Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - Дорогой, где ребенок?


- Дорогой, где ребенок?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Семейство Эндрюс-Джордан
Место: Сакраменто, детский садик
Время: апрель, 2017
Время суток: 16.00
Погодные условия: солнечно, тепло
О флештайме: Вот уже как четыре года Рендал и Бруша пытаются справиться с серьезными ролями отца и матери, и до сегодняшнего дня все получалось у них не так уж плохо. Были и проблемы, были и победы и поражения, но с таким происшествием никто из них столкнуться не ожидал.

http://s2.uploads.ru/MVRxI.png

+5

2

Я сидела на маленьком розовом стульчике напротив входной двери детского сада и делала вид, будто рассказы Майкла о его похождениях были мне интересны. "Все мужчины – идиоты". Такую фразу я часто слышу от воспитательницы. И сейчас этот рыжий мальчик помог мне убедится, что наша воспитательница – очень мудрая женщина. Майкл – это мой детсадовский коллега без передних зубов, но зато с кудрявой рыжей шевелюрой и целой массой веснушек. Я давно нравлюсь Майклу, но он мне не симпатичен. Мне нравится другой тип мужчин. Моей воспитательнице тоже нравятся одни мужчины, а за ней "бегают" другие. Но она не вошла в мое положение и заставила сидеть на стульчике рядом с Майклом. А мои любимейшие родители сегодня опаздывают. Наверное, они опять про меня забыли. А вот если бы они купили мне телефон, такого бы не случилось! Я повернула голову к Майклу, который продолжал поливать все вокруг слюнями, с эмоциями рассказывая мне, как защитил свою младшую сестренку от целой банды кровожадных убийц. Я знала, что в Сакраменто убийц нет, поэтому у меня возникли подозрения, что Майкл приврал немного. Хотя… Входная дверь с грохотом захлопнулась. Я с надеждой кинула взгляд на вошедшего, надеясь, что это за мной. Но мне не повезло. Это был лысый уродливый дядька, смахивающий на бандита. Майкл начал мне показывать, как он "отрывал башку" каждому злодею. Я думала, что заплачу…
- Джоан! – окликнул меня вошедший дядя.
Я не понимала, что ему от меня нужно. Незнакомец стал подходить ко мне ближе, а затем стал на колени возле моего стула. Я широко раскрыла глаза и затаила дыхание. Мужчина засмеялся, оголив свои желтые и даже серебряные зубы. Я почувствовала ужаснейший запах сигарет из его рта.
- Не бойся, малышка, я работаю с твоим отцом, - уверенно объяснился незнакомец.
- Уборщиком? – громко предположила я, улыбнувшись своей догадливости.
- Нет, не уборщиком, - угрюмо сказал дядька, но потом вновь натянул улыбку. – Папа купил тебе телефон, и хочет, чтобы я передал его тебе! Пошли со мной, я отвезу тебя домой…
Я, широко раскрыв рот, не могла сдержать своих чувств и согласилась… Новый телефон!!! Моя рука потянулась под стул. Я достала свои кроссовочки и стала медленно натягивать их. Обычно мне мама с папой помогают, но этот дядя даже свои кроссовки нормально одеть не смог. Моя медлительность его расстроила.
- Ты можешь быстрее?! – крикнул он.
Воспитательница отреагировала на этот шум и недоверчиво посмотрела на мужчину. Мы с ним широко улыбнулись воспитательнице. Я ведь не хотела больше оставаться здесь с этим Майклом! Наконец обувшись, я схватила дядю за руку, помахала Майклу и зашагала к выходу. Папин уборщик снова рассердился, когда я медленно перебирала ножками на ступеньках. Когда мы вышли во двор, я резко остановилась.
- Что еще?! – воскликнул дядя, махая руками.
- А какой у меня будет телефон? – спокойно спросила я. Дядя нервно вытянул из кармана свой iPhone 5 и протянул его мне.
- Такой, как этот, - выпалил он, схватил меня за предплечье и потянул к черному BMW, стоящему на углу улицы.
Я восхищенно разглядывала этот прекраснейший телефон, а дядя тянул меня к машине. Он шел слишком быстро для меня, и это явно его раздражало. Ничего, потерпит, раз не хочет вылететь с работы! Внезапно он остановился, присел, схватил меня за плечи и стал трясти.
- Ты ползешь, как черепаха! Иди быстрее!!!
Я правда испугалась этого странного уборщика. Его телефон выпал у меня из руки, ударился об бордюр и, постоянно подпрыгивая, приземлился на асфальт разбитым экраном вверх. Лицо дяди исказилось в гневе. Я со слезами на глазах смотрела на него, жалобно изогнув брови.
- Я испугалась. У меня теперь стресс! И во всем ТЫ виноват! Папа найдет себе нового уборщика! – кинулась я на обнаглевшего работника.
Дядя очень на меня разозлился. Он схватил меня, зажав рукой мой рот, открыл заднюю дверцу авто и кинул меня туда. Затем сел за руль и двинулся вперед. Я глубоко дышала и была очень зла на этого дядю. Он растрепал мой хвостик!
- Куда ты меня везешь?! – воскликнула я.
- Домой! – рявкнул злой уборщик.
Я скрестила руки на груди, выпятила нижнюю губу и сползла на сидении. Сейчас папа ему задаст!

+7

3

Сколько времени прошло с тех пор, когда я еще была свободолюбивой девицей, весело скачущей по улицам и совершенно не задумываясь о своем будущем? Конечно, вы все хотите отчаянно верить в то, что с рождением ребенка неунывающая и вечно попадающая в передряги Бруклин Джордан наконец остепенилась, стала серьезнее, взрослее, мудрее, быть может, даже вышла замуж и научилась готовить утку по-Пекински, сдружилась с Анной Донато, стала владелицей дорого салона нижнего белья… Но это все мечты, и суровая реальность весьма и весьма от них отличалась.
Я все так же работала с Рендалом в его фирме, где он строил из себя важного и образованного мужчину, бизнесмена, ну или как там они себя величают, эти мужики? Постоянно вел какие-то договоры, все так же работал на мафию, редко появлялся дома и получал от меня сковородкой по голове. Кстати, жили мы вместе, да, не смотря на отсутствие штампа в паспорте, мы были самой стандартной, а главное полноценной семьей, где все внимание и любовь, разумеется, отдавалась нашему главному сокровищу – Джоан.
Вот и сегодня, после очередного запозднившегося совещания, мы на большой скорости гнали за нашим цыпленочком в детский садик, какой то дорогой и престижный, куда наше дитя попало, разумеется, благодаря папе. Ребенок должен получать все самое лучшее, мы не должны тратить на него денег. И я лишь согласно кивала головой, время от времени разрешая Джона забивать на задания и поковыряться в мусорке. Ну это же интереснее каких-то там уроков? Все равно из нашей девочки леди не получится, и это стало ясно уже тогда, когда нас в первый раз вызвали в детсад. Из-за драки. С мальчиком. Горжусь своим отпрыском.
- А я тебе говорила, перенеси встречу на завтра, а если она там опять устроила бунт в ожидании горе родителей? – Я грозно посмотрела на Рэма, что кажется, совершенно не обращал внимания на мои бурчания. Ну конечно, в который раз мы опаздываем за ребенком, и в который раз мужчине приходится слушать одну и ту же мою песню о том, какой он бессовестный и… - Тебе скоро работа будет важнее нас! Когда у тебя последний раз был выходной? Когда ты последний раз водил нас в парк? Посиделки перед телевизором за совместный отдых не считаются! – для убедительности ткнула указательным пальцем Эндрюсу в коленку, гордо поднимая нос в тот момент, когда он обижено отмахнулся от меня, продолжая обращать все свое внимание на дорогу. Не так я представляла семейную жизнь, немного иначе, хотя что уж теперь?
Наконец, черный Бентли притормозил у светло-желтого здания детского сада, и я, чмокнув нерадивого папашку в щеку, двинулась прочь из салона.
- Мы недолго, у тебя есть время придумать оправдание, а то придется снова подкупать мелкую игрушками. – на моем лице улыбка, я поправила белую бейсболку на своей голове, уверенно шагая в сторону  группы, где меня ожидал мой цыпленочек.
- Джоан Эндрюс, мамка пришла за тобой, только давай в этот раз без кулаков? – я широко распахнула двери в помещение, оглядывая беглым взглядом группу, но увы, не находя своего отпрыска.
- Бруклин? – удивленный вопрос воспитательницы заставил меня выпрямиться, я даже сняла с лица солнечные очки, нахмурила брови и подготовилась задать своей главный вопрос. – А где Джоан? Она снова дралась с мальчиками? Отгрызала куклам головы? Ох, сломала обеденный стол? Мы все починим, обязательно, папа съездит и купит новую партию игрушек, это же не страшно? Вы ведь не сильно ее ругали? Она в углу? В спальне? Где она?
Я уже проскользнула в сторону детского туалета, пытаясь найти свою хулиганку, я заглянула даже в цветочный горшок, словно моя хвостатая блонди могла там поместиться, совершенно не обращая внимания на воспитательницу и не слушая ее неуверенный лепет.
- Но за ней пришел какой-то мужчина. Сказал, что он друг вашего мужа…
- Он мне не муж. – вновь отмахиваюсь как от назойливой мухи, проникая уже в спальню, падая на колени и ища свою забияку уже под детскими кроватками. – Мелкая! А ну вылезай, иначе мама будет громко ругаться и расскажет папе, как ты ела песок во время гулянки! – О да, я еще та шантажистка, но если эта маленькая засрань сейчас же не вылезет из своего укрытия. – Я оставлю тебя тут навсегда!
- Бруклин, ну послушайте же вы меня! – женщина требовательно тянет меня за ворот майки, заставляя подняться на ноги. Вид у нее взволнованный, даже я заметно запереживала, отряхивая коленки и терроризируя миссис Джекинс любопытным взглядом. – Что вы там говорили?
- Ее полчаса назад забрал какой-то мужчина, представился другом семьи, и малышка вела себя с ним вполне уверенно. А где Рендал? Он сказал, отвезет ребенка ему.
Какой еще друг семьи?
Я замерла, произнося за женщиной все ее слова, что она только что мне сказала.
- Друг семьи… Привезет домой… Он представился? Как это нет, как вы могли отдать ребенка незнакомому человеку? Что значит, такое уже не первый раз? – наверное, я еще не совсем до конца осознавала всю серьезность ситуации. Моего ребенка нет в садике, какой то мужчина забрал его, представившись нашим знакомым… Ноги подкосились, и я буквально свалилась на детскую кроватку, хватаясь за голову, пытаясь отыскать в кармане свой телефон. Кнопка быстрого вызова, воспитатель суетится вокруг меня, извиняется, пытается убедить меня что все нормально…
- Рен, Джоанны здесь нет. Миссис Джекинс утверждает, что ее забрал какой-то твой друг… Скажи, что ты правда с кем то договорился, и этот человек везет нашу девочку домой?

+8

4

Если бы не чертова пробка, растянувшаяся на несколько сотен метров на весь Восточный Сакраменто, мы бы не опоздали. И как так вышло, что мы все еще живем в этом забытом богом городишке? Мы побывали в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и даже Голливуде, но вот жили все еще здесь, не смотря на то, что даже сестра Джордан говорила ей неоднократно перебираться в город покрупнее, еще бы, сама то она недавно летала в Париж и Милан. Мы тоже не лыком шиты – бывали даже в Австралии, уверен, и до России в скором времени доберемся. Бруклин что-то недовольно пыхтела и говорила о том, что  нужно было перенести встречу и выйти раньше, раньше – это в  три часа дня, когда дороги свободны, а сейчас час-пик!
- Да не переживай ты, воспитательница уже привыкла к тому, что мы всегда опаздываем на десять-пятнадцать минут, Джоан тоже, чего ты паникуешь? – Все никак не мог запомнить имя и фамилию женщины, которой мы доверяли свою дочь на рабочее время. Раньше мне вообще казалось диким и непонятным то, что наш ребенок почти весь день проводит с какими то чужими людьми, но пришлось свыкнуться с этим, как ему иначе социализироваться?
- Так это, - я задумался, - в субботу и воскресенье был, как и у тебя, а что ты в парке этом не видела? Мне казалось, за пять лет мы уже наизусть их изучили, - смеюсь, переключая скорость и притормаживая у светофора. Еще пять минут, и мы будем около детского садика.
На самом деле я не был активным фанатом телевидения, часто мы ходили на пикники или ездили на дачу, где накрывали стол на улице и делали вкусные шашлыки, затем ужинали и запивали все это дело вином. В такие выходные, которые мы проводили в загородном домике, располагавшемся в сторону озера Тахо к нам часто вечером приходили соседи со своими детьми, тоже пары, с одной из них мы били особо дружны. Правда, в этом месяце работы бело действительно слишком много, новые поставки из Невады, новый офис в центре города, нужно было даже в выходные дни несколько часов посвящать работе, а ехать на природу и торчать с планшетником – ну это как-то оскорбительно для остальных. Так вот, мы миновали светофор, Рей чмокнула меня в щеку, и не взяв даже сумки, выскочила из машины, направляясь в сторону двухэтажного здания. Я прибавил громкости в магнитоле, слушая  новости и погоду на завтра.
Минуты все капали, а девочки так и не выходили из детского сада. Снова Рей треплется с этой миссис Дженни или как ее там зовут. Неужели нельзя просто зайти, одеть Джоанну и уйти? Обязательно нужно сцепиться языками и обмусоливать все события за день, даже если ничего нового сегодня не случилось. Хотя у девушек даже обычный поход в магазин за кукурузой превращается в увлекательное путешествие по неведомым дорожкам, Колумб бы позавидовал таким открытиям!
Хотел уже встать и пойти на разведку, как телефон зазвонил. Не глядя на дисплей, подношу трубку к уху:
- Да?
Слышу сбивчивую интонацию Рей, она говорит о том, что дочери в садике нет. Мои глаза округляются, наступает минутный шок – как это нет? Как это ее там нет?! А где она? Продолжаю слушать девушку.
- Как это нет? – Повторяю свои мысли уже в слух, буквально крича на Бруклин.- А где она? Нет, я не с кем не договаривался, сейчас зайду. – Нажимаю отбой, пулей вылетая из машины с намерениями оторвать голову этой миссис Джекинс, наверно она перепутала нашу Джоан с какой-то другой девочкой и те двое горе-родителей еще не обнаружили подмены. Спутать с кем-то Джо было проблематично, она достаточно шумный и активный ребенок, она бы кричала и протестовала и не пошла никуда с чужими людьми. Или пошла? В любом случае нас сейчас там ждет другой перепутанный ребенок.
Быстрым шагом входу в холл, окликивая работниц:
- Есть тут кто?
Из спальни четвертой группы показалось голова воспитательницы:
- Здравствуйте,  сейчас я все объясню. Тут так получилось, вы понимаете, - сбивчиво и громко принялась объяснять женщина, ее щеки покраснели, а на лбу выступила капелька пота. – Пришел какой-то мужчина, сказал, что он ваш друг, Джоанна пошла с ним, не кричала, не плакала, он сказал, что везет ее домой.
- И вас не смутило то, что мы всегда забираем ребенка сами?! – Сердчал я, оглядываясь по сторонам в надежде на то, что мистер икс оставил хоть что-то после себя.
- Ну так часто бывает, - шмыгнула носом миссис Джекинс и развела руками. – Ну вы вспомните, может все таки просили? Не чужой человек же ее забрал? Может, перепутали?
- Ага, с тем плюшевым медведем? Да Джоан всегда последней остается, - испепеляю нерадивую сотрудницу взглядом, делая шаг к ней на встречу. – Если с нашим ребенком что-то случится, я вас, милочка, засужу за профессиональную депривацию. – То, что в этот садик мелкая ходить больше не будет уже предопределено.
- Бруклин, ты где? – Заглядываю в комнату и вижу ее на кровати. Что делать, если ваш ребенок из садика просто пропал? Мысли совершенно не слушались меня и в голове была каша. Идти в полицию? Но там рассматривают заявления только через три дня после пропажи. Заявлять о похищении? Обзванивать друзей в надежде на то, что кому то из них захотелось накормить дочь мороженным и он просто забыл предупредить нас? Или может это чья то шутка? Джордан всегда дружила с одними придурками. Я приложил руку ко лбу, стараясь успокоится. Спрашивать что делать у Бруклин не вариант, вряд ли она знает.
- Ты же никого не просила? И я не просил, да и кто бы мог? – Не ладно тут дело, ох не ладно.
Телефон снова завибрировал, уведомляя о том, что пришло новое сообщение.
«Если хотите получить свою шмакодявку, живо отправляйтесь домой и ждите звонка, без полиции и без глупостей» - номер не определен. Сердце ушло в пятки, никогда я не сталкивался с шантажом и такими угрозами, тем более не думал, что кто-то может похитить ребенка. Но кто и что им нужно? Деньги? Вот суки же. Показываю телефон Рей, кивая на выход. – А вам я этого просто так не оставлю. – Это уже относилось к воспитательнице.

+5

5

Я внимательно следила за дорогой через боковое стекло, настукивая ногой мотив песенки. Иногда я кидала взгляд на зеркало заднего вида, висевшее над лобовым окном, и видела страшную ухмыляющуюся рожу.
- Ты перестанешь или нет?! – прикрикнул дядя. Я оторвала взгляд от своего окошка и, прищурив глаза и поджав губы, стала стукать еще сильнее. В этот момент я по привычке вцепилась за кресло. Сейчас мы завернем на улицу, где находится наш дом. Дядя ужасно водил машину, поэтому поворот должен быть резким. Я прижалась к креслу, чтобы не удариться головой. Но машина не повернула, а продолжала гнать вперед с немыслимой скоростью. Я перестала бить ногой об пол.
- Ты пропустил поворот, - известила я водителя, злорадно ухмыльнувшись.
- А нам туда не надо, - засмеялся он ужаснейшим смехом, покрывая слюной салон.
Я моментально потушила улыбку. Мне начало казаться, будто у дяди проблемы с головой. Но откуда у него машина и дорогой телефон? Нет, он явно не уборщик! Я и думать не могла, что мужчина мог бы быть похитителем, а может даже и маньяком.
- А… Куда мы едем? – спросила я.
- А это не твое дело! – выпалил дядя, наверное, считая, что вызвал жуткий интерес у меня. Но мне было как-то все равно. Скоро нас остановит дорожная охрана, и тогда я скажу, что этот мужчина украл меня из сада. Я была уверенна, что дорожная охрана остановит нашу машину, которая мчится по городской дороге на бешеной скорости. Она постоянно останавливает папину машину и обнаруживает, что я, вместо того, чтобы сидеть на детском кресле, прыгаю на заднем сиденье и перекидываюсь с мамой игрушками… Вы просто представить не можете, как скучно долго ехать неизвестно куда, при этом не говоря ни слова, четырехлетнему ребенку. Я глубоко вздохнула и начала оглядываться по сторонам. К своему счастью, я обнаружила сзади себя целую кучу разных вещей. Полка была просто набита всякой всячиной. Я, естественно, не догадалась, что дядя все это украл. Я встала на коленки и, повернувшись к мужчине спиной,  начала разглядывать эту кучу. И тут… Плюшевый мишка! Господи, да это самый красивый плюшевый мишка, которого я когда-нибудь видела! Его задняя часть была зарыта в вещах, но я запросто смогла бы вытянуть его за руку. Так я и сделала. Барахло оказалась гораздо тяжелее, чем казалось. Прикусив нижнюю губу, я начала со всей силой тянуть бедного мишку. Казалось, что его рука вот-вот оторвется, но я продолжала тащить его. И… Уже показался толстый животик мишки. Ну же! Ой… Я, продолжая вкладывать все свои силы на спасение игрушки, заметила, что вещи, которые держались на попе медведя стали клониться в мою сторону. Меня это никак не останавливало! И тут… мишка оказался у меня в руках! Мягкий и такой красивый. Я стояла на коленках и, открыв рот, наблюдала, как гора медленно валилась прямо на меня. Вещи стали падать, а я, прижав мишку между собой и креслом, защищала свое сокровище, крепко зажмурив глаза. Мне на голову с грохотом стали падать предметы. Это закончилось так же быстро, как и началось. Я открыла глаза, села на пятую точку, поджав под себя одну ногу, а на вторую усадила свой презент. Взгляд мой впился в зеркало, в котором я наблюдала злое, красное лицо водителя авто. Я мило улыбнулась, поджав плечи.
- Слушай… - прошипел дядя, ели сдерживая свою злость. – Ты можешь просто посидеть? Не трогай ничего!
- Хорошо, - с недоумением проговорила я, не понимая, чего он так взъелся.
Мои глаза вновь устремились в окно. Красивые здания центра города начали сменяться угрюмыми строениями трущоб. Они наводили на меня какую-то тоску. Сейчас я могла бы сидеть на мягком диванчике, смотреть мультфильмы вместе с мамой, биться с ней подушками, висеть у папы на спине, пока он работает… Я снова перевела взгляд на лицо водителя. Он, кажется, уже успокоился и с улыбкой набирал что-то на телефоне. Тогда я посмотрела на сиденье вокруг себя. Все было закидано разными вещами. Вокруг валялись шахматы из слоновой кости, золотые колечка, толстые книги в красивой обложке, набор баллончиков с красками… Вау! Я произнесла это одними губами и незаметно взяла краску красного цвета. Немного потрусив баллоном, я направила его к боковому стеклу. Всегда мечтала увековечить где-нибудь свое имя. Пока я умела писать только "мама", "папа" и "Джоан". Нужно продемонстрировать свой талант и злому дяде. Когда я показываю свои писания друзьям семьи, они начинают широко улыбаться и восклицать, что я большая умница. Может и дядя развеселится… Я зажала кнопку пальцем и стала выводить большую букву "J".
- ДЖОАН!!! – закричал на всю дядя, потеряв управление.
Я испуганно глядела на него, широко раскрыв глаза. И что я такого сделала?
- Так! Немедленно брось баллончик и сядь здесь! – прокричал он, указав на сидушку рядом с ним.
Туда?! На это священное место, где можно было сидеть только взрослым. Я недоверчиво взглянула на него. Но, услышав "быстрее, черт побери!", я убедилась, что это правда. Ловко перелезая на переднее сиденье, я случайно задела какой-то рычаг. Но дядя уже злился намного меньше. Сев на свое новое место, я усадила мишку себе на колени. Вы просто не представляете, как хорошо здесь сидеть! Кресла намного удобнее, а дорога уплывает прямо у тебя перед глазами. Я представила себя гонщиком: взяла воображаемый руль и начала имитировать звуки гоночного авто. У меня это всегда хорошо получалось!
- Господи, за что мне это? – прошептал дядя, подняв глаза к небу. Я покосилась на него, ожидая новую волну ругательств в мою сторону. Но он молчал, а это значит, что я могла продолжать участвовать в гонке за кубок Калифорнии.

+4

6

А мысли тем временем танцевали суматошный и скомканный канкан, совершенно не давая мне прийти в себя и размышлять логично. Что? Неужели моего маленького, моего тихого, идеального во всех отношениях ребеночка кто-то посмел украсть? Да кому такое золото нужно? Еще и за даром? Это все сарказм, разумеется, и сейчас, кажется, совсем не место и не время для шуток, и я злилась, очень злилась на воспитательницу, сжимая свои маленькие ладошки в кулаки. Вот еще минутку, еще пару мгновений, и я вспомню подвиг Джоанны двухнедельной давности, когда она как следует отмутозила какого-то парнишку из группы. Мальчишка оказался слабохарактерным, и вместо извинений,  я заявила их родителям, что они воспитали хилого мужика! Бедный Рендал, кажется он еле вымолил за нас прощение, а уж после того, как я выдергаю все рыже волосенки нерадивого воспитателя, нам точно придется сменить садик.
- Да как вы могли! Да как вы посмели! – и тут я решила, что эта женщина, не заслужила того, чтобы обращаться к ней на вы! – Да я тебе сейчас уши оторву, коза старая! Отдала моего ребенка чужому человеку, а если ее убьют? А если это маньяк какой, педофил, извращенец, маньяк?
Вы не представляете, какой ужас меня одолевал. Я делала неуверенные, но твердые шаг в сторону мисс Джекинс, а она, бедная женщина в возрасте, не знала куда податься, чтобы спасти свою тушку из объятий неуравновешенной, чрезвычайно расстроенной и агрессивной женщины.
Но за пределами спальни скрипнули двери, воспитательница тут же суетливо извинилась, выскакивая за двери, а я, не в силах больше сделать ни шагу, свалилась грузным мешком на кровать, пряча свое лицо в ладошках. Что же теперь делать? Как я могла не уберечь ребенка? Я плохая мать, отвратительная жена!
И как на зло, мы с Рендалом сейчас планировали подарить малышке братика. Братика! Черт, мы за цыпленочком то усмотреть не можем, а что будет с нашей семьей, если у нас появится еще один ребенок? Нет, мы не должны этого допустить! Никакого братика, только Джоан, моя драгоценная, моя единственная. Если мы найдем ее, обязательно куплю ей единорога и килограмм ее любимых конфет.
Слышу голос Эндрюса, от чего на душе на самую малость, но становится спокойнее. Он же мужчина, сейчас он придет, и все решит. Чудесным образом найдет мою девочку в одном из шкафу, успокоит нас обеих, обзовет дурами и отправит домой, по дороге купив для успокоения каждой по пирожку. Но увы, стоило мужчине появится на пороге спальни, я тут же увидела его взволнованное лицо. Джона с ним нет, только взволнованная воспитательница прячется за его спиной, кидая в мою сторону испуганные взгляды.
- Я здесь. – тихо бормочу себе под нос, заставляя принять себя вертикальное положение. Тело охватила нервная дрожь, я обняла себя за плечи, не спуская с гражданского мужа внимательного взгляда. – Она сказала – этот человек с твоей работы. Никого я не просила, ты издеваешься? Макс не заставишь сидеть с мелкой, как только та научилась ходить и разговаривать! А Тайлер, ему не до нас, у него личная жизнь, ему не до мелочей! Ты уверен? – хватая шатена за рукав рубашки, заставляя перевести на меня взгляд своих янтарных глаз. – Она же не могла провалиться сквозь землю. Да кому нужна наша девочка? Еще и даром! Да мы ей няню найти не можем, даже Шерон не выдерживает ее больше суток!
Ну да, малышка у нас была гиперактивная, интересно, в кого это у нее? Ведь лично я была ребенком тихим и спокойным (Бруша сама наивность, да), не думаю что и Рендал был мистер бунтарь в свое время, этого спокойного удава ни чем не прошибешь. Не подумайте, я гордилась своим смышлёным ребёнком, именно поэтому я хотела заполучить его обратно, прямо сейчас!
Рома сует мне под нос свой мобильный, и я сначала лениво отмахиваюсь от трубки, не желая читать его смски от мобильного оператора.
- Блять, не до этого нам щас! – Но мужчина настойчив, и я быстро пробегаю взглядом по темным строчкам. Что??
Мои глаза округляются, я сильнее сжимаю кулаками, осознавая, что мои самые страшные фантазии реальны. Какой то недоделанный придурок украл моего барашка к себе! Трогает ее хвостики, разговаривает с ней, дышит в ее сторону!
- Да я кастрирую этого ублюдка! – непроизвольно вырывается из моих уст, и я вскакиваю с места, намереваясь все же прибить эту воспитательницу. – Сука! Если бы не ты, мой ребенок был в порядке, престарелая дрянь! Как ты вообще можешь работать с детьми! Какой на хер суд, я прибью тебя сама!
Сейчас я совершенно не желала думать над злосчастной смской, да и бросьте, в нашей семье все обязательства были строго распределены. Рендал – думает головой, Бруклин – действует по зову сердца, а оно мне сейчас командовало как следует наподдать кудрявой тетке.
Я успела оставить на ее теле пару синяков и вырвать клок волос, прежде чем Эндрюсу удалось стянуть меня с нее. Ему я тоже треснула по лбу, так, для профилактики, и за то что помешал свершиться суду!
Как мы оказались в машине, я тоже точно не помню, видимо мой суженный тащил меня в нее в бессознательном состоянии на своем плече.
- И что нам делать? Покорно ждать пока эта сволочь обижает моего ребенка неизвестно где? А вдруг она голодна? А вдруг он ее бьет? А вдруг обзывает? – паника, паника, паника! Дыхание спёрло, и я судорожно лезу в карман к Роме, намереваясь достать от туда телефон. – Ой, это не то. Что я собираюсь делать? Я позвоню этому гондону и скажу ему, какой он нехороший человек!

+4

7

Я  нервничал, и если бы почти десять лет назад не бросил курить, то честное слово. Схватился бы за сигареты.  До меня постепенно все еще только доходила серьезность случившегося:  нашего ребенка похитили, и кто знает, что придет в голову этим несчастным извращенцам, если они  поймут, кто попал к ним в руки и насколько ловко и умело можно теперь манипулировать родителями. В глубине души  я надеялся на то, что если этим бандитам что-то нужно, они не причинят Джоан вреда, потому что когда за заложника платят, с ним принято обращаться хорошо. Рей паниковала гораздо больше меня, за годы она ничуть не изменилась, почти не повзрослела и ее лицо оставалось таким же наивным и юным.  – А что ты предлагаешь нам делать? – Поворачиваю к ней голову, глядя с укором. Ладно, не лучшее время для ссор, к тому же Джордан не виновата, она всего лишь переживает и ищет спасательные ниточки, просто в отличии от меня занимается анализом ситуации в слух.
- Потерпит, - произношу не из плохих намерений, разумеется. Голодная – это пол беды, хотя перед тем, как отдать чадо родителем, в садике его кормили, три раза в день, между прочим. Больше меня волновало то, что взрослые, даже ненамеренно могут не рассчитать силу и причинить малышке физический вред. Наша дочь довольно самостоятельный, дружелюбный и смелый ребенок, находясь вдалеке от  мамы, она не принималась кричать и не ударялась в истерику, могла спокойно и весело находится где-то и без нас. А еще она доверчивый ребенок, и сколько раз мы ей не говорили, что нельзя брать сладости из чужих рук и садится в незнакомые машины, Джоанна об этом забывала. Может быть в следующий раз нам стоит более тщательно выбирать сад?
- Что ты делаешь? – Перехватываю руку Бруклин, вырывая телефон. – Да номер не определен. Не удивлюсь, если за нами в данный момент следят и ждут, когда мы поедем в сторону дома. – На всякий случай оборачиваюсь, но ничего подозрительного не замечаю.  Затем кладу руки на руль, затем снова смотрю на тебя. И снова на руль, на дорогу. Не выдерживаю этого напряжения, перехватывая тебя за запястье и глядя в глаза.
- Все будет хорошо. – Правда даже мне почему то в это верилось с огромным трудом. - Сейчас мы поедем домой, нам позвонят  и скажут, что они хотят. Денег? Мне не жалко бумажек. –  Хочется верить, что похитители – люди адекватные, и если они хотят с этого что-то поиметь, то сумма будет не запредельной. В ином случае…
- У меня есть дома аппаратура, позволяющая отследить звонок, ума не приложу, что за шутник такой, - поджимаю губы, удаляя ладонью по рулю  и сжимая руку в кулак от злости.
Ну погодите, смеется хорошо тот, кто смеется последний. Может быть мы узнаем голос? В кругу моих знакомых подозревать некого. Конкуренты по бизнесу? Не думал, что кто-то может опуститься до такого, а Рей за всю свою жизнь и мухи не обидела, она только кажется колючей, на самом деле Бруша добрая и открытая девушка, не способная на месть, шантаж и угрозы, следовательно, спровоцировал этих весельчаков я.
Решив не терять драгоценные минуты, я завел автомобиль, и мы поехали в сторону дома. Как назло на каждом светофоре были патрульные, что лишало нас любой возможности подрезать впереди идущие машины и превысить скорость – разборка с полицией займет слишком много, а неизвестные, заприметив нас в обществе копов могут сделать неправильные выводы.
Дома мы оказались только через сорок минут, разогнаться получилось оказавшись на загородной трассе (никто не забыл, что у нас загородный двухэтажный коттедж?), и я сразу же бросился караулить стационарный телефон. Ими все еще пользовались, к моему великому удивлению, да и звонок на такой древний аппарат отследить сложнее. На всякий случай я велел Рей не выпускать из рук свой и мой сотовые. Через десять минут зазвонил мой мобильник, я в это время крутил рукой датчик для определения сигнала.
Попался!
- Слушай сюда, гандон, - заданный тон мне не понравился, но я решил, что мы не в том положении, чтобы спорить.
- Твоя дочка у меня, в целости и невредимости, ты же хочешь получить ее обратно?
- Да, - коротко отвечаю я, кивая невидимому собеседнику, чей голос мне был незнаком.
- Вот и славненько. Через два часа приходите в ресторан «Алая роза», адрес в гугле посмотри, не маленький.
- И что вам ну…
- Да не перебивай ты! – Вскрикнул голос, заставляя меня замолчать. – Че надо, че надо, шоколада!  Деньги гони, сто тысяч евро.
- Наличными? – Даже если предположить, что  у нас эта сумма есть (но ее не было, так как все деньги вложены в  дело и недвижимость), то она точно была бы не обналичена.
- Ага, - прогавкал мужчина. –  К вам за стоик сядет молодая девушка, ей передашь кейс, и без глупостей, а то пожалеешь, - весь разговор я предварительно поставил на громкую связь, чтобы Рей могла все услышать, ну и чтобы записать, мало ли. – Все усек?
- Да, - коротко ответил я и раздались короткие гудки.Но гле гарантия, что нам вернут Джоанну? Может быть этот шантаж так и не прекратится?
- Я отследил сигнал. Денег у нас таких нет, конечно, во всяком случае, чтобы сейчас их получить наличными. Предлагаю наебать умников. Нужен ксерокс, - достаю из портмане, что валялось в коридоре на кушетке купюру номиналом в сто долларов.

+2

8

Скука... Я развалилась на переднем сидении, раскрыв рот, и смотрела на дорогу. Да, я – девочка четырех лет с диагнозом "гиперактивность" – уже целую вечность просто сижу на сидении. Бруно (так теперь зовут моего нового медведя) смотрел на меня своими маленькими черными глазенками. Глазенками… Моя воспитательница всегда так говорит. "Ну чего ты смотришь на меня жалкими глазенками? Все дети должны спать днем." А я терпеть не могу спать днем! И даже странно, что сейчас бы я хорошенько поспала. Но разве на этом кресле уснешь? Я недовольно застонала и покосилась на водителя авто. Тот улыбался с таким видом, будто бы сделал нечто грандиозное. Какой он все-таки страшный! Хорошо, что мой папка красивый. Вот только где он сейчас?
Скучно…Что тут вообще можно делать? Хотелось бы сейчас повести машину, но, увы, мне сейчас даже нельзя сидеть в салоне без детского кресла. Когда вырасту, стану гонщицей… Или актрисой… Или следователем… Или… Стоп, мы что, останавливаемся? Я приподнялась на кресле в ожидании долгожданного счастья и уставилась на дядю. Неужели сейчас мои ножки коснуться земли?! Оу… Нет… Он просто взял солнцезащитные очки и натянул их на свою неприятную рожу. Я снова спустилась на кресле, перекрестила руки на груди и стала наблюдать за водителем. Он улыбался на все свои 26 зубов и на 6 не свои. Голова дяди теребилась в стороны в такт воображаемой музыке.
- Идиот, - прошептала я. Дядя, наверное, услышал мои слова. Он грозно повернул голову в мою сторону, но промолчал. Возможно, он пожалел ребенка, а может в его пустой голове не смог зародится красивый ответ.
Скука… Что же делать? Буду считать все красные машины, которые увижу. Раз… Два. Три.. Четыре-пять… Шесть. Семь. Восемь… Девять. Десять. Одиннадцать.. Пятнадцать… Дядя уже медленнее вертел головой… Устал, наверное. Может включить настоящую музычку? Я, не отрывая спины от кресла, ели дотянулась до кнопки включения. На темном экране появились синие буковки. Тихие, до боли знакомые, звуки медленно вытекали из колонок. Я узнала голос своей матери. Широко улыбнувшись, я снова протянула руку к магнитоле. Кнопка для настройки громкости находилась дальше от меня, чем кнопка включения. Её надо было чуть-чуть повернуть в мою сторону, и тогда музыка будет играть чуть громче. Я начала растягивать свою руку, поджав губы от старания. Ну же… Еще немного… Вот-вот мой средний пальчик достанет до регулирующей кнопки. Нужно лишь чуть-чуть повернуть в мою сторону. Есть! Ой. Моя рука не выдержала такого напряжения. Коснувшись самым длинным пальчиком до кнопки, она резко полетела вниз, хорошенько повернув регулятор. Я зажмурилась, предсказывая то, что сейчас будет. Громкая музыка, прорезая воздух, наполнила машину невыносимым звуком. Дядя моментально опомнился и резким движением выключил музыку. Все ему не нравится!
- Ты можешь уже усесться и ничего не делать?! Я могу просто свернуть твою тощую шейку, не прилагая особых усилий! Ты понимаешь это или нет?!!
Какой страшный! Пытается запугать меня, гад. Но он мне ничего не сделает, потому что за это он понесет… Уголовную ответственность! Я вновь облокачиваюсь на спинку. Когда это уже кончиться? Я хочу домой… Где же мои родители? Возможно, они сейчас бегают по городу в поисках меня… А может они забыли про меня и радуются сейчас, что избавились от ребенка… Нет, не может быть. Они точно ищут меня… Какое неприятное чувство снизу живота.
- Дядя… - проскулила я, с просьбой глядя на него. – Я писать хочу.
- А, что? – он передернулся, а потом нахмурил брови. – Потерпишь.
- Я сейчас описаюсь, - послала я ему угрозу.
- Ладно-ладно, только веди себя, как нормальный человек!
Я покивала в его сторону. Разве я веду себя не как нормальный ребенок? Есть, мы останавливаемся! Ура-ура! Дядя вышел из машины и начал обходить ее спереди. Сейчас он откроет мне дверь! Послышался щелчок, и дверца распахнулась. Я выдвинула ножку из салона, собираясь подняться, но злодей не дал мне этого сделать. Он снова схватил меня за предплечье и потянул к заправке, возле которой он припарковал машину. Как он смеет так со мной обращаться?! Моя ручка уже ныла, а на ней появились два небольших голубых синячка. Но я была просто счастлива, что мои ножки иногда даже касались асфальта, а я давно мечтала выползти из этой машины. Вот и небольшое, но красивое одноэтажно здание, в котором стандартно размещались магазинчик с дорогими продуктами, кафе с плохой едой и туалет. Мы подходили к автоматической двери, когда дядя отпустил меня и с нежностью взял за руку. Сначала я хотела убрать руку и плюнуть дяде в лицо, но мне, видимо, с ним еще долго ехать. Дверь распахнулась и приятная прохлада хлынула прямо на меня. Перед нами появился небольшой магазинчик со всякими сладостями. Но я видела только дверцу, где красовалась надпись "туалет". Мы направились туда. Мы оба довольно улыбались. Я белой дверце и комнате, которая крылась за ней, а дяденька – продавцу, делая вид, будто он приходится мне отцом. И вот, дверь распахнулась и я, отпустив руку, помчалась за розовую дверь, где красовалась табличка с человечком в юбке. Дядя же вытянул телефон, оглянулся по сторонам и зашел в другую дверь. Через некоторое время мы снова пересеклись и вновь проходили через магазин. Теперь, когда я увидела целый выбор бутылок с водой, мне жутко захотелось пить.
- Я хочу пить, - заявила я, дернув дядю за рукав.
- Ага! Чтобы ты потом опять писала? – фыркнул он.
Продавец с удивленными глазами глядел нам вслед. Когда я увидела машину, радостная улыбка моментально спала у меня с лица. Опять... Мы зашли в автомобиль. На этот раз дядя не тянул меня, больно ухватив своими сильными руками. Он был занят телефоном. Мы просто сидели в машине. Дядя говорил по мобильному, а я кормила Бруно воображаемой кашей.

+2

9

Я была в корне не согласна с поведением своего мужчины. Вообще ни капли! И меня до безумия раздражало его внешнее спокойствие. Как можно оставаться настолько невозмутимым, когда твой ребенок, твоя кровиночка, твоя единственная дочка на данный момент находилась неизвестно где, в руках ненормального мужика, и никто не знает, что может прийти ему в голову. А если он ее обижает? Что если он бьет моего ребенка, сквернословит в ее присутствии, пугает ее?
Я переживала, действительно переживала, и смотрела на Рена совершенно непонимающим взглядом.
- Как ты можешь так говорить? – медленно, сухо и разочарованно. Казалось, это не мой Рен сейчас сидит по мою руку, моему мужчине не было бы все равно. Но Эндрюс хватает меня за запястья, то ли в попытке успокоить, то ли в попытке заставить меня замолчать и преградить все пути к назревающей ссоре. – У нас дома. У нас.
И больше я не сказала ни слова, ни единого слова. Я даже не смотрела в сторону шатена, игнорируя его злость, его недовольство, его тяжелое дыхание на весь салон. В данный момент, когда в моей жизни случилось такое, когда моего ребенка держат неизвестно где, меня раздражала каждая мелочь, и я обижалась на каждое, пусть и случайно сказанное слово. У меня! Конечно у тебя, а я так, мимо проходил, временно обитаю в твоем коттедже и пользуюсь твоей добротой.
Нет Брук, так нельзя, в тебе говорит лишь злость и отчаянье, и я сама это прекрасно понимала, поэтому, поэтому старалась молчать, стараясь лишним словом не обидеть и в конец не рассориться с Реном. Он мужчина, он умнее, по крайней мере умнее и меня, и у него был хоть какой то план вернуть нашего ребенка. Странный, сомнительный и мне непонятный, но все таки план.
Мы оказались дома, мужчина рванул в сторону спальни, а я как заведенная меряла светлую гостинную короткими и неуверенными шагами. В моих руках наши сотовые, в голове – густой туман, что не позволял мне размышлять логично, хотя постойте, когда я вообще умела мыслить правильно?
И громкий звонок телефона нарушил мои скомканные переживания, я рванула в сторону аппарата, но мужчина опередил меня, поднимая трубку.
- Рен, это он? – я испуганно хлопала ресницами, меня так и порывало отнять телефон и заставить этого козла поговорить с дочерью. – С ней все хорошо, ты ее слышал? Она в порядке?
Но Эндрюс знаком попросил меня помолчать и не мешаться, и я снова ощутила себя бесполезным человеком, беспомощным, от чего на душе стало мерзко и противно. Ты всегда будешь считать меня безмозглой и глупой девчонкой, которая ни на что неспособна, да?
А Рен, побеседовав с мужчиной, уже лепетал про какой-то план.
- Какой план? Что значит – наебать? – но разве кто-нибудь мне объяснит в чем дело? Конечно нет, я баба, мое место на кухне, и вообще, не лезь, и я сам все сделаю. Рома поднимается в свой кабинет, а я не выдерживаю, заглядывая в его каракули, где было указано месторасположение ублюдка, что украл мою дочь.
- Отлично, круто, нет, просто замечательно! Ковыряйся там со своим ксероксом, а что должна делать я? Снова молчать и не мешаться? – надоело!
На мои истерики и крики, разумеется, никто не обращает особого внимания. Конечно, это же Бруклин, она всегда орет и матюгается, вечно чем-то недовольная. А мне осточертело такое отношение, хватит с меня, я не тупая дура, и я сама смогу спасти свою девочку.
Над камином, за картиной, я забралась в сейф, выуживая от туда пистолет Рендала, так, на всякий случай, вдруг кому то понадобиться напасть на нас среди ночи. Проверяю наличие патронов, прячу оружие у себя за пазухой, судорожно списываю адрес себе на тыльную сторону руки и молниеносно выхожу из дома. В гараже нахожу свою машинку, красную, мраки которой я не знаю, но Рома, покупая мне ее, сказал «и такая сойдет». Сажусь за руль, и нажимаю на педаль, рванув с места и отправляясь по указанному адресу.
Кажется, это какой-то магазин, так может этот ненормальный – какой-нибудь продавец мороженного? Всегда меня пугали эти мужчины с пушистыми усами, и я не разрешала Джоан подходить к этим фургончикам близко. Мало ли что. И сейчас мое воображение рисовало мне страшные картины, я наконец притормозила у супермаркета, выпрыгивая из салона и отправляясь сразу же к продавцам. Сую молодому мальчишке, рыжему, с большими ушами, как у меня, фотографию своего ребенка под нос.
- Ты видел эту девочку?
Мальчишка заикается, хлопает ресницами, видимо, не понимая толком, чего я от него хочу.
- Этого ребенка, это моя дочь, ты ее видел?
- Они были здесь минут десять назад, с каким-то мужчиной. Ваш муж? Они были на темно-синей бмв, девушка, отпустите мой ворот.

+3

10

Было в Бруклин Рей Джордан кое-что, что меня всегда раздражало. Даже годы не искоренили в ней дурацкую привычку все делать по своему. Вот и сейчас, вместо того, чтобы выслушать мой, как мне казалось, удачный план, она начинает пороть горячку. Я хотел распечатать одну из купюр на ксероксе, упаковать лже-наличность в кейс и отправится к похитителям: получить свою дочь и смотреть им в глаза. Вряд ли они придут лично, скорее всего приехал бы курьер или непосвященное лицо, но Джордан… У нее на все свой взгляд! В том числе и на то, кто в нашей семье главный. И все бы ничего, я многое терпел, на многое закрывал глаза, относился снисходительно к ее безумным выходкам, но в этот раз дело касалось Джоанны, и такие необдуманные действия будут нам дорого стоить.  Я не думал, что Рей осмелится куда-то пойти без меня, поэтому на ее возмущения не отреагировал, намереваясь пойти в наш домашний кабинет и начать выполнение плана.  Когда из коридора послышался мощный хлопок дверью, до меня дошло, что дело не ладно, а когда я не обнаружил в комнате Рей, то понял, что она ко всему решила заняться самодеятельностью.
Обозлившись, я схватил с кушетку свою куртку, накидывая на плечи и вылетая во двор. Гараж был открыт, красной рено в нем не наблюдалось. Мои руки произвольно сжались в кулаки, пока я мысленно проклинал своенравную Бруклин. Куда она поехала? Телефон снова завибрировал, и я только сейчас понял, что так и не выпустил аппарат из своей руки с момента первого звонка.
Почему мы так и не научились слушать друг друга, смотреть в одном направлении, а не воевать? Если бы я умел слушать ее и действовать так же быстро, по зову сердца, а она могла хоть иногда притормозить и уступить дорогу логике – из нас бы вышел слаженный тандем.  Снова взгляд на вибрирующий телефон. Мне так не хочется читать сообщение, но палец уже скользит по сенсорному монитору, открывая послание. Как я и предполагал, в нем не было ничего хорошего. Лучше бы мне всю жизнь писал только оператор.
«Я же предупреждал, без глупостей». И тут бы впору поставить смайлик, который будет говорить о настроении злоумышленника, но стояла только конкретная и четкая точка. Сердце сжалось в грудной клетке и стало бить чаще, руки вспотели, когда я положил их на руль, а затем повернул ключ зажигания. Куда ехать? Что это значит, что будет с Джоан? Я стал набирать номер Рей, чтобы ее остановить, пока она не наделала глупостей, но телефон отвечал мне чередой длинных гудков.
- Фак! – Слетело с моих губ, я выехал со двора. Мы живем за городом, я не знаю, куда можно поехать, не знаю. Неподалеку стоял фургон, где добродушный продавец за несколько центов угощал детей  мороженным самых разных сортов. Иногда мы с Джо возвращались домой вместе, и если было еще не очень поздно, я сворачивал к этому фургончику, останавливался, здоровался с продавцом, покупая для нас с дочерью по рожку ванильного мороженного. Рей недолюбливала этого усатого мужчину, и мне казалось, что совершенно несправедливо. Сейчас около фургончика было тихо, но что-то показалось мне ненормальным, руки сами повернули руль в нужном направлении, когда я разглядел около железного, но тщательно выкрашенного в разные цвета трейлера хрупкий силуэт своей девушки.
По тормозам, дверь заклинило, я с силой дергаю ручку, понимая, что просто забыл снять блокировку, вырываюсь на свежий воздух, хватаю ее за плечи.
- Что ты делаешь? При чем тут он? – Мои нервы были на пределе, вся эта ситуация принимала серьезный оборот.  Вырываю из ее рук фото Джоанны, крутя пальцем у виска.
- Ты что, собралась искать ее по фотографии? Ты не понимаешь, что нашу дочь похитили?
- Я видел, как машина поехала туда, - крякнул паренек, стряхивая руки Джордан со своего воротника. Я проследил взглядом за его указательным пальцем, но синей машины там не было. Была небольшая стоянка нашей «деревни», как я называл ряд частных коттеджей. И вряд ли злоумышленник привез дочь к нашему дому, хотя если подумать, мы отъехали достаточно прилично.
- Он сказал в ресторан, чего ты пристала к парню?  Verstanden?* - Дергаю Рей за руку, чуть ли не насильно усаживая в свой автомобиль.
Не оставив пути к отступлению, я снова заблокировал двери, одаривая Рей обиженным и рассерженным взглядом – взрослая девушка, а ведет себя, как эмоциональная курица.
Оставшийся отрезок пути мы пролетели по шоссе, затем небольшая пробка и теперь мы почти в центре города. Не помню точно, где находится ресторан с пафосным, и одновременно таким неаппетитным названием «Алая роза». По мне, так можно было назвать похоронное бюро, а для высокой кухни благозвучнее «Золотая антилопа».  Бруклин разомкнула губы, указывая мне в нужную сторону, на этом мы сэкономили еще несколько драгоценных минут. Фальшивых денег, как и настоящих с собой у нас по понятным причинам не было.
Паркуюсь неподалеку от заведения, но не спешу выходить. Какого же мое удивление, когда через де минуты я вижу, как мимо проходит довольно крупный мужчина, держа за руку нашу дочь. Не нужно со мной спорить, своего ребенка я не спутаю ни с какой другой белокурой девочкой, потому что Джоан совершенно особенная. Дергаю Рей за руку, заставляя остаться на сидении. Если мы выскочим сейчас, то спугнем мужчину, нужно понять, куда он тащит ребенка. По крайней мере он не бьет ее, не морит в закрытом помещении и со стороны казалось, что у незнакомца разыгрался родительский инстинкт и наша дочь стала для него живой игрушкой.

* - тебе понятно?

офф:

Детка, скоро мы тебя спасем; )

+2

11

- Че надо, че надо, шоколада!  Деньги гони, сто тысяч евро, - дядя продолжал кому-то угрожать по телефону. Услышав такую сумму, я уронила мишку из рук и удивленно посмотрела на него. Вот это уборщик! Насколько я поняла, он украл чью-то дочь и требует за нее целое сокровище. Да… Мои родители с ума бы сошли, если бы меня украл какой-то бандит и требовал такие гигантющие деньги. Бандит достал сигарету и круто стал зажигать ее серебряной зажигалкой, видимо, воображая себя брутальным. А сам-то даже зубы не чистит! Дядя стал пускать дым в открытое окно. Ну и вонь! Чтобы чем-нибудь себя занять, я стала пытаться застегнуть ремень безопасности. Я же теперь не в детском кресле сижу, а на переднем сидении! Ремень щелкнул и я почувствовала себя мега-взрослой. И вовремя же я это сделала! Дядя что-то увидел в зеркале заднего вида и, буркнув слово, которое взрослые называют запредельно плохим, кинул сигарету и резко нажал на газ. Я бы сейчас полетела вперед, но ремешок, не смотря на то, что он был велик мне, защитил мою голову от удара. Настроение у дяди явно подпортилось. Мы быстро мчались по шоссе, а я безрезультатно пыталась разглядеть, чего так сильно испугался брутальный похититель девочек. Положив локти на руль, дядя стал печатать смс на своем мобильном. Это было страшно – ехать на невероятной скорости, когда водитель авто всматривается в маленький экранчик. Хочу напомнить, что меня до сих пор мучает жажда. Дождавшись, пока бандюга оставит в покое свой телефон, я повторила:
- Я хочу пить… Сильно.
Дядя проигнорировал мое заявление, но все-таки о чем-то задумался. Возможно, мне что-то перепадет. Не прошло и десяти минут, как мы остановились на какой-то стоянке. Я схватила своего мишку и предприняла попытки отстегнуть свой ремень. Это оказалось сложнее, чем застегнуть. Бандит же вышел из машины и направился в мою сторону. Открыл дверцу и легким движением руки нажал на какую-то кнопку, после чего ремень снова разорвался на две части. Затем он грубо вытащил меня из авто и поставил на  ноги. Я же вынула из машины своего большого мишку. Дядя взял меня за руку и мы зашагали в сторону какого-то здания с названием… Эм… Ал..ая.. Ро…за. Алая роза. Что такое "алая"? Дядя взял у меня мишку, так как я медленно ковыляла из-за того, что приходилось тащить этого гиганта по земле. Я с любопытством оглядывалась вокруг, когда заметила знакомую машину. Да это же наша! Или нет… Много таких машин есть, но эта была жутко похожа на нашу. Я бы ее получше разглядела, но дядя потащил меня за здание ресторана. Мы прошли еще немного и вскоре оказались у входа в обычную кафешку. Она находилась через дорогу, слева от ресторана. Стены забегаловки были стеклянными, благодаря чему я могла смотреть, не появятся ли мои чудо-родители, которые ходят по ресторанам, пока их маленькая дочь мучается в обществе недалекого тирана. Жаль только, что здание загораживало мне вид на стоянку, где стоял черный бентли. Дядя кинул свою куртку на вешалку, стоявшую возле стола, упиравшегося прямо в стекло. Это было на руку мне, агенту под прикрытием, разыскивающему своих напарников. Возможно, этот мужчина тоже наблюдает за стоянкой… Хм… Подозрительно… Весьма подозрительно… Мишка тоже полетел под вешалку. Я долго вылезала на высокий стул, показавшийся мне еще выше, чем гора Мак-Кинли. Но, приложив гигантские усилия, я усадила свою попу на деревянную сидушку. Дядя взял прозрачную пластиковую штуковину, внутри которой была всунута бумажка с меню. Меню было небольшое, только напитки и закуски. Мне тоже хотелось рассмотреть красочную бумажку с изображениями ковбоев, но дядя был настолько жадный, что ему было жалко какую-то бумажку. Хотя он почти обладал сотней тысяч евро. Это наверное больше, чем миллион! К нам подбежала молодая девушка.
- Что будете заказывать? – вежливо протянула она.
- Я бы заказал тебя, детка! – улыбнулся похититель девочек. Фу, он что, ест людей?! Я невольно скривилась от этой мысли.
- Увы, здесь вы можете заказать только напитки и еду, - потушила девушка свою любезную улыбку.
- Тогда, пожалуйста, стакан текилы, - сказал дядя. Судя по улыбке, в мыслях он уже ел эту официантку. Я недовольно покашляла. Это я тут хочу пить!
- А, нуда, - вспомнил мужчина. – Стакан воды еще.
- Сэр, у нас нет воды… - удивленно покосилась она него. Затем повернула голову ко мне и с улыбкой добавила: - Зато у нас есть соки! Томатный сок – 1,5 доллара, все остальные – 2 доллара.
- Апельсиновый, - попросила я, улыбаясь доброй официантке.
- Ого, как дорого! Томатный, - перебил меня жадный дядя.
- Я не люблю томатный. Его вообще никто не покупает, - пожаловалась я, моля глазами тетю о пощаде. Она словила мой взгляд.
- Но сэр… - заступилась она, боязливо поглядывая на столь сильного мужчину, - Вы что, не любите вашу дочь?
Я от удивления отодвинулась от стола, широко раскрыв глаза. Дядя отвращено поднял верхнюю губу, но затем, с иронией в голосе, ответил:
- Просто обожаю!
- Тогда… Мм… Я пишу "апельсиновый"? – официантка хотела побыстрей сбежать от такой странной парочки, как мы.
- Пиши, - кивнул мужчина и проводил тетину попу взглядом, пока та покидала нас. Потом он вернул взгляд ко мне, - Ведь ты сделаешь меня безумно богатым.
Я опустила взгляд вниз. И все-таки работникам психбольницы нужно тщательнее следить за жителями Сакраменто. Девушка принесла нам сок и текилу очень быстро. Еще быстрее она ушла. Я обхватила губами разноцветную трубочку, испытывая незабываемое наслаждение. Именно ради этого нужно хоть иногда испытывать жажду. Ибо ты никогда не узнаешь того блаженства, когда сделаешь первый глоток. Но особо много глотков я сделать не успела. У дяди пиликнул телефон. Прочитав смс, он бросил свою текилу и стал вглядываться в окно. Что, опять бежать куда-то будем?

Отредактировано Joan Andrews (2013-01-27 14:15:07)

+1

12

Каждая клеточка моего тела замерла в ожидании. Я ждал, что незнакомец зайдет в ресторан, что на мой телефон снова посыпятся угрозы, но ничего не происходило. Мы так сидели минуты две, время тянулось, словно резина, и я подумал о том, что не стоило медлить. Переглядываюсь с Бруклин – в глазах девушки испуг и растерянность, я знаю, что плана действий у нее нет.
Решительным жестом достаю из кармана телефон, чувствуя, что то вибрирует. Номер в этот раз определен.
«Ответить»  - мои руки дожат, я волнуюсь. Вдруг за время ожидания с Джоан что-то случилось?
«Я привез деньги» , а вот теперь, после того, как роковое сообщение отправлено, нам совершенно точно нужен план. Лучше сделать вид что я пришел один, тогда ненормальный не доберется до Рей. А вдруг он вооружен? А вдруг у него конкретный несогласуй с психикой?
- Посиди здесь, - киваю в сторону сидения, на котором сидит Джордан, забирая из ее рук пистолет, который она так и не удосужилась спрятать. Не удивлюсь, если она уже успела потрясти оружием перед лицом того самого рыжего парнишки около трейлера с мороженным.
- Дай мне, - провожу ладонью по стальному холодному черному покрытию и захлопываю дверь, оставляя девушку внутри прогретого салона. – Если что,  - наклоняюсь к чуть приоткрытому окну, продолжая:
- Не медли, заводи машину и отправляйся домой. Ты все поняла? – Она кивнула. Мнимое согласие вовсе не означает, что Рей все поняла и будет делать так, как я приказал. Пока пистолет не снят с предохранителя, он практически безопасен, но в нем совершенно точно есть патроны, и я надеюсь на то, что они мне сегодня не понадобятся, потому что за свою дочь я и убить могу, это не шутка.
Шаг, второй, третий, сильнее стучит сердце, холодеют руки, пока я миную расстояние от автостоянки до крыльца ресторана.
Меня по прежнему не покидает чувство тревоги. Я не знаю, с чего начать? Открыться и пойти на контакт с похитителем, или устроить разборки с пальбой без лишних предисловий? Разыграть спектакль, что мы принесли деньги и вручить мужчине пустой кейс, или же сразу сказать, что прогибаться и поддаваться шантажу я не намерен. Как быть, как? Я следил  за тем, как негодяй тащил мою дочь в сторону непонятного заведения.
Прошло несколько минут, к моему удивлению, Рей не выпрыгнула из машины, не схватила меня за руку, стеная о том, что нас всех сейчас убьют и она желает пойти первой на верную смерть. Облегченный выдох – спасибо, Бруклин, за то, что не мешаешь и ведешь себя разумно.
В голове я методично прокручивал несколько вариантов того, как сложится эта история, если сейчас я скажу мужчине, что пришел. Достаю из кармана телефон, выбирая в списке сообщений последний определившийся номер – он то мне и нужен, запоминаю. Позже я обязательно доложу в полицию, если сам до этого не набедокурю.
Выхожу из-за укрытия, медленно шагая в сторону ресторана, сжимая под  курткой  холодную сталь оружия, уже снятого с предохранителя. Из затасканной кафешки выныривают две фигурки, мужик, на первый взгляд он мне совершенно незнаком, позади, держа его за большую размашистую руку, стоит моя дочь. Махаю Джоан рукой, но мужик не дает ребенку ступить и шага, выплевывая изо рта на асфальт не потушенный окурок.
- Деньги принес? – Хрипит мужчина достаточно громким голосом.
- Может не здесь? – Ловко бросаю в ответ я.
- Давай зайдем за дом, - наш словесный поединок продолжается.
- Хорошо, - в руках у меня пустой, небольшой черный чемодан, который по счастливой случайности оказался в нашей машине. Не такой, в котором обычно носят перетянутые тугой резинкой деньги в фильмах-боевиках, а потертый и больше похожий на сумку для ноутбука. Кажется, очень давно, когда ноутбками еще пользовались, я так и переносил технику.
Я приближаюсь в дочери и незнакомцу хмуря нос от резкого запаха дешевого табака.
- А жена твоя где? – Удивленно поднимаю брови, чувствуя, как мое сердце колотится все быстрее и вот-вот выпрыгнет из груди. – Она не приехала, опрашивает соседей у дома.
Ложь, наглая и беспринципная, Рей сидит в машине на стоянке, должна сидеть.
Как только мы оказываемся вне зоны видимости прохожих и прочих любопытных глаз, я крепко сжимаю локоть  похитителя, заламывая ему правую руку за спину. Наверняка, такой дерзости от простого предпринимателя, как я, никто не ожидал.
- А по еблу?  Паскуда ты, чтобы к моему ребенку на пушечный выстрел не… - Договорить мне было не суждено, так как мужчина взбрыкнулся и лягнул меня ногой, не смертельно больно, но ощутимо, я растерялся и ослабил хватку. Второй рукой я по прежнему сжимал пистолет под черной курткой. Пора показать оружие.
Холодное и твердое дуло плотно упирается в бок этого малоприятного типа. – Отпусти мою дочь, - произношу медленно и четко, наклоняясь к его уху. Тот разжимает пальцы – Джоанна свободна. – Детка, - что бы ей сказать? До стоянки далеко, дорога тут, она может попасть под машину. – Взрослые решают свои дела, - никакого киоска и людного места в поле нашего зрения не было. Позволяю ему вырвать из своих рук сумку, в ней что-то лежит, не помню уже что, но явно не пол миллиона долларов. Может быть какие-то старые и утратившие актуальность документы.
Прямо на глазах у дочери между нами завязалась перепалка, незнакомец извернулся, хватаясь рукой за пистолет и пытаясь у меня его обобрать, я же, опешив от такой великосветской наглости, просто не отпускал рукоятку. Ствол чудом не выстрелил. Раздался вой сирен, но мы, увлеченные нашей схваткой, не сразу поняли это.
- Всем стоять, руки за голову, - раздались голоса и я увидел за нашими спинами служителей закона. Быстро выпускаю оружие из рук, поднимая их и смыкая в замок на затылке, становясь спиной к полицейским.  Не представляю, что сейчас испытывала Джоан, став свидетелем этого зрелища. Надеюсь, она не поняла всей серьезности ситуации и не испугалась.
- Кто из вас Эндрюс?
- Я, - подаю голос, крутя головой. – Вас ждет жена. – Похититель, сжимавший в одной руке пистолет, а в другой кейс, хотел дать деру, но к нему резко подскочили полицейские. Бах, раздался выстрел, крики, я подбежал к дочери, толкая ее на асфальт и накрывая сверху. Не знаю, что произошло, но, кажется,  мужчина начал стрелять, и попал в одного из копов.

Через  двадцать минут все кончилось, преступника связали и затолкали в машину, оказывается, он уже был в уголовном розыске за неумелые махинации с деньгами. Я отряхнул руки от дорожной пыли, поднимаясь на ноги, и поднимая Джо.
- Ты как? – Улыбаюсь, обращаясь к малышке, когда та оказалась у меня на руках.Оборачиваюсь, вижу, как убирая волосы со своего лица и сопротивляясь потоку ветра к нам спешит Бруклин. Внутри меня все ликует, от чего то мне стало так радостно, волнение прошло, я ощутил гордость за себя и свою семью.
Но дома я обязательно прочитаю дочуре лекцию о том, что не нельзя общаться и так непосредственно себя вести с незнакомыми людьми. Если кому-то нужна помощь, не надо учить ребенка отказывать, нужно учить его обращаться за помощью к другим взрослым.
- Джоанна, вы знаете, что дома вас ждет серьезный разговор. И никакого печенья еще три дня! – Прижимаюсь щекой к маленькой и теплой щеке ребенка. Все таки дети, сколько бы они не натворили бед, это счастье. Суметь бы еще это счастье уберечь.

+1

13

Взгляд бандита был устремлен в окно. Я стала пристально вглядываться туда же. Ну почему я никого не вижу? Я бегала взглядом по всему виду, который мне открывался. Боже, да это же папа! Где-то из-за угла медленно шагал к кафе мой родной папка. Почему-то у него было взволнованное лицо. Ну конечно он волнуется! Сейчас я ему прочитаю лекцию! Я быстро соскочила со стула и побежала к выходу, но тут меня что-то остановила так резко, что мои коленки подкосились. Дядя вдруг стал еще злее. Он схватил меня за кофту! Во рту торчала сигара, угрюмые брови опущены, его рука обхватила мою. Что он вообще от  меня хочет? Почему все такие серьезные? Мы медленно пошагали к выходу. Двери отворились. Увидев своего родителя по-новому, не через толстое стекло, я обрадовалась еще больше. Папа машет мне рукой! Я растянулась в широкой улыбке и попыталась рвануть в его объятия, но рука, сжимавшая меня, не давала двинуться с места.
- Деньги принес? – прокричал дядя у меня под ухом. Какие еще деньги?
- Может не здесь? – спросил папка. О, нет, папуль, давай здесь, и быстренько уедем домой. Может, я успею посмотреть какой-нибудь мультик. 
- Давай зайдем за дом, - предложил мой спутник. Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?
- Хорошо, - согласился папа, шагая в нашу сторону. Ура, Ура!
- А жена твоя где? – спросил мужчина, видимо, про мою маму.
Она не приехала, опрашивает соседей у дома, - ответил папа. Мама и соседи разговаривают? Да если бы соседи узнали, от какого дома доноситься больше громких звуков, чем от всех коттеджей вместе взятых, то они бы давно выжили нас из городка.
Мы зашли за угол дома. И что мы здесь будем делать, а? Вдруг папа кинулся на этого дядю, говоря не очень красивые слова, но, видимо, пытаясь защитить меня. Дядя ударил моего папу в ответ, больно сжимая мою руку. Это очень страшно! Почему мой папа дерется с эти гадом? Я сжалась, поджимая руку ко рту. И тут моя папа вытянул пистолет. Самый настоящий пистолет! Такой, как в фильмах показывают. Достаточно нажать на кнопку, и человек усыпает… И больше не встает… Оружие уперлось дяде в бок. Конечно, победа в руках у папы. Если дядя не будет слушаться, то уснет, а мы с папой уедем домой. Думаете, что боятся нечего? Значит, вы никогда не держали за руку человека, который сейчас уснет навсегда. Меня охватило оцепенение. Я замерла, уставившись на своего папу. Он же не убийца, правда?
– Отпусти мою дочь, - выговорил папа искаженным голосом. В горле застрял ком. Я испуганно перевела взгляд на дядю. Тот разжимает пальцы – моя недвижимая рука опустилась вниз.
– Детка, - обратился папа ко мне, – взрослые решают свои дела.
Как-то совсем не успокаивающе прозвучали эти слова. Я могла зайти в кухню и увидеть, как мои родители кидают в друг друга кухонные ножики. Я бы испугалась, а папа сказал бы: "Детка, взрослые решают свои дела". Значит, взрослые опять совершают поступки, не поддающиеся нашей детской логике. Эту фразу можно заменить другой: "Ступай в свою комнату". И я бы развернулась, унося ноги в комнату. Но поверьте, сейчас была не та ситуация, когда можно просто уйти в свою комнату. Я сделала два маленьких шага назад, чуть не споткнувшись об ровный асфальт. Это все. Эти движения были самым большим, что я была в состоянии сделать. Ладони сжались в кулачки, растрепанные волосы спадали на лицо, глаза испуганно бегали по двум мужчинам.
И тут они снова начали биться. Биться за пистолет. За право уснуть навсегда. Мне не хотелось, чтобы кто-нибудь из них уснул. Я просто хотела посмотреть мультики. Как бы хотелось, чтобы этот маленький, но очень опасный пистолет просто исчез. Тогда бы всем было хорошо. Я нахмурила лобик, а в глазах все расплылось. Конечно, я заплачу. Я была уверенна, что заплачу. Но этого не произошло. Видимо, я была слишком напугана, чтобы заниматься такой ерундой. Говорят, что у детей характер их родителей. Мой характер, конечно, был очень похож на характер моей мамки. Это означает то, что я бы сейчас рванула разнимать бьющихся, если бы мною не овладело оцепенение. Я очень боялась за папу. Я не хочу, чтобы он спал.
Внезапно звук сирен прервал битву. Я уставилась на белую машинку, подъехавшую к нам. Столько надежд я положила на нее, и вот – спасение. Ярко красные с синим блики заслепили глаза. Я сморщилась, пытаясь что-то разобрать. Но тщетно… Крики, удары, плывущий перед глазами воздух… Выстрел. Что-то сбило меня с ног. Кто-то уснул, возможно, я. Я закрыла глаза. Просто не хотела ничего видеть.
Крики становились громче. Значит, я не сплю? А кто же тогда? Звуки сирен отдалялись. Я открыла глаза, увидев перед собой любимого папку. Он поднял меня с земли. Я поспешила оторваться от нее побыстрее, запрыгнув папуле на руки. Я руками и ногами вцепилась в него, боясь опять потерять, и прижала лицо к его плечу. Так хорошо… Теперь все хорошо. Все кончилось. Я в безопасности. Никогда не слезу отсюда. Знаете, бывает такое чувство, будто ночью, когда пошел попить воды, за тобой крадется чудище. Фантазии, конечно, но ты со всей скоростью запрыгиваешь в кровать, прячась под одеялом. Глупость, конечно, это всего лишь одеяло. Но ты чувствуешь себя в безопасности. Так вот… Все это чушь! В объятиях родного человека не страшны ни чудища, ни бандиты. Особенно, если это твой папа.
Сердце перестало выпрыгивать из груди. Комок пропал из горла, я снова чувствовала себя в безопасности. Под конец, конечно же, нужно было заплакать, но зачем? Все уже прошло. Сейчас было бы глупо это делать.
- Ты как? – заботливо спросил мой защитник.
- Нормально, - оторвав лицо от плеча, ответила я хоть и весело, но таким голоском, будто только прекратила реветь. Несправедливо, правда? Я же не плачу.
И тут появилась мама. Обрадовавшись встрече с папой, я вовсе забыла про ее существование. Стыдно это, забыть про маму. Ее волосы развевались на ветру. Сейчас мама была похожа на супергероиню. Такую, которая была бы идеальной парой для такого супергероя, как папка. Я, не слезая с рук отца, приняла ее в объятия. Этот запах, мамин запах… Не сравниться ни с каким другим. Я закрыла глаза, испытывая невероятное наслаждение - быть рядом с ними. С любимыми родителями. Разве это не счастье?

+2

14

Сейчас я была настолько выведена из состояния покоя, что совершенно не понимала, что происходит вокруг. Я только напугано хлопала ресницами, совершенно не отражая и не воспринимая серьезно все слова Рендала. Что он говорит, что он от меня хочет? Неужели вместо того, чтобы бросаться грудью на нашего обидчика, в попытках отвоевать у него свою дочь, я должна сидеть в машине и преданно ждать? Он издевается? Все мои родные и близкие прекрасно знают о моем темпераменте, о моей натуре параноика, и оставить меня одну в машине наедине с собственными мыслями и страхами… Для меня это наравне с самоубийством.
Но я лишь согласно киваю головой, позволяя Роме уйти, надеясь, искренне надеясь, что я смогу оправдать его доверие и уверенность во мне. Я просто посижу в машине, буду переживать и надеяться только лишь на хорошее. Сейчас мой любимый зайдет в кафе, они поговорят с грабителем, и наша доченька, наше светловолосое сокровище снова окажется в маминых руках. Не представляю, как все это выйдет на практике, но пока мое воображение усиленно пыталось рисовать мне только яркие и солнечные картинки. Вот моя малышка несется ко мне со всех ног, гордый и довольный собой Рендал идет следом, они оба улыбаются и мы больше ни секунды не вспоминаем о том страшном дядьке, что посмел разлучить нашу сестру.
Но одно дело воображать и совершенно другое – видеть все на практике.
Мои родные, я видела как они прошли в сторону каких то зданий, как мужик с силой тряхнул мою дочь за руку, и каюсь, в этот момент я еле сдержала себя чтобы не рвануть с места и не оторвать этому уроду голову. Но я обещала, и в кой то веки пыталась сдержать его, ведь от моего поведения, от моих поступков зависела жизнь моей дочки, моего мужчины, жизнь и будущее моей семьи.
Это было невыносимо. Казалось, время остановилось, и я потеряла ему счет, настороженно не спуская взгляда с того самого закоулка, за которым недавно скрылись Эндрюсы. Что там происходит? Почему они так долго? А если их убили? Если Рендалу не удалось поговорить, не знаю, вбить в голову тому идиоту, что нас лучше никогда не трогать… Вдруг обидчик оказался сильнее?
И тут в моей голове что то предательски щёлкнуло. Нет, я не собиралась выскакивать из машины и на бегу орудуя вилкой нестись в сторону того закоулка. Нет, хотя я и могла. Я судорожно копалась по карманам, наконец выуживая от туда свой мобильный, набираю короткий и всем известный номер, судорожно кричу в трубку.
- У меня украли ребенка! Нет, я не хочу писать заявление, мы его уже нашли! Моего мужа убивают, куда мне нужно подъезжать? Это вы должны ехать сюда! – Скомканный и несерьезный с первого взгляда разговор наконец принял более серьезную форму. Я кое-как смогла объяснить полицейским, чего я от них хочу, а в тот момент, когда я упомянула, что лучше бы позвонила Шерон, копы сразу быстренько собрались и уже через две минуты были на месте.

Я неслась в сторону своей семьи совершенно не глядя по сторонам, упрямо сопротивляясь колючему ветру и сталкивая с дороги случайных прохожих.
- Джоан, детка! – буквально за секунду я оказываюсь в объятиях своих родных, моя маленькая девочка тут же зарылась носом в мои лохматые волосы, прижималась к нам так, словно не видела нас больше месяца. А я… Я лишь отчаянно обняла малышку за румяные щечки, покрывая каждый миллиметр ее личика поцелуями.
- Моя девочка, я так переживала. Все хорошо, тебя никто не обижал? – в этот же момент Рендал заикается о печеньях и показывает вновь что он, якобы, в семье главный, за что тут же получает от меня слабый щелчок по носу. – Не будь занудой, она столько пережила. Давай пойдем в твой любимый магазин конфет – каюсь. Я этот магазин, кажется, любила больше – и купим тебе самую большую конфету. А потом мне. А папе купим целебный эликсир из магазина напротив. Успокоить нервы, да?
Так мы и отправились в сторону нашего автомобиля. Эндрюс не спускал с рук Джоан, я обнимала их обоих за плечи, словно переживая, что их снова кто-то у меня отнимет, и думала о том, что я все-таки чертовски довольна тем, как сложилась моя судьба. Пусть я до сих пор не покорила мир музыкальной индустрии, пусть мы не зарабатываем миллионы, пусть мечта Рендала переехать в большой город так и не осуществилась, это же все такая ерунда. Вместо этого у нас есть гораздо большее, у нас есть мы и наша маленькая и озорная девочка, за которую и для которой мы способны практически на все.

*конец!*

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - Дорогой, где ребенок?