Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » У каждой случайности есть своя цель, у каждого случая есть свой смысл.


У каждой случайности есть своя цель, у каждого случая есть свой смысл.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s3.uploads.ru/7wNqT.gif
Участники: Лиам и Никита
Место: Метро и дальше локация изменится
Погодные условия: дождь, тоже измениться
О флештайме:
Всякое случается на свете.
И все, что случается, случается.
И все случайности, которые, случившись, становятся причиной других случайностей, становятся причиной других случайностей.
И все случайности, которые, раз случившись, повторяются вновь и вновь, сами себе причина и следствие, повторяются вновь и вновь — сами себе причина и следствие.

Отредактировано Nikita Owen (2013-01-02 18:51:05)

+1

2

С самого дня появления в городе Билл практически всегда пользовался собственной машиной в качестве транспорта. «Додж» не подводил, нравился и всегда устраивал. Но случайности бывают всегда – Лиам умудрился неудачно припарковаться в деловом центре Сакраменто-сити так, что автомобиль оказался зажатым на стоянке со всех сторон. До конца рабочего дня, когда вся эта куча клерков и менеджеров должна будет вывалить на стоянку, чтоб разобрать свои машины, оставалось еще не менее трех часов. Не желая трепать себе нервы тем, чтоб искать засранцев, зажавших его «Додж», ирландец достал из машины все необходимое, заглянул в бардачок, пару секунд подумав, стоит ли брать с собой ствол. Какое-то чувство из глубины подсказало ему, что лучше взять. Всегда было уютнее с «Глоком» под рукой. Флэнаган проверил предохранитель, вложил его за пояс и двинулся в сторону ближайшей станции метро. Да, даже не такси, просто метро.
Зной на улице был подозрительным – тех месяцев в городе, которые ирландец уже прожил тут достаточно, чтоб усвоить, что такой резкий зной здесь к дождю. Тучи действительно заходили со стороны запада, когда Билл бросил взгляд на небо, прежде чем спуститься в метро.
Прохлада метрополитена спасала, по крайней мере, от жары, а тем самым и от некоторого раздражения. Несмотря на то, что до часа-пик оставалось еще достаточно времени, народу в метро было достаточно. Флэнаган подошел к платформе поближе и, щуря близорукие глаза, пытался разобраться в запутанной схеме Сакраментовского метро с кучей развязок и особым режимом движения в бизнес-центре города. Боковым зрением он заметил, а каким-то другим органом чувств ощутил беспокойство фигуры слева, в пяти метрах от него также ожидавшей поезда. Ирландец склонил и чуть развернул в ее сторону голову.
«Твою ж мать, Билли, ты ее знаешь»
В памяти всплыло то дикое торжество по поводу новоселья в жилом комплексе три месяца назад. Резко вспомнился холодный ствол пистолета, давящего на его висок, звук выстрела. Вспомнилось то, что было потом, и что вызывало только приятные – и даже не теплые, а очень горячие воспоминания. Вспомнилось, что все мероприятие тогда вышло из-под контроля, в итоге появились парамедики, Лиам еще пару дней провел в токсикологическом отделении больницы имени Святого Патрика, а с Никитой так и потерялся. «Да, Никита…»
Флэнаган обернулся в полкорпуса, желая поприветствовать. Как-никак, определенное событие их связывало, и связывало очень трепетно. Уже подойдя к ней на расстояние пары шагов, Лиам понял, что что-то точно не так. Что-то не так в ее больших и красивых глазах, которые она подняла на него при приближении, и в которых читалось очень острое опасение и тревога. Что-то не так в паре копов в штатском, которые только что спустились с эскалатора к платформе и, в свою очередь, бросали на девушку напряженные взгляды. Копов в штатском узнать легко, особенно если сам несколько раз в силу своей деятельности примерял эту роль на себя. Движения, взгляд, какая-то общая аура. Со временем учишься понимать даже ребят из Лэнгли, по крайней мере, если это новички на задании. За Никитой наблюдали полицейские, не федералы. Но ситуации это не улучшало.
Стараясь не шевелить губами и не разворачиваясь к девушке полностью, Лиам произнес:
- Привет! Узнала? Никита, а за тобой хвост, - глаза и брови Лиама указали на парней, все еще держащихся в отдалении, - Обернешься резко, они поймут, что ты их заметила.
Чуть выгнувшись в спине, ирландец почувствовал жесткость рукоятки ствола, прижимающейся к спине. Нет, устраивать перестрелку, да еще и с копами, он не планировал. В гибком криминально-заточенном мозгу Флэнагана созрела другая идея, и эту идею, в случае необходимости, надо было донести до девчонки и осуществить. Но при одном условии. Для начала стоило узнать, в чем тут дело, и что изменилось за прошедшие месяцы. Если есть время – то всегда стоит для начала определить, что игра стоит свеч.
- Мээм, а что это за станция? - Лиам громко обратился к Никите, широко улыбаясь, как улыбаются в метро туристы, - Никита, объясни, в чем дело, пока они тебе руки не вяжут. А то в целом, они на это настроены.
Последнее ирландец произнес, сохраняя ту же улыбку, но почти шепотом, чтоб слышно было лишь ей.

+1

3

С детства мы вынуждены оглядываться по сторонам. С детства нас учат морали и правильному взгляду на мир, но что если этот мир и эти учения это пустые слова на ветер? Что если все что нас вокруг окружает глупое самовнушение? И что бы его разрушить нам приходится пойти на безрассудство. Совершить поступок, который будет следовать за вами на протяжении всей вашей жизни, что если этот поступок и станет вашим окном в настоящий мир!? Я столько раз ловила себя на моментах воспоминания прошлого, на мыслях о решении их теми или иными путями. Как можно было поступить иначе, какими словами и поступками можно было себя отгородить от жизни беглянки. Именно ей. Хотя если быть до конца честной, я беглянка по жизни. Я всегда бегу от того что мне не по силу. Дружба. Любовь или забота, все это мне чуждо, и стоит  привязаться, начать испытывать что-то чуть большее чем просто общение, я бегу. Я не могу это объяснить, это все внутри меня, оно есть и оно убивает.
Убить человека для меня оказалось проще всего на свете. Интересно получилось. Я отомстила. Убила, но почему я не рада. Не рада тому факту , что я стала ни чем не лучше, чем тот кто убил мою семью. Я смотрела в его бездушные глаза и стреляла, стреляла, пока у меня не кончилась обойма. Злость и не более.
Смирение и принятие реальности. Мою жизнь можно смело разбить по главам и эпиграфам. Уделяя каждому моему этапу отдельную страницу с жалкой попыткой начать все заново, с чистого листа. Убийство и смерть, большой грех, но могла бы я его заместить своей ничтожной попыткой добровольного признания, в совершении проступка. Может перед Богом да, но не перед правоохранительными органами. Вот я полная уверенности, что вся моя жизнь это лишь голые стены и решетки камеры, как в эпизод яро врывается Ник. Его намерения спасти меня увенчались для обоих пожизненным побегом. Впервые в жизни я стала заложником чужого желания и мнения. Я была вынуждена бежать, хотя, если присмотреться, я еще жива - это раз, меня еще не поймали - это два, и мне это даже нравится - это три.
Темные, с большими окулярами черные солнцезащитные очки, обрамляли мое лицо, скрывая глаза. Высокий воротник пальто скрывал шею  и нижнюю часть лица от мелких крапинок дождя, капающих с неба. Быстрыми шагами я отрывалась от преследующих меня полицейских. Лишь небольшой поток людей выходящих из туннеля, ведущего в метро, позволил мне затеряться в толпе и скрыться на не большой кусок времени, для дальнейшего решения проблемы.
- Привет! Узнала? Никита, а за тобой хвост Как говорится: "Реакция есть, дети будут". Наверное, очень хороший ангел охраняет этого парня. От его неожиданного появления передо мной  во мне возмужало желание ударить, но я вовремя им овладела:
- Хм - я лишь хмыкаю, продолжая смотреть в одну точку. Мутно ударяясь в память, да бы понять почему мне его лицо  кажется таким знакомым и откуда он меня знает. Вспоминается лишь кадр за кадром, полной картины нет, но что -то начинает екать в области сердца. Неужели это волнение?
- Обернешься резко, они поймут, что ты их заметила.
- Во ебать Америку открыл - тяжело вздыхаю, удручаясь собственным мыслям. У меня на лбу вопрос "Помогите".  "Я нуждаюсь в герое". Ох, как я устала от этих жалких попыток меня спасти. Мне всегда было сложно принять помощь, но когда дело заходит о моих играх с законом, я предпочитаю играть в одиночном бою.
- Мээм, а что это за станция?
- Лиам - изумляюсь сама себе.  С чего я вдруг решила, что его зовут именно так. Я помню, лишь смутны картинки нашего общения. И то! Это сложно назвать языковым обмениваем информацией, то был секс. Непонятное, необузданное сексуальное влечение, которое появилось из ниоткуда. И я надеялось, что ушла туда же откуда и пришло.
- Никита, объясни, в чем дело, пока они тебе руки не вяжут. А то в целом, они на это настроены. - Ты мне еще предложи сесть на лавочку и поплакаться тебе в жилетку - я смеюсь. Это и правда было забавно. Наблюдать за тем как он играет в очередного моего героя. Я наверное должна благодарить судьбу за таких мужчин в моей жизни но черт возьми почему так сложно понять что быть одной мне проще.
- Стоять!!!- раздается позади меня. С другой стороны уже слышен скрип тормозящих колес поезда. Не знаю, но может это и судьба, или я обладаю даром великого провидца, но я хватаю своего героя за шиворот поворачиваю к себе спиной и вытаскиваю из за его пазухи пушку: Ух ты- я, наверное, начинала бредить в своих безумствах, но я не могла знать о его оружии наверняка, но коль такое везение будем пользоваться.
Делаю медленные , но аккуратные шаги в сторону распахнутых дверей вагона, ведя за собой Лиама. Какой послушный заложник - думается мне, а ведь он даже не сопротивлялся, а меня мучило ужасное чувство дежавю, что я уже держала его на мушке.
Дверь вагона закрывается, оставляя моих преследователей по ту сторону. Люди, сидевшие в вагоне, стали что-то кричать и визжать: - Ох простите -  понимаю, что в мои руках находится пушка и как это выглядит со стороны: - мы шутим - толкаю своего героя в сторону сидений: - не правда ли?. Прячу оружие в карманы своего пальто, как в воду глядела, что карманы у него должны быть очень большими.
- Я выхожу на следующей, а ты можешь ехать дальше....нет, не можешь! Ты едешь дальше - это была не просьба. И если бы мы служили в армии, это был бы жуткий приказ, против которого бы никто не смог пойти против.
Вот она остановка, дверь распахивается и натянув на голову капюшон покидаю небольшой вагончик на колесах.

Отредактировано Nikita Owen (2013-01-05 14:30:58)

+1

4

О, а это становится доброй традицией – ощущать прохладу ствола на своем виске, которым туда настырно тычет Никита. Хреново, конечно, что не удалось узнать хоть что-то и понять, чего тут вообще происходит, и что заставляет тех двух шпиков преследовать и пытаться задержать девушку. Но когда она ориентируется так, как Лиам и задумывал. Уйти в метро сложно, как ни крути, без жертв обойтись не вышло бы. А сыграть роль жертвы Билл вполне мог. Даже забавно, что их планы на этот счет совпали – у него и этой девочки с такими большими глазами. Правда, судя по тому, с какой силой она вдавливала дуло в висок ирландца, она была и напряжена и всерьез держала его за заложника.
- Мы шутим. Не правда ли?
- Ага, - Лиам сохраняет невозмутимость и пытается придурковато улыбнуться всем присутствующим в вагоне, после чего оборачивается к Никите и веселым тоном произносит, - Зажигалку-то спрячь.
Да уж, она и прячет. Прячет его – Флэнагана – ствол себе в карман. Собственной наглости эта личность не изменяет до сих пор. Хотя положение у нее, видимо, плачевное. Ирландец плохо, очень плохо знает Никиту, но быть такой напряженной странно. Опустим ту странность, что она сваливает от копов. Тут картина в целом, ясна – ищут, значит, им есть, за что. Ну и нервные выпады девушки обоснованы – теперь-то она точно в бегах. Но все же Лиам был всегда человеком любопытным. И ладно бы на месте той, что угрожала снова прострелить ему голову, был кто-то другой – можно было бы просто включить пофигизм и отпустить ситуацию плыть себе дальше. Но тут была она – объект его интереса, причем интереса глубокого. Выражение лица ирландца постепенно сменилось с придурковатого и простого на сосредоточенное. Глаза сверлили Никиту, которая стояла рядом и сосредоточенно смотрела перед собой. Нет, глаз ее он не видел, но был просто уверен – она сосредоточенно смотрела перед собой. Словно каждый мускул лица был каменным, но не от спокойствия, а от дикого напряжения, откуда-то изнутри.
Билл размышлял обо всем этом недолго, но поезд уже приближался к следующей станции и замедлял ход – в деловом центре Сакраменто станции достаточно тесно расположены друг относительно друга. На слова, сказанные Никитой в таком приказном тоне, Лиам промолчал. Какой смысл что-то говорить и спорить, когда твоя пушка у человека, который совершенно безапелляционно указывает тебе на дальнейший ход событий. Тем более, что этот человек уже стрелял. В район твоей головы. Давно и в тумане, но стрелял. И потом – ирландец сам не знал, что делать. Идти за ней, отпустить, или оставить. Борьба двух вполне себе разумных ипостасей с разумными доводами внутри одного человека – дело непредсказуемое и часто импульсивное. Поэтому Лиам промолчал. И он молчал вплоть до того момента, пока Никита не проскользнула между раздвинувшихся створок дверей. Тут импульс и произошел – Билл спружинил с места, едва она отошла на несколько шагов от двери, и буквально пролетел между уже закрывающихся створок. Пусть женщина говорит все, что хочет – разумный и упрямый мужчина в итоге все равно все сделает по-своему.
- Я нашел повод для того, чтоб увидеть тебя снова, - Лиам произнес эти слова почти над ухом у Никиты, когда догнал ее и мягко сложил руку на ее плечо, - Знаешь, как забывают галстук в квартире у девушки, чтоб вернуться к ней снова с причиной. Я забыл у тебя свою вещь. Вернее, ты мне ее не отдала. Нет, оставь, оставь пока у себя, не на людях же опять ей махать. Никита, что с тобой?
Последнюю фразу Флэнаган произнес уже без всякого налета иронии или юмора. Действительно, судьба девушки его несколько беспокоила. Но она продолжала молчать. Хотя, может быть, и успела бы ответить, но на горизонте появились копы – в этот раз нормальные копы в форме, легавые обыкновенные. Поэтому вместе с первым шагом на эскалатор Лиам сгреб девушку в охапку и склонился над ее лицом, прижимаясь губами к щеке и медленно проведя ими вдоль до виска, постепенно закрывая плечом лицо, а спиной фигуру Никиты от копов, спускающихся вниз, навстречу им. Билл медленно и ненавязчиво поворачивался спиной к этим ребятам, изображая с девушкой обжимающуюся на эскалаторе парочку. Парни в форме проплыли вниз, не заострив на них внимание.
- Извини, - Флэнаган выпустил Никиту из объятий, оставив лишь руку на сгибе ее локтя, - Посчитал, что так безопаснее… Может, все же объяснишь, что натворила? Не знаю, объясняли ли тебе, когда посылали убивать меня, чем я занимаюсь, но я могу уверить, что иногда я бываю очень полезен. Можем даже найти тебе фальшивые документы, весьма надежные. Парень, что делает их, требует большую плату, зато ни под кем не ходит. Ну ладно, это все варианты. Что случилось? Рассказывай. Выбраться из центра города незамеченной тебе будет ой как сложно. Со мной легче. Ну так что? Выбираемся вдвоем?

+1

5

В стремлении понять этот мир и окружающих меня людей, наверное, мне не было равных. Почему? Людям так охото выставиться героями!? К чему эти жалкие жертвы и игра  в самозабвенного защитника, мало своих проблем ? Охото еще?
Выходя из вагона, я ловила себя на множестве противоречивых мыслей: Зачем? Почему? И КАК? . Люди кишащим роем расталкивали друг друга из стороны в сторону, стремясь пробить себе путь  к заветной цели. Свободное место в  вагоне, не опоздать. Каждый шел к своему желаемому не переживая за чувства других. Ни один  не задумывался, что  и кто среди них! Они живут в своем мире, наполненном заботами и переживаниями. Каждый человек живет своей жизнью. Своими стремлениями и своими проблемами.
Даже такая, казалось бы, подозрительная личность как я, не могла привлечь их внимания. Проходя мимо колонны, лицезрев свою фотографию с надписью: "В розыске". Удивительно, насколько холодны люди по отношению  друг к другу. Они не замечают очевидного захламив свое сознание проблемами. Мне это было на руку. Их безразличие позволило мне спокойно перебраться через спешащую на поезд толпу и оставаться не замеченной.
Я нашел повод для того, чтоб увидеть тебя снова, - похоже, сама судьба  иногда спасает окружающих людей  от меня самой. Тихий, но уверенный голос, прозвучавший подле моего уха заставил дрогнуть от неожиданности:
- Опять он  - мелькнуло в моей голове. Находясь в полной абстракции и настороженности, не знаю какими силами, мне удалось сдержаться и не накастылять этому парню за столь безрассудный поступок. Я же сказала ехать своей дорогой и забыть, что было!
Второй раз я сталкиваюсь с необудеманностью действий со стороны молодых людей в моей адрес, и начнется это длинная тропа воспоминаний с Ника, из-за которого собственно и заварилась вся моя история с побегом. Тому было сложно осознать факт моего причастия к убийству, правдивый и необратимый. Ему необходимо было спасти меня даже против моей воли. Зачем Лиам идет по тем же стопам. По стопам Ника? Безрассудный поступок полицейского спавшего меня от тюрьмы, вышел ему боком. Неужели я стою этого!?
- Это не то место и не та ситуация - бормочу себе под нос на слова Лиама. Этот мужчина вызывал во мне бурю смутных эмоций, в том числе и смущение. При последней нашей встрече мое поведение нельзя было назвать адекватным и вообще своейственым мне. Я должна была его убить , а вместо этого.....А вместо этого совершила безрассудство. Я мало что помню с того вечера, но его поцелуй четко отразились в моей памяти.
Что за нелепость слов, сначала я забрала, потом оставь. Это глупо следовать за мной из за пистолета. Я привыкла быть одна и бороться с проблемами самостоятельно. Всех остальных я считала лишним грузом, балластом, который только отвлекал. Подвергая испытать эмоции подобные ответственности и волнению.
- Слушай.. - я  развернулась оттолкнуть от себя молодого человека и послать его на все четыре стороны, как оказалась охвачена в его объятия. Растерянность. Шок. Это теплое , трепетное чувство заботы, которое последний раз я чувствовала только рядом с Ричардом. Его губы коснулись моего лица, а я не могла произнести ни слова. Я отказывалась понимать происходящее и то, что руководит мужчиной. Эта минутная слабость позволила на мгновение почувствовать себя защищенной женщиной, которой не грозит ничего.
Миновав копов, я на одном дыхании отстранилась от молодого человека и со знаком вопроса на лице. Вглядывалась в его лицо, словно стараясь найти ответ хоть на один мой вопрос:
- Извини - УГУ - с неловкостью в голосе произношу я, стараясь надеть на себя снова ту маску холодности, которую чуть не сломал Лиам своим поступком. Просто быв рядом и заставив почувствовать себя слабой.
Посчитал, что так безопаснее… - мужик есть мужик, просчитал, сделал. Вот только разрешения спросить забыл. Может, все же объяснишь, что натворила?
- Убила человека - произношу  это настолько обыденно и спокойно, как будто в этом нет ничего позорного и криминального и уж тем более удивительного. Но после произнесенных слов я буквально буравила его взглядом ожидая  первой реакции, которую выдаю все. Растерянность. Хотя я пыталась его убить, для него это будет не удивительно: Сбежала из тюрьмы - продолжая изрекать краткий монолог своей биографии за прошедшую неделю, сама не понимая, почему я ему то рассказываю. Надеясь, что его это отпугнет и заставит бросить затею с помощью мне.
- Слушай, Лиам! Я не знаю что тобой движет, какой таракан вполз в твой мозг, но я что просила помощи? - вот она моя истерическая часть, которая отталкивает всех, кто хоть немного проявляет ко мне сочувствие и внимание.
- Мне не нужны проблемы, тебе думаю тоже – продолжая, идти нога в ногу с шагами молодого человека держа его под руку.
- Господи - наконец делаю один большой шаг перед мужчиной и поворачиваюсь к нему лицом:
- Вдвоем? Ты о чем? Я тебя даже не знаю, ты меня не знаешь, ты,  что травки обкурился? - стараюсь всмотреться в его глаза, стремившись обнаружить хотя бы каплю затуманенного взгляда.
Из входа в метро снова вывались добрая парочка людей в форме: Черт, как им это удается - только потом понимаю, что возможно причина моего быстрого обнаружения именно Лиам.
-Ну герой, поздравляю - мне не оставалось ни чего как кроме смирится с его безбашенностью. Махнуть рукой и остановить такси: - Ты теперь соучастник! - я это даже произнесла с неким восторгом.
Мы сели в машину как раз в тот момент, когда копы уже стояли на нашем месте. Судьба играла с нами в жестокую игру. Подвергая опасности и отводя от нее же.
Куда ехать я не знала. Мне некуда было деваться. Дом. Друзья. Все это сейчас для меня было недосягаемо.

Отредактировано Nikita Owen (2013-01-10 09:01:52)

0

6

Надо же… Убила, сбежала. До недавних пор Флэнаган не пачкал руки. А теперь отнесся к услышанному со скептицизмом, только потер под курткой правый бок с едва заживающей огнестрельной раной.
Глаза Никиты сначала округлились, потом азартно загорелись. Взгляд после ее слов был направлен не на Лиама, а за его плечо.
«Значит, ее серьезно обложили» - Лиам увидел очередную спарку копов в отражении окна подъехавшего желтого седана. Стоя спиной к подходившим сзади полицейским, Билл оценил проворство и ненавязчивость, с которым девушка нырнула на заднее сиденье. Ирландец упал следом, закрыв дверь.
- Ну да, увязался на свою голову, - Лиам попытался улыбнуться, но улыбка запнулась о непроницаемую холодность выражения лица Никиты, - Теперь уже вместе туда, где потише.
Но на лице девушки еще и ясно читалась, что право решить, куда отправляться, она предоставляет ему. Ну ладно, значит, предстоит вскрывать часть своих ресурсов…
- Отель «Дуб Ли» у черты города. Знаешь такой? Это по северо-западному направлению в сторону аэропорта, - Билл быстро выдал адрес водителю и повернулся в сторону Никиты, - Надеюсь, против ты не будешь.
Флэнаган проверил наличку в кошельке и постарался спокойно оглянуться назад – хвоста пока замечено не было, а значит, есть вероятность, что в такси они сели незамеченными. В любом случае, пользоваться кредиткой при оплате такси он считал неразумным – если номер машины оказался замеченным, они по времени легко пробьют, какой картой была произведена оплата и тут уже выйдут на него.
Лиам откинулся на сиденье, уложил голову на спинку и прикрыл глаза. Ехать до места назначения оставалось еще достаточно, можно было чуть остыть, впрочем, он не особо и разгоряченным был. Была лишь пульсация в висках, какая бывает, когда он действовал по чистому наитию, на рефлексах. Когда за него думал не рассуждающий мозг в совокупности с нервами, а тело – основываясь на опыте и инстинктах.
«Ну и зачем ты делаешь, что делаешь? Видел девчонку лишь раз, а сейчас хочешь помочь? Зачем? Подставить себя? Откуда такой альтруизм?»
Вопросы самому себе были излишни. За последние месяцы Билл отчетливо показал себе, что не является и никогда не являлся тем, для кого все мысли сводятся в конечном итоге лишь на нем самом. Нет, он не герой, он просто человек, который осознает, что его определяет его окружение – разные люди. Люди, которые оказываются близки, и поддержка которых определяет его как человека и для него самого и для самой жизни.
Втолковывать это Никите тоже нет смысла. Слишком настойчивой в деле отрицания его помощи она не была, но и лояльность не проявляла. Да время и место не самые лучшие. Флэнаган чуть склонил голову и посмотрел на нее. Ведь он действительно совсем ее не знает. Но было между ними что-то близкое, сближавшее сильнее, чем годы знакомства.
Дождь за окном не стихал, заливая стекло и предоставляя зрелище центра города в исковерканном виде. Лиам расслабил руку, сложил ее со своего колена на сиденье машины и почувствовал ребром кисти теплую кожу руки Никиты, лежавшей там же. Ирландец улыбнулся и прикрыл глаза, думая, чем он действительно сможет ей помочь, а также обезопасить себя от лишних проблем. Быть самоотверженным глупо, потому что помочь много раз – лучше, чем помочь лишь раз и сгореть. Рут не стала бы беспокоиться о том, что он не вернется домой, если она сегодня сама будет там. Она словно вообще ни о чем не беспокоилась.
Спустя сорок минут такси остановилось рядом с отелем. Лиам расплатился наличкой. Да уж, обычный придорожный и неприметный отель. Но для Билла он был примечателен одним – тут всегда был забронирован номер для сотрудника налоговой службы Лиама Харди, удостоверение на имя которого было всегда при ирландце. Комната на одного человека. А еще примечательно было то, что в миле от отеля находился склад с арендуемыми железными контейнерами. И один контейнер у Флэнагана там был. Такой же как в Бостоне, в Лос-Анджелесе, в Нью-Йорке – в городах, в которых приходилось оседать на какое-то время. Контейнеры под ироничным названием «План Б». Самое веселое, что по сути ему сейчас все это было без надобности – он в Канаду когти рвать не собирался.
- Проходи, - Флэнаган пропустил Никиту вперед, которая продолжала смотреть на него сухо, недоверчиво, даже скептически, без особой веры в ситуацию, - Здесь искать не будут, и проверять тоже. Номера, забронированные для налоговой службы, подозрений не вызывают. Располагайся, если тебе нужно место… И не светись, подумаешь, как быть дальше. О чем-то подумаю и я. Если что-то надо – спрашивай, я постараюсь ответить или помочь.
Лиам подошел к девушке, мягко вытащил из кармана свой глок, поставил его на предохранитель и сложил в тумбочку.
- От греха подальше, - уже уходя в ванную, чтоб умыться, буркнул ирландец. Неприятно чесался простреленный бок и Билл хотел заодно проверить, все ли там нормально. До этого он из какого-то чувства самолюбования тщательно скрывал от Никиты, что был недавно прострелен и не подавал вида о некоторой периодической боли.

+1

7

Зачем Бог дал нам мозг, ели мы им никогда не пользуемся? Мы живем, животными инстинктами и лишь некоторым удается добраться до ниточек своего сознания и научиться, ими манипулировать. Оставаясь "разумный животным" : живя инстинктами, но с умением здраво мыслить.
Я совершила глупую ошибку. Черт уже, наверное, сбилась со счету, сколько их  совершила за последнюю неделю. На каком языке мне обратиться к судьбе и написать на ее измятом листе моей жизни, что я не нуждаюсь в помощи. Зачем она один  за одним меня сталкивает с прошлым словно крича: "Посмотри, что там было....посмотри".
Мне не нужны друзья, мне не нужны эмоции, я хочу стать бездушным животным живущим по принципу "Выживает сильнейший". Вся моя жизнь это одна большая яма, из которой как не лезь, все равно окажешься на дне. Всему виной моя безрассудная импульсивность и принципиальность. Мне на столько был важен сам факт мести. Важна была сама мысль о мщении, что я в тот момент не видела и не слышала ни чего. Я была им, бездушным животным , отключившим разум и доверившемуся животным инстинкту : "выживать, рвать, уничтожать"
- Ну да, увязался на свою голову
- Сам виноват! - мне проще винить кого-то чем себя, но я ведь никого не прошу и не принуждаю. Зачем мне этот лишний балласт ответственности и эмоций.
- Теперь уже вместе туда, где потише.
"Вместе"  - мое эго даже немного усмехнулось - "туда где тихо?"- покажите мне это место и я останусь там навсегда. Тишина давным-давно обходила меня стороной. Как говорится : "Душа хочет в рай, а жопа приключений."
С моей стороны было полным безрассудством доверится человеку, которого не знаешь. Человеку, с которым вас связывает просто секс, простое влечение, которому так сложно найти объяснение.
Даже сейчас, сидя в этом чертовом салоне такси, я не могла думать ни о чем другом как о подвохе. Уж больно все казалось сказачным.
- Надеюсь, против ты не будешь. Я просто пожимаю плечами. Черт возьми пожимаю печами идя на поводу у чужого желания. Мое востребованное чувство защищенности с каждый днем меня ломает, заставляя, иди на поводу у других. Гребанная наркоманка, помешанная на своих принципах.
Машина тронулась с места, слежки нет, а значит на какое-то время нам удалось залечь на одно, но насколько долгим оно будет? Это даже смешно. От чего в мужчинах просыпается жгучее чувство защищать меня, тогда когда мне этого совсем не нужно.
Хотя я не могла отрицать и не ловить семя на мысли о Ричарде. Казалось бы, судьба направила меня в правильное русло, дала мне замечательного молодого человека с которым я бы вполне могла связать свою жизнь, завести детей и просто быть женщиной. Блин. От этих мыслей стало тошно от самой себя. Бросить все, ради мести. Поступок поистине слабого человека.
Капли дождя били о крышу машины, растекались маленькими ручейками по стеклу. Отличная погода для глубокой депрессии и бесед с самой собой. Чем я неистово и занималась, пока меня не отвлекла горячая ладонь молодого человека коснувшейся моей. Это нелепое и трепетное чувство неловкости. Казалось бы, у нас был секс, куда уж хуже, но видно плотские утехи не такие сильные как мораль и уважение. Да бы не испытывать себя на самоконтроль и не подтолкнуть на очередную глупую затею, прячу руку в карман пальто, продолжая пронзительно следить за тем, как картины "серого" города меняются за окном.
Я настолько была увлечена своими мыслями, что и не обратила, внимания как мы приехали к месту назначения. Я, молча, вышла из машины, накинув на голову капюшон. Дождь беспощадно заливал своими каплями все вокруг. Гром и молнии заставляли вздрагивать при каждом их появлении.
- Проходи - настороженно вошла в небольшую комнатку, окинув ее удручающим взглядом: Лучше это чем ничего. - Здесь искать не будут - он словно читал мои мысли, отвечая на не произнесенные еще мной вопросы. Даже немного дико.
- Я тут на долго не задержусь - успокаиваю молодого человека, на его переживание о мое неумении скрываться. Твою мать не каждый день ты прячешься от копов, до этого момента мне умело доводилось водить их за нос.
Если что-то надо – спрашивай, я постараюсь ответить или помочь.
- Помочь? - и снова в  моем голосе сарказм и усмешка. Скоро у меня на это слово будет аллергия. Один уже помог. Что мое фото светится на всех табло телевизора. Сидела бы я сейчас себе в камере, кушала кашку и думала о смысле жизни, нет,  безумно мечтала о этих бешеных скачках и вечную игру  в прятки! Черт! Я готова до сих пор убивать Ника, как мысленно, так и физически, за столь безрассудный поступок с его стороны.
- Ты  себе лучше помогай, тебя за это по головке не погладят - чувствую, как мое тело трясется под гнетом мокрой одежды. Наверное, такое испытывает брошенное на улице животное, одинокое, озябшее и совсем беспомощное.
- От греха подальше - неописуемая наглость с его стороны. Он в очередной раз ввел меня в состсояние шока своим действием. И почему я в очередной раз совладала с трепетным желанием пиздануть ему меж глаз.
- Мама не учила по карманам не лазить? - я была оскорблена его поступком, но тем не менее это говорило о его недоверии мне. Это уже что-то.
- Или ты теперь считаешь меня тебя обязанной? - выказываю свое недоверие, ходя по комнате, оглядывая каждый уголок, вглядываясь в каждую картину, словно ища подвоха.
Обратив внимание на небольшую одноместную кровать, двумя шагами я сократила между не и собой расстояние и не снимая мокрой одежды завалилась на нее, придаваясь легкому чувству расслабленности. Вся моя жизнь и так в жопе. Чего переживать, думая о том, что может сделать этот мужчина.

Отредактировано Nikita Owen (2013-01-13 10:04:14)

+1

8

Еще направляясь в сторону ванной, Билл пропустил мимо ушей фразу, которая должна была быть язвительной. Обязательства за помощь… Существует благодарность, которая даже в таком циничном деле, каким занимается Флэнаган, дорогого стоит. Но обязательства… Обязательства – это то, что обговаривается заранее в договоре. И такая формулировка оскорбила бы ирландца, прими он это всерьез. Поэтому пришлось пропустить мимо ушей. Людям сложно принять что-то просто так, оставив после лишь благодарность у себя в душе.
Снимая за прикрытой дверью ванны свою куртку и стягивая футболку, Лиам уже чуть скривился от боли. Едва стянувшаяся рана саднила, хотя и выглядела нормально.
«Ну да ладно, спишем на дерьмовую погоду».
А погода действительно разыгралась – ливень за окном стоял сплошной стеной и его шум был вполне себе угрожающим и грозным. Ирландец натянул футболку назад и склонился над раковиной, чтоб умыться. Поднимаясь, он встретился  взглядом со своим отражением, глубоко выдохнул, и отвернулся, чтоб вытереть лицо. Из ванной ирландец вышел, снова вернув своему лицу некоторое подобие уверенности. Девушка лежала на кровати, но глаза держала открытыми. Увиденное вызвало в ирландце не то что жалость – а просто какой-то трепет к этому человеку рядом. Он сам всегда знал, каково это – ждать, что тебя вот-вот поймают, пусть и всегда вовремя подчищал за собой следы. Но когда ты делаешь что-то, что не одобряется и не одобрится законом, когда твое дело не подошло к завершению, процесс всегда может быть вскрыт. И та тревога, которая постоянно держится в сердце, она опустошает.
Лиам не знал, хочется ли ему докопаться в точности, что случилось с Никитой. По крайней мере, не сейчас. Сейчас было достаточно того, что он уже услышал – убила, потом побег, теперь то, что есть. Каждый сам делает выбор в определенный момент. И кто бы что ни говорил – этот выбор сугубо для себя, даже если и видится все так, словно тут есть место альтруизму и самопожертвованию. Мы жертвуем своими интересами ради кого-то лишь тогда, когда комфорт для нас самих от того, что этому кому-то стало лучше несравнимо выше тех неудобств и жертв, которые получаем. Вот и все. Даже сегодня он сам сделал выбор – помочь девушке, потому что ему внутри было бы комфортно видеть ее в безопасности чуть подольше. И риск, возможные жертвы – это необходимая цена этого внутреннего комфорта.
- А я всю жизнь бегаю. Бостон, Сан-Франциско, Хьюстон… Куча мест. Последние – Вашингтон, Флорида, снова Бостон, и теперь вот этот город… - Лиам выдавливал из себя слова как-то сдавленно, усаживаясь в кресло напротив кровати, которую заняла девушка, - Всю карту Штатов исполосовал своими перемещениями… До сих пор бегаю и найти не могу чего-то. От близких и от родных убегаю, чтоб оттянуть на себя опасность. Никита, я в Сакраменто впервые за 12 последних лет живу дольше, чем где-либо.
Ирландец уставился в пол, развалившись в кресле. Поднялся взглядом выше, по пологу кровати, на ноги девушки, ощущая, что собственная потребность заботы об этом человеке значительно выше, чем то, что он испытывал когда-то в первую встречу с ней.
- Ирония, правда? Ирония и запутанность. Ты убила человека и тебе помогает тот, кого когда-то пыталась убить ты. И я помогаю тебе именно потому, что сам сейчас словно в пропасти сомнений от того, что еще недавно сам убил человека… Хоть и не без жертв для себя, - Лиам снова потер пульсирующий шрам под футболкой, - И поэтому я только об одном попрошу сейчас – не отталкивай ту помощь, которую я могу оказать. Не потому что я слишком благородный, а потому что я в той ситуацией, в которой я сейчас, хотел бы принять чью-то помощь, но тут уже никто не поможет. Рано или поздно придется срываться и убегать снова. Пока тебе кто-то может помочь – лучше прими помощь.
Говорун Лиам выболтался и улыбнулся теплее, чем до этого. До этого улыбка в сторону Никиты была какой-то жестковатой, ироничной, с капелькой коварства. Сейчас же, приоткрыв чуть больше честности от себя, он мог позволить себе и искреннюю улыбку.
- Если ты замерзла, я схожу за чем-нибудь, что тут рядом есть. Кофе или виски? И разденься, пока я хожу, хотя бы от верхней одежды освободись и под одеяло, - Билл поднялся и покачался легко и неуклюже с пятки на носок. В принципе, можно было бы ее оставить уже тут и поехать к себе, да и для себя риска меньше. Но опять же для своего спокойствия из-за нее хотелось остаться рядом.
Лиам поджал губы и задумчиво, но с теплом смотрел в лицо Никиты.

+1

9

Когда мы принимаем правила игры, не своей игры, готовы ли мы принять факт не готовности к ней!? Готовы ли идти до конца, готовы ли проиграть с гордо поднятой головой! Ох уж эта жизнь. Иногда мне кажется,  что я живу на американских горках,  только короткий спуск и ровная поверхность, как очередная петля, в которую так и влетаешь на огромной скорости, и все что ты успеваешь сделать, это захлебнуться  потоком воздуха, который беспардонно врывается к тебе в легкие.
Так же и этот парень ворвался в  мою жизнь, практически не дав мне шанса повернуть все в другое русло, не дал мне сойти с этих горок и не влезть в очередную петлю.
- А я всю жизнь бегаю. Бостон, Сан-Франциско, Хьюстон… Куча мест. Последние – Вашингтон, Флорида, снова Бостон, и теперь вот этот город… - это даже немного глупо звучало. Закину в руки за голову я устремила взгляд в слегка обшарпанный потолок : А что есть побег? - на секунду закрываю глаза, успокаивая свой второе внутреннее я, которое левыми мыслями заполняло мой мозг: Мы в разных ситуациях- и зачем я ему ответила, я же собралась все это время тупо сохранять лирическое молчание.
- Всю карту Штатов исполосовал своими перемещениями… - неужели меня ожидает такая же дикая жизнь: До сих пор бегаю и найти не могу чего-то.   - а я сдалась добровольно - в знак своим мыслям киваю головой, все по-прежнему сверля взглядом потолок : глупая идиотская затея доверится Нику - снова закрываю глаза вспоминая тот день и ту ночь. По телу пробежали мурашки, уже второй волной, на много сильней чем первая, вызванная мокрой одеждой.  От близких и от родных убегаю, чтоб оттянуть на себя опасность. - в этом мы были сильно похожи, за исключение того  факта что мне некого защищать. Отец, узнавший о своей дочери беглянке, конечно, отвернулся, для него как полицейского это тяжелый факт, но я росла  без него столько времени, почему не смогу жить и сейчас?
Друзья? А кто есть такие друзья? Не уверена что в моей жизни есть люди которых я смогла бы назвать друзьями, может они и есть, но я не готова принимать их  искренне нежное отношение к себе. Никита, я в Сакраменто впервые за 12 последних лет живу дольше, чем где-либо. Я тебе даже позавидую , не понимаю чему ты огорчаешься!? - поворачиваю голову и смотрю на суровое лицо мужчины сидящего в кресле: Это же просто чудесно жить постоянно в движении, видеть мир и быть просто свободной - мне уже до чертиков надоело быть заложницей Сакраменто и своей работы. Хотя я солгу, если скажу, что моя работа мне не нравится и что мне охото от нее убежать. Охото немножко свободны.
- Ирония, правда? Ирония и запутанность. Ты убила человека и тебе помогает тот, кого когда-то пыталась убить ты.
- Но ведь не убила?! - констатирую факт, приподнявшись и присев на кровати, свесив ноги к полу. Хотя для меня по прежнему загадка, что было тем вечером, почему я оставила его в живых : Видно у судьбы на нас другие планы- пожимаю плечами стягивая с себя мокрое пальто и кидаю его на пол. Водя , уже отогревшимися ладонями по плечам.
И я помогаю тебе именно потому, что сам сейчас словно в пропасти сомнений от того, что еще недавно сам убил человека… Хоть и не без жертв для себя, - Робин Гуд во плати - мне почему-то это все казалось таким наигранным. К чему эта через  чур активная болтливость, я как то не особо настроена болтать по душам и делиться своими жизненным скелетами в шкафу. Господиииииииииииииииии - я снова упала на кровать уперевшись ладонями в лоб : Да что вы со своей помощью ко мне привязались ? - я даже сама не поняла как перешла на крик. Но эта нотка агрессии исчезла так же быстро, как и появилась. Чем ты можешь мне помочь?  - хлопаю в ладоши, начиная громко смеяться - Я добровольно сдалась копам, потом один полицейский, возомнивший себя Робин Гудом - указываю пальцем в сторону Лиама, вроде тебя - тыкаю в очередной раз, но уже с нотками агрессии и осуждения - решил мне помочь, и вот результат.....сидела бы я сейчас себе в камере..и проблем не знала - даже как то мечтательно прозвучало с моих уст...-а что имею, постоянную слежку, чувствую себя подопытной крысой. - я снова привстаю, но на этот раз уже встав с кровати.
- Ты что серьезно? - я изгибаю бровь, выражая все свое удивление, как это только было можно- раздеваться? - я не верила своим ушам. За кого он меня принимает. Я что похожа на одну из тех дурочек, которые за деньги готовы раздвигать ноги перед любым? - Может тебе еще и поебаться завернуть? - мне даже это показалось оскорбительным. Через, чур уж активна была его доброта ко мне, она пугала. До дрожи в коленках.
- Не сочти за грубость, но я останусь в одежде! - я думаю мое недоверие к нему должно быть очень очевидным, на вид он не глупый. Хотя о его виде было бы сейчас странного говорить, он выглядел немного болезненно, хотя мне это могло только показаться.
- И я бы не отказалась от кофе - ломая саму себя и перешагивая через гордость,  проговариваю я, осознавая, что мне куда деваться, что вот он предел этой ситуации. Что ждет меня там за дверь, кто знает,  тут хоть есть человек, который может и смог бы меня понять.

Отредактировано Nikita Owen (2013-01-21 17:09:52)

+1

10

Ну, сорваться на крик она должна была – Лиам вполне планомерно вытягивал ее на эмоции. Видел, что ее тяготит и искренне не отпускает мысль о том, что его действия ей нахер не уперлись, но все же хотел вытянуть на эмоции просто затем, чтоб она не тратила на лишнее притворство своих моральных сил, чтоб выплеснула что-то и могла дальше не напрягаться, удерживая в себе это.
Сам ирландец был уверен, что сейчас поступает с девушкой правильно – укрывая Никиту здесь, помогая. А человеку иногда нужно помогать кому-то. Это как те люди, которые не умеют молиться за себя, даже если они безумно верующие. Люди, которым в определенный момент легче помолиться за других. Помочь себе Лиам не может, он живет так, как живет. Но помогая кому-то еще, делает собственный разум более холодным, и он только сейчас осознал этот странный парадокс. Видимо, события последних дней-месяцев вызвали в нем такую потребность, которая сейчас вкупе со всеми остальными мотивациями заставляла его идти этой девушке навстречу, пусть и она навстречу не шла – просто стояла, не отворачиваясь. Образно выражаясь…
- Может тебе еще и поебаться завернуть?
- Нет, спасибо, просто разденься и успокойся, ты в какой-никакой, а безопасности, - да уж, он и не подумал, как его предложение раздеться прозвучало двусмысленно, - Я не то имел в виду. Ладно, к черту, решай сама… Я пошел за кофе.
Дождь на улице только усилился, ирландец отметил это, глянув в окно, подходя к двери, из-за чего пробурчал про себя: «Бля…»
Ну да ладно, выходить надо было, хотя бы чтоб удостовериться, что за ними пока никто не приехал, оглядеться.
- И я не Робин Гуд, ненавижу, когда так обзывают… - бросив девушке с притворной обидой, Лиам вышел за дверь, прихватив на ходу какую-то свежую газету с тумбочки у двери.
Удерживая развернутую газету над головой, он быстрым шагом пошел в сторону дороги, сделав небольшой крюк в сторону комнаты администрации отеля, чтоб убедиться, что там все спокойно. Убедившись, Билл перебежал поливаемую пеленой дождя дорогу, и замедлил шаг у типичного придорожного комплекса – магазинчик 24/7 рядом с небольшой кафешкой. Оценив обстановку, Лиам первым делом зашел в магазин, там достал телефон и набрал Рут – после нескольких гудков девушка не ответила, что, впрочем, не вызвало в нем беспокойства - значит ей не до него, а потому и предупреждать ее о том, чтоб не беспокоилась сама, нужды нет. Кошка всё же…
В магазине Флэнаган приобрел пару бутылок с минералкой и, пожав плечами, маленькую упаковку презервативов, впрочем, без каких-то далеко идущих планов. Просто в его натуре было свойство делать все на всякий случай.
Так, дальше эта кафешка… Билл вошел внутрь, поняв, что это типичное придорожное кафе со всем вкусным и простым, что тут может быть, а что немаловажно – со свежим кофе. Молоденькая девчонка за стойкой – видимо совсем еще старшеклассница, работающая тут в свободное время – с бейждиком «Карен» на груди.
- Карен, привет! Мне два больших кофе с собой… - Билл оглядел меню на стойке, - И два больших ваших фирменных бургера.
Уместив кое-как два пакета в одной руке, второй ирландец снова прикрыл голову от дождя и повторил свой путь уже в другую сторону. Херовая погода в январе в этом вашем Сакраменто… Парень был рад, что одел с утра кожаную куртку, от чего хотя бы верхняя часть его тела не промокла насквозь.
Закрывая за собой дверь, он почти сразу привык к свету в комнате, наткнулся глазами на Ники и стряхнул капли воды с затылка.
- Дождь, - многозначительности фразы должно было хватить для описания недовольства погодой, после чего Флэнаган поставил высокий закрытый пластиковый стакан на тумбочку перед кроватью с Никитой, пакеты уложив в кресло, где сидел сам, - Кофе… И поесть.
Снимая с себя куртку и оставаясь в футболке, Лиам вытащил один бутерброд из пакета, взял свой кофе и встал у окна, оглядывая снова двор гостиницы.
- Ты в рубашке родилась. Несмотря на то, как грубо мы уходили, на нас, похоже, не вышли никак. По крайней мере, там все тихо, - начиная жевать и запивая кофе, пробурчал ирландец, оглянулся, увидел, что Никита все так же безучастна, сказал с набитым ртом, - Ешь, а то мне что-то их фирменные бургеры нравятся, я и до твоего доберусь.

+1

11

- Нет, спасибо, просто разденься и успокойся, ты в какой-никакой, а безопасности,
- Что? - я даже это жалкое "что", произнести, вслух не осмелилась. Он либо действительно не понимал сути излагаемой сами собой речи , либо принимал меня за дурочку.
- Ага щас же, уже лежу - ерничало мое подсознание, наблюдая за действиями мужчины. Вдруг набросится. Кто его знает, что у него в голове бродит. С такими-то изречениями.
- Я не то имел в виду. Ладно, к черту, решай сама… Я пошел за кофе.
- Ну, ну - немного склоняю голову в бок, прищурив глаза. Отвлекающий маневр кофе, а может ,я просто себе накручиваю? Похоже, в последнее время  я стала через, чур, паранаидальной.
Он выходит из маленького отельного номера, а меня накрывает чувство неловкости. Глупо наверное идти на поводу у желаний других людей. Даже забавно, насколько одна небольшая встряска в жизни может изменить твое мировоззрение на корню.
В чем ему выгода мне помогать? Какая ему с этого польза!? Все это очень подозрительно.
В одном он был прав, мне необходимо перебраться во что-то теплое иначе к моей усталости и бессилию прибавится незваная простуда, она как раз сейчас была бы некстати. Выбора у меня нет, но тот вариант который планировала я, на много хуже того что предлагал Лиам. Поэтому была, не была, я уже давно живу по принципу: "Кто не рискует, тот не пьет шампанского".
Подойдя к окошку, окончательно убедившись в том, что он покинул  номер, а не сидит под дверью в ожидании удачного момента, подхожу к встроенному в стену шкафчику. Открываю его деревянные дверки, которые уже от износа поскрипывают, и начинаю перебирать мужские вещи.
- Пойдет - нахожу достаточно длинную рубашку в клетку. Закрываю дверки  и начинаю переодеваться.
Все тело ныло из изнуряющей боли, которая стала проявляться именно сейчас, когда мой организм стал улавливать малейшие дольки умиротворения и спокойствия. Мне не нужно никуда бежать, не нужно прятаться , я просто могу лечь и полежать. Просто расслабиться и перестать думать на перед.
Убежище Лиама это лишь временная мера, я не верю ему и не доверяю, но от чего -то все же переодеваюсь в его рубашку и заползаю под теплое одеяло одноместной кровати. Приятная истома овладела моим телом, которое при соприкосновении с мягкой материей постельного белья, обмякло и онемело.
- Дождь - он входит в  номер, впуская за собой небольшой сквознячок. Весь мокрый. Мне даже его стало жалко. Но чувство стыда не позволяло мне  хоть как-нибудь его взбодрить по поводу непогоды.
- А я люблю дождь - это из оперы : "Она не немая, она умеет говорить". Раз мы пришли к этому исходу, то надо хотя бы узнать с кем я имею дело. Доверяться, но проверяться.
- Как бы это депрессивно не казалось - пожимаю плечами,  подминая под спину подушку и сильнее накрывая себя одеялом. Он же еще не знает что я шарилась в его вещах и того более, что взялась наглости одеть его рубашку.
- Кофе… И поесть. - с его стороны это было очень предусмотрительно.
В небольшом номере сразу запахло горячими булочками, гамбургерами, но, наверное, это будет сверх наглостью и моей слабостью, если я поддамся на его ухаживания.
- Это временно, все равно найдут, а ты себе очередных проблем наживешь - все же достаю второй гамбургер из бумажного пакета, надкусываю и закрываю глаза от удовольствия. Я уже забыла, когда  я в последний раз ела в спокойном положении. Просто наслаждаясь вкусом еды.
- Зачем ты мне помогаешь? - вытягиваю руку и тянусь за горячим кофе. Как только нагретый пластмассовый стаканчик оказался у меня в руках, по телу побежали мурашки. Тепло. Так тепло.
- Просто я не понимаю - говорю с набитым ртом, мне хотелось есть, но не меньше мне хотелось получить ответы на свои вопросы : Зачем рисковать ради не знакомого человека, ну если опустит один из дней нашего знакомства, то незнакомого - киваю головой, облизывая губы и подтягивая к ним  стаканчик с горячим и ароматным кофе. Как же это все замечательно происходит в кровати. На мгновение мне даже показалось что я дома! Если бы не мужчина, стоявший в комнате.

Отредактировано Euphoria Owen (2013-01-29 12:11:27)

+1

12

Выражение Лиама о родившейся в рубашке Никите вполне совпадало ее новому внешнему облику – пока он бегал, она успела переодеться в рубашку из шкафа, где у него хранилась и одежда. В конце концов, место, которое приготовлено как перевалочный пункт перед побегом из страны, должно включать в себя все необходимое.
Никита мирно сидела, спрятавшись ногами под одеяло, пила кофе и жевала свой бургер, выдавая все же редкие фразы. Очередная из них заставила Флэнагана самодовольно улыбнуться и чуть прищуриться.
- Не найдут… Ты со мной, а меня еще никогда не находили слишком легко. Не, я не в рыцаря играю, я тебе факт говорю, - Лиам еще шире улыбнулся и повторил, - Не найдут.
И вот последовал этот вопрос, этот вопрос, на который ответить, извлекая слова из своего рта, очень просто не получится. А зачем он делает то, что делает? Ну да, для себя решил, а как объяснить это ей, не показавшись безумцем?
- Ты не поймешь… Ладно. Никита, я помогаю, потому что могу это сделать. Потому что не подставляю себя, пока действую аккуратно. А я действую аккуратно, - он подошел к кровати, скинул куртку и бросил ее в кресло, - Ты убила кого-то, а значит, на то были причины. Уж кому, как ни мне, знать, как сложно тебе убить. Я же все помню – я отчетливо помню твои глаза, которые смотрели на меня даже тогда, когда я по какой-то ебанутой причине, ударившей в голову, дал тебе полное позволение стрелять мне в голову. Ты не убийца, Ники… И циничным убийцей никогда не будешь – что доказывают те проблемы, какие у тебя сейчас. Считай, что я верю в тебя и верю в то, что мне помочь тебе легче, чем помочь самому себе. Ладно, ты не поймешь. И зачем вообще такие вопросы? Был бы я последним засранцем, если бы бросил тебя там. По крайней мере, для себя.
Ирландец утих и аккуратно уселся на край кровати. Нет, это не была попытка подкатить поближе к телу девушки, несмотря на презервативы, купленные ранее. И он сам себя уверял, что это не попытка подкатить. Он просто сел стаканом кофе в подрагивающей от волнения руке, думая о чем-то своем и глядя в точку впереди себя. Как ей объяснить, что он на уровне какого-то другого, внутреннего чутья определяет, что какой-то человек – он свой человек, а какой-то другой – чужой? И свой – он определят тебя. Все это непонятно, если облекать это в слова, которыми люди обмениваются. На Западе есть миф о «загадочной русской душе», который частенько всплывает в рассуждениях янки о русских. Нет, Лиам считал себя абсолютным ирландцем, а там, где этого не хватало в крови, было в темпераменте. Но у матери были корни с Восточной Европы, кто знает, может там и намешано чего-то русского.
Лиам тряхнул головой, увидев после на коленях еще несколько капель с мокрых волос, и спросил то, что давно вертелось на языке:
- Сколько ты вообще в бегах? – мужчина выслушал ответ, чуть задумался и произнес тем же странным тоном, каким говорил все ранее, - Серьезно… Они бы уже приехали, если бы знали, что ты со мной. Потому что если чуть подкопают под меня – да, ничего конкретного не найдут, в чем можно обвинить, но уж точно поймут, что я человек, способный перекинуть тебя через границу. А значит, действовали бы оперативно. Если их нет – значит тебя ищут в городе, и очень здорово, что оттуда мы уехали. Что вообще ты делала в центре? Мало того, что там камеры повсюду, так и копов всегда полно.
Допив горячий кофе и слушая, Лиам бесцеремонно откинулся спиной на кровать поперек, как и сидел, чуть помедлив, чтоб опешившая от такой наглости девушка успела поджать ноги так, чтоб ирландец не упал на них спиной. В конце концов, он на своей земле, к ней не пристает, а наглым у себя быть можно. С интересом рассматривая потолок, Флэнаган слушал Никиту и прикрыл глаза.
Когда она закончила разговаривать, он буркнул:
- Я не сплю, я думаю, - Лиам приоткрыл глаза и посмотрел на часы на руке, - Время в бегах летит быстро. Ты заставила меня осознать кое-что сейчас – нельзя помнить об абсолютном зле в себе. Том зле, которое хочет иметь всё для себя и убивать всех тех, кто слабее его. Ты слабее меня, и поэтому я помогаю тебе. Вот тебе еще один ответ на твой вопрос, - ирландец полежал еще с полминуты, приподнялся на локтях, развернув голову в сторону девушки, - Этот номер – он для одного человека, уж прости. Мне остаться, уехать, оставив тебя одну или снять номер по соседству для себя?
Вот уж действительно демонстрация высоких моральных качеств. «Билли, да ты прелесть»

Отредактировано Liam Flanagan (2013-02-02 17:28:56)

+1

13

Дождь за окном с прежней сильной набирал обороты. Это во многом играло нам на руку. В такую погоду и на след особо не упадешь, да и возиться под проточным ливнем с неба по улице тоже не перспективно. Коп, не коп, но все же человек.
- Не найдут… Ты со мной, а меня еще никогда не находили слишком легко.
- Чрезмерное самолюбие и эгоизм - облизываю губы и в очередной раз стискиваю свою челюсть на уже почти, что остывшей булочке с кунжутом: Но, в твоем случае это хорошо - пальцем стираю с уголка губ, маленькую прилипший кусочек мяса. Поудобней устроившись на кровати.
Я внимательно слушала его длинный монолог на мой вполне востребованный вопрос. Меня все больше и больше удивляло его  стремление, к самопожертвованию активно гармонирующее на его чувстве собственного самомнения. Нельзя быть настолько уверенным в себе. Это не всегда хорошо. Нельзя быть настолько доверчивым, хотя я еще не успела толком разобраться в его намерениях, насколько они искренни и адекватны.
-Пойми тут дело даже не аккуратность играет -  отпиваю  теплый кофе из своего стаканчика, ставлю его на прикроватную тумбочку и возвращаюсь к нашей беседе, которая по странной воле случая начала активно завязываться.
- Тут в желании  дело - мне даже стало немного горько. Ведь  большая часть меня с огромным рвение хотела бы избавиться о этого тяжкого груза и просто сдаться. Отдаться на волю правосудия и пусть что будет. Лишь малая часть хотела, бороться и противиться и иногда мне казалось, что эта борьба двух меня, когда-нибудь просто сведет меня с ума.
Ведь сейчас, сидя в неизвестной мне комнате с неизвестным  мне мужчиной, слушаю его с неким упоением на лице. Словно маленький ребенок преданный своему учителю. Я ему внимала и хотела верить.
- Ты не должен сравнивать то - утвердительно киваю головой, сминая в руке салфетку, после того как доела бургер:  - Что было тогда и сейчас! Тогда я не знаю - секундная задержка между словами и мыслями: - Что произошло, не знаю, что на меня нашло. У тебя не должно сложиться обо мне  лживое мнение - пусть лучше думает, что во мне нет ничего живого и трепетного.  - Поверь, сложись все иначе, я  не была такой великодушной как ты - сижу и жду  жгучих слов недоверия и прогона. Интересно через сколько минут моих откровений, его психика не выдержит и свернув меня в охапку он вышвырнет меня за дверь.
Ники - в сердце что-то екнуло. Мало кто называл меня в такой  ласкательной форме. Разве что отец и мать когда я была ребенком.
Зачем такие вопросы?  - подминаю под себя ноги, когда Лиам словно упавшая с неба звездочка падает на кровать, перпендикулярно мне. Растопырить пальцы, так вообще снежинкой будет.- Меня разыскивают за убийство, горе коп помог мне сбежать, у всех странная мания мне помочь  -  с сарказмом на лице пожимаю плечами. Не знаю, зачем эти вопросы? Сарказм, больше  сарказма.
- Ты прав, мне не понять,  я бы не стала  портить себе и жизнь и подставлять себя, ради мужчины, которого не знаю, и с которым меня связывает глупый и необдуманный секс  - наконец мне удалось вывести разговор на то, что произошло с нами в прошлом. Меня это так долго коробило. Окуная в  пучину мыслей и рассуждений, что же все-таки там произошло. Как найти этому объяснение и как в первую очередь оправдать себя.
- Мда- скатываюсь немного по подушке , спиной, в низ, упираясь коленями Лиаму в бок: Ты и правда, спец в побегах - выдался мне вывод после его  рассуждений. Я в бегах, каких-то полмесяца, а мой мозг уже на грани взрыва, а он. Он столько времени лет бегает, прячется, ведет разные игры и ему удается оставаться оптимистичным миротворцем. Что же, с одной стороны это было ему в плюс, с другой заставляло еще больше напрячься в сторону недоверия.
- Я, полмесяца в бегах, а ты? Ты сколько времени? - смотрю на его  лицо и закрытые глаза. Что!? Я ему наскучила? Сам развел меня на разговор, а сам спит? Толкаю коленкой его в бок, снова возвращая его внимание к себе.
- Время в бегах летит быстро. Ты заставила меня осознать кое-что сейчас – нельзя помнить об абсолютном зле в себе.
- Интересно, что заставило тебя об этом задуматься? - удивительно, в какой момент нашей близости у нас смогла сложиться доверительная беса и столь душевное откровение. Я вообще не привыкла говорить о себе и своих проблемах, делиться переживаниями с кем-либо, но ему мне хотелось рассказать. Собственно как и выговориться.
Выпрямившись в спине, наклоняюсь к краю одеяла, дабы  укрыть свои ноги полностью. - Этот номер . Дальше я уже ничего не слышала. Он приподнялся на локтях и повернул голову в мою сторону и наши лица оказались в томительной близости . С трудом мне удалось проглотить подкативший ком к горлу. Не совершать ошибок прошлого, не совершать, но соблазн такая штука, против которого любая здравая мысль  не сможет гордо пойти в атаку.
И почему , я так реагирую на эту маловажную, случайную прелюдию. Почему мне охото отбросить все преграды и просто предаться эмоциям. В очередной раз. В очередной, глупый , безрассудный раз.
- Вообще-то это твой номер, - с трудом удается выдавить из себя слова, не нарушая той близости, что сложилась межу нашими лицами: Я не могу тебя выгнать, а тебе не стоит столь сильно убиваться из за моих предпочтений, я могу поспать и в кресле! - нарушаю тот визуальный контакт, что был секундой ранее межу нами. Откидываюсь назад и прижимаюсь спиной к подушке, чувствуя, снова этот момент неловкость, когда ты чуть не совершил очередную глупость.

Отредактировано Euphoria Owen (2013-02-02 17:21:37)

+1

14

Лиам повернулся к девушке на боку и посмотрел столь же пристально. Это нравилось и, в какой-то мере, настораживало – тот магнетизм, какой, несомненно, был между ними. Это ведь даже не флирт, а томительное присутствие рядом друг с другом. Впрочем, спешить давать волю такому не всегда правильно. Эта мысль проскочила в мозгу ирландца, подгоняемая другой, немного более шальной – а что мешает заночевать вместе?
- Я не хочу уходить. Мне спокойнее, если твоя безопасность хоть немного повышается. Правда… В том смысле, что я тебя из задницы вытащил и несу ответственность.
Флэнаган не лукавил – он действительно ощущал себя так, что на полпути останавливаться в этом бессмысленно. Ну, это если говорить о формальной стороне вопроса. Если рассматривать с той позиции, что ему просто уютней было, когда Никита была рядом сегодня – то это также имело право на истинное суждение. Там дождь, и он усиливается, а здесь она, им даже, наверное, будет о чем поговорить. Поговорить, отвлекаясь от причины, которая свела их в этот раз.
- И вообще, вот я тут лежу, и ты мне нисколько не мешаешь, - Лиам снова беспардонно раскинулся на кровати, которую еще недавно галантно предоставлял даме. Да ладно, они практически подельники, можно даже предположить, что сейчас не до условностей.
Попытки уговорить самого себя на то, чтоб приставать к девушке рядом, никак не хотел увенчаться успехом – окунуться в безрассудную страсть сейчас было бы приятно, но не совсем под стать настроению – Флэнаган дико устал, видел усталость в Никите, и был уверен в еще одном аргументе… Секс – это чаще всего осложнение взаимоотношений, а ситуацию, более сложную для нее сейчас, устраивать не хотелось. Поэтому Лиам улыбнулся практически лишенной лукавства улыбкой и тихо сказал:
- Я бы хотел остаться, Ники, правда, - реакция девушки на то, как он произносит этот вариант ее имени, не осталась для ирландца незамеченной, поэтому она снова была названа «Ники», - И я не буду приставать. Если вдруг тебя это пугает…
«Но и мешать тебе не буду, в случае чего» - в голове Билла что-то, испытывающее желание к этой девушке, все же зашевелилось.
Он поднялся, оглянулся на кровать, не дожидаясь скорого ответа, и прошел к окну снова. Щелкнув выключателем, Лиам встал напротив стекла и стал смотреть.
- У меня мурашки по коже… И не от того, что холодно или мне страшно. Просто достаточно жутко осознавать в такой заливаемый дождем вечер, что тебя ищут. И что все, чем мы ограничены и спрятаны от возможности быть пойманными – это эти стены и моя… - ирландец поправился, - …Наша осторожность.
Это действительно казалось дикостью. Всю свою жизнь он умел находить себе проблемы, потому что жить спокойно было скучно и пресно. А решать проблемы – это уже какое-то развлечение. Постепенно решение проблем приобретает новые и более широкие масштабы, и, наконец, первостепенным фактором становится тяга к адреналину. Мог бы Лиам вести жизнь, где перед ним не встают проблемы и загадки, решение которых требуется от него и только от него? Наверное, мог бы… Но зная, какая у него жизнь сейчас, встает вопрос – а зачем?
Он обернулся к Никите и снова подал голос:
- В смысле… Вот когда я был ребенком, в такие дождливые вечера и ночи мне казалось, что самое нехорошее и что-то эммм… криминальное, даже страшное – происходит вот именно в такое время. Когда все сидят по домам… - Билл прислушался к ощущениям, - Черт, словно сценарий для ужастика, честное слово. Вот именно из-за такого ощущения я не хочу уходить и оставаться где-то один. И оставлять одну тебя…
Надеясь на чистое везенье и доверие Никиты к нему, Лиам развернулся, прошел к кровати и снова лег, почти также, как лежал до этого, с той лишь разницей, что сейчас он расположился чуть наискосок, оперевшись головой о ноги Никиты, укрытые одеялом. Билл лег и замолчал.

+1

15

- Я не хочу уходить. Мне спокойнее, если твоя безопасность хоть немного повышается. Правда.… В том смысле, что я тебя из задницы вытащил и несу ответственность. - это очень странное чувство, когда не знакомый человек, проявляет  такую заботу. Мне никогда наверное это не понять  и не испытать подобного желания. Я не способна доверяться человеку так легко как это делает он, но внутри, от такого теплого отношения ко мне, во мне что-то трепетала, я чувствовала тягу к Лиаму, но бояться не переставала. Возможно, этот страх был вызван не им, а мной, моим страхом снова поддаться эмоциям.
- Ты меня вытащил? Ты за мной поплелся! - утверждаю, факт не скрывая улыбочки, в тот момент как он снова от меня отдалился. Я даже с легкость выдохнула. Беда миновала.
- Спасибо тебе конечно, но...- сделала небольшую паузу в словах, решая удержать продолжение при себе, взглядом проводила мужчину к окну. Сохранив ту интригу недосказанности, что вдруг возникла.
- Я бы хотел остаться, Ники, правда,
- Ну так оставайся - развожу руками в сторону, изумляясь его словам. Как? Ну как можно быть таким глупым, уходить из собственной же квартиры.
- И я не буду приставать. Если вдруг тебя это пугает… - за последние несколько минут меня начало пугать другое, что это я могу начать приставать! Я прикусила виновато зубами нижнюю губу.
Не знаю - я более уютно стала себя чувствовать, то ли кофе меня согрел, то ли его спокойный голос успокаивал: - Я люблю дождь, в такую погоду можно отдаться эмоциям, поплакать и кажется что Бог в эту минуту плачет с тобой и поддерживает - чрезмерная откровенность с моей стороны, не присущая мне, так и выплеснулась из меня.
- Тебе не стоит думать обо мне!  - устремила взгляд в его томные глаза -  Я сегодня есть, завтра меня нету, разве не такая жизнь у беглецов? - поджимаю ноги под себя, чуток  подминая под колени одеяло.
- Хм - я усмехнулась от его слов - Криминально? Он всегда и везде, не важно, какая погода - я наслаждалась шумом дождя и раскатами грома, отблесками молний, что искрами отражались сквозь шторку на окне в комнате: - Тебе как преступнику это должно было быть ясно! - он снова оказывается  рядом со мной на кровати, только теперь его голова лежит на моих коленях. Трепетное чувство снова охватило мое тело, я не могла дать ему описание, это было что-то непонятное. Меня к нему тянуло. Дико странно тянула непонятной тягой. Я его не знаю, но душа моя крича тянулась в его сторону, как будто мы были  вместе много сотен лет назад, а сейчас, в новом теле, она видит его, человека из прошлого и тянется к нему, но понимает, что эта дверь заперта на сотни миллионов замков и он ее не помнит и не чувствует.
- Боишься, что придет злой дядька и украдет меня? - мне стало смешно от своих слов, которые очень часто звучали из уст, именно в девстве.
- Интересно, почему боишься? - склонив голову над его головой, устремив свои взгляд в его карие глаза, продолжала улыбаться. Мне хотелось смеяться над его наивностью. Мне хотелось его поцеловать от умиления. Мое тело еще помнило первое знакомство с ним.
Непонятное, странно, но очень интригующее и запоминающееся.
- Я большая девочка - миллиметр за миллиметром я  сокращала то расстояние что было между нашими лицами : - Могу о себе позаботиться сама - шепчу уже почти губы, чувствуя тепло его губ.
Я не могла противиться тому, что внутри меня тянуло к нему. Мои горячие пальцы коснулись его лица, подбородка, а губы сомкнулись с его губами в настороженном поцелуе, словно боясь делать более решительный шаг вперед. Секунда за секундой томительно поцелуя лишь разжигали мое влечение к нему, поцелуй становился более настойчивым и страстным.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-23 21:11:22)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » У каждой случайности есть своя цель, у каждого случая есть свой смысл.