Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Глупости - это важно!


Глупости - это важно!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Элеонора Андерсон (11 лет), Изабелла Андерсон (6 лет) и Джоанна Андерсон (33 года)
Место:
Лимерик, Ирландия, поместье семьи Андерсон
Время:
лето 1997 года
Время суток:
полдень
Погодные условия:
тепло и солнечно
О флештайме:
Мы были самыми обычными сёстрами. Мы могли разругаться из-за мелочи, после чего целый день обиженно сидеть в разных углах и даже не смотреть в сторону друг друга. Мы разные, но мы сестры, родные друг другу люди, и я знаю, что бы ни случилось, ты всегда защитишь меня, а я буду защищать тебя. Так нас воспитали, ценить друг друга, заступаться и никогда не обижать. 

http://s2.uploads.ru/Na3qx.png  http://s2.uploads.ru/pzjZd.png  http://s2.uploads.ru/5WzjU.png

+1

2

Я же просила Дэсмонда вернуться на обед домой! Ну как можно так заработаться, чтобы забыть про жену и детей, и не в первый раз, между прочим! Я рассерженно сняла трубку домашнего телефона и принялась  крутить циферблат, набирая пятизначный номер. Вообще то такие аппараты начинали выходить из моды и им на смену ставили кнопочные, но мне нравился наш старый добрый телефон. Сколько радостных новостей по нему сообщали, а сколько сплетен он повидал? Еще вчера я рассказывала Вивьен, что сын Маргарет, кажется, схлопотал ветрянку, поэтому нашим дочерям, моей Изабелле и ее Агате было строго настрого запрещено подходить к этому парню. Ветрянкой должны были переболеть все дети рано или поздно, и Лола перенесла ее еще в возрасте трех лет, но младшую дочь я старалась уберечь от этой напасти, кто же захочет в здравом уме сделать так, чтобы ребенок заболел? Ах да, пока я размышляла о вчерашнем разговоре с Вивьен и набирала номер диспетчера на фирме моего супруга, прошло уже добрых полминуты и слышался седьмой или восьмой гудок. Но я настойчивая, я подожду хотя бы до двадцатого или пока связь не оборвется сама!
- Иззи, что вы там делаете! – Повышаю голос, кидая на стол пилочку для ногтей и подаваясь вперед. - Не орите, я звоню отцу!
- Слушаю, - раздался мелодичный голос.
- Дэсмонда будьте добры, - как можно добрее и мягче произношу я, хотя прекрасно знаю, что услышу старую и заезженную песню про совещание.
- А он на совещании, - и гудки, вот так просто – ни привета, ни кто звонил и что передать.
Ладно, я не могу отложить визит к парикмахеру, на которого очередь на полгода вперед расписана из-за забывчивости мужа. Вот если с детьми что-то случится, он сам будет виноват, сам!
- Девочки, - я выглядываю в коридор, созерцая попу Изабеллы под  тумбочкой, на котрой стоит очень дорогая ваза. – Что ты там делаешь, детка? А ну вылезай и иди в свою комнату, пока что-нибудь не сломала. А где Леонора? Наверно, учит уроки? – Я как наивная женщина всегда думала, что если ребенок затаился и ведет себя хорошо, то он учится.
- Иди и помоги сестре прибраться в комнате, я схожу по делам, дверь никому не открывать. – заглядываю в спальню Норы, девочка спокойно сидит за столом и что-то пишет. – Ты меня слышала? Я выйду на пять минут, дверь никому не открывать. – Как жаль, что я не дожила до того времени, как в моду вошли сотовые телефоны. На счет Леоноры я не сомневалась, она росла тихим, послушным и внимательным ребенком, даже в раннем детстве она не доставляла нам с Дэсмондом особых хлопот,  но вот младшая Иззи – это катострофа! Просто авария на двух колесах. Стоило отвернуться, как она что-то ломала и теряла, как только на своей гимнастике шею не свернула? Я каждый раз отводила ее туда и молилась, чтобы забрать ее здоровой, муж все заливал, мол ребенок должен физически развиваться, и если Нору нам не удалось заставить заниматься спортом, оторвемся на Белле.
- Белла, ты все поняла? – завязываю шарф на шее, беру сумку и провожу рукой по ее коротким волосам. Многие принимали нашу дочь за мальчика, но если бы их чадо все время поджигало волосы или запихивало в них жвачки, они бы поняли, почему мы отстригли Иззи волосы.

+2

3

Ой, как я любила выходные дни, когда мне не приходилось весь день проводить в детском саду, и я могла развлекаться и заниматься своими любимыми делами дома, на пару со своей сестрой. Вот так с утра я весь день мучала ее и заставляла смотреть, как я здорово умею крутить обруч. На голове, на руке, на заднице. И не смотря на то, что эта железная штуковина никак не хотела крутиться и вечно падала на пол с жутким грохотом, на моем лице все равно сияла гордая и уверенная улыбка. Так нас научили на этих интересных и увлекательных занятиях, куда я ходила два раза в неделю. На меня надевали красивый купальник с длинными рукавами, пытались забрать мои короткие волосы в оборванный хвостик и разрешали носиться и скакать по залу сколько моей душе будет угодно. Там можно было ходить по бревну, прыгать на батуте и падать. Обожаю падать.
Ближе к обеденному времени заниматься спортом мне надоело, хотя нет, мне надоело, что Леонора совсем не обращает на меня внимание, полностью поглощённая в чтение. Я пыталась поприставать к маме, но то тоже весь день занималась всем чем угодно, кроме меня. Готовила обед, кажется, сегодня мы будем есть курицу, она так интересно крутилась в плите, но мамочка почему то отвесила мне поджопник и выгнала прочь с кухни, утверждая, что я еще слишком мала для самостоятельного приготовления пищи.
Так я и оказалась в коридоре, ползая под тумбочкой, пытаясь отыскать там заколку Норы, что спрятала туда еще недели две назад. Ну да, я хотела обрадовать свою сестру, мол смотри, я нашла ее, я хорошая, а теперь пошли обниматься и играть вместе! Ворочаюсь под тумбочкой, утыкаясь носом в папин вонючий башмак, находя там маленький резиновый мячик и какую-то монетку. Интересно, на нее можно купить тот вкусный бутерброд с сосиской, что однажды принес нам с работы отец?
- Иди и помоги сестре прибраться в комнате.
Я? Прибраться?
- Хорошо, мам, иду! – всегда ненавидела убирать за собой игрушки, обычно это всегда дела Лола, покорно складывая мой конструктор обратно в коробку. Сестра у меня была удивительной, я всегда поражалась тому, как она умудряется всегда и все успевать. Она любит читать, всегда слушается и даже кушает аккуратно. Ни разу не видела ее чумазой или с молочными усами над губой. Может моя сестра – волшебница? Или принцесса? Но эти размышления тут же покинули мою маленькую головку, как только входная дверь хлопнула и мамин голос стих за пределами нашего дома.
- Нора! Мама ушла! – радостное ликование, я ловко вылезла из под тумбочки, чуть не сваливая с нее вазу и в припрыжку отправляясь на кухни, намереваясь все-таки достать вкусную курицу и откусить от нее самый большой кусок не дожидаясь вечера. – Ты будешь есть? – Родители всегда учили меня быть щедрой, и я намеревалась поделиться с сестрой целым крылышком от своей дичи. Вот только достану ее из плиты.

+2

4

В этом году мне действительно повезло, и учителя по английскому языку задавали читать только интересные книги. Беда была только в том, что одну книгу обычно разбирали около месяца, долго, упорно, очень нудно,  а я прочитывала книги за пару дней, а потом маялась от скуки на уроках. Как-то даже пробовала читать другую книгу на уроке, но миссис Пинс её отобрала, вернула только маме и еще очень долго ругалась, что я подрываю дисциплину в классе. Я, честное слово, так и не поняла, что плохого сделала, но когда миссис Пинс ругается, у неё так страшно трясется подбородок, и слюна брызжет в разные стороны, так что я подумала, что, наверное, лучше на уроках другие книжки не читать. Совсем другое дело - лето, когда можно читать, сколько влезет, и никто ругаться точно не будет. Я только боялась, что прочитаю все книги за лето, и в школе будет опять скучно.
   Словами не передать, как захвалила меня история несчастной Джейн Эйр и строгого мистера Рочестера. Я начала читать эту книгу в пятницу, не могла отвлечься от неё весь вчерашний день, и сегодня дочитывала. От постоянного сидения и лежания начинало болеть тело, и я постоянно переходила с места на место: то на кровати полежу, то на подаконник заберусь, а то и вовсе за письменный стол сяду. Сейчас я уже подобралась к самому концу, когда осталось страничек десять-пятнадцать, и с замиранием сердца скользила взглядом по строчкам. Мне было безумно жалко слепого мистера Рочестера, грустного и несчастного, но одновременно я была за него рада, потому что Джейн вернулась. Эта благородная, умная девушка восхищала меня, потому что любила мистера Рочестера, каким бы он ни был, даже больной и косой, она всё равно видела в нём только хорошее и любила саму душу. Ну разве не удивительно? Словно принц и принцесса, и от радости комок застревал в горле, а на глазах выступали слезы.
   Почти все реплики мамы я благополучно пропустила мимо ушей, так мне было интересно, чем закончится книга. Переворачиваю очередную страничку, провожу ладонью по шершавой бумаге и смахиваю с щеки слезу. Если дело касается книг, я всегда очень сентиментальная.
   И все-таки кое-кому удается оторвать меня от книги. Сестренка кричит, что мама ушла, и я удивляюсь: куда это она, интересно? Вторая мысль, это то, что я сожалею. Сестренку нельзя оставлять одну, она вверх тормашками всё перевернет, и значит чтение откладывается до тех пор, пока мама не вернется. Ну, может, еще хотя бы страничку?
– Ты будешь есть?
   Мои глаза округляются сами собой. Есть? Что? Курица! В духовке же курица! Поднимаюсь на ноги так резко, что стул издает жалобный скрип, и со всех ног несусь на кухню. Застаю сестренку около духовки, маленькая ручка уже тянется к ручке. - Иззи, ты что! - я не повышаю тон, но видно, что я испугана. - Она же горячая, и не приготовилась еще, ты обожжешься, - обхватываю сестренку за живот и утягиваю от духовки в сторону столовой, а там уже сажаю мелкую на стул. - Мама же говорила, что рано её доставать. Ты есть что ли хочешь? Давай я тебе бутерброд сделаю или йогурт дам, - за всей этой суетой я совсем забываю, что глаза красные, на щеках мокрые следы, и общий вид зареванный.

+2

5

И в тот момент, когда я уже почти добралась до дверцы духовки, чтобы распахнуть и открыть себе дорогу к благоухающей и аппетитной курице, как ловкие стройные руки  обхватили меня за талию и силой оттащили от горячей печки.
- Ну эй, что ты делаешь! – сучу ногами по воздуху, сопротивляюсь неведомой силе Норы, но та упрямо оттаскивает меня в сторону, испуганно и удивленно хлопая своими длинными ресницами. – Что значит не приготовилась? Она же горячая, и вкусно пахнет, мы будем ждать, когда она там сгорит? – ответный, еще более полный недоумения взгляд, я сглотнула слюну, вновь исподлобья глядя на золотистую курочку, что так и манила меня своими маслянистыми боками.
- Хочу. – я всегда хочу есть, это было моим любимым занятием утром, днем и вечером. Иногда, даже ночью, но только в тех случаях, когда мама и папа борются в соседней комнате, и им не до моих похождений по дому. – Да, давай йогурт и бутерброд, и чего-нибудь поесть. Хочу ее. – Маленький указательный пальчик стремится в сторону плиты, я снова делаю уверенные шаги и вновь сталкиваюсь с нежеланием Норы мне помогать. – Ну хватит, я дам тебе кусочек тоже. – Попытка подкупить сестру не увенчалась успехом, и я, обиженно выпятив нижнюю губу, наконец, серьезно посмотрела на свою старшую.
- Ты плохая. – неуверенно мямлю я, рассматривая лицо Лолы, замечая на нем мокрые следы. Глаза красные, девушка неуверенно шмыгает носом, словно ее мучает насморк, или же… или же она сейчас расплачется. – Ты что, реветь собралась?
И это произнесено с таким ужасом, с таким неподдельным страхом, я чуть не свалилась с ног, судорожно обнимая сестру за колени и глядя в ее грустные пепельные глаза.
- Можешь съесть половину курицы, мне правда для тебя ничего не жалко! Знаешь, что я нашла? Пошли, пошли скорее, может там есть еще? – и тяну Леонору в сторону папиных вонючих сапог, на бегу показывая ей блестящий пятак. – Пошли, купим мороженного? Тут не далеко, через дорогу и сквозь парк, помнишь, папа нас туда водил?
Конечно, она помнит, наверное, Нора уже сама одна туда ходит, это меня не пускают, видимо переживают за бедных голубей, которых я пыталась покормить целой буханкой хлеба. Ну а что, я никогда не была девочкой жадной, тем более, что черный хлеб никогда не любила.
- Нет, тут больше нет. – ботинок падает на пол, я раздасованная, шмыгаю носом, вытирая его о рукав своей  белоснежной рубашечки, поправляя колготки и глядя в сторону входной двери. Кстати сказать, запирали мы ее только на ночь, так что особых препятствий для похода в магазин я не видела. Тем более, моя старшая сестра будет со мной.
- Можно я пойду в маминых туфлях? Можно-можно-можно? – не смотря на короткую стрижку и мальчишечий стиль, носить мамины туфли я очень любила, правда это делать мне удавалось только дома. Но когда выпал такой замечательный случай похвастаться своей шикарной походкой перед соседскими детьми и той стервой Дженнифер, я не стала его упускать.
Маленькая ножка скользнула в туфлю, хватаюсь рукой за Лолу, чтобы не грохнуться, одеваю второй. Вуаля!
- Может еще губы накрасим? Как взрослые!
И пошагала в сторону выхода, шаткой, павлиньей походкой, гордо отпятив зад, как это делает наша мама.

+1

6

- Мне совсем не жалко, Изз. Курица только с виду готовая, а внутри нет. Если разрежешь её, там сырое мясо и кровь, представляешь? Ты же не хочешь курицу с кровью? Когда она приготовится, мама её вытащит из духовки и мы все вместе нормально поедим, - тон у меня терпеливый и поучительный, очень похоже на то, как говорят учительницы, но я и сама знаю, что рядом с сестренкой иногда очень задаюсь. Хочется выглядеть старше и умнее, и мне так нравится её восхищенный взгляд, что я начинаю еще сильнее гордиться своим возрастом. Ничего не могу с собой поделать.
   Сестренка кажется забыла о курице, да и вообще о еде (а это что-то да значит), когда увидела слезы в глазах. Мелкая небось решила, что я из-за неё плачу, и вдруг стала такой милой и доброй, что губы сами собой расплываются в улыбке. А я совсем забыла о том, что плакала. Пришлось провести ладошками по щекам, чтобы стереть соленые капли, а затем потрепать сестренку по голове. Она так совсем не любит, и в этом есть что-то забавное.
   Не знаю, можно ли нам сейчас на улицу. Мама сказала, что ушла всего на пару минут, и если вернется, а нас дома не будет, вряд ли обрадуется. И еще мороженное перед едой - плохая идея. Я то знаю, что сестра так любит есть, что может съесть даже две порции мороженого, а потом как ни в чем не бывало заесть вкусной курочкой. Есть, правда риск, что её стошнит от обжорства, но я же не буду покупать ей сразу две порции, да? И блин, вообще, с чего я решила, что мы куда-то идем? Наверное с того самого мгновения, когда сестра так преданно посмотрела на меня и позвала.
   - Если ты пойдешь в маминых туфлях, то мама будет ругаться, ты же знаешь, - беру Изабеллу за руку, вытаскиваю из маминой обуви и веду в свою комнату. Сборы занимают всего несколько минут, всего-то и надо, что одеть футболку, сарафан и собрать волосы в хвостик. С сестрой немного сложнее, она вечно копается. Протягиваю ей голубенькую юбочку: - Давай, снимай колготки скорее, и пойдем в парк, куплю тебе мороженого. Только маме не говори, хорошо? - вообще-то, тех денег, которые она нашла, вряд ли хватит, но у меня есть и свои, мне дают за то, что я хорошо учусь.
   Сестренка высказывает идею накраситься, но кто же красит шестилетнего ребенка? Я в задумчивости кусаю палец, а затем придумываю, как всё устроить. - Нет, мы не будем красить губы, я кое-что другое придумала. Веду сестру в мамину комнату, ловко вытаскиваю из косметички тушь, румяна и бежевые тени. - Только не вертись, хорошо? - я вообще-то сама пока краситься не умею, но сто раз видела, как это делает мама, и уж очень хочется посмотреть на накрашенную Иззи. В итоге я пальцем наношу ей на веки бежевые, почти незаметные теки, чуть-чуть подкрашиваю верхние ресницы и наношу румяна, опять же, совсем чуть-чуть, чтобы она не была похожа на клоуна. - Давай еще мамину заколку на волосы прицепим? Чтоб уж совсем красиво, - и я не смеюсь, мне кажется, мамина заколка с голубыми камушками очень подходит к этой юбке.
   В итоге Иззи превращается в настоящую красавицу, косметика не слишком видна, и сестренка похожа на румяную фарфоровую куклу. Я даже сама улыбаюсь, когда вижу её. Наверняка все прохожие будут её хвалить, и мне эта мысль очень нравится. - Пошли, - снова беру сестру за ладошку и мы идем на улицу. - Ты какое мороженое будешь?

+1

7

Я не успела выйти из дома, как цепкие ручки моей сестры схватили меня за плечи и вернули в дом. Так, с моих ног пропали мамины туфли, на моем теле появилась юбка, и я рассерженно хрюкнула в знак протеста, отчаянно махая ногами и нечленораздельными стонами давая понять Лоле, что я в этом идти никуда не собираюсь.
- Ну нет, сама одевай юбку, а я пойду в своих шортах! – я вообще не любила, когда кто-то из взрослых вдруг показывал желание помочь мне в чем-то. Я что, маленькая? У меня нет рук? Одеваться я умела сама, и в помощи, разумеется, не нуждалась. Так я и выскользнула из ловких пальчиков Норы, роясь в своем ящике и наконец облачаясь в уличную одежду.
Кажется, моя идея на счет того, чтобы накраситься, пришлась моей сестрице по душе. И вот я сижу, не дергаюсь, стараюсь не сильно активно елозить на своей пятой точке и не подсматривать, пока Нора красит мне глаза и румянит щечки, а я, тем временем, представляю себя в роли красивых теть, что так любит смотреть папа по телевизору. С темными глазами, густыми ресницами и алыми губами. Но стоит мне открыть глаза, как я вижу перед собой всю туже Изабеллу, лишь мои щеки теперь не были такими бледными.
- Нора, ты совсем не умеешь краситься. – и я забираю из ее рук коробочку с красками, которыми мама каждое утро рисует себе лицо. Окунаю пальчик в темно-сиреневую пыльцу, и двумя размашистыми жестами рисую себе линии на верхних веках. Красота! На все попытки Норы отправить меня в ванную реагирую громкими визгами, увиливаю из под ее рук, на бегу натягивая на ножки сандали. – Пошли в парк! Я пойду так, и никак иначе! Все, пошли!
Через дорогу я перебежала сама, остановилась, озадаченно глядя через плечо на свою сестру. Та неуверенно шагала следом, видимо, боялась, что мама придет в самый неподходящий момент. Тяжело выдыхаю, возвращаясь к Лоле и утягивая ее за собой за ее длинный подол мягкой юбки.
- Я хочу зеленое мороженное, оно со вкусными орешками. А ты мне дашь свой рожок? – полный надежды взгляд, и все-таки зря я отвела глаза от дороги, тут же спотыкаясь и сваливаясь под ноги к какому-то мужчине в синей форме. В синей форме!
- Это еще что такое! – громкий свист буквально заложил мне уши, я скрутилась в комочек, закрывая уши ладошками и со злостью глядя на высокого мужчину. – Сержант Смитт, девочки, где ваша мама? Почему вы находитесь в парке без присмотра? Что у тебя на лице, малышка?

+2

8

- М-де... - вздыхаю, потому что не могу найти никаких слов, чтобы описать вкус моей сестренки. Единственное её оправдание - это то, что она маленькая, и шанс вырасти нормальной девушкой у неё есть. Из чистого упрямства трачу минут пять на то, чтобы попытаться поймать ребенка и смыть это сиреневое уродство, но потом сдаюсь и понуро бреду на улицу. К этому моменту, честно говоря, я немного раздражена, потому что Изз может довести кого угодно до нервного срыва. Даже удивительно, как мама с ней справляется... Кстати, о маме. Надо поторопиться, чтобы вернуться домой до её прихода, и надо будет все-таки затащить сестру в ванную, потому что маме не понравится, что мы балуемся с её дорогой косметикой. Тут еще вспоминаю, как Изабелла прямо пальцем провела по теням, намазывая на палец жирный слой косметики, и думаю о том, что наверняка остались следы. Придется пару раз пройтись кисточкой по теням, чтобы их замазать... Может быть тогда мама не заметит, вряд ли, конечно, но она всегда была не слишком внимательной к мелочам.
   - Иззи, стой, там машины могут быть! - кричу, но разумеется, сестра даже не думает останавливаться, и очертя голову несется к парку. Слава Богу, машин не попалось, и её не сбило. Всё равно у меня сердце в пятки уходит, и я несусь за ней, пытаясь не выскочить из собственных босоножек, которые попросту не успела застегнуть. Не успела... Опять успела за ней проследить! Интересно, это вообще возможно? Сестра натыкается на полицейского, и я тут жалею о том, что мы вышли на улицу. Надо было дома сидеть. О книжке, которую еще минут десять назад так отчаянно хотела прочитать, понятное дело, даже не вспоминаю.
   - Извините, сэр, - я подбегаю к сестре, и крепко беру за ладошку. На всякий случай посильнее её сжимаю, может до сестры дойдет, что нужно молчать, и грозно смотрю на неё из под челки. Пусть только попробует вякнуть, честное слово, я за себя не ручаюсь! - Наша мама сейчас в парке, вон там, на скамейке. Она просто устает на работе, и сидит, наблюдает издалека, а мы играем, - улыбаюсь, и честными-честными глазами смотрю на высокого мужчину. Не очень люблю врать, но уж лучше я совру ему, чем мама узнает, что я без спроса ушла на улицу, да еще и Иззи с собой повела. А если ей еще расскажут, что сестра сама дорогу перебегала... Ох... - А это тени, Изабелла просто очень хочет поскорее вырасти, вот и попросила её накрасить. Ну, мы пойдем, сэр. А то мама будет волноваться, - я стараюсь выглядеть милой, потому что все всегда про меня говорят: какая она милая! Вроде бы, работает, если нужно как-нибудь задобрить взрослых. Тяну сестренку в сторону парка, желая поскорее убраться подальше от мужчины в форме. Может, он поверит в ту несвязную чепуху, какую я ему рассказала?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Глупости - это важно!