В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Рэмбо: Первая кровь


Рэмбо: Первая кровь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/BF2q5.gif

Участники:
Eve Haveland, Steve McCoy
Место:
Госпиталь им. Святого Патрика
Время:
Наши дни, забегаем чуть вперед
Время суток:
Глубокая, морозная ночь
Погодные условия:
Холодно, скользко, мразно, на улице мороз примерно - 15, дороги моментально залетели, после короткой оттепели, асфальт покрыты толстой коркой льда. В госпитале уютно и тепло, пахнет лекарством и приближающейся опасностью.
О флештайме:
Брак можно считать развалившемся, если на смену диким ночам полных секса, приходят дикие ссоры и скандалы. Миром это дело не назовешь. Последняя попытка выжить на пепелище войны увенчалась крахом, скандал прервал вызов из госпиталя. На улице опасная ситуации, множество аварий и раненых людей, в таким случаях глав. врача всего оповещают, что бы ввести в курс дела. Но Стив ищет отдушину на работе и быстро пакует шмотки в любимый внедорожник Ауди. В паре кварталах от госпиталя, на полном ходу Ауди целует старенькая легковушка, в засос, Стив отделался легким испугом и ранением ноги, водителю легковушки повезло гораздо меньше, машина в кашу, человек в мясо. Благо госпиталь не далеко, помощь нужна срочно, очень срочно. Когда, Стив добирается до больницы и пока безумцу оказывают первую помощь, помощь уже оказывается нужна и самому МакКиду, он недооценил рану в ноге, ему на помощь приходит новая медсестра, единственная в госпитале человек, который не знает, кто такой Стив. Молодая и соблазнительная хирургическая мед. сестра только сегодня перевелась на новое место работы, и вышла на ночное дежурство, в качестве ознакомительной практике, и кто же мог подумать, что у глав. врача окажется такое чувство юмора и соблазнительный вид.

0

2

На часах давно за полночь, в зале всего два человека, воздух наполнен тяжелым молчанием, давящим на плечи. Тишина стелиться ровным ковром, атмосфера не из приятных, давит в груди, кислорода очень мало, паника медленно овладевает телом МакКоя, чувство близкое к клаустрофобии, но сейчас его заперли в большой, некогда уютной квартире с некогда любимой женой. Они препирались весь день, все аргументы исчерпаны, в голове не осталось слов, все было уже давно сказано, трудно цепляться за брак, когда ни чего не осталось. Забылись счастливые моменты, первый поцелуй, первый секс, первый секс в браке, она в белоснежном платье, в объятьях счастливого отца, все, что осталось, это бесчисленные упреки, ты забыл вынести мусор, ты взяла ночную смету, ты забыл о нашей годовщине и самое главное "У тебя давно другой", что вообще может удерживать Милли в это квартире, старая добрая привязанность или остатки былой любви. С губ срывается сухая фраза "Хватит". Стив устал, он физически полон сил, но морально измотан и выжат, все сложно. Слишком сложно, в голове не укладывается, как в старой игре, мозг выкидывает его из реальности, в черепе как будто пауки бегают, цепляясь тонкими лапками за опухшие извилины. Пейджер пишит, в который раз, МакКой ловко подкидывает его в руках и читает сообщение, очередная авария, уже четвертая за полчаса. Отделение справляется, пока, но им явно не хватает рабочих рук. Это в народе такие дни называют "днем жестянщика", для хирургов это настоящая распродажа органов, как минимум 25% процентов из прибывших не выживут, скорее всего умрут на операционном столе из за полученных травм или потери крови. За их жизнь будут бороться, но лучше не строить радужных надежд, этим премудростям обучают на первом курсе.
Стив облегченно вздыхает. Бросает сухое "Мне пора и добавляет, что не уверен, что хочет больше обсуждать их брак". Захлопывает дверь и через минуту садиться в кожаное кресло, любимого внедорожника. Салон заполняется тихой музыкой из магнитолы и ванилью, из какой то вонючки, висящей на стекле. В носу щекочет вредоносный запах, одно движение и вонючка вылетает в открытое окно, рок по громче и мягко выжимаем педаль сцепления. Малышка трогается с места, увозя Стива как можно дальше от злосчастной квартиры. Когда, он купил ее для Милли, для их большой, дружной семьи, а теперь не уверен, что хочет возвращаться в эту квартиру, хоть она и оформлена на МакКида он скорее всего ее продаст, возьмет, что то менее вычурное, хотя панорамного вида города, с высоты 74 этажа, ему будет однозначно не хватать. К красивой жизни быстро привыкаешь, и тяжко терять нажатое добро, но это лучше, чем потерять в этих стенах себя, растворить пустое сознание в депрессии, а свой хирургический дар в терпком виски. Все, в этой жизни пора однозначно, что то менять, причем начать надо было еще месяц назад. Хватит жалостливых мыслей, хватит искать выход тыкаясь в одну и туже непрошибаемою стену. Нет, Стиву не раз говорили, что он баран упертый, но до сознания это доходит ой как долго, мало ему улыбалось признавать себя счастливым обладателем рогов третьего размера, может в этом и был ответ. Меньше знаешь крепче спишь, но он знал, он знал все с первого дня, с того момента когда Милли, пришла домой поддатая, якобы задержавшись с подругой в баре. От этих мыслей Стив начинал злиться, сильнее выжимая педаль газа, стрелка спидометра плавно упала за отметку 100 километров в час. Черт, в такие моменты в нем просыпался пещерный человек, у которого одна потребность "Бей, круши, уничтожай". Спидометр показывал новую взятую высоту, уже за 110. Машина начала вилять на скользкой дороге, Стив так вцепился в руль, выкручивая его в нужном направление, что костяшки пальцев побелели. Выровняв драндулет МакКид здорово сбросил скорость, и остановился, глубоко выдохнув, уткнулся лбом в руль, сердце бешено колотилось в груди, в ушах стучало, он почти ни чего не слышал, лишь ускоряющейся сердечный ритм. Как бы плоха не была сейчас его жизнь, прощаться с ней Стив не собирался. Слишком сильна была жажда и вера, что бы так просто оставить дочку без отца. Дыхание постепенно пришло в норму и не успел МакКид открыть глаза, как со всего маху, его, вместе с машинной отнесло резко вправо, раздался оглушительный свист тормозов, и Стив мог поклясться как видел в замедленной съемке, приближение легковой машины, как она со свистом протаранила дверцу водителя, разодрав в клочья крыло и бампер легковушку. Огромные глаза водителя, наполненные страхом и отчаянием не сводили взгляда с МакКой, пока водитель не пробив лобовое стекло на половину не вылетел из солона, зависнув в полулежащем положение.  Из царапин на лице и теле, сочилась кровь, первой мыслью Стива была мольба о том, что бы несчастный ни резанул вены об острые края разбитого стекла. Второй своя безопасность, он почти не пострадал, внедорожник крепкая машина, такие удары ему не почем, разве, что дверь придется поменять, да кузов подрихтовать. Крепкое плексигласовое стекло не разбилось, лишь ровной паутиной пошел предсказуемый узор, пленка надежно удерживала осколки на своем месте. Стив дернулся, но не смог пошевелить левой ногой, что была плотно зажата между разобранной, как консервным ножом дверью и креслом, Стив дернул ногу сильней, и та податливо выскочила под сильным напором, видимых ран не было, лишь через разодранные джинсы торчал кусок острого железа. Вынимать сейчас было весьма опасно, могла быть задета артерия и МакКой истек бы кровью на месте. Ковыляя, Стив выбрался из покаряженной машины, дыша свежим, морозным воздухом, что моментально заполнил легкие, легкий мороз щепал щеки и открытые участки кожи, прижигая открытые раны.
- Вы в порядке.
Низкий голос звучал тихо. Привычные и глупый вопрос, водитель не отвечал, лишь машинально дернулась окровавленная рука. Затянув рукав на бедре, чуть выше торчавшей железяки Стив стал пробираться к водителю, вытаскивая почти безжизненное тело, через образовавшиеся отверстие. Еще не много и водитель был у МакКида на руках, пульс прощупывался, но был очень слабым, кровь толчками вытекала, через рану на животе, помощь звать было не когда, такими темпами ему оставалось жить не больше десяти минут, в здоровом мужчине около 6 литров крови, три из них он уже потерял.
- Спокойно, все будет хорошо
Бормотал Стив, не понимая, толи себе, толи незнакомому водителю, тот не открывал глаз, лишь хаотично чертил глазницами по закрытым векам. МакКид хромая, аккуратно перенес его на задние сиденье и зажал, сияющею, кровавую рану на животе, своей кожаной курткой, выбил здоровой ногой водительскую дверь и вдарил по газам, стараясь не загружать пробитое бедро. Два квартала, две минуты и подбитая, как при бомбежки ауди тормознула у дверей госпиталя. Там уже поджидала брига новобранцев, неопытных интернов, жаждущий получить личную операцию, как мухи они облепили глав. врача со всех сторон, выкрикивая неясные фразы, а когда увидели неизвестного мужчину, в бессознательном состояние невольно отшатнулись. Стив громко ругнулся, отгоняя, назойливых чаек как можно дальше и прихрамывая на левую ногу, вошел, через раздвинувшиеся двери в госпиталь, с умирающим мужчиной на руках. На секунду все отделение застыло, наблюдая необычную картину, абсолютная тишина повисла в госпитале, помещение наполнилось звуком хлопающий глаз и раскрывающихся ртов, что то громко крикнул, что бы прикатили каталку. Кажется, это был женский голос, но Стив этого уже не услышал, его мир сузился до одного человека, и он не умирал у него на руках. Она стояла в глубине коридора, удивленно распахнув глаза, в синей форме хирургической медсестры, она ошарашено наблюдали за зрелищем, пышные ресницы делали ее взгляд невероятно нежным, но в глубине искоркой плясали взбунтовавшиеся черти. Ангел с дьявольской искрой в бездонных глазах. МакКид стоял по середине прохода с неизвестным на руках и улыбался как дебел. На секунду, в душе, там где была всепоглощающая дыра, настал покой. Он горячей карамелью растекался по венам, заполняя каждую клеточку организма. Его дернули за руку и Стив очнулся, как от прекрасного сна, оказалась каталка давно была здесь, но врачи не могли забрать пациенты у глав. врача, который стоял как вкопанный, не шевелясь, все списали на шок, испуг, но он знал, что дело было далеко не в этом. Положив пациента, Стив поднял глаза, но ее уже там не было, он быстро пробежал глазам по комнате и снова мимо, она была как прекрасный, причудившейся призрак, в шоковом бреду. Больница снова заполнилась звуками, как огромный улей, все вернулись к своей работе, и лишь сейчас Стив почувствовал нестерпимую боль в ноге, он не громко застонал и опустился в кресло. Зажимая ладонями, кровоточащий порез, от куда до сих пор торчала застрявшей кусок водительской двери. Он попытался потянуть за нее, но та, крепко врезалась в кость. Черт, ему нужна была помощь.

Отредактировано Steve McCoy (2013-01-16 23:46:45)

+1

3

Первый день на новой работе, что так не пощекочит нервишки, как беганье по отделениям в попытке запомнить все с первого раза. Огромное количество информации упорно не хотело помещаться в мою хорошенькую головку. Интерны бегающие за мной словно пиявки, прицепившиеся к заднице, постоянно отвлекали, задавая дурацкие вопросы. Почему дурацкие? Да потому, что ответить на них, в данный момент, я не могла. Сама первый день ошиваюсь, откуда мне знать, где можно найти этот лист, а куда пошла доктор Х, а почему они ложат бумаги в эту стопочку, ну где можно и т.д. Голова казалось уже взбухла от неимоверного количества сказанного, но жаловаться я не собиралась. Хирургу, который милостиво согласился сделать персональное турне с новенькой, пришлось уйти в операционную. Поток  пациентов к вечеру увеличился, доктора буквально разрывались пытаясь спасти жизни людей пострадавших либо по собственной глупости, либо из за стечения обстоятельств. Более чем уважительная причина заставившая подавить негодование по корню. Да и не в моем стиле жаловаться, жизнь не справедлива, но это не означает, что надо стонать по каждой мелочи и поднимая замученные очи к белому потолку спрашивать лампу"за что мне это?!За чтооо?!". Нет уж, стисну зубы, пойду по третьему кругу, отгоняя, словно назойливых мух, интернов и , в конце концов, добьюсь результата. Не в первой, справлюсь.
Только из-за сумасшедших темпов совершенно забыла поесть, бегая 9 час без крошки во рту. Стоит достучаться до здравого смысла и перестать мучить организм, а заодно и мозг, который уже давно напоминал о себе в виде мигрени. Своеобразный способ сказать забывчивой хозяйке, что она далеко не супервуман и, как простые смертные, нуждается в еде.
Заставив себя притормозить около приемной, я достала из кармана печенюшку и распаковав шелестящую бумагу, замерла. Медленно повернувшись на каблуках, тихо, подозрительно скромно, поинтересовалась:
- Чего стоим? Кого ждем?- обвинять интернов в тупости не стоит, они не знали моего характера и не предполагали, что такая мнимая робость сравне волне отходящей в океан, перед цунами.- Значит так, быстро пошли разбирать дела и проверять карточки, если через час я приду, что-то будет не готово...- молодые «жертвы» услышав тон моего голоса, автоматически попятились назад.- Быстр...
Закончить свои подозрительно идеальные угрозы мне не удалось. Двери госпиталя открылись и в зал вошел мужчина. Нет, нет, меня не удивил сам представитель сильного пола, ошарашил его внешний вид и окровавленный товарищ/друг у него на руках. В зале повисла удушающая тишина, словно липкими лапами стискивая горло каждого работника, заставляя на доли секунды замереть наблюдая это необычное кровавое месиво. Чувствуя, как невольно поднимаются волосы на затылке, я решилась и громко рявкнула:
- Не стоим, каталку сюда, врачей, ну же!- на мое удивление, все неожиданно отморозились, тараканами бросаясь по углам. Перед глазами замельтешили люди в форме, перекидываясь на ходу медицинскими терминами, умудряясь одновременно записывать что-то в карточке и махать руками давая указания. От этого хаоса у меня резко закружилась голова. Ослабшие руки отпустили заветную печенюшку. Под зорким взглядом голубых глаз, шоколадная прелесть медленно, словно в замедленном режиме падала на пол. В таком состоянии для меня существовало два выбора: попробовать поймать печенюшкуи упасть на пол, или с гордым выражением лица попрощаться с едой, пойти присесть на пару минут, затем отправиться на поиски автомата, где можно будет украсть немножечко фаст-фуда. Разумеется я, упертая овца, выбрала второе и на подгибающихся ногах, направилась к ближайшим стульям. Нужно отсидеться пока не пройдет головокружение, а затем идти на поиски потерянного. Кое- как доползя до заветного стула, я бесшумно плюхнулась на него, холодной рукой закрывая лицо от мельтешащих перед глазами работников госпиталя. Прикосновение прохладных ладоней привело меня немного в чувство и я даже услышала тихий стон неподалеку.
Приоткрыв глаз, я заметила того самого мужчину притащившего в больницу окровавленное тело. На данный момент герой,ошарашивший пол госпиталя пытался вытащить железку торчавшую у него из ноги. Дернувшись от ужаса, я, забыв про голод и головокружение, ринулась к этому идиоту:
Что вы делаете? А если зацепили артерию? Да вы же истечете кровью за минуты. А ну уберите руки- наплевав на правила приличия, я легонечко хлопнула незнакомца по ладони.- Что за люди, нельзя не поковыряться в ранах,разумеется ну..- подняв глаза я неожиданно поперхнулась собственными словами.
Давно падая в черную пропасть с высоты, вдруг почувствовала, как чьи-то невидимые руки, крепко обняв, помогли остановиться, не позволив разбиться об острые камни. Мгновение, хватило одного лишь взгляда, и мир вокруг изменился приобретая другие краски. Цвета летнего неба, яркого, немного ослепляющего нежного оттенка. Этот взгляд навсегда отпечатавшийся в памяти гаммой радуги, заставил лихорадочно сглотнуть. Так захотелось стать ближе к нeму, обнимая за широкие плечи тихо успокаивая шепотом, обещая маленькие радующие слух глупости. Подарить немного ласки в попытке изгнать эту тень боли запеленавшую голубые, словно отражение неба, глаза.
Кто-то, пробегая мимо, задел меня, возвращая в грубую, наполненную шумом реальность. Автоматически присев на пол, я осознала, что забыла о дыхании и если сейчас ничего не сделаю, потеряю сознание от нехватки кислорода. Вдох, такой неожиданно громкий , свистом рассекающий раскаленную атмосферу:
- Да. Молодец, очень профессионально.- мысль, как едкая смесь разъедала мозг, заставляя чувство злости подниматься все выше.
- Вставайте, я помогу вам добраться до палаты, там глянем, что с вами делать.- голосом не принимающим возражений покомандовала я, пытаясь загладить это стыдливое, совершенно не похожее на меня поведение, одновременно помогая незнакомцу подняться.
Путь до комнаты мы преодолели довольно быстро, даже удивительно, хромающий мужик с приличными габаритами и хрупкая девушка, почти тащащая его на себе. Чем тебе не супервуман?
Ловко ногой открыв двери, я провела пациента до стола и помогла ему присесть.
- Думаю придется сделать рентген. Узнаем ничего не зацепило ли, перед тем, как вытаскивать...- упорно избегая его взгляда, я сконцентрировала все внeмание на ране. Не смотря на мое старание, отчетливо чувствовала, как он наблюдает. От этого пульс неожиданно ускорился,заставляя сердце биться быстрее, тревожнее. Неужели боюсь этого рыжеволосого незнакомца? Ладонь, невольно скользнула по лицу, словно снимая невидимую паутину.

+1

4

Почувствовав приземление на пятую точку, боль на мгновение отпустила, лишь обреченное чувство усталости тяжелыми лапами давило на грудь. Глаза закрывались, хотелось есть и спать. Стив был по уши в крови, сложно было разобраться, где заканчивается кровь водителя легковушки и начинается кровь МакКоя. Настоящее противоестественное кровосмешение, от этой мысли Стив нервно усмехнулся, откидываясь на мягкую спинку кресла. Ему сейчас не хватало только истерически расхохотаться на все отделение, как будто он и без того привлек мало внимания. Жизнь чертовски ироничная насмешница, сегодня он подписал своему браку смертельный приговор, а через полчаса чуть сам не оправился на тот свет. А ведь в тот момент, за секунду да столкновения он не думал о Милли, о себе, он даже не боялся потерять жизнь, было только очень жалко и обидно оставлять свою дочку одну. Картинка застыла в воспаленных мозгах, как малышка Лили склонилась над гробом отца, на глазах наворачиваются большие слезы. В груди все сжалось. Из мысленного ада его вырвали, чьи то нежные руки, ладошка шустро хлопнула Стива и тот ошарашено раскрыл глаза. Нет, он конечно, не был деспотам, но к такому отношению подчиненных он не привык. И, что она вообще делает?
- Что вы делаете? А если зацепили артерию? Да вы же истечете кровью за минуты. А ну уберите руки
Стив как немая рыба открыл рот, но от неожиданности и слова вымолвить не мог, глав. врача самой большой больнице в городе отчитывали как маленького нашкодившего ребенка. И, что он сам не знает, где и как могло быть пробито. Но больше всего в шок повергло другое, перед ним стояла та самая прекрасная незнакомка. МакКой закрыл рот и мило улыбнулся, отдавая командование в ее нежные руки. Ну, что ж посмотрим, на, что Вы способны. Новая медсестра, милая, забавная, любит командовать и явно не имеет понятия кто такой МакКид, первое желание представится Стив ,быстро поборол. Ну уж нет, пусть пройдет боевое крещение, узнаем каких мы набираем работников.
- Что за люди, нельзя не поковыряться в ранах, разумеется, ну..
И снова этот тон, ну это уже не в какие ворота не лезет, где то глубоко она затронула жилку упертого барана и его непоколебимую гордость. Мужчина в полном расцвете сил и лет, и слышит такое, от хрупкой девушки, которая превосходно выглядит в больничной одежде. Как говориться в родном месте и стены помогаю, а сейчас родная больница свалила ему на голову обворожительную мед. сестру.
Небесно голубые глаза потемнели, и красавица как будто начала терять связь с реальностью, медленно отрываясь от воздуха, и чуть не упала на холодный кафель. И Стив не на шутку перепугался, он подскочил на месте пытаясь ухватить девушку за талию, но резко дернувшись, передвинул железку, застрявшую в ноге, а та с радостным визгом разрезала кусок живой плоти. Заставив подорванного приземлиться на пятую точку.
- Что? Что? Что с Вами случилось? - заикаясь, быстро спросил Стив. Как только девушка пришла в себя. - Вас напугал мой вид? Может лучше попросить другого заняться моей раной? Вам плохо? Ответьте мне хоть, что ни будь?
Его голос звучал громко, резко рассекая воздух. Конечно, а, что он мог подумать, напугал молодую, прекрасную особу внешним видом, не каждая нормально отреагирует на окровавленного мужчину с разодранной в мясо ногой. Наверное, красавица была еще неопытна в таких вопросах, а некоторые пациенты умеет повергать в шок и бывалых врачей.
Она как будто проигнорировала его слова и тихо промолвила, упираясь взглядом в пол.
- Вставайте, я помогу вам добраться до палаты, там глянем, что с вами делать.
Такая серьезная дама, командует, признаться, Стив решил было уже отказаться от услуг прекрасной дамы, боялся, что когда девушка расковыряет рану, то точно лястнется в обморок, а он сейчас не в той форме, что бы ловить спящих принцесс и приводит их в чувства. Но спорить не стал, она говорила очень уверенно, от легкой оглушенности не осталась и следа, лишь стыдливое выражение в глубине ясных глаз, которые она теперь от Стива прятала.
Они поднялись и, упирая весь вес на здоровую ногу, помог прекрасной девушку дотащить его до ближайшей пустой палаты. Найти ее было не трудно, ни смотря на огромное количество шныряющего народу и аварийный час пик. В родном месте и стены помогают. Красавица ловко, ногой пнула дверь, и усадила МакКоя на белоснежную кушетку. Стив вытянул ногу, облегченно вздыхая, теперь, когда ее не надо было сгибать мышцы расслабились и боль почти ушла.
- Думаю, придется сделать рентген. Узнаем ничего, не зацепило ли, перед тем, как вытаскивать...
Девушка зашелестела по кабинету, подготавливая инструменты, средство диз. инфекции и переносной рентген. И упорно избегала любой возможно встретиться с пациентом глазами, а вот Стив напротив не сводил взгляда с ее прекрасного лица, теперь в свете флуоресцентных ламп, он мог хорошо разглядеть свои спасительницу. Стройное тело, длинные ноги, как говорят "от ушей", темно шоколадные волосы, забранные в тугой хвост, открывая восхитительный изгиб лебединой шеи. Пухлые губу, очень сексуальные, особенно, когда прекрасная их несознательно облизывала и прикусывала край, ах, Стив хотел проделать с ними тоже самое. В нем просыпалось игривое настроение.
- Все нормально, я в порядке. Рентген не нужен, просто вытащи ее.
Девушки не понравился такой исход событий и МакКой тут же поймал на себе злобный прожигающий взгляд и в ответ лишь удивленно выгнул брови. Артерия была не задета, теперь он мог сказать это с уверенностью, нога не затекла, приток крови нарушен не был. Единственное, что его волновало, так это пробитая кость, ногу придется зафиксировать недели на три. Стив разодрал сильнее джинсы, отодвигая края пропитавшейся кровью ткани. Месиво не из приятных, как кровавое рагу с кусочками мяса. МакКой глубоко вздохнул и, что есть сил, дернул железку. Дверь поддалась не сразу, но со скрежетом покинула нажитое место. Из груди Стива вырвался грудной рык, было не так больно, как бесил скрип собственных костей. Кровь не полилась рекой, как и думал глав.врач все обошлось наилучшим исходом.
- Я же говорил, все в полном порядке. Можно защит и отпустить меня домой.
Девушка замерла в злобном отчаяние, а все, что мог сделать МакКой, так это только глупо улыбаться, пытаясь хоть как то смягчить надвигающееся на него бурю. О да, эта красавица умеет быть убедительной и не привыкла слушать отказы. Настоящий виски, терпкая, горячая, обжигающая.
- Если хотите, давайте, сейчас сделаем рентген, все равно надо проверить кость.
Красавица нахмурила брови, не сводя с пациента прожигающего взгляда, но быстро пододвинула аппарат и сделала снимок. Зато у МакКоя сложилось впечатление, что только, что он избежал хорошей взбучки, прекрасная явно подавила в себе желание огреть Стива чем то тяжелым по голове.

Отредактировано Steve McCoy (2013-01-18 19:23:57)

+1

5

Работа действовала успокаивающе на меня. Госпиталь наполненный людьми, пациентами и рабочим персоналом, словно родной дом защищал от холодного мира за границами белых стен. Многих пугало здание, где умирают, лежат с ужасными болезнями и испытывают боль или страх. Для меня больница являлась замком, огороженный бетонной оградой. Здесь царят свои правила, живет необычная,но едва ощутимая атмосфера обладающая даром давать силу, надежду и уверенность своим жителям. Людям в белых халатах, спасающих жизни и борящихся за любого, кто переступит порог этого волшебного места, в поисках помощи. Здесь подарят заботу и уход в любое время суток, никогда не осуждая даже за самые глупые или неприятные поступки. Это было моя отдушина, где я являлась только медсестрой, маленькой частью этой огромной семьи, имея возможность приносить пользу обществу своими действиями, а может просто знаниями. Именно работа дарила цель в жизни, некую ниточку за которую можно держаться в тяжелую минуту. В данный момент я вовсю воспользовалась своей уникальной возможностью. Полностью сконцентрировавшись на собственных действиях, я забыла про недавно испытанные, взволновавшие мое внутреннее спокойствие, чувства. Подавив свои слабости, с четкой уверенностью подготавливала требующиеся препараты, вновь нащупывая,шаг за шагом, почву под ногами.
Подкатив рентген-аппарат, холодно глянула на пациента, сухо ответив:
-нет.- я отвернулась всего на секунду, на одну гребаную секунду! Как неожиданный рык за спиной,заставил подпрыгнуть. резко повернувшись, я буквально примерзла на месте, глупо продолжая держать в руках средство для дезинфицирования.
Откуда взялся этот больной на голову мужчина?! Или это уже я медленно,но уверенно теряю свою "крышу"?
Он сидел напротив меня глупо улыбаясь, в наглую рассматривая мое шокированное выражение лица, похоже наслаждаясь вызванным эффектом. Господи, неужели ему совершенно не больно?
Только спустя минуту я осознала, что молча стою на месте в шоке рассматривая сидящего перед мной мужчину, причем довольно неприличным взглядом. Смутившись, сама не знаю почему, злобно зыркнула на него и крепко сжала зубы, чтобы ненароком не заорать. Он сводил меня с ума своими действиями;своим спокойным, приятно ласкающим слух голосом; такой обезоруживающей белоснежной улыбкой и взглядом ярких, словно утреннее небо, глаз.
Крепко сжав рукой рентген-аппарат я с видимым усилием подавила желание треснуть его по привлекательному лицу. Стоп. Привлекательному? Дура, ты о чем думаешь? У тебя в кабинете психанутый пациент, которому стоит указать на его место, а не рассматривать со стороны оценивая внешний вид и думая, какими на ощупь будут его волосы если по ним провести ладонью.
Нахмурившись я быстро сделала снимок, пока явно зацепивший меня пациент сновa не начал рыпаться.
Натянув улыбку я решительно посмотрела в его завораживающие глаза и вздохнула
-  Значит так. Вы- в моем кабинете, Вы- мой пациент, это означает, если Вы перекинетесь лежа на этом столе, вину положат на мои плечи, не смотря на то, что причиной станут именно ваши действия, не мои. Поэтому- моя ладонь элегантно нарисовала невидимый полукруг в воздухе,жестом указывая не перебивать.- Поэтому, Вы, будете делать то, что я скажу, пока находитесь под моим контролем. Уточняю: руками ничего не трогать, к ране не лезть, мне не мешать. А-а-а,цыц.- заметив, как он открыл рот, чтобы возразить я вновь предотвратила попытку по корню и продолжила- со мной не спорить. Ясно?
Дверь помещение с тихим скрипом отворилась и в проеме появилось личико одной из интернов.
- Мисс Хавеланд...- взгляд скользнул по лицу пациента и огромные глаза девчушки,стали еще больше, из прекрасного ротика моей потерянной ученицы невольно вырвался удивленный возглас. Рука автоматически поднялась,указывая на мужчину
-Это.-рот,словно у рыбы,выкинутой на сушу, открывался и закрывался не произнося ни звука.
У меня невольно затряслась нижняя губа, верный признак ярости, словно волной накрывшей разум, напрочь отбившей здравый смысл.
- Вышла у закрыла дверь, сейчас же.- резкий голос, как лезвие ножа рассекающий воздух,прозвучал неожиданно громко в наступившей тишине. Попятившись в ужасе, под взглядом голубых,сейчас превратившихся в темносиниe, глаз, девушка быстро закрыла дверь с громкий хлопком.
Некоторое время я молча изучала белую стену госпиталя. Вдох. Выдох. Пациент ждет.
Заставив себя улыбнуться я повернулась к мужчине, одновременно подготавливая нужные мне вещи:
-Сейчас зашьем рану и будете, как новенький. Посмотрим рентген, если появятся осложнения, то вашей ногой займется один из наших врачей. Это компетентный человек с огромным опытом и соответствующими знаниями, о костях он знает все.- журчащий, почти мурлыкающий голосок тихо разогнал неловкую тишину, повисшую после ухода интерна. Уже полностью взяв себя в руки, я могла спокойно, даже с тенью интереса, смотреть на этого неординарного мужчину, который несколько минут назад привел опытную медсестру,без пяти минут хирурга, в шок. Надо отдать ему должное, такое редко можно увидеть.
- давайте вколю Вам местную анестезию, так будет легче,пока я зашиваю, хорошо?- ласково улыбнувшись, я покрутила в тонких длинных пальчиках шприц. Мне требовалось получить его согласие, пациент был в сознании и имел право решать такие вещи сам. - У вас есть аллергии на медицинские препараты?- задавая один из обязательных вопросов, я, насколько это было возможно, продезинфицировала рану, пытаясь, как можно осторожней дотрагиваться до раненной ноги.
- Может поведаете мне,что произошло?- вопрос сорвался с моих губ так неожиданно, что я невольно замерла на долю секунды сo шприцем  в руках. Какая мне разница, эту информацию он запишет в карточке. Странно, но мне очень хотелось узнать о нем хотя бы что-нибудь.- Как Вас зовут?- Может еще спросишь, где он живет и можно ли у него переночевать, разумеется в постели, где он будет спать? Совсем офонарела?!- мысленно казня себя за дурацкие, совершенно неприличные мысли, внешне я выглядела вполне обычно, не подавая даже тени намека на то, как смутилась. Сделав вид, что усердно занята зашиванием раны я прикусила свой длинный язык,в буквальном смысле этого слова. Должно помочь выбраться из подозрительного состояния, в которое меня ввел совершенно незнакомый человек. Не смотря на мое моральное состояние, руки знали свое дело и профессиональными движениями руководили иголкой.

+1

6

Прекрасная незнакомка подпрыгнула на месте, от резкого звука трескающейся плоти и скрежета железа. Резко развернулась на каблуках, удерживая в руке синею баночку со средством для дезинфекции и чуть не попрощался с гравитацией, наткнувшись взглядом на Стива, а именно, на его рук, что спокойно удерживала кусок сжатого метала. Ангельски синее глаза, в мгновение потемнели, превратились в огромную черную дыру, поглощающее в себя все вокруг, медицинские инструменты, кушетку, палату, МакКой замер, комната медленно плыла, в ее яростных глазах и лишь топот маленьких ножек и тихое шипение вырвало в мерцающую реальность. Стив резко затряс головой, пытаясь восстановить разум, но все было безуспешно. С той самой минуты, как на пороге госпиталя он увидел призрачную незнакомку, жизнь перестала быть реальной, а напоминала невероятно реалистичный сон, чуть поддернутый паленной, возможно от полученного шока, а может из за волшебных обстоятельств. Всего десять минут назад он находился, но тонкой, острой грани жизни и смерти, а сейчас весь во властной красоте прекрасной незнакомке. Врач, с огромный трудовым стажем, наградами и немалыми заслугами, перестал существовать, сейчас рыжеволосый мужчина превратился с беззаботного мальчишку, что смотрим на мир влюбленными глазами, и хочет произвести впечатление на девушку, своими безумными, экстремальными поступками. И пусть от боли сжимаются кулаки, и зубы со скрежетом трутся друг о друга, на его лице должна сиять беспечная улыбка. О она, воспринимает его соответственно, взбалмошный придурок, глупый Рэмбо, что по напрасно рискует своей жизни. Но разве это не производит должного эффекта? Ее взгляд медленно скользил по Стиву, огромные, синие глаза, зрачки расширены, лучи ресниц дрожат под тяжестью взгляда. Но было там, что то еще, другое, если бы ее губы не были сложены в тонкую линию, Стив мог бы поклясться, что призрачная незнакомка улыбается.
Красавица, быстро сменила гнев на милость, примеряя очаровательную улыбку, от которой, стали видны милая ямочки на щеках и Стив, вторя безмолвному повиновению, ответил улыбкой.
-  Значит так. Вы- в моем кабинете, Вы- мой пациент, это означает, если Вы перекинетесь лежа на этом столе, вину положат на мои плечи, не смотря на то, что причиной станут именно ваши действия, не мои, - выступала как Ленин на броневике, бла, бла, бла, такая серьезная дама. Тут захочешь поспорить, язык не повернуться, он бы мог ей все объяснить, что он все прекрасно знал, знал, где застрял осколок, что артерия не лопнет, если только от ее важности, что задета кость и стоит наложить шину. Но не хотел, он просто не хотел перебивать ее нежный, взбудораженный голосок, который распоряжался его здоровьем и мягким звоном разносился по палате.
- со мной не спорить. Ясно?
Стив не успел ответить, как дверь боязно открыли, интерны пошли нынче пугливые, не то, что в старые времена. Услышав слова, операция, слетались как голодные чайки, и говорили примерно так же, точнее их слова сливались в бессвязное чириканье. МакКой невольно зажмурил глаза, и было указал, примерной, тихой девушки на дверь, как его снова, ловко и быстро перебила, призрачная незнакомка, вырывая инициативу в свои руки. И, что теперь, так будет и дальше? Ему в своей больнице и слова вставить не дадут?
- Вышла у закрыла дверь, сейчас же.
Голос рассекал воздух плетью, резко, со щелчком, режа слух и заставляя даже бояться за свое будущие состояние, с такой поспоришь, быстро получишь стулом по хребту. Интер трясясь от страха и сомнений - повиновался. А, что еще можно было ожидать, наверное, Стив на ее месте сделал бы так же.
- Сейчас зашьем рану, и будете, как новенький. Посмотрим рентген, если появятся осложнения, то вашей ногой займется один из наших врачей. Это компетентный человек с огромным опытом и соответствующими знаниями, о костях он знает все.
МакКой театрально кашлянул, привлекая к себе внимание.
Ласковый голос, почти нежный разогнал тишину, как туман, девушка приступила в обработки раны, аккуратно покрывая препаратом открытое пространство, заливая шипящею и пенящеюся жидкость в самую глубину. Стив был готов подорваться с кушетки и выбежать прочь, что бы нарастающий ветер унял нестерпимое жжение, ощущение, будто улей на ногу посадили, и адские пчелы злобно атаковали рану, высасывая кровь как блаженный нектар. Но лишь вцепился руками в край белоснежной кушетки, зажмуривая глаза.
- Вам не кажется, что Вы слишком строги с подчиненными. Выгнали бедного интерна, - выдавил Стив, медленно раскрывая глаза, - а вдруг у него были новости о том человеке, что я принес., - он сделал небольшую паузу, нервно выдыхая из груди, застоявшееся жжение - Страшно представить, как Вы говорите со своим начальником, - снова пауза и снова тяжелый вздох, - Вы мне так мстите, за, то, что вытащил железку? Это между прочим была часть моей двери.
Язвительное и ироничное замечание, таких больных встречаешь часто, от боли разум мутнее, мозги разжижаются, и пациент готов сказать все, лишь бы закончить пытку, и врачи в этих ситуациях не исключение. Да и раны зачастую гораздо приятнее наносить, чем лечить.
- Давайте вколю Вам местную анестезию, так будет легче, пока я зашиваю, хорошо?
Стив одобрительно замахал головой
- Давайте, у меня только на медицинские процедуры, например лоботомию. Я от нее тупею.
Нервный смешок сорвался с бледных губ, МакКой, попытался глупой шуткой разрядить накалившеюся ситуацию в палате.
- Может поведаете мне, что произошло? Как Вас зовут?
Игнорируя второй вопрос, Стив медленно заговорил, сам пытаясь анализировать ситуацию, что произошла на дороге, в паре кварталов от больнице.
- Он врезался в мою машину на полной скорости, я отделался парой царапин и приятным знакомством с красивой медсестрой. Ему повезло гораздо меньше. Надеюсь, бедняга доживет до утра. Я хотел бы проведать его, после операции. Если это возможно.
Тихо заключил Стив, останавливаясь, и грустно уставился глазами в пол, выжить у бедолаги было не больше шансов, чем у кошки, которую переехал трамвай. Запасы крови можно восстановить, но если повреждены внутренние органы, игра окончена. Ни одна донорская организация не предоставит ему полный набор, в рабочем состояние. Негласное правило, один человек - один орган. Так, ты спасешь больше людей, правильно и грубо, совершенно не учитывает эмоциональный характер. А на, что он здесь, за частую себя приходят не лечиться, а умирать.
Ловкие руки Мисс Хавеланд сшивали края раны, аккуратно, быстро, каждый стежок как произведение искусств, точно как в аптеке. Пальцы, сжимая изогнутую иглу, наигрывали на теле Стива свои симфонию, превращая кровавое рагу в маленькую, тонкую рану. Завороженный движениями МакКой впал в мягкий транс, ему все больше и больше хотелось узнать новую мед. сестру по ближе. Что она за человек? Как оказалась здесь и, почему не приметила в рыжем мужчине глав. врача больнице? А главное, что будет, когда узнает правду.
Работа была быстро закончена, на тонкую рану лег лист пластыря, стягивая края, не было и капли крови, даже тело рядом с этой женщиной не хотело портить своим видом ее красоту. Как она оказалась в больнице? Что заставило красавицу отказаться от красивой жизни и окунуться в другой мир?
Призрачная красавица ловко заматывала тугим бинтом бедро, на минуту в палате воцарилась тишина, Стив не хотел отвлекать ее и мешать ювелирной работе. Еще минута и он был готов.
- Спасибо доктор Хавеланд, у Вас ангельские руки. Уверен, на работе Вас очень ценят.
МакКой попытался подняться с кушетки, но мышца оказалась сильно перетянута и не сразу согласилась работать. Вставая на одну ногу, Стива по инерции понесло назад, а он только и успел, что машинально схватит призрачную незнакомку за талии, и вместе с ней рухнул на кушетку, спинной вниз, утягивая мисс Хавеланд за собой, прижимая призрачную сильнее к своему горячему телу. Она была так близко, Стив утопал в ее нежном и страстном аромате, ее бархатные губы были так близко, ее глаза сияли томной синевой. Дыхание МакКоя участилось, стало поверхностным, грудная клетка под напором вздымалась вверх, электрические разряды достигали скрытых уголков тела. Так приятно было ощущать на себе тяжесть ее веса, чувствовать обжигающие дыхание. Стив изогнул губы в кривой улыбке.
- А, значит так у Вас в больнице делается? Не поймите меня превратно, мне очень приятно, но я привык быть сверху.
Стив оперся на здоровую ногу и ловко перевернулся, оказавшись поверх Хавеланд, опирая свой вес на локти. Он смотрел в ее огромные, бездонные глаза. Наблюдал за малейшей реакцией идеальных черт лица и молниеносно впился в мягкие губы страстным поцелуем. Проникая языком в ее рот, гладя божественно прекрасное лицо, тыльной стороной ладони, отдаваясь жару мимолетного мгновенья.

Отредактировано Steve McCoy (2013-01-21 19:43:30)

+1

7

Большинство ехидных комментариев и язвительных вопросов приходилось игнорировать. Случись такое в обычный день, вне стен этого здания, мистер Острый язычок попробовал бы свою "медицину" сам. Подобные выходки не допускаю вытворять почти никому, особенно, когда касаются рабочих отношений, но ведь я не в баре и передо мной не пьяный идиот, а пациент. Не стоит забывать, что именно его рану сейчас обрабатываю и какого бы он сурового Рэмбо не играл, это больно и неприятно. Может ему становиться легче в процессе ментального выноса чужого мозга, если так, то пускай не только ехидничает, но и обзывается. Oтключится, сосредоточившись на своем деле, пускай он мелит любую чепуху. Просто игнорируя любые выпадки в мою сторону, я молча зашивала рану, стараясь не отвлекаться на внешние раздражители.
-Проведать?- замерев на секунду, подняла взгляд на мужчину. Весь гнев и негодование давно исчезли, только легкая тень жалости промелькнула в синих глазах. У упомянутого бедняги шансы на выживания были мизерными, даже с расстояния посмотрев на пронесенного мимо пострадавшего можно предположить на сколько все серьезно. Случится чудо, если он выдержит операцию и сможет дожить до утра. В первое я перестала верить давно, но мое личное отношение не дает права отбирать лучик надежды у других людей. Слабо улыбнувшись, я почти незаметно кивнула, тем самым ускальзывая от прямого ответа о состоянии пациента, стараясь не давать глупых, лживых ответов. Вновь переведя взгляд на его рану, я молча продолжила свое дело, подавляя желание почесать не вовремя затекшую шею. Руки уже давно испачкались в крови, да и отвлекаться на такие маленькие глупости нельзя. Глубоко вдохнув я старалась использовать самый аккуратный шов, не хотелось оставлять пациента с уродским шрамом на всю оставшуюся жизнь. К счастью, приличное количество лет практики делали представшую передо мной задачу легкой, повторяя одно и тоже много раз, запоминаешь движения и со временем они становятся четкими, словно на автомате, даже думать особо не надо, просто дать волю телу повторять давно изученную технику движений. Пока руки действовали, мысли, словно тараканы разбегались в разные стороны, смешиваясь с чувствами и превращаясь в несусветную белиберду, где не разобрать первое от второго. Удивительно, ведь центром всего хаоса являлся именно лежавший на столе пациент. Хотелось завалить его вопросами: почему он не назвал своего имени? как сообразил,где ближайшая больница и почему не вызвал скорую, вместо того, чтобы самому тащить истекающего кровью мужчину? еще присутствовали более неприличные мысли; считаешь меня красивой? Не хочешь узнать,что еще могут делать эти руки, кроме зашивания? Кошмар, откуда взялись такие заскоки...
Закончив, я нервно вытерла руки об бумагу лежавшую на столике неподалеку. Особо положения не спасло, но помогло отвлечься от безобразия творившегося в моем извращенном напрочь мозге, плюс, отличная причина избегать манящих голyбых глаз пациента рыжеволосого незнакомца.
- Всегда по...- краем глаза заметив движение, я повернулась слишком поздно. Потеряв баланс,плечистый красавец начал падать назад, по инерции обвив меня рукой за талию. Учитывая мой вес и габариты накаченного высокого мужчины, шансов остаться на ногах и удержать его были ничтожно малы. Слабо ойкнув я упала прямо на него, не сильно ударившись лбом об довольно жесткую грудь. Подарив себе секунду на осознание ситуации, подняла глаза и сразу поняла пикантность ситуации. Его лицо буквально в паре миллиметров, опасная близость. Невозможно оторвать взгляд от ярких глаз, заманивающих в томную ловушку страсти, молча завлекающих в омут, заставляя сердце биться так быстро, что стук эхом отдается в висках, не давая шансов на побег. Лихорадочно сглотнув я пожирала взглядом его лицо, чувствуя его тепло и напряжение в каждом мускуле шикарного тела.
- А, значит так у Вас в больнице делается? Не поймите меня превратно, мне очень приятно, но я привык быть сверху.
Облизнув не слушающиеся губы я попыталась придумать достойный ответ,но слышала только его сбившееся дыхание, видела лишь милые ямочки на щеках, губы дарящие обезоруживающую улыбку:
- Я...- тихий шёпот исчез в движениях, упущенные секунды забрали возможность остановиться в то мгновение, когда спиной почувствовала твердый стол. Каждое прикосновение словно обжигало, заставляя дышать чаще, глубоко вдыхая аромат его тела, легкий запах одеколона и почти неуловимый привкус виски. Прикосновение губ, электрическим током, прошлось по телу. Ладонь скользнула по широкой спине, прижимая его ближе,чуть задевая футболку острыми ноготками, рисуя почти незаметный красный след, остатками крови на пальчиках еще более разжигая охватившее тело пожар. Губы послушно отвечали на поцелуй, страстно пробуя его уста на вкус, ощущая язычок скользящий по небу, горячие пальцы ласкающие кожу на шеи и лице. На мгновение захотелось раствориться в вихре страсти, отрешиться от мира, оставаясь вдвоем продолжая дышать только для друг друга...
Воспоминание, ударом клинка врезалось в сердце, выбив дыхание из груди. Такое неожиданно четкое, вспыхнувшее в памяти, иглой вонзилось в разум.
Рука соскользнув упала на стол, второй ладонью попыталась оттолкнуть его горячее тело. Паника, медленно, словно паук вьющий паутину, охватывала сознание. Вжавшись в стол, я сжала ладонь, рукой делая некое подобие мини доски с острыми краями, которые в данный момент представляли мои  напряженные пальцы и аккуратно стала нажимать на кадок его шеи, заставляя мужчину отпрянуть. Очень неприятный прием, оставляющий ощущение давления, лешая возможности правильно дышать, сделай движение резким и с легкостью можно сломать кость. Я не хотела причинять ему боль, но не могла позволить больше прикасаться к себе. Чувство полной потери контроля, паническую беспомощность, захватило всю меня. Страсть заменил неясный испуг, тихо томившийся в душе.
Лихорадочно помогая себе руками я тихо соскользнула со стола на пол, неприятно ударяясь об пол пятой точкой, но опасаясь оторвать взгляд от него. Я должна была видеть, где он, соблюдать дистанцию. Встретившись взглядом с его глазами, отчетливо поняла на сколько ошарашила своим поведением человека и это заставило почувствовать себя невменяемым фриком.
- Возьми себя в руки, черт тебя подери!- лихорадочно сглотнув пару раз, я, помогая себе слегка подрагивающими руками, встала и, словно ни в чем не бывало, отряхнулась.
- Я зашила вашу рану...- собрав в кучку остатки силы воли, подняла глаза, спокойно изучая лицо удивленного мужчины.- Заполните бланки страховки и вы свободны. Мое имя знаете, пометите его в бумагах.- быстро пошла в сторону двери, не смотря на него.- До свидания- даже не соизволив обернутся, я выскочила из комнаты и на ходу поправляя халат, побежала до комнаты отдыха для врачей,стараясь утихомирить вырывающееся из груди сердце...
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Отредактировано Eve Haveland (2013-01-21 23:57:28)

+1

8

Говорят, что истинная любовь за всю жизнь дается нам лишь однажды, и не знаешь, чей небесный лик скрывается за толстой маской непроницаемости. Стив пол жизни провел в кромешной тьме, что бы сейчас, в эту секунду, когда его губы коснулись шелковых губ мисс Хавеланд он все понял. Понял свое метания и два неудавшихся брака, понял, почему вновь и вновь совершал старую, заезженную как пластинку, ошибку. Может он и любил своих женщин, но в любви не было место искренности, кристальной правды, он был с Милли, лишь потому, что этот брак был ему удобен. Удобно, когда рядом с тобой человек, якобы с теми же убеждениями, что и ты. Удобно, что не надо больше делать мучительный выбор, искать любовь в тысяче безразличных лиц. Но истинная любовь она не такая, она редко удобно и даже за частую причиняет больше дискомфорта, зато приносит неимоверное облегчение, он простого, но ласкового прикосновения, он нежных глаз, что смотря на тебя с хитрым прищуром и вызывают на эмоциональный бой. Ты рад, когда она вредничает, ехидно закрывая глаза, что маленькие морщинки собираются в уголках глаз. В этом есть необычайная поэзия, то, за, что стоит хвататься и держаться из последних сил. Таких отношений у Стива не было последние двадцать лет, даже с первой женой. А сейчас в объятиях божественной мед сестры он терял голову, терял последнею связь с миром живых, уносясь, куда то очень далеко от бренного тела. Он не мог контролировать свои действия, свои руки, да и не хотел. Ему нравилось зарываться длинными пальцами в густые шоколадные волосы, судорожно вдыхать аромат сладкой коже, чувствовать, как тонкие пальчики пытаюсь, через майку поцарапать крепкую спину. Божественная околдовала Стива, лишая возможности рационально реагировать, да, что там говорить, он не мог даже думать. Мысли задернулись пасмурной пеленой страсти, заставляя лишь глаза судорожно гореть от возбуждения и желания. А она, с легкой радостью и дикой сладостью отвечала на его поцелуи, жадно поглощая бессмертную душу МакКой. И в одну секунду все закончилось. Она в мгновение отстранилась, сжалась под телом Стива как струна, готовая выпрыгнуть, руки хаотично уперлись в каменную грудь МакКоя, со всей силы пытаясь его оттолкнуть прочь. Глаза поменяли свой цвет, променяв небесно голубой, на гневно синий. Взгляд загнанной в угол дикой кошки, в милой и ласковой девушке, проснулся запуганный зверь, на которого открыли охоту. Подобный взгляд напугал Стива не меньше, чем то, что стало, происходит дальше. Она изменилась на глазах, забыв нежность и самоотдачу, стала холодна как брусок стали, собрана, решительна. Давление на кадык заставило Стива отпрянуть, перевернуться на спину, что бы сохранить свою жизнь и дееспособность. Тяжело дыша, он устремил свой взгляд на призрачную незнакомку. Она соскользнула с кушетки на пол, звонко плюхнувшись на очаровательную попку. Дальше, все было как в ужасном кошмаре, от которого не как не можешь очнуться, сколько не гони его прочь. Мисс Хавеланд не отрывала от Стива лихорадочного, напуганного взгляда, будто он собирался лишь ее жизнь, и лишь чудом ей удалось спастись, применив всю свою силу и смекалку. Когда, ты целуешь девушку, то ожидаешь разных ответных реакций, от жаркого поцелуя в ответ, да звонкой пощечины и удара кулака в пах. Но такой исход предвидеть не возможно. Стив замер завороженный, боясь сделать резкое движение, что бы ни спугнуть красавицу как редкую птичку в саду, что бы ни напугать ее еще больше. Он боролся с диким желанием подойти к ней ближе, мягко опустить руки на плечи и притянуть ее в себе, попытаться объяснить, что не собирался причинять ей вреда и это искренний поцелуй, который бы ему хотелось повторить, правда не с таким концом, пригласить ее на свидание. Но она не дала ему даже микровозможности оправдаться. Твердо поднялась на ноги, возвышаясь над Стивом как каменная статуя, ее идеальное лицо, сохраняло Безэмоциональность, как будто его вырезали умелой рукой мастера из слоновой кости, глаза пустые, лишь изредка дрожали густые ресницы.
- Заполните бланки страховки, и вы свободны. Мое имя знаете, пометите его в бумагах.  До свидания
Топот каблучков и через секунду дверь закрылась за ее спинной. Стив остался один и лишь сейчас позволил себе подняться на ноги, находясь в полном оцепенение, его ноги как будто приросли к белоснежному кафельному полу, он стал продолжением плитки. Какого черта? Слова застыли в воздухе, искривив губы. Что бл*ть вообще сейчас было? Стив не мог понять, да если быть откровенным и не хотел. Он лениво побрел прочь из палаты, стараясь вернуть свои мысли и чувства в привычный поток. Старые проблемы с легкостью упали на опущенные плечи. Снова в голове всплыл образ Милли, недавней аварии и бедного внедорожника ауди, который, наверное, не подлежит восстановлению. А, как жаль. Стив питал к этой машине особые, даже нежные чувства. Домой ехать совершенно не хотелось, Милли, скорее всего еще там, дожидается мужа, что бы снова вцепиться в словесной перепалке, доказывая, кто из них царь горы и достоит почитания. МакКой устал от этих игр, все хорошо, но в меру, их брак подошел к концу, пора принять поражение и идти дальше.
Хромая Стив дошел до своего кабинета, отварил дверь, включил настольную лапку и плотно закрыл жалюзи, что бы внешний свет ни мог побеспокоить хозяина кабинета. Добрался до ящика, сменил окровавленную одежду, которая еще хранила запах и тепло мисс Хавеланд. Переоделся в хирургическую форму, уже по привычки накинул белый халат с бейджиком и устроился на маленьком диване, который не вмешал в себя Стива полностью, и пришлось согнуться, устраиваясь по удобнее. Вся тяжесть обрушилась лавиной усталости, глаза смыкались, выбивая из головы вон все мысли, оставались только небесно голубые глаза, ясные, нежные, смотрящие тепло, почти ласково, кто то касался его рыжих волос, на которых запеклась кровь, пытался из распутать ловкими, тонкими пальцами, и внезапно введение оборвалось. Раздался оглушительный шум, по крайне мере так показалось Стиву, он резко распахнул глаза, в дверь стучались, тихо, но настойчиво.
- Минуту, - хрипло, спросонья бросил МакКой, поднимаясь с дивана.
От неудобного положения все тело затекло, мышцы болели, шея отказывалась поворачиваться даже на пять градусов, в голове гудело, как после отвязной пьянке, потребовалось время, что бы понять, что происходит и где сейчас Стив. Нарушая гармонию сна память начала восстанавливаться, складываясь как мозаика, в общую картину мира. Уже хорошо, Стив поднялся на ноги, помял лицо руками, стараясь улучшить его внешний вид, сделал пару шагов разминая косточки, повернул ключ, открывая внутренний замок, уселся за рабочий стол, где по прежнему горела лампа. И громко скомандовал.
- Входите.

Отредактировано Steve McCoy (2013-02-01 15:24:10)

+1

9

Остаток ночной смены пролетел быстро, но воспоминания о работе скрывались за некой пеленой, отдаленно напоминающeй туман. Расплывчатые и неясные, время от времени теряющие свой хронологический порядок. Только события связанные с голубоглазым незнакомцем до сих пор яркими цветами, словно это было пару минут назад, отражались в памяти, не давая покоя ни на секунду. Постоянно возвращаясь к произошедшему, повторяя каждое слово, обдумывая каждое действие, я пыталась понять почему не смогла предотвратить подобного хаоса и не спасти себя от дальнейших самоистязаний, вперемешку с кучей вариантов, которые могли бы быть. Прокручивая мысленно поцелуй, ловила себя на довольно неприличных желаниях, заставляющих еще больше злиться из за собственного, идиотического поведения. Отсутствие профессионализма рядом с пациентом просто медленно меня убивало, словно краб, пожирающий изнутри.
- Ладно, все, забыли. Скорее всего больше его не увижу...- плеснув холодной воды на лицо, я скептично осмотрела собственное отражение в зеркале. Уставший взгляд, слегка растрепанные волосы и старый макияж. Отлично. Первое впечатление перед главным врачом окажу сногсшибательное. Нельзя резко пугать человека  подобным видом а ля "ведьма на метле", поэтому я быстренько поправила свой хвост, уложив волосы с помощью воды и, недолго подумав, решила смыть испорченный макияж. Нанеся только блеск для губ, недовольным взглядом изучила себя в зеркале.
- Пойдет, в конце концов, он в курсе, что я всю ночь пахала как пони, да и это мой первый день на работе. Тут не конкурс красоты, а больница.- попытка успокоить свою женскую привередливость, закончилась неудачно, но времени сново прихорашиваться не было, я и так опаздывала на пять минут.
По дороге в кабинет, забежала на регистрационную, чтобы взять свой файл и еще раз, на всякий случай, переспросила имя врача. Почти бегом продвигаясь по коридорам госпиталя, быстро пересматривала бумаги, тихо шепча себе под нос:
- Стив МакКой. МакКой, ну и фамилия...- с кривой улыбкой на губах, я уверенно постучалась в двери кабинета. Похоже сам шеф забыл о назначенной встречи, так как, подозрительно долго копошился. Простояв перед закрытой дверью минуты три, я наконец дождалась, ответа:
Входите.- сделав глубокий вдох, я открыла дверь и вошла в кабинет, одновременно скользя глазами по документам и подготавливая речь, ведь стоит показать начальству свою компетентность, умение правильно читать бумаги и достаточно легко объяснять смысл написанного, давая возможность понять главные пункты. Натянув одну из самых милых улыбок, я медленно подняла глаза, готовая отвечать на любые, даже самые коварные вопросы, которые обожает начальство.
Отдаленный звук упавшей на пол папки с документами, не смог вывести меня из шокового состояния. Продолжая открыто пялиться на своего шефа, я замерла на месте, не в состоянии пошевелить руками. Рыжие, забавно торчащие во все стороны, волосы, щетина на четко выделенных щеках, в которой лукаво пряталась улыбка и глаза нежно-голубого цвета, в полумраке кабинета казавшиеся темно-синими, с неким оттенком зеленого. Господи, перед мной стоял тот самый странноватый незнакомец, нагло ворвавшийся в мою жизнь и разрушив рутину будней. Количество нахлынувших эмоций буквально придавило меня к месту, превращаясь в неясное хаотическое месиво, разобраться в котором просто не являлось возможным. Ощущение, будто тебя сбил несущийся на огромной скорости поезд, ноги неожиданно перестали слушаться и чтобы не упасть, я успела схватиться рукой за стоявший неподалеку стол. В голове царил такой мрак, ни одна толковая мысль или оригинальная фраза не хотели приходить на помощь. Весь самоконтроль уходил на то, чтобы не закричать вслух.
Раз, два,три...Ingen hat... fire,fem- мысленно считая до десяти , я попятилась назад, заметив, что Стив начал двигаться в мою сторону. Молча подняв ладонь, попросила его оставаться на месте. Подарив себе парочку секунд на поиски собственного голоса, наконец сказала
- Глав. врач хирургического отделения Стив МакКой- скорее констатируя факт, тихо проговорила я немного сдавленным голосом, заставляя себя вновь встретить его трогательно встревоженный взгляд, который еще больше бесил меня в данный момент.
- ...- не знаю, как я сумела удержать это в себе, но за такие усилия не грех медаль выдавать. Хотелось громко обозвать его и пнуть, больно, на столько чтобы остался след, чтобы он почувствовал то же самое, творившееся у меня в душе, хотя бы на физическом уровне.
На губах промелькнула ухмылка, медленно превращаясь в открытую усмешку заминившуюся громким смех. Ничего радостного в тоне не присутствовало, скорее искорка истерики, пытающаяся вырваться наружу. Я хохотала не в силах остановиться, чувствуя теплую слезу скользившую по щеке. Незачем пытаться скрыть ее, ведь это всего лишь физическая реакция и ничего больше. Может я заблуждалась, но по истине верила в свои рассуждения.
Смех начал утихать и в комнате повисла тишина, прерываемая лишь моим сбивчивым дыханием. Стоит сказать, произнести хоть слово, разрушив тяжелый барьер появившийся между нами, но язык отказывался слушаться. В глазах ярко отражалось огромное количество эмоций, заглатывающих друг друга с невозможной скоростью, хотя лицо словно каменная маска не выражало абсалютно ничего.
Собравшись с силами я вдохнула воздух, движение прозвучавшее в тяжелой тишине неожиданно громко.
- Я принесла остатки документов.- взгляд скользнул на пол, где по прежнему валялись разбросанные бумаги. Желания их поднимать не было вообще, рисковать подходить ближе к Стиву не хотелось. Рядом с ним я себе не доверяла, никогда не зная какие чувства нахлынут меня в следующую секунду. Этот необычный мужчина пробуждал во мне некую безумную сторону в потемках моего характера, где командовали эмоции отключая напрочь логику и выкидывая здравый смысл в окно.

Отредактировано Eve Haveland (2013-02-01 20:44:30)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Рэмбо: Первая кровь