Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Под небом Парижа


Под небом Парижа

Сообщений 21 страница 40 из 43

21

В эпицентр драки, как заметил Тони боковым зрением, направилась Эмма, и травматолог отвлекся на свою жену, выставив руку вперед.
- Не лезь, отойди! – крикнул своей супруге Морган, и тут же получил вражеский удар по скуле.
Сломав этому мерзавцу палец, и удовлетворенно слыша его ор, улыбка маньяка промелькнула у мужчины. Нет, ему не нравилось все это, но его забавляла как некогда уверенный и крутой в себе парень, оскорбивший женщину, назвав ее не совсем лицеприятным сравнением. Защитить честь своей жены, что может быть приятнее?
- Теперь ты визжишь как резаный поросенок, - прошептал Тони этому подлецу.
Но одержать победу в этой бойне не означало, что Морган победил, потому что его уже кидают на асфальт и застегивают руки наручниками. Это были полицейские, которые уже тащили бедного травматолога в полицейскую машину, кидая на заднее сиденье.
«Ну сколько можно-то, а?».
в машину села так же и Эмма, ну правильно, жена всегда следует за мужем, чтобы доказать его невиновность. А через окно тот самый негодяй показал ему фак. Ему? Глаза Тони снова загорелись злым огнем, и он уже рвался переломать этому наглецу все пальцы, при этом не только на руках, но и на ногах.
- Я тебе этот палец в задницу засуну! – крикнул Морган на чистом американском сленге. Ну конечно же его не услышал грубиян, а вылезти из машины ему не дали полицейские, которые быстро увозили американскую пару от греха подальше, например в полицейский участок. Моргана кинули на стул, приковав его к этому предмету, но травматолог спокойно осматривал помещение, ибо он был прав, все остальное не имело особого значения.
Эмма не могла спокойно усидеть на месте. Тони лишь улыбался, когда ей инспектор жестом показывал, чтобы она успокоилась, но это же Эмми, успокоить ее почти нереально, надо просто переждать. Морган даже и не пытался успокоить свою жену, ибо нефиг, пусть она этим жандармам мозг вынесет. Ведь и правда врач был не виноват. Разве сейчас, в двадцать первом веке можно оскорблять женщину, какой бы она не была, разве можно? Инспектор дал какую-то бумажку Эмме, та конечно подбежала с ней к Тони, чтобы то прочитал. Ну тот и прочитал, посмотрел на инспектора, и посмотрел на жену, улыбнулся, снова посмотрел на инспектора.
- Милая, там ничего такого, успокойся, - сказал травматолог, уткнувшись лбом ей в живот. – Я люблю тебя.
Прошла минута, и Тони все же поднял глаза на жену, но уже сделал серьезное лицо.
- Милая, тебе надо взять бумагу и написать все как было, ты свидетель в данном деле, и даже пострадавшая. Напиши все, как было, при этом упомяни, что этот подлец посмел тебя назвать… - на этом Морган справился со злостью, глубоко вздохнув. – Назвал тебя коровой, и так, что никто не сможет выдержать оскорблений в адрес своей законной жены. Может даже без штрафа обойдемся. Хотя я не знаю французских законов. Ибо не думал, что такое возможно. Но я сломал этому уроду палец, жаль, что только один.
На этом он опустил глаза и смотрел в пол. Теперь, он жалел, что не смог изначально поговорить словами, что начал всю эту канитель с драки. Но и без этого не смог бы наказать. Теперь все очень сложно. Снова он в участке в наручниках, а рядом жена, которая и так настрадалась от его сумасшедших выходок. Тони не знал, что делать, что шло в тартарары, и все планы летели к чертовой матери.
- А лучше еще напиши заявление и на этого идиота, который оскорбил тебя, это будет лучше всего.
Он снова глянул на жену, в надежде, что та поняла его план.

+1

22

Верите ли, когда Тони так улыбался странно и... странно, я готова была его убить. Не потому, что злилась. А просто, ибо ничего не понимала в сложившейся обстановке. Единственный вопрос, волновавший мою неразумную голову, был сейчас - что за чертовщина это была? А бубнеж мужа в мой слегка похудевший живот не прояснил обстановку ни капельки.
-Я тоже тебя люблю, милый, но... - я покосилась на офицера, в то время как мой преступник продолжал свою речь, -Коровой?! Где эта тварь, я сейчас сама его упорю, щегол бесчленистый! - рванув в сторону, резко остановилась и впала в глубокую задумчивость. Отомстить ведь упырю этому можно было и потом, вычислить по кровавому следу, куда понесла его нелегкая и добить. Другое дело, что отвечать потом придется... но разве сейчас мы не занимаемся тем же?
Этот странный коп, который все время прикладывал палец к губам и мемекал, как овца, явно намекал на что-то. Но... что? Мимо проходящая через кабинет девушка с подносом была довольно невежливо мной остановлена. Хоть ты-то понимаешь по-человечески, дитя эволюции?
-Почему. Он. Молчит.
Испугавшись мрачного вида, девица предпочла отойти подальше и схватиться одной из тоненьких ручек за дверь.
-Господин де Саль лишен возможности говорить, - с жутчайшим акцентом, но хоть на родном нашем языке, пролепетала та, -Но не волнуйтесь, по-английски он понимает... кажется. Не знаю. Напишите ему на бумажке! - надо же, какая свежая, прямо-таки гениальная идея! А то мы раньше не додумались!
-Спасибо.
Тони не подавал и вида активности, а потому, как только юная боязливая леди скрылась, захлопнув за собой дверь, я подскочила к столу и тут же схватила ближайшую чистую бумажку. И ручку. Как оказалось, зеленую. Но есть ли разница?! Угнездившись на стул, я принялась грызть колпачок и придумывать самое гениальное в своей жизни письмо. На деревню дедушке... копу... долбодятлу. Хм... не, не пойдет. Итак. Уважаемый, этот кобель назвал меня коровой, а муж мой не виноват, потому что... виноват же. Блин. Тем не менее, рука медленно, словно неуверенно стала изображать что-то привычным кривым почерком. Навыки юного журналиста уже через три минуты вошли в свою силу,а мозг заработал в усиленном режиме. Отмазать мужа от тюрьмы, да так, чтобы еще при этом и отомстить обидчику -  это надо быть хитрой жопкой, а я... я таковой и являлась, когда злилась. В эти минуты сие было особенно заметно, так как пару раз сдуру чуть не сломала ручку, до чего понажимала на листок бумаги, ставя точки. В конце концов, потрясная объяснительная, она же заявление, она же оправдание, была передана непосредственно в руки полицейского, а я, в смиренной позе обиженной матери грудничков сгрудилась за стульчиком мужа. Минута, две, три... шмыганье носом доносилось из-за стола, а один раз даже подозрительно смешливое ерзанье по стулу. Но неужто в моем грустном повествовании были сплошь анекдоты? Да он издевается! Еще минута... и еще... Молча коп предложил угоститься эклерами. Или это все-таки я так от нервов обнаглела, цепкими пальчиками ухватив один. Опять тишина. Надоело. Скучно. Я начинаю шаркать ножкой. Ну что? Ну как? Мужчина поднимает на мужа взгляд. И снова молчание. Да черт возьми!
-Что там можно так долго вычитывать?! - а он еще и вышел из кабинета! Наглец! -Я ничего не понимаю...
Вернулся он с той самой девочкой и каким-то устройством, вероятно, чтобы написать ей текст?! Итак... каков ответ? Тони отпустят? Или весь остаток медовой недели мы проведем в тюрьме и возле нее?

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-14 17:54:07)

+1

23

Не приятно вспоминать, не приятно когда твою жену, твою красавцу назвали таким оскорбительным словом, жалко было для травматолога, что эти жандармы  приехали так скоро, что не дали отомстить хорошенько. А отомстить хорошо, означало, переломать ему все десять пальцев, и каждый изгиб рук, от запястья, локтя включая и плеч, а потом и вовсе отрезать его поганый язык, чтобы не смог ни на помощь позвать, ни оскорблять женщину после родов.
- Дорогая моя, поэтому я и разозлился, и сейчас зол, - сказал Тони, глядя как Эмма в порыве чувств чуть не бросилась искать этого ублюдка по всему Парижу. – успокойся и не кипишуй. Если я увижу этого дегенерата, то точно он, сучонок, у меня весь в гипсе ходить будет, это я тебе обещаю. Ты знаешь меня.
На этом он и замолчал, предпочитая слушать скрежет ручки по бумаге. Морган смотрел на свою супругу, которая писала, кусала ручку, от напряжения. Ему было интересно, что она такого еще припишет, ведь все же она на последнем курсе журналистике, а как известно, журналисты пишут много.
«Надеюсь, у нее хватит фантазии приписать еще что-нибудь, чтобы мы остались жертвами».
Нет, он не сомневался в способностях своей жены в преувеличении. Это она и так хорошо умела. Его больше беспокоило, что она напишет, что это Тони первым напал на некультурщину. Травматолог надеялся на счастливый конец, поэтому полностью доверил свою свободу своей жене. Комиссар начал читать изложение девушки, хмыкая и улыбаясь. А потом и вовсе покинул кабинет, оставив совсем уж негодующую Эмму.
- Поймешь, либо нас отпустят, либо нет, третьего не дано.
И в этот момент входят инспектор и та худосочная девица. Морган уставился на них, ожидая результата всей этой истории, в которой они, туристы, кормящие Париж, должны терпеть унижения и оскорбления какого-то необразованного гопника.
- Ваша версия подтвердилась, что этот парень оскорбил вашу жену, - с ужасным акцентом сообщила девица. – Вы свободны, но постарайтесь больше не ввязываться в драки, мы можем закрыть вам визу. 
А ту же минуту вошел рядовой полицейский и снял наручники с травматолога, на что тот благодарно кивнул, а после пожал руку инспектору, удивляясь, как он может работать в такой сфере имея такую инвалидность, как потеря слуха. Парадокс. Облегченно пара вздохнула и взявшись за руки вышли из этого чертового полицейского участка.
- Девочка моя, а ты заметила, что меня так и тянет туда? – с ухмылкой сказал Тони, ловя на тротуаре такси.
Добрались они до отеля уже глубоко за два часа ночи, сонные и ужасно расстроенные этим всем происшествием, и как только зашли в номер, сил оставалось лишь, чтобы раздеться, и лечь спать. Заснули сразу же как только закрыли глаза. Утром их разбудил топот остальных жителей этого отеля. Это означало, что всем пора на завтрак. Тони открыл глаза, Эмма спала еще как сурок, снова причмокивая губами. Мужчина улыбнулся и покачал головой, гладя ее по волосам.
«Ребенок же, чисто ребенок».
Время совсем не жалело, хотелось еще поваляться, но времени уже не было, было надо срочно одеваться и топать на завтрак, а потом продолжить экскурсию по Парижу, добраться, до самого знакового памятника этого города, на Эйфелеву башню. Поэтому травматолог потеребил плечико своей жены, и наклонился к уху.
- Милая, просыпайся, пора на завтрак и на самую главную достопримечательность Парижа, иначе какого черта мы приехали сюда? Точно не спать! – на этом он повернул ее голову и поцеловал.
Быстрый завтрак, и уже утренний, прохладный город встречал своих гостей ветерком. Они быстро словили такси и уже направлялись к месту назначения. В салоне автомобиля, болтали абсолютно обо всем, пока Стэлла не кинула Эмме смску, что с детьми все хорошо, и что они спокойно спят. Снова облегченно вздохнули и переключили все свое внимание на прекраснейший город на земле. Такси останавливается, и молодожены, оплатив поездку, двигаются на встречу все любимой железной даме.
- Подожди, подожди…- притормозил Тони. – давай сфотографируемся?
И вытянув руку с фотокамерой, прижав к себе супругу, улыбнувшись, нажал на кнопку, камера момент зафиксировала и сохранила.
- Ну вот, наш первый снимок в другом городе, вместе, - сказал он, поцеловав Эмми, повел ее ближе к башне.

внешний вид

http://s020.radikal.ru/i708/1302/26/4c0fb3c81412.jpg

Отредактировано Tony Morgan (2013-02-14 21:39:43)

+1

24

Остаток вечера прошел, как по маслицу ножом. Тони отпустили, пригрозили закрытием визы и все такое, мы покивали и улетели, счастливых мыслей полные... в отель, где мигом завалились спать. Я даже не могу вспомнить, сняла ли с себя одежду или это заботливо сделал муж, но по часам было уже практически утро, а завтрак ведь по расписанию так рано! Выспаться? Туристам? Не, не слышали. Даже если это наш медовый месяц, мы все равно будем подчиняться правилам туристического стада, ибо так принято. Встать, пожрать, в туалет, на экскурсию, пофоткаться, в туалет, пожрать, спать. Ну и иногда сувениры. Знаете, что мне снилось сегодня? Ни-че-го. Боже, как приятно, когда в голове наутро приятная пустота! Никаких переживаний, связанных с ночной борьбой с монстрами или добыванием огня для армии хомячков - ничего! Для людей, которые постоянно мучаются кошмарами это особенно актуально. Смею напомнить, что я отношусь именно к этой категории людей, ровно с того момента, как узнала о собственной бесплодности. Но старалась и в этом найти плюсы. Например? Можно было не предохраняться. Или же вот, сны не кусались. Или... Джеи стали сердцу еще дороже, хотя, казалось, что это просто невозможно, ан нет! Но с другой стороны... рев в подушку почти каждый день тоже нельзя было назвать нормальным. Как выбраться из этого ада? Вылечившись? Приняв неизбежное?

...- Милая, просыпайся, пора на завтрак и на самую главную достопримечательность Парижа, иначе какого черта мы приехали сюда? Точно не спать! - ооо, это утро такое утро все же! Я ленива приоткрыла один глаз, затем другой, довольно прищурилась секундой позже, но на поцелуй ответила.  Не помню, как муж меня выпихивал на завтрак и заставлял наряжаться, сколько времени прошло, тоже не могу сказать, но через сколько-то минут или часов мы оказались на улице, где мою сонную тушку освежил прохладный ветерок Парижа. Автомобиль. Несчастный таксист вздрагивает, когда на мой нервно звенящий телефон в полной тишине приходит смс-ка от Стелз. Близнецы в порядке, и я с радостью упираюсь лбом в плечо мужа, прикрывая глаза и надеясь на сон. Напрасно. Не проходит и пятнадцати минут, как мы тормозим у Эйфелевой башни, культового места всех туристов и торговцев, кричащих: "халявааа, халяяяява, пять штук - одно евро!", продающих миниатюрные копии сей красавицы. Признаюсь, моя нижняя челюсть упала вниз на добрых два метра от удивления, продолжая свой незамысловатый полет уже по земной поверхности. Из звуков до окружающих доходили только горловые "аааахр уууух ррр оооо". Но и этого хватило Тони для того, чтобы ухмыльнуться каким-то своим мыслям.
- Подожди, подожди… давай сфотографируемся? - естественно, согласилась. Мы стояли друг к другу слишком близко, и я хорошо ощущала собственной щекой, что кто-то сегодня старательно побрился. Для чего? Вероятно, узнаю об этом вечером. Но дотерплю ли?
Очередь перед башней была просто огроменная! Мы столько там стояли, что я от скуки залезла в твиттер и даже просила, кажется, прислать нам колбасу. Ну в самом деле! Чтобы попасть наверх, надо столько пережить! Хорошо, что где-то через минут сорок Тони каким-то образом обеспечил нам проход, иначе я бы уже сдалась, честное слово! Только интересно, он заплатил кому или мы скрываемся от правосудия, бегая по башне?
Не так много времени занял и подъем на площадку для обзора. Все это время мы то целовались, то пытались, весьма безуспешно, отлипнуть друг от друга. Что поделать, молодожены! Тем более, Тони сегодня был такой... арара просто! И вообще, это ему моя месть за Новый год! ...Башня... Здесь был народ, и его было немало, еще бы, это неудивительно! А мы... Ну как бы так выразиться потактичнее...
-Нам нужен укромный угол, срочно! Я хочу тебя здесь и сейчас, - схватив мужа за ремень его брюк, я тащила его за собой в сторонку, где мы наиболее укрыты от любопытных глаз. Во-первых, если захочет, он меня одернет или найдет другое местечко... а во-вторых, я в платье, господа, о чем тут думать! Задирай и действуй!

внешний вид

сигарету не принимай во внимание =Р
http://cs317228.userapi.com/v317228583/b74a/b42TDy0yQms.jpg

+1

25

Подобравшись к башне на опасное расстояние, когда можно почувствовать себя несчастной таракашкой в этой чертовой жизни, и снова задаваться вопросом как все строили? А Эмма…Эмма была счастлива, так же как и Тони, отстояв в очереди минут сорок, Морган решил пойти на хитрость, заприметив некую старушку впереди себя, где-то на человек сорок. Нагло так взял Эмму за руку и потащил ее туда.
- Простите, я занимал за вами, - при этом скрючив жалобную моську.
Ну старушка с явным склерозом и давно начавшимся Паркинсоном пропустила. Не вините травматолога, он же хотел так лучше, хотел, и заботился о старушках. Ведь какое им там поднимание на башню, это же опасно. Но, лучше оставить старушку в надежде, что она махнет рукой и уйдет домой. А молодожены тем самым уже поднимались на башенку, на лифте. А там устроили, черт знает что, вечно целовались, и не отлипали друг от друга ни на шаг. Вот она, смотровая площадка, и весь Париж как на ладони. Фотографировали, фотографировались сами, снова целовались, снова стояли и обнимались. Да вот они молодожены такие, любить и быть любимыми, просто любить, и жить в своем мире.
И в один момент, когда они гуляли по площадке, Эмма с каким-то остервенением схватила его за ремень, и потащила в сторонку, найдя потайной угол более-менее скрытый от глаз. Она хочет прямо здесь заняться сексом? Вот теперь можно по-настоящему сделать удивленное лицо. Это очень экстремально, и что французы настолько страстные натуры, что могут трахаться на улице, в присутствии множества народа. Но вот Тони не мог себе этого нормально  представить. Ну деваться было некуда.
- Хорошо, как скажешь, только для тебя и только сейчас, - сказал Морган, расстегивая ширинку своих джинс.
Это был не май месяц, но погода особо и не давала мерзнуть, все было в пределах нормы, так что немного согреться естественным способом не помешает. Он прижал свою жену к стене, долго целовал и блуждал руками по ее ногам, пока не возбудился. Хотя о чем тут говорить, травматолог находился рядом с Эммой почти всегда в боевой готовности, и долгих прелюдий ему нужно не было. Поэтому, завершив поцелуй, он нагнул супругу раком, задрал ее пальто и платье, оттянул в сторону ткань ее трусиков, и пошла родная, как по маслу.
Главное было не привлекать много внимания, если их не совсем видно, это не означало, что их не слышно, поэтому, когда Эмма начала постанывать, он закрыл ей рот рукой.
- Ну, тише, тише, мы не в номере и не дома… - шептал Тони, увеличивая темп. – терпи…терпи…
Сбивчивые дыхания, приваливший в крови адреналин, страх, что заметят, что увидят, но животные инстинкты брали свое. Да и как можно было отказать своей даме сердца, и по совместительству жене, в таком деле? Это супружеский долг, вашу мать! Это вам не на порнуху дрочить. Тут уже не отмажешься, что голова болит, или еще что-то, ах, ну да, еще железно-чугунная отмазка, про месячные.
…Когда было все завершено, и они отдыхали, все еще в том самом укромном месте, Морган закурил, и довольный словно кот, смотрел на свою супругу, которая тем временем поправляла прическу, и свое платье.
- Мы осквернили мировую достопримечательность, какие мы невежественные мы американцы, - проговорил травматолог хитро лыбился жене. – Американские туристы настолько суровые, что поднимаются на достопримечательности и памятники культуры, чтобы потрахаться! Правильно, на кроватях, уже не модно.
Он снова прижал к себе жену, и поцеловал ее, так нежно, совсем по-другому, более романтично, что ли. Через пару минут, когда они привели себя в полнейший порядок, пара вышла из укрытия как ни в чем не бывало, осматривая Париж с высоты первого яруса башни. Весь город как на ладони, старые красивые здания, узкие улочки, в воздухе веет ароматом любви, или это от молодоженов пахнет этой самой любовью?
- Сейчас куда? – спросил Тони, обняв Эмму сзади, прижавшись к ней щекой. – Может, к Нотр-даму махнем? Я хочу туда, как раз раскаемся в грехах, чтобы новые нагрешить с чистой душой.
Морган засмеялся, и чмокнул ее в щечку, крепко прижимая к себе. Только с Эммой можно почувствовать и любовь и адреналин, страсть, и стыд.

+1

26

- Хорошо, как скажешь, только для тебя и только сейчас, - от приятного ощущения, что муж поддался на подобные манипуляции, я даже остановилась и на миг отпустила его, радостно захлопав в ладоши. А затем, конечно же, продолжила экзекуцию... пока меня нагло не вжали в стену. Ооо, это чувство, когда ты осознаешь эту жесткость, когда понимаешь, что его руки блуждают по телу, что все это - результат всего лишь парочки нехитрых махинаций и коротенького платья. Припухшие от поцелуев губы приоткрылись, вырвался удивительный по содержащейся внутри гамме эмоций вздох. И только когда он нагнул меня, задирая платье, пальто, уничтожая сопротивление белья, я поняла, что погодка-то не совсем уж айс, а, значит, Тони придется постараться, чтобы мы не замерзли. Немного приподняла голову, чтобы хотя бы создать видимость, что мы тут просто что-то в стенке рассматриваем, причем мне очень плохо видно, но... но... звуки шлепков, резкие движения мужа выдавали нас с головой. Ощущения просто невероятные и, если первые минуты я еще держалась, прикусывая чуть ли не до крови нижнюю губу, то с последующими начала стонать, причем страстно, громко и со всем своим умением... проще говоря, так, что, когда Морган закрыл мой рот своей ладонью, я лишь легонько кивнула в благодарность.. И да, мне было все равно, что думают люди, смотрят они, снимают или даже не замечают. Поймите, год без толковой близости - это вам не обои с клубникой жевать, это для здоровья вредно! Зато сейчас... можно расслабиться. Выкинуть все из головы. Наслаждаться тем, что есть. И поддаваться на эти сильные движения, вести себя, словно распоследняя самка, изредка поддразнивающая своего любимого...

...Дальше в голове было все, словно белое пятно. Я не помнила, как мы с раскрасневшимися лицами и съехавшей одеждой выбирались в толпу. И не могу угадать, как люди на нас смотрели. Очевидно, что они обо всем догадались, но вдруг это была наша паранойя? Теперь муж не отходил от меня не на шаг. Вот правду говорят, мужик должен быть всегда сыт и затрахан. Или натрахан? В нашем случае только первое, поскольку я всегда была ненасытной, особенно до беременности, мне нужно было это везде и всюду, и всегда... Слава баклажанам, что сие "богатство" доставалось только Тони...

...О, прекрасный Париж! Ты заставляешь биться сердце чаще, чувствовать, как душа готова воспарить в небо, а разум давно напевает французские песенки, неумело подражая неизвестному, но такому чарующему языку. Те мгновения, когда мой милый обнимает сзади, прижимаясь всем телом, они бесценны! Хоть и вынуждают отвлечься на некоторое время от мысленного полета по улочкам и площадям...
-Пойдем, только я покаяться не хочу, совсем не хочу, - наморщила лобик я и, развернувшись, подхватила мужа под ручку, -Лучше просто поболтаюсь внутри, хорошенько все рассматривая. Веди меня! - звонкий смех и подпрыгивания на месте выдают мой энтузиазм с головой. Что ж... чем этот поход закончится?

Возле Нотр-Дам
Иногда случаются драмы,
Но все кончится хорошо,
Где-нибудь в Панаме...

-Воооу...уу, - опять мое немногословное удивление величием сего архитектурного шедевра, снова молчу как-то смущенно, прячась за спину мужа, -Наверное, это все не мое... Восхищение чувствую, а должного трепета - нет... Не люблю всю эту массивность и перегруженность элементами.. но, впрочем, ладно, - видя, как нежно лепечут что-то китайские туристы, я замолкаю и следую за Тони внутрь... Что нас там ждет?

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-15 22:03:39)

+1

27

О, прекрасный Париж, один из красивейших городов мира. Собор парижской богоматери великолепный памятник прошлого, и действующий собор ныне. Не зайти сюда, просто невозможно, он так и тянет своим исполнением, приковывает взгляды. И сразу же вспоминается и фильм и мюзиклы посвященные этому собору.
Вкусы у всех оказались разными, и Эмме, оказалось, не нравится вот эта массивность, а Тони наоборот утонченность и минимализм не нравился. Но все же они вошли в очередь, и стали продвигаться в храм, где около входа, была поставлена уменьшенная копия Христа-искупителя, что находится в Бразилии. Осмотрев, и по фотографировшись, зашли в собор. Осматривая скульптуры, картины, и мозаику окон, они подошли к свечкам, где за два евро можно их купить. Тони купил, и поставив на подставку.
- На здоровье наших сыновей, - шепотом пояснил он.
Еще поблуждали немного внутри собора, послушали службу. И вышли, чтобы вздохнуть свежего и прохладного ветерка этой столицы. Они шли за руку, лишь изредка, Тони останавливался, чтобы поцеловать свою супругу. В голове все еще происходило переосмысление всей той информации, что Морганы осмелились, забыли про стыд, занялись сексом на башне, почти у всех на глазах. Видимо от этого или от стоящей рядом красавицы жены, он снова почувствовал легкое возбуждение, что сейчас было лишним.
- Милая, давай мы с тобой поедем в отель? – спросил он. – Покушаем, а то я проголодался, выпьем вина, и поспим. Сегодня выдался прекрасный день, полный приключений, а даже вчерашний полицейский участок, меркнет в сравнении с этим.
Он засмеялся, чмокнув жену в макушку. И ведь действительно, такого экстрима он еще не ловил, ну кроме секса на кушетке, давно, до беременности Эммы. Если все сложить, то получится не слабые расчеты, что именно Эммз придает его жизни такие колориты. Кто же знал, что ей удастся усмирить этого кобеля, что ей удастся его окольцевать, и одомашнить. Теперь же все, от жены ни на шаг. Мужики кричат подкаблучник, что конечно совсем не радует, но и мужики уже под тридцать, а все еще ни жены, ни семьи.
- Мы можем и пешком за час – полтора дойти, мы можем зайти по магазинам, и понакупать и себе и детям одежки и разные подарки.
Он смотрел на нее, а в глазах девушки светилась какая-то искринка, она с хитрецой улыбнулась и Тони даже стало не по себе, от очередной ее идеи, но вроде ничего серьезного. И на миг снова слились в поцелуе. Ох уж этот Париж, ох уж этот город любви, так и шепчет…
Наконец к вечеру они добрались до отеля, уставшие, и голодные, снова заказали ужин в номер. Пока ждали, Тони завалился на кровать и лениво смотрел телевизор, пытаясь уловить смысл фильма, полностью на французском.
- Черт! Ни одного канала на английском! – возмущено пробубнил он.
Сил у него не было даже элементарно встать и пойти в душ, поэтому пока в спальне Эмма вроде просматривала фотографии с камеры, постучались в дверь. Морган посмотрел на жену.
- Иди, открой и заплати ему, а?
Да, он был ленивым, и уставшим, очень уставшим, тем более он считал, что ему двадцать шесть, а это уже старость, а жене раз только двадцать, то она никогда не устает.

+1

28

Внутри мы поставили свечи за здоровье сыновей... Ну как поставили. Тони поставил. Я по-прежнему принципиально придерживалась мнения, что подобные действия - лишь наивная глупость, а если и нужно говорить с нашим Господом, то только наедине, а не через такие посредства. Потому и молчала, стоя рядом и низко опустив голову. Служба. Знала, что мой муж ярый католик, но чтоб настоооолько... Удивительно, как это мы до сих пор не крестили детей. Хотя скажу почему, я была против, они же совсем малютки! Пускай подрастут, пусть им будет хотя бы несколько месяцев, полгода, лучше даже годика два, тогда... А не сейчас, когда они еще в виде наших маленьких помидорок лежат у сестренки. Я погуляла немного, то и дело наблюдая скорее туристов, нежели молящихся. Натыкаясь взглядами на здоровенные фотоаппараты - вот так следовало бы назвать неспешное передвижение в сторону выхода.
Прошло, наверное, больше получаса, прежде чем мы вышли наружу. Я судорожно глотнула прохладный воздух и закашлялась, не люблю, когда где-то душно, ой как не люблю. Плохие воспоминания еще с юности, знать бы, в чем причина их, было бы намного легче. И тут вдруг от мужа исходит странное предложение:
- Милая, давай мы с тобой поедем в отель? Покушаем, а то я проголодался, выпьем вина, и поспим. Сегодня выдался прекрасный день, полный приключений, а даже вчерашний полицейский участок, меркнет в сравнении с этим.
И снова легкий поцелуй. От удивления я, кажется, даже забыла, как разговаривать. Просто приоткрыла свои пухленькие губки и опять хватила ртом свежий воздух, а затем выпучила глаза. Муж меня больше не любит? Он насытился мною?
-Как...поспим? - не сказать, чтоб я была уж слишком умелой в постели женщиной... нет, совсем нет. Но вот так вот просто задвинуть такую важную часть медовой недели было бы просто глупо, -Ты...уверен?
Смущенно улыбнулась на поцелуй и, взяв Тони под ручку, молча пошла рядом, стараясь глядеть по сторонам. Где, кстати, происходило множество всего интересного. Там девушка в красном беретике рисовала, как одна парочка, не отлипая друг от друга, целуется в ресторанчике. А здесь, через дорогу, юный француз дергает свою, наверное, маму за длинную желтую юбку и что-то громко кричит. Откуда-то льется музыка, медленно зажигаются фонари... Вроде то же самое, что и у нас. Только ощущение чего-то намного более волшебного, чудесного, неземного. Казалось, если сейчас в небо отпустят сотни красных воздушных шариков, это будет мультик или чудо, но никак не просто акция во имя чего-нибудь...
Мы добрались до отеля за полночь, так угулялись, что словами не описать. Заказали ужин в трубку сбивчивыми голосами, и Тони сразу же рухнул на постель. Я засела за фотографии, представляя в голове, каким будет наш первый семейный фотоальбом. Слово за слово, минута за минутой, и было нечем уже заняться, поэтому-то и пришла в мой овечий мозг очередная гениальная идея. Пошла в душ, но на полпути остановил (ну как всегда!) стук в дверь и голос вечно ленивого мужа:
- Иди, открой и заплати ему, а?
Проронив нечто вроде "ну вот, замечательно", я с видом злого хомяка пошла открывать. Там действительно стоял очередной "мачо" в фуражке и с подносом дымящейся омномношной еды. Достала из сумки очередной пакетик и кошелек, расплатилась, отобрала пищу и поставила ее на тумбочку, а само чудо света выпихала за дверь.
-Я в душ, еду сам забери! - крикнула из коридорчика, а сама действительно ушла освежиться.

Каково же было удивление мое, когда, выйдя из душа, я обнаружила поднос по-прежнему в коридоре, а муж дремал у телевизора. Ах он какашка! Ничего исправлять не стала, просто вошла в спальню и остановилась лишь когда нависла над его тушкой, старательно строя глазки. Шаловливые ручонки тем временем уже старательно расправлялись с неугодным ремнем на брюках.
-Ишь он какой, спать захотел, - насмешливо-ласково протянула я, нагибаясь еще ниже и нежно целуя его гладко выбритый подбородок, -И это при молодой-то жене, - шутка затягивалась, а хотелось большего, снова, еще. Жажда доставить мужу небывалое доселе удовольствие крепло с каждой минутой, я понимала, все - что он попросит, я выполню, с удовольствием, лишь бы получить потом награду- его хитрющее выражение моськи и счастливую улыбку...

внешний вид

http://cs304911.userapi.com/v304911583/bf5/k6yACTNTbI8.jpg

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-18 16:22:12)

+1

29

Конечно она исполнила его просьбу, еще бы она этого не сделала бы. Суть не в том, суть была лишь в том, что Тони действительно устал, и сейчас валялся безвольной тушкой. За день, он превратился в ленивца, который даже переключить канал через пульт не в состоянии. Глазами проводил жену за угол в коридор, она была недовольна, и немного зла, это было видно по хмурым бровям. Но Моргану было все равно, он устал! Что такое когда мужик устал? это когда утомительный и полный на приключения день, выжал из мужского организма все силы.
Эмма выкрикнула что-то про еду, душ и забрать, через секунду все слова забылись, а через минуту мужчина вспоминал, что ему сказали, потом забил на все. С огромнейшим усилием нажал пальцем на кнопку пульта, чтобы переключить канал. А потом резко так получилось, глаза смыкались и…травматолог заснул.
Видел сны, прекрасные сны, про детство, про маму,  про бабушку, про Эмму, про детей, о том что в его доме наконец наступил мир. Через несколько лет, он будет отвозить сыновей в школу, и ехать на работу. В общем такой милый сон, без капли пошлости…пока не почувствовал что ремень расстегнут, и кто-то с упорством хочет добраться до его сокровищ. Тони открыл глаза, а над ним склонилась жена, в шикарном, сексуальном наряде, что мужчина завис в прямом смысле этого слова. Контр, альт, делит уже не помогут, ну кроме слюнявчика, ибо потекли слюни, на ее наряд, а ладонь уже вовсю блуждала по ее бедрам, с заворотом на ягодицы. Его разум немного начал выходит из комы, когда ее ладошка с огромной наглостью залезла к нему в трусы.
- Ну я же совсем уже старый, - с усмешкой сказал он, пробираясь ладонью между ее ног. – Моя ненасытная, страстная женушка…
на этом он схватил девушку за талию, и уронил на кровать, при этом начал целовать, снимая с нее эту незамысловатую одежду, при том только пока верх. Потом из легких поцелуев, он опустился вниз к ее трусикам, которые так и соблазняли своим видом. Нет, к черту трусы и вся эта одежда, хоть бабушкины панталоны, Эмма всегда будет красивой, и пусть кто бы там чего не болтал. Жену свою он любил, обожал, и обожествлял, готов был пойти ради нее на все, даже заниматься любовью когда она хочет. Конечно! Весь он принадлежит ей, весь, а яйца тем более. Схватился зубами за черную ткань, и помогая себе пальцами снял с нее эти лоскутки, называющиеся трусиками, красиво, очень… и вот она лежит перед ним в чем мать родила, но он не полез сразу на нее, он подмигнул ей, и начал целовать ее коленки, поднимаясь выше и выше, пока не залез к ней между ног, делая ей приятное как в ту ночь в госпитале, первый раз увиделись после Розвиля. И она как и тогда извивалась, стонала, и хватала его за волосы, скрещивая ноги на спине. Ну а сам Тони просто делал приятное своей красавице, своей жене, чтобы дать ей возможность раскрыться в постели.
…Тони лег рядом, и смотрел за довольную жену, которая улыбалась и прижималась к нему. Морган знал, это ненадолго, нужен будет еще разок, чтобы полностью ее утомить, и глазами он представлял, точнее прикидывал в голове в какой позе они будут заниматься сексом.
- Девочка моя, - начал шептал Тони, лаская ее. – может ты мне тоже сделаешь приятно? Ну как тогда в квартире?
Глаза в глаза, он не обидится, если она откажется, ведь тогда он ее обидел, отдернул, он ей помешал. А сейчас вот ее шанс отомстить ему.

+1

30

- Ну я же совсем уже старый. Моя ненасытная, страстная женушка…
Что поделать, - как бы говоря это, я с хитрой улыбкой пожала округлыми плечиками. Он перекинул меня на кровать и навис, освобождая от одежды. Медленно, будто дразня. Самые игры начинаются, когда первый сексуальный голод уже утолен, вот тогда и приходят в голову идеи в стиле "я такая плохая девочка, накажи меня" или "милая, будь моей страстной наездницей". Божечки, конечно, я говорю сейчас утрированно, но все же. Муж пошел дальше. Зубами снял белье, рыча, как голодный зверь, это, наверное, месть за то, что на свадьбе подвязка была снята не по традиции. Почему-то я ждала, что сейчас он накинется на меня, войдя резко, заставив вздрогнуть и впиться ногтями ему в плечи, но... нет. Поцелуй в коленку, другую, его губы поднимаются выше и... Господи. Тони, что ты делаешь? Такого подарка от тебя днем с огнем не сыщешь, а тут... Ах. Как ты меня дразнишь, клянусь, еще чуть-чуть, и я тебя заставлю войти в меня силой! Запрокидываю голову, прикрывая глаза. Из губ вырывается хриплый стон. Тело содрогается от небывалого доселе дичайшего желания, а руки с силой мнут простынь...

...Я прижималась к мужу ленивой кошкой, потягиваясь сладко и устало водя пальчиком по его груди. Он же поглаживал колени, которые я нарочно старалась сжать посильнее, чтобы ему пришлось приложить усилия, дабы проскользнуть выше... И клянусь, если бы мы однажды поменялись местами, я муж, а он - жена, я бы трахала его до потери пульса у обоих, но, скажете, это слишком жестоко? Возмооожно... Руки Тони уже тихонько поглаживали мою грудь, от этого соски набухли так сильно, что на них выступила лишь капелька молока, от чего я густо покраснела. Знала, что он принимает меня в любом состоянии, но все же выглядит, возможно, не так сексуально такая женщина, как хотелось бы.
- Девочка моя, может ты мне тоже сделаешь приятно? Ну как тогда в квартире?
Подняла довольный взгляд и непонимающе промычала, -Ммм? - и только после этого до меня дошло, чего он хотел. Как-то, когда я, будучи беременной, сгорала от желания секса. И до того зажглась идеей минета, которого, к слову, ни разу не делала, что напала на мужа прямо посреди квартиры, выйдя с пузом из душа. Но тогда он отверг меня, ссылаясь на то, что не сдержится. Обижалась? Да, конечно. А что поделать, ему тоже после разрыва приходилось долго привыкать ко мне. Ведь убежала я от него, когда еще была более-менее стройняшкой, а пришла... как каравелла по зеленым волнам... Ах. Стоп, -Но я же не умею, - с другой стороны, отказываться тоже не очень прилично, ведь я сама сейчас была вся мокрая от того, что мой милый муж решил сделать приятное своей ненаглядной. Повернись, Эмма, к члену передом, к мужу задом... Шучу, шучу. Чуть сползла вниз по кровати, покрывая тело мужа быстрыми горячими поцелуями, ниже и ниже... Язычком обвести край пупка, спуститься еще ниже. Нежно обхватить губами так называемую гордость дорогого Тони. Поддразнить, в шутку посасывая, как чупа-чупс. Стать серьезней и, сжимая колечко губ посильнее, скользнуть вниз на самую малость и тут же, испугавшись, вверх. Провести языком широкую влажную линию и, промычав что-то неразборчивое, подняться на колени, показав свою покорность. Скользнуть, вбирая глубже, я стараюсь не думать о том, как неумело это делаю. Выше и снова ниже, чуть ускоряясь, язычком пытаясь очертить окружность, прямо по члену... Ох. Кто бы сказал, что доставлять удовольствие своему мужчине - намного приятнее, чем получать его самой, ни за что бы не поверила. Раньше. Но сейчааааас... Тони, ты что же, хочешь, чтобы я довела тебя до оргазма одними лишь губками? У меня не получится, я неумеха... А если и получится, то как надо поступить тогда? Слишком много мыслей, Эмма, слишком много. Лучше заниматься делом и не думать о последствиях...

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-19 16:19:27)

+1

31

Стеснение и какая-то неуверенность в себе, покраснение, оттого, что из сосков вытекла капелька молока, ну так это и понятно, она кормящая мать, правда детей нет рядом, чтобы опустошать эти запасы. Тони хотел было попробовать эту пищу своих сыновей, но боялся еще больше смутить свою и так бедную женушку, которая к великому сожалению находилась на стадии огромной самокритики. Морган доказывал и не раз, что он никогда в жизни ее не бросит, и что все будет хорошо, что любит он ее. Бесполезно, как об стену горох. Эмма тоже говорит, что любит, и опять все начинается заново. Теперь в его просьбе, она стала еще более неуверенна, а ведь совсем недавно, так и тянулась к этому делу.
- Ты можешь милая, ты сумеешь, ты у меня молодец.
И пот поцелуи, ниже и ниже, от штанов и трусов не осталось и следа, о, эти приятные ощущения, о, эта дрожь, бросающая в огонь. Эмма это делает с нежностью, с волнением, стараясь сделать по высшему разряду, что у нее и получается. Он провел рукой по ее волосам, по спине, по голой заднице. Он от такого великого удовольствия закрыл глаза и громко выдохнул, это больше был похож на стон. Это было невероятно, начал забываться, и стонать. Он говорил ей ласковые слова, но не помнил какие, уже ничего не помнил, он был во власти ощущений, во власти возбуждения и огромного удовольствия. Ему нравилось, и даже льстило, что жена принимает его так же как и он ее. Не думал Морган, что она будет иметь такую власть над ним. Слишком мало говорили об этом, что как кому нравится, хотя Эмми справлялась на удивление замечательно, обычно так перестараться хотят, то случаем куснут, то чуть не отрывают член от сумасшедшей скорости. А потом сиди сдерживай слезы боли, при этом делая довольное лицо. А тут все честно, настолько приятное ощущение, настолько, что готов был ее снова остановить, да подарить жене то, что она хотела еще в первые минуты, но нет, он довел ее до оргазма, теперь все поровну, но она сама определит момент, точнее он скажет. Эмма сама примет решение…
«Да за такое, я готов тебе каждый день куни делать».
- Эмми…- единственное, что вылетало из его губ.
А ей это нравилось, она на секунду прервалась, посмотрела на него, хитрющими глазами, и с такой же хитрой улыбкой продолжила. Он мял ей ягодицы, и снова гладил по полосам. Все равно как ни крути, а медовый месяц, точнее неделя уже удалась. Столько сделали, а столько еще предстоит сделать, что сразу можно тогда уж еще недельку пожить. Хотелось бы, но миссия невыполнима, там дома в штатах, в Сакраменто, остались близнецы, которым явно не хватает мамы и папы, тетя это тетя, хотя Стэлла очень привязалась к детям. А сыновья пусть немного потерпят, немного, ведь их родители наверстывают, что не смогли за эти полгода разлуки и месяцев воздержания, до рождения малышей.
Эмма словно чувствовала его всего, и ее ласки стали напористее, но без трагедий для мужчины. Да и сам Тони был уже на взводе, и чувствовал приближающийся оргазм. Надо был предупредить жену, но воздуха не хватало, и как-то разучился сразу говорить. Секунда, другая, все же преодолел, и:
- Эмма…кончаю…
И на этом наступил оргазм, и брызнула сперма…

+1

32

Он вел себя как-то необычно для нашего типичного поведения в постели. Эти ласковые поглаживания, порой прерывающиеся сильным хватанием то за волосы, то за грудь, а то и вовсе за бедную мою попу, были непривычными. Я старалась не охать и не стонать лишний раз, чтобы не доставить случайно боль любимому, так, в крайних случаях мычала, изредка размыкая губы. Нет, по сути, я обожала, когда все жестко, правда. Эти сладкие чувства, когда тебя хватают за волосы и вжимают в стену, нагибая, размашистые движения, вынуждающие кусать руки от переизбытка небывалого кайфа, громкие стоны или даже красные (что часто бывает, если хочешь, чтобы насладился возлюбленный) от долгого стояния на полу колени, ах, да, это дело, когда от страсти начинаешь раздеваться еще в коридоре, а потом ходишь, смеясь, собирая по всему дому одежду, но... как любая девушка, я иногда жаждала иного. Возможно, тихой музыки и приглушенного света. Бережных касаний и нежных поцелуев. Не сумасшедшей скорости, а трогательного промедления, когда даже навстречу выгибаешься чуть замедленно, чтобы ощутить всю полноту чувств... Стоп. Мне нужно остановиться, иначе сейчас возьму и оседлаю мужа, разрушив столь редкий по красоте момент.
- Эмми… - столько раз за ночь он никогда не произносил мое имя, нет, вот скажу так. Мужчина обалденен в постели, это круто, да, бесспорно. Но когда ты и только ты заставляешь его стонать, не просто говорить милые слова, а чтоб по твоей вине вырывалось из его губ прерывистое дыхание и чуть хриплый голос, абсолютно бесконтрольный, произносил раз за разом имя... Это бесценно. Черт возьми, тут никакой мастер кард не справится!
Я приостановилась лишь на секунду, чтобы вильнуть задом и посмотреть в полузакрытые глаза Тони, хитро улыбнувшись. И тут же продолжила. Дорвалась, называется. Долгое воздержание на самом деле жуть как вредно, а если вдруг дается свобода, особенно мне, то все, прощай, квартира-дома-комната или все, где можно заниматься сексом. Постель, пол, стены, ванная, подоконник, кухонная тумба, стол, стул и обязательно столик с зеркальцем в прихожей, перечислять можно бесконечно, главное, чтобы сил хватило. И даже не у меня, а у мужа. Я так увлеклась, что даже не заметила, как он прохрипел:
- Эмма…кончаю…
Поэтому, когда в тот же миг брызнула сперма, я не успела разомкнуть губы или сделать как-то так, чтобы это не попало мне... В общем-то, за эту секундочку я успела только испугаться, да, а что вы хотели, первый раз делала мужу такое и вдруг... Стресс? Ну скорее, эффект неожиданности, как следствие, шок, что мой ротик полон всего этого "богатства". Что с ним делать? Я выпучила глаза, надув щеки, прося помощи у Тони. Он-то уж поопытнее в таких делах, знает, что делать. Или у него такого тоже еще не было раньше? Немного подержала во рту, ибо муж еще молчал, а потом... зажмурившись, проглотила. Ну не так жутко, как казалось, прямо скажу. На вкус немного необычно, ибо.... бля. О чем я думаю, это ж не колбаса и не конфеты, чтобы рассуждать о привкусах и калорийности!
Коснулась губами мужниного пупка, обвела его контур язычком, как и в самом начале, а затем довольная улеглась рядом. Нет, пожалуй, эксперименты - это не всегда плохо. Пусть сейчас я и не задыхаюсь от напора оргазмов, зато до безумия приятно, что Тони хорошо. Да, до сих пор ощущаю его это "хорошо" во рту. Ну да ладно. Ему нужны быть благодарной хотя бы за то, что с каждой близостью или действиями, позами во время секса мне открывались все новые горизонты. Правда. Словно каждой раз невинной девчушке по чуть-чуть познавался мир. И оба были довольны. Лишь бы это не прекращалось.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-21 17:06:13)

+1

33

От такого удовольствия еще бы не придти в дикий восторг и не испытать оргазм, было просто невозможно. Он кончил, и получилось так, что прямо ей в рот, ну так получилось.
«Прости», - пролетело в голове, а говорить не мог, только смотрел на нее, как у жены начинается паника.
Тони смотрел на нее, от отрываясь, с блаженным взглядом и такой же улыбкой. Она что-то пыталась спросить. Как объяснить человеку, что муж, испытавший самый шикарный оргазм в своей жизни от минета, при этом, сколько ему делали бывшие, такого не испытывал. Так же как и в сексе, пока не встретил эту девчушку в коротеньких шортиках, так и не мог получить все удовольствие сполна. Эмма проглотила, проглотила все, чем вызвала такую гордость на лице у Моргана. Каждому мужчине будет приятно, когда его принимают целиком полностью, каждую клеточку его тела. Обведя напоследок языком его пупок, жена вернулась на место, и легла рядом, улыбчивая и довольная собой. Тони ее обнял и поцеловал, тем самым благодаря ее за удовольствие, которое она доставила ему.
- Девочка моя, это было сказочно, незабываемо, - проговорил он смотря ей в глаза, устраивая ладонь по-хозяйски на ее ягодицу. – Ты мне дана богом. Только с тобой я могу испытать удовольствие от которого я не смогу разговаривать в ближайшие несколько минут. Этому ты была свидетельницей.
На этом Тони снова зацеловал ее лицо, заставляя ее улыбаться. Травматолог никак не мог отлипнуть от жены, словно последний день они вместе, и на этом закончится вся романтика, и закончится их счастье. С одной стороны так это и было, ведь как кончится Париж, то все, вся романтика пропадет в считанные секунды, и начнется быт. Дети-работа-дом-дети, и все по круговой, иногда лишь делая совместные бытовые дела, уборка, готовка. Да, Морган помогал своей жене, и делал это с удовольствием, и с огромным желанием. Так что, Эмма должна гордится своим мужем, и никогда не злиться на него.
По взгляду жены было видно, что она хотела еще. О, этот взгляд…эти наигранные надувание губок, и ее пальцы игрались на его груди, спускаясь к его мужскому достоинству. Не, конечно силы еще были, но время уже переваливало за три часа ночи. Травматолог выключил основной свет, оставив лишь свет от своего ночника. Пускай будет так, ведь в полутьме вся эта обстановка становится еще более романтичной, и абсолютно идеальной для молодоженов, прожигающих свой медовый месяц, а для Морганов, так вообще всего лишь неделя.
Надо было сходить в душ, ибо весь потный, вонючий и вообще…но такая лень, Морган не поднимаясь с кровати, достал джинсы, а из кармана сигарету, прикурил. Может он поступал эгоистично, но разве он не устал? он устал. но если того потребует жена, он сделает все. Тони просто не хотел и не хочет быть слишком навязчивым, чтобы она не подумала ничего такого, хотя и так, она может подумать, это же Эмма, а она думает обо всем и сразу.
- Надеюсь, ты не против? – запоздало спросил Морган жену, выпуская колечки из дыма. – Завтра предлагаю сходить по магазинам и бутикам. Купим себе что-нибудь, сыновьям, и сувениры нашим друзьям, знакомым, родственникам.
Вопросительный взгляд на эту недовольно нахмуренную мосю.

+1

34

Поцелуй... прямо в губы. Я не верила до последнего, что после всего, что я проглотила, он поцелует меня. Думала, побрезгует. Но нет. Теперь же я лежу рядом и просто, без затей вожу пальчиком по его груди, наслаждаясь теми минутками спокойствия, что нам выпали. Он давно и по-собственнически обнимает меня за попу, ах, как пошло, но слова заставляют меня разубедиться во все, что только могло думаться "нехорошего" до этого момента.
- Девочка моя, это было сказочно, незабываемо. Ты мне дана богом. Только с тобой я могу испытать удовольствие от которого я не смогу разговаривать в ближайшие несколько минут. Этому ты была свидетельницей.
Я скромно улыбалась, предпочитая молчать. Наверное, впервые в жизни не хотелось говорить ровным счетом ни-че-го. Просто изредка прикасаться губами в беззвучном чмоке к любимому плечу, поглаживать его мускулистые ручки и прикрывать глаза, периодически томно вздыхая. Какое-то время мне действительно хватало лишь этого... но уже через десяток минут я стала понимать, что неплохо бы мужу исполнить непосредственный супружеский долг и желательно такой, чтоб подольше длился, ибо мы ведь оба хорошо сегодня поработали, почему бы и не отдохнуть полноценно? Стала привлекать к себе внимание, то губки надую, то пальчиками на груди поиграю, то... попристаю несколько неловко, спускаясь шаловливыми ручками вниз, но реакции в ответ не было никакой. Нет, ну не совсем уж никакой... Тони свет выключил, оставив лишь ночник, это сойдет за ответ? И закурил. Прямо в комнате! Я не была против того, что он курит, не подумайте скверно, но... в присутствии меня или детей да, есть такое дело, запрещала. А что поделать? Здоровье важнее. Я верила во всю эту дребедень с пассивным курением и раком-смертью-далее по списку. Потому и тряслась, дааа. И даже сейчас немного сморщила носик, но отодвигаться не стала.
- Надеюсь, ты не против? Завтра предлагаю сходить по магазинам и бутикам. Купим себе что-нибудь, сыновьям, и сувениры нашим друзьям, знакомым, родственникам.
Что? О чем ты, Тони? Ааа...подарки, покупки. Мои мысли сейчас идут отнюдь не в том направлении! Да что там говорить, вообще даже не в направлении, они тупо вихляют по рельефу твоего тела, черт возьми! А ты, Морган, лениво так куришь на лампу и спрашиваешь про бутики. Ооо, к черту, я хочу еще!
-Не против? - переспросила, а сама надула губки еще очевиднее, да еще вслед и брови нахмурила сУрьезно так, -Нет, не против, да, - рассеянность, говорят, залог задумчивости. Но в тему ли сказанное сейчас? -Я в душ, - несколько обиженно проронила короткую фразу и сползла с кровати. Вечно мужчинам передышка нужна, а нам как быть? И я поковыляла, действительно поковыляла в ванную, "мимо-проходя-еще-коридор", отхватила там кусочек мясца с тарелочки и погрызла по пути, захомячила, так сказать, за обе щеки. И, только оказавшись за дверью, поняла, что еще больше захотела. Чего-то романтичного такого, обоюдно желанного, а не... иного. Прижалась спиной к одной из стен и спустилась вниз, на пол, едва раздвинув ноги. Сидела и думала, не распуская руки, а правильно ли мы живем? Нет, хорошо ли это, что вот так вот занимаемся сексом, извращаясь по-всякому? Когда, по идее, я снова должна плакать в подушку, что бесплодна, а муж... задрачиваться на порнушку, закусывая жирным ужином, не так ли? Разве мы не степенные молодые люди, новая ячейка общества? Дети обязывают и все такое... нет? Ничего подобного, мы скачем по постели, как озабоченные блошки, не думая о последствиях. С другой стороны, а когда расслабляться, если не в наши годы? Потом, когда исполнится семьдесят, а внуки разъедутся по Сан-Сальвадорам? Фиг. Здесь и сейчас.
Я встала и включила в душе воду, а сама встала под струи воды. Каааакое же наслаждение, черт побери! Так что я там говорила о пошлости?
-Тонь, иди прими душ перед сном, айда ко мне! - и пусть мир подождет, а планета остановится.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-22 02:16:18)

+1

35

Тони спокойно курил, после всего, что было за день, вспоминая приятные моменты, улыбаясь своим воспоминаниям, стряхивая пепел в пепельницу. Жена лежала рядом под боком и целовала в плечо, было приятно. Все эти любовные сцены, они снова превратились в самых ярых и страстных любовников. Круто, же. Они лежали голые и наверное не было ни минуты, чтобы Тони осмелился думать о ком-нибудь другом, кроме своей женщины, которая находилась у него под боком и была так нежна. Невидимые узоры от пальчика супруги на груди травматолога, ее милое личико, слегка недовольное его курением. Морган понимал, что сейчас он поступает слишком эгоистично в отношении ее, но черт подери, для того, чтобы выйти на балкон, надо было надеть трусы, ведь за окнами не лето, а морозить достоинство не совсем хотелось, это еще очень нужный орган.
Эмма пошла в душ, такая голенькая, и такая желанная, что с хитрым прищуром травматолог проследил за ней, готовый был набросится на нее прямо в коридоре, но снова лень, снова лень. Он потушил окурок, и потянулся на кровати, зевая. Взял в руки недавнюю одежку Эммы, что это было накидка, сорочка, прозрачная ткань которая просто была на теле жены, не важно. Приблизил к лицу, и начал нюхать ее жадно, ведь аромат тела жены впитался в эту уже скомканную в его руке ткань. Зачем он это делал? Просто чтобы завестись, чтобы отлюбить жену как следует, когда та вернутся из душа. Слышать, как она стонет, чувствовать, как она начинает царапать его спину, видеть, как от страсти супруга сжимает в своих кулачках простынь. А после акта любви без сил лечь, прижавшись, друг к другу, а потом удивляться от скомканной простыни, почему она почти вся находилась возле Эммы.
Тони услышал жену из ванны, и отложив сорочку супруги в сторону, лениво, но послушно отправился куда приглашала Эмма. Он зашел и стал смотреть на нее, ее хитрый взгляд, и не менее хитрая улыбка, а как она поманила к себе пальчиком…Морган очередной раз, как завороженный пошел к ней, залез в ванную, и обнял крепко-крепко. Вода лилась на них, а они просто обнимались, для него эти минуты были почти самыми сокровенными.
- Я люблю тебя, Эмми! – шептал он, хотя не был уверен, что она слышит его из-за шума душа. – Я тебя очень сильно люблю, девочка моя. С нашей первой встречи, я люблю, и всегда буду любить. Помни это, моя любимая жена.
Мокрый поцелуй, словно под летним дождем, и пусть это была ванная, и пусть они оба без одежды, плевать, этот момент бесценен. Важно для супругов найти ту точку взаимопонимания и понимания своих чувств друг к другу. Оторвались друг от друга, он взял ее лицо в свои ладони и посмотрел прямо в глаза, счастливо улыбаясь, а от нее издавалось словно какое-то тепло, и такая нежность, как тогда в больнице, когда он находился при смерти, а она не жалея себя беременную, возилась с ним. Морган сразу понял, для чего именно Эмма позвала его, но для начала он должен был озвучить, все что хотел, и сейчас он будет делать все, что желает жена.
- Дорогая моя, тебе потереть спинку? – спросил Тони, не отрывая глаза от ее очей.

+1

36

И он пришел, пусть не сразу и не так резво, но, тем не менее, пришел и теперь стоял, хитро улыбаясь. То ли нерешительность, то ли очередная игра под лозунгом "подразни жену", мой муж вообще обожал такого рода развлекаловки, порой доводя меня до бессильной злобы, когда остается только уйти на кухню и в очередной раз "случайно" долбануть с силой тарелку на пол, наслаждаясь, как она разлетается в дребезги, а уж потом плакать от того, что эта заразина выскользнула из рук и что я не умею себя контролировать. Псих, знаете ли. Ололоша агрессивный, принадлежит, по некоторым сведениям, к людям.
Ох, что-то я отвлеклась. Это все вода так действует, она обволакивает мое тело, а, если бы могла, то и вообще заползла бы в душу. Не зря часто говорят, что она может исцелять любого, кто ей отдаст власть над собой. Неспроста появились в сказках эти русалки... Я поманила пальчиком мужа, как ни странно, он уже был наготове и сразу вскочил в душ, обнимая меня крепко-крепко, как ребенок последнюю игрушку. Научившись заново дышать после такой резвости, я хватила ртом воздух и затихла, приподнимая лицо вверх, навстречу горячим каплям воды. Здесь можно было бы приписать мне какое-то философское откровение или кардинальные изменения в психике, но... нет. Ничего подобного не случилось. Я не перестала бояться или ненавидеть. Не стала по-другому любить или дружить. Нет, совсем нет. Просто стояла и наслаждалась столь редким по красоте и данной возможности моментом. А Тони? Что он? Ему в голову, видимо, приходили совсем иные мысли.
- Я люблю тебя, Эмми! Я тебя очень сильно люблю, девочка моя. С нашей первой встречи, я люблю, и всегда буду любить. Помни это, моя любимая жена.
Он шептал, прижимая к себе и потом... этот поцелуй. Знаете, как у подростков вечером возле подъезда. Вроде бы уже можно и совсем не страшно, а в жар бросает и голова кружится от целый гаммы чувств, вызванных простым касанием губ. Он говорил что-то еще, смотрел в мои глаза, улыбался, а я плакала. И хорошо, что из-за обилия воды здесь Тони этого не видел. Это моя защитная реакция, она всегда вызывалось щемящим ощущением в сердце, когда все слишком хорошо, и муж смотрел так по-доброму нежно... слезы сами катились из глаз. Но это было нечто вроде счастья, того мига спокойствия, когда ни одна дурацкая мысль не может влезть в голову, потому что организм защитил себя будто бы оболочкой мира и любви.
- Дорогая моя, тебе потереть спинку?
Наверное, минуты три назад я бы залезла на мужа прямо здесь и ни капельки бы не побеспокоилась о том, который раз по счету у нас должен намечаться и устали ли мы. Но сейчас... почему-то расхотелось. Есть люди, которые умеют создать некий союз романтики и секса. А я не могла, не умела выстроить это в своей голове правильно. Мне казалось, что сейчас слишком трогательный момент, чтобы нарушать его стонами и царапанием кафеля. Поэтому просто убрала за спину намокшие волосы и, улыбнувшись, произнесла:
-Кажется, мы оба слишком устали. Пойдем спать, любимый? - уже в начале следующей недели сие действо нам будет представляться недоступной роскошью. Мы вернемся к нашим любимым малышам, которые сейчас уже наверняка спят в своих люльках, а на кресле дремлет усталая Стелз с книжкой. Да. Наверное, все так и есть. Снова заботы, но такие приятные, и их так не хватало сейчас, даже крика, даже плача, неважно.. Я безумно скучала по детям. И каждый час рвалась уехать домой раньше срока.

Мы снова лежали в постели, укрытые теплым одеялом. Оно доставало мне аж до самого подбородка, в то время как Тонькина грудь была приоткрыта для тихих наступательных движений. Мы оба очень устали, чтобы навернуть еще "один круг", поэтому я просто водила пальчиками по его телу, туда-сюда, по щекам, подбородку, шее, плечам, груди... иногда брала на себя смелость и в полной темноте спускалась шаловливой ручонкой вниз, буквально на секунду.
-Ты навсегда овладел моим сердцем, Тони. Даже когда я хотела того, я не смогла выгнать тебя оттуда, - тема расставания грустна, но только она может показать нам, стоит ли браться за отношения еще раз или лучше все оставить в покое, -Я люблю тебя и, раз говорят, что счастье не вечно, то хочу, чтобы оно длилось как можно больше. Я хотела сказать ему что-то еще, что-то милое и сокровенное, но... поняла, что уже сплю. А смысл продолжать разговор во сне? Надеюсь, что хоть последние слова были сказаны наяву.

15 января
О нем мне, если честно, даже и рассказывать нечего. Мы его проспали. Не весь, конечно, но в большинстве своем. Очухались только к трем часам дня, пока сходили в душ, пока пообедали да вышли на балкон, укутавшись в теплое одеяло... пока болтали о том, о сем... незаметно наступил вечер. Мы сходили в местный бассейн, поплескались там, пока нас вежливо не попросили оттуда съебать, поскольку, оказывается, во Франции не принято топить собственного мужа. Пусть даже и в шутку. К слову, лезть рукой жене в трусы посреди купающихся тоже оказалось не верхом вежливости. Беда-печаль. Но и да черт с ними со всеми, мы вернулись в номер слишком мокрые и довольные собой, чтобы расстраиваться. Ах да. И возбужденные. Секс? Да, я залезла на Тони прямо в полотенце, испытав впервые в своей жизни позу наездницы, из-за необычных ощущений почти сразу задохнулась в оргазме... и, не поверите, мы вновь уснули. Вырубились, словно нам целый день кто-то подкладывал сонный порошок в пищу. Бывает же такое!

16 января
А вот сегодня мы встали вовремя...

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-02-25 14:07:23)

+1

37

16 января
Прошло несколько дней, и за эти дни молодожены кажется, успели попробовать все, и на бассейн сходили, и в очередной раз погуляли по городу, смотрели достопримечательности. Нафотографировались, наулыбались, закупили магнитики, брелки и всякие разные сувениры. Для всей четы Роузов, Стоуксов, и конечно Шелтонов. Смс сообщения каждый день от Стэллы, что с детьми все в порядке. Камень с души падал, и молодые снова продолжали наслаждаться своей медовой неделей в этом романтичном городе.
Утро шестнадцатого января, молодожены проснулись вовремя, удивительно, никто бы не сказал, что вчера у них была бурная ночь. Хотя у них каждый день была бурная ночь, день, и вечер. Медаль и грамоты стоило бы выдать этой страстной паре, за такую любовь к друг другу, и любовь к сексу друг с другом.
Тони проснулся первым, достал полотенце, и пошел на балкон курить. Свежий, прохладный ветер, сонный город. Все же французы  веселый народ, в девять часов вечера молодежь, да не только собирается у кафешек, в кафешках и барах, и гуляет чуть ли не до двух часов ночи. Морган прикидывал по времени, когда они успевали ложиться спать, высыпаться, и при этом с утра шли на работу. Травматолог пытался так делать, потом в перерывах между пациентами дремал на кушетке в обеденный перерыв. Тогда он проклинал все и всех, себя в том числе. Выкинув окурок, Тони вошел в спальню, жена все еще спала, по вечной привычке, причмокивая губами. Ну не мог он просто так оставить Эмму спящей, так еще и разбудить простым способом было бы слишком банально, поэтому он снова улегся рядом с женой, целуя ее, до тех пор, пока Эмма не распахнула свои голубые глаза.
С добрым утром любимая. – проговорил Морган, не переставая ласкать свою женщину. – Просыпайся, сегодня мы с тобой идем за покупками, обновим наш гардероб.
Он знал, он прекрасно знал, что он купит только Эмме, ибо она девушка, молодая мама, и должна выглядеть нормально, учитывая, что ей надо ехать на учебу. А Тони махнул на себя рукой, все равно же в белом халате работает.
«А то еще скажет ее мать, что я ее не обеспечиваю, начнет вонять, кудахтать как курица, и шипеть как змея. Хотя почему как? Ладно, мы в Париже, и моей дрожащей тещи тут нет, и слава богу».
- Я вот все думаю, - начал он. – мне сначала сходить в душ, или немного тебя потревожить. Я тут подумал, и решил…
Тони лег на жену, удерживая свою тушку на локтях, улыбался как мальчишка, которому купили игрушку. Травматолог был счастлив, он был счастлив, жизнь налажена, а это означает, что теперь надо избегать ненужных косяков. Хотя после Парижа, Морган сомневался в глубине души, что вообще осмелится посмотреть на другую женщину, кроме их больных частей тела, и все. За эти дни секса было в избытке, и травматолог просто уже пришит к своей жене золотыми нитками, не в прямом смысле, но точно уже никуда не денется. Законный брак, кольца, дети, все самое основное для полной семьи, самое основное, как его учила мать. Так и стало. Морган изменился, даже сам он ощущал за собой те изменения. Никаких заигрываний и флиртов на работе, никаких улыбок в сторону молодых девчонок.
- Девочка моя, скажи, а ты счастлива, здесь со мной?
Он ждал выжидал, и просто готовил себя, настраиваясь, смотрел на груди, заметил, что из соска жены капелькой выступает молоко, и на  секунду призадумавшись, присосался к левому соску, пытаясь аккуратно и безболезненно для жены попробовать молоко.

Отредактировано Tony Morgan (2013-02-26 00:08:57)

+1

38

-  С добрым утром любимая. Просыпайся, сегодня мы с тобой идем за покупками, обновим наш гардероб.
Я приоткрыла заспанные голубые глазенки и похлопала ими в такт поцелуев мужа. Ууу. Снова утро, дурацкое утро. Даже в Париже ненависть к этому времени суток не прошла. Я любила смотреть сериалы до трех часов ночи, а потом ненавидеть даже десять утра. Типичная Эмма. Столько всего можно приписать этому образу. Но главное в нем будет - "плакать" и "злиться". Еще иногда "обижаться и надувать губки".
-Не хочууу вставаааать, - я вновь закрыла глаза, пытаясь отвернуть лицо от солнца, неумолимо бьющего по глазам.
Однако, ничего не менялось. Тони лег на меня, слава лаптям, удерживая свою тушку на локтях. Снова поцелуи, я наугад махнула руками, лениво пытаясь отбиться от наглых приставаний со стороны Тони, но какое там!
- Я вот все думаю, мне сначала сходить в душ, или немного тебя потревожить. Я тут подумал, и решил…
Сходи-в-душ, сходи-в-душ. Скандировал мой собственный мозг. У меня будет возможность поспать еще подальше, хотя бы минут пятнадцать, а если повезет, то и целых полчасика. Проснусь, пожру и тогда уже можно будет хоть тревожить, хоть по магазинам идти. Господи, ну почему с утра?!
- Девочка моя, скажи, а ты счастлива, здесь со мной?
Окай, окай, что это за дурацкие намеки? Типа если счастлива, хлопни раз? Если несчастлива, топни два? И все равно утрення гимнастика, о нет, ахаха, Тони, прекрати. Он припал к моей груди, вызывая целый отряд мурашек-паникеров. Нет, сколько можно, я же говорила, МНЕ НЕ НРАВИТСЯ, когда кто-то пьет мое молоко. КТО-ТО, кто не является моими СЫНОВЬЯМИ! Бешусь от этого жутко, ну да, просто потому, что смущение зашкаливает. Я понимаю, женская грудь с молоком естественна, но все равно. Не могу себя пересилить. Для меня это уже за рамки извращений допустимых выходит.
-Счастлива с тобой, милый, только прошу, не надо так делать, - прищурилась и отпихнула его немного в сторону, прикрывшись по подбородок одеялом, -Давай, я скоро буду готова, иди в душ.
Недовольство в его взгляде, еще бы, дорогой, надеялся на утренний трах? Прости, круглосуточно я не могу, да и взбесил ты меня этим своим ребячеством порядком. Теперь бы успокоиться. Я помотала головой, растрепав и без того лохматые волосы. Медленно сползла с кровати. Стала в неразобранных сумках искать вещи. Господи. Одежда. Где эта чертова одежда?

Спустя где-то час беганий по номеру с вещами-расческами-шампунью и прочими радостями жизни, попутно прерываемых на просмотр телевизора... я собралась. Еще полчаса мы с мужем смотрели Спанч Боба на французском, пытаясь понять, что за херенотень он вообще несет и почему смешно становится при этом. Ладно. Хорошо. Тони все равно сегодня был почему-то обижен, старательно надувал щеки и отворачивался. Неужели все из-за того, что я утром разозлилась? Ну подумаешь. Он бы как подействовал, если бы я присосалась к его члену и попыталась выдуть оттуда сперму? Эдаким пылесосиком? Блеа. Сил нет моих. Сейчас опять буду кипеть, как чайник.
-Ладно, поехали в магазины.
Хорошо, что он знает язык и можно без проблем погонять на такси.

-А это идет?
Я вышла из примерочной в зеленом лифчике, стараясь покрасоваться не только перед мужем, но и еще перед консультантами, которые считали себя умнее всех. И подумаешь, что я, быть может, несколько полнее всех этих французских курочек. Зато грудь есть, да еще какая!! В этом павильоне мы торчали недолго, минут семь от силы. А так уж время перевалило за обеденное давно. Но мы не задерживались долго там, где была одежда. Только подарки выбирали по полчаса, вступая в препирательства между собой и даже персоналом. Нуу... вот такие мы, да. А так. Все быстро. Все разумно. И, по возможности, недорого.
-А этот?
Вылезла в полупрозрачном, из ткани которого откровенным образом торчали соски. Отчего находящиеся в коридоре между примерочными кабинками мужья-отцы-братья-женихи дружно ахнули, а женская половина зло скрипнула многочисленными зубами. Не, ну а чего они тут стоят? Услышав довольный визг ребенка "ой, а у тети тити огромные", решила все же скрыться за занавесочкой, предварительно утащив за рукав туда чем-то ошеломленного мужа. Так-то. Сами вы все тортики.

+1

39

Эмме не понравилось, что он присосался к ее груди, оттолкнула, ну он встал и пошел в душ, ничего не думая, просто было непонятно, почему оттолкнула. Но это уже дела и переживания или комплекс самой жены. Тони это не касалось, раз она не хочет, значит не будет. Выйдя из душа, только в одном полотенце, он улегся на кровать, щелкая каналы, остановился на спанч бобе и жена тут же присоединилась, смотрели смеялись, но слова друг другу так и не сказали. Говорить нечего. Потом наступило время и он начал собираться, одевался он не долго, в отличие от своей супруги одеваться было ровным счетом около пятнадцати минут.
Так же как и ехать на такси тоже не много времени потребовалось. В магазине, продавцы-консультанты сразу же начали советовать. Набрали всего и отвели Эмму в примерочную, а Тони гостеприимно усадили на диванчик, и принесли ему горячий кофе. Морган поблагодарил и посмотрел вслед очень вежливой и улыбчивой девушке. Из примерочных выходили девушки, парни, мужчины, и дети, красовались перед зеркалами. Рядом с травматологом на соседнем диване сидел мужчина, похожий на испанца и оже распивал кофе. Разговорились, и действительно травматолог узнал, что он из Испании, и что он ждет свою жену, пока та переоденется.
- Тоже самое, - указал на примерочную напротив. Даже как-то вместе получилось: - Капуши!
В этот самый момент Эмма вылезает в зеленом лифчике, и тут у Моргана покерфейс. Это неловкое чувство, когда он привел жену купить верхнюю одежду, а не бегать и не соблазнять других мужиков своими прелестями. Она скрылась, а испанец сказал, что жена у Тони очень красивая.
«Я и без тебя это знаю».
Кофе закончился, приветливая продавщица принесла еще напитка, и снова виляя своей задницей, прошла пару раз мимо мужчин, а те в свою очередь провожали ее долгим взглядом. Нет у Тони слюни не потекли, так что возрадуемся, и снова приступил к распитию кофе. Чувствовал себя словно неким бароном, где выходили девушки в таких шикарных нарядах, и крутились возле зеркала. Глаза радовались, но ум Моргана был абсолютно против, чтобы жена тут крутила своим телом. Против. Вот сейчас пойдет и скажет ей, чтобы супруга мерила только верхнюю одежду, ибо нижней и так полно. Не успел. Она вышла в…
Она вышла вся такая красивая, соблазнительная. Ее прозрачный лифчик, из которого виднелись соски, ее тело, бедра, ноги, все буквально все, было соблазнительно. Были слышны посвистывания со стороны мужчин, и очень интересные взгляды, испанец выпучил глаза, и у него тоже потекли слюни. Было крайне неприятно, это все было похоже на плевки ему в спину. Но он сдержался, если Эмме нравится такое внимание пусть, она же знала в чем выходит и куда выходит. Тони потерпит, он все потерпит. Даже такое унижение.
«Да! Это моя девочка, моя аппетитная женушка», - внушал он себе.
Он подошел к ней, осматривая, эту красоту, не отводя глаз от грудей жены. Она чего-то испугалась, и схватив за рукав затащила его в кабинку.
- Моя прелесть, ты такая аппетитная в этом наряде, такая красивая, там не только у меня челюсть отпала. Покупай все это, на оставшиеся дни хватит, и для дома, такую красоту для меня надевать, только для меня, и только… - поцелуй в губы. – примерь еще розовые и с чулками.
И он остался ждать в кабинке, пока жена переодевалась, ведь лучше пускай с ним, чем одна, а это он и на красоту налюбуется, и помнет Эмму в самых доступных местах. Молился, чтобы к ним не ворвались продавщицы.

+1

40

- Моя прелесть, ты такая аппетитная в этом наряде, такая красивая, там не только у меня челюсть отпала. Покупай все это, на оставшиеся дни хватит, и для дома, такую красоту для меня надевать, только для меня, и только… примерь еще розовые и с чулками, - я выпучила глаза, почувствовав легкий поцелуй на губах от мужа и услышав столь пламенную речь. Все-таки Тони очень хорошо меня изучил за столько времени, если бы он наорал на меня, то получил бы только трясущуюся от страха девочку с выражением лица в стиле "мимими", а так... я гордо выпятила грудь и, заведя руки за спину, одним весьма ловким движением расстегнула крючочек лифчика, что гордо тут же повис на локтях.
-Обожаю, когда ты пускаешь слюнки, - повесив теперь уж не нужный предмет гардероба на вешалку, подошла к мужу и, встав на цыпочки, со всей нежностью поцеловала его вначале в щечку, а потом и в губы. Ласково коснулась ладошками плеч, провела пальчиками вниз, по груди, все еще плоскому, не испорченному множеством литров пива животу. Игривое настроение, оно всегда не вовремя приходит, кстати говоря. Я завернулась в снятый с мужа пиджак и потребовала консультантку-слоупока, которая должна мне была принести розовую сорочку уже пять минут назад! Та подскочила на месте, моментально все притащила, на своем дурацком языке, видимо, извинялась, ну а потом зашторила занавеску обратно, смывшись к другой клиентке, ибо гул недовольных становился все очевиднее.
-А это померить? - легкая усмешка на губах, и я сама кладу руки мужа себе на грудь, наблюдая за реакцией. Вдруг ему больше не по вкусу мои желания? Через секунду выворачиваюсь из объятий, да, пусть это примерочная кабинка, но так хочется поиграть, подразнить, завести, а там... там как пойдет. Приседаю на корточки и, словно в замедленной съемке, начинаю расстегивать ему джинсы. Знаю, что у мужа сейчас перехватит дыхание, и он будет смотреть, почти не моргая, в ожидании моих действий. От него так и пышет жаром, я краснею, поглаживая пальчиком вздыбленную ткань его белья.
-Только для тебя, все это лишь для тебя.
Приспустить штаны трясущимися от волнения руками, отодвинуть в сторону край трусов, Боже, думаете, это так просто? Едва коснуться губами мужниного достоинства, так и рвущегося в бой, обвести язычком окружность, сделать скольжение вниз, вобрать в себя побольше, так, что у самой потоп, наверное, уж там, услышать прерывистое дыхание и... Остановиться. Я поднимаюсь на ноги, слегка пошатнувшись, и сама сдергиваю с себя все ниже пояса, грудь и так голая, прижимаюсь к одной из боковых стенок, мельком глянув в зеркало на себя со стороны. Лохматая, раскрасневшаяся, но с улыбкой на все лицо.
-Аппетитная, говоришь? - отставляю бедра немного назад, призывно вильнув ими, -А докажи.
Думаете, мы такие извращенцы? Да, пожалуй, в каком-то смысле. Но год без всего этого, ежедневное и еженочное бдение над малышами, стрессы в течение полугода до их рождения, это все сказывалось не лучшим образом. Мне было плевать, зайдет ли сюда тот чувак, с которым говорил Тони, когда я вышла первый раз в коридочик. Или если вернется консультант. Мне необходим был муж, и его "вмешательство". Неужто это не повод?
-Дважды приглашать не буду, не стой, родной, а то мне придется самой справляться с собственным возбуждением, - в доказательство я отняла одну руку от стены и провела ею от соска и вниз, вокруг пупка, скользнула пальцами между ног, о, ох, как тепло и мокро, Тони, с губ срывается прерывистый вздох, я, едва обернувшись, освобождаю эту же руку и хватаю за локоть мужа, буквально наталкивая его в свою сторону. А то чего он истуканом застыл, право слово.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Под небом Парижа