Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Собрать себя заново в десять раз сложнее, чем рассыпаться на куски.


Собрать себя заново в десять раз сложнее, чем рассыпаться на куски.

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

http://s3.uploads.ru/ufA6y.gif
Участники: Чарли, Кристо и Ко
Место: разные, в основном Госпиталь св. Патрика
Время: начало с 15.01.2013
Погодные условия: будут меняться. В основном моросит дождь не переставая
О флештайме: Не веселый эпизод о том, как люди попадают в аварию, цепляются за жизнь и какую в этом роль играет поддержка друзей и близких.

+2

2

Во вторник небо закрасит краской иссиня красной
И дождь размоет все грани неба, и грани трассы
Заносит солнце, заносит фуры, заносит мысли
Уносит жизни, уносит жизни, уносит жизни © Джек Абатуров

Это должно было быть простым и совершенно обыкновенным дежурством. Очередным, из множества, которые Феникс отдежурил за все свое существование не единожды. Это просто были очередные сутки, во время которых одному из команды просто не везло. Этим кем-то оказался я. Поразительно но факт, сегодня у меня все выходило отвратительно. Утро наступило слишком рано, случайно чуть не задавил Зевса, за что тот самым натуральным образом отомстил нассав мне в ботинки, кофе оказался обжигающе горячим, а сахар совсем не сладким, рассыпалась соль. В добавок пришлось убить двадцать минут на объезд ремонтников, которых угораздило начать ремонт дорожного полотна с утра по раньше. А по этой дороге езжу на работу я. В общем, пришел я на базу не в духе, хотя тщательно это маскировал за шутками и анекдотами. Друзья простили меня за то, что я безбожно опоздал, за что я обещал всем обед за свой счет, что значило что я проведу весь день на кухне в качестве повара, за исключением времени на выездах, конечно же.
Жизнь вроде даже налаживалась, пока мы не выехали на вызов, и я чуть не отдавил себе ногу гидравлическими ножницами. Все отшутились, что такое бывает, и забыли. Потом на базе я чуть не лишился пальца, пока резал овощи, и меня не прогнали с общей кухни, сказав что обед с меня по любому будет, скажем на следующее дежурство. Арчи решил, что я не выспался и все еще пребываю в состоянии "я женат, и мысли мои лишь о жене", Дэнс что-то бубнил о нехватке внимания, Джесс просто пила свой кофе и держала свои мысли при себе, а Миша... Миша просто делал вид, что так все и должно быть. Великий человек. Словом, сутки прошли под эгидой "Кросс, растяпа, уйди с дороги" было даже как-то обидно что ли. Не то, чтобы я специально все так делал. Просто вот не задались сутки и все тут. Всяко бывает.

***
- Кристофер Кросс! Какая встреча! - раздалось почти из за угла нашего штаба, когда я выходил из здания. По "счастливой" случайности, я возвращался на работу за ключами от мотоцикла, и сейчас был один, поэтому заявить что "прости, душка, мне пора, друзья и коллеги ждут" не выходило. А жаль. Тем более, что голос принадлежал Натали Холмс. А ее я технически не любил, если не сказать большего.
- И тебе жить лет восемьдесят. Каким ветром тебя сюда задуло? - не совсем дружелюбно, но и не зло выдал я, улыбаясь максимально нейтрально.
- Да так, решила поздравить тебя с таким событием. Дай думаю скажу это лично, а то ты явно добавил мой номер в список тех, кого не хочешь слышать, - мисс Холмс светилась ядом, оптимизмом и проницательностью. А еще она уже обнимала меня и целовала в щечку. - Это такое событие! Даже не знаю как тебя поздравить, - улыбаясь выдала рыжая. Не знай я ее по лучше, решил бы, что она и правда рада.
- Можно коротко и лаконично и обойтись без подарка, - я аккуратно снял ее руки со своих плеч. А Натали уже перехватив мою левую ладонь пристально ее рассмотрела.
- А ты шалун. Женился, охамутал бедняжку, а кольцо не носишь. Изменяешь небось ей с какой нибудь дурочкой, - ядом пела Натали и улыбалась так, что становилось тошно. Я не сдержался, закатил глаза.
- Нат, не меряй всех по своему образу. Я то не изменял любимому человеку сразу после того, как он сделал мне предложение, - выдал достаточно холодно, смотря прямо ей в глаза и параллельно этому расстегнул куртку. подцепив цепочку, которую стал носить всего недавно, я вытащил ее на свет. На тонком, но прочном серебре, красовалось мое обручальное кольцо. Я и правда не носил его на пальце, но только потому что боялся потерять на работе. А так, оно всегда со мной, и рядом с сердцем. Надежно. К тому же, Мира была свидетельницей, как я переодел кольцо на цепочку и надел ее. И она одобрила этот выбор сама. - Довольна?
Француженка хмыкнула, но я знал, это значит она признала - этот раунд остался за мной и Масей. Удивительно, но она и правда верила в то, что еще можно что-то изменить, что я могу измениться своему решению, оставить Миру в конце концов. Последнее звучало особенно бредово, учитывая то, что для меня семья и отношения всегда были тем, к чему я относился с достаточным трепетом и осторожностью. Проводив рыжую взглядом, я тихо чертыхнулся на то, что день и правда никудышный, и кинул взгляд на часы - сегодня я должен был забирать Джейми из школы, и просто хотел прикинуть есть ли у меня время поспать и привести себя в божеский вид. Время было, значит можно успеть все.

***
Ремонтники опять стояли на дороге, и притормозив, я вздохнул. Право, неужели нельзя было закончить все за сутки? Получается нельзя было. К тому же начал идти дождь. Ничего особенного в Сакраменто, да еще и зимой, все таки у нас на календаре январь месяц, да просто как-то совершенно не комфортно ехать на мотоцикле в такую погоду. Сцепление с дорогой не идеальное. Но разве это могло остановить? До дома всего-то пол часа пути, на скорости 60 км\час, так что можно потерпеть.
Отпустив забрало шлема, я свернул на перпендикулярную улицу. Мне всего лишь нужно было проехать до ее конца, свернуть налево, там до третьего поворота на право, и выехал бы прямо на улицу, на которой мы живем. Я даже успел подумать, что Мира явно будет недовольна, когда увидит меня немного промокшего. Она вообще не одобряет мои поездки на мотоцикле, и я ее даже понимаю, но ни как не могу пересадить себя за руль автомобиля. Вот лет через пять, вполне возможно что заброшу любимый мотоцикл, и капитально засяду за руль, но пока что мне как-то слишком комфортно в седле.
Я продолжал свой путь, совершенно не превышая скорости. Но судя по всему неудачи на сегодня не закончились, и испытания тоже. Я не знаю, откуда и когда успел этот человек появиться, но в десяти метрах от моего мотоцикла, а я несся на них со скоростью 59.5 км\час, возникла фигура беременной женщины и рядом с ней ребенок лет пяти, максимум. На чистых рефлексах, не успев даже подумать и оценить риск, я успел наклонился влево, уводя мотоцикл от столкновения на встречную полосу движения, и пролетел мимо возникшей преграды. В голове успела пронестись мысль о том, что пронесло, а через секунды я уже слышал визг тормозов и оглушительный клаксон. Чистое невезение. Мотоцикл несся на встречу джипу. Уйти от столкновения было разумным, но мозг выдал словно приговор - шансов на успех ноль. Оставалось только выжать тормоза, и смягчить удар, или хотя бы постараться это сделать. Удар, полет, встреча с асфальтом.
От удара из легких вышибает воздух, остается только тупая горячая боль где-то в легких и невозможность вздохнуть, окутывающая сознание вязкой марлей, в которою тянет провалиться по самое не балуй. Но это длится лишь до тех пор, пока воздух жаркой волной не прорывается в твои легкие, неся с собой еще более сильную обжигающую волну боли, которая, однако, довольно быстро окутывает и все тело, заставляя теряться в желании сжаться в позу эмбриона или наоборот, лежать и даже не дышать, чтобы было менее больно. Тело предпочитает оказаться в объятиях темноты. Последнее, что выхватил мозг эта факт того, что в кармане джинс разрывался телефон мелодией Every Little Thing She Does Is Magic - в исполнении группы The Police, которую я поставил на единственный номер  именуемый Миранда Кросс.

Отредактировано Christopher Cross (2013-01-06 02:05:49)

+7

3

15.01.2013

Работа в госпитале - это уже такая привычность. Нет, я люблю свою работу. Это не какое-то внутренне стремление помогать людям, нести добро, нет. Это желание и возможность доводить дела до конца. Потому что вне работы меня чаще всего как раз не хватает на то, чтобы доводить начатое до конца. А здесь так нельзя. Не отшвырнешь же ты под конец операции иголку с ниткой, не желая завязать финальный бантик на шве. Именно. Нет.
  - Доктор Хантер, Вас ждут в четвертом отделении. - Доктор Хантер... - да слышу я слышу. Ругаюсь про себя и покидаю буфет, в который я только нашел время чтобы заглянуть. Не судьба перекусить сегодня, не судьба. Поспешно направляюсь к лифту, стараясь не представлять что может меня ждать на четвертом этаже. Ибо каждый раз, когда я начинаю думать, ждет меня совсем иное. Выходя из лифта на четвертом, я буквально сталкиваюсь с бригадой, торопящейся в операционную.
  - Куда его везут?! - поспевая, чтобы не отстать выкрикиваю я, еле поспевая за несущимися каталками по коридору. Мне, наверное, чудом удалось узнать на них своего друга. С капельницами, с зафиксированной шеей и ногой.И его везли не ко мне. Не ко мне! Да расшибиться мне прямо о стену в этом коридоре, но я не мог этого допустить. Мой вызов тоже ждать не может, тем более столько, потому что Кросса очень хорошо потрепало. Каково же было мое облегчение, когда Эбби пошла мне навстречу и позволила нам поменяться. Да, я потом получу за это еще ото всех, начиная с самой верхушки - от Маккоя, и заканчивая приемной, где теперь будет путаница до конца операций - где же какой врач оперирует. Но на это все плевать. Получаю от Андерсон слова поддержки и легкий поцелуй в щеку, я готовлюсь к операции, пока бригада готовит Криса в операционной, подключая к нему аппараты и накачивая его наркозом. Всякое бывает.
  - Что произошло? - кричу я из соседней комнаты, пока намыливаю руки до локтей. И меня кратко вводят в курс дела. Несся по мокрой дороге на мотоцикле, выскочил на встречку, встретился с встречной машиной, возможно, перелетел через нее, но от столкновения получил серьезные травмы. Воодушевляет правда? Осталось только унять эту легкую дрожь в руках и надо приступать. Прикрываю глаза, пока на меня надевают одноразовый халат поверх рабочего, мысленно считаю барашков, пытаясь вернуть себе профессионализм и не поддаваться панике за друга. А еще за Миру! Так, отставить! Оставив при себе мысли, что это в первую очередь пациент, я захожу в операционную и включаю Чарли-хирурга.
  - Что с шеей? - нет, я не собираюсь начинать с нее, но узнать все же стоит. - У нас есть подозрения о смещении шейных позвонков. - киваю в ответ, а на лбу сразу же испарина выступает. Так, Кросс, я в тебя верю. И верю, что ты не на столько глуп, чтобы остаться инвалидом. - Внутреннее кровотечение, возможно разрыв селезенки и печени. - теперь уже есть с чего начать, правда? - Сердце, легкие? - не перестаю выяснять то, что врачи в скорой уже успели выяснить, нащупать, определить. - Правое легкое спалось, коллапс, уже дренировали. Пульс и давление не падали, держатся стабильно. - Каждое слово - как хлыстом по оголенной спине. Но надо взять себя в руки. НАДО, есть такое слово!
  А дальше я погружаюсь в работу. Главное - это начать. Сделать первый надрез, попросить у ассистентов зажим, бинт, уточнить еще раз пульс и общее состояние. Возможно, последнее я делаю слишком часто, потому что спустя какое-то время мне начинают сообщать мельчайшие изменения его состояния, когда я уже об этом не спрашиваю.
  Решаю начать с самого простого - с селезенки. Зашивать скорее всего нечего, так что я сразу настраиваюсь на спленэктомию. - Анализ крови взят? Группа? Следите за ... -  на что мне даже не дают договорить и отвечают, что уже все сделано и они на готове и за всем следят. Но я же все ровно переживаю, если этого здесь еще никто не понял! Никто не ошибся, именно разрыв печени и является причиной внутреннего кровотечения. Охх, Криссс, ты мне должен будешь море виски и девочек. Парой седых волос тут точно не обойдусь. Дохожу до печени и моей печали нет предела - вся в клочья. Медленно, шаг за шагом, начинаем удалять ее частички, не представляющие нам интереса. Один за другим, да, прости Крис. Продолжаем, пока от нормальных размеров не остается дай Бог одна пятая ее часть. Не густо, но лучше, чем ничего. Заканчиваем ушиванием поврежденных сосудов, чем, наконец, останавливаем кровотечение.
  Здесь я бы с радостью сказал стоп, снято, но тут так не бывает. Выявив очевидные травмы, мы переходим к обследованию брюшной полости и выявлению прочих возможных травм. Почки, кишечник, желудок, поджелудочная, проверяем легкие, дыхание не затруднено, сердце тоже в порядке. Заканчиваем операцию накладкой добрых нескольких десятков швов. Дальше на очереди у него еще несколько рентгенов и других обследований. Его шеи и ноги. Действовать вслепую - не наш метод.

  Покидаю операционную и усаживаюсь на ближайший свободный стул, чувствуя слабость в коленях и дрожь в руках. Как всегда - волнение меня захватывает с опозданием, потому что там себе дать волю волноваться просто непозволительно. Теперь он стабилен и я могу отложить переживания на полочку и доверить заботу о его переломах другим врачам этой области, свою часть я сделал. Нащупываю в кармане телефон и не слушающимися пальцами ищу в записной книжке телефон Миранды. На том конце будто ждали моего звонка, так как не прошло и пары гудков, как я слышу взволнованный голос подруги.
  - Миранда...
- Чарли! Кристо пропал, он должен был вернуться домой уже несколько часов назад! Места себе не нахожу, ты не знаешь где он? - тяжело слышать ее натянутый волнением голос, но лучше прямо сейчас прекратить ее волнения и позволить приехать сюда. Я смогу ее поддержать и утешить - это намного лучше, чем сидеть дома или просто в неведении.
  - Знаю...

+6

4

Весь вчерашний день у меня ныло сердце. Так неприятно. Я, конечно, совсем молодая и никаких особых проблем со здоровьем, слава Богу, не имею, но вот сердце периодически беспокоит. Может это странно или надуманно, но обычно оно ноет перед тем, как случается что-то нехорошее. Не скажу, что глобальное, но неприятное точно.
Сегодня не происходило ничего удивительного, разве что у любимого утром все валилось из рук. Ну а с кем не бывает, может просто не очень хорошо спал. Зато Зевс получил по ушам за то, что испортил ботинки. Взрослый умный кот, а ведет себя так вызывающе. Не знаю, почему кофе получился таким, а потом еще и соль рассыпалась, но я всячески старалась сонно улыбаться Крису, чтобы его настроение хотя бы чуть-чуть улучшилось. Вряд ли получилось, потому что в итоге стало понятно, что из-за всех этих утренних мелочей время начало поджимать, но я честно старалась разогнать тучки, нависшие над любимым. Хотя на работу все же убежала минут на десять раньше него, перед этим легко поцеловав, как обычно пожелав удачи и попросив не хмуриться.
Несмотря на шпильки, пасмурную погоду, кучу различных папок и постоянно цепляющийся за молнию сумки шарф, а так же на утренние пробки, я успела в редакцию как раз вовремя. Даже решила на минуту состроить из себя суровую бизнес-леди и кинула недовольный взгляд на одну из опоздавших молоденьких девиц, которые с нового года пришли работать сюда. Почему бы и не повредничать немного на правах хорошего и ценного сотрудника. Хотя не спорю, не так уж давно и я была точно такой же неопытной, неуверенной, с широко распахнутыми глазами. Теперь-то перед вами гуру и маэстро журналистики, конечно. Сам себя не похвалишь – никто не похвалит. На самом деле, шучу. Мне еще столько всего неизвестно в этом деле, даже несмотря на ситуации, в которые приходилось попадать из-за своей горячей головы. Представляю, как я тогда напугала Криса, появившись ночью на пороге нашей квартиры вся избитая и едва держащаяся на ногах… Холод по спине от одной лишь мысли. Так не хотелось, чтобы все это видел мой любимый. Но с другой стороны, кто, если не он? Ведь для того и нужны дорогие сердцу люди. Они всегда поддержат и помогут подняться, какой бы сложной не была ситуация. Самое главное знать, что ты кому-то по-настоящему дорог.

Рассказать о том, как я весь день носилась туда-сюда в редакции, как после работы заехала к родителям, поздно вечером бродила по супермаркету, а потом сразу залезла под одеяло и мгновенно уснула? Думаю, это не очень интересно. Сутки без любимого обычно проходят скучно и грустно. Хорошо еще, если я несколько часов провожу на работе, а домой возвращаюсь ближе к ночи, в ином случае иногда просто некуда себя деть. Спросите, почему бы не пойти куда-нибудь, не развеяться? Я хожу, но в любом случае нервничаю и переживаю, когда Крис на дежурстве. Так что отдых сомнительный получается. Зато когда любимое чудо дома!..
Только почему-то на часах уже много времени, а его все нет и нет. Не имею привычки названивать и отвлекать, потому что ситуации у спасателей бывают самые разные. Но сегодня… Что-то странное. Взять хотя бы то, как у меня болит сердце. В какой-то момент я подскакиваю с дивана и звоню. Слушаю гудки, покусываю губу. Нет, мне не хочется оставлять сообщение после сигнала! Сбрасываю и вновь набираю. Снова длинные гудки. Ладно, не надо волноваться, Крис просто занят. Вытаскивает какую-нибудь молодежь из реки или помогает кому-то выбраться из попавшей в аварию машины. Наверное…

Я не помню, что говорил Чарли. Крис, мотоцикл, авария, травмы… Что? Он ведь пошутил, правда? Они просто решили разыграть меня, да? Не помню, как собиралась, как садилась в такси, как с остекленевшими от ужаса глазами бежала по ступенькам госпиталя. Медсестра пыталась то ли что-то спросить, то ли и вовсе остановить. Боюсь подумать, какой у меня был вид. Испуганная, растрепанная, немного мокрая от дождя и обезумевшая от страшных мыслей.
Поворачиваю за угол. Кажется, это здесь. За руку меня ловит какой-то мужчина в белом халате. Видимо, я попыталась зайти туда, куда простым смертным нельзя. Пытаюсь вырвать запястье и чувствую, как по телу прокатывается мелкая дрожь из-за злости и напряжения, которое вот-вот превратится в слезы. Я должна увидеть Криса. Должна увидеть. Должна убедиться, что он жив. Не знаю, вслух я это говорю или твержу себе мысленно, но мужчина понимающе на меня смотрит, а потом поднимает глаза. Я поворачиваю голову и вижу Чарли. Мне хватает пары секунд, чтобы понять все по его лицу. Становится трудно дышать, а по щекам начинают течь слезы.

+4

5

18.01.2013

Прошло всего пару дней, хотя мне казалось, что Кристо здесь уже больше месяца. Мира, похоже поселилась прямо в кресле в его палате, не отходя от него ни на шаг. Любые мои попытки отвезти ее домой на ночь или даже на пару часов заканчиваются ничем. Связным между их домом и палатой служит по большей части Кэтрин. Она приезжает каждый день. Навестить подругу, узнать о состоянии Криса и привезти что-нибудь из дома Кроссов. Чтобы мы все делали в этом мире без друзей, правда?
  Я ни на секунду не жалею, что ворвался операционную и мне попался там ни кто-то еще, а Лори. Все эти дни она с завидной регулярностью заглядывает в его палату, всегда готова посоветовать и поддержать, если меня одолевают сомнения. Да, а они одолевают, потому что он в коме уже третий день без признаков улучшений. Нет, физическое состояние стабилизировалось, осталось лишь дождаться возвращения спящего красавца к бодрствованию. А красавец он сейчас еще тот, будет что внукам показывать - откуда и какой шрам добавился на его теле.
  Захожу в палату и вижу уже привычную картину - кресло придвинуто в кровати вплотную, и Мира дремлет, положив голову на покрывало, держа Криса за руку. Знаю, что стоит ее разбудить и она будет выглядеть не лучше своего мужа - уставшая, вымотанная и изведенная переживаниями. Никакие мои уверения о том, что он в норме и скоро придет в себя - не приносят результата.
  Тихо подхожу поближе и укрываю подругу покрывалом, скатившимся с ее плеч. Она слегка шевелится, все еще находясь в мире грез и лишь сильнее сжимает руку Криса. Невесело думаю про себя, что ребята во время успели пожениться и отдохнуть, потому что у парня впереди еще несколько месяцев лежания в кровати и процедур.
  - Мммм... - сначала я подумал, что это Мира во сне, но на второй раз я понимаю, что это не Мира, а Крис. Пришел в себя наконец-то. Обхожу его кровать с другой стороны, желая убедиться, что мне все же не показалось.
  - Крис? - всматриваюсь в его лицо и замечаю быстрые движения зрачков под веками. Лучше бы ты не спал, а действительно пришел в себя парень. Еще немного и твоя невеста в гроб себя загонит! Я, если что, верю в силу мысли. И то, что Крис медленно открывает глаза тому подтверждение. Ради кого еще цепляться за жизнь, если не ради любимых? - Тихо Крис. Ты в больнице. - я не могу сдержать улыбки. Улыбки радости, облегчения и  успокоения. Потому что все не зря. Просто не бывает зря.
  - Ты попал в аварию на мотоцикле. Врезался во встречную машину. - медленно начинаю вводить его в курс дела, пока не давая возможно заговорить проснувшейся Миранде. - Тебя доставила в Госпиталь скорая и сразу в операционную. И тебя... долго долго резали на куски и собирали обратно. Тебе какую сначала новость - плохую или не очень? - про куски я все же не выдерживаю. К черту весь этот напыщенный профессионализм, я просто рад, что друг очнулся.
  - Эй, эй, полегче, лежи пока, а то все внутренности растеряешь. Мира, его постельный режим полностью на тебе! - шутливо грожусь подруге, понимая, что она это поймет и, конечно, же не даст своему непоседе перенапрягаться.

+4

6

Я точно знаю, что я должен был выжить, по ряду причин, и одна из них состоит в том, что я недавно только женился. Мира не заслуживает от меня такого предательства и обмана. Я обещал быть с ней рядом всегда. По дороге в больницу мне довелось полтора раза придти в себя, и все полтора раза я жалел об этом, потому что тело нещадно ныло. Это было больно. Честно, люди, никогда не пытайтесь столкнуться с джипом на полной скорости. Я даже помнил, что я объезжал женщину с ребенком и порывался все спросить целы они или нет. Нет, чтобы поинтересоваться о том, как там кости, буду жить или нет. Спасатель, что с меня взять. Перед тем как окончательно отключится я помню, как пытался протестовать против того, чтобы с меня снимали цепочку с кольцом. Не вышло. Я вырубился.

***
Никогда не думал, что придется испытать на себе все прелести времени проведенного в коме. Знаете, спасатели люди скептики, реалисты. У нас часто нет полутонов, оттенков. Есть четкая и ясная цель, спасти. Мы живем по такому принципу, поэтому блуждание по молочным рекам и кисейным берегам это не к нам. Но когда я оказался в нечто подобном, я лишь вздохнул, огляделся и сел в эту самую молочную реку, если она вообще была молочной. Здесь не было ни боли, ни тяжести, ни легкости, ни туннеля со светом ни кого из умерших родственников. Тут было тихо, спокойно. А потом еще стало тепло, и появилось чувство, что кто-то греет и держит за руку. И стало комфортно. В какой-то момент моего тут пребывания мне становилось еще теплее, словно кто-то появлялся и держал за вторую руку, но чаще всего тепло шло локально с одной стороны. Ни звуков, ни слов, просто тепло. Родное и такое желанное, которое держало и не давало возможности даже думать о спуске по молочной реке.

***
Во рту сушняк, как в пустыни сахара даже слюна и то пересохла. Хочется пить. Веки свинцовые, как будто на каждую привязали по гире килограмм в сто. Тело просто не чувствовал. Прямо как будто его у меня нет. Немного паники и огромное желание открыть глаза.
- Крис? - слышу голос, слишком знакомый, но явно не принадлежащий Мире. у нее он нежнее и мягче, и выше, гараздо выше. Попытка открыть глаза проваливаюсь, из за чего я стало хмурюсь. Мимика вообще после сна почти не слушается. Но разве я когда нибудь сдавался? Поэтому приложив еще больше усилий, я все таки открываю глаза и пытаюсь сфокусировать хотя бы зрение на том, что я вижу. Через пару секунд, показавшимися мне мучительно долгими, а еще страшными, потому что пока я пытался открыть глаза я уже успел подумать, что никогда больше не увижу миссис Кросс по имени Миранда, я все таки "настраиваю" фокус. Я в больнице. Это уже хорошо. Слух подключается (прям как настройки компьютера) почти сразу же, и я все таки понимаю чей это голос - Хантера. Знакомый врач уже приятность. А еще присоединяется Мира, и пищат приборы. Морщусь. Мне не нравится их звук. Никогда не нравился, а сейчас и подавно.
А Чарли рассказывает краткую историю того, что я знаю и сам. Я помню, точнее даже сказать, поэтому перевожу взгляд сначала на любимую, и слабо ей улыбаюсь. Потом перевожу взгляд на Чарли, даже потягиваюсь, чтобы сменить, чисто интуитивно, положение тело, и чувствую как доктор укладывает обратно. Чарли наконец-то соображает, что мне бы дать промочить горло, а то дерет ужасно. Ловлю сухими губами трубочку, делаю небольшой глоток и прикрываю в блаженстве глаза. Боги, сколько же я был в отключке? Судя по виду друга и жены прилично.
- Ре... - вздыхаю и облизываю губы. Да, голос тоже слушается слабо. - Там была ... - короткий вдох, - беременная... - еще коротенькая передышка - с ребенком. - ну вот. Задача выполнена. Можно и расслабиться. То есть теперь Чарли и Мира понимают, что я не такой идиот, чтобы подставляться под машину. То есть что это была случайность , а не попытка суицида. Господи, ну и слово-то какое. Неприятное и холодное. еще один глоток воды.
- Прости. - это уже к Мире. Извиняюсь за то, что заставил нервничать. Хреновый из меня муж, если через полтора месяца после свадьбы попадаю в больницу после аварии. Понимаю, что прощение мне у нее молить еще века три, и это при лучшем раскладе. Сжимаю пока еще слабо, но сжимаю, ее пальцы и перевожу взгляд на Чарли. Не нравится мне его этот прищур, ой как не нравится. еще один глоток воды, вновь едва промоченное горло, нет он точно хочет чтобы я его хорошо попросил, и я прикрываю вновь глаза. Ненавижу чувствовать себя слабым. Это отвратительно и ужасно непривычно. Сейчас даже Джейми и тот сильнее меня в разы.
- Обрадуешь? - выдаю я раскрыв глаза и с надеждой смотрю на своего врача. И почему я уверен, что именно он меня собирал, при чем обязательно кропотливо, аккуратно и почти нежно матеря за все хорошее.

+4

7

В принципе, я знала, что жизнь гладкой не бывает. Знала, что всем рано или поздно приходится переступать через себя, держаться изо всех сил, разбивать костяшки пальцев в кровь и сносить удары судьбы. Я все это прекрасно знала, а еще так же четко помнила, что за год – всего лишь за каких-то двенадцать месяцев, что мы с Крисом вместе! – нам пришлось пережить уже достаточно. Не будем зацикливаться на мелких проблемах, а вспомним лучше ту ночь, когда я вернулась еле живая домой, и те несколько дней, что Крис был в Кейптауне. Прекрасно понимаю, что это наша работа, что мы ставим под угрозу здоровье и собственную жизнь именно из-за нее, но есть ведь немало точно таких же журналистов и спасателей, которым почему-то не приходится попадать в настолько удручающие ситуации. Я не жалуюсь, у меня вообще нет такой привычки, обычно пропускаю все через себя, но, согласитесь, что человек, попавший в «капкан», хоть раз задаст отчаянный вопрос в пустоту: «Почему это произошло со мной?!». Ну а почему бы, мать твою, не с тобой? Может, заслужил, карму себе где-то подпортил? Здесь уже ничего не остается, кроме как пытаться сохранить самообладание, стараться что-то исправить или покорно ждать, пока все придет в норму. Последнее очень подходило мне сейчас.

Я сутки напролет сидела рядом с кроватью, на которой без сознания лежал Крис. Мне было больно смотреть на него. Весь в порезах и синяках, подключенный к куче каких-то странных медицинских приборов, зашитый уверенной рукой Чарли, перевязанный и очень бледный. Если я не плакала, что обычно приходилось на ночь, то еле заметно дрожала, не выпуская из своей ладони пальцы Кристофера.
Самым сложным было сообщить его родителям. Голос Кристины показался мне обеспокоенным еще тогда, когда я только-только поздоровалась. Она же мать, наверняка почувствовала, что с сыном что-то случилось. Очень тяжело было наблюдать за тем, как миссис Кросс убивается рядом с кроватью Криса, как мистер Кросс держится изо всех сил и ободряюще обнимает жену. Сердце буквально разрывалось. Я старалась их поддержать, но, думаю, это не очень удалось, потому что мой вид говорил сам за себя. Зато позже получилось заверить Кристину и Оуэна, что я никуда не денусь и буду сообщать о малейших изменениях, а в итоге мы с Чарли и вовсе смогли отправить их домой, где им будет проще прийти в себя.
Моих родителей я попросила не приезжать в больницу, хотя мама было готова примчаться в любой момент, так как безумно волновалась за обоих. Но их присутствие окончательно добило бы меня, поэтому тоже пришлось пообещать, что сразу расскажу, если что-то изменится.
Также я звонила Арчи, главе «Феникса». Мужчина приехал через несколько часов, и мы довольно долго разговаривали в холле. Кажется, я узнала почти все, что когда-либо случалось с Крисом во время работы в этой команде. Не знаю почему, но стало чуть-чуть легче. Напоследок Арчи сказал, что все ребята готовы помочь и поддержать в любой момент. Вот она, вторая семья, про которую рассказывал Крис.
Правда, все вышеперечисленное показалось не таким уж тяжелым и страшным после того, как мне очень тихо сообщили кое о чем. Оказывается, мой муж когда-то давно распорядился, что, если он вдруг окажется в коме, то держать его в этом состоянии можно не более тридцати дней... Сумасшедший идиот, я не отпущу тебя! Нет, нет, нет! Мы же клялись в «пока смерть не разлучит нас»! Наверное, эта истерика, которую пришлось выслушивать нескольким врачам, пытавшимся успокоить меня, была следствием того, что новость оказалась слишком бредовой и неожиданной. 

Я шептала въевшуюся в память молитву, перебирала чуть теплые пальцы Криса, периодически поднося их к губам и чуть целуя. Мне не хотелось никуда отходить. Даже поесть. Точнее сказать, если и хотелось, то давалось это с трудом, потому что покачивало очень сильно, стоило только подняться с кресла. Боюсь представить, насколько ужасно и измученно я выглядела. Наверное, это и послужило причиной того, что за последние часов двенадцать меня несколько раз просто вырубало. Я клала голову на одеяло, еле слышно убеждала себя и Криса, что все будет хорошо, а потом проваливалась в сон.
Так что, когда над ухом послышался голос Чарли, я с абсолютно непонимающим и усталым взглядом чуть приподнялась. Только вот наш доктор разговаривал не со мной, а… с Крисом!
- Господи, спасибо тебе, - со всей искренностью, на которую только была способна измученная душа, прошептала я. Если бы осталось хоть немного слез, обязательно расплакалась бы, а так лишь сильнее сжала руку Криса обеими ладонями и разулыбалась. Мне даже не передать словами всю ту бурю чувств, которая всколыхнулась у меня внутри, стоило только увидеть, как мое чудо наконец-то открывает глаза, медленно моргает и пытается что-то объяснить.
- Лежи-лежи, родной, все нормально, - аккуратно освобождаю одну ладонь и нежно глажу любимого по волосам. Ай нехорошо врать! Но на данный момент я действительно счастлива, потому что мой самый близкий человек в безопасности, живой, в сознании и даже разговаривает с нами. Правда, слова Чарли о новостях вновь заставляют меня немного напрячься, но поймав взгляд Криса, вновь улыбаюсь и чуть сжимаю его пальцы, тем самым поддерживая. Что бы там не сказал Чарли, мы справимся.

+2

8

Облегчение, радость, все еще переживания, нет, прекрасно понимаю, почему не до моих глупых шуток из раздела черного юмора и вопросов не в тему.
  - Крис, ты один попал в аварию и пострадал. Не было женщины. - ее и правда не было, об этом даже никто не упоминал, наверное, потому что когда приехала скорая ее конечно же не было и водитель машины, в которую влетел Крис не знал что именно стало причиной столкновения. Сейчас это уже не важно. Важно то, что Крис - просто везунчик, в который раз я уже в этом убеждаюсь. Не могу насмотреться на Миру, которая наконец-то улыбнулась за все эти дни, радуя тем самым меня и Криса.
  - Знаете, я бы сейчас сказал, что все это ерунда и до свадьбы доживет... - улавливаю легкий смешок, наверно Кристо, и тоже улыбаюсь. - но в свете недавних событий... - да-да, тех самых, в Рио. А, ладно, чего я тут назойличаю, Мира вся испереживалась за последние дни, а тут я еще с горсткой соли на рану.
  - Господи, спасибо тебе, - тут мне очень уместно и в тему захотелось сказать что-то вроде, вообще-то я Чарли, но знаете - очень важно иногда во время уметь прикусить язык, вот как сейчас.
  - Ну, может и обрадую. У тебя будет новая печень. - удивление в глазах Миры или страх, что вообще? - нет, никаких пересадок, если вы об этом подумали. - а об этом может Мире и не стоило говорить, как-то необдуманно. - Пострадали нога и рука правые, но ничего серьезного, месяц с небольшим в гипсе и будешь снова бабушек через дорогу переводить. - ох уж этот мой неуместный юмор, ведь сейчас вообще никак не до него, а меня не заткнуть. Ну да, кому это под силу. - Неделя или может чуть больше поваляешься здесь и потом может разрешу Мире увезти тебя домой, если буду уверен, что ты не будешь раньше времени рваться к работе или просто творить подвиги. - а то мы все не знаем Криса, правда? Будь его воля, он бы уже сейчас кинулся бы кого-нибудь спасать, совершенно не дума я о себе. А пока Мира рядом - у него хоть ненадолго включается его вечно дремлющее чувство самосохранения. Жаль, что пока зашивал его, не нашел кнопки, которая бы включала это самосохранение на постоянно.
  - Кое-что совсем забыл. - достаю кое-что из кармана халата и кладу рядом с переплетенными руками Криса и Миры. Кольцо на цепочке. - Приятно возвращать его вам обоим. - не надо искать тут скрытого подтекста, все переживали за Криса, даже я. Так что не хватало бы еще... не будем об этом.
  - Крис, тебе нужен отдых, постарайся поспать. - если не получится - ведь поможем. Снова добрый Доктор, что поделать. - Мира, можно тебя на несколько слов? - теперь, когда Крис очнулся, пришел в себя, мне было о чем с ней поговорить. Кто, как не она могла бы повлиять на Криса? Правильно, никто.
 

+

написал, что вспомнил. этот день не хочется тянуть, хочется уже не жалеть криса, а материть, так что не затягивайте ;) И Мира, жду тебя поговорить :rolleyes:

+3

9

Затуманенный убойной дозой обезболивающего мозга информацию воспринимал просто отвратительно, если не сказать чего иначе. Мой мозг, мое сознание и я зависали дружно на троих и с трудом вообще воспринимали то, что говорил Чарли. А говорил он кажется по делу. Что-то про гипс, про печень и про то, что у меня пока что постельный режим. Последнее меня огорчило. Но в виду того, что в больницу не доставляли беременных с малолетними детьми, огорчение практически не замечалось. Оставалось узнать о том, как там водитель джипа.
Определенно, быть жертвой авто аварии это очень и очень неприятное ощущение и чувство. А еще кажется рука под гипсом чешется. или это только кажется? А вообще хочется домой на родные простыни с Зевком под одним боком и Мирой под другим. А тут. Так Стоп. Сколько он сказал? Месяц? Я не хочу месяц лежать тут. И гипс не хочу столько.
Посмотрев мега выразительно на Чарли, я перевел взгляд на Миру и слабо ей улыбнулся. Спать хочу. Ведь только проснулся а все равно тянет спать. Попытался повернуть голову или сместить ее с подушки. Какой там. Явно зафиксированная. А я хочу на бок, или на живот, обнять подушку и вырубится. А проснувшись понять, что это был лишь сон. Но Хантер посылает меня в царство Морфея, и я киваю слабо конечно же и еле заметно, но киваю. А потом киваю Мире, мол иди, родная я тут пока посплю.
Когда в палату прикрывается дверь, в мой друг и моя жена стоят в коридоре я кажется вздыхаю и смотрю на потолок, прислушиваясь к равномерному пиликанию кардиомонитора. Мерзкий звук. слишком ровным, слишком предсказуемый. Слишком правильный. Я по идеи должен рвать и метать, а на деле ровное биение сердца. Вот что с людьми делает седативное и обезболивающее. Прикрываю на мгновение глаза. Всего на секундочку, чтобы моргнуть. Но вместо этого проваливаюсь в сон.

+3

10

Что за?.. Новая печень? Наверное, в моих глазах блеснул неподдельный страх. Человеку, далекому от медицины, довольно странно и непривычно слышать подобное, да еще и сказанное весьма бодрым голосом. Спасало то, что я полностью доверяю Чарли. Он знает, что делает и что говорит. Крис сейчас дышит благодаря ему.
А вот слова про гипс, необходимость лежать в полном покое и умиротворении явно не понравились моему мужчине, хотя он и скрыл свое удивление, назовем это так, под легкой улыбкой. Примерно такую реакцию я и ожидала. Да и Чарли, наверное, тоже. Криса сдерживает пока что только его сильная слабость и общее состояние. Иначе, думаю, сейчас было бы высказано все. Ведь перед нами то еще чудо, которому не сидится на месте. Возьмем безобидный пример, когда он вытаскивал каких-то умников из холодного озера, а потом свалился с температурой. Ничего не могу сказать, лечение получилось очень даже ничего, но в любом случае то, что Кристофер Кросс лезет впереди паровоза – факт.
Хотя мне кажется, что около года назад мой спасатель стал осмотрительнее. Знаю, звучит довольно громко, но мое появление в его жизни и правда хотя бы чуть-чуть поменяло отношение к работе. Арчи мне сам пару дней назад рассказывал, в какие передряги попадал Крис раньше, и куда он совал свой нос, за что потом сильно получал от начальства. Прекрасно понимаю, что спасать людей – это дело всей жизни для Кросса. Но и голову на плечах тоже нужно иметь. Не знаю, как он проживет без работы эти месяцы восстановления после аварии, но надеюсь, что станет хотя бы немного аккуратнее.
Из-за цепочки с кольцом, которую отдал нам Чарли, по коже побежали неприятные мурашки. Меня пробирала мелкая дрожь лишь от одной мысли о другом исходе. Когда эту цепочку мне вложили бы в холодную ладонь и сопроводили бы это сочувствующим взглядом. Не дай Бог. Тьфу-тьфу-тьфу. Хотя, Кросс, если ты еще раз вздумаешь попасть в похожую ситуацию, я придушу тебя собственными руками.
- Да, конечно, - киваю Чарли, мягко улыбаюсь любимому и осторожно касаюсь губами его щеки. Уже можно выдохнуть и расслабиться, но меня до сих пор сковывает нервное напряжение. Внутри все натянуто, словно струна. Если честно, такое ощущение, будто я на грани срыва.
- Дай мне минуту, ладно? – спрашиваю друга, когда мы выходим из палаты, и присаживаюсь на стул. Не дожидаюсь ответа, а лишь опираюсь локтями в свои колени, опускаю голову на сложенные в замок руки, зажмуриваю глаза и с силой сжимаю зубы. Мне просто нужно осознать, что бояться больше нечего. Надо отпустить весь страх, который сковывал душу последние три дня. Медленно и глубоко дышу. Настраиваюсь на правильный лад. Вспоминаю слабую улыбку Криса и чувствую, как становится легче. Всё, Мира, выдохни и возьми себя в руки. Провожу ладошками по лицу и, чуть приподнимая уголки губ,  смотрю на Чарли.
- Все нормально, - на всякий случай успокаиваю, а то вдруг подумает еще, что мне стало плохо от всех переживаний и нахлынувших чувств. Теперь я готова слушать и разговаривать.

+1

11

Покидаю палату, убедившись, что Крис в порядке, не пытается делать глупости, что, кстати, в его духе, но благо первые дни он на обезболивающих. Но даже без них - особо не поскачешь - гипс на руке и ноге, шея зафиксирована, швы - ну куда бы ему деваться, правда? Я бы сказал правда ,если бы не знал своего друга, который никогда не заботится о себе так, как об окружающих.
  Уже в коридоре даю Миранде несколько минут придти в себя, и сам собираюсь с мыслями. Волнение нас уже отпустило, но все еще оставляет свой след. Мне хочется отправить Миранду домой, чтобы она спокойно поспала и отдохнула, а не ютилась в больничном кресле. Хотя бы на одну ночь, но что-то мне подсказывает, что мне это не удастся.
  - Ты в порядке?
  - Все нормально. - успокаивает меня подруга, и я понимаю ,что, наконец, могу начать говорить. - Я не хотел заставлять тебя переживать еще больше все эти дни, хотя я и не уверен в курсе ли ты. - ловлю на себе встревоженный взгляд и пытаюсь подбирать как можно более деликатные слова. Господи, куда девается вся профессиональная этика вот в такие моменты, когда перед тобой знакомый человек и родной и тебе, а ты начинаешь мямлить не пойми что. Вдох, выдох, попробуем еще разок.
  - Я подумал, что ты должна это знать, и тебе возможно удастся переубедить Криса в будущем. Ты знаешь, что он против искусственного продления жизни? - вот так в лоб. Да, врачебный такт у меня отшибло напрочь. - Если бы он провел в коме месяц, у нас были бы все основания отключить его от аппаратов. Это его решение, принятое осознанно. - делаю паузу, что до Миры начал доходить смысл сказанного мной. Добивать тему мне не хотелось, ибо это не все - после тридцати дней у нас было бы право не только отключить его но и.... нет, даже думать об этом не буду. - Теперь ты понимаешь, почему я не говорил об этом раньше. Я надеюсь, что вы с ним поговорите об этом и он изменит свое решение, Мира. - притягиваю подругу к себе, прижимая ее, ибо мне казалось, что она сейчас в шоке от услышанного.
  - Поедешь домой? Отвезти тебя? На одну ночь хотя бы, чтобы отдохнуть.

+3

12

Я ненавижу такие разговоры. Особенно самое их начало, когда человек ходит вокруг да около, пытается подобрать правильные слова, а ты стоишь и не дышишь, боясь услышать что-то страшное. Сейчас у меня было точно такое состояние.
Вопрос Чарли заставляет едва ли не вздрогнуть, я невольно обхватываю себя руками и слегка киваю. Да, мне известно об этом жутком распоряжении Криса. Узнала об этом тут, в госпитале, совсем недавно. Чарли как раз тогда не было рядом, ну а меня наверняка приняли за истеричку и еле успокоили. С учетом всего происходящего такая новость совершенно выбила из колеи. Сейчас я уже вроде как немного свыклась с мыслью о зловещем месяце, к тому же, Крис пришел в себя, и бояться больше нечего. Но кто знает, может в следующий раз… Нет, даже думать об этом не могу! Никакого следующего раза!
- Я узнала об этом пару дней назад и…, - негромко говорю Чарли, запинаюсь и шумно вдыхаю воздух. – Мне до сих пор не по себе. Неужели мы бы отпустили его? – вопрос скорее риторический, хоть и заданный прямо в глаза другу. Смотрю и понимаю, что да, отпустили бы. Какой-нибудь хитростью отвлекли бы меня, и отключили Криса от аппаратов. Зачем отвлекать? Я просто-напросто не позволила бы это сделать. Не знаю как. Истерика, угрозы, крики… Да все, что угодно. Не представляю, как с ним об этом говорить.
- Я… Я не смогу без него, понимаешь? Чувствую, как Чарли прижимает меня к себе. Хочется оттолкнуть, попросить не трогать, потому что терпеть не могу, когда кто-то жалеет, несмотря на всю искренность. Мне сразу становится очень плохо, я чувствую себя безумно слабой и уязвимой. – Это мой человек, за которого не жалко отдать жизнь… Мне кажется, что я не приду в себя, если вдруг его потеряю, - говорю совсем негромко и чувствую, как по щекам текут слезы. Наверное, Чарли не ждал такой реакции, но ничего не могу с собой поделать… Чем я думала, когда выходила замуж за спасателя? Не поверите, ничем. Абсолютно. Просто я люблю его всем сердцем. Разве этого недостаточно?

Чарли все-таки отвозит меня домой, потому что находиться в госпитале физически уже очень тяжело. Все тело ломит, хочется сходить в душ, нормально поесть. Страшно оставлять Криса хоть на минуту одного, но я уговариваю себя, ибо провести хотя бы несколько часов дома необходимо. Надо побыть одной, потому что морально все еще периодически выворачивает наизнанку. Радоваться бы и улыбаться, потому что любимый наконец-то пришел в себя, но, видимо, нужно еще чуть-чуть времени, так как до этого потрясение было слишком сильным.
Оказавшись в квартире, я просто закрываю входную дверь и сползаю по ней на пол, при этом почти вслух благодарю Бога за то, что все обошлось. Тут же подходит грустный Зевс, которому наверняка не очень-то понравилось жить без хозяев и радоваться лишь визитам Кэтрин. Я обнимаю кота, он пригревается на моих коленях, и мы сидим так… Сколько? Наверное, не меньше часа или двух. Лишь позже заставляю себя подняться, устало плетусь в ванную. Душ, а потом и небольшой перекус приводят меня в чувство. Но пустота квартиры угнетает, поэтому я спешу лечь в кровать и понадеяться на несколько часов более-менее спокойного сна.

+2

13

20.01.2013
  - Нет, Крис, и забудь об этом. Забудь я сказал! - как я не люблю включать злого доктора, потому что злых докторов нет и быть не должно, это у полицейских так можно - один до слез доводит, а второй хорошего строит. А врачу всегда нужно быть тактичным, чутким и что-то там еще, что я прослушал в меде. Ну и плюс - это же Крис. Как и предполагал, прошло всего пара дней - а он уже рвется обратно. На ноги. На работу. На подвиги. Именно в таком порядке. И началось все с просьбы перестать давать обезболивающие.
  - Я врач или садист по-твоему? - это риторический вопрос, на него отвечать не нужно, если что.  А вот Крис - мазохист, и я в этом не сомневался. Это даже не мое шило в заднице, это напрочь отбитое чувство самосохранения, и это меня как раз и беспокоит. Усаживаюсь рядом с койкой друга и завожу свой занудный разговор. Да, я решил, что время пришло и он уже вполне очухался, раз уже рвется вернуться к жизни.
  - Пока ты был в отключке, меня каким-то чудом нашла женщина. Я полагаю та самая, из-за которой произошла авария. Переживала за твое состояние и увидеться с родственниками, извиняться перед ними рвалась даже. К Мире я ее конечно же не пустил - на тот момент она была совсем на взводе, боюсь это бы ее добило просто. - замолкаю ненадолго, прослеживая реакцию Кристо на мои слова. - Но самое интересное ни в этом. Она поведала мне, что ты ехал на очень большой скорости, несмотря на сильный дождь. И что она больше всего испугалась даже не за себя и ребенка, а за тебя. А теперь мой друг, поведай и ты мне - что тебя заставило так нестись, сломя голову, несмотря на скользкую дорогу и плохую видимость? - складываю руки на груди, ожидая все же хоть каких-то слов от Кросса.
  - Я просто хочу знать, что ты отдаешь себе отчет в своих действиях. Что ты заставил нас всех понервничать, но больше всего, конечно же, Миру. Что это было как минимум необдуманно. И, друг, я хочу знать, что такого больше не будет, что это не повторится, понимаешь? Я не горю желанием собирать тебя по кускам снова и снова. - пытаюсь подобрать еще какие-нибудь доводы. Весомые и убедительные. Чтобы отбить у него желание лихачить в будущем.
  - Я бы меньше тебя отчитывал, случись с тобой что-то на работе. Это работа, и твоей работе не позавидуешь. Но вне ее пределов - позаботься о себе и Миранде. Ты ее этим просто убиваешь, а я не могу на это спокойно смотреть.

+2

14

Я ненавижу болеть. Реально ненавижу. Поэтому болею редко, но как говорится метко. Вот и сейчас. Если честно признаться, я не умею вот так лежать и ничего не делать, пялится в телевизор, тем более когда там идет сплошные мыльные оперы про то, как Хуанита потеряла Карлоса в детстве, как потом его нашла, полюбила, а он оказался ее сводным братом по отцу. Ужас. Кто вообще пишет такую катастрофу и самое главное для кого? Неужели у такой абсолютной мути есть поклонники? Да и читать не разрешают, напряжение. На что напряжение? У меня между прочим левая рука не в гипсе, и головой я ударился не сильно, к тому же на мне был шлем. Зато мира рядом, хорошо конечно же, но глядя на темные круги у нее под глазами, мне становится ужасно до жути стыдно. Не говоря уже о том, что меня успели отчитать Кристина с Оуэном, и я чудом умудрился сплавить родителей куда нибудь на отдых, пообещав, что за домом присмотрят и вообще все будет в шоколаде. Еще и Феникс по очереди выдал мне нагоняй, правда устно, Арчи правда сказал, что будет скучать по моей бесшабашности. И все хорошо, всем улыбаюсь, киваю и говорю что будет ок, понимая мозгом что ок не будет, хотя бы потому что в голове туман от обезболивающего, шея в фиксаторе, на животе повязка, которую каждый день исправно меняет симпатичная медсестра, правая рука в гипсе, как и правая нога. И по самым оптимистичным расчетам мне восстанавливаться минимум пол года. А это значит минимальные нагрузки и ни какой работы. Для спасателя это равносильно приговору, поэтому я и прошу снизить дозу лекарств и получаю, как не удивительно, целую лекцию по поведению.
Вздохнув выслушиваю спокойно Чарли, почти не смотря на него. Потому что он черт возьми мой врач и по идеи я ему должен говорить все, как на духу, ну прям как на исповеди, но в тоже время но мой друг, а есть вещи которые друзьям не скажешь, потому что они друзья, потому что их надо беречь. И выходит, что все это держишь в голове, думаешь, крутишь, Раскручиваешь, прикидываешь, но только тет-а-тет с самим собой. А я уже понял, что мне нужно выбираться по быстрее из больницы, потому что я тут загнусь, не физически так ментально, а я не хочу.
- Я не гнал. Я ехал со скоростью 60 км\час, максимальна допустимая. - выдаю я после того, как Чарли высказался и замолчал в ожидании моих слов. Делаю еще один глубокий вдох. - Чарли, я не самоубийца. Я их спасаю, как правило успеваю спасти, прежде чем они прыгнут с высоты, но я сам не самоубийца. Я ехал на предельно допустимой скорости, но на мотоцикле по другому не поездишь. Для сцепление с дорогой минимум скорость должна быть 50. А дождь только начался, а до дома было два квартала. Думал успею. - мысленно махаю рукой. Говори не говори, Выглядит как оправдание. А виноватым я себя и так чувствую сполна, чтобы еще один груз вины на себя брать. Да, я гнал, да я торопился, да я ехал домой. И Черт побери я прекрасно знаю, как это хреново когда кто-то близкий и родной в больнице.
- Расслабься, док, я больше не попаду в такую ситуацию, гарантирую. - выдаю я по мальчишески весело улыбаясь и чешу нос. - Обещаю, друг, мои мозги на месте и я больше не подвергну таким переживаниям никого, ни тебя, ни друзей, ни тем более Миру. Она мне важнее всего, и я не хочу, чтобы из за моих глупостей она страдала. Я осознал содеянные мной вещи и признаю, я был не прав. А теперь, ты не против, я хотел бы поспать? Говорят, во сне набираешься сил и выздоравливаешь. А моя цель - выбраться из больницы да поскорей. - я улыбнулся и для виду даже зевнул, при чем от души, а когда Чарли вышел из палаты, лишь вздохнул и уставился на белый потолок. Спать совершенно не хотелось.

+2

15

от лица некой Сидни Нортон
21.01.2013

  Неловко стучусь в дверь и не дожидаясь ответа, вхожу в палату. Никого нет, кроме молодого человека в койке. Скорее всего, мне просто повезло. На этот раз меня никто не выгнал отсюда, не противостоял приходу сюда. Конечно же, повезло. Поудобнее перехватываю спящего малыша в моих руках. Негромко кашляю, привлекая к себе внимание молодого человека и вот на мне его удивленный изучающий взгляд.
  - Здраствуйте... Крис. - да, я знаю его имя. Это было немного сложно, найти куда именно увезли молодого человека с места аварии, но мне это удалось. Справочная постаралась на славу, дала адрес госпиталя. А уже тут мне пришлось еще немного побороться с местными порядками, чтобы узнать что же произошло с Крисом и где он сейчас. Не могу сказать, что была рада столкнуться с его лечащим врачом. Мне всегда казалось, что врачи должны быть более тактичными. Но с доктору Хантеру это не относилось. Только успев меня выслушать, он почти сразу поторопился выпроводить меня. Не понимаю я его такой реакции, я же не с претензией пришла.
  - Меня зовут Сидни. Мы не знакомы. Но я была на месте аварии... в которую вы попали. - пара неловких шагов в сторону койки. Мне все же неловко говорить с ним, не получая ни слова в ответ. А может ли он говорить уже? А вдруг нет? Сердце учащенно забилось, переживания нахлынули с новой силой, но я постаралась себя успокоить, взять в руки.
  - Как вы себя чувствуете? Нет, простите, это глупый вопрос. - ну как себя может чувствовать человек в его состоянии? Могу лишь предположить, что ощущение, будто каток переехал. Малыш на моих руках зашевелился, сладко зевнул и приоткрыл глаза. - Привет, моя кроха. Поздоровайся, это дядя Крис. - немного наклоняю ребенка, чтобы молодой человек мог заглянуть в замотанный комочек на моих руках. А теперь, кажется пришло время сказать зачем я пришла, ведь так?
  - Мистер Кросс. - я останавливаюсь почти рядом с его койкой, не решаясь начать разговор. Или даже свою исповедь. - Это Том, мой ребенок. Моя кровинка, за которую я очень переживаю и стараюсь уберечь от несчастий. Мне сейчас уже сорок два года, и я успела пережить ужасное горе. Смерть ребенка. - поднимаю свои глаза на молодого человека. - Почему я Вас это говорю? Потому что мой малыш погиб в аварии. На мотоцикле. Де жа вю, если можно так выразиться. Последнюю неделю у меня сердце было не на месте, переживая все, что я пережила пять лет назад снова. Он был лихач, любил скорость и адреналин. Собирался поступать в колледж, но мы с ним повздорили. Поругались, и он в плохом настроении уехал из дома. Уехал и не вернулся. - чувствую, что на глазах стоят слезы, готовые вот-вот скатиться по щекам. - Я не верб в судьбу. Не верю, что это была его судьба, предназначение - умереть молодым, не пожив в этой жизни. А вы в такое верите? Разве можно в это верить? - первая слезинка покатилась по щеке, коснувшись моих губ.
  - Я пришла попросить прощения. Прощения у вас и своего сына. Иначе я не смогу жить дальше. Иначе зачем мы пересеклись и была эта авария? Я хочу пережить это и отпустить, жить дальше. - теперь уже я не могла сдерживать слезы. Ребенок на моих руках, будто чувствуя это, начал недовольно ворочаться.

+2

16

Приятно когда никто не парт мозги, по телевизору наконец-то перестали крутить муть, а Мира согласилась почитать вслух то, над чем по идеи должна была работать. Я заставляю ее по чуть-чуть писать тут, и еще читать. А то вообще загнуться можно со скуки. А так она сидит рядом со мной, присматривает и работает. Иногда даже удается вырубится под ее мягкий голос и в такие моменты сон самый сладкий и нежный, и кажется что не лежишь на койке в больнице, а дома, под боком у любимой.
Когда дверь в палату открылась, я подумал, что это кто-то из персонала. Хотя бы потому что, мои друзья не умеют ходить аккуратно и тихо, они несут с собой жизнь, шум и веселья. И честно сказать, это прекрасно, потому что иначе я послал бы каждого и всех вместе куда подальше. Тут и так тоска зеленая берет от обстановки. А вот персонал ходит как будто крадется. Наверное думают, что если человек лежит с закрытыми глазами, то он непременно спит. Когда раздается легкое покашливание, лишь скашиваю взгляд в сторону прибывшей. Незнакомая женщина, с ребенком на руках. Гениально. Ошиблась палатой? Надеюсь. Нет, я не против маленький детей, правда, даже больше, я их очень люблю, но не когда лежишь на кровати почти без движения. Поэтому я мысленно молю бога, чтобы она ошиблась палатой. Увы, она ко мне.
- Здравствуйте, - выдаю на автомате и даже подумываю подятнутся на постели, но вовремя вспоминаю, что у меня абсолютно постельный режим, и мои швы обещают мне веселую жизнь вместе с Чарли, если хотя бы один из них решил что пора разойтись. И это тогда, когда дело вроде пошло на улучшение. Поэтому виновато улыбаюсь, мол простите, я полежу. А женщина проходит в палату, и я вспоминаю вчерашний разговор Чарли о той, которая появилась неожиданно на дороге, и из за которой я свернул на проезжую часть. Сказать честно, я даже не запомнил как она выглядит. В тот момент дело было не до этого. А потом как-то вырубился и совсем не до нее стало. Узнал, что она в порядке - и славно, пошел дальше, мне лечится надо.
- Как вы себя чувствуете? Нет, простите, это глупый вопрос - спрашивает она и я усмехаюсь. Чуть криво, и немного устало. Так как будто попал в аварию мысленно отвечаю я, но она сама понимает, что задала глупый вопрос и поспешно сменяет тему разговора. Зачем она тут? что ее привело? Желание убедится что я в порядке? Ну вот он я, прошу любить и жаловать, жив и практически здоров. Подумаешь на долгосрочном больничном. Подумаешь чуть не умер. Не привыкать. Я вообще спасатель по профессии, риск всегда меня сопровождает.
Серьезность незнакомки меня заставляет посмотреть ей в глаза и слушать. Слушать о том, что у нее умер сын, слушать о том, что она не любит мотоциклы. Нет, она не сказала это прямо, но это читало между строк в ее словах. Это и так понятно. Их вообще мало кто любит. А когда она говорит о прощении, я искреннее недоумеваю. Ей не за что просить прощение. Не перед мной, не перед сыном. Мы все люди и все совершаем ошибки. Сглатываю и на мгновение прикрываю глаза. Надо собраться с мыслями.
- Я спасатель, я не верю в судьбу, но за последний год случилось слишком многое, и я не могу сказать с точностью, верю я в нее или нет. - усмехаюсь вспоминая встречу с Мирой, то как тогда все вышло, и как теперь мы вместе. - Вы присаживайтесь. И налейте себе воды, извините я не могу быть сегодня радужным гостем, - добавляю в голос и взгляд теплоты. Мне ее жаль. Правда, по хорошему жаль. Просто она потеряла ребенка, потеряла в аварии, небось глупой и идиотской и совсем неправильной, но она потеряла ребенка, и это всегда больно, тем более для матери. Я даже боюсь представить, в каком состоянии была бы моя мать, если бы я не выжил в этой аварии, если бы травмы оказались слишком не совместимыми с жизнью, или мне не достался бы такой хороший хирург как Чарли Хантер.
- Я прощаю Вас. И за себя и за Вашего сына, Синди. Я уверен, он Вас не винит, так же как и я. Это жизнь. И мне очень жаль, что Вам пришлось потерять сына. Простите и Вы меня. Простите и отпустите. Вы нужны Тому, - я улыбнулся, потому что маленький человечек на руках матери улыбнулся мне в ответ и на душе стало светло. Просто улыбка абсолютно невинного дитя была настолько искренней, что улыбнутся в ответ было невозможно. - он у Вас чудный. - проговорил кивая на ребенка.

+2

17

Облегчение. Гора с плеч. Возможность набрать полные легкие воздуха. Примерно так я сейчас себя ощущала, все еще ощущая удушье от слез, накатившихся на меня. Это не легко, очень не легко. Все пять лет и сейчас - все едино. Получить прощение. Да, пусть вот так, но прощение. Много ли нужно, чтобы дать себе возможность идти дальше? Нет, не много.
  - Спасибо, Крис. - негромко говорю я, пытаясь остановить поток слез и эмоций, бушующих внутри. - Спасибо что выслушали. - вытираю одной рукой щеки, мокрые от слез, не понимая за что он извиняется. - Я желаю Вам больше не подвергать себя подобной опасности, Крис. - Том снова заворочился у меня на руках, будто чувствуя, что здесь что-то происходит и без его ведома.
  - Я люблю его больше жизни и готова на все, чтобы защитить его. Уверена, вам это знакомо. - заглядываю молодому человеку в глаза, находя там подтверждение своим словам. Достаточно даже кольца на безымянном пальце, чтобы понять, что ему это конечно же знакомо. - Берегите себя, если не ради себя, так хотя бы ради близких. - дотрагиваюсь осторожно до его руки, лежащей на кровати. - Берегите себя, Крис. - уже успокоившись, говорю более спокойным голосом. Перекладываю Ребенка в руках, давая ему возможность махать ручками.
  - Попрощайся с дядей Крисом. Он - спасатель, представляешь, моя милый? - целую ребенка в макушку и махаю его ручкой молодому парню. - До свидания, спасибо вам... за все. - слабо улыбаюсь и удаляюсь из его палаты. Чтобы попытаться начать жить заново.

+2

18

22.01.2013

Я никогда не понимала людей, у которых нет чувства самосохрания. Они ни разу не подумают о себе, о своей осторожности и безопасности. Лично я не умею что-либо делать, не предположив заранее, хорошо это или плохо, и не нанесет ли мне это какой-нибудь вред, ущерб. Так ведь обычно, и должно быть. Разве нет? Сейчас вы скажете, где же это твое чувство было, когда ты рожала?... Ну да, в данную секунду речь не совсем об этом, и кто же знал, что быть мамой это настолько порой... опасная вещь. Вообщем, одно дело, когда таких людей ты не знаешь, и лишь предполагаешь, что и как это обычно бывает, и совсем другое, когда один из них - твой лучший друг.
Когда Чарли позвонил в первый раз, сообщив прекрасную новость, мне хотелось приехать в больницу, прийти в палату нашего товарища, и... нет, не поплакать, да пожалеть Криса, а настучать по голове лопатой, которую я всегда прихватываю с собой в крайних случаях. Поверьте, этот случай, как раз был из таких. И никогда не любила его мотоцикл, так же, как и Миранда, и без конца твердила ему одно и то же: однажды настанет тот день, когда ты навернешься и что-нибудь себе сломаешь! Разве меня или Миру кто-нибудь слушал? Нет, мы же крутые, все умеем, и у нас все под контролем. Кроссу везло эти дни, только потому что у меня были конкретные завалы на работе, и у меня совершенно не было времени, что бы выбраться и наведаться в больницу с подарками, и сюрпризами. А вот теперь уже можно перейти к той части, где ему не очень везет, и я все таки выбиваю себе выходной, да бы нежданчиком припереться в гости.
- Кросс, твою мать! - Ласково и заботливо ору я, заходя в палату этого человека. Кажется он спал, но теперь это уже не имеет никакого значения, да и я ведь пришла, какой сон?! - Какого хрена, и как это понимать вообще!? Ты хоть головой думал!? Сколько раз тебе говорили, что это опасное дело, - В том же духе, ласково продолжаю орать я, уже подходя к лучшему другу, который был определенно рад меня видеть. - Не думаешь совсем ни о себе, ни о нас, людях, кто за тебя переживает! Ты хоть знаешь, какого нам было, когда мы узнали!? - Миранду в эти дни я так же не видела из-за работы, но одних телефонных звонков и перепуганного, взволнованного голоса мне хватает, что бы понять, насколько бедной подруге было плохо. Только сейчас вдруг вспоминаю, что обещала Чарли не входить без него и подождать его возле двери палаты. Мне так хотелось высказаться, что у меня совсем повылетало все из головы, ну да думаю, это дело простительно. Тем более, врятли я бы смогла так доходчиво передать свои переживания Кроссу при нем. Прочем, теперь наверняка мы и не узнаем. - А если бы что похуже произошло?! Если бы ты погиб, что бы мы тогда делали!? - Опираюсь рукой на кровать, не заметив, что там нога больного, и совсем забыв, что он у нас немного покалечен. Собственно не проходит и секунды, как следует вопль пострадавшего, и я так же быстро убираю свою руку обратно. - Чувствуешь - уже хорошо! - В оправдание так же грозно выкрикиваю я, (хотя по выражению лица и заметно, что чувствую себя за это виноватой) после чего спокойным голосом добавляю: - Ах да, ты прости, что не приходила столько дней. Чарли передал, что у меня не было времени? На работе столько дел, что не было и минуты вырваться. Так, как ты себя чувствуешь? - На моем лице уже красуется теплая улыбка, и я сажусь в кресло, что стояло возле кровати Криса. Я высказалась немного, мне полегчало. Пока что.

Отредактировано Katherine Ames (2013-02-10 02:25:11)

+2

19

За прошедшую неделю я понял, что для счастье мне нужно три вещи: душ, кофе и завалиться на кровать, обняв Миру, Зевса и подушку. Что и кто мне мешал добиться счастья? Больничная койка, швы, гипс и разумеется любимый доктор Чарльз Хантер, который настолько любил и оберегал меня, что обещал привязать к кровати, если я рискну не то, что встать, а потянуться хотя бы. к слову, вытянутся я тоже очень хотел.
Словом, когда на меня опять накатила тоска зеленая, а Миранды не было рядом, чтобы почитать, моя любимая жена вышла на пол часика или час, чтобы перекусить и возможно поплакать, я же знаю ее, при мне не слезинки не проронит, а дома небось всю подушку заплакала от нервов, я решил, что самое время подремать. Вот только я забыл оповестить об этом больницу, персонал и возможных посетителей.
- Кросс, твою мать!
Раздалось со стороны входной двери, и я сначала вздрогнул, а потом вздохнул. Лучше бы я сдох. Хотя нет, если бы я сдох, она меня оживила бы, настучала бы голове и потом сама лично закопала бы. А после каждую субботу и воскресенье вызывала бы мой дух, чтобы вновь почитать нотации. Подумал я и натянуто улыбнулся, демонстративно "прочищая" левое ухо, так как пока что только левая рука была не в гипсе, правда там же стоял катетер для капельницы. В общем, я весело устроился, куда не плюнь в меня, везде найдешь что-то медицинское.
- Отпусти ногу! - взмолился я, когда эта на вид хрупкая особа со всей "нежностью" уперлась в мою здоровую ногу. точно еще сильнее покалечить хочет, вот зуб даю. А нет, не даю, он мне сам нужен.
- Аа... - только было открыл я рот, как она вновь завелась, и я вздохнул. За долгое общение с ней я понял одну вещь - пока она не выскажется, можно в разговор даже не пытаться встрять. не выйдет. Проверенно множество раз и разными людьми.
- Я тоже рад тебя видеть, - язвительно выдал я, впрочем стоит признать язвительность был щедро украшена радостью. Все таки, для полной коллекции мне не хватало ее нотации. А теперь я могу гордится собой - все мои друзья, знакомые и прочие уже успели отчитать меня по полной. Определенно, выздоровление пойдет в гору.
- Как человек попавший в аварию и в лапы твоего Чарли. Он мне даже лишний раз вздохнуть не дает. - усмехнулся я вовремя прикусив язык. Уж кто-кто, а Эймс, последний человек на земле, которому я буду жаловаться на то, как мне тут хреново и как я хочу домой. - Как работа? Джейми? Ты прости, в тот день и правда не вышло забрать его со школы. - я виновато улыбнулся, состроив моську щенка попавшего под камаз, а после выброшенного в ливень. В конце концов, такое обычно прокатывало и на меня хотя бы не так косо смотрели, не говоря уже о том, чтобы ругать и отчитывать.

+2

20

Крис медленно, но верно шел на поправку, а вместе с ним морально восстанавливалась и я. После ночи, проведенной несколько дней назад дома, желание закатить истерику и начать жалеть себя сошло на нет. Это не могло не радовать. Наверное, моей стойкостью можно гордиться, но я даже не задумывалась на сей счет. Как само собой разумеющееся. Ведь мне не хотелось лишний раз огорчать и волновать Криса, хотя и так все прекрасно понимали, насколько сложная ситуация сложилась и как тяжело сохранить самообладание. Но, наверное, я просто такой человек, который предпочитает стойко сносить удары судьбы и старается поддерживать близких, чего бы это ни стоило.
К счастью, самое страшное осталось позади. Теперь оставалось дождаться лишь того момента, когда жизнь войдет в привычное русло. Никто об этом не говорил, но все осознавали, что прежней она уже не будет. Если честно, я чувствовала, что что-то изменится. Думаю, не самый радужный настрой любимого – хотя он всячески старался улыбаться и даже шутить – передавался и мне. Знаю ведь, что ему очень сложно смириться с тем фактом, что на восстановление потребуется много времени, а означает это лишь одно – месяцы без работы. Готова поспорить, после выписки и пары недель, проведенных дома, Крис полезет на стены. Так что еще не время прятать обратно мою моральную стойкость.
Единственное, чего я не делала, так это не вправляла мужу мозги. Этим занимались абсолютно все, кому не лень. Мною же была выбрана другая тактика – сидеть рядом, радовать, любить и защищать от воспитательных работ со стороны друзей. Но не спорю, Кроссу вполне можно надрать задницу за то, что заставил всех нас так переживать. Ну еще не вечер.
Иными словами, когда я подошла к двери палаты и услышала звонкий голос Кэт, то лишь по-доброму усмехнулась. Тут уж ясно точно, что появление этого урагана принесло Крису далеко не умиротворение и спокойствие. Интересно, он успел уже всем богам помолиться, чтобы жена быстрее вернулась со своего «обеденного перерыва»?
- Эээй, смотрите, кто пришел навестить наше ходячее недоразумение, - радостно протянула я, войдя в палату и поцеловав Кэтрин в щечку. По взгляду, которым как бы невзначай окинула меня подруга, поняла, что выгляжу все еще так себе. Да, думаю, что бледность и сброшенные на нервах килограммы красоты не добавляют, но, надеюсь, не все так плохо, как мне кажется.
- Всё нормально? – тепло спрашиваю любимого, подобравшись поближе и, присев на край кровати, нежно целую. – Ну не хмурься, - взъерошив волосы, улыбнулась я. В последнее время он стал у меня ассоциироваться с ежиком. И по внешнему виду, и по поведению. Хорошо еще, что не выставляет иголки, когда мы вдвоем.
- Судя по Крису, ты уже успела его как следует отчитать, да? – это уже к Кэт, но с все той же легкой и даже отчасти задорной улыбкой. Радует, что мое настроение ползет вверх. Это хороший признак.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Собрать себя заново в десять раз сложнее, чем рассыпаться на куски.