебя через неделю. Приятного полета - несмотря на холодность фраз, Билл был мягок и учтив. Она почувствовала его улыбку.
- Спасибо - испанка отключила телефон и пошла в спальню. На случай побега у нее всегда была собрана сумка со всем необходимым - одежда, деньги, банковские карты, средства гигиены. Но сейчас девушка собирала чемодан самостоятельно, никуда не торопясь. Первый рейс в Испанию отправляется в час дня. Время есть.
Собрав небольшой чемодан красного цвета, похлопотав над яичницей, Агата упала на диван. Тело ныло от усталости и просило отдыха. Хорошо, только часик - согласилась девушка и уснула.
Проспала. Настенные часы показывали 6 вечера.
- Дьявол - она сорвалась с места, ощущая от резкого поднятия головокружение, но это не остановило ее спешно собрать свою сумку и сменить одежду.
Надеясь, что она ничего не забыла, Та-Та, буквально подхватила чемодан, и понеслась по ступенькам вниз. "Пик-пик" - ответила ей сигнализация и Тарантино поспешила запихнуть чемодан в багажное отделение.
Нервно взвизгнули тормоза. Испанка и сама поймала себя на мысли, что ее спешка удивительна. Сбавила ход уже на трассе, когда просачивалась между машин, что ехали домой.

/аэропорт/

0

3

/дом Алекса Руссо/

Дорога до дома заняла больше времени, так как Агата начала бесцельно прожигать чужой бензин на чужой машине. Она проезжала мосты, дома, пустые дороги и приходила к мысли как сильно сегодня облажалась. Во-первых, не стоит, никогда не стоит, мешать свою взрывоопасную деятельность с личным - не стоило вытягивать Стивена из злополучного клуба. Ведь что взамен? Взамен ушибленная голова, глубокая рана на руке и куча последствий в виде сердечных дел и злополучных "бермудских" любовных треугольников. Что б я еще раз сунула нос в мужскую дружбу! - сердито вдыхала Тарантино и нажимала сильнее на газ. Думать о том, что осталось после ее ухода в квартире Руссо, брюнетка не стала и, как говорят гуру, просто освободила свою голову от всех мыслей.
Побитую машину Стивена, Агата припарковала во дворе, уверенно решая, что завтра отдаст тачку в ремонт, а потом вернет автомобиль владельцу. И хорошо, что на Сакраменто опустилась ночь, иначе бы не избежать сплетен соседей о том, почему их милая и тихая соседка ходит по городу в мужском халате и босяком.
Поднявшись на пятый этаж, Тарантино пошарила под ковриком рукой и вытащила маленький запасной ключ от двери. Замок поддался и вот она уже с облегченным вздохом оказалась в своей квартире, облокачиваясь спиной о дверь и закрывая глаза. Было темно - хоть глаз выколи и тихо, что слышалось биение собственного сердца. А еще эта болезненная пульсация в области запястья...
- Черти - устало ругнулась испанка на сегодняшнее положение дел и прошла сразу в ванную, скидывая невзлюбившийся ей халат и разбинтовывая руку. Выглядело запястье ужасно - распухло и нуждалось в нитке и иголке. Промыв рану, Агата быстро натянула мятое платье и ринулась в гостиную за аптечкой. Но как только она оказалась на пороге комнаты, то встала столбом. Хоть свет был выключен, но того освещения, что проникало из открытой двери ванной, было достаточно чтобы понять, что в ее кресле кто-то сидит. У Тарантино перехватило дыхание, она знала только одного человека, который может попасть в любую ее обитель, который может найти ее где угодно. И если это не были ее убийцы, то это был Билл.
- Здравствуй - мягко сказала Агата, проходя вглубь студии и включая ночник. Левую руку испанка постаралась спрятать, заводя за спину, чтобы Кэррадайн не обнаружил следы не гладко проведенного задания. Хотя Билл все равно заметит, если уже не заметил, что его девочка взволнованнее чем обычно, более усталая и не совсем целая. Так что игры в секреты и попытки конспирации, та-Та быстро прекратила.
- День был жарким - прошептала девушка, беря коробку для аптечки, на котором красным маркером был выведен крест - Но арабский полос мертв*, как и планировали - озвучила Тарантино приятную новость и достала из коробки пару таблеток в купе с иголкой и нитками для зашивки раны**.
- Ты ведь за этим пришел? - спросила испанка, держа иголку в руке и не решаясь начать себя залатывать, боясь ожидаемой боли.

_____________________________
* было задание подорвать клуб "Фараон", в котором будет отдыхать арабский посол Катар Рабам
** рана на левом запястье - результат попадания при взрыве клуба железной пластины в руку

Отредактировано Agata Tarantino (2012-04-05 20:19:12)

+1

4

Темноволосый прохиндей с воплями побежал в другой конец комнаты.
-  Нееее, все-все, парень! Хорош метаться! Ты не успел. В тебя попала граната. Бууууф, - я широко развел руками и со смехом повалился на пол.
-  Ты труп! Так, что лежи на ковре и не блефуй
-  Билл, а ты почему упал? спросил он, послушно устраиваясь возле меня.
-  Потому что взрывать комнату, где я сам нахожусь - не лучшая из моих идей
Аарон залился смехом, на который способны только дети. Он дрыгал ногами, не в силах остановиться. А потом, наконец, успокоившись, положил свою голову на мой живот. Так мы лежали около получаса, уставаясь в потолок. Было странно думать о том, что Агата в этот момент стреляла из настоящего пистолета, кидала настоящие гранаты и взрывала все так же настоящую бомбу. Она рисковала жизнью ради единственной цели – хоть немного приблизить день встречи со своим сыном, чтобы так же, как я несколько минут тому назад, слышать его смех. Впрочем, я не сомневался в том, что Агата жива. Моя девочка – превосходный боец и была бы лучшей матерью. Жаль, что она не в состоянии совмещать эти качества одновременно.
--
Было уже темно. Я смотрел на темный город, усевшись на подоконнике. Несмотря на работавший обогреватель, мне было холодно, а потому я укутался в плед.
-  Я уложила Аарона спать, прочитала ему сказку… но знаете, он опять спрашивал про своих родителей.. я.. я.., послышался голос за моей спиной. Это была горничная, она уже несколько лет заменяла мальчишке мать. И мне всегда казалось, что этого достаточно.
-  И что ты ему ответила? - спокойно произнес я, не отводя взгляда от ночного Сакроменто
-  Все тоже, что и всегда, мистер Корридан. Но.. я не знаю, сколько это еще может продолжаться.. ему этого мало. Он каждый вечер спрашивает о ней.. В сказках всегда фигурирует ‘прекрасные король и королева’, которые души не чают в…
-  Замолчи!, - сухо бросил я и вновь поежился.
-  Мистер Корридан… может, я приготовлю Вам чай?
-  Нет, Софи, лучше вызови такси…
--
-  Привет, - спокойно произнес я, туша очередной окурок. Я приехал в квартиру Агаты несколько часов тому назад, и сидел в темноте, полностью погрузившись в мысли о моей девочке и ее сыне.
Сейчас я смотрел на Агату в упор, ожидая подробного рассказа о прошедшей операции. Впрочем, на это мне было плевать, но начинать разговор с действительно интересующей меня темы было бы крайне непредусмотрительно.
-  Что у тебя с рукой? - я поднялся с дивана
-  День был жарким, но арабский полос мертв, как и планировали… Ты ведь за этим пришел?
-  Мне мало знать того, что этого чертяру убили, я хочу знать больше
Я взял из рук Агататы иголку и нитку, и просунул кончик нитки в маленькое ушко
-  Приготовься… зажми что-нибудь во рту. К примеру, бинт, - я обработал рану спиртом, и уверено, как будто это были привычным делом, принялся ее зашивать.
-  И нет… я пришел не только по этой причине, я не мог уснуть, а потому решил наведаться к тебе ночью, - с улыбкой произнес я, все так же не отрываясь от ее руки

+1

5

В квартире пахло сигаретным дымом, который у Агаты ассоциировался с отцом. Ее папа любил курить, но делал это с особым изыском и наслаждением, втягивая с никотином и мысли, атмосферу, самое лучшее из мира... ну, так думала Та-Та, когда была ребенком и наблюдала за отцом, который рассказывал ей мифы древних миров. Сказки Агату не увлекали, ей интересны были боги и герои. И когда она сбежала из родного дома, когда погибли родители, этот сигаретный дым был и ее спасением. А далее Билл... от которого пахло табаком. Не могу признать, что я никотиновая наркоманка, но именно этот запах меня завораживает. Воспоминания... они не мелькают картинками в голове, они в звуках, запахах, взмах качели...
Девушка так бы и сидела на краю дивана, решаясь на отважный шаг, если бы не уверенное действие испанца - он забрал у нее выгнутую иголку и ловко вдел нитку.
-  Мне мало знать того, что этого чертяру убили, я хочу знать больше - да, от Билла ничего не скрыть. Он был закален ложью и обманом, а значит юлить от него бесполезно. Это не те ребята, с которыми Агата могла отшутиться, умолчать или сделать вид, что не поняла фразы. Рядом с Кэррадайном брюнетка чувствовала себя безвластной. Ах, если бы она знала, что Билл имеет над ней еще большую власть...
-  Приготовься… зажми что-нибудь во рту. К примеру, бинт - испанка так и поступила, скорее отворачивая голову. Крови она не боялась, но махинации с шитьем раны не прибавляли аппетита. Иголка вошла под кожу и Агата застонала. Минуты тянулись долго, брюнетка хотела уже закричать "хватит", как пытки кончились. Мужчина положил иголку и Тарантино удивленно посмотрела на Билла.
-  И нет… я пришел не только по этой причине, я не мог уснуть, а потому решил наведаться к тебе ночью - произнес он, держа усталую руку испанки. Агата вытащила бинт, поплевалась от попавших в рот ниток и чуть усмехнувшись, произнесла.
- В таком случае, ты выбрал правильные двери - меня тоже часто мучает бессонница - девушка взглянула на часы - пол второго ночи. - Давай выпьем? Таблетки не такое сильное обезболивающее, как алкоголь - она поднялась с дивана, касаясь плеча Билла и прошла вдаль комнаты, в зону кухни. Спиртного в доме девушки было мало - водка, которая скорее хранилась в качестве антисептиков, и любимый испанский напиток "Амаретто". Бутылка была только чуть почата и Та-Та с радостью вернулась с ней и двумя стопками обратно к дивану.
Я знаю, что сейчас придется начать рассказ... - но прежде чем это сделать, испанка убрала медикаменты, наложила быструю повязку на заштопанную руку и протянула Кэррадайну влажное полотенце, чтоб вытереть руки от ее крови.
- Если бы тебя не было сегодня тут, я бы приписала этот день к самому худшему - начала Агата, оставляя честь разлить ликер по стопкам на испанца. - В том клубе, где отдыхал наш уважаемый посол. Да земля ему будет пухом. Я встретила одного знакомого, представляешь... - протяжно закончила Та-Та, делая паузу. Нет, о том, что она спасла Стива, упоминать не стоит - это не входило не в чьи планы - Тогда зачем я вообще о нем упомянула? - Как и договаривались - взрывчатка была заминирована в торте, но минуты мне не хватило, чтоб отбежать на безопасное расстояние. Вот и результат - она кивнула на забинтованную руку и замолчала. Пыталась понять хочет ли Билл знать о том, что какое-то время у Агаты зарождались отношения с мужчиной. Нужно ли ему знать что сегодня она снова поняла, что ничего у нее не выйдет?
Испанка подняла стопку и поднесла свою к его. Раздался приглушенный звон - Останешься до утра? - лелеяла эту мысль Та-Та, делая глоток обжигающего напитка с легким оттенком миндаля, и не отводя взгляда темных глаз от Билла.

Отредактировано Agata Tarantino (2012-04-10 16:19:29)

+1

6

И он остался до утра... А утром пропал...
Но до тех пор, когда Агата проснулась, у них было "Амаретто", разговоры о музыке и сама музыка, что лилась из граммофона. И Тарантино отвлеклась от болезненных ощущений в руке, от разочарований в мужчинах, что случались уже который раз. Она уснула на диване, положив голову на его колени.
Утро наступило неожиданно, когда у всех уже был обед.
- Билл? - испанка проснулась, поднимая голову. Мужчины и след простыл, словно его и не было, словно ночные события просто наваждение. Она медленно встала с дивана, побрела к чайнику и включила его. Затем потянулась, как кошка и отворила дверь балкона, чтобы вдохнуть свежий апрельский воздух. На улице было тепло и даже шум машин и детские воплески во дворе не раздражали. Единственное, что волновало еще из сна Тарантино, так это ее сын Аарон... она была уже близка. Близка к правде и своему сыну...
Следующую половину дня испанка встречалась с посредником, который передавал ей информацию о результатах поиска. Как говорится, одна голова хорошо, а помощь нужна. У Тарантино в последнее время появлялось какое-то неконтролируемое чувство, что информация, которой кормит ее Билл, запоздалая.
После встречи с детективом, испанка в спешке стала собирать вещи. И самое первое, что она положило, это была фотография Аарона. Агата набила дорожную сумку вещами и положила фотографию в нагрудный карман джинсовой жилетки.
- Я найду тебя - прошептала она, стоя перед зеркалом и уверенно вглядываясь в свои глаза. Теперь она чувствовала себя на финишной прямой - один перелет, один адрес, долгожданная встреча... и разочарование, о котором Та-Та еще не догадывается.
Брюнетка вышла из подъезда, дружелюбно кивнула бабушке-соседке и прошла на парковку. Рядом с ее пикапом красовался разбитая "Ауди" Стива. Н-да. Я собиралась выкроить время на ремонт. Ну, или хотя бы отогнать машину к нему под бок. Не хватало мне еще розыска за угон - она размышляла над своей безопасностью и честным именем и над тем, хватит ли времени чтоб мотаться на побитых машинах туда-сюда. Оставив все как есть, Агата отворила дверь своего "пикапа", кинула сумку на соседнее место и завела мотор.

/аэропорт/

0

7

Это утро принесло больше спокойствия, чем весь прошедший месяц. Агата снова была дома, хотя съемную квартиру не назовешь родной, и он был рядом. Он обещал, что больше не уйдет, он засыпал с ней в одной кровати пока она пересказывала любимую сказку. Он единственный, кто говорил ей, что любит. И разве может быть что-то еще прекраснее, чем когда ребенок показывает свою любовь крепкими объятиями? Дети не боятся чувств, дети не боятся довериться и вложить свою жизнь в чьи-то руки. И за это доверия Тарантино ценила Аарона. Ценила и клялась не подводить, не оставлять, не уходить, не умирать...
- Привет - прошептала девушка по утру, рассматривая лицо мелкого, который прирос к подушке.
- Привет - ответил он в той же манере и улыбнулся. Он часто улыбался, зная, что это провоцируют на ответную улыбку его мать. Так и сейчас, Агата повеселела.
- Что мы будем делать сегодня?
- В ином случае, я бы сказала, что попробуем завоевать мир, но давай начнем с завтрака
- Хлопья! - взбодрился малой, подскакивая на кровать.
- Хлопья - она кивнула и была рада, что сын не заказал оладья из чешуи дракона или блинчики с кровью летучей мыши - да, чего нет, того нет, а в необжитой квартире на Ватерлоу холодильник был практически пуст.
Аарон уже бодро прыгал на кровати, расшевеливая испанку, от которой уже пятый раз слышалось "я уже встаю".
- Ну, хорошо, хорошо. - села - Кто последний до холодильника, тот мудак - кричит Агата и пулей выбегает из спальни. Падает на повороте, ребенок спотыкается об нее и тоже заваливается на паркетный пол.
- Это все ты, ты - хохочет Аарон, пытаясь встать на ноги и продолжить гонку, но его лодыжка застряла в руке у Агаты.
Тарантино, мать, которая ни разу не смогла еще оправдать своего статуса и положения. Она и себя то потеряет, не то, что мелкого. Но зато с ее безответственностью уживается большое сердце, в котором вся невостребованная любовь отдается Аарону. Та любовь, которая должна была достаться родителям, та недолюбовь к мужчинам теперь принадлежит маленькому мальчику. Возможно не такому счастливому, как его сверстники, но зато центром земли для одной террористке.
Она снова подумала над тем, чтоб уйти из Семьи. Слишком становится опасно жить. А если взять в расчет нарастающее расстройство женской психики, то ей нужен большой перерыв. Остановиться пока не поздно, пока не сгорела.
- Мама, мама, ты мудак!
- Тоже мне открытие - вставая с пола отозвалась брюнетка, шлепая до полки с хлопьями. А молока тоже нет. Даешь импровизацию! Хлопья с апельсиновым соком.
- А может позавтракаем в кафе? - ковыряя миску с гадостью, морщиться Аарон.
- Пожалуй, я приму твое предложение - испанка подмигивает сорванцу и идет одеваться...

+1

8

Чудесным поздним утром некий гонец N. пришел на работу и тут же получил втык от начальства за опоздание. Гонец попытался извиниться перед строгим шефом, мол, сами понимаете, молодость, гормоны, дабстеп, но злостный супостат не собирался слушать никаких оправданий и в наказание послал N. в самое дремучее мракобесие города с заказом.
И вот, сел наш гонец на коня своего породы Део Матиз и поскакал на улицу расчудесную, где живет девица красная - по паспорту Агата Батьковна Тарантино, а в миру известная как "О господи, Агата!"
Долго ли, коротко ли, скакал N. и наконец прискакал в район этот гиблый. Поднялся на этаж указанный и нашел квартиру заветную. Тише мыши был гонец, когда ставил корзину размером с полцарства с клубникой заморской, сладкой, у двери и еще тише был гонец, когда съебывался с улицы, что злыми слухами полнится и своими чудовищами славится.
А меж клубникой той лежала записка, рукою с похмелья написанная:

I text a postcard, send to you...
Did it go through?
Sending all my love to you.
You are the moonlight of my life
Every night
Giving all my love to you

My beating heart belongs to you
I walked for miles til I found you
I’m here to honor you
If I lose everything in the fire
I’m sending all my love to you

With every breath that I am worth
Here on earth
I’m sending all my love to you
So if you dare to second guess
you can rest assured
That all my love’s for you

My heart belongs to you
I walked for miles til I found you
I’m here to honor you
If I lose everything in the fire
I’m sending all my love to you

My beating heart belongs to you
I walked fo miles til I found you
I’m here to honor you
If I lose everything in the fire
Did I ever make it through?*

P.S. Доброе утро, моя звезда Востока и заходящее Солнце Запада. Сегодня ночью такой звездопад был отпадный... Загадала желание?
Я загадал. Тебя.

*Green Day - Last Night On Earth

Я пишу открытку, отправляю тебе...
Она тебе пришла?
Я посылаю всю свою любовь тебе.
Ты - свет луны для моей жизни,
Каждую ночь.
Я отдаю всю свою любовь тебе.
Мое бьющееся сердце принадлежит тебе.
Я прошел много миль, пока нашел тебя.
Я здесь, чтобы чтить тебя.
Если я все потеряю в огне,
Я посылаю всю свою любовь тебе.

С каждым вздохом, на который
Я способен
Здесь, на этой земле,
Я посылаю всю свою любовь тебе.
И если ты еще можешь сомневаться,
То будь же убеждена:
Вся моя любовь - для тебя...

Мое сердце принадлежит тебе.
Я прошел много миль, пока нашел тебя.
Я здесь, чтобы чтить тебя.
Если я все потеряю в огне,
Я посылаю всю свою любовь тебе.

Мое бьющееся сердце принадлежит тебе.
Я прошел много миль, пока нашел тебя.
Я здесь, чтобы чтить тебя.
Если я все потеряю в огне,
То когда это было по-другому?

+1

9

Звонок в дверь.
- Я открою, я открою! - и несется мелкий через всю гостиную к двери пока Агата переодевается в спальне и ныряет в длинную белоснежную юбку.
- Нет, Аарон стой! - кричит девушка, путается в ткани, падает, но ползет. Затем поднимается, ее настойчивости и упорству, позавидует даже матерый спасатель, и успевает перехватит ребенка буквально на лету перед самой дверью.
- Подожди - тихо говорит она, ставит сорванца позади себя и подкрадывается к двери. Поймите, Агата все время обитания в этих стенах вела затворнический образ жизни - никаких гостей, никаких мужчин, никаких вечеринок, друзей. Знали о ее пристанища Джон и Билл. И оба сейчас ее беспокоили.
Испанка всмотрелась в глазок - тишина и пустая лестничная площадка. Она поворачивает замок, Аарон затаил дыхание.
- Ну что там, мам! - выглядывает ей через плечо, а Тарантино уже втягивает корзину с ягодами в квартиру. и снова быстро закрыть дверь.
- ЕДА! - и уже тянет руки, чтоб схватит клубнику и сунуть в рот. Но получает хлопок по ладони. - Ай. Ты чего? - мальчик насупился и смотрит щенячьими глазами на Агату.
- Они могут быть отравлены. Я должна проверить - с непоколебимым чувством ответственности и тяжелого, почти смертельного решения, Та-Та усаживается на пол перед корзиной и сует ягоды в рот. Ммм. Вкусно. Аарон, истекая слюной и переминаясь с ноги на ногу смотрит как мама заглотила уже пятую ягоду.
- Ну? Не отравлено же? Я тоже хочу
- Конечно не отравлено. Я просто фору взяла - девушка махнула рукой, давая зеленый свет на открытие сезона охоты. Сын плюхается рядом, обнимая корзину ногами и двумя руками начал запихивать ягоды в рот. Выигрывает, сорванец.
И когда очередная из ягод покинула корзину, Тарантино обнаружила белый лист сложенный вдвое. Медленно разворачивает записку и подходит с ней к окну, чтоб прочесть.
- Это от Джона, да? - ребенок улыбается во всю ширь, во все 20 молочных зубов.
- Не знаю, не подписано - отмахивается она, а на самом деле узнает его почерк. Но самое главное как на это реагировать? Это попытка помириться? Это желание накормить ее и Аарона? Или он напоминает о себе, ведь сегодня у него день рождение.
- А я думала ты не любишь клубнику - говорит испанка, все еще сжимая записку в руках и стеклянным взглядом смотря в окно.
- Ну это же от Джона! - Аарон проговорил это таким тоном, словно Уэйт был самим Баркой Обама и самолично сажал, выращивал, удобрял и собирал им клубнику.
- Хм - озадачено девушка выдохнула и развернулась. Чумазое лицо мелкого тут же ее развеселило и она отбросила сомнения прочь - Иди умывайся и поедем в кафе

/из кафе в магазины /

0

10

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/d/2/eadde17d.mp3|для эпичности[/mymp3]

Шел Джон по Ватерлоо и жевал жвачку. Красивый был - что дай боже. За километр Hugo Bossoм несет, на щеках трехдневная стильная щетина, причесан по моде, джинсы стираные, глаженые, футболка в тон, ремень моднявый, очки Ray Ban, букет в одной руке, пакет в другой - в общем, кто посмотрит, так сразу поймет, что мужик к бабе идет. Разве что у мужика этого, сошедшего со страниц Men's Health, в пакете не Дон Периньон был, а простой и незамысловатый набор для приготовления пищи - пара банок тушенки, пара упаковок макарон да батон обычный, нарезной. Ну, кто как на свидания ходит, а Джон вот так вот.
В общем, шел, в настроении весьма радужном и приподнятом: во-первых, выспался впервые за четыре года, во-вторых, ремонт в доме закончен и по его персидским коврам больше не ходят толпы узбеков, в-третьих, машину новую купил вот буквально на днях, а в-четвертых... В-четвертых, соскучился Уэйт по Тарантино по самые гланды, если не сказать - по уши. Чуть ли не танцующей походкой Майкла Джексона шел - разве что статус не позволял вприпрыжку дошкандыбать до заветного дома.
Но это все мелочи и вечные лирические отступления. А знаете, как Джон любит мелочи и лирические отступления? Поэтому, пока он поднимается по лестнице на четвертый этаж по направлению к квартире Агаты, мы расскажем предысторию того, ради чего мы все здесь сегодня собрались.
Итак, какое-то время назад человек по имени Бобби сообщил Джонни, что его ненаглядная собирается умотать в Сан-Франциско. Уэйт негодовал - как это так, мол, почему не уследили? Хорошо так негодовал - у Бобби стало на три зуба меньше, ну да ладно, Бобби в очередной раз направился к дантисту за вставной челюстью, а андербосс подыскал команду хорошо надрессированных ниндзя из своих людей и отправил следом за испанкой. Сам, увы, поехать не мог - дела, знаете ли. Впрочем, и злоупотреблять своими полномочиями Джон не любил, но это мы отнесем к опере "да хрен с ним, авось, Витя не заметит". Не так часто Уэйт и злоупотреблял, кстати.
Ну так вот, ниндзя дело провалили (никто даже не удивился), и слежку за Тарантино как следствие - тоже. Штат семьи Донато потерял четырех ценных кадров, а Джон - самообладание и выдержку. Плохо было всем, даже какому-то подростку, который слишком медленно переходил дорогу. Нет, Уэйт не переехал его своим монстром, но психика ребенка от той нецензурной тирады, что мафиози прочитал медлительному тинейджеру, пострадала до конца его дней. Смотрите внимательно новости - возможно, услышите про самоубийство или нового маньяка в центральном районе города.
А потом Джону сказали, что Агата вернулась в Сакраменто. Живая, и почти невредимая. И тогда андербосс решил - пора. Хватит ломаться и выпендриваться, аки девице перед первой брачной ночью, пора действовать и переходить на новые уровни в отношениях.
Вот и стоял сейчас Джон перед дверью, прожигал взглядом глазок, и наконец, решился и совершил два стука. Дверь открыли какое-то время спустя, и как бы странно и нелепо это не звучало, но на пороге стояла никто иная, как Тарантино. Вот так сюрприз, да? Постояла, родная, посмотрела, слова ни единого не сказала, и долбанула дверью прямо перед носом незадачливого Ромео.
- Так, - Уэйт почесал затылок, - Ладно. Я все понял.
Джон оставил пакет с хавкой у порога и решительно развернулся, направляясь из дома вон, что, собственно, и означал прозрачный намек испанки. Но все было бы слишком просто, если бы он ушел, верно?
Поэтому андербосс, который не привык сдаваться, обошел дом кругом, примерился к окнам Агаты, прищурился, производя в голове сложные вычисления, а в итоге плюнул, запихнул букет за ремень джинс и подпрыгнул, хватаясь руками за пожарную лестницу. Если Тарантино думает, что легко отделалась - то сегодня он ее разочарует.
- Вот жеж, блять, бабы... - бурчал мафиози, методично заползая по стенке вверх на заветный четвертый этаж. - И почему я сразу об этом не подумал, спрашивается? Тоже мне скалолаз, конечно.   
Ноги соскальзывали с кирпичей, пару раз Джон находился на грани между смертью и жизнью в инвалидной коляске, но активные занятия спортом (побеги от полиции и перестрелки) помогли-таки Уэйту добраться до пункта назначения. На балкон было забраться легко - далее предстояло понять, как забраться к Тарантино непосредственно в дом, но и тут помогла верная халковость - пара нажимов плечом и ветхая рама поддалась, с треском открываясь. Таким образом, Джон ввалился в спальню Агаты, в лучших традициях голливудских фильмов.
- Тиха, всем без паники! - и, отряхиваясь и проходя в гостиную, тут же приступил к делу. - Не, Агата, в натуре, я же приличный и презентабельный мужик, крестный отец всея мафии и так далее, так почему я должен строить из себя Человека-Паука, блин? Смотри, я себе штанину порвал, - Уэйт переступил порог комнаты и остановился перед Агатой, вальяжно развалившейся на диване, показывая ей на оторванный кусок джинсы внизу. Да и вообще - складывалось впечатление, что они уже лет десять вместе живут, и Тарантино давно привыкла к тому, что для Джонни в порядке вещей - заходить к людям в дом через окна.
Не дожидаясь ответа испанки, андербосс направился к дверям, за которыми стоял пакет и раскрыл оную, наклоняясь за едой. Совершенно внезапно открылась дверь напротив, Уэйт поднял голову и увидел такое родное до боли лицо бабНюры.
- Добрый вечер, как поживаете? - улыбнулся мафиози соседке, входя в образ продавца арбузами. - А мы тут макаронами балуемся. На ужин не приглашаю, простите, - старушка попялилась на как-бы-мужа-Агаты пару секунд, а потом развернулась и ушла в свои хоромы, прикрыв за собой дверь.
- Я тоже отлично, спасибо, что спросили, - Уэйт поднял пакет и вернулся в дом, защелкнув замок. Снял ботинки. - Что? - чувствуя на себе недоброжелательный взгляд Таратино, спросил Джон. - Почему ты на меня так смотришь? Нет, почему ты лежишь на МОЕМ диване, а не бежишь меня встречать? - андербосс пересек комнату к кухне и махнул рукой. - Давай, поднимайся и дуй сюда, я сейчас буду готовить национальное блюдо всех холостяков и капитанов дальнего плавания - макароны по-Джоньи.
Fatalite!

Отредактировано John Wait (2012-09-01 04:51:37)

+1

11

Сутки после злосчастной поездки Агата проспала, ведь сон - лучшее лекарство, а ее тело требовало отдыха, правда, еще требовало еды и мыла. Четыре дня проведенные в сыром погребе, куда каждые два часа заходил присланный Биллом мордоворот, сурово оправдывая свое звание. По голове не били, хотя свой первый фингал Агата получила в первый час, но вот ребра испещряли и разукрашивали регулярно. И если боль еще можно терпеть, стараясь отключать как можно чаще разум и улетать сознанием в родную Испанию, то вечерние приходы Билла резали ее. Он брал стул, тихо садился напротив и сочувствующее гладил по колену, словно и не он стоит за всем этим кошмаром.
А на закате четвертого дня она бежала и даже не надеялась на успех, но бороться надо было и девушка считала, что лучше погибнуть от пули в спину, чем стать кормом для крыс. Но ее спасло попадание под машину. Куда ехали, зачем ехали, она не помнила, только просила случайного водителя ее отпустить. И, конечно, в топку больницу, мы и сами вооружимся антибиотиками и проведем курс лечения. Так и было пока в дверь не раздался звонок. Испанка напряглась как струна, достала из-под подушки ствол и пошла к двери, осторожно ступая. Поднялась на носочки, чтоб взглянуть в глазок. Уэйт собственной персоной? Нет, давай не сегодня - она открыла дверь, оглядела Джона, повела носом аки кошка, которая принюхивалась к запаху лука на кухне, и захлопнула дверь размашистым движением руки.
Проклиная все на свете вернулась к родному дивану, ствол под подушку и сверху накрыть тяжелой головой. Но не тут то было! Стремления андербоссу не занимать, что, безусловно, плюс в его профессии и 10 баллов от Тарантино за настойчивость. Что ни говори, а она скучала по нему, но и отвыкать начала, может даже скоро ее жизнь наладилась бы без него. Хотя, как показывает практика, одиночество приводит ее к необдуманным поступкам и неприятностям, которые валятся как снежная волна.
Агата сменила лежачую позу "а мне все пофиг, отвалите все" на сидячее положение и наблюдала за тем, как Уэйт колышет воздух в ее комнате. Смотрела исподлобья, точно представляя как Джон варится в большом ведьминском котле, а она подсыпает в чан перца и стругает морковку. Может это все голод? И кто там заговорил про кушанья? Та-Та отбросила родное одеяльце и поднялась, поправляя на себе вытянутую футболку.
- Паула тебя совсем не радует? - сиплым голосом спросила террористка, преодолевая пространство до кухни и вытягивая у Джона торчащий букет, как хвост павлина.
- Ты не дарил мне еще цветы. Что-то случилось? Ты смертельно болен? Кто-то умер? Тебя уволили, а все имущество продали с молотка? - ожидала Агата подвоха, косо смотря на Джонни и примеряя цветы в вазу. Затем с облегчением села за стол, скрепя зубами от боли в пояснице, как баб Нюра, ей богу, и стала наблюдать за Джоном-хозяюшкой.
- А что, ничего вкусного нет? - она сожалеющие сунула нос в пакет.
И было в этом дне что-то странное, ведь не такие разговоры должны состоятся между любовниками спустя месяц гордости и ссоры. Но героям этой оперы не писаны правила. Поэтому, наконец, поборов все остатки обиды на Джона, которые, кстати сказать, большей частью были выбиты в подвале охраняемого дома Кэррадайна, Агата подошла к Уэйту и крепко, насколько позволяли силы после сна, обняла мужчину со спины. Уткнулась лбом в лопатки, а руки сцепила на животе, хватаясь за края футболки.
- Джонни, ты больше не уходи, хорошо? - проскулило создание за его спиной.

+1

12

- Паула тебя совсем не радует? - кто голос-то подал, боже мой!
- Совсем, - помотал головой Джон, бухая пакет со жрачкой на стол.
- Ты не дарил мне еще цветы. Что-то случилось? Ты смертельно болен? Кто-то умер? Тебя уволили, а все имущество продали с молотка? - ты, главное, говори. Говори как можно больше, а я буду просто слушать.
- А с чего ты решила, что это тебе цветы? Может, я их себе купил, - Уэйт пожал плечом, вытаскивая продукты и даже легко хлопнул Тарантино по руке, когда та полезла в пакет. - Фу! А то сделаю атата.
- А что, ничего вкусного нет?
- Ты еще будешь умолять меня о добавке, - хмыкнул андербосс, поднимая всю кучу еды на руки и отворачиваясь с ними к плите. Джону однажды сказали, что он выглядит оч хозяйственно, когда готовит, и Уэйт спросил вполне логичный вопрос: сие есть комплимент? На что был получен ответ: ну, если бы ты был бабой, то тебе должно было бы быть приятно. Готовил Джон с тех пор редко.
Ну так вот, суетился Уэйт с кастрюлями у Тарантино на кухне, разве что фартук не одел, но фартуки для слабаков. Налили воды, поставил на плиту, и вдруг маленькие ладошки Агаты проскользнули под руками и сцепились в замок на животе. Теплая испанка прижалась к спине и Джон замер, уставившись на стену.
- Джонни, ты больше не уходи, хорошо? - и Уэйту почему-то нестерпимо захотелось принести Тарантино три ведра котят, залитых сверху самыми лучшими сливками. Джон помолчал какие-то доли секунды и хрипло шепнул впереди себя:
- Хорошо, - а потом кое-как вывернулся, одной рукой обнял Агату за шею, и, чмокая в макушку, подвинул вперед себя. - Посоли воду, ок?
Теперь поменялись местами: за спиной испанки стоял мафиози, одной рукой держал ее поперек живота, а второй помогал кошеварить. Как-то без слов, синхронно, вместе, так, как и должно быть.
Вот оно - внезапное прозрение. Перед Уэйтом стояла Тарантино, прижавшись к нему спиной, с умным видом мешала на сковородке тушенку, поглядывала на макароны в кастрюле, Джон периодически подавал то соль, то перец, то еще какую-нибудь херню, регулярно отплевывался от ее волос, которые лезли в рот, заглядывал через плечо на будущий шедевр кулинарии и прекрасно понимал, почему так щемит из-за нежности сердце. Кажется, у этого всего даже было какое-то название. "Бесконечное счастье", вроде бы.
Смотрел на нее, смотрел на еду, дышал ее запахом, и в конце концов, глубоко выдохнул, обнимая Агату двумя руками и еще сильнее прижимаясь к ней сзади. Уткнулся носом в изгиб шеи, чувствуя под ладонями, какая она худая, и в мыслях обозвал себя последним мудаком - ей было больно, ей было плохо, с ней нужно было быть рядом, поддерживать, защищать, заботиться, а он сбежал в самый "подходящий" момент и хуеву кучу времени шлялся хрен знает где. В общем-то, Джону только повод дай - он и год херней готов маяться.
- Прости меня, - где-то там между скворчащими звуками со сковородки и бурлящей водой в кастрюле. - Прости, - поцелуй в шею. - Прости, - чуть выше. - Прости, - еще выше, мочка уха. - Прости, прости, прости, простипростипростипростипрости-и-и, - в итоге, вся правая часть лица Агаты оказалась обчмокана и зацелована, сама испанка была легко повернута лицом к Уэйту, а ее руки закинуты им же ему же на плечи.
- Я больше так не буду, - щенячьи глазки, умилительная улыбка и потереться носом об ее нос, помолчав пару секунд. - Переезжай ко мне? Если хочешь - я встану на колени. И буду стоять так до самых пролежней, пока не согласишься, - донельзя сурьезным тоном, картинно нахмурив брови и вообще всем своим показывая решимость, которая и не снилась всяким там супергероям.

+1

13

Дыханье задержи
Сердце изнутри
Ломает ребра, хочешь
Я заберу с собой твои сны

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/5/e/39d23f7b.mp3|Это Любовь[/mymp3]

Соль, перец, базилик, табак. Табак? Джон не путай меня! Макароны бурлят в кастрюле, на сковородке шипит тушенка с луком, начинает пахнуть едой и уютом. Этот процесс походил на то как готовили ее родители в праздничные дни: мать завязывала волосы в хвост, отец закатывал рукава рубашки и они начинали процесс. Как сейчас Агата помнила последний семейный праздник Рождества, когда мать и отец ссорились из-за овощей к салату, в итоге правда оказалась за миссис Тарантино, впрочем, не это было центром внимания Агаты. Она закрыла глаза и за окном по волшебству фантазии раскинулась Испания: окна во двор, где шумели дети, в пяти шагах за углом была небольшая таверна с живой музыкой. Мимо проехал рейсовый автобус, дзинькая каждый раз, когда кто-то брал билет. Такого в Америке не было и Тарантино безумно захотелось забрать Джона в Малагу и показать дом, в котором был мир. Ей захотелось забрать Джона подальше от их кошмаров, трагедий и пуль.
- Прости меня - его дыхание смешалось со словами. Агата потянулась за крышкой, закрыла сковородку, чтоб "убавить звук" и распахнула глаза. Его губы щекотно касались кожи и что эта была за радость! Чувствовать рядом его. Брюнетка прикусила губу, чтоб не разорвать момент и не захлопнуть ту дверь, которая медленно открывалась в ее сердце, чтоб впустить одного единственного. Джона.
Теплые поцелуи сыпались и она уже простила его, собирая влагу в уголках глаз. Дважды шмыгнула носом и подняла глаза.
- Я больше так не буду
И в этот момент испанка хотела сказать "Джон, подожди, я щас сбегаю поплачу и вернусь".
- Хорошо - тихо ответила она на все разом: и на его детские обещания, и на предложение съехаться и даже на то, чтоб встал на колени. Сейчас Агата была не приспособлена для разговоров, поэтому скорее уткнулась носом в ворот футболки и сцепила руки в замок сзади на шее.
- Джон... - как бы чего-нибудь не ляпнуть. И не найдя продолжения фразы, она закончила поцелуем. Прощай сознание и разум, которое унесло вихрем куда-то в кастрюлю как только Агата ощутила его вкус на губах. Сердце стучало в горле, и в груди, и в животе, как нескрываемое вожделение. Пальцы ее рук расцепились и, заново изучая мужские плечи, опустились к краю футболки, напряженно хватаясь за нее и непонятным образом пытаясь стянуть вниз. Это снимается через вверх. Через вверх! Черт, как это снимается?

+1

14

- Джон... - пожалуй, при ближайшем удобном случае Агату нужно будет попросить называть его по имени чаще. И было бы еще круче, если бы она вообще в конце каждого предложения добавляла "босс". Ее голосом. Ее акцентом. Ее губами.
Соскучился, - в каждом движении, каждом объятии, каждом поцелуе. Ну и в распирающей ширинке тоже, да, но мы же сюда не за этим пришли, верно, Уэйт? Правда, похоже, Таратино думала по-другому - руки уже пытались стянуть футболку вниз, следуя тропами необъяснимой женской логики. Почему-то андербоссу первым делом пришла в голову мысль, что испанка хочет эту футболку конфисковать и напялить на себя, йеп, было дело, когда Агата принесла ему завтрак в постель в его рубашке на голое тело... Как вы понимаете, кто-то опять опоздал на работу.
Но сейчас все это казалось таким далеким, словно из прошлой жизни. Как будто Джону все это время снился плохой сон - с ранениями, ссорами, разбитыми кулаками, перевернутым вверх тормашками домом и выкидышем. А стоит проснуться и вот оно - настоящее - все хорошо, Агата рядом, за ее спиной шипит горячая еда и в доме царит идиллия.
Уэйт отцепил ее пальцы от футболки, чуть улыбаясь. Вместо этого потянул края ее одежды вверх - мол, смотри, показываю в первый и последний раз, как правильно. Тарантино выглядела ужасно и одновременно потрясающе, и только синяки по всему телу и почти незаметный шрам на животе вернули Джона в жестокую реальность. Похудела и плакала явно больше, чем надо. Что с ней делали в Сан-Франциско? Зачем она туда поперлась без него? И кто, мать его, этот мужик, которому она отдала Аарона?
Поэтому Уэйт взял себя в руки, и не нашел ничего лучше, как накинуть футболку ей на плечи, отстраняясь от нее на пол шага. Глупо, конечно, все это, и нет никакой логики в его движениях, но в черту логику и требования собственного тела. Ему жизненно необходимо было сейчас узнать, что произошло с ней за то время, что его не было рядом. Но сначала...
- Агата. Прости меня. За все, - голос у Джона действительно серьезный, и это уже не то шутливое "прости", что было парой минут раньше. Он смотрел в глаза испанки и говорил. Не совсем понимал - что именно, но сейчас он чувствовал, что должен говорить. - За все, что случилось. И за тебя, - тот ребенок, который больше никогда не появится, казалось теперь повязал их на всю жизнь. Да что там казалось - так оно и было. Их личная трагедия. Их маленькая тайна. - Я хочу все исправить. Хоть как-то, - тоже глупости по сути, но Уэйту хотелось сказать Агате так много, правда, мозги катастрофически подводили, отказываясь складывать слова в предложения. Просто доказать ей, что в этом мире нет ничего невозможного.
Но все, что выходило - это смотреть. Любовь тем и отличается от влюбленности, что ее совершенно невозможно объяснить. Это можно только увидеть или почувствовать. Необъяснимо - потому что взрослый и серьезный мужик, который разводит всех по понятиям и при любом удобном случае готов кому угодно начистить рыло, становится плюшевым при какой-то непонятной капризной девчонке и до смерти боится сделать что-то не так, чтобы ее не обидеть. И сейчас Джон молил всех богов, чтобы их с Тарантино сердца поняли друг друга без слов.
Я иду по дороге, которой нет. Я иду в темноте, она обволакивает меня и лишает зрения, но я точно знаю, что не собьюсь с пути. Ты зовешь меня, и я иду на твой голос. Через сотни и тысячи зовущих голосов... Я иду на твой голос. Единственный.
Ее голос внутри отвечает, и вдруг вот оно - приходит. Все так просто и легко. И слова после недолгой паузы выходят из горла без единой заминки:
- Потому что совершенно внезапно я понял, что хочу просыпаться с тобой по утрам, жарить с тобой картошку и воспитывать твоего сына. Ты это понимаешь? - как доктор своего пациента-душевнобольного, спрашивает Уэйт. - Понимаешь, что я люблю тебя и никому не отдам?

+1

15

Только дай мне знать,
Когда захочешь проснуться,
Будем заново учиться ходить по небу,
Никаких светофоров, разделительных полос


Джон избавил ее тело от футболки и она почувствовала его взгляд, от которого хотелось спрятаться. Что, Джон? - гонится мысль за ответом, а девушка не зная куда себя деть потирает ушиб на плече. Смущение, девчачье смущение, и она прячет глаза и себя спрятала бы в его объятьях. Снова.
- Агата. Прости меня. За все - его голос. Теперь такой серьезный, готовый принять решение. И Агата никогда его таким не видела. Девушка улыбается еле заметно, тут же пряча лицо, опуская взгляд вниз на пол и их ноги. Он мог бы ничего и не говорить, казалось она слышит его без слов, как океан чувствует ветер.
- Я хочу все исправить. Хоть как-то
- Оставим то, что было позади - доиграла конечная нота их непонимания и непринимания друг друга. Началась новая песня, и в этой квартире будут звучать ее первые аккорды.
Тарантино дрогнула, когда на сковороде что-то шваркнуло и рука ее сбила ладонь Уэйта. А потом уже с уверенностью, испанка обхватила пальцами руку Джона, чтобы поцеловать запястье и уверить, что все у них будет... Будет все, как они захотят. Наивное и глупое видение, но именно сейчас оно было таковым. Мы сами спасем "Нас" и наши души.
Ей всегда было трудно выдерживать чей-то взгляд и она отводила глаза, боясь разоблачения. Но когда Джонатан снова заговорил, Агата уже ждала его и смотрела в глаза.
- Потому что совершенно внезапно я понял, что хочу просыпаться с тобой по утрам, жарить с тобой картошку и воспитывать твоего сына. Ты это понимаешь?
Жарить картошку? О, боги, Джон, давай сбежим!
- Понимаешь, что я люблю тебя и никому не отдам? - и тут сердце зарядило, дало сбой. Она не знала как отвечают на признания в любви, не знала когда надо признаваться в ответ и надо ли вообще. Джон для нее в этой области первооткрытие и сейчас на душе был покой от того, что одинокое сердце так долго ждало его. Только его. Путь окончен, пора брать свое счастье в охапку и никому не отдавать. Не отдавать беде, не отдавать несчастьем, непогоде, врагам, случайным прохожим. Не отдавать своим сомнениям и принципам.
- Никто меня у тебя не заберет - ее голос теплый, с заметным шелестением в словах и тем испанским акцентом, что звучал в их первую ночь.
Она поднимает руку и тыльной стороной ладони касается его щеки. Чуть щекотно даже так. И Тарантино улыбается. Рассматривает его глаза, то что за ними, внутри.
- Понимаю, Джон, я все понимаю - пальцы гладят его по виску, по коротким волосам - И я позабочусь, чтоб ты был счастлив. Я защищу тебя - обещает испанка, сжимая мужскую руку крепко-крепко. А в голове замерло "люблю", словно никогда и не знала о существовании этого слова. Оно казалось волшебным, красивым, окрашенным в разноцветные цвета, имело запах и могло говорить, петь. Прислушиваясь к этому "люблю" несколько секунд, испанка поняла, что не слово так красиво играет в голове, а звук идет из нее самой, из ее нутра и естества, охватывает всю ее сущность.
Но пока она не нашла способ рассказать об этом Уэйту, да и стоит ли, если он сам чувствует тоже самое? Террористка молча прильнула к груди Джона, даря кроткий поцелуй в теплую шею.

+1

16

- Я защищу тебя, - забавно слышать это от еле живой Агаты такому танкеру, как Уэйт, и все это безумно улыбает, ванилит, флаффит, короче, Джон готов был растечься счастливой лужицей у ног Тарантино, нет, правда, примерно так он себя и чувствовал. Поэтому чтобы не свалиться в прямом смысле этого слова, когда ее носик уткнулся ему в шею, андербосс крепко обнял Агату одной рукой, упираясь второй в столешницу. Обещала защищать - начинай прямо сейчас, ну, как минимум, держи этого медведя на своих хрупких плечах. Сесть на шею женщине - очень по-мужски.
И вот, обнимашки, счастье, умиротворение и... катастрофа.
- ЕДА! - заорал великий обломщик моментов, резко наклоняя Тарантино спиной к плите и тут же пытаясь исправить неисправимое - мсяо сгорело, макароны переварились. - Волосы, - убирая свесившиеся локоны испанки, кошеварил Уэйт. - Футболка, - и ее в сторону, а Агата так и висела на нем, вообще не понимая, видимо - чзнх происходит вообще?
- Нда, - Уэйт попробовал мсяо и грустно вздохнул: действительно - мсяо. - Давай закажем пиццу?
Ну и, коли у них так и не получается приготовить нормальную еду собственноручно, то решено было звонить в пиццерию. Джон достал из кармана мобильник и набрал номер, стоящий на быстром вызове - сказать честно, в офисе мафия только пиццей и питалась. Ну, итальянская еда, традиции, все дела.
- Пепперони? - Уэйт посмотрел на Агату, все так же стоящую пятой точкой к плите, и понял по ее лицу, что нет. - Морепродукты? - следующая мимическая сцена "беее". - Беее, согласен, - улыбнулся Уэйт. - Короче, две больших, на пышном тесте и мяса чтоб побольше. Ты оливки любишь? А грибы? - сообщив в трубку ответ Тарантино, андербосс взглянул на часы, называя адрес.
- Через час будет.
- Супер, - снова взгляд на часы, потому что в первый раз время вылетело у мафиози из головы, и телефон отправился прочь, совершая полет по траектории "воздух-стол". - У нас есть час, - торжественно объявил Джон и закинул Агату на плечо, направляясь в спальню.

- Аааай! - он-таки полетел с ноги с кровати после какого-то пошло-тролльного комментария в сторону испанки. - Ладно, ладно, это была щютка юмора, - сверху на голову приземлилась подушка, а за ней следом вторая. Бум, бум, бум по макушке. - Положи подушку! Агата! Я у тебя только тяжести из рук и рву! Что за привычка! - в бой пошли старики. Старики пытались отобрать у молодого поколения предмет спальни, но молодое поколение на то и молодое, что оно моложе, и как следствие - гибче и проворнее. - Прекрати громить квартиру!     
А когда отсмеялись, наигрались и порвали одну из подушек, Джон, весь в перьях, вальяжно привалился к спинке кровати и закурил, закидывая одну руку за голову.
- Тихо тут без мелкого, - после недолгого молчания констатировал андербосс. - Кстати, я по нему соскучился. - Уэйт принял сидячее положение и оглянулся по сторонам. - Кстати, где он? - Естественно, знал, где, но...

+1

17

Да, повара из них еще те. Мечты об ужине с макорошками-по-Джоньи убежали, вместе с пенившейся водой из-под макарон. Плита была мерзко залита чем-то белым, мясо пережарилось и прилипло к несгораемой сковороде. Одно только название. Агата недовольно скривилась, глядя на этот шедевр.
- Давай закажем пиццу?
- Я хотела это предложить - она улыбнулась и пока Уэйт совершал дозвон до пиццерии даже попыталась избавится от недопродуктов, но не зная что делать с гадостью в кастрюлях, Агата оставила все как есть. Вернулась взглядом к Джону, перебирая его предложения.
Пепперони? Неее
Морепродукты в пицце? Беее

- Короче, две больших, на пышном тесте и мяса чтоб побольше. Ты оливки любишь? А грибы?
- Оливки? Джон, ты разговариваешь с испанкой. Конечно! Побольше оливок, грибов и огурцов - и можно без теста, надо было добавить. Разговоры о еде напомнили Тарантино насколько же она голодна, да что там, желудок напомнил ей, что уже какой день хочет пищи.
- Ай! - от неожиданности вскрикнула испанка, болтаясь на плече мужчины и с наслаждением предчувствуя куда ее несут.
Белые простыни в синий цветок так быстро скомкались... одеяло на полу, ее штаны вслед на этой куче, одежда Уэйта где-то вне досягаемости, у порога комнаты покоится. На душе спокойствие и, господи, разрядка. Никуда не хочу - теплиться в голове. Агата закрывает глаза и сознание переносит ее на раскаленный камень на берегу лазурного моря. Самое прекрасное, что рядом никого нет. Покой и счастье. Когда она чувствовала себя такой счастливой? Террористки по определению не имеют право на счастье, но сейчас было по другому благодаря Джону. Испанка открыла глаза и улыбнулась рядом лежащему тюленю.
Еще пять минут молчания, которые обрываются шуткой Джона, из-за которой тот схлопотал сначала по репе, потом был свергнут с царского ложе.
- Ладно, ладно, это была щютка юмора - поздно. Тарантино подхватила подушку за угол и приземлила ее на голову андербосса. Затем еще удар с размаху по левой щеке и последний, итоговый, под дых. Подушкой под дых? Это действительно было странно.
- Прекрати громить квартиру!
- А Халку тут вообще не следовало открывать рот - смеялась брюнетка, отбирая подушку, за которую уцепился Джон. Кряк. И ткань рвется, Агата падает на кровать, в воздух взметаются перья и шоу продолжается.
- Все. Брейк - первой сдалась брюнетка, приземляясь на целую подушку и ища чтобы натянуть на тело. Пока испанке казалось, что вот так, лежа на кровати, взглядом в потолок, она пытается дотянуться до одежды и найти свои трусы, рядом с ухом щелкнула зажигалка.
- Тихо тут без мелкого. Кстати, я по нему соскучился. Кстати, где он?
Прощай 52 минуты спокойствия и нирваны
- Он у своего отца. Я не хотела чтоб он видел меня такой - спокойно заявила девушка и казалось ее больше тревожило сказанное то, что она не хотела, чтоб Аарон видел мать помятой и побитой, нежели факт о том, что папаня Аарона нашелся. Она даже забыла, что Декстер это явление не само собой разумеющееся, а появился внезапно и негаданно. Надо бы и Джону это сказать.
- Я не ожидала увидеть здесь, в Сакраменто, Дектера. Он и не знал, что у него сын есть, приехал сюда по бизнесу. Мы даже не узнали друг друга сразу. Кажется, что с тех пор сильно изменились. Представляешь, я ведь когда жила в Испании ходила по воскресеньям в церковь - мама настаивала... - грустно закончила Агата. Она подумала о том, что Джонатан и не знает о ее семье, о ее прошлой жизни: кем хотела стать, где училась, с кем дружила и кого любила. Нужно ли ему это знать?
- Скучаю по маме... и папе... - тихо вырвалось у нее и смешалось с сигаретным выдохом Уэйта. Затем террористка зашевелилась, засуетилась, пытаясь найти за чем можно спрятаться и чем укрыться. Сейчас обнаженной она чувствовала себя слишком..., хм, обнаженной.

+1

18

- Он у своего отца. Я не хотела чтоб он видел меня такой, - Джон всепонимающе кивнул и потянулся рукой с сигаретой к ближайшей вазе, дабы стряхнуть пепел. Интересная вырисовывалась картина: то есть при отце Аарона Агате страшно показаться в... таком виде, а психика Джонни из титана, дааа, чего он там не видел, господи, переживет, что ему будет? Очередной укол ревности, правда, совсем крошечный - он так и не разобрался, что творится у Тарантино с ее бывшим хахалем, но определенно отношения у них хорошие - стала бы мать отдавать своего ребенка тому, кого терпеть не может? С другой стороны, голая испанка сейчас валялась в кровати с Джоном, а с не с этим Некто, ай, да хрен с ним, захочет - сама расскажет.
- Я не ожидала увидеть здесь, в Сакраменто, Декстера, - рука зависла где-то на полпути к импровизированной пепельнице, Уэйт провел вполне логичную параллель в своем мозгу, и не заметил, как снова полетел с ложа, успев порвать пододеяльник, долбануться головой об тумбочку, поперхнуться дымом, подпилить пяткой ножку кровати, получить кровоизлияние в печень, написать маме смс-ку, спалить дом, остановить парочку метеоритов, летящих к земле, вернуть все обратно и выползти головой из-под кровати, отдуваясь от перьев и сжимая в пальцах сломанную сигарету. Как следствие - продолжение рассказа Джон не услышал. Декстер. Нет, ну вы понимаете, о каком Декстере он подумал?
- Ээ... - андербосс почесал затылок, и, откашливаясь, выдохнул остатки дыма в сторону ностальгирующей испанки. - Подожди, - получилось хрипло, и глаза заслезились от попавшего в них смога. Уэйт прочистил горло, долбанул себя пару раз кулаком по груди и продолжил: - Я, может, параноик, но это же не тот Декс... - и тут же словил на себе гневный взгляд Агаты. И даже смутился. По логике, она вообще не знает, кто такой был до Джонни андербоссом и что у них там за комедия положений. - Только не бей меня! - взмолился мафиози, глядя, как рука Тарантино снова тянется к подушке. - Я просто его совсем не знаю, и тем более не знаю, на какой ноте вы расстались. Ты думаешь, это... хм... обдуманное решение - отдавать ему ребенка? То есть... Ну... Да и... - великий оратор замолчал, понимая, что сам как бы не отец и не ему, в общем-то решать. Но в голове крутилось столько вопросов, что их сложно было воссоздать в понятный собрату своему человеку текст. Просто какова вероятность того, что два человека, родившиеся в одной стране и в одном городе, зачавшие там ребенка, расставшиеся и так далее, словно по волшебству снова встретятся - только уже в другой стране и другом городе? Америка-то побольше Испании будет. Да и Сакраменто - не совсем тот город, куда стоит ездить "по бизнесу".
- А поводу всего остального... Хочешь, съездим в Испанию? У меня есть неиспользованный отпуск за этот год, точнее даже за все четыре, и я бы с радостью посмотрел, что за страна тебя выродила на свет, - улыбочка. Чииииз! Вот видите, как Джона легко уговорить. Особенно, если ты женщина. Особенно, если ты голая.
- Только сначала... - звонок в дверь. - Уно моменто, я щас, - и на крыльях голода, Уэйт, завернутый в пододеяльник, унесся за едой. - Так вот, сначала мне надо в Нью-Йорк, - уже уплетая кусок пиццы, объявил Джон, вернувшись в спальню. - Поедешь со мной, - больше всего это было похоже на констатацию факта, нежели на вопрос.
И почему-то мафиози ожидал, что его ненаглядная бросится ему на шею в прямом смысле этого слова. Нью-Йорк - столько зданий, которые можно взорвать! Да и развеяться им обоим не мешало бы.

Отредактировано John Wait (2012-09-07 05:17:03)

+1

19

Ах, Джонни, ну сколько раз тебе повторять, что мне нужен только ты один? - а, ну да, хотя бы один раз... И тем не менее рука сама потянулась за тяжелым аргументом в виде подушки.
- Милый - она назвала его милым? Да еще сладким голосом без намека на сарказм - Тебе надо отдохнуть - это замечание последовало после того как тело Уэйта вынырнуло из-под кровати.
- А про Декстера не заморачивайся - добродушно махнула рукой, дотягивая до трусов и лежа на кровати, выгибаясь немыслимым образом, надевала их - Я не наступаю на один и те же грабли дважды. Ну, ... твои грабли исключение - чуть подумав, добавила испанка.
Звонок. Черт. Нить разговора потеряна. И пока Джон бегал добывать еду, а точнее отнять пиццу у разносчика, дать ему не в нос, а на чай, Агата с блаженством натянула мужскую футболку, хотя могла выбрать целый шкаф одежды и опять завалилась на ворох порванных одеял и подушек.
- Так вот, сначала мне надо в Нью-Йорк. Поедешь со мной
- Фуу - она скривилась, будто только что съела живого слизняка - Не люблю Нью-Йорк. Там много людей. И было много взрывов. И еще меня там чуть не посадили. Не люблю Нью-Йорк - повторила Тарантино для пущей убедительности, а вдруг Джон упустил ее нелюбовь к этому городу в первом предложении. И, подумав, продолжила: - Когда я только приехала в Америку, по английски ни бе, ни ме, на меня повесили обвинение в преследовании молодой семьи. Maldito *проклятые американцы! - разгорячилась девушка, забывая о том, что рядом с ней сидит представитель этой самой треклятой нации.
- Ммм, грибочки - заминать напряжение как-то надо было и Та-Та стала выковыривать из пиццы самое вкусное - грибы, пепперони, помидоры и огурцы. И может до желудка дошла пища, от этого начал мозг соображать лучше, но Тарантино вспомнила о том, что не Нью-Йорк ли является территорией действия Билла и его банды.
- Хорошо, Нью-Йорк, так Нью-Йорк. Только не самолетом! - согласилась она на поездку, но не упуская случая поставить свои условия.
- А заме тебе туда? Когда? На сколько? Что ты делал, когда меня не было? Хочешь расскажу секрет? - называется "здравствуй, Джонни, я скучала". Отобрав последний кусок пиццы, съев самую мякоть, а горбушку оставив валяться рядом с другими своими горбушками, Агата поднялась на ноги.
- Пойдем в душ - она тянет его за руку и когда ленивое, но относительно довольное создание поднимается на ноги, девушка сладко целует мужчину в шею и первая скрывается за поворотом спальни, убегая в ванную. И застучали капли воды о кафельный пол... и соединились два жаждущих друг друга тела воедино.

/продолжение в "тудей"/

+1

20

/придорожный мотель/

- Администратор, вы сегодня прекрасно выглядите.
Прекрасно? - она едва поднимает глаза на Старкса, продолжая прятаться в документах и за старым громоздким компьютером. За эти слова можно и замуж получить подумала Тарантино, вспоминая свой растрепанный и убитый внешний вид по утру.
И снова переключилась на посетителей. Занесла их данные, задержав внимание на фотографии в документе. Взяла деньги, щелкнула кассой и дала в ответ ключ с большой биркой.
- Оставаться нам тут больше нельзя. - выдал Стив, подкравшись со спины. Ну на тебе! Только начинаешь крутить свой бизнес. зарабатывать себе землю на кладбище, сыну на колледж, как... !
- Чего это? - возмущенно задала вопрос испанка. Кажется ведь это она все решала: куда им ехать, кого убивать, от кого спасаться и главное когда бежать. По ее скромному, да что там, нескромному мнению, было рано даваться в бега. Журналист хромал и она знала, что ему едва удается сдерживать боль.
- Мне нельзя. Эта дама знает меня. Если она увидит - конец нам обоим. Надо идти прямо сейчас, пока она не выползла из своей комнаты. - теперь то все встало на свои места. Террористка посмотрела на заведенные данные в компьютере, перевела взгляд на окном, но так и не увидела как новые гости въезжают в свой номер.
- Вот оно как... - протянула девушка, догоняя свои мысли - Я так и не успела стать магнатом этого заведения - и отчаянно шлепнула себя по колено. Затем в спешке залезла в ящик, доставая от туда всю наличку, что так и не успел потратить бывший-мертвый владелец, плюс неоценимый вклад Агаты на месте его "приемника". Итого на руках почти 500 долларов. Им придется перейти на наличку, если хотят оставаться незамеченными как можно дольше.
- Все. Пошли. то есть... - посмотрела на ногу Стива - я хотела сказать похромали - а, дай ей волю... Взяв мужчину под руку, Агата повела его к машине.
- Ключи у тебя? Одежда? Куда дел грязную одежду? Ааай. Стив! - да, ни ключи от своей навороченной плоской тачки не взял, ни кровавую одежду, ходячую улику, не уничтожил. Испанке пришлось оставить журналиста возле машины пока она побежала обратно в номер. Захватила ключи и понеслась обратно. У двери вспомнила что еще от нее еще требовалось и, схватив охапку чумазого, в багровых пятнах, вещах понесла их к мусорному баку. Шлеп на дно и горящая спичка в след.
- Едем - вернулась к Старксу, помогая тому забраться в теперь, казалось бы, неудобную машину, поставить ногу так, чтоб не давил бинт на рану. И завести мотор.
- Заедем ко мне. Там можно переждать... надеюсь. Может зря мы так паникуем? - с надеждой спросила она, но все равно неуверенно держалась на дорогах. Старалась пригнуть голову и не смотреть по сторонам. А вдруг кто заметит...

- Прошу. И без твоих дерзких замечаний по поводу обоев на кухне. - а точнее сказать их отсутствия. Они доехали без приключения, оставить машину Агата хотела как можно дальше от своего дома, но хромой Стивен... Пришлось заехать в самые дворы, где машину будет не так просто увидеть. И после всех сопров о том, что такая машина не заслуживает стоять в загаженном дворе и в ответ "заглохни, Старкс", пара добралась до 4 этажа двухкомнатной квартирке-студии.
- Надо сменить повязку. Снимай штаны - и с самым простым выражением лица полезла за аптечкой - И кажется ты сможешь сменить эти грязные треники - у меня где-то завалялась мужская одежда - обрадовала террористка мужчину. А пока тот расправлялся со штанами, прости господи, набрала воды в миску, чтоб легче было отлепить кровавый бинт от пулевого ранения и поставила рядом аптечку.
И вдруг звонок в дверь...

Отредактировано Agata Tarantino (2012-10-29 20:25:03)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 33th Waterloo, 20