vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Полночь как двери в новую жизнь...


Полночь как двери в новую жизнь...

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://s2.uploads.ru/t/1Gj9R.png
Участники: Gabriel Livano, Damien Goodman
Место: 13 Street 18/3
Время: 31 декабря 2012 -> 1 января 2013
Время суток: около полуночи
Погодные условия: + 5, без осадков
О флештайме:
Даже если ты уже давно вырос из того возраста, когда верят в Санта Клауса, новогодняя ночь навсегда остается временем чудес. И если волшебство обходило тебя стороной на протяжении многих лет, кто сказал, что на этот раз все будет так же? Возможно, судьба просто не разменивалась на мелочи, чтобы однажды преподнести самый большой и желанный подарок в твоей жизни? Подарок, которого стоило ждать так долго.

+2

2

Разговор с сестрой, начавшийся еще в Рождественский вечер, продолжался изо дня в день, врываясь в самые неожиданные моменты. И какими бы правильными ни были слова Бри и периодически встревающего в наши диалоги Кэма, мне нужно было вырваться оттуда и остаться наедине со своими мыслями. А сделать это в Вашингтоне не представлялось возможным. Поэтому, тщательно обдумав свое решение, утром 31 декабря я распрощался с родными и отправился в аэропорт. Я ненавидел врать, но у меня не было иного выбора – в данный момент родители верили, что я сижу на шумной вечеринке в компании университетских друзей. Лишь брат и сестра знали, что это откровенная ложь и моей компанией в новогоднюю ночь будет огромная стая мыслей, с которыми мне нужно разобраться, с каждой по отдельности.
Кто-то сказал, что нет ничего хуже, чем встречать Новый год в одиночестве. Возможно, он был прав и в данный момент я осознавал это. Но сейчас, когда до полуночи оставалось меньше часа, было уже поздно что-либо менять. К тому же изначально такой мой выбор был абсолютно осознанным, и природное упрямство не позволяло отказываться от своих собственных решений. В углу комнаты, впервые за все время зимних праздников, мигала огнями праздничная елка. Украшенное мишурой деревце было единственным напоминанием о праздничном настроении – Сакраменто, пусть и сияющий огнями благодаря украшенным витринам магазинов и освещенным праздничной иллюминацией улицам, казался совершенно не подходящим для празднования настоящего Нового года после заснеженного Вашингтона. Я в очередной раз с грустью выглянул в окно, провожая взглядом хохочущую компанию, шествующую вниз по улице к площади. Да, там ведь сегодня праздник… Нет, не хочу никуда идти, а фейерверки в ночном небе над городом я смогу с тем же успехом наблюдать из окна. Телефон в очередной раз зазвенел, оповещая о новом сообщении. Дежурное поздравление с наступающим. Оно было далеко не первым – среди моих знакомых оказалось немало людей, которые с недоверием относились к стабильности телефонной связи в полночь. И они были правы – когда закончится отсчет последних секунд до Нового года, все бросятся отправлять тысячи сообщений и звонить близким, так что надо бы и себе заранее поздравить весь контакт-лист телефона, чтобы никого не забыть. Я, наконец, отошел от окна. Взгляд остановился на ярких коробочках, аккуратно разложенных под ёлкой. Да, подарки на Рождество не отменяют подарков новогодних. Когда я собственными руками упаковывал коробочки с подарками мне же от родных в свой чемодан, я клятвенно пообещал, что не открою ни одну до наступления Нового года. Хотя бы это обещание я старался держать, хотя никто и не догадался бы, если бы я его нарушил. Там же лежали подарки, которые мне предстоит подарить потом друзьям и знакомым. Но сейчас, для антуража, пусть побудут там еще немного.
На журнальном столике перед телевизором понемногу остывал заказанный в ресторане ужин. Готовить после перелета было откровенно лень, но остаться в новогоднюю ночь без чего-то вкусного не хотелось. Набирая стандартную sms и ставя ее на общую рассылку для группы контактов под названием «не то чтобы очень близкие знакомые», я присел на диван. Телефон, беспрекословно выполняющий свою нелегкую миссию по отправке сообщения, был оставлен на краешке стола. Я налил в высокий бокал немного вина. Пить в одиночестве (пусть и немного, а лишь для галочки), наряжаться в праздники для себя, улыбнуться кому-то на экране в полночь, вымыть немногочисленную посуду и лечь спать… Куда катится твоя жизнь, Гудмэн? Неужели и весь последующий год будет таким, если верить старой поговорке? Но плакать в праздник не хотелось, да и винить было некого, кроме самого себя. Я откинулся на спинку дивана и, сделав небольшой глоток из бокала, прикрыл глаза. Нет, спать не хотелось, просто осознание собственного бессилия давило, заставляя чувствовать себя уставшим. Или это просто перелет так действовал. Во всяком случае, мне оставалось лишь «улыбаться себе и не видеть зла».

+1

3

Начиная с той самой минуты, как в Рождество я случайно оказался невольным свидетелем разговора Дэми с родными, главной темой которого был я и чувства Гудмэна ко мне - я просто не находил себе места. Казалось, мой мир в тот момент изменился и уже никогда не станет прежним, но и чорт с ним, это всё сущая ерунда, потому как всё, что сейчас меня волновало - это дата возвращения Дэми в Сакраменто. Я должен был поговорить с ним, должен был уже наконец открыться, сказать о своих искренних чувствах, которые так долго держал в себе, боясь оказаться неправильно понятым или, и того хуже, непонятым вообще. Последние несколько дней наше общение с Дэми слегка сократилось; конечно, были постоянные  sms, пожелания доброго утра и спокойной ночи, не отправив которые я и сам не мог спокойно заснуть или вылезти утром из постели и заняться своими делами, но вот разговоров стало меньше, а в скайпе с того Рождественского вечера не совершилось ни одного видео-звонка. Мы оба списывали это на подготовку к Новому году, покупки подарков, а я ещё и на напряжённый темп работы под конец года, но сам я прекрасно понимал настоящую причину. Мне же просто было бы сложно говорить в той же манере, что и прежде, зная всю правду, а Дэми.. пожалуй, ему тоже было неловко и он хотел разобраться в себе без давления от сестры и брата, как было в тот вечер, когда он в слух признал, что влюблён в меня. Пересилив себя, я отважился позвонить ему в скайпе - очень уж хотелось не только услышать его, ставший таким родным и любимым, голос, но и увидеть его самого. Намереваясь поздравить Дэмиэна и его семью с наступающим Новым Годом, я хотел так же невзначай выведать, а на деле вышло бы так, что я напрямую задал бы свой вопрос, о его возвращении и сразу постараться договорться о встрече, но друга я не застал, зато поговорил с Кэмероном. Он нарочито громко сообщил мне, что Дэми нет, что он уже, должно быть, вот-вот приземлится в Сакраменто, так как решил встречать Новый Год в шумной компании друзей, а под конец, уже прощаясь, заговорщицки прошептал, что бы я брал ноги в руки и мчался домой к его брату. Вот это был сюрприз, что и говорить! Я не мог найти достойного объяснения тому, что Дэми не сообщил мне о своём возвращении, да ещё и в канун Нового года, а потому решил последовать совету Кэмерона и вечером заявиться к Гудмэну, до этого не сообщая ему о своих планах.
       Наручные часы показывали начало двенадцатого, на улицах было неестественно людно и светло от обилия мигающих гирлянд и разномастных бенгальских огней, да мини-фейеверко, что жители города устраивали на каждом углу. Я как можно медленнее, что бы понятнуть время, шёл к Дэмиэну, сжимая в руках огромного, едва ли не в мой рост, плюшевого медведя, предназнчавшегося для него. Я попросту не знал что можно ему подарить, а потому, как любой влюблённый человек, решил пойти по пути наименьшего сопротивления и нибольшего кретенизма, да купил эту игрушку. Каждый день, начиная с Рождественского вечера, я днём и ночью пытался подобрать правильные слова для Дэмиэна, сочинял речи, переполненные трагизмом и романикой и, кажется, перебрал уже все существующие слова, но даже их, в общей своей массе, было недостаточно, что бы передать что я чувствую к нему.       
        Двадцать три часа и сорок пять минут. Я уже минут пять стою у его двери, не решаясь нажать на звонок. По ту сторону слышна лишь пронзительная тишина - ни музыки, ни голосов, ни даже шагов, отчего я уже было засомневался в том, дома ли Дэми вообще, но тут же отбросил эти мысли - было бы совершенно не в его стиле поступить иначе, чем он запланировал. Наконец, собрав всю свою решительность, я нажал на кнопку звонка и, выставив вперёд плюшевого медведя, закрывая им себя, замер в ожидании.

+1

4

Менялись картинки на экране телевизора, но беззвучный режим спасал меня от аккордов, которые нарушали бы мелодию тишины. Наверное, именно так и звучит пустота, когда единственными звуками в твоей квартире становятся лишь обрывки смеха, то и дело проникающие в приоткрытые окна. Сейчас мне нужно было разложить по полочкам все свои мысли, выбросить ненужные, чтобы войти в следующий год со свежей головой, безжалостно распрощавшись со всем тем, что меня тяготит. Во время перелета мне казалось, что мыслей настолько много, что они просто-напросто не умещаются в моей голове. Сейчас же, начав кропотливо разбирать их как сваленные в огромную кучу старые вещи, я понимал - каждая из них так или иначе связана с Габриэлем. И это было главной проблемой. Открыв глаза, я наткнулся взглядом на фотографию, стоявшую на полке. Полгода назад? Или, может, раньше? Такие дружные, улыбчивые. А сейчас... Сейчас я скрываю от него самое необыкновенное и яркое чувство в своей жизни. Такое прекрасное и болезненное одновременно. Все-таки жизнь - странная штука. Когда тебе кажется, что ты знаешь все ее карты, оказывается, что она все это время профессионально блефовала. И ты снова отдаешь все свои фишки и самозабвенно желаешь отыграться, хотя в глубине души понимаешь - проиграешь еще больше. Несмотря на все слова, услышанные мною от сестры за эти пять дней, мне казалось, что я все же не готов. Во всяком случае, я совершенно определенно осторожничал. Для начала необходимо было "прощупать почву", чтобы не утонуть с первым же шагом, а я не знал как это делается. У меня никогда не было возможности научиться, до этого момента. Почему именно сейчас мне захотелось сделать все правильно? Раньше все было проще - бросился грудью на амбразуру, получил удар под ребра, уполз зализывать раны. Я стал трусливее или просто начал думать о том, что чувствуют другие в тот момент, когда ты выкладываешь свою душу, как на блюдечке?
Телефон жалобно звякнул, сообщая что он справился с предыдущим заданием. Сестра совершенно точно была занята сейчас делами более интересными, чем разговоры с братом, поэтому я решил, что позвоню ей уже утром. Взяв в руки трубку, я набирал поочередно номера родителей. Не дождавшись ответа ни от одного из них, я уже начал было ругать мобильную связь, но вдруг трубку поднял Кэмерон. Милый братишка тут же сообщил, что родители отправились на какой-то праздник "для тех, кому за...", оставив его в одиночестве на всю ночь. Хотя, судя по смеху на заднем плане, у него, в отличие от меня, все же появилась компания на эту ночь. Я же в очередной раз соврал, сказав, что просто вышел из шумного зала на воздух, чтобы поговорить с семьей, на что услышал лишь саркастичное "ага, рассказывай больше". Я поспешил распрощаться, попросив передать привет родителям и тут же отключился. Даже родной брат не верит в то, что в новогоднюю ночь мне может быть весело в шумной компании. Правильно делает, в принципе.
И вдруг звонок в двери. Это было настолько неожиданно, что я даже подскочил. Поставив на стол бокал с вином, которое чуть не расплескалось на новые брюки от резкого движения, я обернулся. Часы на стене сообщили мне о том, что до наступления нового года осталось всего 15 минут. Я никого не ждал, да никто и не знал что я в городе, а это значило лишь одно - кто-то просто ошибся адресом. Хотя был вариант, что кто-то из моих знакомых, по пути на общегородское празднование, увидел свет в окнах и решил проверить. Вывод - нужно было открыть, чтобы узнать какая же из версий  правильная. Я, почему-то, был уверен в первой. Подойдя к двери я, послушно следуя всему тому, чему учили меня в детстве, выглянул в дверной глазок. Что-то белое, с двумя черными пятнами-глазами. Точно ошиблись - некому дарить мне плюшевые игрушки, тем более способные своими габаритами заслонить обзор на целую лестничную площадку. Но все же открыть двери нужно было - не держать же человека среди ночи на пороге, тем более он, скорее всего, спешил подарить это белоснежное чудо кому-то важному и вовремя. Я повернул ключ и открыл двери. Медведь действительно был огромен и очарователен. Я, как и все дети, мечтал о таком в детстве. Но сейчас было не самое подходящее время грезить о громадных пушистых животных.
- Привет? - неуверенно спросил я, неловко переминаясь с ноги на ногу и чувствуя себя абсолютным идиотом. Ну а что поделаешь? Меня не учили в школе как общаться ни с плюшевыми медведями, ни с людьми, скрывающимися за гигантскими мягкими игрушками.

Отредактировано Damien Goodman (2012-12-31 12:48:21)

+1

5

То ли это нервы решили сыграть со мной злую шутку, то ли мироздание или какие-то иные высшие силы и разумы - посмеяться мне в лицо, но так или иначе, мне казалось, что время просто остановилось, замерло на одном месте и не движется, а я стою тут, под дверю Дэмиэна с этим несуразным огромным медведем уже целую вечность. И ничего, совершенно ничего не происходит, лишь сердце колотится так, словно вот-вот переломает мне рёбра, разорвёт грудную клетку и выпрыгнет наружу, испещрая белый плюш ярко-алыми разводами. Я думал, что смогу сказать ему всё, что творится в моей голове, мыслях и душе даже среди ночи, если меня внезапно разбудят, но уже сейчас не удавалось и двух слов сложить воедино, получив на выходе хоть чо-то более-менее адекватное и доступное для понимания.
          Наконец, за дверью послышались тихие нетороплвые шаги, в прорези глазка мелькнул свет и тут же погас - видимо, настороженный Гудмэн высматривал незванного гостя, но всё, что он смог увидеть - это морда плюшевого зверя в моих руках. Не думаю, что данная картина его особо вдохновила, но дверь он открыл, неуверенно, даже больше вопросительно, нежели утвердительно, поздоровался и замер в ожидании.
- Привет!! - не желая больше испытывать его терпение, я выглянул из-за медведя, радостно улыбаясь другу. Хотя, какие теперь из нас друзья? Пускай никаких более отношений между нами пока нет, но невозможно строить из себя друзей, когда оба влюблены друг в друга и отчётливо это понимают. Увы, осознание не приходит в один момент и, если я принял это в себе ещё давно, то Дэмиэну потребовалось куда больше времени и сил для этого и, я был почти уверен, он до сих пор ещё боялся и не был уверен в том, что ему делать. Едва ли эти несколько дней что-то кардинально в нём поменяли или внушили уверенность в себе и я прекрасно всё понимаю - он то не знал, что я люблю его больше всего на свете, а потому страх быть отвергнутым ходил за ним тенью. - С Новым Годом, Дэми! Я так рад наконец тебя видеть! Я мялся на пороге, не решаясь зайти без приглашения - это было невероятно примерно так же, как и снег летом, но в квартире у него кто-то мог быть и в данной ситуации мне самому куда больше не хотелось видеть что-либо, чем мешать планам Гудмэна. - Извини, что без приглашения, просто узнав, что ты в городе, я решил что не должен упускать шанс встретить Новый Год так, как мне хотелось бы его провести - с тобой. одарив парня самой искренней улыбкой, я протянул ему медведя - А это для тебя. Глупо, я знаю, к тому же он только и будет делать, что собирать пыль и занимать кучу места, но я больше ничего не смог придумать... И всё же, надо было постараться и найти нормальный настоящий подарок для Дэми, а то этот медведь был слишком уже несерьёзен и больше подошёл бы для ребёнка, чем для него, но в моих глазах он таким и был - нежным, по детски-добрым и отчасти наивным, нуждающимся во внимании, заботе и любви. Так и хотелось сжать Дэми в объятиях и не отпускать от себя, а сейчас и подавно, но до полуночи ещё оставались какие-то минуты, и я должен был держаться, должен был держаться из последних сил, до последнего, не желая всё портить. У меня был чётко проработанный план, который уже полетел к чертям, в первые же минуты как я его увидел, начав нести чушь и вести себя как влюблённый пятиклассник, а потому мне срочно нужно было переходить к плану Б, жаль вот только, что его у меня не было... Что ж, буду действовать по ситуации и вдохновению.

+1

6

Когда из-за медведя появилось лицо Габриэля, я не знал как реагировать на это. Когда мысли в моей голове более менее упаковались в аккуратные стопочки, появляется он и снова перемешивает все. Ну почему именно сейчас?
- Габи... Это так неожиданно, - я со смущенной улыбкой смотрел на него, понимая, что я только что переборол свой секундный порыв захлопнуть двери, а потом, осознав что я наделал, выброситься из окна. Прежде всего я не мог понять как же он смог узнать, что я вернулся, и где он среди ночи умудрился достать этого медведя. Все внутри меня перевернулось и зависло. Но в этот момент в моих руках оказался тот самый медведь, в которого я тут же уткнулся лицом, пытаясь скрыть пылающие щеки. Видишь, он способен не только стоять в углу, но и может быть очень полезным. Сказать, что подарок был неожиданным - скромно промолчать о том, что сейчас происходило в моей голове. Вдох-выдох. Я постарался восстановить сбившееся дыхание и подобрать слова, - Он замечательный, просто чудесный. Спасибо... - я замялся, но вдруг вспомнил, что уже через несколько минут наступит полночь, а мы, из-за моей растерянности, рискуем встретить новый год в дверях. Я покрепче прижал к себе игрушку и сделал шаг в сторону, давая Габи пройти в квартиру, - Входи. Я, правда, никого не ждал, но, думаю, что нам и не нужно роскошных пиршеств и толпы людей. К тому же ты ведь хотел встретить Новый год со мной, - последняя фраза полушепотом и мимолетный смущенный взгляд из-под ресниц. Через секунду я уже спешу в гостиную, чтобы не смотреть на Габи. Я больше всего сейчас боялся увидеть перед собой его глаза, такие сияющие и родные, поэтому трусливо прятался за игрушкой. Все же хорошо, что она была настолько большой, что могла полностью закрыть меня, - А как ты узнал что я приехал?
Оказавшись в гостиной мне пришлось расстаться со своим прикрытием, усадив Рори (ну выглядел он как Рори, поэтому я даже не стал задумываться над тем как назвать этого пушистого милашку) в кресло. Достав с полки еще один бокал, я поставил его рядом со своим и наполнил оба. Ну хоть смотрится теперь все не настолько жалко как полчаса назад. За нажатием на кнопку пульта последовали разрывающие тишину звуки телевизора. В новогоднюю ночь я всегда смотрел прямую трансляцию новогоднего парада, разве что в этом году она меня не особенно интересовала, оставаясь до этого момента лишь фоном. Ведущий трансляции радостно кричал в микрофон о том, что буквально через пару минут начнется отсчет до наступления полуночи, а потом по старой новогодней традиции... Дурацкая традиция. Целоваться на площади с первым, кто оказался рядом. Тем, кто пришел не один, повезло, конечно, больше. Я понимал, что где-то на Таймс Сквер стоит моя Бри и тоже ждет того самого полуночного фейерверка, чтобы поделиться с кем-то своими радостными чувствами. Если бы я мог быть таким открытым и бесстрашным. Впервые за все время, после того как Габи вошел в квартиру, я решился посмотреть на него. Такой же как всегда - близкий, родной, лучший. Вот почему он такой? Почему именно у него была такая невероятная улыбка и такие потрясающие глаза? Почему в нем не было ни одного изъяна? А если и были, то почему я не мог увидеть их? Мне казалось, что если я посмею прикоснуться к нему, он растает в воздухе как мираж, а я не хотел этого. Поэтому боялся лишний раз дышать в его сторону, смотреть.
- Итак, начинаем обратный отсчет. 20... 19... - оторвал меня от мыслей громкий голос ведущего. Как же неловко... Полцарства за то, чтобы не краснеть. Надо было срочно придумать что-то, чтобы выпутаться из этой ситуации. Я быстро присел на ручку кресла рядом мишкой и обнял его.
- Я буду целовать Рори. Надеюсь, он не против.

Отредактировано Damien Goodman (2012-12-31 22:42:45)

+1

7

City lights don't shine as bright
When were apart,
Baby you have got the keys
To my heart,
Promise that you'll never leave me
In the dark,
And if I lead you,
You’re likely my star
(с)

Если бы только кто-то знал или мог представить, как я ненавидел себя в те моменты, когда заставал его врасплох, смущал или ставил в неловкое положение. Последнее время для этого было достаточно одного лишь моего присутствия или каких-то добрых и нежных слов в адрес Дэмиэна, но сейчас... Сейчас я в растерянности протянул ему медведя, глядя на смущённого и, в то же время, радостного Гудмэна, который тут же и уткнулся носом в плюшевую шубку игрушки, сторонясь и приглашая меня войти внутрь. В комнате царил полумрак, телевизор в беззвучном режиме служил чем-то вроде яркой мигающей подстветки, а на столе одиноко красовался бокал вина. Да уж, никакого веселья тут и не планировалось и, не прийди я, Дэми встретил бы Новый Год в одиночестве, смотря ежегодную стандартную трансляцию. С ним явно что-то происходило, скорее всего, он до сих пор боялся окончательно принять в себе все те чувства, что испытывал, боялся обжечься или быть отвергнутым, боялся, что я рассмеюсь ему в лицо, а не приму в свои объятия, о чём я так мечтал..
      - Мне ничего больше и не нужно, не переживай. - я ободряюще улыбнулся, чуть отворачиваясь в сторону, пока боясь пересекаться с ним взглядом - уж по моим то глазам, явно, можно было прочесть всё от и до, но по голосу, по моей интонации мягкая улыбка была слышима - Как узнал?.. Мне сказал Кэмерон, когда я решил позвонить тебе по скайпу и нарвался на него - я решил сразу раскрыть все карты, а не выдумывать нелепые истории о шестом чувстве и седьмом пришествии - Надеюсь, ты не против моего присутствия.. И, всё же, это было сказано больше как утверждение, а не как вопрос, а потому ответа за собой не предполагало.
       Напряжение между нами нарастало, повисая в воздухе и, словно, вставая между нами стеной, отгораживая друг от друга. Я всё ещё нерешитнльно переминался с ноги на ногу, не решаясь даже присесть на диван, а Дэми усаживал в кресло плюшевого зверя, который, судя по реакции, всё же ему понравился. По комнате медленно распространялся голос диктора, что вёл этот праздничный репортаж, но я его даже не слушал, лишь уловил, что наше молчание наконец было нарушено. Я не знал что мне делать, правда не знал. Я готов был в ту же секунду подлететь к Дэми, прижать его к себе, такого робкого и беззащитного, столь нуждающегося сейчас в непосрественном внимании именно к нему, но я стоял в стороне и молча наблюдал за ним, пользуясь стучаем, а если точнее, то полумраком, охватившим комнату.
       - Итак, начинаем обратный отсчет. 20... 19...  Я даже вздрогнул, словно ощутив под носом нашатырь, что привёл меня в чувство. Нельзя было забывать зачем я тут и, несмотря на то, что первая часть плана с треском провалилась, ведь я уже сдал себя едва не с потрохами только оказавшись на пороге, нужно было попытаться взять себя в руки и реализовать свою программу максимум. - Я буду целовать Рори. Надеюсь, он не против. Голоса, как яркие вспышки, возникали в моей голове и тут же угасали, вновь погружая меня во мрак, в мои мысли, позволяя страху окутать меня, как туману, опутывая ноги и не позволяя двигаться. - 11... 10... 9... Казалось, ноги приросли к полу или налились свинцом, уж слишком тяжело мне давался каждый шаг к Дэмиэну, но в тоже время я понимал - если не сейчас, то, возможно, уже никогда. - 5... 4... 3... Кровь в висках пульсирует с такой силой, что все звуки вокруг растворяются, в большей степени из-за того, что Дэмиэн от меня в несчастных десяти-пятнадцати сантиметрах - вцепился в плюшевого медведя, словно ребёнок, в страхе, что у него отнимут любимую игрушку. Я с трудом помню дальнейшие события, например то, как сократил расстояние между нами и, наклонившись к Дэми, сидящему на подлокотнике кресла, несмело коснулся его губ своими, соединяясь в самом сладком и прекрасном поцелуе в моей жизни. Я столько времени мечтал об этом, что теперь с трудом отличал реальность от своих фантазий, не в силах понять - по какую же сторону я нахожусь? Казалось, всё было настолько прекрасным и волшебным, что не хватало только купидончика над нашими головами, довольно потирающего пухлые ручки после хорошо проделанной работы. Из динамиков телевизора отдалённым эхом слышались звуки взмывающих в ночное небо фейрверков, оповещающих всех о входе в новый, две тысячи тринадцатый год, а у меня в голове проносились все события моей жизни, одно за оним, словно в хронологии и я понимал - насколько же моё существование было лишено не то что ярких красок, а самого главного - смысла. Без него, без Дэмиэна Гудмэна, чьи губы я мечтал целовать, а тело сжимать в нежных объятиях и никогда от себя не отпускать, но сейчас же боялся даже дотронуться до него - а вдруг оттолкнёт? Всё же, для него это стало слишком уж большой неожиданностью и я совершенно не знал как он себя поведёт, но был готов принять любую реакцию, я был готов принять его любым, лишь бы Дэми был рядом, позволил любить его.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-01-04 05:06:59)

+2

8

С каждой секундой обратного отсчета я все крепче сжимал руками мягкую шубку медведя, до боли в пальцах. Мне казалось, что еще немного и я просто разорву ткань. Но я боялся отпустить его - в данный момент Рори был моим спасательным кругом, который не давал утонуть в своих чувствах и цепкой хваткой держал в действительности. Но все это казалось слишком нереальным: и Кэмерон, который вдруг отчего-то стал таким честным по отношению к фактически незнакомому человеку, и Габриэль на пороге моей квартиры, и то, что сейчас, следуя новогодней традиции, я должен поцеловать человека (!), который находится рядом со мной. И казалось бы, тот самый шанс, один на миллион: я рядом с тем, которого люблю больше, чем можно вообразить, сильнее, чем это описывают в романах и показывают в кино. Мы одни в пустой квартире, да что там - судя по отсутствию звуков за стенами - во всем доме. Есть даже пути к отступлению: можно приписать этот порыв нежеланию нарушать праздничную традицию. Идеальные декорации, но я как идиот жмусь к игрушке, боясь даже посмотреть на Габриэля. Просто трус. Сделать шаг вперед оказалось выше моих сил. Я словно видел перед собой раскаленные ножи, а за мной гнались голодные тигры и мне было проще умереть от разрывающих тело зубов, чем заставить себя пройти по ним. Я отдаленно слышал, как в телевизоре нестройный хор голосов выкрикивает цифры, отсчитывая секунды до Нового года. Три... Две... Одна...
И тут мир вокруг меня просто рухнул, исчез, словно его никогда и не было вовсе. Наверное, так должен был выглядеть Апокалипсис. Казалось, что все чувства разом, вся вселенная переместилась лишь в одну точку - на губы. Складывалось ощущение, что меня сейчас разорвет на куски и я стану центром нового Большого взрыва, потому что чувств, которые я сейчас испытывал, было слишком много для одного-единственного человека. Мне казалось, что я умер, потому что в этом мире я никогда не испытывал ничего подобного, хотя поцелуи в моей жизни были, все они терялись по сравнению с этими нежными прикосновениями. Было страшно пошевелиться, чтобы не разрушить момент, но тело само потянулось вперед и уже через мгновение я положил руку на щеку Габи, пытаясь притянуть его поближе к себе. Что ты творишь, псих? - закричал внутренний голос, но буквально через секунду охрип и, обидевшись, замолчал. А ведь стоило бы, наверное, его послушаться...
Отклонившись назад, я вдруг почувствовал, что прикоснулся спиной к чему-то мягкому и теплому. Рори Как в фильме "Начало" плюшевый медведь стал моим личным тотемом, позволившим определить реальность происходящего. А это значило, что я сейчас сидел на ручке кресла, опираясь лишь на огромную мягкую игрушку, и целовал своего лучшего друга. Причем совершенно не по-дружески. Осознав это, я резко распахнул глаза и постарался как можно мягче отстраниться. Наверное было бы лучше, если бы Габриэль вообще не приходил сегодня, - промелькнуло в голове, потому что мозг издевательски намекал на то, что я уже никогда не смогу забыть эту новогоднюю ночь. Потому что это был лучший, самый нежный и самый желанный поцелуй в моей жизни, потому что меня целовал человек, в котором для меня были заключены все миры и галактики, потому что в этот момент я окончательно переместился за грань, отделявшую мое отношение к Габи как к лучшему другу от отношения как к любимому человеку. Слишком много открытий для такого короткого времени и я почувствовал, что от этого начинает кружится голова.
Сделав глубокий вдох, стараясь унять бешеное сердцебиение, я посмотрел прямо в глаза Габриэля. Это было ощущение полета на воздушном шаре, когда, чтобы подняться выше, нужно сбросить на землю лишний груз. И сейчас у меня был выбор - оставить рядом с собой тяжелый, забитый воспоминаниями ящик с выведенным на нем каллиграфическим почерком словом "дружба" или небольшую, практически пустую коробку с поспешно нацарапанным "любовь".  Но я категорически отказывался давать себе разрешение поверить в возможность чего-то большего, уверенный в том, что нельзя тешить себя призрачной надеждой, чтобы потом не разочаровываться. Поэтому, мысленно взяв в руки вторую коробку, я подошел к краю и приготовился избавиться от нее.
- Зачем? - едва расслышал я собственный шепот. Я не смог точнее сформулировать вопрос, потому что все возможные слова застряли в горле. Предчувствуя что-то вроде "Ну так ведь традиция, а у меня не было выбора." я буквально ощущал, что мое сердце начало разбиваться на миллиарды крохотных кусочков, которые не сможет собрать воедино даже самый искусный ювелир, и практически выпустил из рук "лишний груз". Хотя почему-то мне казалось, что сделав это я навсегда привяжу себя к земле и никогда больше не смогу сдвинуться с места.

Отредактировано Damien Goodman (2013-01-04 18:58:11)

+2

9

Всё зависит от тебя
Я могу только мечтать
Представлять пытаюсь
Глупо улыбаюсь
Просто без тебя мне нечем дышать
(с)

     
  Я не чувствовал ничего, кроме безграничного счастья и страха. Счастья от того, что единственный во всей Галактике человек, что был мне необходим,  был рядом со мной в ту минуту, когда человечество перешагнуло через порог, вступая в новый, следующий год, в новую жизнь. Так и я, взяв новенький альбом, несмело прорисовывал в нём наброски своего маленького мира, нашего с Дэмиэном мира, возможно, никому более непонятного и осуждаемого, но какая, к чёрту, разница, если там он со мной? В таком случае всё вокруг не имело никакого смысла. К сожалению, счастье не может быть полным, настоящим, если в этот момент ты не ощущаешь себя балансирующим на краю пропасти с возможностью либо получить желаемое, либо потерять всё, и у меня этот страх был. Я боялся, что Дэми меня оттолкнёт, отвергнет, не поймёт моего порыва, или и вовсе осудит его, но этого не случилось. Ладонь его коснулась моей щеки, губы уверенно ответили на поцелуй, словно он только этого и ждал, а я в тот миг готов был воспарить над землёй, потому как совершенно не ощущал своего тела, от тяжести в ногах, мешающей мне сделать каждый шаг навстречу к своему счастью, не осталось и следа,  мысли растворились в темноте и всё, что я чувствовал - это тепло Гудмэна, его бешеное сердцебиение, его желание, благодаря чему то, что между нами сейчас происходило - было самой настоящей реальностью хотя, готов поспорить, он, как и я, всё ещё в этом сомневался.
         Тусклый свет, происхождение которого я не сразу смог понять, вновь окружил меня, подобно одинокому лучу прожектора посреди огромной пустой сцены, вокруг снова начали появляться звуки, доносившиеся со всех сторон и набирающие громкость, словно кто-то нажимал на кнопку пульта управления. Я как будто пробудился ото сна и возвращался к реальности с каждым новым сантиметром, на который отдалялся от меня Дэмиэн. Удивлённые, если даже не испуганные, глаза смотрели прямиком на меня, а губы, которые я только что целовал, едва слышно прошептали одно единственное слово, и оно было совершенно не тем, которое обычно произносят в фильмах следом за первым поцелуем. - Зачем? Первым делом я испытал что-то вроде угрызений совести, некую неловкость, за что захотелось извиниться, видя огромные непонимающие глаза Дэми, но разве за любовь можно извиняться? За самое чистое, искреннее чувство на Земле, которое многие ждут десятками лет, но так и не дожидаются, а я же встретил к двадцати годам? За то, что в какой-то непонятный для меня самого момент зародилось где-то внутри, росло, крепло, набирало силу, с которой теперь и разрывало меня? Он был нужен мне, нужен весь, со всеми своими причудами, странностями, отчего был невероятно притягательным. Без Дэмиэна я уже не смыслил своей жизни. Никогда не видел таких людей. Таких... правильных что ли. Не знаю, его не опишешь одним словом. Хотя нет, опишешь. Словом "последний". Даже не единственный,  а именно "последний". Мне иногда чудится, что такие, как он, давно вымерли или и не существовали вовсе, такой вот он уникальный и ни на кого не похожий, такой вот мой, мой Дэми. Как будто он пришёл из альтернативной, параллельной реальности, из другой вселенной, сошёл с книжных страниц - называйте это как хотите, суть от того не изменится, ворвался в мою жизнь и занял всю её одним лишь собой. Как в мыслях, так и в сердце. Это ведь так здорово - быть уникальным и быть последним. Не знаю, мне этого не узнать, таких, как я - тысячи. Не скажу, что миллионы, но тысячи точно, а то, что мы все очень разные - это глупость. Все друг на друга похожи, и, быть может, есть на земле человек, похожий на него, но за свою жизнь я такого никогда не встречал и, уверен, что и не встречу.
       - Дэми... - мой голос показался мне глухим и немного дрожащим - Я... я люблю тебя. Я очень люблю тебя... Наверное, я должен был сказать это раньше, но я боялся. - я только сейчас опустил глаза, не в силах больше смотреть на него, находясь в полнейшем неведении следующих слов и действий Гудмэна - Что бы ни произошло дальше, я хочу, что бы ты знал, как ты мне нужен. - Закусив губу, я на пару секунд закрыл глаза, собираясь с мыслями, которые на отрез отказывались собираться и разбегались подобно тараканам по углам. Мы больше не были друзьями. С той самой минуты, как Дэмиэн ответил на мой поцелуй, мы навсегда перестали быть друзьями, потому как просто_друг не станет ТАК целовать тебя в ответ, просто_друг не испытает затем такой шок от произошедшего, я знал это и должен был доказать и ему. Потянув Гудмэна за руку, притягивая его к себе, вынуждая отстраниться от плюшевого зверя, который сейчас, казалось, служил для него спасательным кругом и, вновь оказавшись в непосредственной близости от его лица, прежде чем вновь прильнуть к губам, но на этот раз уже более уверенно, но не менее нежно, прошептал - Я люблю тебя, наверное, больше всего на свете и ты нужен мне каждую минуту. Не как друг, Дэми...

Отредактировано Gabriel Livano (2013-01-05 07:39:50)

+2

10

Наверное, в тот момент, когда мир перешел на новую ветвь своего существования, что-то сбилось в его настройках. Словно было принято решение резко развернуть на 180 градусов жизнь каждого человека. Потому что объяснить логически то, что сейчас происходило, было невозможно.
Я до конца не мог поверить, что прекрасные слова, произносимые Габи, действительно адресованы мне. Мне то и дело хотелось обернуться и с разочарованием увидеть, что за моей спиной кто-то стоит, кто-то действительно достойный подарков, признаний, поцелуев, которые в эту ночь по нелепой случайности достались мне. Я так часто слышал, как люди произносят "люблю", я сам беспечно бросался этим словом во все стороны, в отношении людей и вещей. В какой-то момент оно просто потеряло для меня вес. Наверное потому, что я никогда не знал его истинного значения, мне было так страшно приблизиться к нему, такому возвышенному и неземному, что я предпочитал оставаться в стороне от понимания что же это значит на самом деле - любить кого-то и чувствовать, что тебя любят. Но сейчас мое сердце делало лишний удар каждый раз, когда Габриэль произносил это, и с каждой секундой оно набирало еще большую скорость. Наверное, в таком сумасшедшем темпе сердце не бьется даже у птички-колибри, хотя, казалось бы, это совершенно невозможно. Признание Габриэля словно проникало под кожу, распространяя дрожь по всему телу. Мне так хотелось верить в то, что все это, каждое слово, каждая буква - правда. Рядом с ним я чувствовал себя слабым, но это вызывало лишь трепет - мне непреодолимо хотелось оставаться таким, чтобы он защищал меня от всего мира. Поэтому когда Габриэль притянул меня к себе, я даже не думал противиться и лишь послушно встал с кресла и приблизился к нему.
- Я люблю тебя, - едва успел я произнести в губы Габриэля, перед тем как он вовлек меня в новый поцелуй. На этот раз внутренний голос не отважился даже на попытку остановить меня. Я робко обнял Габи за шею. Несмотря на то, что теперь я был уверен в том, что Габриэль не оттолкнет моих рук, каждый жест и каждое движение, как и раньше, были подобны шагу по тонкому льду. С одной только разницей - на этот раз я не боялся провалиться, потому что меня крепко держали рядом с собой сильные руки Габи. Раньше все поцелуи были для меня одинаковыми, но оказалось, что я был не прав. Каждое прикосновение Габриэля добавляло к ощущениям что-то новое, доныне неизвестное мне. Мне хотелось, чтобы это продолжалось вечно, но когда легкие стали сжиматься, я понял, что лучше пожертвовать несколькими мгновениями сейчас, чем умереть от недостатка воздуха и тем самым отказаться от возможности поцеловать Габриэля еще хотя бы раз. Я приложил огромные усилия чтобы оторваться от губ Габи - все во мне протестовало против этого. Мне хотелось прижаться к нему и никогда больше не отпускать, но я не позволил себе просто так броситься в объятия любимого человека. Я попытался восстановить дыхание и прижался лбом ко лбу Габи. Мне нужно было знать точно.
- То есть мы теперь... вместе? - спросил я, чувствуя себя последним идиотом на этом свете. И, конечно, я не мог устоять против того, чтобы вывалить на Габи все свои надежды и страхи одним комом, не став дожидаться ответа на предыдущий вопрос. Я не знал, чего мне хотелось больше: чтобы Габи понял, наконец, на что подписывается и ушел, тем самым в разы облегчая себе жизнь, или чтобы он остался рядом со мной, приняв все мои опасения и помог пройти через них, обнимая, как сейчас. Но выбор должен был остаться за Габриэлем и только за ним, - Габи, я очень хочу быть с тобой. Я хочу этого больше всего в жизни, - я говорил искренне. Свои собственные слова казались мне скомканными и глупыми, но они шли от сердца, открывая все то, что происходило сейчас у меня в душе, - Но все мои представления о том, как должны выглядеть отношения строятся на романтических комедиях, а они чудовищно далеки от реальности. Я не знаю, чего ты ждешь от меня. И я... боюсь разочаровать тебя, сделав что-то не так. А я точно знаю, что допущу множество ошибок, - я был абсолютно уверен в своей беспомощности. Я знал, что если что-то идет не так - это всегда из-за меня, из-за моей неспособности отказаться от романтики и сказок и жить в реальном мире. Я не хотел, чтобы с Габриэлем в итоге все получилось так же, не хотел потерять его из-за собственной глупости. Потому что до сегодняшнего дня я не осознавал до конца, что от одного особенного поцелуя мир действительно может перевернуться с ног на голову и никогда уже не станет прежним, а сердце может остановиться от одного лишь слова.

Отредактировано Damien Goodman (2013-01-05 21:58:31)

+2

11

I can't see me lovin' nobody but you for
All my life. When you're with me, baby the
Skies'll be blue for all my life.

Me and you and you and me. No matter how
They tossed the dice, it had to be. The
Only one for me is you and you for me.
So happy together.
(с)

        Я люблю тебя. Всего лишь три слова, которые каждый из нас неоднократно говорил, вкладывая в них совершенно разный смысл, подразумевая совершенно разных людей, неоднократно слышал в свой адрес - сказанные по-дружески, в знак поддержки или и вовсе от родных, но когда едва слышно тебе это шепчет твой любимый и самый важный человек - земля уходит из-под ног и, что бы устоять, ты сильнее цепляешься за него, как за единственно-стоящее для тебя, настоящее, потерять которое - равноценно концу света. Я помню, как Дэми произнёс эти слова неделю назад, когда я случайно стал невольным свидетелем его разговора с Бри и Кэмероном обо мне, о том, что он чувствует; слова, сказанные в порыве чувств, но от того не менее искренние, вызвали во мне такую бурю эмоций, сильнее которой, мне казалось, ощутить уже невозможно, но я ошибался. Сейчас мои внутренние города, весь мой мир потерпел крушение, его накрыло волной такой силы, что не устояло ничто, оказавшись смытым подчистую и освобождая почву для чего-то нового, что уже пробивалось крепкими уверенными ростками, как показываются на свет первые лепестки подснежников - сочно-зелёного цвета из-под мерцающего снежного покрова - так зарождается новая жизнь.
           Каждую его реакцию на свои действия я ощущаю так остро, будто это всё происходит со мной; это не удивительно, ведь и мои ощущения сейчас достигли своих пределов. Его запах, биение сердца - такие частые и сильные удары, что, кажется, это они пульсируют у меня в висках, сокращение каждой мышцы под кожей, возможно, я мог даже расслышать, как кровь бежит по его венам и сосудам, приливая к губам, от чего они становятся такими горячими, сладостно-обжигающими и сладкими, подобно той красной карамели, в которую окунают яблоки, а сверху посыпают сахарной пудрой в парках солнечными днями. Всё это проникает в меня, пронизывает насквозь, будто бы огромными стежками каких-то невидимых, но таких крепких пут, соединяя с Дэмиэном и я уже не в силах отпустить его от себя, а потому я обвиваю руками его талию, уверенно, и даже как-то собственнически, прижимаю Гудмэна к себе, ещё более явственно ощущая его рядом с собой, совсем-совсем близко. И своим. Только своим. Он ещё ничего не ответил, не произнёс ни слова, потому как я ещё просто не дал ему такой возможности, но слова сейчас не играли никакой роли, ведь я всё понимал и так - читал по губам, по кончикам его пальцев, на мгновение коснувшихся моей кожи, да даже по тому же сердцебиению, что так предательстки его выдавало.
           Дэмиэн был так невинен, его огромные распахнутые глаза смотрели на меня - подобно двум хрусталикам, наверное ожидая ответа, но я просто не находил для этого слов, не мог подобрать тех единственно верных, что успокоили бы его. Я ничего от него не ждал, он просто нужен был мне рядом и, уж подавно, ему было не под силу меня разочаровать. Даже если бы он очень постарался, а я попросту не знаю что он должен был для этого сделать, я бы не перестал его любить и никогда бы от него не отказался. Наивность и непосредственность в голосе, его вечная привычка - попытаться сходу меня отпугнуть и отговорить, но не тут то было. Я касаюсь пальцем его губ, призывая замолчать - Тссс.. Не надо... - отрицательно качаю головой из стороны в сторону, а сам улыбаюсь как дурак, чуть ли не собираю Дэми в охапку и прижимаю к груди, гладя ладонью по спине, касаясь губами волос - Тебе не испугать меня, глупый. Никто не застрахован от ошибок и через все мы пройдём с тобой вместе. Ударение не последнее слово - ещё и как ответ на его первый вопрос - ну конечно же мы вместе, как иначе. Навсегда вместе. - Дэми, я так счастлив... - и кажется, будто бы голос охрип, потому как с губ сывается лишь какой-то сдавленный шёпот.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-01-06 23:03:46)

+1

12

Столько чистых, светлых эмоций. Складывалось ощущение, что многочисленные фейерверки, уже отгремевшие на улице, незаметно переместились в мою голову. Если задуматься, мы и раньше были вместе: Габриэль уже давно был частью моей жизни, от которой я ни за что не смог бы, да и не хотел отказываться даже под страхом смерти. Но только сейчас это значило совсем иное: я мог не пытаться выворачиваться и оправдываться, когда меня спрашивали о наших отношениях, я мог не смущаться, когда прозорливые подруги спрашивали а не влюбился ли я часом в него. Теперь я мог просто, не оглядываясь на то, что скажут окружающие, взять его за руку и сказать: "Это самый близкий человек в моей жизни и я люблю его больше, чем вы все можете себе представить". От этой мысли вдруг стало так хорошо, что я тихо засмеялся, уткнувшись носом в его висок и крепче прижимаясь к Габи. Обнимая, я несмело цеплялся пальцами за его одежду, опасаясь, что если отпущу, то немедленно сорвусь в какую-то бездонную пропасть. А он шептал что счастлив и это создавало ни с чем не сравнимое ощущение легкости, скорее даже невесомости. Как будто я превращался в разноцветный воздушный шарик и единственным человеком, который крепко держал меня рядом с собой не позволяя улететь куда-то далеко, был Габи.
- Мне кажется, что я сейчас упаду, - мягко смеясь произнес я. Я правда чувствовал, что у меня подкашиваются ноги и таял в объятиях Габриэля, но мне хотелось просто быть еще ближе, хотя между нами уже не было свободного пространства, не осталось даже воздуха. И если ты меня отпустишь я сойду с ума, а если нет - то буду сходить с ума медленно, постепенно превращаясь в желе, - как всегда, все в мыслях. Прости, я пока не могу сказать всего этого вслух, но я научусь. В отличие от меня, Габриэлю почему-то так легко было говорить о чувствах. Я с замиранием сердца слушал его, мне хотелось, чтобы он говорил как можно дольше, но ведь отношения - это диалог двоих любящих друг друга людей. Я никогда не умел описывать в словах то, что жило в сердце, и, наверное, это будет одной из основных проблем, над которой мне придется долго и кропотливо работать. Мне хотелось, чтобы Габриэль знал о моих чувствах, а значит мне, как маленькому ребенку, придется научиться говорить. Но это будет со временем. Надеюсь, он дождется.
Я не спеша присел на диван, боясь все же рано или поздно потерять равновесие, и прикрыл глаза. Возможно, это действительно поможет справиться с головокружением. Все это время я не отпускал руку Габи. Я слишком долго хотел этого чтобы теперь отказаться от осознания реальности и осязаемости теплой руки в своей ладони. Ощущение, что если я невзначай отпущу его пальцы, он просто исчезнет в воздухе, не покидало меня, а я не хотел давать этой мысли даже призрачного шанса подтвердиться. Почувствовав, что Габи присел рядом со мной, я положил голову ему на плечо. Как же хорошо - так спокойно и просто. В который раз я как пленку прокручивал в голове все то, что услышал от Габриэля. Просто для того, чтобы напомнить себе о том, как это было восхитительно - слышать как любимые губы произносят признания. Но мозг то и дело придирчиво цеплялся за какую-то мелочь, а я никак не мог уловить какую именно, понимание все время убегало от меня и я никак не мог поймать необходимую фразу. "раньше... боялся..." Вот они - те самые слова, что не давали мне покоя.
- Габи, ты говорил, что должен был сказать это раньше. То есть... это уже давно? - я поднял на него взгляд.
Привычка докапываться до смысла услышанных слов всегда играла со мной злую шутку, но я не мог от нее избавиться - мне жизненно необходимо нужно было знать все до мелочей, выискивать в простых словах какой-то другой смысл. Но боясь испортить ту теплую атмосферу, которая окружала нас последние несколько минут, я выпалил, - Если не хочешь, можешь не отвечать. Я ничего не требую. Просто заметил... - как всегда, когда нервничал, я говорил слишком быстро и сбивчиво. И как его угораздило влюбиться в такое несчастье как я? Но я изменюсь, если он попросит об этом. Я перекрою все, что во мне есть, только бы оставаться рядом с ним.

+1

13

My heart stops when you look at me
Just one touch now baby I believe
This is real
So take a chance and don't ever look back,
Don't ever look back
(с)

       Дэмиэн был первым человеком, кому я сказал, что люблю его, а так же первым, от кого это услышал в свой адрес. Я был уверен, что в эти слова мы оба вкладывали один и тот же смысл, для нас это было одинаково важно и, в тоже время, сложно - ведь всё самое дорогое и ценное даётся с трудом. Я знал, что Дэми, наверно, даже сейчас в глубине души считал себя недостойным меня или недостаточно хорошим, однако для меня он был лучшим. Идеальным. На самом деле всё, что было связано с ним,  было для меня идеальным - наши робкие признания, первый поцелуй, хотя и чувственный, но крайне несмелый, да даже то, как его ладонь, узкая и хрупкая, так мягко и удобно легла в мою, словно они были выточены друг для друга, а голова покоилась на моём плече - всё это казалось мне сейчас самым прекрасным и важным из возможного во всей Галактике и куда важнее всяких нано-технологий, адронных коллайдеров и чудодейственных вакцин он неизлечимых пока болезней. Я с полнейшей уверенностью могу сказать, что на данный момент эта ночь была лучшей в моей жизни и запомнится навсегда как "наша" ночь, ведь именно сейчас всё встало на свои места, ровно так, как быть и должно - все детальки мозайки собрались воедино, образуя совершенный рисунок, а я теперь спокойно, хотя куда уж там, ещё долго в моём голосе будет слышен трепет, могу называть Дэми своим и считать себя лишь его. Такая банальность, достойная бульварных романов, но я действительно был счастлив рядом с ним, о чём красноречивее любых слов говорило бешенное сердцебение, будто я только что совершил прыжок с парашютом. Сейчас мне тоже было страшно, волнительно, как и самому Дэми, ведь рядом с ним я становился таким мягким, нежным, таял как пломбир под солнцем знойного июля, хотя должен быть сильным и независимым, но как это возможно, если я целиком и полносью зависим от него? Он даже и не догадывался, какую власть имело надо мной одно лишь его желание, одно слово. Даже сейчас я с трудом мог побороть своё желание коснуться губами его руки или лба - всё это казалось мне неправильным, что ли, будто это может разочаровать его, ведь сейчас во мне едва ли можно было разглядеть опору и зашиту, а потому я лишь сильнее сжал его руку в своей, прижимая Дэми к себе, обнимая за талию и несмело улыбаясь, хотя моей улыбки он увидеть всё равно не мог.       
             Я потерял счёт времени уже давно. Да, благодаря календарям я знал даты, а благодаря часам - время, но я не мог это контролировать, отслеживать и находить себя во временных отрезках. Я не знал когда именно понял для себя, что мои чувства к Дэмиэну уже совершенно не дружеские, хотя точно могу заверить, что это был не октябрь, не сентябрь и даже не лето - гораздо раньше. Может, весной? Не знаю, как не знаю и то, что же именно заставило меня пересмотреть своё отношение к другу и полюбить его, тем самым вытащив один из кирпичиков надёжного и крепкого фундамента наших тёплых отношений. Как он этого не замечал? Хороший вопрос, потому как я не мог скрывать ни нежность, ни восхищение в своём взгляде, хотя, впрочем, Дэмиэн мастерски может запутать даже самого себя, всё усложнив и перевернув с ног на голову - видимо, потому он периодически и думал, что я влюблён. В кого угодно, но не в него.
          - Давно. - я ещё крепче прижал его к себе и мне даже показалось, что ещё немного, и тело Гудмэна просто раскрошится, надломившись, но мне необходимо было ощущать его совсем-совсем рядом - Я могу предположить, что весной... или и того раньше... - щекой касаюсь его волос и немного прикрываю глаза - какой же Дэмиэн, всё же, ещё ребёнок! Стесняется не то что это слово произнести, а хотя бы в общем назвать любовь чувством, словно сомневаясь в искренности моих слов, в их правдивости. На самом деле мне и самому было жутко любопытно когда Дэми решился заглянуть в себя и увидел перемену в отношении ко мне, но сейчас было совсем не время устраивать ему допрос - пускай хотя бы привыкнет к тому, что есть, будем дозировать потоки информации, чувств и действий, давая ему возможность раскрыться и заговорить самому, пусть он будет уверен в том, что захочет сказать мне. - Согласись, скажи я тебе всё хотя бы даже в сентябре, когда ты вернулся из Парижа, помнишь? Если бы я не стал выдумывать какого-то Тейта, а прямо сказал, что все те чувства, которые я уже не мог толком скрывать, которые так предательски тогда были замечены кем-то, лишь для тебя одного, то... - я облизнул нижнюю губу, замолкая на несколько секунд - ..вот этого сейчас не происходило бы... вообще бы ничего не было. Были бы Дэмиэн и Габриэль, которых ничего бы сейчас уже и не связывало... И я прекрасно это понимал. В груди что-то щёлкнуло, словно перламутровый мыльный пузырь лопнул от неловкого и любопытного касания детской ручонкой - это я выпускал свои страхи, сидящие внутри, наружу, избавляясь от них, освобождая место для прекрасных моментов, которые будут у нас с Дэми впереди. Конечно, я немного боялся нашего будущего - всё же нам обоим будет тяжело мириться  с некоторыми чертами наших харкеров, но мы будем друг у друга - одно лишь осознание этого заставляло улыбаться. - Но теперь я буду говорить тебе как можно чаще, что люблю тебя. Слышишь? - я посмотрел на Дэми - Я люблю тебя, а ты самый лучший и ты не должен сомневаться ни в одном, ни во втором. Кстати, тебе ещё есть чем дышать, а то я на радостях что-то совсем сжал тебя, как в тисках..

Отредактировано Gabriel Livano (2013-01-09 06:48:59)

+1

14

Давно... Меня словно прошибло током до самых кончиков пальцев. Этого не может быть, не настолько долго. Неужели я был настолько слеп, что практически год не видел ни одного взгляда, не замечал ни одного слова, которое выдало бы Габи? Ведь они наверняка были. Я просто настолько эгоистично занят собственными переживаниями и раскопками своих ощущений, что абсолютно не вижу чувств других людей. Да, наверное этот вариант единственно правильный. Сейчас мне было так обидно, но не за себя, а за Габриэля. Он держал все это в себе, так же как и я боясь разрушить то, что уже было построено огромными усилиями обоих, он тоже пытался сохранить всю ту трепетную и нежную дружбу, за которую мы крепко держались. Определенно, положительным итогом этого промедления было то, что мы настолько долго пробыли друзьями, что успели привыкнуть к некоторым, наверняка самым неприятным, качествам друг друга. В Габриэле я таких резко отрицательных черт характера никогда не замечал, но втайне надеялся, что он привык хотя бы к половине моих "острых углов", а их всегда было немало. Как же еще, если не принятием, можно было объяснить то, что Габриэль не прекратил любить меня даже после столь долгого времени ожидания этого момента, после всех тех сотен "темных граней", которые я день за днем открывал ему?
В какой-то момент я понял, что когда Габриэль ответит на мой вопрос, он имеет полное право задать встречный. И в этом случае я просто не знал что сказать. Как и когда? Не знаю. Какое-то время я просто думал, что мое внимание так пристально приковано к Габи лишь по привычке, что я просто воспринимаю его как должное, как свою семью, которая всегда была и всегда будет рядом со мной. И лишь в те моменты, когда мне казалось что он исчезнет, что-то болезненно съеживалось внутри. Но это случалось настолько редко, что не давало возможности как следует задуматься о природе этого чувства. Хотя, кто сказал, что нельзя ревновать друзей, боясь потерять их внимание? Я решил хотя бы на время отложить это копание в воспоминаниях, чтобы даже мысленно не уходить от Габриэля в данный момент. Я знал, что этот разговор когда-нибудь состоится, но я подумаю об этом в какой-нибудь другой день. Возможно подумаю.
- То есть никакого Тейта не было? Ты врал мне! - я шутливо надулся, услышав о том, что так называемое "летнее увлечение" Габриэля было всего лишь выдумкой. Похоже, я понемногу начал привыкать к тому, что Габи находится настолько близко, если был уже в состоянии обернуть услышанные слова в шутку, - А я ведь в тот день несколько часов к ряду продумывал вам идеальное свидание, - усмехнувшись, я вспомнил как перебирал в уме кучу уютных ресторанчиков, куда мог бы отправить друга, хотя уже в тот момент слегка ревновал его к призрачному парню, который украдет у меня Габи, пусть всего-лишь на несколько часов. И пусть тогда Габи солгал, сейчас мне было эгоистично-приятно узнать, что этот парень был лишь плодом его фантазии, ловко уворачивающейся от моих допросов.
- Даже если ты меня задушишь, я умру счастливым, - улыбнулся я, посмотрев на Габи, и обнял его за талию. Я почти не слышал праздничных песен, которые, словно фон для новогодней романтической комедии, лились из телевизора. Взглянув на экран, я увидел радостные лица, но я не завидовал их настроению. Мне сейчас было намного лучше и я поблагодарил сам себя за то, что отбросил мысль идти на общегородское празднество еще не подходе к моей голове. Если бы я ушел, этой ночи не было бы. Всего этого не случилось бы, если бы Габриэль не решил позвонить мне утром. И сотни прочих "если": если бы не было свадьбы Морганов, если бы не та дурацкая ссора в кафе (причина которой все еще была для меня загадкой), если бы той злополучной весной он не перебрал в клубе, вплоть до "если бы Габриэль никогда не приехал в Сакраменто". А ведь такое могло случиться, выбери он любой другой город США. Меня пробрала дрожь - было страшно даже подумать, что я мог никогда не познакомиться с Габи. Какой была бы моя жизнь без него? Пустой, серой, лишенной любви и нежности, в которой я безумно нуждался. Без него я не жил бы, а просто существовал.
- Знаешь, наверное ты был прав, что не говорил. Я не знаю что случилось бы, скажи ты это хоть немного раньше, - задумчиво произнес я, - Но мне так больно думать о том, что из-за собственных страхов мы потеряли столько времени, - Упустили столько красивых вечеров. Столько поцелуев и объятий так и не стали реальностью. И их уже никогда не будет.

+1

15

Вчерашнее настроение как-то плавно перетекло в сегодняшний день,  если точнее - ночь. Только если вчера здравый смысл сдерживал меня от разного рода глупостей, будь то ожидание Дэмиэна под дверью его квартиры, как только я узнал о его возвращении в Сакраменто, с букетом своих неловких признаний и откровений, или какая-то глупая и эмоциональная смс в ту же минуту, то сейчас руки развязаны, а в голове тот же стук его сердца, который воспринимался уже как мой собственный, да нежные переливы его голоса. Сегодня мир перевернулся с ног на голову и всё происходящее вокруг было словно не со мной. Я был слишком счастлив, что бы окончательно поверить в осуществление своей мечты, во взаимность чувств, которые испытывал к Дэмиэну и о которых так долго молчал. Кажется, я даже начал иначе всё ощущать, чувствовать, даже думать, понимая, что теперь ответственен не только за себя, но и в полной мере за Дэмиэна - уж если будучи друзьями я порой места себе не находил из-за беспокойства, то даже боюсь представить как остро буду реагировать на всё теперь. Вообще же, хоть со стороны особо ничего и не изменилось - ведь мы по-прежнему будем проводить всё свободное время вместе, поддерживать друг друга, радоваться и сопереживать, нам ещё через многое предстоит пройти вместе, многому научиться, к многому привыкнуть, почти полностью перестроив свою жизнь и поведение. А ещё я смогу открыто выражать свои чувства - всё же, когда так долго их скрываешь, потом долго не можешь насытиться возможностью открыто дарить их любимому человеку, показывать  свою ревность, а этого нам будет не избежать, ибо помня историю с мистером Купером, который до сих пор, кстати, не даёт мне покоя, в этом плане мне и самому придётся не сладко. Я слишком боюсь его потерять, боюсь потерять хоть крупицу внимания Дэми к себе, что не готов пока спокойно смотреть как он по привычке раздаривает даже свои улыбки. Прекрасные, кстати, улыбки. А чего стоит одна его привычка смотреть из-под ресниц? Наверное, под таким взглядом я готов, как зомби, сделать абсолютно всё. И вот за это мне и придётся теперь бороться всю жизнь, а именно такие планы у меня на будущее - я ни с кем более не мог представить себя помимо Гудмэна, не мог и не хотел, и мне очень бы хотелось верить, что он думает аналогичным образом.
           Губы снова изогнулись в блаженной улыбке, когда рука Дэмиэна скользнула по моей спине, слегка приобнимая за талию - всё же ощущать тепло его тела совсем близко, слышать биение сердца и всё еще слегка неровное дыхание - дорогого стоит и на данный момент это казалось мне самым ценным из того, что я знаю. Мне было легко и спокойно, уютно возле него и, что немаловажно, я чувствовал себя на своём месте, понимал, что это единственно возможный вариант развития наших отношений, в противном случае дружба скоро сошла бы на нет, потому как очень тяжело изображать из себя друзей, испытывая друг к другу иные чувства, но не решаясь признаться в них даже самому себе.
        - Да, никакого Тейта не было и не будет... - мне не хотелось говорить о том дне, когда Дэми чуть ли не клещами пытался вытянуть из меня хоть какую-то информацию о, якобы, понравившемся мне парне, а я так неумело изворачивался, придумывая глупые оправдания и отмазки, но нужно было уже покончить с этой темой раз и навсегда, тем более едва ли актуальной она когда-либо ещё будет - И я даже не представляю что бы я делал, реши ты и правда устроить это свидание.. - я усмехнулся, представляя как Гудмэн старательно продумывает до мелочей всю романтику вечера, чуть ли не самостоятельно расставляет свечи на столике в подобранном им же самим кафе, а на утро выясняет детали свидания... Смех и слёзы, вот честно. - Наверное, мне бы пришлось потащить на свидание первого же парня с улицы, который согласился бы на эту авантюру. И это было бы более, чем ужасно! Теперь я всё же решился чуть ослабить свои объятия, хотя мне ни на сантиметр не хотелось отпускать Дэми от себя. Я помню ту пустоту в груди, когда он отстранился во время нашего первого поцелуя, прекращая его, с каким непониманем в глазах смотрел на меня и боялся произнести хоть слово, и я больше никогда не хочу пережить хоть что-то подобное, когда кажется, будто внутри всё рушится в один миг. Очень странное ощущение, до жути неприятное,  пугающее и совершенно необъяснимое.
         - В этом году Санта-Клаус всё же сжалился надо мной и решил подарить подарки за все прошлые двадцать лет жизни и, стоит признать, он оправдал все мои ожидания, о которых я говорил в день свадьбы Морганов... - Конечно же я имел ввиду Дэмиэна, а если точнее, то самую главную подсказку, что когда-либо подкидывала мне судьба - возможность услышать разговор Дэми с Брианной и Кэмероном, благодаря чему я поверил в невероятную силу желаний. Добрых, искренних и светлых желаний, в которых нет никакой корысти, которые ты вынашиваешь в своём сердце, которые так тщательно бережёшь и охраняешь ото всех, даже от тех, в ком эти самые желания и заключаются... Впрочем, я бы без сожаления согласился прожить ещё двадцать лет без каких-либо подношений судьбы - мне ничего больше, кроме самого Дэми, было не нужно. -  - Кстати, о свиданиях... - я снова заулыбался, нехотя выпрямляя спину и поворачиваясь к Гудмэну так, что бы видеть его лицо, хотя ради этого мне и пришлось потревожить его, так беззаботно устроившегося в моих объятиях и опустившего голову мне на плечо - Я знаю, что, среди прочего, мы сделаем на днях! - я едва заметно кивнул, приподнмая брови, пытаясь усмирить улыбку, что расползалась всё шире и шире - Мы должны пойти в нашу кофейню. Только теперь это будет официальным свиданием, на которое я тебя приглашаю. М?

Отредактировано Gabriel Livano (2013-01-14 03:49:04)

+1

16

Возможно, во всем этом действительно была замешана какая-то высшая магия. Иначе как можно было объяснить то, что впервые за довольно долгое время мне было настолько хорошо: по-новому, необычно, но хорошо. Даже больше, наверное в этот момент я мог сказать, что по-настоящему счастлив. Появление Габриэля в совершенно новом качестве сделало ночь волшебной, а простые на первый взгляд вещи превратило в нечто фантастическое. Казалось бы, нет ничего проще, чем поудобнее устроиться на диване в объятиях любимого человека и смотреть новогоднюю трансляцию. Так по-домашнему и уютно. Но по-настоящему невероятным этот момент делало каждое прикосновение Габи, посылавшее по позвоночнику стаю мурашек, и это было до пугающего непривычно. Несмотря на это, каждую секунду, проведенную рядом с ним, мне хотелось растянуть до размеров вечности.  Я не знал, когда смогу привыкнуть к тому, что теперь Габи будет находиться настолько близко. Хотя, если быть честным, мне совершенно не хотелось к этому привыкать, хотелось переживать те же ощущения снова и снова, каждый день по прошествии недель, месяцев, даже лет. Возможно эти надежды и желания были уж чересчур масштабными, но сейчас я не собирался подрезать крылья этой мечте - уж слишком она мне нравилась, уж очень возможной казалась прямо сейчас.
Я приподнял голову, почувствовав, что теряю опору, которой на некоторое время стало для меня плечо Габи, и наигранно-обиженно посмотрел на него - мне не хотелось ни на секунду терять это тепло, без которого теперь даже теплый воздух в комнате казался обжигающе-холодным. Но неожиданное предложение заставило выражение моего лица вмиг измениться.
- Свидание? - я удивленно поднял брови и задумался, приложив палец к губам. Я часто отправлял на свидания подруг, но сам ходил на них так давно, что успел попросту забыть, что вообще подразумевает подобный вечер «на двоих»? Свидания были обязательной частью романтических отношений, но всегда были для меня довольно тяжелым испытанием, поскольку основным их назначением было понравиться, а я никогда не был профессионалом в том, чтобы после общения со мной заставить человека искренне сказать «Да, я хотел бы встретиться с ним еще раз». Но ведь это совсем не тот случай. Какие вообще правила у свидания между людьми, которые знают друг о друге все, что только можно узнать, будучи друзьями? Мне не нужно было показывать Габи свои лучшие стороны, поскольку он, как никто другой, знал о худших чертах моего характера и, что удивительно, не пытался их изменить. Пока, во всяком случае. Я усмехнулся, - То есть первое свидание, на котором положено краснеть, бледнеть, чувствовать себя полным идиотом и хотеть провалиться под землю в страхе сказать лишнее слово? – я уже давно не представлял себе как это – чувствовать себя неловко рядом с Габи, поэтому сомневался, что вечер может пойти именно по описанному мной пути. Почему-то наши свидания я представлял себе совершенно иначе: это должно было быть что-то воздушно-светлое, с легкими, несмелыми прикосновениями рук и нежными поцелуями с привкусом кофе, сливок и шоколадной крошки. Возможно, мне жизненно необходима стабильно вводимая в кровь доза романтики, которая совершенно не вязалась с невыносимым практицизмом повседневности? Да, это так, но хотя бы в своей голове я могу построить свой маленький идеальный мир? Могу, ведь не факт, что мои мечты когда-нибудь воплотятся в реальность. Хотя сегодняшняя ночь настойчиво убеждала – в этой жизни все возможно. Как это все-таки прекрасно – строить воздушные замки, когда у тебя есть главное – человек, которого хочешь видеть рядом с собой в этом заоблачном царстве. А когда этот человек еще и готов строить этот дворец вместе с собой… Во всяком случае, я на это надеялся. И как бы глупо это ни звучало – красивое будущее всегда начинается с такой банальности как первое неловкое свидание.
- Конечно, я согласен. Разве может быть иначе? - я подтвердил свое согласие легким, почти невесомым поцелуем, оставленным на все еще растянутых в улыбке губах Габриэля. Пора было привыкать проявлять свои эмоции, ведь теперь это должно было стать частью моей жизни. Эти шажки, казавшиеся крохотными со стороны, на самом деле были огромными для меня, привыкшего сдерживать все свои чувства запертыми глубоко внутри. Я вдруг представил себе как мы рука об руку появляемся в кафе, сопровождаемые любопытными взглядами знакомых официантов, которые через долю секунды сменяются понимающими улыбками, перебрал в голове десяток мелочей, которые ненавязчиво откроют окружающим, что это не просто дружеские посиделки. От этой картинки на душе стало еще теплее. Но раз уж это свидание было идеей Габриэля, то нужно было дать дорогу тому, как видит это он. Не отрывая взгляда от Габи, я оперся плечом на спинку дивана и спросил, - И как это будет? Или детали станут для меня сюрпризом?

+1

17

В жизни столько ярких вспышек чувств и эмоций, что порой поделиться с дорогим человеком ими можно лишь через мимолётное прикосновение, будь то касание руки, объятие или невесомый поцелуй, но не всегда отношения между людьми это позволяют. Так вот, к примеру, раньше мне приходилось пытаться подобрать слова для Дэмиэна, хоть сколько-нибудь описывающие мои чувства в тот момент, но это было равноценно тому, что рисовать солнечный день одной лишь чёрной акварелью - можно задать форму, чётко прорисовать контуры и грани совершенными и идеальными линиями, но не будет наполненности. Рассеивающийся фантом. Теперь, когда все занавесы подняты и не нужно ничего скрывать от него, я мог себе позволить лишний раз без явной на то причины или повода коснуться Гудмэна, бросить в его сторону нежный или, наоборот, ревностный, взгляд и ни у кого не возникнет никаких вопросов с целью смутить меня, но сейчас настала моя очередь удивляться. Ощутив нежное соприкосновение наших губ и тут же отдаляющийся силуэт Дэми, который в мягком полумраке комнаты итак казался мне немного размытым, я замер, даже перестав улыбаться, словно в замедленной съемке наблюдая за тем, как он прислоняется плечом к спинке дивана и смотрит на меня. Тот, о ком я столько времени и мечтать боялся, теперь был моим и любому, кто решит как-то этому помешать, придётся иметь дело со мной. Кажется, на мгновение я снова стал уверенным в себе, способным дать отпор и зависящим лишь от своего желания Габриэлем, именно таким, каким был до встречи с Дэми. Невероятно - как же один человек может изменить другого, кардинально изменить, перекроить под себя, причём совершенно того не подозревая и, возможно, даже не желая; таким, как рядом с Гудмэном, я не был больше ни с кем, а большая часть моих друзей и вовсе не подозревали о том, что я могу быть настолько остро чувствующим, смущённым, нежным и романтичным, в конце то концов! Да что уж там, даже сам Дэмиэн имел об этом весьма размытые представления и ему самому только предстояло открывать меня с новой стороны, изучая постранично, привыкая к именно такому Габриэлю, а не к тому верному другу, что был всё это время рядом.
        Последовав его примеру, я и сам прислонился к спинке дивана, без тени смущения всматриваясь в лицо Дэми, словно заново изучая каждую чёрточку, которую и без того знал наизусть и мог отличить, выделить из сотни тысяч, прислушивался к голосу, звучавшему словно чуть иначе (увереннее, что ли?), и до сих пор до конца не осознавая всю правдивость происходящего. Мы слишком долго не решались переступить за черту, не решались признаться в тех чувствах, что каждый из нас таил в себе, но не знал как правильно воспринимать, что упустили, казалось бы, так много. На самом же деле мы приобрели куда больше, чем могли потерять - у нас были и первые неловкие касания рук, и полные нежности взгляды, слишком тёплые и настолько крепкие объятия, что даже сердца в те мгновения перестукивались по азбуке Морзе, но всё это было списано на дружбу, привязанность и поддержку, от чего казалось настолько естесственным и необходимым, что у обоих и мысли не возникало трактовать наши отношения иначе, пытаться разглядеть в них что-то большее, хотя теперь я прекрасно понимаю, что по одному моему взгляду всё было ясно - словно на лбу была бегущая строка, оповещающаяя всех и каждого о крепнущей с каждым днём влюблённости в Дэмиэна. Возможно, недоставало волнительности и смущения, мы узнавали друг друга постепенно, не стремясь казаться лучше, чем есть на самом деле, не пытаясь понравиться, а просто наслаждаясь обществом друг друга и поражаясь, до чего же комфортно может быть рядом с полярно отличным, как мне тогда казалось, от тебя человеком.
            - Я не знаю.. Пока не знаю.. - улыбнувшись Дэми, я чуть склонил голову набок, протягивая раскрытую ладонь в ожидании его руки - Я понимаю, что "Шоколадница" не самое подходящее для этого место, но просто она так много для нас значит, там всё только начиналось и именно там прошло столько замечательных, моих лучших, вечеров, что мне захотелось добавить в копилку ещё один. - слегка замявшись и сощурившись, продолжая изучать Дэмиэна словно свежим взглядом, из-за чего он уже казался мне немного иным, но лишь более прекрасным, я замолчал, подбирая слова - Я хочу прийти туда.. со своим парнем.. очень непривычное, переполняющее изнутри чувство от одной лишь мысли о нашем новом статусе, но когда это ещё и произносишь вслух, ощущаешь невероятную гордость, однако мне потребуется некоторое время, что бы с этим свыкнуться - И что бы все это поняли.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-01-19 03:34:42)

+1

18

Как это странно. Еще вчера я боялся лишний раз не так взглянуть на Габи, чтобы это не повлекло за собой ненужных разговоров. Сейчас же я мысленно представлял себе наши свидания, на которые уже я осмелюсь пригласить Габриэля, все те важные для меня места в городе, в которые я хотел бы отвести его, все те города, в которых мечтаю побывать вместе с ним. В голове все это представлялось настолько идеальным и волшебным, что я понял - придется немного потрудиться, чтобы реализовать все это как можно ближе к выстроенной в голове красочной фантазии. Я вложил ладошку в протянутую Габриэлем руку, слегка сжав его пальцы. Мне трудно было представить себе, что теперь мы будем сидеть во всевозможных кафе, держась за руки, гулять в парках и, присев на лавочку, я положу голову ему на плечо, жмурясь от яркого солнца. Неужели теперь так будет всегда? Задав себе этот вопрос я понял, что наверняка тороплю события и пытаюсь заглянуть чересчур далеко для человека, который еще вчера был невообразимо одинок и подозревал, что будущий год пройдет в компании телевизора и головной боли. Сейчас же я боялся, что все это исчезнет как мираж в пустыне. Я всегда был труслив - меня зачастую пугали элементарные вещи, но в эту минуту мне казалось, что не будет ужаснее того дня, когда Габи скажет мне, что все это было ошибкой и нам лучше было остаться лишь близкими друзьями и не рисковать. Если этот день наступит, я просто запрусь в себе, построю вокруг себя непробиваемую стену и уже никто и никогда не сможет прошибить ее. Но если этот ночной кошмар и станет реальностью, то когда-нибудь потом, а сейчас нужно просто быть. Быть счастливым и влюбленным, быть с человеком, который нужен больше чем воздух.
- Она не может быть не подходящей, потому что она - наша. И в ней все наше - от дверного колокольчика до цветов на подоконниках, - я улыбнулся. К тому же после нашего последнего визита туда, кофейне определено нужно подправить карму. - И все поймут. Обязательно. Во всяком случае мне сейчас кажется, что в "Шоколаднице" нас давно уже считали парой, - я смущенно опустил взгляд, глядя на наши сцепленные руки. Со стороны всегда виднее. И теперь уже ни от кого не ускользнут ни взгляд, ни тон голоса, ни румянец, вызванный смущением. И они будут смотреть. Ка же я боюсь их взглядов. Вдруг они снова будут осуждающими? Но мимолетный взгляд на Габи рассеял этот страх. Рядом с ним было спокойно и все опасения казались такой мелочью, словно их можно было смахнуть ладонью, как крошки с кухонного стола.
В поле зрения вдруг попала ёлка. Я настолько растворился в происходящем, что абсолютно забыл о приготовленных для Габи подарках.
- Подарки! Ты мне свой уже подарил, так что теперь моя очередь, - я вскочил с дивана и побежал к сияющему огоньками деревцу. Наверное, сейчас надо мной можно было только посмеяться, но что поделаешь - разноцветные коробки, перевязанные не менее яркими ленточками заставляли глаза сиять как у пятилетнего малыша, который мчится к ёлке ранним утром, боясь даже загадать какие подарки ждут его там. Даже семья всегда считала, что я слишком по-детски реагирую на традиционный обмен новогодними презентами, хотя всегда сквозь смех называли это милым. На самом деле я больше любил дарить, тем более, что мог себе позволить вручить важному для меня человеку не просто чашку или фотоальбом. К тому же мне нравилось смотреть, как загораются глаза людей при виде моих подарков. Я долго думал над тем, чтобы начать с подарков от моих родителей и подготовить Габи к появлению перед его взором моего сюрприза, хотя мне до сих пор казалось, что он получился слишком ожидаемым и поверхностным. И желание поскорее покончить с волнением на тему "понравится/не понравится" наконец взяло верх.
Подарок был слишком большим для того, чтобы спрятать его можно было спрятать в тени еловых веток, поэтому просто стоял рядом с деревцем. Я взял в руки кофр для гитары. На фоне гладкой черной кожи отблескивали в свете гирлянды золотистые замки и небольшая бляшка с выгравированным на ней словом Gretsch. Положив подарок на стол перед Габи я присел рядом с парнем, - Открывай. Я в них не разбираюсь, но мне сказали, что эта - одна из лучших. И да, я не умею упаковывать в подарочную бумагу такие вещи, хотя бантик все-таки не был бы лишним, - я начал взволнованно тараторить, но поняв, что мои ненужные монологи смогут лишь испортить настроение, необходимое для таких моментов, прикусил губу и выжидающе посмотрел на Габриэля.

Отредактировано Damien Goodman (2013-01-19 23:06:04)

+1

19

       Я думаю, что иногда мы любим кого-то так сильно,
что становимся глухими к своей любви.
И если б мы чувствовали, как сильно их любим —
эта любовь убила бы нас
(с)

      Думаю, Дэми был прав - в "Шоколаднице" каждая официантка, мило улыбающаяся завидев нас на пороге, была уверена в том, что мы не просто друзья, что нас связывают какие-то более глубокие отношения, нежные чувства, что они видели в наших глазах, ведь  искренние эмоции и чувства выдают именно глаза - они светятся от счастья, они чахнут, гаснут от боли. Они беспощадно сдают нас, наполняясь слезами, когда душа страдает и сердце безжалостно стонет в груди, пусть даже на лице не дрогнет ни один мускул, ни одна эмоция не выдаст истинного состояния души, но глаза расскажут обо всём, поблёскивая от радости встречи или любви. - Может ты и прав. - протянул я, довольно сводя плечи и позволяя телу немного расслабиться, ощущая как Дэмиэн сжимает мою руку. Казалось бы - что может дать такая мелочь, как просто держать человека за руку, но для меня это имело большое значение. Сколько раз, сидя в той же "Шоколаднице" напротив Гудмэна мне хотелось коснуться его руки, заглянуть в глаза и увидеть там своё отражение, но вместо этого я обхватывал ладонями стакан с горячим кофе и изучал узоры на деревянной лакированной столешнице... В груди снова быстро-быстро взмахивала крылышками бабочка, щекоча изнутри грудную клетку, даря мне это будоражащее, волнующее, игристое чувство - когда вены на запястьях – уже не трубочки, по которым бежит кровь, вовсе нет, это дороги, маршруты к чему-то новому, к открытиям и признаниям, к принятию действительности такой, какая она есть. Такой, какой я хотел её видеть.. В теле тысячи дорог, еще больших их вне. Кто знает, куда они приведут? Кто может предположить, как закончится этот день? Ещё совсем недавно я находился в тысячах километров отсюда, даже не подозревал о существовании Дэмиэна, но жил же как-то. А что теперь? Теперь он и есть моя жизнь, я не преувеличиваю, не утрирую, не пытаюсь выдать желаемое за действительное, используя такие громкие и банальные фразы, вовсе нет. Теперь, когда я узнал каково это - ощущать рядом его тепло, знать его губы на вкус, а руки наощупь, я не предствлял, что без всего этого вообще как-то можно жить. - Получается, они знали об этом уже давно, а мы поняли лишь сегодня. Порой наш разум не перестаёт нас удивлять...
             Я и опомниться не успел, как ладошка Дэми выскользнула из моей руки, а сам он подскочил и замер у ёлки. Если честно, я только сейчас узнал о её существовании и присутствии в комнате - просто всё это время мне было чем занять свои мысли, помимо изучения интерьера гостиной и поисков каких-либо измненений в нём. Колючее деревце переливалось яркими огоньками, а под пушистыми нижними ветвями стайками собрались разномастные коробки, упакованные в красивую бумагу - откуда их столько было у Дэмиэна я даже не догадывался, но вот то, что оказавшаяся прямо передо мной на столике гитара, на кофре которой многозначительно поблёскивала надпись "Gretsch", предназначалась для меня - было очевидно. Первые секунд десять я молча смотрел перед собой, не взирая на просьбу Дэми заглянуть внутрь - я просто не знал как реагировать. Подарок был нисколько не дешёвым, дорогим - если выражаться точнее; мне никогда не дарили ничего подобного, а ту свою единственную гитару, что была у меня, я покупал сам, старательно откладывая часть стипендии и зарплаты, ни один месяц кружа у витрин музыкальных магазинов, что бы прицениться. И, само-собой, она и рядом не стояла с той, что пока скрывалась от моих глаз под чёрной кожей.
          Удивлённо, и всё ещё молча, я перевёл взгляд на сидящего рядом Гудмэна, затем на кофр и уверенно открыл его, готовясь к самому худшему - увидеть там что-то подороже, что смутило бы меня ещё больше. - Дэми! Я не знаю что сказать... Это слишком дорогой подарок, мне очень неудобно... Кончиками пальцев я невесомо коснулся деки, провёл по натянутым струнам, по мягкому изгибу корпуса, словно это была не гитара, а силуэт, тело желанного человека, и тут же одёрнул руку, поворачиваясь к нему и пожимая плечами, не находя слов, сдабривая это искренней улыбкой. - Спасибо... большое спасибо... - робко и тихо пробурчал я, тут же буквально накидываясь на Дэмиэна, сжимая его в крепких объятиях, утыкаясь при этом носом в шею, но через пару секунд отпуская от себя. - Ты устал, наверно. Перелёт, потом ещё я со своими откровениями... Я боялся, что он неправильно расценит мою реакцию, посчитав её за недовольство или же, и вовсе, безразличие, но на самом деле я чувствовал себя безумно неловко, а потому не мог толком выразить свою радость, ведь как подарок был по истине шикарным.

+1

20

Меня буквально колотило от волнения. Этот подарок был достаточно рискованным. Я был бы идиотом, если бы надеялся, что Габи не знает, хотя бы примерно, сколько стоит такая гитара. Нет, я не гонялся за ценой или за громким именем, я просто обошел с десяток музыкальных магазинов и просил показать мне лучшее, что у них есть. Страшно вспомнить, какое количество мелодий я переслушал за это время. В какой-то момент мне даже хотелось бросить эту затею и в этот момент я нашел ее - гитару, которая выглядела как мечта и звучала так, как звучал бы Габриэль, будь он музыкой. Чистый звук, с немного жесткими басами, он был одновременно нежным и уверенным. Возможно, профессионал способен заставить любой инструмент звучать так, но именно  эту гитару мне хотелось видеть в руках Габи. Не знаю, чем я думал, когда полагал, что Габриэль не станет смущаться, принимая ее. Глядя на него, я не мог по выражению его лица определить, что же он чувствует в этот момент. Может ему совершенно не понравилось, а он просто не хочет обидеть меня. И лишь оказавшись на несколько мгновений в объятиях Габи, я немного расслабился – значит не все так плохо и я зря опасался.
- Габи, я считаю, что близким людям нужно дарить то, чего они заслуживают. А я хочу, чтобы у тебя было все самое лучшее и я могу себе это позволить, - я мягко, словно успокаивая, провел пальцами по его руке, - Так что никакого «неудобно». У меня были варианты и пострашнее, - улыбнулся я. Если бы он знал, что творилось в моей голове, когда я составлял список того, что можно ему подарить… Любой адекватный человек сошел бы с ума от такого количества безумных мыслей. В тот момент я понял, что не знаю о нем практически ничего. К тому же все осложнял статус друзей, «благодаря» которому я не мог переступить черту «слишком личного» подарка. Как все было сложно и запутанно в тот момент. Но не сейчас. Казалось, что груз, больно давивший на плечи все это время, вдруг исчез, давая возможность наконец-то набрать полную грудь воздуха и почувствовать себя свободным и способным чуть ли не взлететь. Нам и раньше было легко вместе, но сейчас я чувствовал себя птицей, практически ощущая как за спиной вырастают крылья. Со мной никогда такого не было, но я, почему-то был уверен, что так и должно быть, когда ты влюблен и это взаимно. Это ощущение, когда хочется петь, когда хочется вывесить в окне огромную неоновую надпись, чтобы все знали как мне хорошо. Я хотел провести дни, месяцы, годы, сидя рядом с Габи на этом диванчике, обнимая его, слушая его голос, лишь изредка подавая признаки жизни, чтобы дать понять, что я еще не умер от переизбытка счастья в крови.
- Устал? - удивленно переспросил я, поскольку столь резкий переход был неожиданным. Я надеялся, что тусклое освещение в комнате могло скрыть глаза, уставшие от многочасового чтения (а чем еще можно заняться на борту авиалайнера?) и мерцания телевизора. Неужели по мне было видно, что я измучен несколькими часами, поведенными без сна в кресле самолета? Но больше всего меня пугало то, что замеченная Габи легкая усталость может быть лишь поводом для того, чтобы...
- Если то, что я устал, значит, что ты оставишь меня и пойдешь домой, то нет. Я бодр как никогда. Ты ведь не уйдешь? – с надеждой в голосе спросил я,  - Просто я не люблю находиться один в квартире – это угнетает. И когда мне снятся страшные сны, а бывает это часто, меня нужно либо стукнуть, либо обнять. На выбор, - пробормотал я. Нести чушь, когда волнуюсь, сказать глупость вместо того, чтобы открыть то, что действительно волнует. Да, это я умею.
- Это самая глупая причина, которую ты когда-либо слышал и которую я когда-либо выдумывал, да? – я со смущенной улыбкой уставился на свои сцепленные руки. Но ведь сейчас некого бояться. Что плохого в том, что я не хочу отпускать хотя бы на секунду человека, которого люблю? Во всяком случае, я надеялся, что это так. Сейчас мне как никогда хотелось быть честным как с ним, так и с самим собой, - Я просто боюсь, что утром, открыв глаза, я узнаю, что на самом деле уснул еще до полуночи и все это мне приснилось. Что не было ни тебя, ни медведя, ни этого разговора, ничего. Боюсь, что утром все начнется сначала, и я снова не буду уверен в том, кто же мы друг другу. Я просто хочу проснуться и увидеть тебя рядом. И я настолько боюсь потерять тебя хотя бы на минуту, что от этого страха все внутри сжимается. Мне не хочется снова возвращаться в реальность без тебя. Это глупо, да? – я, наконец, поднял глаза на Габи. Я не знал, как он отреагирует на такое откровение, и лишь надеялся, что Габи поймет все правильно. Только не уходи, пожалуйста.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Полночь как двери в новую жизнь...