В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Диснейленду и не снилось.


Диснейленду и не снилось.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники:семья Монтанелли
Место:парк аттракционов
Время:июнь 1999год
Время суток:полдень
Погодные условия: солнечно, безветренно, тепло.
О флештайме:Как и подобает прилежному отцу Гвидо отправляется со своими детьми в  парк аттракционов, но , похоже, что это незатейливое и не предвещающее беды посещение, Гвидо запомнит надолго.
Очерёдность постов: Гвидо, Лео, Сабрина

+1

2

Жаркое калифорнийское солнце ещё не успело набрать всей своей силы после весны, хотя на небе уже чаще всего не бывает ни облачка, а на деревьях выросли листья, и в Сакраменто зелено от выросшей за весну травы - ещё есть время насладиться последними глотками весенней свежести, пока она ещё не утонула в обычной городской были и жаре. И совместный поход с детьми в парк аттракционов - пожалуй, лучший из способов это сделать; почувствовать последние моменты уходящей весны и встретить лето, спешившее ей на смену. 
С тех пор, как они с Барбарой разошлись, прошло уже два с половиной года... время с тех пор летело так быстро, что Гвидо едва успевал выхватывать отдельные его промежутки. Казалось, каждый раз, когда он видит Лео и Сабрину, они подрастают, становятся чуть-чуть взрослее - такое чувство, словно кто-то просто вырезает у него куски памяти. И это жутко. Наблюдая за тем, как живут в счастливом браке его ближайшие друзья, Гвидо даже завидовал им - пусть им и приходилось скрывать любовниц от своих жён, свой род занятий от своих тёщ (а кое-кто до сих пор скрывал его даже и от своих родителей, несмотря на то, что у самих на голове уже были седые волосы), держать детей как можно дальше от всех своих финансовых операций - они всё же могли проводить с ними столько времени, сколько они хотели. А Монтанелли даже не мог наслаждаться прелестями холостяцкой жизни в полную силу - он слишком сильно скучал по своим детям, чтобы чувствовать себя не обременённым семьёй. Обычный среднестатистический американский разведённый мужчина может в этом случае хотя бы удариться в работе, а некоторые даже добиваются успехов в своей карьере именно в эти моменты; но Гвидо даже этого не мог. Пожалуй, он был тем самым звеном статистики, которое выбивается настолько, что тянет за собой весь средний бал - даже среди преступников. Его фигура на криминальной шахматной доске была уникальной. Правда, для его семьи это весьма сомнительный повод для гордости...
Впрочем, сегодня и гордость, и статус, и уникальность могли направиться ко всем чертям - Монтанелли собирался воспользоваться благами, предоставленными любому американцу, и провести этот день с детьми так, как делает любой хороший отец - сводить их в парк аттракционов. Ничего выдающегося, в кои-то веки ничего выходящего из ряда вон - просто получить максимальное удовольствие от жизни тем способом, который считался общепринятым.
Вряд ли по обычно мрачному и флегматичному Гвидо кто-то из его "коллег" и друзей было сказать, что он сам в детстве до умопомрачения любил парки развлечений - его отец и мать часто водили его в такие - во Флориде, а затем и в Сакраменто тоже; и более того - он до сих пор в душе обожал такие места, несмотря на то, что они были людными и шумными. Примечательно, что как бы не изменился мир за те сорок лет, что прошли с тех пор, как он сам посещал парки аттракционов ребёнком, развлечения здесь почти не изменились. Есть вещи, которые не меняются. Весь мир считает, что у американцев якобы нет своих традиций, но это не так - их культурные намного моложе, чем азиатские, африканские и даже европейские, но это не означает, что их нет вовсе. Стоит только пересечь границу одного из таких парков развлечений, чтобы понять, что он имеет в виду...
- Приехали. - Гвидо улыбается детям в зеркало заднего вида и глушит мотор. У него самого аж сердце колотится от предвкушения вновь окунуться в атмосферу веселья и вечного детского праздника - с трудом удаётся сдерживать себя самого, чтобы не показать этого волнения детям. Конечно, для них он не должен являться таким же суровым и неприступным, как для своих рабочих контактов, но и казаться для Лео и Рины папашей-растяпой из дурной комедии он тоже не хотел. Уважение к старшим нужно воспитывать с детства - а если это пытается делать клоун... то дети и увидят клоуна. Их семейный быт и так порой напоминает цирк. Выйдя из автомобиля, Монтанелли помог детям отцепить ремни безопасности и покинуть заднее сидение. Даже до парковки доносилась весёлая музыка и радостные визги; за забором было видно, как быстро вращается карусель, чуть подальше величественно возвышалось Чёртово колесо, а у турникета гостей парка встречал билетёр в традиционной полосатой жилетке и плоской соломенной шляпе - вот чей персонаж совершенно не меняется столетиями. Закрыв машину, Гвидо взял детей за руки и повёл их ко входу. Их маленький семейный праздник начинался здесь - он так долго его ждал, что, похоже, даже начал забывать, как он выглядит; что было нехорошо - если чистильщик, видящий смерть почти каждую неделю, начинает забывать, как выглядит жизнь, это первый признак того, что он начинает сходить с ума.
- Добро пожаловать, добро пожаловать в парк аттракционов Сакраменто! Чем могу служить для вас? - бодро поприветствовал их зазывала, улыбнувшись Сабрине и Лео. Гвидо представлял, насколько он устал драть горло, и что за эту работу ему платят не так уж много, а дома наверняка его ждёт жена, с детьми, вероятно; вне образа этот молодой человек куда менее приветлив и куда больше устал от детей, но сегодня и ему тоже хотелось поверить в сказку.
- Три билета. Два детских, один взрослый. - расплатившись, Гвидо взял билеты и прошёл сквозь турникет вместе с детьми, погружаясь в атмосферу доброго карнавала. Всё вокруг было в движении - карусели, люди, киоски, музыка, голоса зазывал, сливавшихся в один общий сумбурный, но задорный гул. Неподалёку от входа, справа от них, продавали воздушные шарики; слева - отмахивался от ос продавец сахарной ваты. - С чего начнём?

+3

3

Все-таки тяжело, когда родители расстаются. Не сказать, что в семье Монтанелли многое изменилось, да и детский ум в полной мере не ощущал происходящее, но все-таки Лео, всегда тянувшийся больше к отцу, все рано недоуменно каждый раз спрашивал – почему мама и папа живут теперь отдельно. Ведь не должно быть так. Но хоть ему и объясняли эти хитросплетения отношений, все равно не понимал, на что тогда родители махали рукой, говоря, мол, подрастет – поймет. На что ребенок, пожимал плечами и на время отставал с расспросами. И так уже долгое-долгое время.
Зато какими радостными были дни, когда отец забирал их куда-нибудь на целый день. Возил их куда-нибудь, заваливал мелкими покупками-подарками, которые вызывали каждый раз бурю восторга и эмоций, а еще и препирательства с младшей сестрой, доказывая у кого подарок лучше, пока отец не пресекал этого, словами или новыми покупками. Хотя, второй вариант, конечно же, совершенно не помогал, все начиналось по старой схеме.
Парк аттракционов! Вот эти два простых слова, наверное, были заветными для любого ребенка в любом возрасте, только не каждый в этом признается. Поэтому уже в машине, зная, куда везет их отец, Лео не сиделось на месте. Буквально извелся весь, искрутился, смотря на проплывающие пейзажи за окном, не забывая с восторгом выкрикивать, замечая на улицах яркие вывески давно известных магазинов, или каких-нибудь людей в ярких одеждах, а собак стоило увидеть, так все готов был переполошить. А еще всю дорогу не давал покоя Сабрине, придумывая увидено и для нее, то там парад кукол «Barbi», то с неба летит летающая тарелка, то (банальненько) дирижабль. Папа, конечно, каждый раз строго грозил в зеркало заднего вида, но если Лео замолкал, то только на пару минут, а потом опять с новыми воплями приникал к окну.
Когда приехали, Лео первый выскочил из машины, от нетерпения аж подпрыгивая на месте. В голове уже складывался план, куда они обязательно пойдут. Уж он-то своего не упустит, главное, чтобы сестра не вставляла лишние слова, а то обязательно всплывет фразу – «ну ты же взрослый, подожди немного, сейчас сходим туда, туда и туда, а потом уже…». И ведь не разревешься. Взрослый все-таки, да и пацан. А так хочется…
- Пааап, - тянет мальчишка отца за рукав. – А мы сегодня постреляем в тире?
Это было одно из самых главных любимых развлечений Лео. Сам-то стрелять не умел, сколько бы не бился Гвидо, а с меткостью явно были у мальчика проблемы. Зато наблюдать, как отец раз за разом без усилий и трудностей выбивает десятку, вот это действительно нравилось. А еще и другие папашки с завистью глядели на эти показательные стрельбища… Сам, конечно, мечтал когда-нибудь научиться этому, но как будет, так будет.
- Сахарная вата! – заприметив продавца сладостей, Лео буквально потащил за собой отца, а вместе с ним и Сабрину.

+2

4

Люди привыкли считать ребёнка, не достигшего хотя бы семи лет, несмышленым и не способным многое понимать. Ведь именно поэтому детей отдают в школу лишь с шести или семи лет, а не сразу после того, как они начинают говорить и их речь выстраивается в полне осмысленные предложения. Сабрину тоже считали просто маленькой девочкой, которую не интересует ничего, кроме кукол, песочницы и любимых качелей во дворе. Но, к сожалению, всё не так просто и банально, как кажется на первый взгляд. Слишком невнимательны, бывают родители, ведь они совсем не замечают того, что именно в таком маленьком возрасте, дети, пускай и не говорят,и не понимают большую часть того, о чём говорят взрослые, всё же остро чувствуют всё то, что происходит вокруг них. Наблюдательны, любознательны, любопытны, они следят буквально за всем: от полёта мельчайшей мошки до мытья посуды мамой. Сабрина ни чем не отличалась от обычных детей, вундеркиндом не была,  поэтому точно так же, как и все малыши, была любопытной и внимательной. Каждую ночь перед сном она вспоминала всё то, что видела за прошедший день и в красках описывала маме или же папе ( зависит от того, кто пришёл укладывать спать) об очередном своём приключении. Но, к сожалению, в последнее время к ней в комнату стал реже заходить отец, а мать, приходящая поцеловать свою дочь перед сном, была грустна, а это не могло не волновать малышку. Частое отсутствие Гвидо пугало Рину. Сабри часто подслушивала разговоры родителей, но,  увы, в силу своего развития, она ещё не понимала, что значат слова « развода не будет»; не представляла о ком идёт речь, когда отец называл какие-то странные имена и фамилии. Ей безумно хотелось обо всём узнать, поэтому, не редко, она выбегала из своего укрытия  и, кидаясь на шею к отцу, заваливала его мучившими её вопросами. Немного лживые, выдуманные объяснения отца её устраивали и, прервавшая очередную ссору родителей девочка, убегала прочь. Малышка наблюдала за всем происходящим в её доме, даже брат, так часто дразнивший её, вызывал не поддельный интерес. Барбара почти не улыбалась, отец, приходящий домой, был каким-то слишком уставшим и брат, такой весёлый и беззаботный. Именно он сохранял в девочке надежду на то, что всё хорошо и нет ничего необычного в том, что сказку отец ей читал на прошлых выходных, а не вчера вечером, как обещал.  Игры в догонялки, дразнилки, гляделки-эти игры объединяли детей и давали им повод для навой порции смеха или же слёз. Куклы, немного подпорченные братом, слёзы Сабри по поводу того, насколько сильно обидел её Лео. Примирение обычно проходило за чашкой ароматного чая в комплекте с вкусным тортом и за столом дети сидели вместе, поэтому после первой чашки напитка уже тянули друг к другу мизинцы. Всё было, как обычно и девочка забывала о том, что так беспокоило её по ночам и, лишь изредка крепко обнимая маму и спрашивая её о том, почему она такая грустная, Рина  вспоминала о том, что именно сегодняшней ночью она должна была услышать папину сказку о злом колдуне, а не мамину о величественной королеве. Получая ответ Бабары  том, что всё хорошо, Сабрина немного успокаивалась и засыпала не задумываясь ни о чём плохом. День изо дня: игры, подготовка к школе, « помощь» маме, драка с братом всё это стало настолько привычным и обыденным, что приход отца и его радостная просьба о том, что бы Лео и Сабри надевали свои самые красивые наряды, было неожиданным. Забежав с вою комнату и с трудом дотянувшись до ручки шкафа, девочка открыла его и начала по очереди выкидывать платье за платьем, кофту за кофтой, брючки за брючками. В итоге, когда Барбара пришла проверить то, как продвигаются сборы Рины, то была крайне удивлена, увидев свою дочь в своём красном платье, которое, неизвестно как попало к ней в шкаф, да ещё и  с накрашенными яркой помадой,  в тон платья, губами девочки, ужаснулась. Сабрина, не найдя ничего «нарядного» в своём гардеробе, решила, что это самое заветное платье несомненно найдётся в шкафу матери, ну а как же в такой особенный день быть без косметики? Застывшей в лёгком шоке матери, девочка лишь улыбнулась своими ровными молочными зубками и, с довольной улыбкой спросила: « Я красавица?! Я красавица!» закончила Рина ,  сама ответив на свой вопрос. Монтанелли была в недоумении, когда мама пыталась с неё снять и платье и весь «макияж». И букой смотрела на неё, когда та надевала на неё подходящие по размеру и месту, куда они отправляются. В отличие от Сабрины,  Барбара знала, куда Гвидо собрался везти детей, а малышка была в неведении вплоть до момента, пока говорливый Лео не стал писывать то место, куда они едут. Рина радостно захлопала в ладоши, услышав предположения Лео о параде кукол «Barbi». Так уж получилось, что для Сабри это посещение парка аттракционов было первым, поэтому она, чуть ли не открыв рот,  слушала всё то, что говорил брат и лишь, восторженно ахая и охая, хлопала в ладоши. Рина не успевала за Лео, поэтому её на выход из машины потребовалось чуть больше времени, но проигрыш в игре « кто быстрее» не омрачал радость малышки, отя она могла обидится и, заявив, что всё было не честно, надуть губки, заплакать или же попросту сделать братишке какую-нибудь гадость. Но, Сабрине всё было настолько интересно, что об этом неприятном инциденте она мгновенно забыла и, уцепившись в руку отца, побежала за Лео, вот только то, что Гвидо шёл размеренным и неторопливым шагом, заметно замедляло и нарушало всю активность и суетливость движений девочки.
- Папа, ну идём же скорее! Лео вон уже где, а мы всё ещё тут! Идём, - протянув последнее слово, Рина потянула отца и тот, сдавшись, заметно ускорил шаг.
– Я хочу вот это, это и вооон туда,- девочка поочерёдно указывала на сладкую вату; большие шары наполненные гелием и огромную карусель, находящуюся в самом центре парка. Сабрину восхищало буквально всё. Разноцветные шары, билетёр у самого входа, испугавшись которого девочка спряталась за широкую спину отца; шум, музыка и крики детей; запах горячего попкорна, жужжание машины сладкой ваты ; герои любимых мультфильмов, которых можно было обнять и почувствовать себя частичкой волшебного мира.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2013-01-17 18:01:13)

+1

5

Воспитание детей - это тяжёлый труд, круглосуточный, без выходных дней, отгулов и отпусков. И огромная ответственность, каждую секунду, каждое мгновение всей твоей дальнейшей жизни. Её вес чувствуется поначалу настолько сильно, что начинает давить, но постепенно к ней начинаешь привыкать, и вместе с тем, как жизнь вокруг тебя начинает меняться, меняешься и ты сам. Сначала покупаешь колыбель, переклеиваешь обои в детской, потом штудируешь кучу книг о материнстве (в случае Гвидо - было не так уж сложно, учитывая, сколько он прочитал медицинских учебников), заботишься о беременной жене, готовишься к появлению ребёнка, позже - о них двоих, а затем уже и сам удивляешься, как быстро он растёт, начинает ходить и говорить, интересоваться миром вокруг. С тех пор, как узнаешь о том, что ты станешь родителем и до тех пор, пока не научится хоть немного заботиться о себе - каждую минуту своей жизни будешь помнить о младенце, какое-то время будет даже казаться, что мысль о нём вообще не покидает твою голову. Иногда это даже пугает, но вместе с тем - труд родителя и самый почётный труд в мире. Даже если так не всегда кажется со стороны. Быть родителем - вот настоящее счастье, а вовсе не настоящая любовь, как это принято считать - чувства к любимому человеку остывают рано или поздно, но своих детей ты никогда не перестанешь любить. К сожалению, не всё зависит лишь от того, как сильно ты их любишь... И дело далеко не только в деньгах, которые ты тратишь на уход за детьми.
У каждого свои демоны. В случае Монтанелли было вполне достаточно и того, что он принадлежит к преступной организации, не говоря уже о том, чем конкретно он для неё занимается; Гвидо был вынужден скрывать от своей семьи, чем он занимается - в собственном доме он не мог рассказывать, чем занимается вне его стен, потому, как делают большинство гангстеров, предпочитал вообще не говорить об этом ни с Барбарой, ни со своей пожилой матерью. Но стало труднее, когда дети подросли - любопытство Лео и Сабрины вполне могло довести их до некоторых из скелетов, которые приходилось прятать в шкафу за неимением возможности укрывать ещё где-нибудь, и многие из них могли быть опасны, в первую очередь, для них же самих. С тех пор, как младший Монтанелли сделал первый шаг - Гвидо прятал оружие и свои инструменты так далеко, чтобы он не нашёл их вплоть до тех времён, пока не пойдёт в колледж, по крайней мере. Естественно, после того, как отец съехал - эти вещи вовсе исчезли из дома вслед за своим владельцем. Быть родителем это само по себе риск, но быть родителем и состоять в Мафии - риск уже двойной. Предугадать, откуда может прийти беда, и так почти невозможно, а когда живёшь двойной жизнью - это становится ещё труднее. Вот почему все преступники стараются проводить как можно больше времени со своей семьёй - каждый раз, когда ты видишь свою жену, своих детей, своих родителей, может быть последним. В отношении к родным - любой бандит всегда бывает искренним.
- Конечно, постреляем! - бодро отвечает сыну Гвидо, зная, что в понятии Лео "мы постреляем" - означает, что целиться и нажимать на курок будет его отец, а он будет радоваться и хлопать в ладоши и собирать призы. И раз уж Сабрина сегодня с ними - то нужно будет выиграть и для неё что-нибудь. Не так уж это и сложно, по сравнению с настоящим оружием, пневматическая винтовка - это игрушка. Хотелось бы надеяться, что до настоящего оружия Лео не доберётся, когда подрастёт, но... так уж повелось - все мужчины в чете Монтанелли оказываются вовлечены в организованную преступность. Абсолютно все - Гвидо не мог бы вспомнить ни одного своего родственника мужского пола, который не был бы членом той или иной мафиозной Семьи. Хотелось бы, чтобы на его сыне этот порочный круг всё-таки прервался - ему совершенно не обязательно идти по стопам отца. Впрочем, становится рядовыми гражданами, простаивающими свои жизни в очередях, одевающимися только в то и питающимися только тем, что может предложить ближайший магазин, и бездумно следующими за политикой государства, как баран за пастухом - это тоже не та судьба, которой он хотел бы для Сабрины и Лео. Он хотел, чтобы они в будущем жили не бедно и, что самое главное, были уважаемыми людьми, не безразличными обществу и стране - каким был он, но лучше. Чище. Без постоянного привкуса криминала, обязанности общаться с дном общества две трети своего времени и страха за свою жизнь.
- Идём, Рина, идём. - Лео уже удрал далеко вперёд, Рина тянула Гвидо за руку вслед за ним, а самому Гвидо приходилось разрываться между тем, чтобы закрыть машину и держать в поле зрения их обоих. Уследить за Лео в парке аттракционов - вот уж действительно была задача; сегодня же детей было двое - пожалуй, стоило сразу приготовиться к напряжённому дню, Рину усидчивой тоже никак нельзя было назвать. Парада кукол, конечно, ожидать не стоило, но суть девочка явно уловила. Парк аттракционов - территория развлечений, радости и восторга - территория детей. И ведь его дочь была права - нету смысла оставаться у машины так долго, когда внутри все уже веселятся вовсю. Стоило только и Лео взять за руку, пока он не вышел из-под контроля окончательно. Правда, в таком случае стоило собственную руку держать как можно крепче, иначе сын её попросту оторвёт.
- Мы везде побываем.
- пообещал Монтанелли дочери. Если ничего не случится - у них был целый день, и целая пачка денег в его кошельке - пожалуй, хватило бы, чтобы по два раза прокатиться на каждом аттракционе. Если ничего не случится... что-то случиться может в любой момент - такова уж была его жизнь. С осознанием этого он давно уже начал мириться. Всё могло поменяться в любой момент, но пока этот момент не настал - ты должен наслаждаться остальными моментами праздника. Раз уж сладкой ваты хотели и Сабрина, и Лео - начать день можно было и с неё.
- Две, пожалуйста... нет, три - я тоже буду. - он тоже не хотел отказывать себе в удовольствии вновь почувствовать вкус детства. Это не вязалось ни с его обычным рационом питания, ни с его имиджем, но если ты не умеешь расслабиться - тебе в этом уж точно не поможет ни диета, ни работа. - Какого цвета хотите?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Диснейленду и не снилось.