Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не ищи печаль, она тебя и так найдет.


Не ищи печаль, она тебя и так найдет.

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Участники: Emma Morgan-Roze и Tony Morgan
Место: Италия, провинция, владения семьи Малиано
Время: конец 18 века
Время суток: разные
Погодные условия: разные
О флештайме: Конец 18 века, рабочие крестьяне, землевладельцы огромных полей, в то время деньги имели власть точно такую же, что и в современность. Люди разные, как и их поступки, но всеми этими поступками и поведениями движет любовь, но не всегда любовь бывает ответной, и искренней. Алчное хочу перечеркивает жизнь. Эгоистическое хочу переворачивает и портит жизнь и самого человека, который хочет любым путем. На обмане построена эта история, с самого начала, возможно ли простить человека, который испортил все, ради, возможно, лживой любви?

Mateo Batistella

http://s019.radikal.ru/i622/1301/ff/fd3f0aa1285b.jpg

Angelica Maliano

http://s61.radikal.ru/i172/1301/da/38fdba29d3a0.jpg

Отредактировано Tony Morgan (2013-01-11 00:02:36)

+1

2

Конец восемнадцатого века запомнится итальянцам надолго, правительство, двигает страну в пропасть, голод, нищета, помещики, землевладельцы эксплуатируют своих крестьян. Да, рабами крестьяне не были, но лишиться работы на земле, приравнивалось умереть с голоду. Поэтому они терпели все, терпели издевательства тех же самых богачей, которые могли недодать им деньги, могли просто отнять за то что был замечен в воровстве нескольких граммах муки, а стоило возразить хозяину, как сразу пороли, а то еще хуже всю семью выгоняли из поселения без лиры за душой.
Во владениях богатого Малиано крестьяне жили еще по божески, и особо на жизнь не жаловались, работали, как проклятые, но хотя бы и получали больше, чем в соседних поселках и владениях. Именно в этой деревушке жил парнишка, Матео, тоже крестьянин, как и его отец и мать, с детства помогал им в работе. Вырос он здоровым и крепким парнем, его рост был почти в два метра. Так же у него была и девушка, возлюбленная, на которой парень и готов был женится, да вот со средствами и с пустыми руками свататься идти было не слишком удачной затеей.
Вечером гуляя по поселку, с Паулой, так звали возлюбленную Матео, к ним на встречу прибежал один из мальчишек.
- Хозяйская дочь приехала! – кричал он. – Хозяйская дочь приехала. В честь этого хозяин устраивает праздник.
Все было понятно без слов, пир на все владения сеньора Малиано, и значит самое веселье для молодых влюбленных, которые идут плясать в общей куче людей, пить вино из хозяйских запасов. Вот праздник так праздник. Матео не хотел идти, но Паула схватила его за руку и потащила на празднество. Начались танцы, и итальянцы заводили хороводы, и разбивались по парам.
- Я тебя люблю, - сказал парень, обнимая своб девушку за талию, отходя от танцующих. - думаю, мы с отцом придем к вам, чтобы сосвататься. И потом я попрошу разрешения у хозяина, чтобы построить нам с тобой дом, чтобы жили мы с тобой после свадьбы.
И в разговоре так получилось, что он слишком засмотрелся на Паолу, чья красота затмевала все вокруг для Матео, слегка задел какую-то девушку, что та покачнулась словно веточка на ветру. Парень не слишком ловкими движениями схватил ее за предплечье с опасением, что она упадет. И только через минуту до крестьянина доходит, что эта девица совсем не из поселка, и совсем не крестьянка. По одежде было видно, что богачка.
- Простите сеньорита, простите, - начал он, не зная даже как отреагирует девушка. – Я не нарочно, я вас не заметил.

+1

3

В сотый раз поправить шляпку было неприличным жестом даже для меня, дочери сеньора Малиано, взбалмошной особы, которую боялись все. Наверное, порой и сам отец. По крайней мере, какие-то несерьезные капризы исполнялись мгновенно и с поразительной точностью. Правда, потом (о, ужас!) я резко всем наскучила. Или же была другая незначительная причина? Меня отправили в какую-то женскую академию, больше похожую на монастырь. Французский, английский языки. Чтение и молитвы. Игра на рояле. Вязание. Этикет. Верховая езда. И это самая малость! Это лишь то, что приходилось на один день. Дева Мария! Неужели сложно было понять, что все сие и так мне доподлинно известно? Нет.
Сегодня я вернулась домой. Спустя столько времени. К отцу в его владения. Нервничала. Быть может, он сразу захочет выдать меня замуж и заполучить себе наследника, но получится ли у него? Нет. Буду стоять до последнего на своем. Если понадобится, сбегу прямо перед церемонией. Все, что угодно, лишь бы не быть рядом с каким-нибудь напыщенным старым индюком. Или молодым повесой, что, кстати говоря, еще и похуже будет.
Как прошла встреча? Тепло? Оу, какая милая шутка. Отец, конечно, обнял меня и сказал, что рад видеть. Оповестил, что в честь моего приезда устроен грандиозный праздник в деревне. Да. Но потом у него вновь появились какие-то дела, а я была предоставлена самой себе. На прощание, конечно, был обещан совместный ужин. Но, буду честной, сия клятва отца за всю мою жизнь никогда не было выполнено. Моя милая служанка даже забыла принять у меня зонтик, за что получила полный укора взгляд. Совсем распоясались. За что отец с ними так мил?
В дорожном платье, как была, я отправилась в деревню. Думала-надеялась, что хоть там удастся развеяться. И почувствовать себя, наконец, в удобной сердцу среде. Скучала ли по всему этому? Безусловно. В данную секунду даже были милы все эти крестьяне, которые отплясывали так, будто завтра у них выходной. Маленькие детки с воодушевлением играли у костров, зоркие матушки следили, чтобы с ними ничего не случилось. Парочки, пользуясь моментов, старались обняться. А остальные с непонятным мне восторгом хохотали и заводили хороводы. Честно сказать, атмосфера была довольно... приятной. До тех пор, пока меня чуть не свалил какой-то... надо выразиться прилично, парень. Хотя рядом нет отца... так что МУЖЛАН! Высокий, с огромными ручищами и жуть какой грязный! Фу! А... почему чуть? Потому что он схватил меня за предплечье. Нет. Даже не так. ОН схватил МЕНЯ! Брр.
- Простите сеньорита, простите, - я дернула плечиком, пытаясь сбросить его гигантскую ладонь, -Я не нарочно, я вас не заметил.
Ну да, крестьянин, по сравнению с тобой любая хрупкая барышня будет незаметной песчинкой. Мое тебе фи. Ты теперь так просто не отделаешься! -Скажи мне свое имя, - поджала брезгливо губки и зачем-то спросила. Отцу жаловаться все равно не буду? Большая уже, разберусь сама, -Ты заслужил порку, завтра с утра придешь за наказанием. Сам, - будет забавно, если на площадке перед домом устроить такое представление!
Настроение испортилось, возникло непреодолимое желание помыться. И я поспешила домой. Тем более, если отец узнает, что была я тут одна - серьезного разговора не избежать. Пришлось лететь со скоростью ветра...

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-01-12 14:33:20)

+1

4

Ее темные глаза, светились отвращением. Это было понятно многие знатные дамочки относились так к крестьянам, при том ко всем. Исключения составляли только хозяева, которые порой заставляли молодых девушек ложится с ними в постель, многие рожали бастардов, зато их семьи после этого ни в чем не нуждались. В поселке понимали, что так или иначе, девушка была не виновата, что похотливый богач решил удовлетворить свои потребности, за счет своей власти и денег. Матео порой радовался, что его красавица Паола не привлекла взгляда своего хозяина, и ходила еще девушкой. Видимо только поэтому парень так торопился со свадьбой.
И он решил сходить именно сейчас, даже не дождавшись отца вместе с Паолой к ее родителям. Пока…пока не встретил, или точнее не наткнулся на девушку, поведение которой заставило крестьянина присмотреться к ней и понять одну важную вещь, что эта и есть та самая виновница праздника в деревне.
- Меня зовут Матео Батистелла, а если хотите наказать меня, то пусть ваши слуги меня найдут и притащат, чтобы выпороть, - гордо заявил парень. – Сеньорита Анжелика Малиано.
Обращение к этой заносчивой богатейке, словно выплюнул ей же в лицо. В это время его возлюбленная уже во всю тянула его, подальше от неприятностей, но Матео завелся, и если бы он был вольным крестьянином, то высказал многое про девушку, и покинул бы поселок. Сейчас нет, он лишь сжал кулаки и ушел с Паолой, чтобы еще сильнее не привести себя же к беде. Отойдя уже на приличное расстояние, и направляясь к дому семьи его возлюбленной. Как известно, что семья Антоннели, родители Паолы переехали с Сицилии, значит они сицилийцы и имеют совсем другое представление о будущем муже своей дочери. Как говорили в поселке, что они даже не были бы против если бы она спала с хозяином, но в обеспеченной обстановке. Такого Матео точно не мог позволить и вообще это для него было дикостью. Продать свою дочь, чтобы ее каждую ночь имел богатый старикашка, и она рожала от него бастардов. Парень не понимал эти семьи, но знал, что против воли хозяина особо не пойдешь, пусть вольный, но безработный не особо нужный ни своей семье ни родным, особенно в это сложное финансовое время.
«Будет лучше, и я тебя заберу, переедем в город, будем жить там, но подальше от всех этих прелестей деревенской жизни, и работать от восхода и до заката, тратя все свое здоровье».
И вот ее дом, и темнота на улице, и все указывало, чтобы он поцеловал ее, так и случилось, сердце, которое только и днем и ночью думало о Паоле. Это была самая настоящая любовь, они столько лет знали друг друга, и вот наконец Матео решился на серьезный шаг. Хотя он был давно готов к этому шагу, еще в первый же раз, как только увидел эту голубоглазую сицилийку.
Он поговорил с родителями девушки, и они не были против, хотя отец и скорчил недовольное лицо, что у парня не было денег особо, чтобы содержать семью. Но Матео человек слова и пообещал, что у Паолы будет все. Значит будет все. Как и по договоренности между семьями, крестьянин должен идти к хозяину и договариваться о месте строительства отдельного дома. При наступлении такого долгожданного утра, Матео встал с солнцем, и переодевшись прилично, пошел в дом к сеньору Малиано.
- Скажите сеньору Малиано, что у меня к нему есть вопросы, да от крестьянина Матео Батистеллы.

+1

5

...Прошло уже столько времени, а мне было по-прежнему не уснуть от нахлынувшего отвращения. Ворочалась на мягких подушках, тщетно пытаясь уснуть. Как он посмел разговаривать со мной в таком тоне? Я ему не девка из деревни какая-нибудь! А схватил-то как, а? Своими ручищами, экий наглец! Возражать надумал! Ух я ему! Ах!
За окном начинало светать. Ждать, что крестьянин по имени Матео придет сюда собственной персоной - напрасная трата сил. Можно было бы попытаться сделать милость и простить, но... его сильные руки... Вызов в глазах. Интонация - будто плевок в лицо. Я никогда подобного раньше не испытывала, чтобы не спать из-за какого-то обычного мужлана почти до утра! Обычно все приемы во владениях отца заканчивались одинаково - неумелой пародией французского, поцелуем ручек и заверениями в вечной любви. Думаете, верила? Как же. Научена горьким опытом моей дорогой матушки, которая от мягкосердечия когда-то поддалась на уговоры отца. И что же? Рада ли она сейчас? Да и где она? Ау, мамочка! Ой. Она ж умерла при родах моего брата. Вместе с ним. С тех самых пор отец стал совсем замкнутым, но зато и мои капризы не обходились стороной. Хотя помышлять в его присутствии о неземной любви было бы в высшей степени глупо. Или... нет?
...Немного провалявшись еще, по-прежнему безрезультатно, я позвала служанку и заставила ее нарядить меня в этот раз как-нибудь по-иному. Чтобы скромно все было. Собиралась с утра зайти к отцу, попросить его разобраться с тем крестьянином и заодно поумолять подарить мне собственный экипаж, которого, к праведному моему ужасу, до сих пор никто не догадался мне предоставить. И все бы ничего, да у дверей кабинета главы семьи я наткнулась на... Матео. Нынче он выглядел намного симпатичнее вчерашнего вечера, причесанный и умытый. И в почти соответствующей дому одежде. Не выдержав, я задрала повыше носик и прошествовала мимо него, не забыв, впрочем, оглянуться и подойти поближе, когда за крестьянином захлопнулась дверь отцовского кабинета. Любопытство - порочная штука, но ведь потом всегда можно будет молитвой искупить свои грехи? Итак, о чем они там могут говорить? Бубубубу... свадьба... бубубу... построить... бубубубу... дом.... бубубубу девушка из этой же.... бубу... деревни. Что? Он хочет жениться? Серьезно? А... ну... а я... как же я? Нет, я его не люблю, но... или уже люблю?
Внезапно распахивается дверь, чуть не задевая меня, и навстречу выходить чересчур довольный крестьянин. Неужели уже все? Удивленный взгляд в мою сторону.
-М-матео? - немного заикаюсь от неожиданности и густо краснею, -Тебя еще не выпороли? - не поправляй шляпку, Анжелика, не попровляй шляпку! -Я... скажу слугам, чтобы они тебя не искали. Иди работать, - и торопливым шагом удаляюсь на улицу, чтобы задохнуться от мысли - он мне нравится. Дрожь в коленях. Учащенное сердцебиение. Его волевой подбородок. Его широкие плечи. Огромный рост. О, эти губы... Мне просто необходимо с ним встретиться еще раз!

... Я иду по полю, спотыкаясь. Спрашивается, что тут забыла? Все потому, что в деревне мне поведали, что именно там сегодня работает он. Нет, лучше буду романтичной, там ОН. Тот, кто непременно должен стать моим. Хотя бы на секунду. Иначе что я за сеньорита, которая не сможет очаровать простого крестьянина? Он должен принять за честь даже одну только возможность прикоснуться своими губами к моей холеной ручке! Но жизнь - это вам не женские романы, прочитанные втайне у окошка. Здесь все другое, к сожалению, непредсказуемое.
-Я искала тебя.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-01-13 18:31:49)

+1

6

Матео вежливо приняли, и даже проводили к кабинету. Он стоял собираясь с мыслями, и хотел было уже постучать и войти, как мимо него пробежала девушка в шляпке, парень догадался, что это была хозяйская дочь, которую он видел вчера, и даже немного нагрубил ей. Но здороваться не стал.
«Заносчивая гордячка! Мне не с ней крестить детей».
Поэтому он вздохнул и постучавшись вошел.
- Доброе утро сеньор Малиано, - начал он, и видя, что хозяин жестом приглашает войти и сесть в кресло, продолжил. – Я хочу женится, и мне надо ваше разрешение на постройку дома в поселке. Мы заплатим за деревья, и если вы позволите взять строительные материалы.
Добродушный кивок с улыбкой, означал только одно, что хозяин не был против. Каким бы строгим он не был, но всегда разрешал крестьянам строить дома, и был рад, если его крестьяне решили женится, все же его считали самым гуманным землевладельцем, нежели остальные. Поэтому договорившись обо всем, Матео пожал руку, протянутую хозяином, и вышел из кабинета, натолкнувшись на хозяйскую дочку, которая пропищала его имя.
- Доброе утро сеньорита Анжелика, - проговорил парень. – Выпороли? За что? Вы еще за мной слуг посылали? Какая честь для меня, - саркастично произнес Матео, а на колкое указание, что ему делать дальше, он лишь поджал губы и тяжело вздохнул, нахмурив брови, глядя хозяйке в ее черные глаза. – С вашего позволения Сеньорита Анжелика!
Снова и снова его слова были плевками, конечно, его возмущало поведение этой барышни, которая никого не считала за людьми не ее статуса. И махнув на все это рукой, он вышел из хозяйского дома, чтобы переодеться в рабочую одежду и идти работать в поле, чтобы работать так, как нужно, чтобы его семья собрала больше урожая, и он смог бы построить дом, для себя и своей будущей жены.
«Ничего, моя Паола, скоро мы будем с тобой вместе, скоро мы поженимся и будем счастливы, обязательно».
Солнце было в зените, жара стояла неимоверная, его рубашка насквозь была пропитана потом, работа шла полным ходом, спина ныла неимоверно, но расслабляться было нельзя. Пот капал с носа, надо было терпеть ради будущего, ради жизни, ради любви перетерпеть, ведь на соседнем поле, работала Паола, почти в тех же условиях, правда они там и отдыхали больше, на то они и женщины. Обрабатывая каждый сантиметр земли Матео не заметил как к нему подошли, и когда он расправил плечи и встал в полный рост, его лицо вытянулось в удивление. Перед ним стояла хозяйская дочь.
«Она меня искала? Зачем? Опять глупая идея выпороть меня?».
- Сеньора Анжелика? Что произошло? Что случилось? – спросил он, вытирая пот с лица. – Что вы тут делаете? Как вы вообще дошли до поля? Вы на экипаже? Да что, черт возьми, происходит?
Он не понимал, не понимал, что она тут забыла, и почему именно подошла к нему.

+1

7

Я немного смутилась, увидев, как явно облепила мокрая рубашка тело крестьянина. Казалось, вся его фигура излучала ненависть ко мне. Но чем же заслужила это я? Тем, что соблюдала испокон веков сложившиеся традиции? Хозяин не ровня прислуге, какому-то работнику. И каждый должен это осознавать. И научиться принимать, не помышляя даже о свободе идей. Я - в чем-то также подневольна. Когда отцу всерьез захочется выдать меня замуж - он не потерпит сопротивления, сломая любые ростки сомнений. Отдаст какому-нибудь негодяю, который в первую же брачную ночь, мне замужние подруги в письмах рассказывали, он меня... Ах! Против воли! Это так ужасно! Матео, кому из нас еще нужно жаловаться на жизнь? Тебе, свободному духом? Или мне, не находящей спасения в молитвах? А, может, ты послан мне судьбой? Быть может, существует эта любовь с первого взгляда, ах, если бы ты знал, крестьянин, как подгибаются сейчас мои слабые женские ножки!
- Сеньора Анжелика? Что произошло? Что случилось? Что вы тут делаете? Как вы вообще дошли до поля? Вы на экипаже? Да что, черт возьми, происходит?
Сеньора? Почему? Я не успела стать сеньорой... О, тебе отец что-то сказал, мужлан? Признавайся! Меня уже хотят выдать замуж насильно? И почему так много вопросов, неужели ты правда знаешь что-то лишнее? Нервно машу ручкой, пытаясь нагнать возле лица ветерок. Жарко. Душно. Нечем дышать. Хоть бы воды кто принес. Ох.
-Ах, оставь это, - поджала губки я на его официальное обращение, -Сейчас я просто Анжелика, - и да, мне нужно, чтобы ты стал моим, Матео, ты мне нравишься, безумно нравишься, хоть и раньше я никогда не помышляла о том, что подобное возможно между крестьянином и дочкой столь крупного землевладельца, -Я без экипажа, пешком, иначе бы отец давно узнал обо всем и вернул меня обратно, - а тааак, пока он сообразит, в какую сторону могла "уйти прогуляться" его любимая дочка, солнце уйдет за горизонт. Крестьянин ругнулся в полном непонимании, он выглядел таким грубым и неотесанным, что хотелось испытать на себе всю мощь его страсти. Ах, подобные порочные мысли всегда погружали молоденьких леди в пучину неприятностей! -Я искала тебя, - повторила зачем-то свою первую фразу, густо краснея и часто-часто хлопая ресниками для подтверждения, -Искала для того, чтобы... Ах, тебе не кажется, что здесь чересчур жарко? - махнула еще раз рукой в свою сторону и... в глазах резко потемнело. Возможно, я даже закричала в этот момент, пока окончательно не провалилась куда-то внутрь себя или, как вариант, высоко-высоко в небо. Со стороны это выглядело довольно уныло. Впечатлительная барышня посреди солнцепека потеряла сознание. И, вскрикнув, рухнула мешком из нижних-средних-верхней юбки прямо на изжаренную лучами желтеющую траву. Здесь следовало бы упомянуть и то, что сеньоритам не следует в такую погоду выходить из дома без зонтика, поскольку не всегда рядом сможет оказаться столь сильный и находчивый крестьянин, как Матео. Впрочем, все равно, минутное недомогание решения не изменит - я во всем признаюсь ему и попрошу... а если необходимо, то и потребую... быть со мной.

+1

8

Он терпеливо ждал ответа на поставленные вопросы. Да, она была дочерью хозяина, да она в будущем станет и хозяйкой всех владений своего отца. Хотя это еще как сказать, ее муж будет тут всем править, а она лишь рожать ему наследников.
- Хорошо, госпожа Анжелика, - на ты он еще не переходил, да и нельзя тыкать своих хозяев. – Пешком? Тогда я в растерянности, что заставило хозяйку придти сюда, в такую даль?
Его этот вопрос его интересовал до кончика волос. Он действительно не понимал, зачем она пришла сюда, и почему именно к нему. Матео обернулся, проследив за тем, что никого рядом не было, и несколько рабочих были уже слишком далеко от него. Его зеленые глаза снова посмотрели на Анжелику. А нетерпеливые руки, которым не давал покоя отдых и безделье.
- Меня? Зачем? – переспросил итальянец. – чем я понадобился госпоже Анжелике? Так вы еще и без ведома отца явись сюда? Тогда я вас слушаю. Видимо, вы ко мне действительно с серьезным делом пришли.
И она не договорила, и только промямлила, помахала на себя рукой и…свалилась на траву. Матео даже среагировать толком не успел, как не успел опомниться, а перед его ногами валялась, да именно валялась девица, которая так и не объяснила, чего же она хотела.
«Черт бы ее побрал!».
Парень тяжело вздохнул и покачав головой, поднял ее на руки. В голове выстроился план следующих действий, что надо унести слишком нежную сеньориту, но как узнал, что ей уже нашли фактического мужа, то в скором времени уже сеньору. Хотя сама девушка была совсем еще юной, лет шестнадцать от силы. От поля до ближайшего амбара было далеко, но Матео не жаловался, хотя конечно, глубоко внутри себя и ругал эту безрассудную дамочку, за свое безрассудное поведение.
«Что же вам дома не сиделось, читали бы книги, командовали прислугой! Что же все-таки ей от меня надо было?».
Когда они были уже в амбаре, прохладном, и тускловатым, лишь солнечный свет, лившийся из окошка, освещал все вокруг. Крестьянин, начал проверять ее дыхание, и решил, что сделав искусственное дыхание ей станет легче, но перед этим, он порвал шнуровку ее корсета, расстегнув платье, и только потом наклонился, только лишь коснулся ее губ, как ее черные глаза раскрылись и Матео дернулся сначала, а потом облегченно вздохнул.
- Госпожа Анжелика, вам стало плохо на поле, вам не следует покидать дом, в столь жаркую погоду, - проговорил он.
Ее бледное личико говорило, что девушка пока еще толком не пришла в себя, и парень начал осматриваться, в поисках воды, нашел ведро, хорошо, что в нем оказался ковш. Он набрал воды и протянул хозяйской дочери.
- Вам лучше попить, и умыться, выглядите совсем уж бледно. Хотя бы встать сможете?
Волновался ли он? Да, немного, потому что она за каким-то чертом подошла именно к нему и искала именно его, и свалилась в обморок у его ног. Не, каждый парень на селе мечтает, что бы девицы падали перед ними, но Матео повезло больше всех.
- Госпожа Анжелика, вы меня искали, и я так не понял, по какой причине?

+1

9

Темнота, темнота, темнота. Гул в ушах. Я ничего не вижу, совсем. Какое-то время даже ничего не могла чувствовать, но постепенно тело стало повиноваться хозяйке. Окончательно пришла в себя я, когда моих губ коснулись чьи-то еще, теплые и мягкие. Кажется, мужские, поскольку щетина в один миг истерзала нежный подбородочек, а глаза открылись сами собой. Замутненным взглядом утыкаюсь в виновника моего нахождения здесь...  а где здесь, кстати? Ну да неважно. Матео. Он... он целовал меня. Сам! Осторожно и таааак нежно, что это можно было бы даже назвать неожиданностью. Интересно, что ему в голову пришло? Воспользоваться слабостью дочки хозяина и попробовать сеньориту на вкус?
-Да, пожалуй, - голос слишком дрожащий, он выдает меня и мое состояние, голова кружится до сих пор, но дышится будто легче, -Спасибо, - принимаю ковш с водой и делаю жадный глоток, но не рассчитываю и проливаю немного на платье, которое, к слову... разодрано? Кое-где застряло зерно? Дева Мария, крестьянин, что ты сделал со мной, признавайся!! -Матео, это... - я выразительно смотрю на свою одежду и затем на мужчину, вопросительно изгибая бровь, -Ладно, забудь. Помоги встать, боюсь, мне самой это будет сделать слишком сложно, - в конце концов, он мне жизнь спас, а я хотела заставить его за платье рассчитываться! Все-таки это неправильно. Поэтому простим.
Я схватилась за его огромную ручищу, на этот раз отнюдь не брезгуя, а наоборот, восхищаясь. Представить только, это он меня через все поле на руках тащил! И не бросил нигде, а донес, еще и воды предложил! И это той, что утром его чуть не выпорола из-за какой-то досадной случайности! Ангел. Буквально повисая на мужчине, попыталась встать. Еще чересчур слаба, чтобы делать это самостоятельно. Когда была окончательно поднята на ноги, настал тот самый момент, когда мужчина еще не позволил себе отойти в сторону, а сама я не желала отталкивать его самостоятельно. Вроде как секунда тишина и полного блаженства, но... вопрос. Внезапный и такой логичный. А что же ты хотела? Ну, признайся! Это так просто!
Я искала тебя... - по-прежнему находясь в опасной близости, -Желала... поцеловать, - легонько касаюсь губами его щеки, скромно и целомудренно, но он вырывается, заставляя меня от обиды заплакать, глотая слезы, -Глупый, ты нравишься мне! Очень. Матео! Пожалуйста, - и стою посреди амбара (а это, определенно, он), словно оплеванная. Он, может, моя первая любовь... а ведет себя, как... как... как девица на выданье! И что теперь? -Пожалуйста, послушай меня, - делаю шаг навстречу, -Я вовсе не так глупа и дурна нравом, как может казаться. И страшной вроде тоже не назовешь, - или как? Пытливый взгляд прямо ему в глаза, -Я не спала до утра, думала все, думала о тебе, - и кому нужны эти откровения, Анжелика? Лучше молчи, -Понимаю, что ты меня ненавидишь, но, может, обнимешь меня? - тем более, что уже поцеловал. Делаю еще пару шагов, боясь спугнуть, -Это ведь совсем не опасно, - заговариваю ему зубы, мимоходом осознавая, что творю ужасные вещи. Сама! Сама дерзнула поцеловать мужчину первой. И повторю свою попытку... прямо сейчас.
Я нежно обнимаю за шею своего теперь уже возлюбленного, да, надеюсь, это определение не будет лишним, и тянусь к его губам, прикрыв глаза от предвкушения сладкого поцелуя. Неужели ты оттолкнешь меня и на этот раз, Матео?

+1

10

Как только она обратилась к парню, и подальше ее взгляд опустился к своему платью, Мател покачал головой, хотя она и пыталась сменить тему, и попросила помощи встать, что он и сделал, он посмотрел на нее.
- Госпожа Анжелика, мне пришлось расстегнуть вам корсет, чтобы вы нормально дышали, - проговорил крестьянин. – ничего плохого я не сделал, лишь хотел помочь, а то при такой жаре не долго и умереть.
Хозяйская дочь еще не очень уверено стояла на ногах, но парень терпеливо ее поддерживал за руку, проходя несколько шагов с ней. Она так странно смотрела на него, и так улыбалась загадочно, словно это не вчера она хотела его выпороть, и не сегодня с утра отправила слуг на его поиски. Конечно, Матео ничего не понимал в том, что происходит, но чувствовал себя словно не в своей тарелке, когда он весь грязный и потный находился с девушкой голубой крови.
- Да вы говорили, что искали меня, но зачем? – и она ответила, Матео от удивления открыл рот и лишь уставился на нее, а она уже поцеловала его щеку.
Он дернулся, представляя, что ему грозит за это, тем более, если сейчас зайдут люди из поселка, то можно было поставить на парне крест. Он схватил ее за предплечья, возможно слишком сильно, возможно нет, но ему было сейчас все равно, он ничего не понимал, он пытался образумить девушку.
- Сеньорита Анженика, прошу вас, что вы делаете? – она была словно глуха к его словам. – Поцеловать? Госпожа? Как я могу нравиться, вы ведь только вчера хотели меня выпороть, ах да, еще и сегодня с утра.
Ее слова, слова ударялись об стены амбара и мешков, Матео стоял пораженный ее словами, он понять не мог, как вообще такое могло случиться, и поэтому все слушал, и слушал, и не мог понять где тут подвох, а где просто ложь. Парень просто не понимал, как вообще такое может быть, и как такое могло вообще произойти. Все момент упущен, хозяйская дочь заговорила крестьянина, и обняла его за плечи, а он…он словно сошел с ума, словно это был не он сам, положил ладони ей на талию. Завороженный, завороженный ее действиями. Не мог понять, что это не мог понять что сейчас ему делать с этой девушкой после ее признания. Хотя многие парни с деревни, давно бы повалили эту несчастную на мешки задирая подол ее платья. Матео был не таким, Матео был человеком чести и наверное слишком правильным, чтобы воспользоваться еще совсем глупой девчонкой.
- Госпожа Анжелика, - сказал он. – я… откуда вы взяли, что я вас ненавижу? Я отношусь к вас с таким же уважением, с коим я отношусь ко всем женщинам, плюс еще вы дочь хозяина…
Все, слова не нужны она коснулась его губ поцелуем, он лишь словно повиновался, и не знал, что с ним происходит. Все было как в тумане, ведь даже возможно, что это не хозяйка получила солнечный удар, а сам крестьянин, и возможно это ему сниться. Неумелый поцелуй от еще совсем маленькой девушки, которая и жизни толком не знает. Почему-то он сам направляет ее губы, и ее язык…но Матео снова все прекращает на более мягкой ноте.
- Госпожа Анжелика, все это было ошибкой, простите… - начал он, убирая свои руки с ее талии. – Не хочу, чтобы вас видели здесь, еще и ваш отец узнает. А если узнает, то у вас будут неприятности.
Он волновался, еще как волновался, не каждый раз ему приходится целоваться с хозяйской дочерью, и не каждый день таскать ее по полю, а потом еще расслаблять корсет.
- Вам действительно лучше уйти, а мне надо доработать свою работу.
И он уже повернулся, чтобы выйти из амбара, в надежде, что она его не окликнет и не будет ничего говорить.

+1

11

- Сеньорита Анженика, прошу вас, что вы делаете? Поцеловать? Госпожа? Как я могу нравиться, вы ведь только вчера хотели меня выпороть, ах да, еще и сегодня с утра, - я терпеливо наступала тогда, не слушая его. А на деле, как приличной барышне, надо было бы возмутиться. Нет, что ты, Матео, утром я совсем не хотела тебя пороть! Наоборот, отменила приговор и сама пришла к тебе, неужели это не показатель моего расположения? Что же ты?
Но случилось то, чего я жаждала аж целую ночь, утро и половину дня! Его руки неуверенно скользнули на хрупкую талию, хотя буквально за минуту до этого они же пытались меня хорошенечко встряхнуть, видно, для придания разума голове, -Ты смотрел на меня с таким гневом, я боялась, что это... ненависть, - выдохнула ему в подбородок я и только тогда услышала слова про уважение, -Матео... - и наши губы слились в поцелуе, нежном и удивительном, как утренняя роса. Знаете, у меня совершенно не было опыта в подобном, а потому я лишь следовала мягким наставлениям крестьянина, послушно приоткрывала губки и даже решилась приблизиться и обнять его крепче, за шею. Глаза закрыты от наслаждения, ноги подгибаются, а сердце готово вырваться из груди и убежать в саму Францию, в далекий Париж! Но... он, мой Матео, отстраняется и вновь становится каким-то чужим, в одно мгновение, -Нет, - дрожащим голоском заверяю его, -Нет! - кричу развернувшейся к выходу фигуре, -Нет, он не узнает, никто не знает, что я здесь... да и ерунда, даже если узнает, Матео, ты мне нравишься, постой, остановись, не уходи, - догоняю и пытаюсь остановить его, упираясь руками мужчине в грудь, отчего мое бедное порванное платье плавно сползает с плеч, -Ты не должен уходить, ты не можешь так просто уйти! Поцелуй меня еще раз, Матео, я знаю, ты этого хочешь. Ты же видишь, я нарушаю все правила приличия молодой сеньориты, и все это ради тебя, ну же, ну!! Что ты как все эти напыщенные индюки, неумеха, поцелуй! - недовольство, и я снова поднимаюсь на цыпочки и впиваюсь каким-то по-детски самоуверенным поцелуем ему в губы, какая разница, что будет потом, когда сейчас он полностью в моей власти? То самое упоение то ли им, то ли собой. Миг абсолютного торжествования... только потом все вновь выходит из-под моего контроля. Не исключено, что крестьянин обиделся на мои слова и поэтому сжал мою осиную талию, вынуждая вскрикнуть, -Ты что? - испуганно делаю шаг назад, путаюсь в съехавшем подоле платья и, беспомощно взмахнув руками, падаю на зерно, которое до боли впивается в нежную кожу. Ах! Надеюсь, не будет синяков? -Матео, хватит этих игр, что ты делаешь? Я просто хочу, чтобы ты был со мной, а ты? Оставь это! -  смотрела на эти мужественные черты лица, черные волосы и грубую щетину, на эту широкую грудь и мускулистый живот.... и в душе появлялось четкое ощущение страха, опасности. Ведь он неотесанный крестьянин, а я обычная барышня, как бы глупостей не наделал! И эти мысли, эти подлые девичьи мысли о том, чтобы тут приспустить платье побольше, а здесь ножку высунуть посильнее... Они были так навязчивы, что я чуть было им не поддалась, но вовремя одумалась, прислушиваясь к голосу разума, -Матео!! - последний крик в амбаре, а все дальнейшее будет на его совести...

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-01-16 02:11:06)

+1

12

- Гневом? Да! Но никак не мог смотреть с ненавистью, - сказал он. – Вы мне первая нагрубили, а я не тот, который будет льстить. Пусть даже и своему хозяину.
Его удивляло поведение хозяйской дочери. Эти ее признания, слова, разбивались об мозг парня, и были как мелкие удары, которые били, но не сильно. Почему сравнения с ударами? Да все потому что Матео был влюблен, влюблен в свою девушку, а тут эти слова, нравится, видите ли ей он, ну что теперь делать? Бросать Паолу крестьянин не собирался, тем более эта девчушка сама еще не ведала что творила, в силу своего юного возраста. Ну а парень лишь не мог снова оттолкнуть ее, почему? Возможно, ему нравилось, что она сама тянется к нему, либо просто не в состоянии очередной раз нагрубить.
- Если узнают, если узнает твой отец, будет плохо в первую очередь мне, на меня в поселке будут косо смотреть, а моя невеста бросит меня. госпожа Анжелика, ну подумайте, загляните внутрь себя, я тебе не нравлюсь, вы просто придумали сама себе сказку. Жизнь это не то, что было у вас в академии.
Он заглянул ей в глаза, и действительно пытался объяснить все аккуратно, чтобы она поняла, чтобы не разочаровывать ее. В конце концов, по слухам, ее отец готов был выдать ее замуж, а если Матео соблазниться, и переспит с ней, то честь хозяйской дочери будет запятнана, и тогда хозяин будет искать виноватых, и Анжелика укажет на него. Но девушка словно не слышала его, повторяла только одно, что нравится, что она хочет очередного поцелуя. Его остановили, маленькие ручонки упирались в его грудь. Матео молчал, донести что-то  до этой девушки было просто невозможно, кажется, она ничего не слышала и никого, кроме себя.
- Почему это я не могу просто так уйти? Я помог вам при жаре, остальное меня не должно волновать, - спокойно произнес он, хотя в душе у него бушевал ураган. – Я не хочу целовать вас, госпожа, это не пристойно. А то, что вы сейчас делаете, то скорее от любопытства и не знаете, что не стоит играть с огнем. Вам не стоит ради меня ставить под угрозу вашу честь.
Но опять слова крестьянина не были услышаны, снова все мимо ушей, только ее счастливые глаза цвета кофе, и ни слова больше. Об одном и том же. Парень конечно и был приличным парнем, но не был железным, и ее вид растрепанного, полурастегнутого платья, ее желание заполучить очередной поцелуй, может превратиться в драму.
«Не обращай внимание, она провоцирует тебя. У тебя есть Паола, и ты сегодня утром уже договорился о доме, чтобы жить вместе с ней. Не обращай внимание на эту глупышку».
Так бы все и закончилось, Матео бы ушел, если бы не ее слова, она его оскорбила. Но она снова поцеловала его, а он от злости, лишь сжал пальцами ее стройную талию, и со злостью в глазах смотрел на нее, раздувая ноздри, ощущение, что из низ повалит пар, который сейчас распространялся по всему телу. Она пискнула и отстранилась на шаг, запуталась в платье, оступилась и упала прямо на зерно. Крестьянин возвышался над ней, и в один момент, присел рядом с ней, хмуря брови, и выдержав значительную паузу, набросился на нее с поцелуем, наваливаясь на нее всем своим весом, придавливая ее вместе с зерном к полу. Она отбивалась, а парень лишь задирал ее подол.
- Значит напыщенный индюк неумеха? – прошипел Матео. – Ты видела, как индюк покрывает индюшку? Нет? Вот сейчас увидишь и почувствуешь! Хочешь, чтобы я был с тобой? Вот сейчас буду!
Поцелуй, снова страстный, и его рука блуждает по ее бедру, ее крик, парень освобождает хватку, позволяя девушке выбраться из-под него, и она побежала к выходу.
- Вот что тебя будет ждать, если еще раз позволишь себе дразнить меня. – прокричал он ей в след.

+1

13

Он сбивался, забывался, называл меня то почтительно на "вы", то вполне панибратски на "ты". Но почему он себя вел так, будто этого поцелуя не было, словно я настолько страшна и глупа, что не могу ему понравиться! Да кто он такой, чтоб я ради него тут бегала, унижаясь?! Неужели ему именно ЭТО по вкусу? Но я не хочу так, а желаю, чтобы и в его глазах крестьянских пробежали огоньки любви или хотя бы симпатии.
-Нет, неправда, ты мне нравишься! - пыталась возразить я ему, но как можно донести до глупца свои высокие чувства? -Тебя не волнует? - отшатнулась с каким-то ужасом и неприятием происходящего. Анжелика, что ты творишь? Он тебе прямым текстом тут сказал, что не чувствует к тебе ровным счетом ничего, почему ты продолжаешь гнуть свою линию? -Конечно, тебя волнуют только дворовые девки, они-то уж точно пристойнее меня, особенно на сеновалах, да, Матео? - от обиды я перешла к гневу, и теперь ничто не могло остановить этот ураган эмоций.
... Ничто, кроме его взгляда. Столь многозначительного, что хотелось провалиться сквозь землю. Я лежала и не думала почти ни о чем. Словно искуственный цветок, который пытаются сломать. Он вдавил меня в зерно своим телом. Со всей силы. Я мечтала закричать, чтобы прибежали люди и спасли меня от него. Но как это можно сделать, когда под угрозой честь хозяйской дочки? Уж лучше пусть надругается, чем все увидят ТАКОЕ. Зерно впивалось в кожу, оставляя синяки. Рука крестьянина уже давно задрала подол платья и вовсю блуждала по моим ножкам, поднимаясь все выше и выше, к бедру. И так странно, так непривычно все, что он делает! Страстный поцелуй. Я не успеваю и не могу, не умею отвечать на него. Жар. Невинное девичье тело поддается безудержному мужскому желанию. И только разум продолжает звать на помощь, но увы, губы постоянно затыкаются поцелуями. И о! Если бы мой крик в перерывах между этим его не остановил, быть может, он бы подкрался к самому сокровенному! Мужлан! Как он мог так поступить со мной? Я же просила лишь поцелуй, нежный и романтичный! Он перестал меня держать и даже позволил выбраться на волю. Я подскочила и, подобрав платье, помчалась к выходу из амбара, изо всех сил стараясь не реветь.
- Вот что тебя будет ждать, если еще раз позволишь себе дразнить меня.
Этот крик вдогонку, нет, Анжелика, как ты могла надеяться, что он, этот грязный крестьянин, оценит твои чувства к нему? Надо было переболеть этим, забыть его, почитать французские романы, поплакать над своей судьбой и успокоиться. А затем выйти замуж за какого-нибудь богача. Нет. Ты надеялась, что он, как в твоих мечтах, обнимет тебя и поцелует нежно-нежно, а потом вы пойдете под венец. А теперь чуть не стала жертвой. Ах! Какой позор на твою голову, Анжелика!
... Я бежала к дому, спотыкаясь и вытирая все-таки набежавшие слезы. Я отомщу ему! Не забуду такого! Как он посмел вообще? Дважды упала, разодрав до боли локоток. Влетела на крыльцо и... наткнулась на отца. Нет! Дева Мария, нет!!
-Сеньорита Анжелика Малиано! От чего ты так резво бежишь и почему в таком виде? - опускаю глаза и прихожу в праведный ужас. Действительно. Прическа растрепана, на глазах слезы, корсет разорван, на локте капельки крови, платье мятое и кое-где в складках застряло зерно. Ответ "гуляла", видимо, не будет верным.
-Отец, я отправилась на прогулку...и... забыла зонтик, - задыхаясь от долгого бега, рассказываю я, -И упала в обморок от жары. А, когда очнулась, - ты поплатишься, наглец! -То оказалась прижатой крестьянином к полу в каком-то амбаре, - и ведь почти ни капли лжи, -Корсет разодран, платье задрано, я чувствовала какую-то странную боль внутри, а он... - начинаю истошно рыдать, подвывая, пользуюсь знаниями, дарованными из писем замужними подружками, -Отец, он... - не понижаю голос, чтобы слышали все, раз у него есть невеста, то и до нее дойдет, плюс вся деревня будет в шоке от таких вестей, -Он обесчестил меня! - дикие по силе всхлипы, почти варварские стоны, -О, грехи мои, святые, простите мне! Он воспользовался девичьей слабостью, моим легким недомоганием и... Нет, мне лучше умереть, чем жить с таким позором! - что ни говори, а меня в деревне все же уважали, да и отец любил, как единственное напоминание, оставшееся от матери, -КТО ЭТО БЫЛ, СКАЖИ МНЕ! - ревет он на всю округу, обидели его дитя, -Крестьянин Матео, он был сегодня у тебя, я узнала его. Он родился и рос в деревне, ты помнишь его еще мальчишкой, - растерявшись от испуга, вполне четко выговариваю я. Что теперь будет? А вот что. Этот плохой человек поплатится за свой поступок! Ему не следовало вести себя грубо со мной, -НАЙТИ ЕГО! - и мягкие большие руки отца прижимают меня к себе за плечи. И я продолжаю плакать, поскольку больше ничего делать не остается. Вот она. Семейная идиллия на фоне общих неприятностей.

+1

14

Она убежала, а Матео остался, один, все еще горя от злости и какого-то дикого возбуждения и страсти. Было понятно, что эта юная дева решила поиграть с парнем старше ее, и развести его же на какие-то детские поцелуи, и только всего?  Но как и обычно она испугалась реальности. Крестьянин засмеялся, и еще некоторое время провел в амбаре, лежа на полу. Те поцелуи его не отпускали, он вспоминал, эти темные глаза, эти губы, холеные белые ручки. Оставалось признаться самому себе, что, в общем-то, он допустил большую глупость, связавшись с ней.
Потом ему все пришлось вернуться к работе, и до конца дня он проклинал эту госпожу, за то что помешала ему работать, а теперь ему придется завтра работать еще сильнее и интенсивнее. Как он сейчас пытался наверстать все, что пропустил, за время общения с хозяйской дочерью. Уже строились планы, уже мечты были придти домой, переодеться в более нормальную одежду, и бежать к Паоле.
Но, как говорится мечтам не суждено было сбыться, потому что подходя к своему дому, сердце почуяло что-то неладное. Так и оказалось. Уже с крыльца Матео почувствовал беду, в гостиной, на диване сидел мужчина, крепкого телосложения, мать плакала, а отец прижимал ее к себе, успокаивал. Нахмурив брови, крестьянин встал посередине комнаты. – Что здесь происходит? – спросил он.
На его вопрос гость, усмехнулся, и встал.
- Тебе нужны объяснения, рабочий? Думаешь, обесчестив хозяйскую дочь можно и безнаказанно?
Слова прогремели как гром с молнией, он даже от удивления раскрыл рот, и непонимающе уставился на мужчину, глотая воздух.
- Это все ложь! – рявкнул Матео. – Я ее пальцем не тронул!
Но все его слова ударялись как горох об землю. Гость поведал, что хозяин хочет его видеть, и они вместе пошли, и многие итальянцы из поселка, смотрели на него. Явно кто-то уже обсуждал, обвинял, сочувствовал. Удивляться, что слухи так быстро распространились по деревне, не стоит. Многие работали не на полях, у многих семей, женщины работали в хозяйском доме, и произошедшее сегодня, такой скандал, быстро разнесся по всему поселку.
- Нашел, на кого залезть… - проговорил мужчина, ведший Матео. – Словно других девок нет. Или ты решил, что сделанное тобой придаст тебе хоть малой доли уважения в поселке? Сомневаюсь.
Парень остановился и посмотрел на бывшего гостя, у того презрение было на лице, словно парнишка сделал это дело по-настоящему. Вспомнив, все что было в амбаре, Матео, предположительно понял, что наболтала Анжелика своему отцу, но он сохранял спокойствие, его не в чем винить, девушку он не трогал, а то что было там на рассыпанном зерне, так только урок на будущее, чтобы она более не лезла к нему. Оказалось, что урок не прошел, его самого подвели.
- Я ее не трогал. Пальцем не дотронулся до ее чести! – прорычал Матео.
Мужчина усмехнулся, подталкивая его к воротам хозяйского дома.
- Увидим, крестьянин, увидим.
И вот дом, они вошли и его провожают в гостиную, в шикарную гостиную, где уже сидел сам хозяин, удобно расположившись в кресле, рядом с ним на столике стоял бокал вина, и пистолет. Матео вошел, и заметил, Анжелику, сидящую на диване, потом взгляд натолкнулся на серьезный вид самого Малиано.
- Вы меня вызывали?
Минута молчания, две, три…
- Я никак не думал, что ты окажешься таким, - разочаровано сказал хозяин. – Как настоящий мужчина, ты должен искупить свой грех, и смыть позор с моего честного имени.
Снова парень посмотрел на девушку, и злость снова возродилась в душе, это было невозможно, он не понимал, почему она солгала, и почему так поступила. Хотя основной мотив все же был, ее признания. Он нахмурил брови, а руки сжались в кулаки.
- Господин, я не трогал вашу дочь, я ничего плохого ей не сделал, - парень обратился теперь к девушке. – Госпожа, Анжелика, прошу вас, скажите правду. Ведь мы оба знаем…
Но его прервал хозяин, жестом, приказывая молчать.
- Выбирай крестьянин, либо ты искупаешь свой грех сам, женившись, либо я защищу честь своей семьи.
Третьего варианта не было, Матео снова посмотрел на девушку, снова прося взглядом, чтобы она сказала правду, но так лишь смотрела на него, не двигаясь.
- Хорошо, сеньор, хорошо, я женюсь. Но я повторяю, я вашу дочь пальцем не дотронулся.

Отредактировано Tony Morgan (2013-01-17 13:00:59)

+1

15

Не стоит, наверное, рассказывать, с какой силой уже через минуту тащил меня за руку отец в мою же спальню. Он был расстроен? Нет, он бушевал, разочаровывался и именно в эти минуты становился похожим на Матео в амбаре. Моя служанка буквально взлетела на воздух от жестких приказов сеньора Малиано, тут же притащила тазик с водой, полотенце и новое платье, домашнее. Отец с минуту растерянно прожигал взглядом дырки в стенах, а потом проронил, чтобы уже через час я была в гостиной в полном параде. Как штык. Почему этот пресловутый штык - это я, а я - это штык, простой итальянской сеньорите никто объяснить не потрудился, за что все и были вознаграждены надутыми губками и презрительным молчанием с моей стороны. Достаточно жестоко, да? А еще я безумно боялась. Хотя бы потому, что отец искал Матео, а это значило, что нам непременно придется встретиться еще раз. Если от обычного признания в чувствах он меня чуть не обесчестил, то что же сделает этот крестьянин за подобную ложь? Убьет, не иначе. Придушит своими же ручищами огромными, которыми лез под юбки. Дрожь. Предательски пробежала по телу, вынуждая все-таки наорать на служанку, чтобы она поторопилась. Шорох ткани. Наводит ужас. Прикосновения этой нерасторопной особы. Заставляют желать спрятаться где-нибудь, пока все не утихнет. За всем этим проходит время, незаметно, почти молниеносно. Прошло уже больше часа. За мной пришли. Ведут в гостиную. Чтобы не сбежала. Нужно взять себя в руки и вести достойно. В конце концов, он сам виноват, этот мужлан! Прихожу и в полном молчании с позволения отца располагаюсь на диване. Буквально в ту же минуту входит ОН. Стараюсь придать своему лицу отсутствующее выражение. Задираю носик повыше и поправляю складки на платье. Их диалог. Такой спокойный, будто ничего и не произошло. В душе зарождается презрение к их несерьезности и все большая, необузданная симпатия к крестьянину. Словно я не контролирую самое себя. Подружки бы сказали, что это - страсть. Жду развязки, но она почему-то все никак не наступает. Наступает тишина, и я понимаю, что ждут ответа именно от меня.
– Госпожа, Анжелика, прошу вас, скажите правду. Ведь мы оба знаем… - мы оба знаем, что ты был груб со мной, а это непростительно. Вначале отверг меня, а потом чуть было не надругался. Хорош же паренек! -Выбирай крестьянин, либо ты искупаешь свой грех сам, женившись, либо я защищу честь своей семьи, - слова отца сами собой разрешают весь конфликт. Не знаю, как у остальных присутствующих, но в моей душе так точно. Он женится на мне, слышите? Женится! Станет моим мужем, избранником, перед людьми и Господом! И я смогу с него требовать поцелуев, сколько только угодно! И никакая его невеста не сможет нам помешать! Чувствую на себе чуть ли не умоляющий взгляд Матео, но вместо какой-либо помощи торжествующе складываю ручки на коленочках, как послушная девочка, и склоняю голову. Отец не должен сомневаться в своей малышке. Ни капельки.
Крестьянин соглашается и остается вместе с отцом выяснять насчет дат и всего прочего необходимого. А я с легким поклоном и тихой песенкой выхожу на крыльцо, дабы вдохнуть душный воздух родных владений и осознать - отныне мне безраздельно принадлежит один мужчина. Он в моей власти. Это ли не упоительно? Рабочие смотрят на меня с некой долей сочувствия, и это придает сил исполнить свою месть до конца. Я слышу за спиной шаги. Его шаги. И оборачиваюсь с самой что ни на есть невинной улыбкой.
-Правда, папенька здорово со свадьбой придумал, милый? - тянусь его погладить по небритой щеке, -А, главное, очень вовремя, ты ведь задолжал мне один невинный поцелуй, - мои карие глаза светятся огнем отмщения и одновременно любовью, опасная смесь, ничего не скажешь, -Теперь мы будем вместе. Всегда. Я люблю тебя, Матео, - и, радостно засмеявшись, подхватываю подол платья и бегу наверх, ведь предстоит еще столько забот перед свадьбой! Это вам не деревескую девку на сеновале помять, а на хозяйской дочери жениться!

+1

16

Находится в таком положении было очень неудобно, и он искренне не понимал зачем так поступила Анжелика. Зачем соврала, ведь в том амбаре ничего не было, он лишь хотел припугнуть девчонку, но оказался сам в ловушке. Лежащий револьвер на столике внушал страх, обычный человеческий страх. Сеньор Малиано хмурился, и был серьезен как никогда, и все слова Матео разбивались, не существовала правды для хозяина, кроме правды своей дочери.
- Как ты вообще мог воспользоваться ее беззащитностью? – спросил господин.
Парень тяжело вздохнул, снова посмотрел на девушку, которая откланивалась и уже уходила.
- Сеньор Малиано, - обратился он к мужчине, обдумывая, говорить ему или нет, что его дочь сама пришла к нему. – Я шел к амбару, чтобы отдохнуть, от жары и пообедать в прохладе, и увидел сеньориту Анжелику, она была без сознания, я ее поднял на руки и дотащил до амбара, ей было сложно дышать, и я испугался, расслабил ее корсет, и хотел было сделать искусственное дыхание, но она уже сама пришла в себя. Видимо, она подумала что я что-то сделал ей, но я клянусь, что пальцем не тронул.
Абсолютное равнодушное лицо хозяина, который слушал рассказ крестьянина, не верил ему, Матео ожидал этого, и лишь смотрел в пол. Что ему оставалось, когда жизнь и мечты рушатся прямо на глазах. Если еще вчера, он грезил жениться на Паоле, и прожить с ней всю свою жизнь, то уже сегодня каприз девчонки все порушил, все планы. В любом случае живым он точно не останется, если он посмеет ослушаться и сбежать. Слуги у Малиано были те ищейки, за пару дней находили беглых крестьян, а найти бедного парня, не составит труда.
- Через два-три дня устроим скромную церемонию, раз вы уже сделали дело.
Парень закивал головой, понимая, что привычный мир рушится, что за обман избалованной девчонки придется заплатить слишком высокую цену, своей жизнью. Хотя и говорить было не о чем, в любом случае он успеет получить пулю в лоб, от властного человека, которого обманули, и который думает, что его оскорбили, запятнали честь его дочери.
- Хорошо. Можно я пойду домой? Мне надо поговорить с семьей моей возлюбленной, и попросить прощение.
На этом парень повернулся и ушел. На крыльце он встретил Анжелику, и та светилась от счастья. Ее слова, она прикоснулась к его щеке, парень равнодушно и даже с почти убитым видом не смотрел на нее, только на землю, только на землю.
- Это не твой отец придумал со свадьбой, это крайняя мера твоего обмана, и я не сказал, что именно ты пришла тогда ко мне, соблазнять меня. - проговорил парень. – Я тебя целовать не буду. Но, если в тебе проснулась совесть, и ты расскажешь отцу правду, то я буду тебе очень благодарен. Конечно, Анжелика, конечно, вместе…
И склонив голову пошел в поселок, ему было стыдно возвращаться, и первым делом он зашел к семье Паолы, где получил упреки и пощечину от девушки. Да и теперь все крестьяне относились не с таким уважением к семье Батистелла. Отец вечно ворчал, а мать лишь плакала, только она верила Матео, что он ничего не делал такого с хозяйской дочерью.
…Невыносимые два дня, и вот кульминация всех бед, слухов, сплетен и ненависти. Парень лишь сгорал от любви к Паоле, и ненавистью к Анжелике. Он проклинал, тот момент, когда решил проучить ее, и вообще поцеловал. Но грустить поздно, пора было готовиться, сеньор Малиано подарил крестьянину приличный костюм, коего не имел сам жених. И вот некоторая суета, люди с поселка, и Матео, стоящий рядом со священником у алтаря, с грустным видом смотрел на Паолу, которая, кажется из последних сил сдерживала слезы, как и сам итальянец. Хозяин привел невесту, и передал жениху, и священник, проводящий проповедь, взгляды молодых, обмен кольцами, молитва о благословении этого брака. Только для кого этот брак станет счастливым? Когда их объявили мужем и женой, и когда церемония закончилось, а гости могли свободно передвигаться по двору, возле венчальной арки, поздравляли молодых. К молодоженам подошли родители Матео, и они очень добродушно встретили Анжелику. Отец похлопал сына по плечу, его любимая фраза, что на все воля божья, была в данном случае не правильно, на все воля хозяйской дочери.
- Сегодня дом в вашем распоряжении, - сказала мать.
Парень кивнул, и взглянул на свою супругу.
- После праздника в поселке, пойдем домой…

+1

17

Его слова вплоть до дня свадьбы не выходили у меня из головы. Какой обман? Что я сделала? Всего лишь призналась в чувствах и пыталась сорвать с его губ поцелуй, а не становиться жертвой? Разве это называется соблазнением? Нет. Лишь маленькой девичьей глупостью, о которой лучше не знать отцу. Ведь Матео правда меня обесчестил, одно задирание юбок чего стоит! Однако ж, да, правда, ничего не сказала в его защиту. Но разве должна была? Если бы не шум, создаваемый в амбаре мной же и крики о помощи, мне бы не было пощады! А насладился бы телом молодой сеньориты и ушел к своей любимой. Но теперь этому не бывать! Отныне и навсегда я, Анжелика Малиано, его самая любимая на всем свете женщина. Любимая, любящая и единственная. И крестьянину придется с этим смириться. Добровольно или же... как судьба распорядится.

День свадьбы. Алтарь. Кольца. Благословление. Сухой поцелуй и взгляд жениха на сторону. Его деревенская подружка рыдает. Хм. Как мило. Я твоя жена и не позволю на нее смотреть! Мой разум вопил, а коленки подгибались от неземного счастья. Этот мужчина - мой. Все, как и хотела. Вместе. Навсегда. Моя любовь к нему, кажется, безгранична... и хочется от этого чувства воспарить до небес... Но приходится принимать поздравления. От отца. Скупые и безэмоциональные объятия. Неужели он меня разлюбил из-за этого? Но как? Быть этого не может! Какие-то люди, их мало,  но они есть, подходят и что-то беззаботно начинают бормотать на ушко. Поздравляем, поздравляем... Как вы наскучили, право слово! Дайте с мужем наедине побыть! Родители Матео. Улыбаюсь им со всей нежностью, чтобы хотя бы они поняли, что это любовь, и не кривили свои крестьянские лица, как некоторые!
- После праздника в поселке, пойдем домой… - разворачиваюсь на мужа и хлопаю своими восхитительно-карими глазами, чуть удивленно, чуть испуганно, -А...мы разве не в дом к отцу пойдем? - стоп, а как же роскошь моя? Платья? Служанка? Постойте, мы так не договаривались! -Тогда.. мне нужны мои... вещи и служанка... и экипаж, который довезет, - растерянно загибаю пальчики на руке с колечком, но на все мои слова очередные плевки ответами, презрение и море грязи. Да чтоб ты понял, что значит - безответная любовь! В мыслях проклятия так и сыпятся на голову Матео, а к горлу подступает нехороший комок отчаяния. Нет, я читала в романах, что любовь преодолеет все, но разве она идет в разрез с комфортом? -Хорошо, как скажешь, - склонила голову и в нерадостных мыслях провела оставшуюся часть праздника, изредка ответной речью высказывая благодарности всем, кто пришел и поздравил. Среди прочих внезапно мелькнула девица моего мужа и, что-то печально пролепетав, скрылась с глаз долой, оставив вопрос в голове сродни "что это было вообще?"

Торжество подходило к концу, и все плавно начинали падать на траву и громко храпеть. Либо же орать во все горло песни во славу молодых. И вот он. Тот самый момент. Когда новоиспеченные муж и жена должны удалиться к себе, чтобы... Осуществить свой первый супружеский долг во имя возможного будущего наследника. Мне было страшно... и в то же время я испытывала крайнее любопытство. Ощущения после амбара так и остались двойственными. Вроде бы противно и гадко... и тут же жарко, безумно, ах, дева Мария, и так страстно! Мы шли пешком, естественно, что экипаж мне взять не позволили. Затаив обиду, я молчала, держа в руках подол нарядного платья. Благо, уже было не настолько жарко. Я догадывалась, что будет, как только мы войдем в дом. Но из свойственной мне вредности не хотела отдавать свою честь просто так. Пусть даже и любимому, а это, несомненно, мой Матео. Просто... столь серьезный шаг я совершала впервые, даже свадьба не казалась чем-то важным по сравнению с этим. Да и страх играл не последнюю роль все же.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-01-25 22:46:15)

+1

18

Матео понимал, что слишком груб в отношении уже жены, и что уже ничего не исправить, а пути назад нет. Хотя путь был, вперед ногами к праотцам. Перед алтарем, ему на миг показалось, что рядом стоит его Паола, и даже улыбнулся, но всего лишь на миг. Праздник проходил на отлично, вот только разум не понимал и не принимал данную реальность.
- Нет, первую ночь мы с тобой проведем у меня дома, ты же вышла замуж за меня, - ответил итальянец, как и полагается, держа ее за руку. – Зачем тебе вещи? Зачем служанка? Я и сам могу снять с тебя платье. Экипаж нам тоже не нужен, я крестьянин, а не богач, и мы пойдем пешком.
И вот поздравления, поздравления, Матео кивал головой, и натягивал улыбку, как мог, не его жизнь, не его. Гости, сам хозяин, то есть уже тесть, который строго смотрит на молодоженов. Крестьянин постоянно тяжело вздыхал, словно хотел выдохнуть ту грусть, что засела глубоко в груди. Так же он еле сдерживал тот ком в горле, от которого просто хотелось расплакаться, как маленькому ребенку.
«Не так уж и плоха эта девчонка. Только зря обижаю».
Но как только эта мысль проскочила у парня в голове, к ним подошла та самая Паола, красавица, с голубыми как небо глазами, и пожелала счастья, удачи и огромной любви. На этом мир перестал вертеться, крутится, а жизнь словно остановилась, но через секунду после этих слов этой девушки не стало, она ушла, оставив Матео рядом только с женой. И тут эмоции уже не выдержали, и из глаза все же сбежала по щеке слезинка, крестьянин быстро вытер ее ладонью, и пытался больше не вспоминать и спрятать ту боль, что была создана всей этой историей. И сломанные две судьбы.
- Комната готова для вас, - сказал хозяин, подошедший к молодым, снова обнимая.
Резкий взгляд Матео, всем своим видом показывающий, что теперь решения по поводу их жизни будут лежать на нем.
- Нет! – отрезал крестьянин. – Мы пойдем в поселок, мы там еще не отметили этот великий день. – тесть поднял бровь и хотел возмутиться, но парень опередил его. – Сеньор Малиано, не забывайте, что ваша дочь вышла замуж. И если она моя супруга, то она пойдет туда, куда пойду и я. Так, что мы пойдем в поселок.
На этом он взял Анжелику за руку и отправился с ней в поселок. Кто-то еще праздновал, кто-то уже спал, а старичок Марчелло играл на флейте грустную музыку, которая резала сердце Матео. Соседи махали молодым, и вот наступил тот момент, когда крестьянин взял на руки свою жену, и отправился к дому, пот возгласы соседей. Возле дома сидели родители и ждали молодых, они открыли им двери, и закрыли за ними. А парень все еще держал девушку на руках, пока не дошел до спальни, и не опустил ее на кровать. Минуту смотрел на нее, а потом, скинув с себя пиджак, кинул на стул, закрывая окна ставнями.
- Что ты сидишь как запуганная мышь? – спросил парень, нахмурив брови. – снимай платье.
Настало время первой брачной ночи, и разные чувства переполняли, но одно было главнее всех. Эта девушка, что сидела и испугано смотрела на своего уже мужа перед богом разлучила его с возлюбленной, и теперь ему придется быть ее мужем. Но мало богу одному знать, что эти двое муж и жена, должны и люди знать, и по традиции Матео с утра предоставит всем свои доказательства, свои твердые факты своей правоты. Но пока, пока надо было заставить Анжелику снять платье.
- И что мы так будем ждать рассвета? – уже выходя из себя снова задал вопрос итальянец, развязывая галстук, и расстегивая жилет. – Если ты не можешь его снять, его сниму я.
Его руки уже потянулись к ткани, а черные глаза жены засветились каким-то страхом.

+1

19

На его руках я въехала в дом. Он же опустил меня на кровать. Я догадывалась, что муж меня ненавидит, но чтобы так? Видя его глаза, слыша, с какой злостью он захлопывает ставни. Пиджак мужчины летит в сторону, а я зажимаюсь в самый угол, ближе к стене. Знаете, это страшно. Представлять свою первую брачную ночь совсем по-иному. В Академии нам рассказывали и о таком, не подробно, так, мимолетом. Требовали опасаться всяких охотников, разрывающих платья ночами... и услаждающих слух негодяев, заманивающих на сеновал. Только сейчас случай совсем не тот. Я, Анжелика Малиано, попалась в сеть собственного мужа. Не спорю нисколечки, все было вполне законно, и он имел на все право, а я... жаждала защиты. Испугалась того, что будет. Неужели берегла свою честь только для того, чтобы сейчас так просто расстаться с нею? Да еще и при помощи Матео-крестьянина, который по определению, как бы я его не любила, грязный мужлан и о романтике не просвещен. Какие уж там разговоры до утра задушевные? Можно об этом забыть смело так же, как и распрощаться с экипажем, на котором ехать не позволил муж. Хотя стоп. Кто из нас тут хозяйка, кто барышня? Я решать должна, я! И подумаешь, что жена. Подчиняться должна, но не обязана? Где написано? А если папеньке пожалуюсь?
- Что ты сидишь как запуганная мышь? Снимай платье.
В ответ на это я забилась еще дальше, сжавшись как можно сильнее. Настолько нечутким может быть только мой Матео! Ах! Неужели ему невдомек, что, прожившая всю свою жизнь со служанками, мамками да няньками, я не могу самостоятельно снять столь тяжелое платье, как свадебно-венчальное? Чем и о чем он вообще думает сейчас? Что у него в голове?
- И что мы так будем ждать рассвета? - отвечать "а почему бы и нет" я не имела никакого права, а потому молча смотрела на мужа большими, блестящими от слез глазюками. Пойми. Не могу так сразу, не умею. Я девушка и должна привыкнуть к своему новому статусу жены, а не бросаться сразу же в постель! Это неправильно, так не должна поступать истинная барышня! -Если ты не можешь его снять, его сниму я, - уронив лицо в ладони, беззвучно заплакала, от чего затряслись мелко плечи. Казалось бы, все давно решено. Но если позвать сейчас на помощь, придет ли кто-нибудь? Спасет? Или я всего лишь получу заслуженный удар по лицу от мужа? -О, Матео, неужели ты будешь со мной груб? Прошу, не надо, умоляю, дай мне время, немного времени, Матео! - и чувствую, как лопаются шнурки от напора мужа на платье, которое начинает сползать, -Пожалуйста, - рыдаю в ладони, а его руки уже лезут под юбки, поглаживая ножки, -Я не могу, я так слаба, - легкая истерика от банального испуга, поцелуй он меня сейчас, и все бы, быть может, прошло бы поскорей, -Матеооо, я же твоя жена! - кончено. Платье содрано. А я понимаю, что уже бесполезно рваться птичкой на волю... и пытаюсь сесть, -...что я обязана делать сейчас? - удрученный тон и опущенные уголки губ, как показатель смирения и покорности. Удивленный взгляд мужа в ответ на прекращение всхлипов, он пользуется моментом, раздеваясь до конца... Я зажмуриваюсь и отворачиваю голову, но... его командный тон заставляет меня развернуться и открыть глаза, лицезреть дабы Матео нагишом. Тихий всхлип. Прощай, романтика, прощай, честь, прощай, девица Анжелика Малиано...

+1

20

Терпение не выдерживало, она сидела и молчала, забилась в уголочке, а ночь на дворе, праздник в честь молодых закончился, пора бы и делом заняться. Матео потянул ее к себе, и с силой начал уже не развязывать, а рвать на ней шнуровку от корсета. Анжелика заревела, дергая плечами, говорила, чтобы он не был с ней груб, о времени. Но он молчал. Крестьянину было сложно смирится с этим, что больше его мечты не смогут стать явью. Мечта его сломалась, разбилась на тысячи осколков, по приходи глупой девчонки, которая сейчас дрожит от представления, что с ней может сделать новоиспеченный муж. Будь воля парня, он бы и не притронулся к ней, но так бы он и прослыл человеком, обесчестив девицу против ее воли. Такого для своей семьи он не хотел, а поэтому ему нужно исполнить этот долг. Чтобы показать хозяину, что тот был не прав, когда не поверил.
- А я твой муж, Анжелика, - холодно отозвался Матео, опуская платье с ее тела, оставляя ее голой абсолютно.
Та села на кровать, и успокоилась, чем вызвала удивленный взгляд парня, и тот уже продолжил раздеваться сам, жена отвела взгляд и отвернулась, чтобы не видеть. Неудобно видеть голого мужчину? И вот наконец он подошел к ней, и она встала с кровати, жалостливыми глазами смотрела на него. Пыталась что-то этим донести, но поздно, поздно. Они муж и жена, и она этого сама добилась, ведь это она женила его на себе.
- Ты не должна быть тут, - тихо начал говорить Матео. – И этой свадьбы тоже не должно было быть. Не ты должна была стать моей женой…
На этом, парень положил ладони на ее обнаженные плечи, и потом медленно скользили вниз, по грудям, животу, а потом резко сворачивали на талию. В этот момент можно было представить Паолу, но это не она, не та красавица с поселка, голубоглазая, с волнистыми волосами, не та…
- Ложись под одеяло… - приказал Матео, отходя от супруги на шаг, чтобы та легла первой.
В этот момент сердце разрывалось. Да, он ненавидел свою жену, все что начато с обмана, никогда до добра не доводилось. Но с другой стороны ему было жаль ее, купилась на крестьянина, влюбилась, ну решилась на обман. Только вот сломала жизнь и себе и крестьянину. Выгоды никакой. На свадьбе многие шептались, что если на утро не будет показана простыня с кровью, то значит Матео действительно не самый правильный и воспитанный человек, раз позарился на ни в чем не повинную девушку. Ах он! Позор ему и его семье на веки вечные. Поэтому как ни крути, но доказательства нужны, а значит придется действовать, раз жизнь уже сломана, так надо что-то создать из того кусочка, что остался.
Они рядом, абсолютно обнаженные, они молодожены, они муж и жена перед богом и людьми. Теперь они семья. Матео повернулся к ней, приподнявшись на локте, смотря на нее своими зелеными глазами, ладонью провел по ее щеке, и прильнув к ней, поцеловал, при этом уже нависая над девушкой, а та была зажата и испугана, но это не повод, поэтому он вошел в нее, преодолевая небольшое препятствие, она вскрикнула, и сжала простынь в руках. Движение, второе, третье, он целовал ее шею, щеки, губы. С каждым движением темп увеличивался, Анжелика с какой-то верностью смотрела на него, но все же и боль, и слезы. Матео отводил взгляд, смотрел в одну точку, пока почти в самом конце жена  не обвила руками его шею, слегка постанывая, и не поцеловала его.
…После всего они просто лежали, молча, Матео не спал, просто не мог заснуть, а Анжелика ворочалась, казалось даже, что ей все еще больно. Крестьянин смотрел как догорает свеча, одиноко освещавшая спальню. И только когда она потухла парень, уже превратившийся в женатого мужчину смог заснуть, ожидая утра, чтобы ликовать на осколках его мечты, зато выйти из этой схватке не проигравшим.

Отредактировано Tony Morgan (2013-02-14 22:47:19)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не ищи печаль, она тебя и так найдет.