Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » He’ll be back


He’ll be back

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Анна Донато, Филип Плейн, Арнольд Шварценеггер
Место: стадион «Ривер Кэтс»
Время: 14 января
Время суток: день, начиная с 16.00
Погодные условия: ясно, прохладно, к вечеру обещали снег
О флештайме: фанаты Сакраменто застыли в ожидании: бейсбольный матч давних соперников «Кингз» и «Кэтс» станет решающим в сезоне, и на главном городском стадионе нет свободных мест. Посмотреть игру пришел даже сам Филип Плейн со своей подругой. Ах да, губернатор Калифорнии тоже там будет.

Отредактировано Philip Plein (2012-01-12 00:04:55)

0

2

Анна подышала на замерзшие пальцы и в который раз укорила себя за невнимательность. Теплые кожаные перчатки остались лежать на столике перед зеркалом в прихожей, а руки сейчас мерзли нещадно. И хотя на улице было плюс шестнадцать, непривыкшей к холодам Анне казалось, будто сейчас она находится в Сибири.
Спрашивается, а что же она делает здесь, на стадионе «Ривер Кэтс» в четыре часа дня, вместо того, чтобы закутавшись в плед, наслаждаться тишиной пустого дома? Правильно, сидит и ждет начала игры.
Сегодня «Кэтс» играли против «Кингз» и прогнозы были самые радужные. Дома и стены помогают, это факт, а значит, «Кэтс» сегодня выиграют!
Ради такого события на стадион обещался приехать сам губернатор! Поэтому вокруг была целая куча папарацци, они все ожидали приезда Железного Арни и волновались. А Анна грела руки и поглядывала по сторонам в поисках Фила, который ушел купить чего-нибудь поесть и попить – читай пива и хот-догов.
Тем временем огромный экран над стадионом зажегся. Показалась довольная физиономия Арни; Терминатор махал руками над головой и широко улыбался. Анна хмыкнула тоже и оглянулась. Куда запропастился Плейн?
Однако, подул ветерок. Итальянка вскочила с желанием попрыгать, чтобы согреться. Она перепрыгнула с ноги на ногу и фальшиво напела строчку из какой-то популярной песенки. На том Анна заткнулась – нельзя заставлять людей страдать, слушая ее пение.
Вовремя. На поле выбежали команды. «Кэтс», одетые в традиционные красные майки, и «Кингз» в  синих джемперах. Стадион загудел, приветствуя спортсменов.
- Вперед, «Кэтс»! – крикнула Анна и попыталась засвистеть. Вышло хреново, но женщина не расстроилась. Она повернулась к подошедшему Филипу и сказала:
- Как раз вовремя! Они сейчас начинают!
Взяла протянутую еду и поинтересовалась:
- Видел Арни?

+1

3

Донато любит Спрайт, а он любит Колу. Он не планирует соблазнить ее, ибо «они друзья», а посему…
- Две колы и один хот дог. Да-да, и чеснока туда побольше, - сам-то он такую гадость не ест, но раз Анна попросила…
Нагруженный едой, добытчик вернулся на их места – вот чем Фил был благодарен своему положению, так это возможностью смотреть матчи с первых рядов.
- Прости, милая, спрайта у них не было, - он отдал Анне картонный стакан и протянул хот-дог. Сам тем временем, сделав глоток колы, начал снимать кожаную куртку: несмотря на холод, он собирался поддерживать местную команду – оооо, как он собирался!
- Видел Арни?
- А? Что?!! – у Фила сразу заблестели глаза и она начал выглядывать кого-то впереди. – Он уже здесь, да? Черт возьми, Анна, мы просто обязаны с ним познакомиться! Он же кумир моего детства! Я же так любил его Терминатора, что решил тоже стать… - защитником справедливости и борцом со злом.эммм… секс-идолом, - Фил подмигнул ей и повернулся к полю. На него, кстати, уже выходили игроки.
Наконец ему удалось разглядеть в толпе Шварцнеггера и он радостно взвизгнул, достал телефон и начал фотографировать губернатора Калифорнии.
Тони от зависти локти сожрет!
- Анна, это же потрясающе! Он даже сейчас выглядит как бог! Вот посмотри, - он подсунул ей под нос свой мобильный и начал пролистывать отснятые фото, на которых Терминатор поворачивался к толпе, улыбался и махал рукой. – Какая улыбка, какая стать! Вот ты в его возрасте будешь дряхлой кошелкой, а Арни… Стоп, - он нахмурился и щелкнул кнопку возврата к предыдущей фотографии. – Что за… Черт! Это же…
На груди у Щварнеггера была красная лазерная точка – прицел снайперской винтовки.
Фил быстро убрал телефон и избавился от колы.
- Анна, - голос его преисполнился торжественности, а на лице было совершенно серьезное выражение. – Мы должны спасти Шварцнеггера.
И, не дожидаясь комментариев, он начал протискиваться вниз прямо через сидения, расталкивая людей и посылая их в ответ. Когда он приблизился к нижним рядом, путь, и без того нелегкий, перегородил телохранитель – такой  большой и внушительный, что Филу захотелось потрогать его пальцем, чтобы удостовериться – он настоящий, из плоти и крови, а не киборг, присланный из будущего дабы убить Сару Коннор.
В любой другой ситуации Плейн так бы и сделал, но сейчас было не до этого. Поэтому он достал бумажник с водительским удостоверением, быстро помахал перед лицом секьюрити – так, чтоб он ничего не успел прочитать, и заявил:
- Шесть-Один, служба безопасности, у нас красный код. Быстрее-быстрее, есть угроза инопланетного вторжения! – главное – это каменное лицо и наглый тон.
Мужик не успел отреагировать (скорее всего, он выкинул бы Фила вон), как более проворный и мобильный Плейн уже проскочил вперед и оказался возле Шварнеггера.
- Господин губернатор… Сэр… - ААААА, Я ПОЛОЖИЛ РУКУ НА ПЛЕЧО САМОМУ ШВАРЦНЕГГЕРУ!!! - Идемте со мной, если хотите жить.

+2

4

Ну конечно. Спрайта не было. Вот как всегда, когда Анне что-то надо, этого нет. Признавайся, Фил, это ловкость рук или врожденная неудачливость? В любом случае, Анна взяла протянутую колу, думая, что же с ней теперь делать – пить или не пить? Почти гамлетовская трагедия. А потом нос учуял запах, который перебил даже приятный аромат духов, которыми Анна набрызгала палантин.
Женщина искоса посмотрела на хот-дог, от которого за километр разило чесноком, и улыбнулась углом рта:
- Да, спасибо. А Арни вон там!
Женщина протянула руку, указывая на трибуну, где расположился Железный Арни, но Фил уже и сам увидел его. Он принялся тараторить что-то, попутно щелкая «Терминатора» на телефон. Потом протянул Донато телефон и принялся демонстрировать фотографии Шварценеггера. Анна из вежливости покивала, про себя думая нечто, вроде «Ох уж эти мужчины».
- Что?! Кошелкой?! – возмутилась итальянка, привставая со своего сиденья, но Плейн, кажется, заметил нечто интересное. Он встал,  глаза его затуманились, предвкушая нечто..ммм, забавное? В любом случае, голос его был торжественен, а вид суров. Анна бы фыркнула, если бы Фил ее слушал. Но он, произнеся, пламенную речь, сорвался с места, и полетел вниз, к выходу из ложи,  расталкивая тех, кто сидел и стоял впереди. Пару раз Анна даже слышала непарламентские выражения, но сама отвечать не решилась: она была очень занята тем, чтобы не потерять в этой толпе Плейна. Анна подхватила сумку, кола осталась стоять на сиденье, а итальянка, проклиная свое решение нацепить хоть и низкие, но каблуки, торопливо побежала следом за приятелем.
«Мужчины, - крутилось у нее в голове, пока Анна пробиралась по толпе следом за Филипом, - Что с них взять?». Безусловно, она могла бы остаться на месте и любоваться на происходящее на огромном экране (а в том, что попытку защитить Шварценеггера покажут на огромной плазменной панели, сомневаться не приходилось), но Филип же явно натворит бед без ее чуткого женского руководства.
Однако пока суть да дело, Плейн продемонстрировал охраннику Арни какое-то удостоверение. Не успела Анна разозлиться (мерзавец, ты что, из полиции?) и удивиться (ну ведь точно подделка, но откуда ты ее взял?), как Филип протиснулся между охранником и ограждением, аки уж, и исчез за спиной огромного, просто таки громадного мужика.
Анна, запыхавшись, остановилась.
- Я – его помощница, ну Вы понимаете, - торопливо сказала итальянка. Охранник открыл рот, но Донато, уже не слушая его, согнулась и проскочила между его коленом и забором. Выпрямилась, поправила волосы и ослепительно улыбнулась губернатору, который, кажется, находился в шоке.
- Слушайте мистера Плейна, - сказала Анна, - Мы из ФБР, и…
Аргументы кончились, Анна уперла руки в бока и сурово посмотрела на Плейна. Ну давай, герой, выкручивайся!

+2

5

Свернутый текст

Тони, в честь предстоящего бухалова скорбного застолья поминок по молодости веселого праздника я посвящаю этот пост тебе и в нем краду для тебя подарок http://i47.tinypic.com/2v1t9pl.gif

Пренебрежение, оказанное Филом охранниками, было большой ошибкой. Ох уж эти дядечки с их выпирающими стволами! При желании Фил смог бы поменять карьеру и тоже стать предметом интерьера (неплохой бы такой стовосьмидесятипятисантиметровый диван получился – на нем удобно сидеть, отдыхать, а спать – сплошное удовольствие), но ему для этого недоставало представительности. Да и с покерфэйсом были проблемы – Фила тянуло заржать в самый ответственный момент. (Гвардейцем Букингемского дворца он не стал по той же причине. И Папой Римским.)
Вряд ли можно винить юношу (заткнитесь, он юноша!), выросшего в изжарченном солнцем и бикини Майами за порывистость нрава и открытость характера всем веяниями юмора. И, раз уж мы делимся бесполезной информацией, он еще хотел бы пойти на концерт Red Hot Chilly Peppers, а эффект Лейденфроста — это явление, при котором жидкость в контакте с телом значительно более горячим, чем точка кипения этой жидкости, создаёт изолирующий слой пара, который предохраняет жидкость от быстрого выкипания.
Ну вот, опять мы заговорили о подавляющей сексуальности Фила, от которой всё вокруг пенилось и вскипало, аж пар шёл. Вот и охранник не смог удержаться – схватил его за плечо, начал трясти и даже – ух, окаянный! – замахнулся.
Царственная мускулистая рука, заставлявшая трепетать как минимум пять поколений женщин (а нет, речь не о Филе, он пока добрался только до трех. Трех поколений, не трех женщин), одним лишь губернаторским движением оборвала эту несчастную пародию на драку.
- Слушайте мистера Плейна, - Анна решила подыграть, мигом засветила его имя, но следующие её слова заставили Фила закрыть верхнюю часть лица ладонью. Метафорически, естественно, ибо руки до сих пор держал охранник. - Мы из ФБР, и…
- Не слушайте её, она под наркотиками, - Фил злобно посмотрел на охранника; легкое движение подбородка Шварнеггера заставило того отпустить руки Плейна.
Получив свободу действий, он первым делом глубоко вздохнул.
Ощущение, что тебя в любой момент могут держать на мушке, - не самое приятное. Но шум, который они вызвали, привлек внимание, и Фил надеялся, что неизвестному снайперу не хватит наглости стрелять в них, когда их транслируют по главному экрану… Хотя… Знавал Плейн в Майами одного выскочку, тот любил проворачивать свои дела с максимальной помпой. Фил сцапал его на международном карнавале, и это был первый случай в истории, когда Халка уделал цыпленок Твити.
В общем, действовать нужно было быстро.
Ничего, с этим я справлюсь. Я лейтенант полиции. Мне скоро новый уровень в WOW дадут. Этим меня не проймешь.
- Господин губернатор, пожалуйста, доверьтесь мне… нам, - он покосился на Анну. – Где-то здесь засел снайпер, позвольте мне… нам увести вас в безопасное место.
Шварнеггер сощурился, внимательно посмотрел сначала на Фила, потом на Анну.
- Довериться вам? Ты сказал, она под наркотиками.
- Ой, да это её обычное состояние, - Фил махнул руками. – Она так лучше соображает, поверьте.
К чести Арни, решение он принял быстро. Не, ну какой славный мужик!
- Хорошо. Но мы возьмем моего человека! – он махнул рукой охраннику, давеча приметившего глаз Фила как поле боя, и первым двинулся прочь.
- Ой, не туда. Анна, ну не стой ты так!
Фил схватил Шварнеггера за рукав и потащил его в другую сторону, сквозь толпу – так, чтоб снайперу, если он отчается, было сложнее прицелиться.
Пока они вчетвером путаными коридорами пробирались к черному выходу, Фил шепнул Анне:
- Ты ведь веришь мне, да? –  что бы она ни ответила, её ответ прозвучал для Фила как "да, конечно, всецело!" – Так вот, что бы я ни делал – не забывай об этом!
Он подмигнул ей и побежал вперед, обгоняя их всех. Происходящее явно доставляло этому парню удовольствие. Фил распахнул дверь – и они сразу оказались на оживленной улице, вдали от толчеи и главного входа на стадион. Фил повернулся вокруг своей оси, оглядываясь. Его машина, на которой они с Анной приехали, была припаркована далеко отсюда, а ждать автобус как-то не вписывалось в образ крутых парней, убегающих от убийцы. Что ж, пора опробовать навыки, полученные во время игры в GTA.
- Гарри, дай мне свой пистолет! – велел он охраннику.
- Я не Гарри!
- Сейчас не время для споров. Ну же, Гарри, быстрее!
Охранник вздохнул и протянул ему оружие. Недолго думая, Фил бросился наперерез первой машине, которая проезжала мимо. Это оказалось такси. Он взмахнул руками, становясь прямо перед капотом, и водитель еле-еле успел затормозить – аж так, что бампер даже коснулся ног Фила. Он же обогнул машину, открыл дверь и, целясь мужику в лицо, заявил:
- Мне нужна твоя одежда, ботинки и машина.
- Че? – таксист удивленно уставился не то на Фила, не то на дуло пистолета (кажется, он был немного косоглазым).
- Ну ладно, только машина. Вылезай! Вылезай, кому говорят!
Фил схватил его за плечо и буквально вытащил.
- Залезайте! Анна, Арни – можно называть вас так? – на заднее. Гарри, ты со мной!
И сел на водительское место.
Не успели они проехать и полквартала, как машина заглохла. Фил повернул ключ зажигания раз, другой, но даже от самого Филипа Плейна машина не заводилась.
- Гарри, вылези, посмотри, что там с выхлопом. Ну же, не медли!
Гарри, вздохнув и обернувшись на шефа, открыл дверцу. И как только он вышел, машина податливо заурчала, подчинившись воле Плейна, и Фил, вдарив по газам, поехал прочь, оставляя облапошенного охранника далеко позади.

+2

6

Рукалицо. Это первое, что пришло на ум Анне. Она вздохнула и закрыла глаза рукой, когда услышала нелестную характеристику Фила. Давай, Плейн, пусть нас отсюда кубарем вышвырнут! Подумаешь, под наркотиками!
Анна вообще не знала, с какого перепугу Филип сорвался с места, кстати, весьма удобного, и побежал к «Терминатору». Впрочем, нет, очень даже понятно, судя по тому, с каким восторгом Плейн говорил об Арни, и сомнений не было в том, что он захочет лично пожать руку Шварценеггеру. Но знакомиться таким вот эксцентричным способом  - это уже перебор!
Тем временем охранник явно собрался отлупить наглому «Мистеру Плейну-мы-из-ФБР», но был остановлен Арнольдом. И Анна его так сразу зауважала! Впрочем, ничто не могло помешать губернатору мать честная, это же и правда губернатор, что мы делаем? попросить охранников выставить наглую парочку из своей персональной эммм, ложи? Он, видимо, это и собрался сделать, как заговорил Филип.
Ну все, если он открыл рот, значит, дело на мази. Анна подумала, что Фил уболтает любого, причем, ни слова же дельного не скажет!
- Ты сказал, она под наркотиками.
Видели бы Вы лицо Анны. Она широко улыбнулась губернатору, который пристально смотрел на нее, помахала рукой.
- Ой, я.. нет, нашли кого слушать, он все…
– Она так лучше соображает, поверьте.
Донато замолчала. Соломоново решение, поистине. Она как-нибудь потом объяснит губернатору, аа, мамочки, губернатор думает, что я под наркотиками, что она вовсе не принимает героин, кокаин и прочие вредные вещества.
Знаете, что самое удивительное? Вовсе не то, что они прорвались к Шварценеггеру, ну, всякое же бывает, чудеса случаются. Вовсе даже не то, что Арни стал их слушать, а не отослал прочь. А то, что он встал и собрался идти за Филом! Наркоманы – промелькнуло в голове у Анны, - а потом еще что-то про Моисея, который водил израильтян по пустыне сорок лет. Сорок! Неет, на такое Анна не была согласна!
Меж тем, приятель, времени даром не теряя, подтолкнул Шварца к толпе, и сам принялся показывать дорогу. Анне ничего не оставалось, как следовать за ними. По пути она думала, что опять влипла в историю. Ну куда теперь деть губернатора? Зачем он им? Хотели же посмотреть игру, выпить колы, пожевать чипсов, потом завалиться в бар, поиграть в бильярд. Анна бы опять сломала кий…А вместо этого они своровали губернатора штата Калифорния! Чудесно!
- Ты ведь веришь мне, да? –  спросил Фил, пока Шварценеггер пробивался через толпу наружу, к черному ходу. Анна подозревала, что Филип использует массивного дядечку как щит, но говорить вслух об этом не стала.
- Эээ, ну как тебе…
– Так вот, что бы я ни делал – не забывай об этом!
В голову Анны закрались сомнения. Что же он, черт побери, собрался творить, если так сказал? Ну а Филип молодым горным козлом уже ускакал вперед. Анна только головой покачала, да глаза закатила, когда он попросил у охранника пистолет. И да, благодаря стратегической мудрости они сразу узнали, что охранника зовут не Гарри.
Неужели кто-то адекватный доверил бы ему пистолет? Вообще, и Анна, и Филип, выглядели довольно скользко в свете этих событий, да и потом, они же украли губернатора! А Анна еще и под наркотиками, если Арни поверил ее приятелю! А он наверняка поверил, если пошел за ним!
Машина, кстати, осталась неподалеку от главного входа, и бежать за ней смысла не было. Анна увидела только, что Филип бросился наперерез желтому такси, размахивая пушкой. Решив ничему не удивляться, Анна сложила руки на груди, снова широко-широко улыбнулась губернатору. Тот выдавил из себя ухмылку, но выглядел явно ошарашенным. Бедный дядька, ты не знаешь, с кем связался!
Пока суть да дело, Анна и Арни уселись в машину, в которой противно пахло выхлопными газами, дверь Анна закрыла на замок, не из боязни, что Арнольд убежит, просто она всегда боялась, что дверь распахнется на каком-нибудь повороте.
Гарри, которого звали не Гарри, пошел проверять выхлопную трубу, кажется. А Филип завел мотор и резко сорвался с места. Бедному Гарри-не-Гарри оставалось только глотать пыль да материть хитрого Плейна.
Анна вообще не поняла, что сейчас сделал приятель, а главное, зачем. Но она сложила руки на коленях и улыбнулась:
- Здрасте! Я Анна.
- Арнольд Шварценеггер, - ответил обескураженный губернатор и пожал протянутую руку. 
Машину потряхивало на дороге, она споро летела вперед, а Анна ломала голову, куда же Фил их везет. К себе домой? В полицейский участок? В сауну?
Выбросив дурные мысли из головы, Анна пристегнулась, потом накинула ремень и на Арни, а что вы хотите, уличное движение бурное, а они украли губернатора, и принялась смотреть в окно.
- А куда мы, кстати, едем? – спросила Анна и закусила губу, пытаясь поймать взгляд Фила в зеркале заднего вида.

+2

7

- В безопасное место, - Фил постарался, чтобы прозвучало как можно более многозначительно, и намеренно проигнорировал попытки Донато установить с ним мысленный контакт.
Этот мозг тебе неподвластен, женщина!
Он поймал в зеркале заднего вида взгляд губернатора и заговорил, обращаясь напрямую к нему. Ну, как напрямую? Через отражающую поверхность…
- Нет, вы не думайте, я не сумасшедший, - пожалуй, с этой фразы стоило начинать общение со всеми людьми. – Но мне действительно не понравился этот ваш Гарри…
- Его зовут Рональд.
Вау, вот это покерфейс так покерфейс! Да ему только Букингемский дворец охранять с таким лицом. Надо будет спросить, как он это делает, там наверное какие-то особые мышцы задействованы, их нужно тренировать… ОН КАЧАЕТ ЛИЦО!
Фил покачал головой и закатил глаза – мол, я вас умоляю.
- Гарри… Что вообще за идиотское имя? Ему еще шрам на лоб и палку в руки… Так о чем это я? Ах, так вот – кто бы там ни был на стадионе, ваш ближайший охранник – это ведь был Гарри, да? иначе почему вы позвали с собой именно его? – не заметил прицела на вашем лбу. Каким вообще придурком нужно быть, чтобы не увидеть? Да моя видеокамера и то…
Плейн взглянул в зеркало заднего вида и заметил, что губернатор покраснел. Покерфейс оказался недокачан. Фил осекся.
- Ой, простите. Но серьезно, вам нужно причесать штат сотрудников. А едем мы в закусочную. Ее с наркоты всегда пробивает на еду, - кивок на Анну, и он понизил голос и доверительным тоном, якобы она их не слышала, добавил: - Учитывая, что она частенько такая и жрет под дурью что попало, удивительно, как ее зад вообще помещается в эту машину.
Мама всегда говорила Филу: прежде чем что-то делать, подумай, сможешь ли ты из этого выбраться. А поскольку Плейн мог выбраться из чего угодно, то думать было необязательно. Он вообще был больше импровизатором, чем стратегом.
Наконец Шварцнеггер взорвался.
- Послушай, как там тебя...
- Фил, - услужливо подсказал Плейн.
- Так вот, я никуда с вами двумя, идиотами, не поеду, Фил…
- Это сокращенно от Филип.
- Немедленно останови машину, или у тебя…
- С ударением на первый слог, не последний. Я же не какой-то там Киркоров.
- Тебе придется объясниться.
- Хотя у него есть парочка нелпохих…
- Стоп. Кто такой Киркоров?
- Ооо… - Фил многозначительно протянул этот звук. – Анна его обожает!
Машина во время этого диалога, когда оба говорили одновременно, замедлила движение и съехала к парковке (назовем пространство между двумя деревьями именно так). Фил заглушил мотор и обернулся к Анне и губернатору, забросив локоть на спинку водительского сидения.
- Да будут вам объяснения, будут, - он по-доброму, широко улыбнулся. – У нас есть минут двадцать-тридцать прежде, чем нас засекут. Только…
Он достал из бардачка темные очки и, дотянувшись до Шварцйнеггера, водрузил их на мощный немецкий профиль и любовно, как мамашу сынку-первокласснику, поправил. Полюбовался, благо сходство с героем его детства было феноменальное.
- Вот вам моя одежда, а деньги и мотоцикл будут позже, - Фил подмигнул и вышел из машины.

+1

8

Бывают такие моменты, когда рука просто таки срастается с лицом. Сейчас Анна сидела в машине, прижимаясь теплым боком к накачанной руке Арнольда Шварценеггера, слушала Фила и удивлялась: на кой черт она вылезла сегодня из постели? Осталась бы дома, поела бы чего-нибудь вкусного, но вредного и смотрела бы телевизор! Вместо этого она едет не пойми куда с обаятельным засранцем Филипом, слушает, как он заливается соловьем и медленно офигевает.
Кажется, слова о плохом подборе штата сотрудников не на шутку задели Арни. Замолчи, Фил, хотелось крикнуть Анне, но тут Плейн снова съехал на наркоту и Аню.
- Послушайте, я что, похожа на наркоманку? – возмущенно поинтересовалась она.
- Вы тут все наркоманы, - сердито отозвался Арни, заставив Анну поперхнуться тирадой и замолчать.
- Удивительно, как ее зад вообще помещается в эту машину.
Анна зло посмотрела на Фила, как жаль, что взглядом нельзя прожечь дырку в этом самовлюбленном… Впрочем, дырку и правда нельзя, поэтому Анна размахнулась и отвесила Плейну подзатыльник.
- У меня отличный зад! – гневно воскликнула она и решила продемонстрировать его Арнольду, ведь если губернатор штата будет думать, что у нее, сеньоры Донато, плохой зад, то… печально будет.
Поэтому Анна перевернулась к сиденью лицом и глухо спросила:
- Видите? Отличный зад!
Арнольд и Филим уже ее не слушали. Милые бранятся, только тешатся, поэтому Анна обиженно перевернулась обратно на попу и принялась слушать мужчин.
- Кто такой Киркоров? – только и спросила она, когда машина остановилась. Фил не ответил, он мило напялил на Шварца очки, поправил их, а потом вышел из машины. Губернатор, видимо, пораженный, как еще никогда в жизни, остался сидеть на месте. Анна тоже сложила руки на коленях и мило улыбнулась:
- Ну…
Пару секунд они посидели в молчании, потом Анна открыла дверь, вылезла из неудобной машины и сказала:
- Мистер Шварценеггер, пойдемте.
Она подождала, пока губернатор выберется из машины и последовала за ним. Нагнала Фила, уцепилась за его локоть, запустив ногти в его руку и с милой улыбкой спросила:
- Мать твою, Плейн! Что ты делаешь? Куда мы денем живого ШВАРЦЕНЕГГЕРА?
Обернулась, помахала рукой застывшему Арнольду, он, видимо, решил, что с сумасшедшими не спорят и теперь грустно стоял в стороночке и разглядывал носки своих ботинок.
- Ты что, думаешь, за очками его не признают?  Это же губернатор! У нас будут проблемы!!!

+1

9

Пищевое отравление – это не смешно… пока кто-то другой не отравится. Вот тогда-то у других и просыпается чувство юмора!
Вы удивитесь, но именно с этой мыслью Фил всегда заходит в незнакомые едальни. Эта же была явно подозрительной: вывеска с надписью «Кушай-кушай» скрипела на ветру, а входная дверь, ведущая в подвал, выглядела настолько грязной и малопритягательной, что Фил всерьез задумался, не была ли она облевана еще основателем Сакраменто. В общем, злачное место. А в приличные эту компанию и не пустят.
Донато вожжа под хвост попала (иначе и не объяснить, какого лешего она начала крутить задом в самом что ни на есть прямом смысле прямо перед лицом у Шварнеггера) – сейчас она вцепилась ему в руку в милой надежде, что оплаченный наркоторговлей маникюр справится с оплаченной полицией Бостона кожаной курткой – да-да, ее он успел прихватить, когда рвал оттуда когти.
- Мать твою, Плейн! Что ты делаешь? Куда мы денем живого ШВАРЦЕНЕГГЕРА?
- А по-твоему, было бы лучше, если бы у нас был мертвый Шварцнеггер? – Он специально понизил голос, чтобы кумир не слышал – а то губернаторы и терминаторы, они такие, их злить не стоит.
- Ты что, думаешь, за очками его не признают?  Это же губернатор! У нас будут проблемы!!!
- Милая, - он усмехнулся, - ты же со мной - конечно, у тебя будут проблемы!
И он открыл дверь.
Поразительно, но обстановка внутри была даже мила: как заведение основали в шестидесятых, так ремонт и не делали. Допотопный телевизор, стоило им втроем усесться за дальний столик, возвестил о том, что «несколько минут назад неизвестные похитили губернатора Калифорнии Арнольда Шварнеггера и скрылись в неизвестном направлении…» - дальнейший рассказ сопровождался красочной картинкой, как Фил и Анна сквозь ряды рвутся к губернатору.
- Ммм… - Фил отвернулся от телевизора и лучезарно улыбнулся мужчине, напротив которого сидел, - а я неплохо смотрюсь на экране. Вы не думаете о том, чтобы вернуться в киноиндустрию? Мы могли бы сняться вместе – как вам идея с вестерном? По-моему, мне пойдет ковбойская шляпа…
За такой милой болтовней их застала официантка. Фил ограничился пачкой салфеток и бутылкой воды, обязательно невскрытой, а когда она ушла, вмиг стал серьезным:
- Там, на стадионе, кто-то хотел вас убить, - И это явно была не мафия Сакраменто, Витторе не пустил бы жену на матч.В 90 покушениях из 100 задействованы люди изнутри, которые сливают информацию – явки, пароли, маршрут следования, перемещения… - Полицейская академия, второй курс. Он не был прилежным студентом, но такие вещи вынес из практики. – В вашем случае сложнее – информация о том, что губернатор приедет на матч, была вполне так открыта. Анна, - выразительный взгляд в сторону женщины. – Есть возможность увезти губернатора домой так, чтобы об этом знало как можно меньше человек?

Отредактировано Philip Plein (2012-05-19 23:51:39)

+1

10

- Я не то имела в виду - Анна сияла, словно роджественская елка, потому что взгляд несчастного Шварца был устремлен на нее и Филипа. И хотя больше всего Анне хотелось задушить Плейна, она только мило тыкала землю носком туфельки и зло поежала глазами Фила.
Мужчины такие мужчины, Фил даже слушать не стал Аниных призывов положить губернатора на место. Вместо этого компания, можно ведь теперь их так называть, отправилась в какое-то задрипанное кафе с подозрительным названием "Кушай-кушай". Анна хотела было сказать что-то язвительное, но не стала, и не потому, что решила помолчать, а потому, что придумать ничего уничижительного не смогла.
Усевшись за дальний столик, Анна принялась изучать свое изображение в телевизоре.
- Мать моя женщина, Виторре меня убьет, - бормотала она, но на данный момент ей было гораздо интереснее обозреть свой зад в телевизоре, чтобы понять: Фил просто издевался над ней, или ее попа и правда нужднается в срочном фитнесе.
Официантка поглазела немного на Шварца - а его трудно не узнать, потом на Фила - ну он же харизматичный, чего б и не поглазеть, потом ушла за заказом, а Анна пробурчала:
- Неудержимые два, Фил. Ты прозевал свой шанс.
Официантка вернулась, поставила на столик закрытую бутылку воды, и Фил начал свое повествование. Анна, как мудрая женщина, решила помолчать и послушать. Тем более, что и правда было интересно - кто же собрался отправить губернатора к праотцам? Не Виторре, однозначно, потому что Анна бы тогда знала о его планах. Скорее всего, Фил прав и кто-то помог снайперу с информацией, потому что одно дело - узнать, что Шварц идет на матч, но совсем другое - ряд и место, где священное тело будет восседать.
– Есть возможность увезти губернатора домой так, чтобы об этом знало как можно меньше человек?
- В принципе, возможно, - вздохнула Анна, - Домой - это к нему домой, или ко мне? У меня есть на примете одна квартирка, если Вам, - кивок на господина губернатора, - конечно, захочется провести там какое-то время.
А даже если и да. Что они потом с ним делать будут?

+1

11

Если верить половине женщин, с которыми Фил встречался в жизни (хотя сразу встает вопрос: зачем заниматься таким бессмысленным делом?), то Филип Плейн был отпетым козлиной, подонком и словом, которое мы не станем приводить, дабы не научить вас, детки, плохому. Возможно, часть истины в этом была, особенно в последнем, но – а вот здесь всегда найдется какое-то «но» – Фил не мог поступить с Арнольдом Шварцнеггером так, как он поступал с половиной женщин, которых встречал в своей жизни.
- Домой - это к нему домой, или ко мне?
Ледяной взгляд в сторону Донато. Встреча со знаменитостью отнюдь не делало ее умнее, может, стоило заказать ей рогалик?
- К Сальме Хайек! Соберись, Анна!
Он взял бутылку, принесенную официанткой, покрутил ее в руках (бутылку, не официантку), поставил на место. Свел руки, скрестил пальцы, положил сведенные в «замок» руки на стол перед собой.
Тем временем Шварнеггер напряженно обдумывал ситуацию. О напряженность происходящего процесса и промежуточного результата Фил догадался по тому, как двигались челюсти губернатора и скрипели его зубы.
Хотя наверняка он представлял, что в скоро времени сделает с двумя этими болезными. А и правда, окажись Фил в руках кого-то, хотя бы отдаленно напоминающего их с Донато в данный момент, он бы уже сам бежал по улице с криком «Караул! Грабят! Инопланетяне!».
- У меня есть на примете одна квартирка, если Вам, конечно, захочется провести там какое-то время.
Фил закатил глаза, сразу поняв, о чем идет речь. О женщины, о примитивные создания!
- Донато, ни одному живому существу на этой планете, находящемуся в твердом уме и здоровом рассудке, а также такооооой клевой физической форме, - он бросил влюбленный взгляд на Шварцнеггера, а потом безапелляционно закончил фразу: - не понравится оказаться в одной квартире Сони «Мой холодильник – мои правила» Блэйд больше, чем на вечер. А нам нужно залечь на дно!
Арнольд прокашлялся. Это прозвучало как Пятая симфония Бетховена, и Фил чуть не растекся по столешнице.
- А вы вдвоем, случаем, не… - он указал пальцем сначала на Анну, потом на Фила, и повторил движение пару раз, вопросительно глядя то на одного, то на другого.
- Мы вдвоем что?.. – брови Фила поползли вверх, его можно было заподозрить во многом, но чтобы в таком?! – О, нет, что вы, нет, ни разу, она бы хотела, но я не такой… Точнее, я-то такой, но не в ней… вернее, не в ее ситуации… Хотя один раз она напилась и присылала мне двусмысленные смски. Но есть определенные… кхм… обстоятельства. Ее благоверный саблезубый муженек.Они очень...злые, мстительные и способны достать меня, в случае чего, из-под земли, - сложные. Гораздо сильнее нас. Это долгая история, и знаете, Арнольд, - Фил оперся локтям об стол, доверительно склоняясь к Шварцнеггеру и уже готовясь поведать ему одну из тех историй, которые всегда скармливал всем, кто готов был слушать. Или просто тем, кто оказывался в радиусе пяти метров.
Но не успел он и словом обмолвиться, как дверь в забегаловку распахнулась с громким звуком, явно от чьего-то пинка. Увы, пинок был настолько сильным, что, открывшись, дверь хлопнула об стену и тут же закрылась обратно. В зале повисло напряженное молчание; все застыли в позе, в которой их застало сие событие, ожидая, какие действие последуют засим. И только по экрану телевизора прыгало изображение лица Фила крупным планом, орущего что-то Анне, которая мчалась за ним по рядам стадиона.
Тем временем дверь открылась снова, и за ней показались два высоких плечистых парня, которые смотрелись бы куда более внушительно, если бы не подпорченная увертюра. В руках у них было по здоровенному обрезу. На головах - лыжные маски.
В повисшей тишине Фил чувствовал себя неловко, поэтому решил разрядить обстановку. Он сказал, внимательно так разглядывая маски:
- Ребят, а что, чулки уже не в моде?

+2

12

- …Не понравится оказаться в одной квартире Сони «Мой холодильник – мои правила» Блэйд больше, чем на вечер. А нам нужно залечь на дно!
Анна обиженно надулась. Она вовсе не собиралась везти Шварца на квартиру Сони, если честно,  она вообще никуда не хотела его везти – проще было бы сдать его полиции..и Плейна заодно, потому что где Плейн, там неприятности, а Плейн – он как Святой Дух – повсюду.
- А вы вдвоем, случаем, не…
- Ой, нет, Вы что!
– О, нет, что вы, нет, ни разу, она бы хотела, но я не такой…
Интересно, а Фил вообще понимает, как звучит эта фраза вкупе с его влюбленным взглядом в сторону Шварценеггера? Боюсь, что нет, но Арнольд порыва души не оценил, пробурчал себе под нос что-то вроде «дебилы».
-  Хотя один раз она напилась и присылала мне двусмысленные смски.
Давай, Плейн. Расскажи всем, как пьяная в дупель Анна перепутала его номер с номером Витторе и писала всякие скабрезности на номер своего-как-она-считала-мужа.
Фил уже понесся на лихом коньке вперед, его главной чертой характера – хорошая она или плохая – была болтливость. И говорил он чуть чаще, чем Аня дышала, поэтому неудивительно, что он решил поведать Шварцу, что ел на завтрак, как звали его первую любовь, а главное – как же Фил любит «Терминатора»!
И поверьте, он бы это сделал, если бы не мощный пинок с той стороны двери. Дверь открылась и закрылась, и Анна, еще даже не зная (впрочем, подозревая), что пришли за ними, злорадно понадеялась, что дверь хлопнула идиотов по носу.
А по телеку показали крупный план Донато, потом Фила, гордого как орел, несущегося к такси. Дерьмо, все таки их сняли  и теперь объявят награду за их головы – неудачливые киднепперы. А все почему? Потому что калифорнийцы очень любят своего губернатора. И вот Фил из казановы и обольстителя превратился во врага правительства номер один. А Анна что? Просто мимо проходила.
Но, пока суть да дело, дверь снова распахнулась – уже аккуратнее – и появились два молодчика. Огромные и внушительные, как шкафы, с оружием и в масках. Лыжных. Черных.
- Ребят, а что, чулки уже не в моде?
- Фил, ты хоть раз в жизни можешь помолчать?
Зря надеялась. Анне вообще не понравилось, как парни направились к их столику, и если бы не маски, чудная компания увидела бы, как они плотоядно облизываются.
- Эй, Плейн, - зашептала Анна, - Как насчет того, чтобы повторить подвиг Матросова и закрыть своей грудью слабейшее звено в нашей компании?
И разумеется, Анна имела в виду себя. Потому что Шварц вообще из металла сделан, ему плевать, а Фил..ну Фил, он на то и Фил.
А ребята все приближались. И нужно было что-то решать.
- А убежать мы сможем? - спросила наивная Аня.

+1

13

- Фил, ты хоть раз в жизни можешь помолчать?
Она ведь знает, что нет, так зачем спрашивать?
Красивые женщины, мелите все, что в голову придет.
Плейн наградил ее взглядом «Я тебя умоляю» - может статься, его язык спасет им жизнь, как делал не раз, а вот устраивать словесную перепалку перед двумя громилами с явным намерением лишить тебя пары-тройки конечностей – неудачная идея.
Да и зачем заставлять его молчать? Фил представлял собой редкое явление – новую ступень эволюции, homo talkus, человек говорящий. Редкий экземпляр, единичный тираж, который нужно холить, лелеять и ублажать, но в первую очередь – хранить и оберегать в ценности и сохранности. Да-да, именно ценности, хотя против целости Фил тоже ничего не имел.
- Как насчет того, чтобы повторить подвиг Матросова и закрыть своей грудью слабейшее звено в нашей компании?
Кажется, у Донато от страха кукушечка съехала.
- Чтооо? Какой Матросов, что ты несешь? – с раздражением зыркнул он в ее сторону.
Шаги приближающихся гангстеров звучали как звон колокола на твоем же собственном отпевании – единственное что не хватало характерной музыки из вестернов середины прошлого века.
- А убежать мы сможем? – вот кому надо было тут хорошенько заткнуться.
- Скорее уползти, после того как они отрубят нам ноги, - это последнее, что Фил успел произнести – двое нависли над ними.
Он прикидывал варианты – если у старины Арни не пересохли пороховницы, то вдвоем они вполне могут справиться с этими двумя.
- Привет, Дуайет, – прямо Филу в лицу ткнулось черное и с такого ракурса кажущееся истинно глубоким дуло пистолета. Ан-нет, два на два не получится, их уже не двое.
Увы, у самого Фила не было при себе никакого оружия – на стадион бы не пропустили, а знал ли он, в какую передрягу попадет, отправляясь с утра на футбольный матч?
- Дуайет? Не понимаю, о чем вы. Меня зовут Филип Плейн, вы обознались – но ничего, я не в претензии, с каждым может случиться…
- Ты не узнаешь нас, Дуайет? – говорили они по очереди, с сильным акцентом, и различить их ни по голосам, ни по одежде не представлялось возможным. Они были как…
Близнецы. Это же близнецы! Как они нашли меня?
Но главное правило обмана: начал лгать – лги до последнего. А в том, что касалось лжи и мошенничества, Филип Плейн был непревзойденный эксперт и профессионал, на нем даже шапка ни разу не воспламенилась…. Или она горит на ворах? А, не важно, он все равно не носит шапки.
- Возможно, этому чуть-чуть – совсем немного! – мешают женские подштанники у вас на лице?
- Кто вы и что вам надо? – раздался голос Шварцнегера. Не зря он был героем детства Фила – Арни сохранял спокойствие и ни одна прокачанная мышца его лица не дрогнула, когда на мизансцене появились предметы, способные нахрен вытрясти из вас все мозги!!!
- Нам нужен Дуайет. За ним должок.

Шварцнегер оперся обоими кулаками на столешницы и медленно встал со стула, и стол под ним скрипнул, прямо как зубы плотно сжатой челюсти. Его голос, прозвучавший далее, звучал как львиный рык:
- Тогда забирайте этого идиота и валите отсюда нахрен!
- Чтооо?! – Фил, возмущенный таким предательством, даже отодвинул дуло от лица, ибо оно мешало повернуться и шокировано посмотреть на Арнольда. – Я же тебе жизнь спас!
- Ты меня похитил, парень. Это статья, и поверь, если эти амиго не выбьют из тебя всю дурь, я тебя найду и упеку в тюрьму на такой срок, что выйдешь оттуда сразу же в дом престарелых! – кажется, Шварцнегер на него немного разозлился. Но это ведь не повод отдавать Фила двум разгневанным однояйцевым латиноамериканцам!
- О, это вряд ли, потому что к тому времени ты будешь уже мертв, - Фил выпалил это с чувством собственного достоинства и хотел добавить еще кое-что, но один из близнецов грубо перебил его, схватив огромной лапищей за подбородок.
- Заткнись, Дуайет! Надоело слушать твой треп!
- Заканчивай с ним, - сказал второй, а его брат схватил Фила за заднюю часть кожаной куртки и потащил за собой к двери, за которой они и скрылись. Очень быстро Фил оказался в пропахшей потом и дешевыми сигаретами машине, которая понеслась по направлению к шоссе, ведущему из Сакраменто.
Темное прошлое давало о себе знать.
- Так, ребята, ну что вы злитесь, в самом деле, может быть, мы попробуем… - Фил подумывал о том, что при наличии сноровки сможет выпрыгнуть из машины и не умереть.
Один из близнецов, уже снявший чулок, повернулся с переднего сидения и ударил его пистолетом по голове.
Очнулся Фил уже в Мексике.

+1

14

- Чтооо? Какой Матросов, что ты несешь?
- Стыдно не знать героев, - пропела Донато, пока к столику веселой компашки медленно, но верно приближались ребята, похожие на Джейсона из «Пятницы 13-ое».
Аня принялась комкать салфетку, потому что она нервничала, умирать, знаете ли, никому не хочется. А ребята, тем временем, приблизились к столу и назвали Фила Дуайетом. Что за дурацкое имя, если вдуматься?
Было понятно – или Филипа приняли не за того, или… зная Фила, который от каждой бочки затычка, скорее всего, его долго и упорно искали, и вот, вуаля, нашли. Жалко умирать за идею, вот Фил надурил кого-то и смылся, а теперь им всем тут хана.
- Тогда забирайте этого идиота и валите отсюда нахрен!
- Чтооо?!
- Чтоооо?! – в унисон с Плейном выкрикнула Анна, - Это же не гуманно.
Гора мышц, пусть и немного увядших, по всей видимости считала, что гуманность – качество ненужное и бесполезное. Она быстренько объяснила Плейну, что с ним будет, если ребята с масками не скрутят его в бараний рог и не запакуют в подарочную бумагу. Ну тут еще можно было поспорить, успел бы Фил смотаться куда-нибудь в Австралию, где много-много диких обезьян, пока машина бюрократической власти, ворочая шестеренками, раскочегарилась бы, но сейчас-то, сейчас!
- Вы одобряете похищение людей? – коварно поинтересовалась Анна, - С последующим физическим уничтожением – да-да, Вы на них только гляньте!
Шварц бросил на Донато взгляд, Анна моментально завяла и уткнулась глазами в стол:
- О тебе мы тоже еще поговорим.
Мы с Вами на брудершафт не пили, хотелось сказать итальянке, но она и так увязла по самую макушку, спасибо, Фил. 
- О, это вряд ли, потому что к тому времени ты будешь уже мертв.
Рукалицо. Угрожать Арнольду сейчас – не лучшая стратегия, это даже совершенно-не-стратег Анна понимала. Он все же мог бы раскидать этих молодчиков – и Фила заодно, но уж после этих слов вряд ли стал бы что-то сделать. А Фил-то нелогичен, с чего бы Арнольду умирать, если парни уберутся, чуть только Плейн пойдет с ними… Ну или не пойдет.
Аня только хлопала глазами, пока друга волокли по полу к выходу.
- И Вы ничего не сделаете? – недоверчиво спросила она у Шварца. Арнольд, наслаждавшийся происходящим, вытащил из пиджака сигареты, засунул одну в рот, раскурил, выдохнул дым и с видимым удовольствием отозвался:
- И не подумаю.
***
- Ты поможешь мне, черт бы тебя подрал? – сквозь зубы прошипела Донато, сидя за рулем своей машины – она вернулась домой, захватила «Порше» и теперь двигалась по направлению к мексиканской границе. Голос по ту сторону трубки вздохнул:
- Ну узнаешь ты, где конкретно в Мексике они припрятали твоего дружка, и что дальше?
- Не задавай вопросов, просто помоги! – отрезала Донато и принялась слушать, куда ей ехать.
Мексика. Каждый раз, когда она сюда попадала, здесь творилась какая-то чертовщина. Палатки с тако, мать их, злобно подумала Анна и выкрутила руль, сворачивая в какой-то городок у самой границы с США.
Она уже даже придумала, что будет! Шикарная Аня почти что в латексном костюме, с карабином наперевес, ворвется в здание, где отдыхает Фил, перезаряди оружие и скажет сурово: «Аста ла Виста, бэби!».

+1

15

Джо Висто недаром прозвали «Джо Кожаный Сапог». Поговаривали, что когда его поймали люди из картели Барильо и бросили на две недели в выгребную яму, он выжил благодаря двум своим кожаным сапогам: в один он собирал дождевую воду, которую пил, а вторым питался, мало-помалу обгрызая кожу с голенища. Когда люди Барильо вернулись, чтоб закопать его кишащий червями  труп (как они думали), от сапога остался один каблук – именно его нашли в глотке у одного из мертвецов, второй же пропал без вести, и до сих пор в самых злачных местах Мехико люди пугают друг друга историями о том, что же с ним произошло. А Джо Висто с тех пор приобрел репутацию человека, с которым лучше не шутить.
Кожаный Сапог уже четыре года работал на Хавьера Наварро – срок относительно небольшой для мексиканских наемников. С другой стороны, картель Наварро не была еще ведущей картелью Мексики и только последние несколько лет выбралась на широкий рынок и рискнула открыто схватиться с самим Барильо.
Джо был плут, но он ни разу не поставил свою преданность под сомнение, и Наварро стал дове-рять ему довольно щекотливые дела. Несколько месяцев назад Джо был впущен в семью – ему разрешили постоянно пребывать в доме Наварро. Естественно, это отразилось и на бизнесе.
В тот день Джо отправился на границу, где задержали пробную партию товара - высококачественной лабораторной марихуаны, которую вырастили какие-то мальчишки в Калифорнии. Проблем быть не должно – у Наварро повсюду были проверенные люди и отлаженная логистика, но проблемы возникли, и целью Джо было не столько устранить их, сколько уничтожить впредь.
По иронии судьбы он был в кожаных сапогах. Возможно, это напомнило о том, что шутить с Джо не стоит, но при виде него таможенники пошли едва ли не пятнами, и товар прошел, как кусок вырезки через бульдога.
Он уже был на полпути, когда из-за поворота вырулил порше – и прямо в бок его бьюика. Джо Висто скрипнул зубами, ударил по тормозам – над дорогой взметнулось облако пыли, из которого и появился он, злой и настроенный выбивать зубы. В руках у него было лом. Железный. Обычный. Тот самый, против которого нет приема. Одного взгляда на американские номера было достаточно, чтоб Джо взбеленился.
- Чертовы янки, - Джо сплюнул на дорогу и двинул к порше, за рулем которого сидела дамочка. Кажется, до этого она разговаривала по телефону – а больше, чем янки, Джо не любил нарушителей правил дорожного движения. Из-за этого погибла его сестра.
В общем, он замахнулся ломом и за несколько секунд превратил капот порше в металлолом, а лобовое стекло – рамочку с приветом. В движениях, с которыми Джо покрушил машину, присутствовала даже некая грация – они были явно отточены годами тренировок. 
Происходило сие действо в тишине и очень быстро; по завершению Джо достал пистолет и снял его с предохранителя. Дуло смотрело, куда бы вы думали, на Анну (а неудачливым водителем почившего автомобиля была, как все уже догадались, она).
Продолжая хранить молчание, Джо махнул пистолетом в сторону – мол, выходи. Дождавшись, пока Донато покинет машину, он обошел порше, открыл багажник, достал канистру с бензином, спокойно и даже буднично вылил бензин на крышу, затем поджег. Огонь разом охватил весь верх порше, а Кожаный Сапог, довольный результатом, развернулся и пошел к своей машине. На ее задней двери была небольшая вмятина.

+1

16

Спросите, что оставалось делать Ане, когда огромный мужик ужасного, уголовного вида, сначала разбил ей к черту капот, а потом еще и подпалил Порше? Она, разумеется, вела себя как настоящая женщина. Хваталась за голову, топала ногами и визжала, визжала, визжала.
- Зачем Вы разбили мою машину? - крикнула в истерике Анна, но мужчина обернулся, прищурился, и Донато сразу же выставила перед собой руки, - Хотите, можете еще и телефон мой спалить!
Но, хвала небесам, мужчина решил, что хватит Анне на сегодня неприятностей. Он уселся в свою машину и по-быстрому свалил, не реагируя на крики Анны, мол, может, подвезете меня?
В этой Мексике живут страшные люди, подумала Анна, усаживаясь на тротуар подальше от полыхающей машины. Всего-то вмятинка, да ее в сервисе моментом исправят, зачем Порше-то было сжигать, дорогая машина...
А все Фил! Сначала хот-дог с чесноком, потом Шварц, потом эти в лыжных масках, теперь вот Мексика и уничтожение машины... А куда тут без машины? С другой стороны, а куда тут с машиной, она все равно не знает, куда ей ехать, хоть телефон остался.
- Ты со мной не расплатишься за машину, - злобно пообещала Анна и достала телефон. Пора была выкатывать тяжелую артиллерию и звонить Хабибу.
Через дорогу располагался мотель, неоновые буквы указывали, что зовут мотель "Деревянная лошадь", и две буквы в слове "лошадь" не горели. Деревянная лоша - рай для туристов, подумала Анна, направляясь ко входу. Ночевать же где-то надо было, будем надеяться, до завтра Фила не убьют старнные типы с чулками на головах.
Толстый мексиканец нехотя принял Анину кредитку, потом крикнул какому-то Хулио, чтобы он взял "багаж дамы". Багажа у дамы не оказалось, так что ее просто препроводили в тесную комнатку, пропахшую табаком. Машина медленно догорала на улице, и никто даже не подумал вызвать копов. Господи, вот тебе и город, - подумала Анна, вытягиваясь на старой кровати. Скрипящий матрас под ней прогнулся, она тяжело вздохнула и принялась ждать Хабиба и Митчелла.
Которые, кстати, разбудили ее на следующее утро шумными стуками в дверь и криками Хабиба: "Всэх убить, адын астацца!".

+1

17

Нетрудно было догадаться, что Джо вернулся в палаццо Наварро не в лучшем настроении. Впрочем, он знал, на ком стоит срываться, а на ком лучше придержать коней, но поскольку самого Хавьера в доме пока не было, Джо в выражениях не стеснялся.
В гостиной он наткнулся на близнецов, жующих еду и пьющих питье.
- Завтракаете? - ядовито осклабился Кожаный Сапог.
- Присоединяйся, - Мигель радушно указал на место напротив себя, куда Джо и уселся с присущим ему остроумием. - Чем порадуешь, Кожаный Сапог?
- Удалось решить проблему? - Мануель, второй близнец, и не пытался говорить уважительно. Если бы засранец не был сынком Наварро, его кишки уже давно бы свисали флагом с ближайшего столба.
Джо порылся в карманах, специально медленно проверяя каждый. Достал сигару. Покрутил ее. Отрезал кончик. Попробовал, коснувшися шероховатой поверхности языком. Поцокал. Подкурил.
Мигель наблюдал за ним с ухмылкой, Мануель - медленно закипая.
Наконец Джо ответил:
- Удалось, - и это был весь его комментарий по возникшей на таможне проблеме.
Откуда-то из глубин дома раздался полустон-полукрик, на который никто бы не обратил внимание, не повисни в комнате тишина. Мигель отхлебнул вина, Мануель впился зубами в кусок говядины. Близнецы делали вид, что не слышат.
- Это что такое? - Джо поднял сначала правую бровь, но когда должный эффект не был произведен, поднял и левую.
Гребаные мальцы! Пытать человека вот так, среди бела дня, в собственном же доме? Да у щенков вообще совести нет! Вот оборзели! Нет чтоб как надо, по-старинке: вывезли на заброшенный склад, подвесили под потолком, ошпарили кипятком... Эх, не та нынче молодежь пошла, совсем без моральных устоев. Где живут, там и срут.
Джо не задавал вопросов просто так. Джо всегда получал ответ. А если ответ ему не давали, он его брал сам. Вот и сейчас, когда ни Мигель, ни Мануель не дали ему внятного объяснения, что происходит в этом доме (а в отсутствие Наварро именно Кожаный Сапог был здесь за главного), Джо поднялся и тяжелой поступью направился к двери.
- Стой где стоишь, Сапог! - Мануель вскочил, схватил первое, что попалось под руку (это был измазанный сливочным маслом нож) и кинулся к двери, преграждая Джо путь. - Еще один шаг - и, клянусь Девой Марией, ты будешь жрать что похуже своих сапогов!
Джо смерил его взглядом от пола до подбородка, внимательно и без испуга, а потом схватил наглеца за вихры и начал таскать по комнате, одновременно снабжая сильным пинком по ягодичным мышцам.
- Ах ты, отрыжка червяка! Ты, месячные недоразвитые, угрожать мне вздумал? - в последующие пять минут он доступно объяснил Манелю, как, сколько и в каких позах тот проведет остаток своей жизни, если еще раз скажет слово поперек.
Наконец вмешался Мигель - или Джо просто устал. Близнец заявил:
- Старик, мы поймали янки. Того самого янки.
Слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Кожаный Сапог замер посреди комнаты, и Мануель воспользовался заминкой, чтоб вырваться из его хватки. (В руках у Джо, тем не менее, осталось несколько темных прядок.)
- Того самого янки?
- Того самого янки.
- И он здесь?
- И он здесь.
- Когда вы его привезли?
- Этим утром. Он еще теплый - но это ненадолго.

Несколько секунд Кожаный Сапог изучал его взглядом, будто решал для себя, врут близнецы или нет. Потом его лицо собралось в кулак, как бы ужасно это ни звучало, морщины скопошились, а изо рта раздался громоподобный рев. Никто во всей Латинской Америке не смеялся так страшно, как Джо Висто.
- О, Хавьер будет рад. Он давно хотел повидаться с бледнозадым ублюдком. И он сейчас... там?
Близнецы кивнули, а Кожаный Сапог довольно осклабился.
- Отлично. Пусть еще понадрывается. А потом мы с ним поболтаем.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » He’ll be back