Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Последнее, что ты мог бы сделать


Последнее, что ты мог бы сделать

Сообщений 21 страница 40 из 50

21

офф

это самый позорный позор в моей жизни, но сессия, извиняйте)

Решилось всё на удивление быстро. Пока Диллинджер отходил от лёгкого ахуевания, Данте – а его теперь зовут именно так – объявил Джованни новым андербоссом. Хорошо это или плохо? Снова светит до херища проблем? Ну, да ладно. В первый раз что ли из задницы выбираться? Рик попытался сердечно улыбнуться, но… вышло немного каряво, поэтому он бросил эту затею, приняв куда более серьёзный и естественный для себя вид. Ему дали слово, а это значит, что надо бы ляпнуть что-нибудь. Причём, ляпнуть красиво. Так, чтобы массы приняли и даже оценили. С этим, в принципе, проблем у Риккарди не было, однако сейчас всё равно не самое подходящее время, чтобы отвлекаться на подобные нюансы, поэтому Джон только кивнул головой и ровным голосом протянул:
- Благодарю за оказанные моей персоне честь и доверие. Надеюсь, мне будет по силам никого здесь не разочаровать. Данте… - Диллинджер дал понять, что разглагольствовать он не собирался. Да и к чему теперь хаотично искать нужные слова, составляя их в пафосную речь? Всё, что хотел бы сказать Джованни каждому из присутствующих, этот самый каждый и так знал. А больше и говорить-то нечего… к примеру, о том, как он рад? Спорный вопросец – всё-таки на плечи ложится ещё большая ответственность. О том, как он долго этого ждал? Нет уж. Тоже не туда. Как там говорилось? Краткость – сестра таланта?
О, да.
Раз уж вопрос с заместителем босса решился, то на очереди освободившееся место капореджиме. И кто же, кто же унаследует дела и несколько десятков голов после Джованни? Голов чудных, порой придурковатых, но таким няшных? «Не знаю, как остальные, а у меня есть кандидатура, которой можно доверять. Увы, он занят сейчас моими делами, поэтому не присутствует здесь, впрочем… к Семье он присоединяется так или иначе - это вопрос решённый, так почему бы человеку не без опыта..?»
- Что у нас с Восточной стороной? Я могу предложить на должность капитана Андреа.
До этого собрания все уже успели познакомиться со старым другом Диллинджера и андербоссом Венецианской группировки. Да и ещё до его приезда вся Сакраментовская мафия были наслышаны о персоне Висконти. Чего-чего, а преданности ему не занимать. Быть может, в этом уверен один лишь Рик, то до «дня Х» оставалось совсем немного. Хотя, сейчас не об этом.

Отредактировано Giovanni Riccardi (2013-02-06 16:58:56)

+5

22

Офф

Да, я тоже сегодня не образец красноречия

«Значит Риккарди», - Дэя улыбнулась краешками губ. Она была рада за Джованни, несмотря на то, что теперь он получит новую должность, а значит и новую, куда большую, ответственность. Но было бы глупо думать, что человек, вступивший в столь особенную организацию, как итало-американская мафия, сделал это без желания заработать больше денег, власти и уважения. А должность андербосса давала все и сразу.

«Быть может, заставит его отвлечься», - почему-то подумалось Джини. Впрочем, одно назначение потянуло за собой второе.

- Что у нас с Восточной стороной? Я могу предложить на должность капо Андреа.

Мэдэя попыталась скрыть свое удивление, лишь покосившись, вначале на Рика, затем на Андреа, а потом обратила свой взор полный непонимания и немых вопросов на дона.

- Андреа? – переспросила женщина, что бы таки убедиться в том, что ей не послышалось. – Понимаю, что являюсь новичком в организации, тем более, что я всего лишь женщина мало сведущая в подобных делах, -скромности ради уточнила Джини, - но разве возможно занимать столь высокие посты одному человеку сразу в двух семьях? Как мистер Висконти сможет совмещать работу в Венеции и в Сакраменто? – Мэдэя не столько боялась показаться по-настоящему глупой, сколько стремилась понять мотивы Риккарди. Просто так, не обдумав, он бы не ляпнул нечто подобное. Значит или уже все обговорено с… хм… Данте и венецианским доном, или Джини чего-то не знает. Прием Андреа мог, как помочь их небольшому будущему плану, так и разрушить все на корню, а сидеть на пороховой бочке оценщице как-то не очень-то хотелось. Дело было вовсе не в том, что Дэя была против Висконти или испытывала к нему личную неприязнь. Напротив, человек способный оценить всю прелесть ее коллекции и разделяющий одну с ней страсть не мог не расположить к себе Джини с первых же минут знакомства, даже, несмотря на столь горестные обстоятельства их встречи. Но чего добивался Риккарди? Это тоже часть плана?

+4

23

Немногословно, тихо и торжественно - как и должно быть. Это только там, ближе к низу иерархической цепочки, пафосные слова и красивые церемонии имели большое значение; здесь, в непосредственной близости к верхушке, был важен только бизнес. Предполагалось, что солдат, готовящийся стать капо, уже давно доказал свою верность и честь, что его авторитет среди остальных членов Семьи непререкаем, что он находится в достаточной близости к верхушке и в достаточно хороших отношениях с доном, чтобы тот просто мог сказать ему: "Я хочу, чтобы ты был моим капореджиме". Не говоря уже об Андербоссе, "старшем" капо, через которого проходит почти любой из приказов босса, и кому глава семьи может доверять сильнее, чем любому, чем даже своим советникам, своей жене и своим родственникам. Вот что означало быть вторым после Дона. И Джованни был тем самым человеком, который этого заслуживал и который бы с этим справился. Кто, как не он, помогал ослабленной внутренними распрями Семье встать на ноги с тех пор, как место главы занял Донато? Кто был третьим звеном, когда система управления людьми Семьи "Витторе-Уэйт" только укреплялась на своих позициях? Данте даже не обязательно было делать назначать его при всех - достаточно было высказать своё пожелание лично Рику, всем остальным объявив о своём решении чуть позже. Но он этого не сделал, дав высказаться присутствующим, и предоставив Риккарди возможность выступить с небольшой речью о своём назначении.
Гвидо был рад за старого друга. Он этого заслуживал. Больше, чем за него, можно было порадоваться разве что за Медею - вряд ли даже в качестве теперь уже андербосса Риккарди оставит её без внимания; в последнее время он явно доверял ей гораздо больше, чем всем остальным, и Монтанелли мог предположить, что поднявшись выше, подтянет и её за собой. Не успев пройти обряд посвящения, мисс Джини успела стать ближайшим к капо человеком, а после церемонии - почти сразу же стала, можно сказать, "подручным подручного", войдя в статус, о котором никогда не будет сказано из уст дона, или кого бы то ни было, который не закреплён никакими традициями и мелькает прямым текстом лишь в полицейских документах - но став таким близким другом для Джованни, именно Медея стала частью того самого "клея", который связывал "настоящую" Мафию и людей, которые представляли их напрямую. Вероятно, она даже сама не подозревала, какая ответственность на неё свалилась. Ей ещё о многом предстояло узнать и многому научиться. "Мероприятие", которое они готовили вместе с Риккарди, откроет ей глаза ещё на некоторые вещи...
- Конечно, это невозможно. Наш бизнес - это не работа по совместительству, о которой можно писать в трудовой книжке. - хотя и имеет некоторое сходство с любым легальным бизнесом, политикой, работой - и давно является неотъемлемой её частью. Гвидо оказывал влияние на профсоюз мясников от имени Торелли, и мог бы описать систему мафии так - Коза Ностра сама похожа на профсоюз, подпольный профсоюз воров, убийц, преступников, называйте их как хотите, подчиняющийся определённым правилам; и вступить в него способен далеко не каждый. Но даже тот, кто доказал, что достоин стать частью Мафии - не может работать сразу в двух её ячейках; это всё равно, что один рабочий стал бы работать на двух разных заводах - он попросту умрёт через три-четыре месяца от недосыпа и переутомления. - Если я правильно понял, синьор Висконти желает окончательно оставить своих партнёров в Венеции и присоединиться к нам? - вопрос относился к Джованни. Монтанелли избегал в своей речи таких понятий, как "Семья", "наше дело", "дон" и уж тем более "Коза Ностра" или "Мафия", старался не называть семейных званий вслух. Он был из людей мафии, пришедших из тяжёлых восьмидесятых, когда Коза Ностра в Америке приспосабливалась к закону РИКО, и переживших девяностые и двухтысячные, когда федералы приспосабливались к прослушивающим устройствам и жучкам - в ту пору нельзя было открыто говорить вслух о чём-то даже в собственной ванной, опасаясь правительственных "ушей". Те, кто вошёл в дело позже, были куда беспечнее в этих вопросах, да и на тотальную прослушку ФБР нашли управу, когда она сама посчиталась вышедшей за рамки закона; но Гвидо, его ровесникам и тем, кто был ещё старше него, избавиться от приобретённой манере разговора уже вряд ли представлялось возможным. Да они не очень-то и стремились к этому - каковы гарантии, что тебя не будут прослушивать в будущем? Каковы гарантии, что их всех не прослушивают прямо сейчас?
- Я буду рад видеть Андреа среди нас. И если, мистер Альваро, вы посчитаете его достойным возглавить восточную сторону, препятствовать не стану. Но при всём уважении - он не знает города, не знает людей; не уверен, что наши партнёры готовы будут его принять. - Гвидо имел в виду солдат. Висконти мало кто знал лично, для многих он был всего лишь гостем из-за границы; он бы быстро стать другом многим из них, но сразу делать его начальником... этого многие бы не поняли и, вероятно, не приняли бы. Риккарди тоже был в таком положении, когда только приехал - но ведь и он не сразу стал Капо, поработав сперва некоторое время с Джоном, Витторе и Анной, доказав свою преданность и умение работать. Не говоря о том, что подобное положение Висконти существенно подкрепляло силу самого Риккарди - а силу старой дружбы нельзя было недооценивать, и их дружеские отношения с Андреа создавали некоторую опасность для власти Данте, могли постепенно подточить его авторитет. Он ничего не имел ни против Висконти, ни против Риккарди, но так уж сложилось, что знал чуть больше остальных о том, что планировалось ими, и сознательно не мог давать им в руки слишком сильных козырей. Дружба в их мире стоит так много, и одновременно так мало...
Естественно, Альваро едва ли думал о цене дружбе. Что однажды его может ударить в спину ближайший к нему человек, чтобы занять его место. Что такое вообще может произойти - а вот Монтанелли сталкивался с подобным много раз. Как верный и старый солдат, Чистильщик должен был подумать об этом за молодого босса. И затем - оставить последнее решение за ним.

+5

24

Внешний вид

http://www.theplace.ru/photos/photo.php?id=506192

Небо было серо-голубым. Женщина сняла капюшон темного пальто и еще долго всматривалась  в густые облака, покрывавшее небо. Она не чувствовала себя дома в Сакраменто. Долгие пятнадцать лет заставили ее отвыкнуть от этого города, проникшего  в ее кровь давным давно. Она не чувствовала этот город - он словно забыл ее. Забыл свою Тень, оставив ей только маленький шанс на возвращение, которым Омбра хотела воспользоваться любой ценой, слишком хорошо понимая, что если она не сумеет стать снова частью этого города, выход  у нее будет только один - смерть, но она уже не была одна и не могла себе позволить даже минимальную осечку. Омбра никогда не промазывала, и не собиралась этого делать  и впредь.
- Ты уверена, что хочешь туда вернуться? - Этот разговор никогда не мог состояться в прежние, Золотые времена итальянской Семьи. Человек, сидевший перед Омброй, никогда не смог бы ее посадить напротив себя за столом. Этот человек получил  власть  в Риме тогда, когда она лишь впервые заряжала свою первую Баретт М82, он стоял за большинством падений и взлетов, и сумел переплести не только политику и преступления, но и сделать мафию едва ли не самой крупной организацией в Риме.
- Здесь, ты сильна и нужна. Там - нет никого, кто тебя помнит. - Дотто ди Кампо откинулся на спинку кресла, глядя полуслепым взглядом на напряженную женщину, сидящую слишком прямо. Он дал ей все - чтобы приблизить Тень и сделать ее своим исполнителем. Пошел на то, чтобы назначать женщину третьим консильери, вопреки законам Рико. Теперь она собиралась вернуться в Сакраменто, оставив за спиной открытую власть, и прийти туда, где ее не помнили, не знали, и не слишком хотели. Но она была солдатом иной армии, и не могла не последовать приказу. Даже имея реальную власть  и не имея ничего кроме громкого имени там, куда она возвращалась.
- Кому как не вам знать, что я НЕ МОГУ не вернуться. - зеркало разлетелось на сотни осколков в тот момент. когда ей закрыли путь домой, и сейчас эти осколки  собирались постепенно, складывая новый рисунок, грозивший стать целым витражом.

В Риме она отвыкла от холодов. В Сакраменто было холодно сейчас. Сказать, что погода была зимней было сложно, но ее, привыкшую за пятнадцать лет к постоянной теплой погоде, было не слишком уютно в этом городе. Омбра устало выдохнула, заходя обратно в квартиру, где ее ждал сын. Мальчику было не привыкать, что мать порой по несколько дней не бывает дома, но Сакраменто и его сделал несколько истеричным, и теперь мальчик не хотел, чтобы мать оставляла его одного.
- Милый, я скоро вернусь. -Она опустилась  возле плачущего сына на колени, обнимая его, и едва касаясь щекой его щеки. - Я люблю тебя, и не оставлю одного... Даже если придется убить их всех... Омерта позволит. Она прикрыла глаза, и чуть улыбнулась, ловя губами слезы сына.
Машина, достаточно неприметная, чтобы быть обычной, остановилась возле Плазы. Женщина, покинувшая ее не слишком привлекала внимание. Она была красива, но темная одежда, как тень скрадывала ее внешность, не оставляя в памяти тех, кто ее видел ни единой черты.  Омбра легким жестом убрала волосы за спину, и прикрыла глаза на мгновение -  сегодня ее должны были представить тем, кто был далек от мафии еще тогда когда она уже получила свое посвящение. Тем, кто прорвался к власти, убрав Антонио,  а вслед за ним и Витторе. Впрочем, на последнего ей было наплевать. Она знала, где проходит  собрание, и не останавливаясь, следовала по коридорам, пока не слишком привлекая внимание. Впрочем, Омбра прекрасно понимала, что как только она подойдет ближе чем надо, ее остановят, и придется говорить кто она, надежды на то, что среди солдат нынешнего дона остались те, кто помнил ее молчаливый силуэт за креслом Фьерделиси, практически не было.

+5

25

Спасибо Рику за то, что не стал разводить кучи пафосной мазни, быстрее приступим к следующему делу. Пусть такие вещи, которые они обсуждали на совете, и требовали тщательного дотошного разбора, как бухгалтерские счета, в которых одна ошибка равна переделке всех без исключения бумаг, однако напряженная обстановка в городе и Семье тоже не будет ждать. Кто-нибудь выловит свой момент и тогда полетит к чертям вся система. Где найти ту золотую середину для решений, которые требуют одновременно и спешки и холодного долгого расчета?
- Медея права, - после слов Гвидо, задумчиво высказался Данте. - И ты, Гвидо, тоже. На первое время я возьму Восточную сторону на себя. А насчет Андреа - покажет время, - может, Восток отойдет Ксандру или Рику, кто знает. Во всяком случае, как бы ни готов был Джованни поручиться за Висконти своей собственной головой, Альваро не мог доверить ему целый кусок города. Он вообще бы с большей радостью оставил Андреа на месте партнера, черт его знает, что может твориться в его итальянской голове. Венецианская мафия, в которой он до сих пор состоял, наводила на не слишком веселые мысли. Альваро почувствовал, как становится параноиком - оглядывая стол и сидящих за ним людей, которым он доверял как самому себе, он не мог не заподозрить каждого. Даже без нужды, без зацепки, просто так - для профилактики. Тем хуже он чувствовал самого себя - подкидыш из Трапани, лгущий всем на протяжении двадцати с лишним лет. Что чувствуют все они? Как будут теперь к нему относиться? Совершенно неудачный расклад.
Покурить бы сейчас.
- И да, касаемо других семей... - Данте откинулся в кресле. - Мы залегаем на дно. Не влезаем ни в какие переделки. Нигде не  светимся, - подумал пару секунд, считая в голове время. - ...На ближайшие пару месяцев. Сначала нам надо разобраться с бардаком, что творится в нашей Семье.
Систему управления Вито можно было описать примерно так: у тебя проблемы с полицией? Тебя бросила девушка? Маньяк убил всю твою семью? Тебе просто плохо? Вступай к нам и забудь обо всем, веселись! Впрочем, как ни странно, такая схема работала, хоть и держалась на соплях. Альваро понятия не имел, как это все получалось у Донато, но пискнуть не смел, зная, как Витторе легко расправляется с неугодными его королевскому высочеству людьми. Зато амбициозных малолеток, по дурости связавшихся с криминалом и неизменно попадающих в прессу в раздел "новости преступности", Вито любил, холил и лелеял. Вся деятельность мафии Сакраменто была как на ладони из-за бесконечных взрывов, перестрелок и дележек территории. Но то был Вито и его эра - недолгая, как видите, а теперь пришел срок Данте. И он уже знал, что делать.
- Рик и Ксандр - вам отдельный приказ. Проверить всех своих людей. Я повторяю - всех, каждого, - сделав особое ударение на последнем слове, сказал Данте. - Если у вас появятся хоть какие-то сомнения, то вы знаете что делать, - это можно назвать репрессиями, но долг каждого новоиспеченного руководителя - привести свое рабочее место в порядок. В конце концов, ему там быть начальником, и первое, что нужно сделать - обустроить себе комфорт и удобство. А подчиненные... Они подстроятся.
- И обращаясь ко всем остальным, особенно к тебе, Агата, снова повторюсь - никакого саботажа. До тех пор, пока мы не будем уверены в каждом из посвященных в Семью, в наших партнерах и друзьях, я не позволю вам сделать и шага в сторону. В противном случае, вы будете иметь дело со мной. Переиначивая слова умных людей - Семья заменяет все. Поэтому прежде, чем что-то сделать или сказать, подумайте, что вам важнее - все или Семья. Под словом "все" я подразумеваю вашу жизнь. 

+7

26

Женщинам слова не давали, женщины сидели себе и помалкивали. Анна стучала ногтями по столу, посматривала на Соню, Бри, Агату, слушала мужские разговоры. И то верно, им, в смысле, дамам, обсуждать было нечего, они на Совете – вообще формальность, по-хорошему должны за дверью сидеть, а то и по домам. Ладно уж, пока привилегии есть – ими надо пользоваться.
Потом Данте поставил всех перед фактом, что в городе грядут перемены. Поскольку Анна сидела себе в своем эмо-углу, не рыпалась и на рожон не лезла, ее это не особо волновало. У нее было несколько знакомых людей с низов – один наркоторговец, да пара осведомителей, но работали они чисто, и не придерешься. А альтруистом, любящим всех людей, Анна никогда не была, вычистить «плохих» работников? Да ради бога.
Анна дослушала речь Альваро до конца, а потом легко поднялась с кресла. Ей захотелось выпить, пусть даже ненавистную шипучку, просто в зале было достаточно жарко, и когда Анна направилась к окну, чтобы приоткрыть стеклопакет, она…опачки.
Четыре полицейских машины. Прямо под «Плазой». Нет, четыре, вы понимаете?
Они сидели на третьем этаже. Вокруг было много зданий – Плаза ведь не на отшибе стояла. Анна протянула руку к жалюзи, дернула тонкую веревочку. Шторы с тихим шелестом развернулись, полностью закрыв окна – если планируется облава и снайперы сидят по соседним домам, им хотя бы проблематично будет поснимать верхушку – не по стеклам же палить, вслепую?
А потом Анна обернулась к компании. Люди наверняка заметили, что в зале стало темно, и Аня, откашлявшись, сообщила:
- У меня пренеприятнейшее известие.
Она пробежалась глазами по лицам присутствующих, а потом сказала одно слово:
- Полиция.
И тут же внизу раздался стрекот оружия. Быстрый. И вот тут весь сравнительно миролюбивый настрой с Анны смыло. Потому что раньше еще мог быть шанс, что копы просто заехали..ну, проверить что-то, то теперь, когда они открыли огонь… Или не они? Свои? А с какой стати?
А потом у Данте зазвонил телефон. Впрочем, что толку было уже что-то сообщать, все собравшиеся и так слышали, что происходит внизу.
- Они что, штурмовать собрались? – медленно спросила Анна, обходя стол кругом. Впрочем, вот что-что, а медлить сейчас не стоило. Им нужно было решить, что делать. Отстреливаться? Или попытаться выйти из Плазы с наименьшими потерями, чтобы быстро-быстро уехать и не спалиться? А такое вообще возможно?
В общем, Донато остановилась за спинкой кресла Сони и вопросительно посмотрела на Данте. Потому что главный теперь он, ему и руководить. Кроме того, речь его мимо Анны не прошла, и теперь было банально страшно делать что-то без разрешения. Ее бы Альваро, конечно, не убил (будем надеяться!), но получила бы она на орехи. Так что не будем корчить из себя Мату Хари и послушаем умного человека.

+7

27

В последнее время в полиции происходит настоящий сумбур. Кому-то захотелось убрать босса мафии нашего города, босса, к которому мы привыкли и которого знали и теперь у начальства кровь в жилах стынет от мысли, что на улицах развернется настоящая война за место лидера. Этого нам только не хватало. Впрочем, как обычный рядовой полицейский, я слабо обращала внимание на эти проблемы, своих хватает, хотя, разумеется, я не собиралась упускать возможность узнать имя нового босса, если таковая появиться. И вот один раз нам повезло. Весьма влиятельный информатор сообщил имя человека, который, по его словам, причастен к убийству Виторре Донато. И непросто имя, он четко оговорил дату и место, где этот человек будет вместе с верхушкой самой мафии. Мы не наивны, ну что станет убийца Донато тусоваться среди других членов организации? Они-то точно к убийству не причастны и не спрашивайте, откуда мы это знаем. Однако возникла отличная возможность узнать новое имя босса мафии. Отчасти, чтобы начать «копать», отчасти, чтобы копы, подобные мне, могли наладить контакты. Не такие мы коты и собаки, все в этом мире держится на договоренности. В общем, неделя подготовки, каких-то непонятных лекций, а ведь всего-то нужно арестовать парня, на которого указал информатор, и взять показания со всех остальных под предлогом того, что они были знакомы со страшным убийцей. Эти все остальные попадают в нашу базу, и мы довольны.
Машины уже стояли у входа, хотелось произвести впечатление, но в то же время не переборщить. Я провела краткий инструктаж, аля бить можно только того плохого дядю, остальных не трогаем, ведем себя вежливо и осторожно, мы туда направляемся не для того, чтобы навести переполох, а для того, чтобы пополнить базу данных и познакомиться с новым боссом мафии, если так можно выразиться. Все по коням, и вот мы уже направляемся к «Плазе». Я отдала приказ всем надеть бронежилеты, но таковы инструкции и правила безопасности. Наконец-то мы подъехали к зданию, сирены ревели, все как в тех боевиках. Мы быстро выскочили из машины и направились ко входу.
- Это врятли станет сюрпризом, - говорила я коллеге, подымаясь по лестнице. Еще бы, наше приближение можно было услышать за три квартала отсюда. - Но посмотреть на их лица все равно интересно, - не знаю почему, но настроение у меня было отличное. - Я…,  открываю дверь, и тут раздается резкий шум, уши закладывает. -  Твою мать, - мы резко отходим от дверей и прижимаемся к стене. – Назад! Назад! – кричу я коллегам, махая рукой. - Этого в планах не было! Нельзя просто так стрелять в полицию, нельзя!
- Никакого уважения, - согласился со мной детектив. Почему люди не поднимают себе боевой дух иронией и сарказмом? Это ведь так эффективно.
- Да вообще оборзели, - доставая пистолет  и снимая его с предохранителя, произношу я. -  Раз значок, значит сразу за пушку хвататься надо? Ну и нравы, - отрицательно качаю головой. Делать сейчас, в принципе, нечего, нужно следовать инструкциям. Я срываюсь с места, и пока коллега пытается укрыться от рикошета, бегу к патрульной машине, пора вызвать подкрепление.  – Оцепить все здание, - обращаюсь уже к тем, кто есть, попутно нацепляя на ремень рацию. – Раз такое дело, считаю это приглашением на вечеринку. Забудьте все, что я сказала на инструктаже, отныне, чем больше рыбок поймаете – тем лучше, - я здорово перепугалась, неожиданно услышав свисты пуль, но теперь снова чувствую себя отлично, настроение то еще.
И снова несколько наставлений, после чего, с пистолетом наготове, мы идем вперед. Сделать это непросто, проход слишком узкий, в нас продолжают стрелять. Я киваю коллеге, чтобы огнем отклеек одного из стреляющих. У самой появляется время выглянуть и сделать четкий выстрел. В это время по рации докладывают, что оперативная группа в пути. Сейчас мы вынуждена только отстреливаться, я не могу рисковать жизнями людей, ведь даже плана здания не знаю. К слову, его уже ищет в Интернете один из полицейских. Наконец-то уложен и второй охранник, и я принимаю опасное решение зайти внутрь. Спецназ будет уже через минуту и должен ворваться в каждую дверь, которая ведет на выход, но преступники скрыться могут уже сейчас.

+10

28

- Далее. Декстер и Ко, - Данте несло и остановить его не могло ничто. Все вещи, которые ему не нравились при руководстве Вито, теперь находились в его власти, и в его же власти было их наконец-то изменить. Жаль, что он тогда не ослушался приказа дона и не прибил того козла сразу, но раз Донато сказал сажать того за решетку, то Альваро так и сделал. Теперь же жизнью Дейка можно было распоряжаться так, как угодно ему, и Данте угодно было, чтобы эта мелкая пешка была убрана с шахматной доски.
- Не могу сказать, что у меня с ним личные счеты, - снова взгляд на Агату, затем на Рика и, наконец - на Анну, решившую "покурить" в сторонке. Это не слишком прилично, милая. - Но, думаю, все здесь согласятся, что его шайка портит нам всю картину, - Данте подался корпусом вперед, облокачиваясь руками на стол, чтобы сказать столько милое сердцу и красивое слово.
- Ликви...
- Полиция.
- ...дировать, - блять, а ведь он только что заявил о том, что нужно залечь на дно.
Немая сцена. Мозг Данте начал лихорадочно соображать. Подозрения, крошечным угольком тлевшие внутри, теперь разгорелись в огромный костер. Кто из них - предатель? Кто, черт подери, посмел?! Вот так, в первое собрание - полное фиаско. Кто из присутствующих его "любит" настолько, что решил сделать обломинго в самом начале его "эры"?
Однако предаваться размышлениям в этом ключе было некогда. Тут же зазвонил телефон, Альваро вытащил его из кармана и узнал знакомый номер запоздало спохватившейся подложной утки в полицейском департаменте. Кажется, что для этого человека сей вечер будет последним в жизни. Внезапно - не он ли та самая птичка, которая нашептала?
- Они что, штурмовать собрались?
Альваро отключил телефон. Не успел подойти к окну. Ворвалась охрана, во все горло орущее:
- Облава!
Все развивалось как-то слишком стремительно. Главное - не паниковать. Есть одно простое правило, которое он усвоил, работая в полиции - крутой коп, получивший девять грамм свинца в лоб, как правило, становится менее крутым. И иногда мертвым. Оружие. Нам нужно оружие.
- Вы двое, - кивнул секьюрити, одним из которых оказал Бернард. - Проверить здание. Если оцеплено - ищите другие выходы. Наткнетесь на копов - ну понятно... Но пасаран. Ну, вперед, че стоите?
Из-за открытых дверей послышались выстрелы. Пока они звучали далеко, но времени всегда было в обрез. Вопроса два - сколько у нас оружия и куда спрятать женщин? Один за всех и все за одного? Или игра на выживание, когда каждый сам за себя?
- Сколько их? - быстрый взгляд в окно, вопрос, обращенный к охраннику. Снова телефон. Давай, пташка, бери трубку.
- Дохуя, - ответствовал солдат в своем простом солдатском стиле.
- Что интересного расскажешь? - уже в трубку.
- Через минуту в казино прибудет спецназ. - фаталити.
- Держи меня в курсе, - красная кнопка. - Оружие. Нам нужно оружие, - озвучил то, что крутилось в голове. - И спрятать женщин. Кто-нибудь знает план здания?

Отредактировано Dante Alvaro (2013-02-13 00:11:30)

+6

29

- Кто-нибудь знает план здания?
Лучше покойного Вити – никто. Чуть хуже – сама Анна, а поскольку права наследования и все такое – Плаза теперь принадлежит ей. Самое время показать себя истиной хозяйкой.
- Не на все сто, - отозвалась Анна, вцепившись в спинку кресла Сони двумя руками, - Но вывести смогу хотя бы нас, женщин.
Она сокрушенно вздохнула – правильно, перестрелки, а ты в юбке и на каблуках, все как всегда, а потом сказала девочкам:
- Ладно. Нас всего четверо, я пятая. Выйдем.
Анна отошла ближе к Альваро, послушала, что говорит ему охрана, и что он сам командует.
У них, вообще-то, было два варианта. Подняться выше, выйти на крышу – благо, дома стояли тесно друг к другу -  и попытаться уйти по соседним домам. Или спуститься вниз, и через один из многочисленных черных ходов. Вито не был дураком, беспечным – возможно, но не идиотом. Полиция не могла знать обо всех выходах.
Женщины по крышам скакать не будут, это точно.
- Налево по коридору – там помещения под склад, забиты ерундой. В одном из них – не помню, каком, будет лестница. Она ведет вниз, выход со стороны подворотни. Оттуда – вдоль здания, и проход через черный ход ресторана «О’Шале». Не лучший выход, но…
Анна замолчала, сощурилась. Соня не умеет стрелять. Медея – наверное тоже. Бри и Агата с оружием управятся. Сама Анна. Ну что ж, неплохой расклад.
Стоило бы взять хотя бы по паре пистолетов у охраны. И, конечно, договориться о том, что делать дальше. Вообще-то, Анна не собиралась стрелять. Так, для самообороны. И не забывать прятать лицо, не светиться, им нужно было покинуть Плазу инкогнито.
- Позволите?
Охрана протянула Анне свое оружие. Кольт, Браунинг, Беретта – ты смотри, какой магазин. Беретта ушла к Бри – Бриджет любит это оружие. Браунинг оказался в руках Агаты, Кольт Анна оставила себе.
Бросила взгляд на Данте, выражающий что-то вроде: «Постарайся остаться в живых», проводила глазами Ксандра и Рика, а потом кивнула двоим парням у самой двери.
- Вы двое – с нами. Я первая. Соня за мной. Агата, Бри, на вас будет Медея.
Она оглянулась на девочек, махнула головой – мол, вперед, и вышла из зала.

+6

30

Да ла-а-адно? Не, серьёзно? Вот так должно было закончиться собрание старых, не совсем законопослушных друзей? Эпично, экстремально, весело и запоминающееся? Кхм, то есть, как обычно?..
Мафия Сакраменто! Самая косячная, насыщенная приключениями и адреналином (вот, куда надо было главному герою из известного фильма попасть – к нам), мафия в США! Вступай в наши ряды и словишь бонус! Свинцовый. Аккуратно между ушей.
Реклама однозначная, но зато с изюминкой… никогда не заскучаешь и не потеряешь вкус к жизни. По мнению Диллинджера, это достойная плата. По крайней мере, он всем доволен.
Впрочем, от темы мы отошли далековато, пора возвращаться, пока не пришлось втирать вышеупомянутые слоганы апостолу Петру. А это организовать, как два пальца об асфальт, уж поверьте.
Стоило Анне озвучить «радостное известие», как лицо Рика превратилось в мрачную гримасу, а в голове побежала бегущая строка: «Это спарта, дружище, кому-то сегодня пиздец». Коротко и ясно. А самое главное – воодушевляющее, согласитесь! Но, даже несмотря на это, Джованни не растерялся, а даже напротив – собрался с мыслями, отошёл от недавнего шока, поднялся на ноги, приблизился к Медее, - за которую чувствовал явную ответственность в последнее время, -  достал из-за ремня любимый пистолет с гравировкой и сунул его девушке. Такая уж была постанова: дамы уходят другим, наиболее безопасным и, на данный момент единственным, ходом. Благо, он тут есть, но отчего-то легче и спокойнее от этого знания не становится. Всё-таки перед глазами их уже не будет… а здание по любому отцеплено вплоть до канализации.
Ладно, прорвёмся. Альтернативы всё равно нет.
- Только не забудь вернуть, - многозначно шепнул Риккарди, натянув лёгкую улыбку на лицо и снимая оружие с предохранителя, - Будьте осторожны. – с этими словами он пробежался глазами по Анне, Агате и Бри, после чего вернулся к оставшимся друзьям. Как стало понятно в следующую секунду, всем требовалось побольше боеприпасов, дабы попытаться выжить. Что же… «Сейчас мы кого-то разжалуем до одного автомата» - Диллинджер повёл плечами в стороны и быстро двинулся к выходу из зала, где столпилась охрана. Без лишних слов он протянул свою требовательную руку, которую тут же обрушил вниз груз новоприбывшего оружия. Вот, всё-таки есть ещё умные люди среди ребят: собрали, упаковали, доставили. Джованни благодарно кивнул головой и кинул сумку на стол перед товарищами по несчастью.
- Пытаемся в очередной раз обмануть леди с элегантной газонокосилкой? – озвучил риторический вопрос Рик и хмыкнул, вытаскивая из общей кучи пистолет и пару магазинов. «Итак, кишкимесивохардкор, настало твоё время» Пожалуй, сейчас стоило заодно определиться и  с дальнейшим планом действий. Всё-таки разбежаться они всегда успеют, но вот смогут потом снова встретиться?.. Вот-вот, вопросец-то спорный выходит, так что рисковать не следует.
- Предлагаю освободить хотя бы один выход общими усилиями. Всё-таки копов тут до хренища, а бессмертных ни одного.If you understand, what I mean протянул Диллинджер, заряжая пистолет и щёлкая затвором.

+8

31

Получив неожиданную поддержку со стороны Гвидо, а потом и самого Дона, Джини немного расслабилась. Впрочем, продлилось это не долго. Отчасти из-за самого Альваро, которого теперь Мэдэя воспринимала исключительно как Босса. Новое имя, новое прошлое, новый статус, новая манера речи, новый человек. Дэя никогда не знала такого Джона и в ее прошлом остались лишь воспоминания о веселом Уэйте с лицом дона мафии и слабая надежда когда-то повстречать его вновь. Хотя и Джини, что сидела в этом зале Джон никогда не видел и это хорошо.

- Мы залегаем на дно. Не влезаем ни в какие переделки. Нигде не  светимся на ближайшие пару месяцев. Сначала нам надо разобраться с бардаком, что творится в нашей Семье.


«Да, надо»,
- мысленно согласилась Джини с Данте и опустила взгляд, как бы извиняясь за то, что будет вынуждена подкинуть боссу новых проблем и совсем скоро, если верить другим итальянцам. Но в наше время и, особенно в свете последних событий, разве можно доверять хоть кому-то? 

«Не получиться на дно, не получиться не светиться, но разобраться должны»
, - легкий поворот головы в сторону Риккарди и попытка заглянуть в глаза, прочесть, о чем думает. Мужчина выглядит уверенно, но женщина не верит.

- Полиция.

Джини не понимает слов Анны ровно до того момента, как не услышит звук выстрелов. И вдруг все стало словно в старом кино про гангстеров. Не хватало только шляп мужчинам и  жемчужных нитей на шеях женщин. Такое впечатление, что даже окружающий мир стал черно-белый.

Вначале Дэя вздрогнула и испугалась. От внезапного шума, от автоматных очередей и криков представителей закона. Она ждала суеты боясь, поддастся всеобщей паники, но четкие приказы Альваро, серьезное лицо Ксандра, стальной взгляд Гвидо и крепкие руки Джованни, вложившие в ее ладонь оружие - успокоили. Вот так вот, все разом. Теперь она одна из них. Они привычны к такому. Даже Анна, ставшая не так давно матерью, сохраняла завидное хладнокровие, а  Бриджит, всегда казавшаяся Джини больше хрупкой прекрасной куклой, чем отъявленным головорезом уверенно принимает пистолет и тут же начинает щелкать затвором.

«Это мое посвящение», - поняла Мэдэя, - «настоящее боевое крещение!»

- Только не забудь вернуть.

- Не забуду, - шепчет в ответ и целует, надеясь, что больше никто не увидит. Импульс. Порыв. Не до конца понятный даже самой Дэе. А вдруг это последний раз, когда они стоят вот так друг напротив друга? Если так, то она не будет о нем жалеть. Если нет, то объяснение всегда найдется.

Разворачивается и следует за Анной и Соней. Зал остался позади. Со стороны главной лестницы все громче слышались звуки стрельбы, борьбы и крики. Полицию и преступников легко различить как минимум по количеству нецензурщины в одном предложении. Быстрым шагом, не оглядываясь и не вертя головой по сторонам, идет вперед ища заветные складские помещения. Коридор оказался куда длиннее, чем хотелось бы, но пока что все шло гладко. Джини уже было решила, что все закончиться хорошо, они благополучно покинул Плазу, за ними так же спокойно выйдут мужчины, а если не выйдут, то будучи на свободе, да еще и в такой компании они обязательно придумают каким образом помочь осажденной верхушке мафии. Но сколько бы жизнь нас ни учила, мы упорно повторяем одни и те же ошибки. Например, начинаем думать о хорошем раньше времени.

Длинный коридор тем и плох, что, не успев дойти до конца, можешь нарваться на пару-тройку служителей закона. Вот и тут так. Поворот казался уже так близок и Анне оставалось сделать всего пару шагов как ей на встречу вылетел спецназовец.

«Скоро наступило так быстро?»
- в отчаянье подумала Дэя, поднимая оружие и стреляю в ногу уже тянущегося к Донато мужчине. «Неожиданный» хлопок заставил Джини моргнуть, от чего слегка дрогнула рука и пуля, что должна была попасть в бедро, с хрустом вошла в колено, да так там и осталась. До Анны спецназовец не дотянулся, с криком упав, зато его коллеги стремительно приближались.

+7

32

Босс разошёлся не на шутку. Понимаешь ли, проверить всех своих людей велел, это с учётом того, что Римлянин никогда не подпускал к себе кого попало. Ну да ладно, охота новому начальству себя показать – пожалуйста, нам что жалко что ли? Киваю с серьёзной мордой-лица:
- Понял, проверю, - и это значило, что с завтрашнего дня нужно было создавать видимость усиленной проверки, вплоть до детектора лжи. А не поможет детектор, иголки под ногти, трепанация черепа без наркоза и хочешь не хочешь, а сознается любой, при чём во всех смертных грехах разом. Так найти крысу, если она есть вообще, нереально. Обвинить невиновного, который не смог себя оправдать проще простого. А я никогда не искал простых путей, буду работать своими методами, подниму старые связи и если предатель есть, я об этом узнаю.
И, наконец, очередь дошла до всем известного, многострадального Декстера. Ох, как же он всем уже надоел и мне в том числе. Вот, действительно, как говорят «поперёк горла» уже. Но прежнее начальство убивать паршивца запретило, тоска-пичаль. Помню, я тогда ещё сильно негодовал пару дней к ряду, но со временем смирился, ибо приказы босса не обсуждаются.
И тут, вот они! Заветные слова! Ну же!
- Ликви...
И-и-и? Смотрю на Данте глазами полными обожания и любви, когда Аня своим:
- Полиция.
…ломает мне весь кайф и рушит все мои надежды.
- ...дировать.
Блять, облом же, ну. И как так жить? Когда кругом полно народа желающего закопать все твои заветные мечты? Вот, сто процентов Данте тоже сейчас недоволен так же, как и я. Проверим? Разочаровано гляжу на босса, ага, по физиономии видно, что недоволен.
Эх, копы, копы, копы… Знать бы сколько их… Срать, на одной машине они бы сюда не сунулись. А это значит, что их как раз достаточно для того, чтобы дать достойный отпор нашим людям на первом этаже, ибо перестрелка началась, дай боже…
А вот и:
- Дохуя.
…подтверждение моим мыслям. Своевременный ответ одного из солдат на вопрос босса о количестве фараонов. Надо признать, что этот самый ответ информативный дальше некуда.
- Оружие. Нам нужно оружие.
Озвучивает босс гениальную идею, и я встаю со своего стула, попутно снимая с себя пиджак и бросая его на спинку кресла. Лишний предмет гардероба, будет мешать при побеге и стрельбе, галстук также отправляется в карман брюк. Слава Деве Марии, я наконец-то смог снять с себя эту Дьявольскую удавку, чёрт бы её побрал… Прикрываю глаза на пару секунд и, расстегивая верхние пуговицы на рубашке, делаю пару глубоких вдохов. Ну не блаженство, а?
- И спрятать женщин. Кто-нибудь знает план здания?
- Ладно. Нас всего четверо, я пятая. Выйдем.

Сестра покидает свой стул, и я коротко с ней прощаюсь. Обнимаю за плечи, прижимая к груди и целую в висок:
- Всё будет хорошо, не бойся, - чувствую, как она мелко дрожит в моих руках и первое, что приходит на ум, это успокоить её в своей братской манере, поэтому шепчу на ухо: - Не ссы квакуха, болото наше. Помни, это наша территория и они пожалеют, что сунулись сюда. Вот увидишь. Иди с Аней, она вас выведет. – Времени на прощания больше не оставалось и я выпустил сестру из объятий, хотя всё моё существо требовало сейчас быть с ней рядом, чтобы в случае опасности иметь возможность её защитить, но… Всегда есть «но». Кое-что заставляет меня стоять на месте, провожая Бриджет взглядом. И это ни что иное, как верность Семье. Я капитан и должен быть в гуще событий, руководить солдатами, защищать Дона. И я отвожу взгляд от хрупкой фигурки сестры облачённой в чёрное и достаю из наплечной кобуры свой пистолет. Нужна ли сейчас мне кобура? К чёрту. Она отправляется следом к небрежно брошенному пиджаку.
- Генри… - мой голос резко взревел на фоне отрывистых приглушённых фраз. Я обращался к тому самому охраннику, который только что имел честь общаться с боссом и рассказать о ситуации за стенами Плазы. Внимание мужчины я привлёк, а вместе с ним и несколько пар других глаз за дверями также обратились в мою сторону. А дальше моё уже более тихое: – Когда отвечаешь боссу, не забывай добавлять «сэр».
Тот самый Генри лихорадочно закивал, ибо помнил, как Римлянин объясняет простые вещи тем, кто их не понимает с первого раза. Сняв пистолет с предохранителя быстрым шагом подхожу к дверям:
- Ты? – вопрос мужчине явно не из моей команды, должен был означать «ты кто такой и почему я тебя не знаю?», но потом: - А-а-а… - вспоминаю, что уже видел его лицо, - Барни, верно? Оружие есть? Молодца, держись рядом.
- Генри, метнулся кабанчиком и узнал, как дела на первом этаже, живее-живее! – отправляю солдата на разведку, ибо выстрелы заметно стали стихать. А это значило только одно: количество людей на чьей-то стороне явно уменьшилось. Необходимо знать на чьей именно, ибо к окнам подходить нельзя…
Стоп... женщина? И вот он, мой недоумевающий взгляд.
- А ты что здесь делаешь? – плевать на этикет, ибо мне сейчас не до формальностей. Только ещё одной живой мишени не хватало…
- Чья это баба вообще? – оборачиваюсь к друзьям и солдатам позади меня, обращаясь сразу ко всем. Может быть, кто-нибудь всё-таки объяснит на кой хер она тут под дверями топталась? Солдаты с выпученными глазами отрицательно мотают головой, понятно… Тяжело вздыхаю и снова поворачиваюсь к незнакомке.
- Барни, ты её знаешь? – взгляд на киллера, потом не дожидаясь ответа снова задаю вопрос женщине: - В двух словах, кто ты и какого лешего делала под дверью?

+7

33

Я сижу себе на попе ровно и пытаюсь вслушаться в разговор. Нет, серьезно. То есть, я пыталась вникать, игнорируя «бла бла бла бла» - нометр в моем мозгу, который автоматически переводит скучную болтовню на свой лад. Дележка власти, это Вам не в тапки...эээ, ладно, проехали. Неудачная попытка сойти за умную, поэтому я все-таки заткнусь.
- Мы залегаем на дно. Не влезаем ни в какие переделки. Нигде не  светимся, - Данте откидывается в кресле, еще не подозревая, что щеки мои через секунду нальются стыдливым румянцем. Нахлынуло такое чувство, будто бы он обращался лично ко мне. Но ведь тогда бы он ткнул в меня пальцем и сказал что-то вроде «А ты, заноза, даже не думай!», верно?
- Рик и Ксандр - вам отдельный приказ. Проверить всех своих людей. Я повторяю - всех, каждого.
Кручу головой по сторонам, ерзаю на одном месте, как на иголках. А к чему эти меры? Параноить начинаем, а? Хотя, если вдуматься, то начать стоило именно с этого, пожалуй. Люди такие люди. Учуят переворот и вперед творить беспредел под шумок в надежде остаться незамеченными.
Слушаю проникновенную речь Данте, чуть понурив голову. А он прав. Порядок начинается изнутри. Не будет отлаженной системы, не будет порядка внутри Семьи, не будет и порядка в городе. И тут бы за голову схватиться, да вот заминочка небольшая вышла.
- У меня пренеприятнейшее известие, - да-да, Аня, в чем дело, кто-то угнал бронированный автомобиль и нам придется возвращаться домой на велосипеде? - Полиция.
Упс. Нежданчик вышел, правда? Хочется сказать что-нибудь в стиле «Да лааадно», но вместо этого я округляю глаза от неожиданности и впиваюсь взглядом в Донато, которой явно не до шуток. О, да, я прекрасно знаю это выражение лица. Ошарашенно скольжу взглядом по лицам присутствующих, пытаясь угадать, что я должна сейчас чувствовать. Страх? Вовсе нет. Мне ни капельки не страшно. Только вот ручки предательски трясутся, но это мелочи. Я знаю, что в Плазе есть оружие, а рядом со мной люди, которые за своих сердце из груди вырвут. Со стороны бравых офицеров полиции было бы крайне неразумно начинать осаду именно сейчас, когда собралась вся верхушка. Да, есть шанс заполучить кого-нибудь из наших, но шанс этот невероятно ничтожен.
- Оружие. Нам нужно оружие, - смотрю на Данте своими большими глазищами, словно только он знает, что нам делать дальше. А кто же еще? Назвался клизмой – полезай. - И спрятать женщин. Кто-нибудь знает план здания?
Что, простите? Я не хочу прятаться, я хочу получить пистолет! Резко встаю со своего насиженного местечка, наблюдаю за Ксаном, который уже поспешил избавиться от пиджака и про галстук не забыл, который я любовно ему завязывала, между прочим, еще днем.
- Всё будет хорошо, не бойся.
Не знаю, что делать, совершенно. Аня говорит, что сможет нас вывести, но эта затея мне совершенно не нравится. Я не хочу уходить, но должна. Ксан прижимает меня к себе, а я даже не знаю, что ему ответить. Начинаю дрожать, но из последних сил глушу в себе приступ паники. Нет, только не сейчас, сейчас я должна быть холодна и собрана. Давно не примеряла на себя эту шкурку, да, Бри? Наверняка, уже забыла, как здорово нашпиговать кого-нибудь пулями? Сейчас у тебя будет повод вспомнить.
- Не ссы квакуха, болото наше, - теплый шепот в районе моего уха заставляет меня улыбнуться и легонько стукнуть Романо кулачком в грудь.
- А ты все шутишь, - криво усмехаюсь, качая головой.
- Помни, это наша территория и они пожалеют, что сунулись сюда. Вот увидишь. Иди с Аней, она вас выведет.
- Хорошо, - смиренно отвечаю я, выпадая из объятий брата. – Береги себя. И не умри там. У нас телятина на ужин все-таки.
Игнорирую назойливый стук в висках, я подошла к Анне, стараясь выглядеть как можно более беспечной.
- Ну, что тут у нас? – оглядываю оружие, позаимствованное Донато у охраны, и кидаю взгляд в противоположную сторону комнаты, где Ксан уже отдает распоряжения. Ну как можно не смотреть на него и эти взволнованные лица? Мужчины за работой, картина маслом.
В мою руку легко легла беретта, я резко поднимаю взгляд на Анну. Потому что она помнит. Уголки губ дрогнули, но я сдержалась, чтобы не улыбнуться. Она выбрала кольт – все как в старые добрые времена.
- Вы двое – с нами, - кивок в сторону ребят из охраны. Что же, Анна, вполне предусмотрительна. Кто-то же должен умереть вместо нас.
- Я первая. Соня за мной. Агата, Бри, на вас будет Медея.
Кротко киваю головой в знак того, что приказ принят, а сама кидаю еще один взгляд на Романо. Вот чертяга, пусть только вздумает помереть здесь! Тогда я сама его убью. Сердце екает, когда оглядываю на прощание Данте и Рика. Черт возьми, вот теперь я действительно переживаю.
Но времени переминаться с ножки на ножку у нас нет. В коридоре атмосфера совсем не радостная. Звуки выстрелов, доносящиеся то снизу, то сверху, то откуда-то справа, дезориентируют. Я пытаюсь держать в поле зрения даже слепые зоны, но давайте будем честными. Я не терминатор, а всего лишь женщина. Но у меня есть оружие и столько ненависти к ребятам в бронежилетах, сколько сможет вынести мое сердце.
- На охрану не смотри, они ничего не умеют, - шепчу Агате, держа пистолет на готове. – Снимаешь тех, кто сзади и слева.
Мне бы сейчас не хотелось спорить или создавать шумиху внутри группы, поэтому я надеялась, что Агата примет инструкцию к сведению и сделает все, что от нее зависит. Я не командный игрок, она тоже, но ведь иногда стоит попробовать?
И не успела я подумать о том, что следует проверить наличие товарищей полицейских за поворотом, как один представитель вида, упомянутого ранее, уже нарисовался, да еще и не один, а в обнимку с пистолетом. К счастью, Медея среагировала быстрее. Постойте, Медея? Удивлению нет предела, но я, тем не менее, делаю уверенный шаг вперед. Выстрел пришелся бедолаге прямо в коленную чашечку, отчего тот повалился на пол. Но для меня этого не достаточно. Я слышу звук шагов, а это может значить только одно. Хэдшот. Не успел мужчина дернуться, как я отправила ему пулю прямо в голову. Уже через секунду тот отправился в мир иной, а я развернулась к брюнетке.
- В следующий раз, мисс Джини, извольте закончить дело до конца, - перезаряжаю пистолет. – Стреляйте прямо в голову, нам не нужны свидетели.
Урок номер один. Господи, дилетанты.
- И, пожалуйста, держитесь позади. Мне бы не хотелось, чтобы Вы получили пулю в лоб так же, как и наш красавчик. В противном случае, мне придется Вас пристрелить, - я широко улыбнулась, озвучивая шутку юмора, а после обратилась к остальным. – Сейчас здесь будут еще двое.
Урок номер два. Внимательно смотрю на Соню, мол, женщина, ты вообще в порядке? Собственно, она единственная, за кого я не переживаю из нашей скромной компашки. У нее хватит мозгов не лезть на рожон, если в этом нет нужды, и пусть у нее в руках нет пистолета – она знает, что делать.
Прикладываю палец к губам, дабы дамы не вздумали шуметь, а сама прижимаюсь спиной к стене, отодвигая Анну рукой. От напряжения мне стало жарко, я облизала губы, размышляя «А вдруг наши?». Но, увы, времени в обрез. Услышав шаги совсем рядом с поворотом, я просто вытянула руку. И нажала на курок. Дважды. Все чисто и аккуратно. Я знала, что не промахнусь. Зря, что ли, Альваро в свое время учил меня стрелять по банкам? Два тела с грохотом рухнули на пол, через которые я брезгливо переступила.
- Будь осторожнее, - пропускаю Анну вперед, смеряя коридор подозрительным взглядом, потому что одна из дверей только что хлопнула. Нам готовят засаду?
- Ну как, еще не передумали? – обращаюсь к мисс Джини, все еще держа ее позади себя.
Нет, что Вы, я вовсе не издевалась. Наоборот, мне было интересно, насколько ее хватит. В то время как мы с девочкам уже привыкли к ужасам и похуже, Медея – нет.

+7

34

- И обращаясь ко всем остальным, особенно к тебе, Агата, снова повторюсь - никакого саботажа. - а чего, собственно, Агата? Испанка оглядывается на присутствующих, наблюдая как реагирует ее Семья на нового дона. На его приказы и тон. И чтобы ни говорил, ни Вито, ни Джон, ни папа Римский, их она слушала только отчасти. Но, благо, устраивать погром в городе пока не планировалось. Все враги уже либо отомщены, либо помилованы. Неужели настало время жить спокойно? Ага, как же! Анна сообщает о том, что на них облава. А значит, не время зависать тут дальше. Тарантино не нужно особое приглашение на выход. Она поднимается со стула и идет вслед за Донато. Молча, без шума и паники. В конце-концов, можно было привыкнуть за столько лет к войне со всех сторон.
А мы и не из таких передряг выбирались, правда? Меня больше мучает вопрос, кто постарался? Кто сдал нас копам? Или наши бронетанки были так заметны? Нда, есть логика в том, чтобы проверить всех и каждого на «вшивость».
И в подозрениях начинаешь перебирать в голове каждого солдата, каждого соучастника, водителя, который имеет отношение к Торелли, чтобы вычислить сливщика информации. В своих раздумьях забываешь о настоящем деле – выбраться из здания, окруженное полицией. Но руки на автомате берут оружие. Жаль, нет среди всего арсенала обреза, к нему у испанки особая страсть. Ограничившись Браунингом, в котором можно быть уверенным больше чем в некоторых людях, Та-Та пошла по коридору.
Ее шаги, по ковровому покрытию, были мягкие и глухие, но уверенные и тяжелые. Готовая нашпиговать любого свинцом, жалеет только, что не дали возможности пойти с мужчинами. Знаете, иногда женский ум необходим на войне.
Правда, война не заставила их ждать. Из какой дырки лезли спецназовцы? Медея со страху пальнула, благодаря отдаче попадая в колено.
- Ууух. - ужасная боль. Бри завершила дело, пуская пулю в лоб. Смотрите, почти как помилование…
Затем слышны еще шаги, чье-то приближение. За поворотом точно притаилось пару человек, которым дал, судя по всему, приказ стрелять на поражение. Тем временем как Бриджет прикрывает их, испанка разворачивается к двум охранникам.
А может предатель один из них? Очень удобно…
Во всяком случае, эти парни еще успеют сослужить Семье.
- Снимите бронежилеты – не просит, а распоряжается. Имеет ли право на такие приказы? Потом рассудим. А пока мужчины расстаются со своим панцирем. Один из них одевает Агата, чтоб выступить в линии авангарда. Только вот куда идти?
- Анна? – оборачивается через плечо, чтоб взглянуть на женщину и уловить ее кивок на одну из дверей. Сюда? Приоткрывает дверь, чтоб взглянуть в щель. И понимает, что их там ждут. Заметив движение, солдаты спецназа, открыли стрельбу. Успей только увернуться!
- Упыри – рычит Агата, отпрыгивая от двери, прижимаясь к стене спиной и вжимая голову в плечи. У шуму выстрелов сложно привыкнуть настолько, чтобы не вздрагивать каждый раз, когда их слышишь. Наоборот, с каждым «пиф-паф» желание втянуть голову все сильнее.
Итак, что мы имеем против группы полицейских? Четыре ствола? Жаль, в сумочку не поместилась взрывчатка… подумала, сокрушаясь, террористка, осматривая стены коридора.
Может ли быть удачной мыслью запустить к солдатам баллон огнетушителя и подорвать его? Если Агата правильно помнит школьную физику, то получится что-то вроде дымовой завесы из углекислого газа. Неприятные ощущения, вообщем.
- Ты – обращается к одному из телохранителей – Откроешь мне дверь на «раз-два». А ты – кивок на другого парня. – Зашвырнешь огнетушитель подальше в помещение. А я надеюсь, что не промахнусь.
Испанка потирает ствол пистолета, но долго разглагольствовать нельзя. Пока Анна и Бри со скудным запасом боеприпасов прикрывают их, охранники снимают красный огнетушитель и приготавливаются к команде.
- Давай!
- Ты же сказала на «раз-два» - озадачился мужчина.
- А теперь я говорю «давай».
Распахивается обстрелянная дверь, куда в срочном порядке телохранитель выкидывает баллон. Тарантино целится и, кажется, слишком долго, ведь власти закона тоже не спят. Это испанка успевает почувствовать за три секунды накальной стрельбы.
Ее пуля попадает в цель, они успевают захлопнуть дверь, прежде чем звучит хлопок и с напором из баллона освобождается зажатый газ.
Террористка падает. Вот так на. Похоже, одна из пуль оппонента не прошла мимо – угораздила куда-то в область живота. И боль, с которой Агата была знакома, отчего-то сейчас была тише.
- Я… не умерла? – спасибо бронежилету, который словил свинец. Но дыхание девушки было, тем не менее, сбивчивым, даже испуганным. Не каждый день ты спасаешься от смерти. Так, только по выходным и праздникам…

+7

35

Кажется, уже все собрались, потому что проведя взглядом Гвидо, и кивнув ему в знак приветствия, я простой солдат, как и все те, кто остался по эту сторону двери и собирается развлекаться тем, что будет больше слушать, чем говорить, не отвлекаясь на мелочь вроде семечек, какой идиот притащил на сходку семечки?, или пустой балтавни о том, какой вчера был у Джима шикарный секс с рыжей красоткой работающей инструктором йоги. И ему как-то совершенно плевать, что среди охраны есть девушки. Мне иногда кажется, что вступивший в мафию теряет свое лицо, тем более солдат. Умеешь держать оружие, можешь быть полезен, будь добр и любезен, отдать жизнь за тех, кто сидит там, за закрытыми дверьми. И не важно кто ты, будущая мать или будущий отец, тут не важен пол, тут важны стремление, желание и сила. И у кого она больше, тот станет лучшим, и выйдя из ряда солдат обретет и пол и лицо. Мне все равно на это. Я не стремлюсь к власти. и пусть плох тот солдат, кто не хочет стать генералом, мне не нужна эта слава. Пока я среди массы безликих, я не выделяюсь. Я просто делаю свою работу на отлично. Я убиваю, кого не скажут, я доставляю информацию куда мне скажут. Я передаю о том, что у нас тут мир, и знаю, что он будет и дальше. По крайней мере пока. Поэтому я привык больше слушать, чем говорить. Потому что слушая можно услышать то, что скрыто между строк, что по идеи должно быть тайным, но становится явным из за неосторожного жеста или наивного взгляда. 
Именно поэтому прислушиваясь к рассказу о том, как прекрасен этот мир, я облокотившись плечом о стену, посматривал на улице сквозь опущенные жалюзи, потому что знал одно точно - такая сходка верха мафии не могла не привлечь внимание стражей правопорядка. Скользнув взглядом по часам, я даже засек время. Интересно когда именно они подъедут.
- Бернард, чего молчишь? - интересуется один из парней, и я киваю ему на две машины, припаркованные в стороне.
- ставлю сто баксов. Копы. - тихо говорю ему, чтобы не сеять панику раньше времени. А то, может быть я просто ошибся и это просто машины. Всяко бывает в жизни. Через пять минут обнаруживаем, что это все таки копы.
- Доставай стволы, вооружаем ребят. - и ведь понятно, что у парней явно по пистолету, минимум, но автомат в таком случае лучше подходит. Пересечь коридор, занести кулак для стука в дверь и наткнутся на холодный взгляд Романо. Черт. Не так близко. - делаю пол шага назад, занимая возникшую паузу движением и мысленно усмехаюсь. Не идеально что узнал, Ну черт с ним.
- Барни, ты её знаешь? - кидаю взгляд на девушку. Знаю. Вот только имени не вспомнить сейчас как назло. Но ведь сейчас не время думать об имени.
- Она одна из охранников, сэр. - быстро и четко, почти по военному. Ну разве что честь не отдал и не выпрямился по струнки смирно. Зато успеваю заглянуть ему через плечо и оценить, что дамы уже покинули помещение. Разумное решение. Пара секунд на то, чтобы достать пистолет из под пиджака и снять с предохранения. Это его "держись рядом" меня лично совсем не устраивает, потому что у меня в идеале были свои планы на то, как уйти от копов. Мафия будет стрелять на поражение, это понятно и так, а мне парней жалко, хотя сейчас и не лучшее для этого время. У многих из них есть жены и дети, многие имеют все шансы не вернутся домой. Пока девушка вкратце говорит о себе, я прислушиваюсь к тому, что происходит. Не нравится мне это затишье.
- Сэр, - не очень люблю перебивать, но время на болтовню нет. - Я конечно же не против того, что вы решили познакомится, но может пора действовать? Они притихли не просто так. И мой опыт подсказывает, что скорей всего полиция перегруппируется, чтобы предпринять еще одну попытку. - впрочем, нового я ему явно ничего не сказал. Он и сам это понимает. А вот план ухода может быть вполне приемлем. - Разрешите предложить вариант ухода через крышу. Ночь станет в этом деле нашим союзником. А транспорт. Вокруг полно машин, сможем безопасно уехать на любой, хоть на полицейской. - просто крыша и правда более удобна для отступление. снизу слишком много людей. там скоро, как я думаю, начнется заварушка по сильнее, а вот крыша. Максимум группа спецназа, может две. Не каждый полезет ночью по крыше в зиму, даже если это прямо приказ начальства. Просто я на это надеюсь.

+7

36

Босс преображался на глазах. Из полицейской ищейки, сбежавшей из вольера и переквалифицировавшейся в охотничьего пса, но всё равно вызывающей слишком много подозрений, он превращался в настоящего Крёстного отца, властного, сильного, прекрасно понимающего, какая власть сосредоточилась в его руках, и похоже, знающего, что нужно с ней делать; и его происхождение уже не вызывало никаких сомнений - Гвидо видел во главе стола настоящего сицилийца, в котором не было ничего от того детектива, который был внедрён в их организацию полдюжины лет назад. Словно в Италию вместе с Анной уехал один человек, а вернулся - совершенно другой... Впрочем, почему словно? Джона теперь даже звали по-другому. Теперь его имя было Данте Альваро, и он ясно дал понять, что не желает, чтобы с предыдущим именем его связывало что-нибудь. Кроме тридцати лет жизни. Всё это отдавало какой-то мистикой; воздух ещё был полон запахом раскрытой многолетней тайны, но они уже говорили о делах, словно и не замечая его. Все случайности не случайны. Тайное сообщество по определению полно тайн; и по старым традициям возглавляемое итальянцем, оно пустило такового на престол дона.
Залечь на дно... Данте говорил так уверенно, словно было возможным навести порядок внутри их семьи, нигде не засветившись. И дело даже не в том, что они были Семьёй - одной из многочисленных живых единиц в огромном организме под названием Мафия; все преступные организации так или иначе взаимодействовали друг с другом, неважно, будучи ли разделённые по национальным признакам, общим взглядам или как-то ещё, и невозможно было сделать уборку, не задев ничего за пределами их дома, просто потому, что бардак внутри был напрямую связан с тем, было снаружи. Более того - значительная его часть и шла извне. Пожалуй, каждый из сидевших за этим столом имел своих собственных партнёров вне Семьи, вне Сакраменто, и вне системы итальянской мафии. Валить всё на Тарантино было несправедливо - если даже сам Гвидо, про своей "профессии" не должный вообще что-то иметь за пределами города, пытался заручиться деловым партнёрством с Триадой, и разорвать контракт уже просто не имел права, чтобы не спровоцировать открытый конфликт, рискующий утопить в крови не только город, но и, вполне вероятно, что и весь штат замызгать. У всех было нечто подобное - каждый вёл свои дела, и держал их на плаву, как может. Именно это и означало быть семьёй - каждый был занят своим делом от имени организации и босса, поддерживаемый боссом и остальными. Семья не просто заменяла всё - она была всем. С тех пор, как ты принял кодекс молчания - всё, что ты сделал не ради Семьи, проложит твой самый короткий путь к могиле. До неё есть много путей, и не факт, что ты пойдёшь именно по нему - но если вступишь, на него, сойти можешь уже и не успеть.
Ускорить этот путь ещё сильнее или вывести с него тех, кого ещё было возможно - вот что означали слова дона. Джованни и Александр проверяют свои солдат и соучастников, Анна - тех, с кем ведёт свои дела, Данте - проверяет их троих; и четвёртого - того, кому придётся занять освободившееся после Вито место в Администрации, получив статус Капо, будет ли это Висконти или кто-то ещё. Скорее всего, их с Агатой "проверит" тоже он; только эти два элемента не состоят в чёткой связи с какой-либо из команд, являясь специалистами по своим профилям.
Что всё это означало для Монтанелли? Очень просто - его китайскую проблему нужно было вывести за пределы Семьи, если была такая возможность. Принцип "Один за всех и все за одного" - не для этой ситуации; нельзя было запрашивать поддержки у Дона, разгребать последствия своих действий в "Omaha Steaks" нужно было самому, и даже если это приведёт к его смерти - сделать всё возможное, чтобы даже мести не последовало. Не от от имени своих, во всяком случае, не от имени Семьи. Это было его личной проблемой, решать которую нужно будет самому... и не сейчас.
Декстер - вот была проблема посерьёзнее, чем Триады, Роберто, латиносы и прочие криминальные элементы; в отличие от всех них - он был прямо у них под носом, и слишком долгое время, не был частью Мафии, не чтил их традиций, не чтил сицилийских правил ведения войны - иными словами, был слишком опасен. Почему Витторе не убрал его раньше - это было загадкой и для Гвидо; и чистильщик не был бы удивлён, узнав, что в том, что случилось в "Золотой Антилопе", не обошлось без его участия. С ним надо было разобраться ещё задолго до того, как это случилось. Но и ликвидировать его было не так-то просто, как хотелось бы...
- Полиция.
Монтанелли догадался о том, что она это скажет, ещё до того, как она подошла к столу. Проблемы с полиция, с законом - похоже, вот была та самая единственная проблема, о которой они не заговорили. О которой все попросту забыли, увлечённые своими проблемами и бизнесами, заигрались в безнаказанность, почувствовав себя едва ли не богами, и не вспомнив, что даже у бессмертного Ахиллеса была уязвимая пята. Поздно - смертоносная стрела уже была запущена... и выбор был небольшой - или бежать, или сражаться.
И автоматная очередь, послышавшаяся снизу, определила выбор за них; окончательно поставив их вне закона - в этом пространственно-временном промежутке, по крайней мере. И какому же идиоту они этим обязаны? Тупорылому юнцу, у которого палец сорвался на курке, или же такому же, как они, по факту, самоуверенному индюку из SPD, решившему устроить вендетту в их заведении? Мобильник запоздало завибрировал, сообщая о пришедшем СМС. Как всегда, проблемы падали все разом - Маргарите тоже взбрело в голову припереться сюда вслед за остальными.
- Кто стрелял? - наскоро набрав ответ, Гвидо убрал мобильник в карман пиджака, предвратительно выключив его - полицейские далеко зашли, но кто знает, насколько именно далеко? - и сменил его на пистолет. Ситуация уже не касалась свободы, даже Семьи - после выстрелов речь пошла о банальном выживании, и копы теперь были всего лишь убийцами, у которых было преимущество в виде прочных жилетов, шлемов и щитов; значок и закон отходили на второй план. Но не исчезали. Хуже некуда - их могли с одинаковой вероятностью убить и в бою, и бросить за решётку - надолго; вооружённое сопротивление, угроза жизни полицейскому при исполнении - куда лучший аргумент, чем даже наркотики. - Бронемашины, казино... доигрались, e una bella fre... - Гвидо осёкся, вспомнив, что в помещении находятся дамы; пусть даже не все из низ понимают по-итальянски... тем хуже - он чуть не прослыл и невежей, и лицемером; при всей верхушке организации, кстати сказать. Про женщин вспомнил и Данте. Вывести их отсюда... вот почему на протяжении стольких лет женщин не принимали в Мафию - не из-за сомнения в их умственных способностях и деловой хватке, не даже из-за их неспособности воевать, что было полной чушью, кстати сказать - а из-за того, что даже самый жестокий убийца Семьи в их присутствии становится джентльменом. Женщины делают мужчин слабыми. В такой организации, как Коза Ностра - как нельзя более слабыми. И ведь нельзя было не согласиться - нужно было увести хотя бы их отсюда, пока спецназ не развернулся; в идеале же - и самим убраться.
- Постарайся не дать девушкам себя убить, Агата. - невесело усмехнулся Гвидо, обращаясь к Тарантино, окинув зал взглядом. Каждый мафиозо прощался со своей боевой подругой - Данте с Анной, Ксандр - с Бриджет; от его глаз не ускользнул и короткий осторожный поцелуй Медеи и Джованни - но он не обратил на него особого внимания, не до этого сейчас было - чистильщик решил не отставать, сказав несколько слов Агате. Верхушка разбивалась на две группы - женщин и мужчин... впрочем, нет - если взглянуть на ситуацию под другим углом, было заметно, что это просто консильери Семьи уводил свою команду из-под основного огня. В сопровождении подрывника - кто-то же должен был обеспечить прикрытие. - Buona fortuna.
Монтанелли вытащил из сумки, принесённой охраной и водружённой Джованни на стол, короткоствольный "Узи", взяв его в левую руку, в пару к своему Глоку. Он не собирался бежать в первой группе - не настолько он был важен, чтобы уходить первым. Даже жрецу смерти предстоит переквалифицироваться в воина, если враг уже на пороге храма... Услышав голос Ксандера, Гвидо повернул голову к дверям, увидев, что Маргарита не вняла его совету - или скорее просто не успела сбежать вместе с теми, кто был на первом этаже, и имеющим возможности сделать это. Что ж, теперь она была заперта с ними вместе, не успев догнать даже остальных женщин с Анной во главе. Жаль - её опыт телохранителя был бы бесценен именно там.
Значит, бок о бок... как в старые добрые времена.
- Моя. - чистильщик щёлкнул затвором Узи, направляясь к дверям, держа оба оружия дулом вверх, не глядя на капо, задавшего вопрос. - Я хотел сказать, со мной. - Гвидо выглянул в коридор, направив пистолет сначала в одну сторону, потом в другую. Нужно было приготовиться к обороне. Прямо на этом месте, если придётся, если не удастся удержать хотя бы второй этаж до прибытия спецслужбы. - Маргарита, с мистером Риккарди вы уже знакомы. Мистер Альваро, мистер Романо, разрешите вам представить Маргариту ди Верди - нашего общего друга. - Монтанелли выдал это на автомате, не глядя ни на дона, ни на капо, лишь скользнув коротким взглядом по Омбре - не время для долгих церемоний, когда пули летят так быстро. Возможно, ныншение боссы слышали о ней ещё до того, как стали боссами, возможно и нет; но Данте так или иначе нужно было знать имя каждого, кто занимал вакантное место в Семье - если он ещё не успел ознакомиться с Книгами, это всё равно предстояло сделать позже. Тем более, что он хотел проверки.

+7

37

- На крыше два вертолета. - Она говорила слишком спокойно для женщины, оказавшейся запертой вместе с парой мужчин на этаже гостиницы, в ожидании прихода ударного отряда полиции.  Пожалуй, ей следовало бы впасть  в истерику, попытаться совершить пару-тройку нереальных глупостей, покричать о том, что жизнь кончена, а она еще так молода и слишком хочет жить, и броситься в объятия полиции, чтобы наделать еще больше дамских глупостей. Сухой щелчок предохранителей был аккомпанементом словам Омбры. Омбра не была женщиной. Она была высококлассным убийцей. и позволить себе даже малейшую глупость  в тот момент, когда фактически решалась ее судьба она не могла. Жизнь не могла ей подкинуть лучшего шанса, чем сейчас, когда на деле, а не в кабинетах, она могла доказать свой статус Тени, напомнить о том, что  когда-то лучше нее не было никого, и даже внутри Семьи боялись ее имени. Точнее ее оружия.
За годы жизни в Риме она перестала пользоваться только снайперской винтовкой, и наличие пары беретт с фиксирующими кольцами в ее руках, появившихся словно из ниоткуда, было лишь свидетельством того, что время когда она имела узкую специализацию закончилось. И теперь она могла гораздо больше чем раньше. Особенно в "Плазе", особенно  в момент, когда была необходимость в очередной раз защитить честь Семьи - пусть давно уже состоящей из мало знакомых ей братьев и теперь уже сестер - "наше дело" не терпело сослагательного наклонения, и требовало полной отдачи и максимальной защиты.
- К ним есть выход через бильярдный зал на третьем этаже. Туда копы еще не добрались, но придется идти через правый коридор, там уже поселилась парочка.
Она словно проигнорировала вопрос Романо, оскорбительный как для женщины, так и для того, чья присутственность  в мафии никогда не вызывала вопросов, впрочем, ему это было простительно - он вряд ли слышал о ней, а за пятнадцать лет забываются и не такие громкие имена, заменяясь менее пышными, но более примелькавшимися. Ухмыльнулась холодно на слова телохранителя - тот видимо застал период перед самым ее отъездом, когда Дон держал ее возле себя, словно боялся мести за смерть того самого проклятого профсоюзника, из-за которого ей пришлось на столь долгий срок покинуть Сакраменто. Хотя безусловно, все же это было плюсом - останься она в городе, и, вполне возможно не прожила бы дольше Антонио - оставлять змеиного выкормыша после убийства кобры никто никогда не станет. А так она довольно долго оставалась  в относительной безопасности, и даже вернулась  в Сакраменто, с шансом снова занять свое место, и даже, возможно, достичь чего-то большего, учитывая изменившееся отношение к женщинам в Семье.
Не сумела лишь удержать холодной ухмылки на короткое слово, вырвавшееся из уст Гвидо. Моя. - Мысль скользнула черным шаром, словно выбирая один из восьми вариантов ответа, и снова и снова всплывало - "нет". Гвидо уже успел исправиться,  и даже представить ее, несколько пафосно, так, что захотелось убрать пистолеты в скрытую кобуру, и наградить новых иерархов церемонным реверансом в полной форме на полторы минуты. С трудом подавила в себе такое идиотичное желание.
- Можно просто - Омбра. - коротко завершила она процедуру представления, которую ее старый друг слегка затянул, словно забыв, что у них не так много времени, и что копы так и рвутся добраться до тех, кто стоял перед ней. Короткий оценивающий взгляд - было понятно, что мужчины, включая и Гвидо - в хорошей форме, а значит смогут быстро преодолеть необходимую дистанцию - вопрос был только в том, кто кроме Омбры умел летать? - Нам надо идти, они могут вспомнить про винтохвосты. - Короткий, гулкий звук стал ознаменованием начала штурма - к ним направлялись гости, и мужчинам стоило думать быстрее.

Отредактировано Marguerita di Verdi (2013-03-05 03:52:14)

+5

38

Главной проблемой Данте на данный момент времени была не сама полиция, а его принадлежность к копам в его недалеком прошлом. Пять лет назад он покинул эту систему, чтобы начать править другой, противостоящей ей, и покинул, скажем так, не слишком хорошо. Сославшись на боевое ранение, в результате которого получил клиническую смерть на пару минут, после которого решил, что "хватит это терпеть", он и ушел из полиции, подав заявление на увольнение. Разумеется, коллеги и шеф идиотами не были - Джон Уэйт являлся их человеком в мафии, включая и парочку других ребят, но все-таки на него подавались большие надежды. Данте знал слишком много полицейских в лицо и лично - и тоже самое можно было сказать о фараонах. Может быть, кто-то следил за ним. Может быть, кто понял, что он перешел на сторону зла, купившись на легкие деньги и власть - это было главной веткой, которую они с Вито придумали для него, Данте: намного проще погасить внутри себя свет, нежели пытаться рассеять тьму.
Альваро не знал, сколько знакомых может оказаться среди тех, кто завалил их в этот момент. Сколько бывших друзей и напарников бродят по коридорам казино прямо сейчас, сколько людей, которые могут его узнать и понять всю фишку - Данте находился в большей опасности, чем все остальные вместе взятые. И так всю жизнь, - закатывая рукава на рубашке, думал Альваро. - Сначала ты меняешь свою биографию, чтобы спастись от мафии, а потом - от полиции. Круговая порука. Пиздец всем пиздецам пиздецовым.
Охрана уже выставляла на стол сумки с оружием - нужно будет потом узнать, кто такие и выдать премиальные, спасибо им за вечную предусмотрительность. Не без некоторого удивления и недоверия Альваро проследил за тем, как Рик и Ксандр вынимают пистолеты, спрятанные под пиджаками - снова мелькнувшая в голове мысль про предательство среди своих, которую Данте как можно быстрее отмел, выбирая оружие. Пара ножей за ремень - рукопашка у него всегда стояла на первом месте, нежели перестрелки, туда же отправилась традиционная Беретта, в руки же Альваро взял пистолет-пулемет той же марки. Он не сомневался, что на пути им попадутся копы, тогда оружие можно будет забрать у них - значит, нет нужды вооружаться под завязку. А если не попадутся - оно и лучше.
Девушки ровным строем отправились искать выход, Данте же думал над тем, через какую дыру исчезнуть мужикам и на какие группы их еще можно разделить. Чем больше зайцев, тем меньше вероятности их поймать.
- Чья это баба вообще? - внезапно раздалось из-за спины и Альваро обернулся. Действительно, баба. Он выгнул бровь, ожидая ответа. Может, кто-нибудь из гражданских, из персонала казино? Блять, ведь здесь еще столько людей, кроме полиции и мафии, и все рисковало обернуться совершеннейшим пиздецом. Не то, чтобы они не предупреждали управляющего, что сегодня сюда приедут "большие люди", чтобы решить свои дела, но перекрывать абсолютно все казино никто не собирался - могут быть очевидные подозрения, из которых кто-нибудь умный сделает абсолютно логичный вывод насчет этих "больших людей". Где теперь искать персонал и как выводить посетителей? Впрочем, гражданских можно было использовать в своих целях, прикрываясь их телами в прямом смысле этого слова... Мафиози по большей части лишены морали, убить парочку человек для них куда легче, чем для полицейского, который заденет случайного свидетеля - всю эту бумажную волокиту и осуждение коллег Данте хорошо знал по собственному опыту. 
- Маргарита, с мистером Риккарди вы уже знакомы. Мистер Альваро, мистер Романо, разрешите вам представить Маргариту ди Верди - нашего общего друга.
- Потрясающе, - мрачно проговорил Альваро, разглядывая девушку. Слышал он про эту ди Верди, впрочем, лишь одним краем уха. Не такой уж он супергерой, чтобы запомнить всех, кто состоит в Семье.
- Можно просто - Омбра, - подала голос девушка, и, продолжая мрачнеть, Данте ответил:
- Оч приятно, - перевел быстрый сердитый взгляд на Гвидо, потом на Рика, снова вернулся к Маргарите, напоминающей о том, что у них мало времени. Знаете, охрана с таким знанием заявляла о том, что там стоят вертолеты, словно бы она сама участвовала в облаве на стороне добра. Забавно даже. - Значит, вы втроем и идете на крышу. Готовьте вертолеты, помнится, Рик у нас брал пару уроков полетов, - не мусоровоз так вертолет, какая нахер разница, если хочешь жить, верно? Эта была такая вот месть и злость за внезапно появившегося адепта Мафии, о котором Данте узнал в самую последнюю очередь, хотя должен был в первую. - Если не вернемся минут через... - Альваро провернул в голове все дело. - Двадцать - улетайте. А с вами я потом поговорю, - к Рику и Гвидо. - Приказ понятен? - впрочем, он и не ждал ответа, пересекая зал в направлении к дверям. - Ксандр, ты со мной. Майк и Кайл - вы тоже. Все остальные идут на крышу, - обратился к охране, а потом повернулся ко "всем остальным". - Попробуем вырубить свет. Темнота - это наша территория, - а еще друг молодежи и в темноте не видно рожи, что и надо было Данте. Если у них получится улизнуть тремя разными путями, то будет вообще заебись. Может, нарвутся на парочку гражданских, их можно взять в кач-ве заложников или придумать отвлекающий маневр, как всегда - за секунду. - Possa dio aiutarci. Да поможет нам бог.
Сказав это, Альваро двинул вперед, на ходу срывая со стены заколоченный в рамочку план эвакуации здания в случае пожара или ЧС. Помимо всего прочего, дону нужно было знать, кто управляет этой облавой.

+9

39

сумасшедшая

понеслооо, зато поймете, с кем дело имеете, я психопатка!  :crazy:

Ситуация накалялась, мы вошли в здание и через несколько секунд холл был под контролем. Стрельба продолжалась, непонятно откуда вылезали охранники. Видимо, встреча действительно серьезная, мафия постаралась себя обезопасить. В момент выстрелы прекратились, мы пошли дальше. Все это время я держала оружие наготове, люди шли за мной. В вооруженных силах меня учили, что людям, которыми командуешь и которых ведешь на встречу с опасностью, нельзя приказывать «вперед!», нужно приказывать «за мной!», что, собственно говоря, я и делала. Наконец-то подоспел патрульный офицер с переносным компьютером, он показал план здания, найденный в городской базе. Я не знала, где именно находятся самые крутые ребята, но вот пешки начали появляться. Каждый из них вынуждал нас открывать огонь, чтобы спасать собственные шкуры. На полусогнутых ногах я снова пошла вперед, намертво закрепив в своей памяти намеченный путь. Хотя повсюду развешаны планы эвакуации, трудно запутаться. Попутно связываюсь с другой группой. Спецназ уже приехал, я вышла на связь с командиром. Они оцепили здание, постарались рассредоточиться. По крайней мере, у нас есть подкрепление, это успокаивает.
- Стоять! – приказываю я, наставив дуло пистолета на одного из вышедших людей. – Руки, руки покажи! – кричу я, мужчина подчиняется, роняет пистолет, но вот вновь начинается пальба. Я слышу, как около меня свистят пули, попадают в стену, я наклоняюсь, а у того «красавца» хватает времени, чтобы подобрать свое оружие. Однако и моя реакция заслуживает внимания. Доля секунды и я выбиваю пистолет из рук преступника. Мне нет смысла пользоваться пистолетом. Не каждый может похвастаться 30-летним стажем занятий боевыми искусствами, в этом мой козырь. Я резко разворачиваюсь и бью мужчину ногой в грудную клетку. Самое интересное, стрельба продолжается. Шум просто отвратительный. Я снова прижимаюсь к стене.
- А ты ордер показала? – сквозь шум прорывается голос коллеги, Генри.
- Что? – я в полнейшем замешательстве, тяжело дышу, вокруг пули летают, а он о какой-то херне говорит. – Хочешь им ордер показать? – я быстро засовываю руку во внутренний карман и достаю оттуда белую бумажку. – Держи, - припечатываю ордер к груди коллеги, - показывай, - с этими словами направляюсь дальше.
Мы по-прежнему прижимаемся к стене, не можем даже выглянуть. Позади не стихает автоматная очередь. Я вынуждена прикрываться от рикошета. В общем, сумбур. В этот момент со мной связываются по рации, она вообще работает постоянно, офицеры переговариваются, и координируют со мной свои действия. Оказалось, наши уже подымаются на верхние этажи, но ситуация обостряется, несколько офицеров уже убито, многие ранены. Это не радует, это начинает злить. Тут слышу крик, один из офицеров падает. Я дернулась, но не могу подползти, иначе попаду под пули. В этот момент внутри разгорается настоящее пламя, кажется, я уже готова голыми руками свернуть шею каждому мафиози. Мы пользуемся секундным затишьем, чтобы открыть огонь. Наконец-то и этот проход открыт. Теперь с нами связывается вторая группа, нас просят о помощи. Что ж, я приказываю идти в восточное крыло, и снова начинается перестрелка. Я стреляю только наверняка, благо, имея квалификацию снайпера, это получается. Но на моих глаза погибают товарищи, многие ранены, не удивительно, что через несколько минут, когда и это помещение очищено, я просто зверею.
- Стрелять на поражение! – собрав людей, приказываю я. – Не ждите, пока они откроют огонь, отстреливать всех к чертовой матери! – трудно назвать это официальным приказом, мы не имеем право поступать подобным образом, но я настолько зла, что готова взять ответственность за что угодно. К тому же, меня трудно упрекнуть, если не мы их, то они нас, а терять людей я больше не хочу. Мафиози хорошо подготовлены, а еще лучше вооружены, поэтому мы должны действовать решительно, пусть и за рамками закона.
- Но так нельзя, - конечно, на десяток людей найдется один моралист.
- Ой, какая нюня, посмотрите только. Теперь можно, - рявкнула я на парня. – Хочешь домой вернуться? Жми на гребаный курок, - парень решил не спорить и правильно, я бы ему точно по роже надавала.
Мы снова медленно передвигаемся вперед, по направлению к северной стороне здания. Заходим куда-то типа кухни. Снова слышится стрельба, но из другого помещения. Я приказываю разделиться, в то время как мы с коллегой хотим заглянуть в ресторан. Но из кухни мы выйти не успеваем. Откуда берутся эти мафиози? Да еще так неожиданно! Коллега внезапно упал, не трудно догадаться, что его задели. Но самое паршивое, это когда понимаешь, что патронов у тебя уже нет. Но ничего. Схватив преступника за запястье, я отвела от себя оружие, потом выбила его коленом. Сама не заметила, как появился второй, зато почувствовала, как какая-то штука обхватила мою шею. Мужчина начал затягивать ремень или что там было, отходя назад, но я оттолкнулась от того, что стоял впереди, одновременно толкая и его, и вынуждая податься назад второго, что сдавливает мою шею. Мафиози ударился о стену, я успела вырвать и о спасение! Чудо-сковородки, любимое оружие женщин. Удар в живот и по голове, и почему я на кухне не такой виртуоз? Поворачиваюсь ко второму, но в то же время понимаю, что моему коллеге нужна помощь. Он не двигается, а значит нужно расправиться с преступником как можно быстрее. К тому же, это он засадил пулю в моего друга, мне помогает чувство злости и мести. Пускаю в ход свои сковородки, кажется, еще чуть-чуть, но вот неожиданность… Выстрел, я падаю на колени, ощущая ужасную боль в спине. Но ведь на мне бронежилет.
- Ну вот и все, - ощущаю, как в мой затылок упирается пистолет. Мафиози, выстреливший в друга, тем временем, поднимается, а я все еще не могу сдержать злости, смотря на то, как коллега истекает кровью. Да что там, я даже не уверена, что он все еще жив.
- Ты можешь бежать, можешь прятаться, но я достану тебя… и убью. Клянусь, - процедила я сквозь зубы, с такой ненавистью, что мой голос просто дрожал. Попутно я бросила взгляд на умирающего коллегу, и это придало сил, уверенности, а главное, желания отомстить. Я даже о боли забыла, ведь, несмотря на бронежилет, это все равно ужасно болезненно. Не совсем поняла, что произошло, кажется, они переглянулись, кивнули друг другу и убийца, подняв пистолет, скрылся из виду. Разбегаются в разные стороны? Да, так сложнее поймать, они как тараканы, но я ведь пообещала, значит, найду его. Знаю, что у меня осталось несколько секунд, этот парень не будет медлить, а я все сильнее ощущаю, как дуло упирается в голову. Правда в том, что такая ситуация для меня не впервой. Высвободиться просто, главное уметь быстро двигаться. Резкий поворот, я отвожу дуло от головы, одновременно делая подсечку ногой. Быстро поворачиваюсь, сжимая шею упавшего ублюдка левой рукой. Его же рука, сжимающая оружие, уже в моем распоряжении, так что, не давая преступнику понять, что же произошло, я нажимаю на курок. Как это бывает и всегда, в этот момент сюда забежали еще трое полицейских, офицеров спецназа. Я же, не медля, подползла к другу, но поздно…
- Черт! – выпалила я и, судя по устному рапорту офицера спецназа, этот детектив ни первый и ни последний, кто лишится сегодня жизни. У меня был запасной магазин, но я решила дать Беретте отдохнуть. Вместо этого, получила от спецназа М16. Клятвы надо исполнять и, держа автомат дулом кверху, я ринулась за тем подонком, временно передав командование операцией детективу сержанту Обри. Мне повезло, в той стороне, куда побежал убийца, был всего один коридор, я не запутаюсь. Интересно, куда он пошел? Здесь есть какой-то другой выход? Впрочем, моя цель не следить за ним, а убить. – Опа! – произношу я, видя тень мужчины, после чего открываю огонь. – Попа-а-ался, - это превратилось для меня в игру.
- Стойте, - слышу голос за стеной, после чего оттуда вылетает оружие. – У меня нет патронов, я не вооружен и готов сдаться, - ну конечно, последний патрон, видимо, достался моему другу. По закону, я не имею право стрелять, иначе это чистое убийство, но… кто в этом здании подчиняется закону? Не я уж точно.
- Да ну? – у меня это вызывает смех, сейчас я похожа на одержимую. – А мне что сделать? – я открываю огонь по углу, чтобы ранить мужчину хотя бы рикошетом. – Надеюсь, ты любишь охоту, ублюдок, потому что я собираюсь пристрелить тебя, как последнее животное, - с такой же ненавистью, но с той же одержимостью произношу я, после чего медленно подхожу к углу. Да, он выбросил пистолет, но таким людям предпочитаю не доверять. На полусогнутых ногах я двигаюсь вперед, резко выглядываю из-за угла, преступник пытается убежать, но я прицеливаюсь, и раздается автоматная очередь. Мимо. Но это специально, пусть пугается, пусть испытает тот страх, который сейчас испытывают мои ребята. Видно, что я получаю удовольствие от «охоты». И снова очередной поворот, я вижу его спину. Прицеливаюсь. Один выстрел и плохой парень падает. Он не мертв, я прострелила ему ногу. Глубоко вздохнув и, подняв автомат дулом кверху, я подхожу ближе. Кажется, я и забыла о том, что происходит в здание, у меня тут своя собственная битва.
- Подождите…, - поворачиваясь на спину, протягивает преступник. – Стойте. Я могу дать показания, я…, я был здесь с самого начала, - вот сволочь, вынудил меня замешкаться.
- Знаешь, кто новый босс? – со злостью спрашиваю я, интересный поворот событий.
- Нет, меня там не было, - ох, какое разочарование, - но я могу опознать всю верхушку.
- Твою ж мать…, - выдыхаю я, поворачивая голову куда-то в сторону. Вот это дилемма: выполнить клятву или засадить верхушку мафии? Я снова смотрю на этого парня, по моему лицу видно, что я в процессе долгих раздумий. Заманчиво, весьма заманчиво.
- Шерон…, - слышу голос очередного коллеги. – Может получиться, - он имеет ввиду показания, видимо, слышал чистосердечное признание. Да уж, к сожалению, многие, как копы, так и преступники, не славятся храбростью перед неминуемой смертью. А жаль, откажись он давать показания, было бы проще принять решение, но все же…
- Да…, вполне, - произношу я, после чего усмехаюсь и наставляю автомат на преступника. Одно нажатие на курок и дело сделано. Попутно я слышала, как детектив сержант Обри прокричал что-то вроде «нет!».
- Ты что, он мог дать показания! – негодовал коллега, но я, почему-то не жалела. В друг он врал, в конечном счете?
- Была одна крыса, найдется и другая, - простоя протянула я, однако сержант отказывался слушать. – Он Генри убил, и еще хрен знает сколько людей! – не выдержав, рявкнула я. – А потом бы дал показания и жил припеваючи где-нибудь в пригороде под программой защиты свидетелей, ты же сам это понимаешь! Федералы бы нашли основания отобрать его…, - если бы я не была в этом уверена, то наверняка бы арестовала, а после суда и дачи показания…., что ж, устроить смерть человека в тюрьме – проще, чем кто-либо думает. – Что у нас? Обри! Взяли кого-нибудь?
- Да,  - наконец-то отвлекся коллега, - но тех, кого бы хотелось видеть нет.
- Ну разумеется, - засмеялась я, пройдя немного вперед. -  Это же здание Виторре Донато, - я развернулась к Обри и развела руками, как будто демонстрируя помещение. -  Думаешь, в официальном плане отражено все? - чтобы тут не было секретных выходов..., да не поверю. -  Нахрена мафии здание, из которого НЕВОЗМОЖНО ВЫЙТИ?! – последние слова я просто проорала, одновременно от накатившейся злости, одновременно от желания подать знак нашего присутствия. А что, может кто-нибудь услышит и поймет, что мы рядом. Запаникует, испугается, не знаю. Да и неважно, мы приближаемся, и мы не отступим.  - Вызовем «птичек», - снимая с пояса рацию, протягиваю я.  - Даже если у нас не получиться поймать тех, кто улизнул, я хочу знать, сколько их и как им это удалось!  - сейчас я зла на весь мир и, кажется, уже срываю злость на коллегах, как будто они виноваты в том, что кто-то ушел. - Танго 1013, - говорю в рацию, - запрашиваю поддержку с воздуха.

+10

40

Анна запуталась. Поймите правильно, ей ведь совершенно не обязательно было знать план здания в подробностях…до сегодняшнего дня.
Ничего удивительного в том, что Анна позабыла, в какую дверь им идти, не было. Она только хотела предупредить «девочек», что надо бы вести себя потише и стрелять как можно меньше – чтобы копы не спалили могучую кучку, как Медея решительно взяла ситуацию в свои руки.
- Медея, нет…
Ну что толку объяснять, что Анне бы коп не повредил – не было у них команды стрелять на поражение, уж Донато-то была в этом уверена на все сто: одно дело – штурмовать здание, другое – получить разрешение на отстрел людей, юридически ни в чем не замешанных – совсем другое.
- Снимите бронежилеты.
Здравая мысль. Парнишки принялись разоружаться, Анна посмотрела, как Агата натягивает на себя жилет, услышала, как Бри тихо внушает что-то Медее, и взяла из рук охранника второй бронежилет, натянула его на Соню. Ободряюще улыбнулась сестре:
- Прорвемся.
Соня скомкано улыбнулась и Анна быстро пожала ее ладошку – скорее, Донато позволила бы умереть себе, чем ей.
А в секунду, когда Аня сделала шаг назад к Бри, полностью прикрыв Соню от возможных нападающих со стороны коридора, она услышала сзади командный голос Агаты. Давайте обойдемся без самодеятельности – хочется сказать Анне, но парнишка уже ринулся помогать Тарантино, и когда Донато понимает, что задумала террористка, ей становится плохо. Даже кевларовый бронежилет не спасет от автоматной очереди, а копы, что заперлись в одной из комнат – вряд ли простые любители, так, по банкам пострелять.
- Не сметь…
Поздно. Охранник открывает дверь, баллон с пеной летит в помещение, а потом взрывается в комнате, и дверь тут же захлопывается. Агату отбрасывает на парня, который все еще очумело трясет головой, Анна поспешно заслоняет собой Соню – вы смотрите, как тут все готовы к самопожертвованию.
- Ты в порядке? – проницательно спрашивает Анна, разглядывая террористку из-под опущенных ресниц, а потом поворачивается к Соне и просит:
- Отойди к стене.
Сама Донато поднимает юбку выше колен, садится на корточки так, чтобы было удобно, и говорит охранникам:
- Они будут деморализованы из-за взрыва баллона. Мы должны их… ликвидировать, чтобы проверить – нет ли выхода в этой комнате.
Охранники кивают – у них оружие посолиднее, чем у Анны и прочих девочек – винтовки, и Донато, не обремененная хорошими манерами, с радостью бы отобрала у них оружие, н мужчины справятся с ним лучше женщин, чего уж скрывать.
Дверь снова распахивается, и охранники начинают палить почем зря – Аня надеется, что хоть в кого-нибудь они попадут. Женщина слышит выстрелы позади себя – небось кто-то из подруг решил помочь охране, и шипит:
- Отойти дальше от двери.
Дамам незачем лезть под огонь…
… или все таки есть зачем?
Один из охранником падает, зажимая рукой дырку в шее. Анна смотрит на него и понимает, что парень не жилец. Ему шею практически разорвало, чего уж тут говорить.
И правда, через секунду охранник замирает на полу, его друг смотрит на тело, а потом судорожно сглатывает. В комнате – тишина.
- Ладно. Пошли.
Анна не смотрит на тело, ее тоже задевает вид мертвого человека, который вообще-то, как бы за их команду играет.
Она медленно входит в помещение. Вокруг – трупы, кровища, клочки белой пены из взорвавшегося баллона… Но Донато нужно только оружие и дверь. Оружие она находит, вынимает из мертвых рук автомат, а вот двери нет. Чего и следовало ожидать.
- Нам не сюда, пойдем дальше. Возьмите оружие.
Итальянка отдает Соне свой пистолет – пусть будет в руках сестры хоть какое-то оружие, а сама щелкает затвором автомата и сообщает:
- Дальше по коридору и направо. И там еще в углу – там две двери. Нам – в одну из них. Но учтите, там может быть засада. И, ради бога, - она обводит каждую из женщин взглядом, останавливает глаза на Бри, и договаривает, - Не рискуйте своими головами лишний раз. Наша задача – уйти отсюда, а не уложить как можно больше копов. И прячьте лица. Пошли.
Донато первая выходит в коридор. Прижимается к стене спиной и ждет, пока помещение с трупами покинут остальные женщины.

+6


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Последнее, что ты мог бы сделать