Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И с этим надо что-то делать


И с этим надо что-то делать

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Tyler Murphy, Estelle Rosier
Время: 20 января 2013г.
Место: квартира Тая и Исы
О флештайме: иногда навыки медсестры могут понадобиться в собственном доме, посреди ночи...

+1

2

внешний вид, когда уходил какой-то такой

   Удивительно, но отрезок времени, пока я добирался до дома совершенно выпал у меня из памяти. В смысле... Я отчетливо помню, что мне было очень больно, и что нужно было идти по темным улицам, чтобы не привлекать внимание, но путь от бара до моей квартиры - мягко говоря, не близкий, и похоже, что шел я в каком-то полуобморочном состоянии, когда есть только конечная цель, и ты еле переставляешь ноги, подбадривая себя после каждого шага. Сначала мысли в голове отдаются болезненным эхом, а затем это бесконечно "ну же" и "еще чуть-чуть" сливается в непонятный гул, когда идешь, словно самолет на автопилоте, и благодаришь Бога за то, что он наделил людей умением переставлять ноги и держать равновесия.
   Меня никогда не пугала боль. Нет, ну не слишком приятно, конечно, но если она на благо какой-то цели, то можно стерпеть, можно не обратить внимание. Ну подумаешь, тело болит... Оно всю жизнь болит, только и ищет любой способ и любой предлог, чтобы какой-то участок тела начал неприятно пульсировать. Я всегда лез в драки. Забавно, но чаще всего эти драки меня не касались, они проходили между посторонними, незнакомыми людьми, но я довольно быстро определял для себя, кого стоит защищать, а кто заслуживает хорошего пинка. Вот как и сегодня, только я слегка не рассчитал силы... Это изначально была драка одного человека против друг, я решил малость её уравновесить, но... Спустя какие-то короткие минуты, это уже был бой между двумя людьми и... сколько их было? Судя по ощущениям, человек двадцать, но если серьезно, наверно три или четыре. Мне хочется думать, что все-таки пять, так моё самолюбие не приносит слишком большой дискомфорт, но я не берусь судить, мне, поверьте на слово, было не до счета... В итоге нас отпинали, будь здоров, и я благодарен тем людям, которые разняли нас и не вызвали полицию. Если бы вызвали, пришлось бы черт знает сколько времени провести в участке, и я бы, наверное, там кони бы и двинул...
   Когда дверь открывается простым пинком - это, на самом деле, счастье. В таком состоянии мне было не до ключей и мелких отверстий. Не разуваюсь, но стараюсь передвигаться как можно тише, потому что Иса наверняка спит. Не стоит ей это всё видеть. Я был бы не против, будь то обычная драка, но сейчас... Прохожу мимо зеркала, и замираю на пару секунд, оглядывая фигуру в темноте. Света луны хватает, чтобы ответить бурые пятна на лице, и футболке. Нос не сломан, это я знаю точно, на счет всего остального я не уверен, потому что болит грудная клетка, болит живот, болит лицо, а самое главное, подташнивает, и голова кружится.
   Дохожу до кухни, и вешаюсь на столешницу, потому что ноги подкашиваются, и отказываются держать нерадивого хозяина. Зажигаю свет и сплевываю кровь в раковину, хмурюсь и пристально всматриваюсь в пятно крови. Честное слово, я ожидал увидеть там пару зубов, потому что передние тоже болели, и я даже глотать боялся, опасаясь каких-нибудь страшных ран. Пристальное изучение показывает, что зубы не выбиты. Ну, почти, я разглядываю белый осколок, потом провожу языком по зубам, и понимаю, что передний зуб сколот. Ну... Могло бы быть и хуже.

+2

3

внешний вид

let me come closer, I'm not your shadow
with our eyes shielding from the oncoming counts
it's not hard for us to say what we should not
if just for tonight darling, let's get lost

beck and bat for lashes – let's get lost


   Морфей не любит меня. Как и все обыкновенные дети, я поссорилась с ним в глубоком детстве, но вот мириться со мной теперь, уже более мудрой и разбирающейся в отношениях, он упорно не хочет. Гордый, видимо, и мучает меня, как ему вздумается. У меня проблемы со сном, словом. Нет, не только в последнее время, с тех пор как я переехала в новую страну, а вообще проблемы, глобального такого характера. Лет с четырнадцати процедура погружения в сон превратилась для меня в настоящую пытку. Всякий раз, как на город опускается ночь, вместо того, чтобы радоваться с остальными тёплому местечку в кроватке, я тяжело вздыхаю и пытаюсь оттянуть этот момент как можно подальше. Потому, как правило, долго сижу за ноутбуком, или читаю, или занимаюсь ещё чем-нибудь, лишь бы только снова не мучить себя жалкими попытками скоро заснуть, не ворочаться с боку на бок. Не удивительно, что под глазами у меня нередко можно увидеть тёмные пятна, над которыми я разумеется работаю, чтобы их скрыть (и нет, не тональным кремом, а натуральными средствами), и перманентную усталость в целом. Именно поэтому фразы "я хочу спать" и "я не выспалась" звучат из моих уст весьма лишними. Стрелки часов показывали начало второго, когда я, ощутив дискомфорт в глазах, наконец закрыла лэптоп и заползла под одеяло.
   Но это - лирическое отступление, теперь - ближе к делу.
   В моём плеере сменилась, наверное, уже где-то двадцать третья по счёту песня. Всё шло строго по плану: я укладываюсь и так, и сяк, и наперекосяк, и всё никак не могу заснуть, а музыка, которая играет в наушниках уже практически час, сопровождая мою бессоницу, начинает раздражать. На самом деле, после двадцать третьей песни я уже перестаю нормально слушать то, что предоставляет мне плеер, а только листаю, листаю, листаю, и лишь изредка останавливаюсь, давая исполнителю возможность довести до конца строки, которые уже знакомы наизусть. В окно неустанно светит луна. Огромный жёлтый диск с размытой по поверхности синевой гуляет по моему лицу и измятому одеялу своими яркими, раздражающими лучами. Я ненавижу эту ночь больше, чем обычно - ведь завтра понедельник. Всего через каких-то четыре-пять часа мне придётся отдирать свою тушку, в которой непременно будет ныть, не отдохнувшая и измученная, каждая косточка. В такие моменты я задумываюсь: может чёрт с ним? Сон для слабаков, уж лучше подняться сейчас, когда этого требует организм.
   Странный ты у меня, мой организм. Ладно, ещё одна песня, и подъём. Переключаю. Мне не нравится слышать окружающий мир в те секунды, когда переключаются треки. Даже сейчас, когда вокруг тишина, мне это не нравится. Я зажмуриваюсь и мне кажется, что пара секунд растягиваются в вечность.
   Песня заиграла не особо громкая, и наверное только по этой счастливой случайности я уловила какое-то движение в коридоре. Дверь открылась, и вместе с её приглушённым ударом о стену, сердце моё забилось чаще. Смешно - но я не знаю, дома ли Тай, и потому не могу быть уверена, что это хозяин вернулся столь поздно в свою обитель. Как вообще можно быть в чём-то уверенной, когда, по сути, нашу дверь открыть может любой прохожий?! Хочется, как ребёнку, закрыться одеялом с головой и лежать так, пока оно не уйдёт из нашей квартирки, но инстинкты самосохранения берут верх: чем лежать здесь, и ждать, что будет дальше, вслушиваясь в клёкот грудной клетки, лучше встать, и пойти посмотреть.
   Распахиваю одеяло, сажусь на кровати, и чувствую, как кожа покрывается мурашками. Холод. Волнение. Это всё они. Накидываю поверх ночнушки серую накидку, что весит на стуле, стоящем неподалёку от кровати, и осторожно, буквально крадучись, выхожу в коридор. Не помню, как бывает в фильмах ужасов - там злодеи всегда идут на кухню, оставляя за собой по коридору кровавый след, не? Не помню, а потому прихожу к выходу, что поворачиваю в ту сторону чисто интуитивно. А может быть, уловила дыхание, или просто - человеческое присутствие? Я к этому, знаете, очень чуткая.
   Издалека вглядываюсь в силуэт. Чёрт, почему бы просто не включить свет? Но, видимо, это типично.
   В нём, кажется, нет ничего опасного, только напряжение исходит волнами, я чувствую его буквально кожей и волоски на руках встают дыбом. Тайлер, это он, да, я же знаю его уже достаточно, чтобы не обознаться в очертаниях?
   - Тай? - застываю в полу-метре от тебя, внутри всё ещё сжато по струнке. Но уже не от того, что я боюсь того, кто ворвался в квартиру, ведь это - ты, а от того, что сердцем чую - что-то стряслось. - Ты напугал меня.
   Хочу, чтобы ты повернулся ко мне лицом. И не хочу, потому что боюсь. Знаешь, в голове отчего-то всплыли воспоминания из детства, о том, как иной раз мой дядя возвращался домой среди ночи, вот точно так же, крадучись, чтобы никто его не заметил, уходил в какой-нибудь угол. А потом оказывалось, что у него нос разбит, и рубашка в крови, или глаз заплыл, а на щеке зияет рана, или ещё что-то в таком духе. Может, именно поэтому я и чувствую сейчас беду? Детские воспоминания хоть и блёкнут, но никогда не вымываются из памяти.

+2

4

Черт возьми, не надо было включать свет, - первая мысль, которая проносится в голове, когда слышу позади себя шорох. Мне не нужно даже оборачиваться, я и так знаю, кто это. В отличии от Исы, никаких страхов по поводу грабителей у меня никогда не было. Живу в этой квартире уже полтора года, и до сих пор никому не приходило в голову сюда залезть. И не придет, слишком уж район неприятный. Тут везде живут только люди, у которых нечего воровать. Ну, что у меня можно украсть? Старый музыкальный центр? Оно того не стоит, за него дадут на барахолке максимум двадцатку, и то вряд ли. К тому же, я уверен, что наша дверь практически отпугивает грабителей. Даже если кому-то придет в голову меня обворовать, это недоразумение, под название дверь, которое так и просит своей огромной щелью: открой меня шире, войди к меня. И отставьте свои пошлые мыслишки, она правда вызывает такие мысли! Слишком просто для грабителя, и слишком вызывающе. Но возвращаясь к настоящему... Да, я определенно точно знал, что это Эстель. Тихие шаги, едва слышное шарканье тапочек по полу. Ну конечно, это она... Обычно я рад её видеть, ей часто не спиться, как и мне на моем диване, так что можно разговаривать, пока сон не придет, или пока не наступит утро. Сегодня явно такой день, потому что я бы многое отдал, чтобы она спала и не слышала, как я пришел...
   Слышу тихий голос, и каждая клеточка моего избитого тела напрягается и замирает, отдаваясь новой болезненной пульсацией. Наверное, мне отбили какие-то органы... Интересно, а как скоро может умереть человек с внутренним кровотечением? Ох, ну нет, у меня его не может быть. Это же я, Тайлер, который вечно из драк вылазит побитый, но никогда не имеет серьезных увечий. Почему-то от таких мыслей не становится легче... А должно бы. Делаю глубокий вдох, но всё еще не шевелюсь, так как, честно слово, не знаю, как мне быть.
   - Да? Извини, - голос звучит хрипло, даже он меня выдает, так что я облизываю разбитую губу, морщусь, а затем пытаюсь придумать оправдание. - А я тут... тут... - поворачиваю голову в одну сторону, в другую, шарю глазами по столу, словно это может мне помочь, а потом едва сдерживаю самые грубые ругательства, на какие только способен: не нужно было вертеть головой, она могла что-то увидеть. Идиот! - Ис, ты чего не спишь? Как всегда что ли? Ну так иди, полежи, я уверен, скоро заснешь, - всё еще не поворачиваюсь, и изображаю самую бодрую интонацию, на какую только способен. Боюсь повернуться, и испугать еще больше. Боюсь суеты, которая может начаться, боюсь, что будут жалеть, и будет еще больнее... Это ничего страшного, мне не привыкать. Я частенько приходил домой побитый, ходил по квартире, как приведение, ругался матом, обрабатывая раны, и потом не мог заснуть, потому что всё тело ныло. С тех пор, как Эстель живет у меня, ничего интересного и болезненного не происходило, так что с подобной проблемой я столкнулся впервые. Лучше бы она спала, сам во всем разберусь... Ситуация омрачалась еще тем, что мне всё еще хреново, и дико хочется сесть, а еще лучше, лечь. Ни того, ни другого сделать я не могу, приходится стоять на месте и терпеть.

+1

5

Не слышно, себе под нос, усмехнулась, и закатила глаза. Как же. Засну? Да ага, конечно. Вот особенно сейчас, вся такая спокойная и умиротворённая, прямо лягу, и отрублюсь. Да ага.
   И ох уж эти мужчины! Такие старательные в своём желании казаться сильными, непробиваемые, и независимыми, что сами в упор того не замечают, насколько становятся понятными и очевидными в этой своей актёрской игре, насколько быстро сдают сами себя с потрохами, когда на самом деле стараются держаться вот такими вот непринуждёнными. Впрочем, на самом деле, это не только мужской бич, девушки этим тоже страдают, и куда хлеще, чем парни, потому что нам свойственно часто "переигрывать", но, чёрт возьми, не могу же я катить бочку на саму себя? Поэтому - ох уж эти мужчины!
   Наверное, мне стоило поблагодарить тебя за твою явную попытку поберечь мои нервы (именно то, что доктор прописал, ибо я не успеваю покупать себя очередную порцию прописанных мне таблеток, потому что ведь "нервная система у Вас не в порядке, милочка!) и просто уйти, оставив тебя в покое - чувствую ведь, что именно этого ты сейчас и хочешь. Или даже скорее знаю наперёд, потому что все мужики такие, натурально: якобы сильные, и гордые, и наша женская помощь им никогда не нужна. Ну почти никогда, разве что только в стирке носком да в готовке борща. Но, ей-богу, о чём о речь? Все мои знакомые на столько хорошо знают мне, что если бы я начала рассказывать им историю о том, как Тайлер пришёл домой в непонятном состоянии, и завершила бы сиё сказание фразой "и тогда я просто развернулась, и ушла, как он попросил" - то все они дружненько заржали бы в голос. Потому что, потому что натура у меня вот такая. Ебанутая, прости господи, но в нынешнее время иначе и не скажешь. Я несу добро во имя собственной ебанутости! Аминь. Словом, я как мать Тереза, во мне кипит негасимое желание помогать всем, кто, как я думаю, нуждается в помощи, и окутывать всех своей заботой. И знаете что? Если я решила, что хочу о вас позаботиться, и уж тем более если я решила, что вас это нужно - чёрта с два вы от меня отвяжитесь! Меня не переубедить в этом отношении, я всегда лучше знаю, как вам будет лучше. Аминь ещё раз.
   - Полтора часа лежала. - Буркнула в ответ, и вместо того, чтобы послушаться, подошла ближе.
   Церемонии с расспросами о том, что произошло и где тебя носило всю ночь, а так же с просьбами повернуться ко мне лицом, я сразу отложила в долгий ящик, ибо вижу же - бес-по-лез-но. Положив руку тебе на плечо, я осторожно потянула на себя, разворачивая тебе к себе. То ли у тебя сил не было сопротивляться, то ли ты толком стоять на ногах не можешь, а то ли просто решил сдаться - не знаю, но - повернулся. 
   Ну нет, не шокировал, и психической травмы не нанёс. Потому что ничего сверхъестественного, видали мы такое, и не раз. Я только сдавленно охнула, а лицо исказилось гримасой. Не потому, что мне неприятно или я напугалась, а потому, что сразу видно, как тебе больно. Наверное это странно, учитывая место моей работы, но я до сих пор не могу спокойно реагировать на боль. Даже когда меняю кому-то повязку или делаю болезненный укол, мне всё время кажется, что я претерпеваю эти неприятные болезненные ощущения вместе с пациентом. Так и сейчас.
  - Уу, красавец - наконец-то выдавила из себя я, бегая взглядом по твоему лицу, и не встречаясь с глазами. - Ты где был? Кто это тебя так? А вообще давай, пошли-ка в комнату, тебе нужно лечь, ты еле на ногах стоишь. Дойдешь, или помочь? - конечно, ты выберешь вариант "дойду сам". Но на всякий случай я пойду рядышком с тобой, чтобы если что, тебе было куда опереться. Плавали, знаем, и в больнице не с таким сталкиваемся, не таких тягаем. А если уж совсем на чистоту, в больнице напрочь отсутствует понятие "женщина", так что - не привыкать, даже если бы ты повис на мне, как бесформенный куль с картошкой. Это ж я только с виду такая маленькая и хрупкая! Ну ваще нет, я на самом деле такая, просто привыкла, что в больнице на это всем плевать.

Отредактировано Estelle Rosier (2013-01-25 21:45:30)

+1

6

Полтора часа она лежала... Ну удивительное создание! Все люди, как люди, спят по ночам, видят сны, отдыхают после долгого рабочего дня и перед долгим рабочим днем, а эта... Честное слово, иногда, скрючившись на диване, и слыша как иногда поскрипывает кровать от того, что Иса ворочается, я испытывал навязчивое желание выйти и выгнать её спать на диван, потому что я точно знаю: на кровати проблем со сном у меня не бывает, это все мерзкий диван, чтоб ему икалось! Надо купить раскривушку.
   Слышу, как девушка подходит ближе, и морщусь, правда уже не понятно почему: то ли от боли, то ли от того, что она не послушалась и решила, что знает, как ей лучше поступить. Забавно, но... Знаете, бывают такие противоречивые моменты, когда мысли путаются, и не знаешь, чего точно хочешь. Или это еще можно назвать потаенными желаниями, когда вроде бьешь себя кулаком в грудь, задираешь подбородок: "нет, уходи, помощь мне не нужна". А на самом деле, где-то глубоко в сознании проскальзывает подленькая мыслишка: "было бы круто, если бы кто-то помог". Самый главный недостаток таких мыслей: они мелкие, как муравьи или мошки. Давишь их, ловишь, а они в последний момент ускользают, и словно издеваются. Вот так и у меня. С одной стороны, не хочется беспокоить Ису и есть навязчивое такое желание сделать всё самостоятельно, а с другой... мне так хреново, что просто увалиться на кровать, и чтобы кто-то суетился и помогал - ну разве это не рай?
   Изображаю недовольную физиономию и поворачиваюсь, всё еще цепляясь ладонями за столешницу. Состояние чем-то напоминает сильное опьянение, когда даже жесткий кафельный пол кажется желанной периной. А еще пол, наверное, такой холодный... можно приложить к нему лоб, окровавленное лицо, и станет сразу намного легче. В былые времена я бы прямо тут и лег, размазывая кровь по кафелю, но сейчас... кто бы мне дал?
   - Да я там... Не обращай внимание. У меня бывает, - последняя попытка её отговорить, и последняя её возможность отказать мне в помощи. Удивительно, но она все-таки решает помочь, и где-то в глубине души, сразу под раздражением, я чувствую теплую благодарность. - Слушай, может не надо на кровать, а? - прекрасно понимаю, что никаких котогразок изобразить не выйдет с разбитой мордой, но я всё равно пробую, и едва не морщусь от того, как болит лицо от любых попыток изобразить эмоцию. Видимо жалостливая морда сегодня не работает, так что выходит, надо идти в комнату. - Да, мам, - бурчу недовольно, а затем соскребаю остатки сил в комочек, и пытаюсь идти самостоятельно. Выходит не слишком хорошо, кажется, я все свои силы потратил, чтобы дойти до дома. Пока иду, активно себя подбадриваю, типа: ну давай, ты же мужик, ты сможешь, всё получится! В очередной раз появляются ассоциации с состоянием, которое в народе называют "в говно". По крайней мере, в тот состоянии подбадриваю я себя почти так же...
   Дохожу до кровати на каком-то автопилоте, уже собираюсь завалиться на мягкий матрас, как вдруг замираю. Вообще-то, я никогда не был слишком чистоплотным и аккуратным, а во времена университета вообще придерживался мнения, что лучше долго-долго не мыться, потом удариться об стену, и грязь вся сама опадет. Потом можно опять долго-долго ходить и не мыться. Но вот Иса и готовит, и вроде как квартиру содержит в относительном порядке. Бывает, вымоет полы, а мне потом ходить по ним стыдно, не хочу пачкать. Уж лучше бы вообще ничего не мыла... Вот и сейчас смотрю на чистое постельное белье девушки, поворачиваю голову и снова пытаюсь изобразить котоглазки: - Может лучше на диван? Я всё испачкаю.

+2

7

Простая, довольно лёгкая для восприятия и понимания, и даже укладывающаяся в законы логики цепочка: хоть я и девушка (а девушкам положено бояться крови, попискивать при виде ран, и корчить напуганные моськи), но когда дело касается здоровья человека, я тут же становлюсь той медицинской сестрой, которая не просто считает своим долгом оказать первую медицинскую помощь, но у которой к этому стремятся все фибры и фибринки души. Вот честно, я люблю свою работы, несмотря на то, что порой она очень грязная и в большинстве своём - неблагодарная. Но идём дальше - когда я становлюсь медицинской сестрой, то я уже (сейчас приготовьтесь, прозвучит весьма забавно) не девушка, а медик - медики, как известно, существа бесполые; а значит, автоматически отпадают все вышеперечисленные пункты с моськами и писком - отношусь ровно ко всему, что приходится видеть. А в отделении хирургии, поверьте, повидаешь всякое! От невинных глубоких царапин и открытых переломов, до жёсткого хардкора, после лицезрения которого не всякий сможет дальше жить спокойно. В общем, мне хватает несколько минут, чтобы привыкнуть к твоему потрёпанному виду и перестать принимать его близко в сердцу. Ну побили, ну кровь по всей одежде, ну и что? Синяки полечим, а одежду постираем, ну, так что всем сохранять спокойствие.
   А ещё через пару минут я уже была даже готова практически забить на то, что, возможно, у тебя есть какие-нибудь внутренние повреждения, и от всей души хлопнув тебя ладонью по спине помочь поскорее завалиться на постель. Но, наверное, эти очаровательные котоглазки помогли мне остаться в здравом уме и обойтись без рукоприкладства, пусть и весьма лёгкого, чисто символического такого. Не устаю тебе поражаться: в таком состоянии, когда мысленно, наверное, уже тысячу раз упал в объятья уютной кровати, ты ещё умудряешься о чём-то думать и переживать о чистоте моей постели? Которая, кстати, на самом деле - твоя постель, забыл? Словом, в очередной раз убедилась, что мужики - удивительные создания, и не надо тут заливать про то, что женская логика - это пиздец мужской психики. В обратном порядке всё обстоит точно так же! Мужская логика ничем не лучше женской, да ага.
   - Пффф, Мёрфи, ложись уже, а? И рубашку грязную по возможности сними.
   Словно за маленьким ребёнком - по большей части, конечно, наигранно - пристально слежу за тобой, пока ты, всё ещё пытаясь выражать своё буйное недовольство, располагаешься в комфортном гнёздышке. За тобой так и надо, глаз да глаз! А то я моргнуть не успею, а ты уже ретируешься на диван, но ведь здесь, согласись, удобнее будет. Затем, когда я убедилась, что теперь ты отсюда никуда не денешься - даже если захочешь, всё равно не денешься, ибо встать с кровати это титанический труд - то юркнула из комнаты в коридор и оттуда в ванную, чтобы закинуть окровавленную футболку в стирку, а вернувшись - позаботилась об аптечке. Она здесь, недалеко, в моей комнате. Возможно, это всё та же профпривычка: в больнице же всё всегда под рукой, а возможно в доме просто не нашлось более приглядного и рационального для неё места.
   Вскоре я уже сидела рядышком с кроватью, на стуле, а напротив меня, на другом стуле, лежало всё мне необходимое.
   - Давай, рассказывай, что приключилось, и кому ты так некстати перешёл дорогу.
   Весьма быстро, парой уверенных движений, я протёрла твоё лицо от облепившей его, и уже подсохшей, крови, а затем принялась осматривать грудную клетку и живот - обработка ран лица может подождать, а вот что-то более серьёзное - нет. Внутреннего кровотечения я считала у тебя нет, иначе бы ты уже давно скрючился пополам а я бы вызвала неотложку, но всё таки решила убедиться и заодно посмотреть, целы ли твои драгоценные двенадцать пар рёбер.

Отредактировано Estelle Rosier (2013-01-25 22:34:48)

+1

8

- Хорошо, мам, - вздыхаю в очередной раз, поражаясь удивительности ситуации. Нет, я конечно знал, что Иса работает медсестрой в больнице, но в этом заведении я такой редкий гость, что даже никогда не думал об этом. Всегда поражался хирургам, которые могут разрезать человека, потыкать всякими палками в кишки-мишки, и при этом завтрак не покидает желудок. Причем, ладно мужчины, нам положено и всё такое, но же-е-енщины. Эти, по идее, хрупкие создания, которые даже таракана убить не могут нормально, лупят по нему тапком еще раза три после того, как таракан уже попал в свой тараканий рай. Чего боятся? Что он оживет и слопает? Или чтобы наверняка? Ну так вот, и чтобы эти сознания тоже могли спокойно переносить кровь, болячки, кишки-мишки... Бруша училась на медика, но я ей никогда не верил, ибо ну не может Брушенция быть врачом или даже медсестрой. К Исе относился аналогично, с некоторым подозрением, ибо ну блин... Женщины-врачи - они могут дать фору любому супер-мену или Бетману, и не может такая супер-героиня жить у меня дома. Оказывается, может... Смотрю на девушку с нескрываемым удивлением, затем хмурюсь и начинаю заниматься своей одеждой. Сбрасываю куртку куда-то на стул, затем мучаюсь с пуговицами на рубашке, и уже только потом добираюсь до футболки. Приходится повозиться, потому что мне себя жалко, и я стараюсь снять футболку так, чтобы лицу не стало больнее. В итоге выпутываюсь из одежды, и ложусь на кровать.
   Господи, хорошо-то как... Я уж успел забыть, как клево спать на мягкой кровати. Подтягиваю подушку под голову, закрываю глаза и облегченно вздыхаю, потому что могу наконец расслабиться, и не нужно сосредотачиваться на том, чтобы не упасть. Всё тело ноет, словно я не в драке побывал, а меня каток переехал. Переехал, решил, что мне не достаточно, и переехал еще пару раз... Вздыхаю еще один раз, и начинаю исполнять концерт по... ну окей, не было заявок.
- Умираю! - раздается на всю квартиру, потому что девушка находится в ванной, и тихого голоса может не услышать. Если уж она решила мне помогать, то я буду ныть, жаловаться и стонать. Ну знаете, эта пресловутая тема, что больная женщина в горящую лошадь войдет, избу на скаку остановит, а мужчина простудился и всё, умирает, встать с кровати не может. Вот так и я...
   Осматриваю все медицинские принадлежности с некоторым недоверием, хмурюсь, но молчу. Если я сам себя "лечу", то всё ограничивается водой и перекисью водорода, а на утро, как миленький, одеваюсь и ползу на работу. Ох, черт, точно... работа же, утром на работу! Будь она не ладна... - А ты не выспишься и будешь клевать носом на работе, - констатация факта немного грустным тоном, пока девушка аккуратно вытирает лицо. Выясняется, что у меня разбита губа, ссадина на скуле и брови, и хороший такой, лиловый синяк под глазом. Хорош завтра будет сотрудник кредитного отдела...
   - Какую дорогу? - видать, остатки мозга мне всё-таки повредили, потому что я не сразу понимаю, что от меня хотят, и чего спрашивают. Понадобится десять секунд, чтобы я врубился. - А, это что ли... Да штук пять парней девушку в темном переулке зажали, видать хотели по кругу пустить, ну я заступился, девушку спас, этим вот навалял, они умоляли, чтобы я их пощадил, - вымученно улыбаюсь, и даже идиоту понятно, что я сочиняю. На самом деле история намного более грустная, и рассказывать мне не слишком хочется. Замолкаю, и как-то отрешенно наблюдаю за тем, как девушка осматривает меня на предмет ранений. - Ты не стесняешь совсем, - опять простая констатация факта.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И с этим надо что-то делать