Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Под небом Парижа


Под небом Парижа

Сообщений 41 страница 43 из 43

41

- Я ты еще сильнее меня соблазняешь, - усмехнулся он.
Все. Дальше уже происходило как в настоящем эротическом фильме, Эмма расстегнула бюстгальтер, и спустила его, оголяя свои груди. О, боже, это было слишком жестоко по отношению к нему! Не думайте ничего плохого, но вот это, вот такие действия жены делали из Тони слабоумное существо, он лишь молчал и с приоткрытым ртом смотрел на прелести жены. Девушка знала чем и как подзадорить его, как завести, этот томный, хитрющий взгляд, секундная задержка в мозговом процессе мужчины и его руки уже на грудях женщины. Она сама это сделала, и ей доставляло удовольствие видеть как его рассудок и способность рассуждать испаряется. Расстегнула ему джинсы, и приспустил вниз, что-то пробормотала, присела на корточки для…минета. Морган разучился дышать, но только через секунды, потом выдохнул, смотря на это действо с блаженной улыбкой на губах. Приятна мысль, что девушка принимает своего мужа всего, каждую частицу тела, его всего, принимает всего, доброго, злого, щедрого, жадного, с изъянами, с проблемами, с недостатками. Кто-то будет говорить, что они влюблены, что это любовь закрывает им глаза на многое, и да и нет. И так помогает и вроде нет.
«Все это только ради меня…боже…это моя жена, она ангел, она чудо».
Морган еще находился в эйфории, когда Эмма уже стояла рядом с ним в полный рост, это было замечательно, но травматолог подумал, что она доделает все до конца, но оказалось, что ему тоже поработать придется. Вызов в глазах и на словах. Ей требуется доказательство. Они не успеют к приходу продавца-консультанта. А к черту! Кто здесь их будет обсуждать? Это же Париж, тут все занимаются любовью, и везде, где только хотят. Это же город любви, блеать!
- Вот и докажу, милая моя жена, - нашел-таки в себе силы заговорить и выйти из своеобразной комы. Угроза что, если Эмма не получит сейчас мужа, то сама удовлетворит себя, на что получила загоревшиеся глаза Тони, и улыбку. – А я бы посмотрел. Думаю мы можем такое устроить в отеле, ну или дома.
И набросился на нее словно зверь, своими поцелуями покрывал ее лицо, шею, плечи, и наступал пока, она не оперлась о стенку…Ну что же душа понеслась в рай, ударяясь о стенки примерочной, поцелуи сквозь тихие стоны, он держал ее на руках, возможно Эмме было больно тереться о стену спиной, но кто сказал, что все настолько идеально? Чем-то все же надо жертвовать, он силой рук, а она спиной. С помощью поцелуев, не давали друг другу стонать, чтобы не привлекать большего внимания, того, что все же нет-нет да проявлялось. Ощущения похлеще чем на Эйфелевой башне, там не закрытое помещение, и там не  слышно, ну может и слышно было, но Морган закрывал рот своей супруге, а здесь уже не мог, здесь уже не имел простой возможности это сделать, руки держали ее ноги. Все теперь зависело от самоконтроля. Последние секунды, лично сам Тони не слышал ничего, словно заложило уши, но в надежде, что не было никакого особо подозрительного звука. Травматолог отпустил ноги Эммы, и натянув трусы с джинсами на себя уткнулся в ее плечико, тяжело дыша, обнимая девушку за талию, так бы они и стояли, пока их покой не прервала продавщица, которая протягивала очередную вещь. И снова остались одни, Эмма держала эту розовую «что-то», Тони отошел на нее на шаг, дальше было уже нельзя, и просто пялился на девушку, смеряя ее взглядом. Бедра, грудь, увеличились после рождения сыновей, и это ему нравилось, а то что живот уже не плоский, и растяжки, ему плевать. Он любил ее такой, и даже послеродовые последствия никак не отразились на его отношению к жене, потому что он любил ее.
- Тебе так идет, выглядишь отпадно! – проговорил он. – Бери все! Расплатимся и пойдем нашим наследникам покупать что-нибудь.

+1

42

Поцелуи, чуть приглушенные стоны, шлепки, стук моей спины о боковую стенку кабинки, прерывистое дыхание Тони... где мы были? В магазине? Какая глупость, но не могли же мы... могли. Еще как. Ожесточенный секс посреди примерочной кабинки, вне времени и обстоятельств, словно два любовника, что были долгое время на расстоянии и писали друг другу страстные сообщения в фейсбуке про скучашки и рукоблудство... теперь встретились. И зеркало потеет. И говорить что-либо незачем. Просто чувствовать. Как он рядом, слишком близко, чтобы бояться спугнуть. Просто слышать, как снаружи волнуются люди, слыша подозрительные шумы. Видеть, как напрягаются мускулы мужа, чтобы поддерживать меня на весу. Да. Это дорогого стоит. Забыть на секундочку, кто мы друг другу. Представить это, как игру или немецкий фильм. Финальный крик в моем исполнении завершает композицию, примерка последней сорочки и побег из павильона под ошарашенные взгляды одуревшей от такой наглости толпы.

...до 19 января включительно
Мы, конечно, выходили из отеля за эти дни. Несколько раз в магазины, один раз на экскурсию в винные погреба, парочку раз в ресторан и, конечно же, просто на прогулки по городу. Мулен Руж. Ножки танцовщиц и море музыки, атмосферы, увлекающей в совершенно иной мир. Потом романтический ужин в номере при свечах. И снова любовь, любовь, море любви в объятиях мужа. Стоны по ночам, вздохи по утрам и заспанные глаза. Шлепки тел в душе, пьянящий аромат секса повсюду. Вот она, Франция. Где женатые люди могут расслабиться и получать удовольствие независимо от обстоятельств. Мы пробовали многое. Вишенки на груди и взбитые сливки по телу, игры в маньяка и провинившуюся девчонку, мы… мы сделали это в бассейне. Черт возьми, да, это удалось, пока народу почти не было, а наблюдающий (от русских туристов защита в основном) спал. И это мало с чем сравнимо на самом деле, поскольку вода усиливает толчки, заставляя меня ужом извиваться в руках Тони, а мужу, тем временем, было намного сложнее преодолеть ее сопротивление, и он продолжал иметь меня снова и снова, очень долго, выдыхаясь чрезвычайно медленно.
Сегодняшний день не стал исключением. Обнимашки-целовашки, постояли на балконе под одеялом с кружками кофе, насладились видами Парижа и вновь вернулись в номер, замерзшие донельзя. Быстренько отогрелись в спальне, сходили погуляли, вернулись, сходили в бассейн, Тони подшутил, сдернув с меня верх купальника, пошли в душевую, там "потренировались", затем... и все в таком духе. Мысли о детях, оставшихся дома, естественно, никуда не исчезали, с приближением срока возвращения домой мы все чаще говорили о том, как скучаем по ним и сколько всего надо сделать по возвращении. Желания гулять с ними, целовать в пяточки-пузики-щечки-носики лишь усиливались с каждым часом. Планы о совместных прогулках, новых игрушках и самосочиненных сказок перед сном. Все это было впереди, ведь завтра - уже в аэропорт! Мы даже начали заранее собирать сумки и стали более хозяйственными, что ли. Как раньше. Если не брать в расчет то, что муж заваливал меня буквально после каждой вытащенной из шкафа вещи. На пол, на постель, на стол, в душ, на стиральную машинку, к стене, на тумбочку в прихожей... Ночью после единственного минета мы упали без сил на одеяло и пялились в телевизор, пока не вырубило обоих под какой-то нудный фильм... Мне снились наши мальчики...

20 января
-Вставай, поднимайся, рабочий народ! Проспишь с таким храпом ты аэропорт! - я скакала на кровати, хомяча вчерашний круассанчик и пытаясь взъерошить волосы на голове сонного мужа, -Если будешь дальше спать, Эмма сегодня не будет давать, - набор хрени в голове вызывал хорошее настроение, моя грудь подпрыгивала в такт оханью в конце каждой строчки, а Тони все лениво потягивался. О, этот гигантский пандамэн. Ай лав ю.

+1

43

Однозначно, самый лучший на свете подарок и себе и жене – медовый месяц. Вот где отдых и для тела и души. Последний день был очень загруженный, то бассейн, с сексом, то кофе на балкончике, то согреется в спальне на кровати, то на полу, одним словом везде где только можно. Последний день перед аэропортом, перед домом, перед суетой. Они не отлипали друг от друга, нет и тут не город уже виноват. После Парижа, они стали еще ближе. Узнавали что-то новое друг о друге, что нравится, что не нравится, да и просто наслаждаться той свободой, которой, они по глупости лишили себя изначально. Ох уж эти Эмма и Тони, они вечно все делают наоборот, удивительная пара, то любят, то ненавидят, то ругаются, и в миг помирятся, но оба настолько упрямы, что если не сломаются, обиду будут держать очень долго, хотя их сердца и будут обливаться кровью, но не пойдут на уступки, пока не будет веской причины и сильного повода. Секс был всюду, по всему номеру, камасутра просто отдыхает, и нервно курит в сторонке.

20 января.

Утро такое ленивое утро. Вот только звонки голос Эммы, и ее передвижения, точнее скачки по кровати, вызывали не злость, а скорее умиление, и некоторое легкое ворчание со стороны Моргана.
- Эмма, оставь меня в покое, я спать хочу, - пробубнил он в подушку, но как только до его уха добралась следующая фраза, Тони сразу открыл глаза, и уставился на жену, которая уже прыгнула рядом на кровать и жуя вчерашний круасан, с веселой моськой, и детским настроением. – Что, значит, не будет давать? Даст еще, как даст!
Проворчав еще немного, травматолог все таки встал, начал бродить по комнате в поисках своей одежды, вырабатывая в голове план мести для жены, но как таковой план в голове не возник, лишь зарисовки. Снова посмотрел на Эмму, та уже прожевывала тот же самый круасан, улыбнувшись, он покачал головой.
«Как же она любит еду».
Через некоторое время они начали уже в ускоренном темпе бегать по номеру, складывая и упаковывая свои вещи, ведь всего несколько часов оставалось до прибытия на аэропорт, а столько еще дел не сделано. Хотя со смехом, перекинув Эмму на плечо из-за ее нежелания идти с ним в душ, Тони все потащил ее в душ, ибо нехер перечить мужу. Ну и конечно по каплями воды, ударявшие по волосам и плечам, был секс, да. Ура! Да здравствует утренний секс! Девушка начала возмущаться после душа, заявляя, что так делать нельзя, на что он лишь кивал головой с абсолютно равнодушным видом.
«Говори - не говори, а все равно ты моя жена и должна подчинятся мне».
С вещами, они спустились в холл отеля. Было очень и очень печально, что покидали этот сказочный город, хотя Тони Обещал еще раз посетить его, а как многие знают, Морган выполняет свои обещания. Вот и автомобиль приехал за ними, уместившись на заднем сиденье, травматолог обнял свою жену, ведь как бы не было грустно, дома ждали их сыновья, родные и такие любимые. Мужчина очень скучал, и уже представлял, как он будет возиться с ними, когда они уже окажутся рядом с ними. Гордое чувство отцовства бесценно!
Вот и он знаменитый аэропорт Шарля де Голля. Рейс Париж-Сакраменто, рукав, ведущий в самолет, приветливые стюардессы и стюарды, и долгий перелет домой. Комплексный обед в самолете, и прекрасное настроение перед домом.
«Париж жди, мы еще вернемся, чтобы повеселить тебя, и осквернить в очередной раз твою достопримечательность».

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Под небом Парижа