Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Иногда проще кого-то назвать сумасшедшим, чем принять правду


Иногда проще кого-то назвать сумасшедшим, чем принять правду

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s2.uploads.ru/t/zDWhv.jpg
Участники: Jessie Wilson, Avery Richards, Frank Casey
Место: бар в центре города
Время: 25 января 2013 год, вечер
Погодные условия: +3, слабый ветер
О флештайме: от хорошей подруги никогда не скроешь, что происходит в твоей жизни. а вот от случайного знакомого - очень даже скроешь. но что будет, если эта самая подруга случайно встретится с этим самым знакомым?
вот и Джесс до сегодняшнего дня не предполагала, что случайная встреча в баре может как-то повлиять на её жизнь.

+1

2

- Ну неет, Эйвери! Ну давай немного посидим, а? – мы уже который час мотались по магазинам. Ещё утром я с огромной радостью восприняла предложение подруги устроить себе "небольшой" шоппинг, чтоб обновить гардероб. Аргумент был железный – «Через пару месяцев твой живот уже будет видно, и ни в одно своё платье ты не влезешь. А по магазинам ходить тебе точно не захочется». Вот я и решила, что всё-таки нужно взять выходной на работе и посвятить один день себе любимой.
- Ты издеваешься надо мной, да? Я больше не могу идти – я всё ныла и ныла, не прекращая. Потому что на самом деле чувствовала себя достаточно уставшей, чтоб позволить себе немного посидеть и отдохнуть. Тем более в моём-то положении.
Первые три часа я с радостью примеряла новые платья, юбки и блузки, а вот дальше начался ад… Усталость слишком резко накатила, было желание просто посидеть на месте час, а то и два. Но как бы я не уговаривала Эйвери пойти посидеть в ближайшем кафе, подруга почему-то не соглашалась. Да и по моему скромному мнению - подруга, кажется, совсем не устала. – Вот что значит спортсменка – заметила про себя, совершенно не пытаясь скрыть, что немного завидую.
В итоге, поход по магазинам обошелся нам обеим в кругленькую сумму и целый потраченный день. Наконец, мы зашли в бар. Я довольно часто здесь бывала в последнее время – не так шумно, как в клубе, в котором я работаю, но вполне уютно. Да и бармены с официантами очень милые и дружелюбные. Усевшись за барную стойку, мы заказали себе сок. Я бы с удовольствием выпила чего покрепче, но последние два месяца по понятным причинам я не могла себе этого позволить. Залпом выпив полстакана свежевыжатого грейпфрутового сока, я со стуком поставила стакан на гладкую поверхность барной стойки.
- Ты меня умотала – я облокотилась собственную на руку и взглянула на подругу – Я же знала, что с тобой опасно куда-то ходить, но не думала, что ты доведешь меня до полусмерти – призналась с усмешкой. Посидев всего несколько минут, мне показалось, что чувствую себя немного лучше.
- Слушай – уже серьёзней сказала я, немного нервничая и от этого ерзая на стуле – Я надеюсь, ты понимаешь, что ты пока единственная, кто знает о моём положении? – слегка сбавив тон, поинтересовалась я у Эйвери – Так вот… Я тебя очень прошу, не говори пока никому, ладно? Не хочу, чтоб слухи до моего отца дошли. – сморщив носик я устало вздохнула. – А уж тем более не хочу, чтоб слухи каким-то образом дошли до…- запнулась, едва не проговорившись. Я ни в какую не хотела никому сообщать имя Фрэнка. Я просто не хотела, чтоб он знал. -…до отца ребенка. Договорились? – с мольбой во взгляде я исподлобья взглянула на подругу, искренне надеясь, что Эйвери меня поймет и поддержит.

+2

3

Январь выдался удачным с финансовой точки зрения - посетителей в зале стало больше, соответственно и доход мой возрос. Пусть не намного, но достаточно, чтобы позволить себе шопинг на волне постновогодних скидок. Компанию мне составила Джесси. Хотя последние часа три это больше похоже на исполнение повинности с ее стороны.
- Ну же, Джесс, давай зайдем еще в этот магазин! Здесь есть хорошие теплые свитера. Зима в этом году удалась даже в Калифорнии, а тебе нельзя мерзнуть и подхватывать простуду, - с этими словами я тащила подругу в очередной отдел.
Я мнила себя экспертом по беременности, потому что помнила маму, когда та была беременна моей младшей сестрой. Мне тогда было почти десять и я была наблюдательной. Правда, Джесс отличается от моей мамы - она не щеголяет по плиточному полу на шпильках как по подиуму и на ее лице явно читается усталость.
- Ладно, ладно, уговорила! На сегодня закончим, - сдалась я, мысленно облегченно выдыхая. Я немного превысила допустимый лимит, который сама себе и установила. Зато мои пальцы сжимают ручки пакетов, которые содержат достаточно одежды, обуви и косметики, чтобы до марта я не ныла перед шкафом "Мне нечего надеть".
- Я в шоке, я просто в шоке, - призналась я, выпив немного апельсинового сока. - В тебе же должно быть сейчас столько энергии! Это я должна за тобой еле плестись, - я хмыкнула. - Как ты себя чувствуешь, кстати?
Сделав еще глоток сока, я поставила его и распустила длинные волосы, которые собрала как только мы приехали в торговый центр. Причесав их немного пальцами, я вновь обратила взор на подругу. До сих пор не могу поверить, что она беременна. Я вспоминаю себя в двадцать один год, когда я еще жила беззаботной жизнью в Лос-Анджелесе, когда еще продолжала спортивную карьеру и не думала о завтрашнем дне, когда мы с бойфрендом вздрагивали от одного упоминания слова "свадьба", а от слова "дети" едва ли не падали в обморок.
- Это не проблема, я никому не скажу, - я кивнула в знак подтверждения своих слов. - Но, Джесс, скоро твое положение станет слишком очевидным. Почему ты не хочешь, чтобы твой папа знал это? Ты ведь беременна, а не наркоманка или убийца.
Хотя ладно, я понимаю ее, не очень хочется ошарашивать родителей такой новостью. Я боялась сказать своему отчиму, что бросила университет, поскольку знала, что его это расстроит. Возможно и разозлит так, что он закроет мой счет. Но это было слишком давно.
- Может ты мне наконец скажешь, кто отец твоего ребенка? - тихим голосом, как бы осторожно, я задала вопрос в лоб. - И почему тебе так необходимо строить из себя одну из тех независимых дамочек, что говорят, мол, сама рожу и сама воспитаю? Он ведь тоже причастен к этому. Ваш ребенок - это часть него. Он имеет право знать, - я говорила мягко, положив ладонь на руку Джесс. Мне хотелось, чтобы она понимала - согласится она с моими словами или нет, я все равно ее поддержу, даже если это пойдет вразрез с моими принципами.

+2

4

Очередные несколько дней отдыха, ради того чтобы перевести дыхание. Их не хватало на полноценную релаксацию, но они давали возможность привести тело в рабочее состояние. Что самое странное, так это Боби, который в какой-то момент понял, что стоит провести со своим подчиненным и племянником в одном лице досуг. Он взял отпуск на пару дней и заехал за Фрэнком с самого утра. Парень отсыпался после удачно выполненного задания, как его грезы разрушил стук в дверь. Он был не прочь увидеть сияющего довольной улыбкой человека, который заменил ему отца, но все же если был выбор, то Кейси еще немного поспал. День выдался самым насыщенным. Футбол, бильярд, даже сауна. И все в один день! Столько Боби не тратил за месяц, сколько он спустил за пол дня. Конечным пунктом путешествия был бар, где они собирались завершить приятный вечер.
- Вот скажи мне, разве ты никогда не нарушал приказы? – заглушив мотор своего автомобиля спросил племянник родственника. Тематика непринужденного разговора плавно сьехала на работу, ибо все остальные варианты были исчерпаны.
- Да неее… - невнятно протянул Боби и вышел их машины. Фрэнк поступил так же. – Кстати, у тебя форсунки плохо тянут, по-моему.
- Не уходи от темы! – весело возразил Кейси и подойдя к капоту открыл его, взглянув на сердце железного монстра. – Да все нормально.
- А мне показалось, что двигатель как то тихо работает. – дядя сложил руки на груди и хитро, предательски улыбнулся.
- Да все прекрасно работает. – мужчина перевел свой взгляд на близкого ему человека и заметил взгляд. – Это не честно. Ты понимаешь, что это подло? Ты просто уходишь от темы. – расстроено взвыл Фрэнк и закрыл капот, похлопав а ладоши, дабы сбить грязь с ладоней. Боби тем временем пожал плечами и развел руки, заливаясь смехом. Хлопнув агента по плечу, родственник потащил парня в бар. Оказавшись внутри, оба бегло осмотрелись и не заметили Джесси и ее подругу. Не спеша пройдясь к барной стойке, мужчины присели на высокие стулья и заказали по кружке безалкогольного пива для начала. Бармен тут же налил два больших бокала и протянул агентам. Оба сделали пару больших глотков и поставили кружки на стол.
- Кстати, на счет работы… - начал было Фрэнк, но был прерван своим же начальником.
- Никакой работы, только не сегодня и только не со мной. – он покачал головой и бросил взгляд на телевизор, висящий под потолком, по котором показывали новости про американский футбол. – Может, лучше посмотрим футбол сегодня? Как в старые добрые? Пиво и чипсы? Большая плазма?
- Я не против. – скривив довольную миму, принял соблазнительное предложение Фрэнк и подняв свой бокал стукнул им о бокал дяди.

+2

5

Я неопределенно махнула рукой – Да, вроде нормально всё. Только постоянно хочется есть и спать. – словно в подтверждение своих слов я сладко зевнула, прикрывая рот рукой. Последнее время я и правда стала больше спать. Просыпала даже на работу, за последнюю неделю успев получить парочку выговоров от начальства.
- Лучше б я была наркоманкой или убийцей. По крайней мере, это веселей, чем быть беременной – усмехнулась я про себя, но вслух ничего подобного не сказала.
Вздохнув, я немного затравленно посмотрела на подругу – Ты моего отца не знаешь, что ли? – подавив смешок, поинтересовалась я у Эйвери – Он же сразу меня по больницам таскать начнет, чтоб убедиться, что с его внуком… Или с внучкой, не знаю ещё… В общем, затаскает по больничкам, чтоб всё с малышом в порядке было. Знаю я эту его заботу. Лучше сама как-нибудь справлюсь, потом перед фактом только поставлю, что, мол, внук у тебя родился, радуйся, дедушка. – одним глотком осушив стакан, я почти сразу начала теребить прядь волос, заметно нервничая. А всё потому, что снова услышала о Фрэнке. Ну не могу я о нем слышать. Не могу, и всё тут! Тот день, когда мы пару месяцев назад случайно встретились в клубе, я до сих пор считаю самой большой ошибкой в своей жизни. Потому что именно тогда я дала себе слабину, поддалась соблазну…
Сама не понимаю, что на меня нашло. Я же ненавидела его. И сейчас ненавижу. Мы постоянно ругаемся, как кошка с собакой. А тут… Ребенок. Кому расскажи – не поверят.
Снова и снова прокручивая в голове эти мысли, я тяжело вздохнула. – Эйвери,  я не хочу, чтоб он знал об этом – я говорила медленно. Ещё чуть-чуть, и я снова начну потихоньку раздражаться. – Мы ненавидим друг друга. Если мы случайно встречаемся – готовы друг друга порвать на куски просто. Этот ребенок, по сути, не нужен был ни мне, ни ему. Только вот тут играет роль тот факт, что я уже давно дала себе слово, что если вдруг произойдет что-то подобное когда-нибудь, я ни за что на свете не буду делать аборт. Не лишать же малыша жизни из-за того, что его мать – полнейшая дура – я сказала всё это настолько непосредственно, что было понятно – я действительно так думаю. – И вообще, я больше, чем уверена, что папаша моего ребенка, даже если узнает о его существовании, не очень-то сильно этому порадуется. Так что… Нет, это плохая идея, рассказать ему обо всем.
Фрэнка я увидела сразу, как только он вошел в бар. Всё такой же. Ничего не изменилось.
А вот я чего-то испугалась. Всё это время я сидела боком к барной стойке, лицом к подруге. Но как только увидела ЕГО, полностью отвернулась лицом к бару, при этом слегка побледнев. Вот чего-чего, а «общения» с этим мужчиной мне уже хватило, и видеться с ним сейчас, снова, не очень хотелось.
Повернув голову, я исподлобья несколько секунд понаблюдала за обоими мужчинами, и снова отвернулась, начав рассматривать красивые бутылки, стоящие в баре, делая жутко заинтересованный вид. – Только бы не увидел и не подошел.
- Слушай, давай, может, уйдем отсюда? Мне что-то как-то плохо стало. – я обратилась к подруге, слишком уж наигранно делая вид, что мне плохо. Станиславский бы сейчас сказал «не верю!».

+2

6

- Джесси, это даже не смешно. Желание твоего отца заботиться о своем будущем внуке - вполне естественно. И странно, что тебе это самой в голову не пришло сразу - обратиться к нему за помощью, чтобы быть уверенной, что с твоим ребенком все в порядке. К тому же, у тебя не возьмут больше анализов, чем того требуется на твоем сроке, - я приняла вид эксперта в этих вопросах, хотя было бы чему удивляться - я сама проходила через все это всего лишь год назад.
Моя подруга отпихивалась от моей идеи рассказать о своей беременности всеми силами. Она не хочет обрадовать своего отца, и для меня это не совсем удивительно - реакция родителей на "Ты скоро станешь бабушкой/дедушкой" непредсказуема. Моя мать чуть в обморок не хлопнулась, узнав, что я беременна. Ее коробит уже от того, что я называю ее мамой на людях, мол, в ее-то годы у нее не может быть такой взрослой дочери(все думают, что ей 39, и между нами - ее вид вполне соответствует этому возрасту). А уж к званию "бабушки" она ну никак не готова. Отца мое существование на этой планете вообще никак не трогает. Так что больше всех этой новости обрадовался отчим, но и это меня не удивило - он всегда меня поддерживал.
Ну ладно твой папа. Но папа твоего ребенка! Ребенка Джесси, в смысле. Ему-то почему она ничего сказать не хочет? За несколько лет работы в юридической конторы, мне не раз приходилось видеть мужчин, которые с яростью кричали, что засудят "ту сучку, которая скрывала от него его ребенка". К слову, почти всегда они выигрывали эти дела. Ладно, забудем об этом.
- Он тебе сам сказал, что ребенок ему не нужен? - спросила я, сунув в рот пару орешков. - Вы случайно встретились на улице, и он тебе такой: "Я ненавижу тебя, Джесси! И ребенка твоего я не хочу!". Картина маслом, просто, - я фыркнула. Они представляются мне влюбленными подростками, которые не признаются в своих истинных чувствах ни друг другу, ни окружающим.
- Слушай, Джесс, я не сомневаюсь, что ты уже достаточно взрослая и самостоятельна, чтобы родить ребенка и самой его воспитывать. Но ты забываешь одну ма-аленькую деталь, - я показа ей пальцами размер этой "детали". - Это очень трудно делать в одиночку. Скоро ты не сможешь таскать тяжелые сумки, работать по ночам, да и днем тоже, тебе даже одеваться самой будет трудно! Ты будешь уставать быстро. В конце концов, тебе банально захочется поддержки, когда ты будешь ходить к врачу. На меня в приемной смотрели с сочувствием все - беременные, их мужья и даже проходящие мимо врачи. Поэтому я старалась всегда приходить минута-в-минуту, чтобы опять не терпеть этих взглядов, - я немного нахмурилась, но тут же тряхнула головой, отгоняя от себя неприятные воспоминания.
- Я уже молчу о том времени, когда малыш родится, - я махнула рукой, но, увы, заткнуться уже не могла. - Ты будешь сходить с ума, слыша плач ребенка примерно сто раз за сутки. Ты будешь мечтать о том, чтобы тебе дали немного передохнуть и спокойно поспать всю ночь. У младенцев нет понятия "день" и "ночь". А у твоего ребенка, подруга, в генах уже заложено путаница во времени бодрствования, - я улыбнулась. - Поэтому тебе нужен отец ребенка рядом. Либо для непосредственной помощи, либо для отстегивания денег на няню. Тебе совершенно не обязательно жить с ним под одной крышей или выходить за него замуж. Мы с Генри живем по соседству и меня это вполне устраивает - мне не нужно проезжать полгорода, чтобы оставить с ним дочку на два часа, пока я провожу занятие. Просто подумай, разумно будет посвятить отца ребенка в...перемены в ваших жизнях,- я наконец подвела итог своей короткой речи и выпила немного сока, от болтовни у меня пересохло во рту.
Народу в баре прибавлялось, шум постепенно нарастал. Вечер пятницы, ничего удивительного. Я обратила внимание, что Джесси внезапно побледнела, смотря куда-то мне за спину. Я оглянулась, но не увидела ничего такого, что могло бы ее напугать.
- Все в порядке? - обеспокоенно спросила я, положив руку ей на плечо. Джесс кидала взгляды на другу сторону бара. Я не удержалась от того, чтобы не посмотреть туда же. Двое мужчин, сидят, пьют пиво. Чем они ее так напугали? Честно, не знаю, какой пяткой я поняла, что тот мужчина по-моложе связан с нашим разговором. Никто другой не заставит мою подругу так быстро измениться в настроении.
- Слушай, давай, может, уйдем отсюда? Мне что-то как-то плохо стало.
- Э...Да, да, конечно. Давай уйдем! - согласилась я, на секунду растерявшись. Подхватив пакеты с покупками, я замерла, словно пораженная собственной догадкой, попросила подругу подождать мгновение и тут же направилась к Фрэнку и его другу.
- Простите меня великодушно, - начала я, изобразив на лице самую милую улыбку, на которую способна. - Я видела, что вы только что пришли, выпить особо не успели... Дело в том, что моей подруге нехорошо, - я кивнула в сторону Джесси. - Вы не подумайте, она не пьяна. Ранний токсикоз. Вы на машине? Не могли бы подвезти нас? Деньги не проблема. Такси в пятницу вечером поймать довольно трудно... - мое лицо было таким невинным, улыбка такой милой, только в глазах отчетливо читалось "Я тебе пиво на штаны вылью, если ты мне откажешь".

Отредактировано Avery Richards (2013-02-04 17:38:05)

+2

7

- Ну тогда за отличный вечер вместе! – весело оживился Боби  и поднял свой бокал с пивом. Кейси не стал разочаровывать своего родственника и сделал тоже самое. Звонкое цоканье стекла друг об друга и совместное поглощение хмельного напитка подняли и не без того хорошее настроение парня. Наполненная емкость быстро кончилась, хоть пиво и было безалкогольным, оно все равно оставалось пивом, а его как знаете мало не бывает. Взяв еще по одной кружке и небольшую глубокую тарелку с солеными орехами, мужчины продолжали сидеть и разговаривать, периодически заливаясь заразным смехом и поглядывая на экран висящей под потолком плазмы.  Предлоги выпить шли один за другим и если бы не машина, то они давно бы скупили половину ассортимента этого бара, чтобы как следует расслабиться. Или по народному устроить тотальную попойку. В последний раз, такое случилась лет 5 назад, когда Фрэнк все же смог вырваться обратно в город после очередного задания и как следует погулять на выплаченные премиальные. Все закончилось тем, что он проснулся на браной стойке в солнцезащитных очках с невероятным мешками под глазами, огромным провалом в памяти и разрывающейся головой. Слава Богу, бармен попался из сочувствующих и тут же подал страждущему бутылку минералки, которую парень осушил чуть ли не залпом. После такого, брюнет старался держать себя в руках и не гулять заливать свой желудок спиртным доходя до такой кондиции. Нет, он мог позволить себе посидеть с друзьями или близкими, и крепко выпить, но не более. Повторять прошлый опыт не хотелось. От бурного веселья, его оторвал голос незнакомки. Агент повернул голову к неизвестной и приветливо ей улыбнулся. Он покорно принялся выслушивать голос девушки, который манил к себе и туманил разум, но вот когда она кивнула в сторону уже знакомой персоны, Кейси словно окатили холодной водой. Сперва он чуть отклонился на стуле, заглядывая за спину Эйвери и как только заметил брюнетку, то вернулся в прежнее состояние. Лицо тут же изменилось, сменив маску веселья на искреннее удивление.
- Джесс? – сдвинув брови поинтересовался у ее подруги чем у нее шпион.
- Джесси? Та самая? – с интересом вклинился Боби. – Это та с которой ты…
- Да! – резко прервал дядю Фрэнк, повернув голову к нему.
- Ранний токсикоз? – переспросил родственник у незнакомки не обращая внимания на племянника.
- Ранний токсикоз? – как заведенный повторил оперативник удивленно всматриваясь в лицо своего начальника.
- Это значит, что она беременна. – пояснил дядя припоминая смутные факты с уроков по человеской анатомии.
- Беременна? – еще больше удивился Кейси и полностью повернулся к Уилсон, задавая уже ей следующий вопрос и вставая с высокого стула. – Ты беременна?
- Фрэнк, что за хрень тут происходит? – похоже, Боби стал догадываться к чему все идет, а вот агент даже поверить не мог в происходящее. В подсознании тут же всплыли фрагменты той ночи в баре. Теперь и до него стало доходить, чем тут попахивает.
- Похоже я стану папой, ведь так? – кинул через плечо Фрэнк спрашивая у Уилсон, а чуть позже развернулся. – Прости, но вечер придется отменить. Посидим как-нибудь в другой раз.
Положив на стол несколько купюр, которых должно было хватить, дабы оплатить выпитое и съеденное двумя мужчинами, брюнет схватил ключи и сумки у дам, пошел на выход. В нем неожиданно проснулся заботливый муж и отец в одном флаконе, так что дядя был не меньше женщин удивлен такой перемене. Загрузив все в багажник своей машины, оперативник помог сесть Джесси и ее подруге на заднее сиденье, а сам воссел на месте водителя. Вставив ключ зажигания, парень повернул голову к сидящем сзади девушкам и спросил.
- Куда вас отвести? – голос слегка дрожал от волнения. Да в принципе он весь дрожал от волнения, мозг активно обрабатывал и пытался понять что происходит не веря в слова Эйверин.

+2

8

- Нет, Эйвери. Я сказала, нет. – мой серьёзный голос сейчас начал пугать даже меня саму. – Я понимаю, что ты знаешь моего отца , может быть, даже лучше, чем я сама, но позволь в этой ситуации решать мне? Я пока не хочу, чтоб он знал. Просто не хочу. И это не обсуждается – я махнула рукой бармену, чтоб тот подошел. Мне совершенно не нравился этот разговор. Я вообще ненавижу, когда меня кто-нибудь уговаривает. А ещё больше ненавижу, когда этим «кем-нибудь» является Эйвери – почему-то у неё с самого первого дня нашего знакомства получается меня уговорить. Она единственный человек, кто может меня уговорить сделать что-то, что изначально я делать не хочу. – Даже не убеждай меня, всё. – я повернула голову в сторону уже подошедшего бармена и снова заказала сок, старательно делая вид, что этот разговор больше мне не интересен. И я прекрасно знала, что Эйвери точно не обидится на мой хамский тон – почему-то она никогда на меня не обижалась.
- Он тебе сам сказал, что ребенок ему не нужен? – я снова повернула голову в сторону подруги и тяжело вздохнула – Ой, не кривляйся только, а? – я скорчила недовольную мордашку – Ты же сама прекрасно понимаешь, что нет, он мне так не говорил. Он вообще ничего не знает. – я протянула руку к стакану с соком, который бармен только что поставил передо мной, и, взявшись за тонкую соломинку, медленно начала болтать ей в стакане, старательно перемешивая его содержимое. – Ну, слушай, не буду я ему говорить ничего. У нас примерно такие же отношения с ним, как и у тебя с Джереми – я "случайно" напомнила Эйвери о её бывшем муже, который, по совместительству, является моим двоюродным братом. – Если бы ты, вдруг…  Ну так, совершенно случайно… Короче, если бы ты от него залетела, уже после развода, когда вы перестали общаться совсем… Ты бы ему сказала о ребенке? – я говорила очень сбивчиво, потому что не могла на ходу правильно сформулировать то, что хотела. Наконец, я справилась с задачей, и, внимательно посмотрев на подругу, уже догадывалась, какой услышу ответ. Так и не дождавшись, что мне ответит Эйвери, я продолжила – Ну вот, ты сама ответила на вопрос – я недовольно фыркнула и снова отвернулась, сделав очередной глоток сока. – Разве то, что я его терпеть ненавижу – это не причина не говорить про ребенка? – это был совершенно риторический вопрос, ответа на него я не ждала.
Для себя я уже давно всё решила. Ну, как давно… Недели три назад. В тот день мне с самого утра было нехорошо. Мне было противно смотреть на еду, мне было противно чувствовать запах цветов. Уже не помню, что ещё мне доставляло неудобства, но прекрасно помню, что когда я пришла на работу в шесть вечера, и один из сотрудников начал при мне курить, я думала, что умру  прямо на месте. И это при том, что сама иногда курила! В тот день моя хорошая по друга в шутку предложила мне сделать тест на беременность. Якобы, не может просто так начать мутить от того, что любишь. Я посмеялась вместе с ней, а после работы зашла в аптеку. Уснуть в тот день я не смогла. Ребенок в мои планы совершенно не входил.
- Нет, я не буду ничего ему говорить – повторила я, уверенно вскинув голову и посмотрев на Эйвери, давая понять, что это окончательное и совершенно бесповоротное решение.
Когда подруга встала со своего места и направилась в сторону Фрэнка, я ничего не успела понять. Когда опомнилась – она уже стояла рядом с Кейси и мило с ним беседовала. – Только не это – опустив плечи, чуть слышно простонала я, вставая со своего места и направляясь вслед за Эйвери. – Привет - обратилась я к обоим мужчинам - Прости мою подругу, Фрэнк. Она пошутила и нас не надо подвозить. Как минимум потому, что моя машина стоит в трех кварталах отсюда, около моей работы - я толкнула подругу локтем в бок, намекая на то, что она просто обязана мне подыграть. - Правда ведь, Эйвери? – Я выдавила из себя милую улыбку, ибо ругаться сейчас не входило в мои планы.
– Ты беременна? – вопрос меня удивил. Откуда такая заинтересованность в моем интересном положении? – Эм. Да, беременна – я решила, что скрывать это – глупо. Тем более, что Эйвери уже нещадно меня сдала со всеми потрохами.
- Похоже, я стану папой, ведь так? – следующий вопрос поставил всё на свои места. Фрэнк думает, что это его ребенок. Криво усмехнувшись, я сложила руки на груди – Только с чего ты решил, что это твой ребенок? Между нами ничего нет. И не припомню, чтоб когда-то что-то было – я хорошо играла свою роль. А всего-то надо было показать, что уже забыла о той ночи в клубе. Поэтому, прикусив губу, я закатила глаза к потолку и сделала вид, что пытаюсь что-то вспомнить. - Нет, точно ничего не было - милая улыбка снова появилась на моих губах. Если бы я сейчас смотерла на себя со стороны - я бы точно поверила.
Последовав за Фрэнком и Эйвери к машине мужчины, я остановилась, облокотившись об открытую дверку. – Слушай, не надо нас подвозить, мы сейчас прогуляемся до моей машины и нормально доедем до моего дома. Сами. Без твоей помощи. –  я говорила совершенно серьёзно, но при этом хорошо изображая спокойствие, потому что постепенно начинала выходить из себя. Провести остаток вечера в компании папаши моего ребенка – совсем меня не радовало.

+2

9

- Я вовсе не настаиваю на том, чтобы ты рассказала о своей беременности отцу, - я подняла руки а-ля "сдаюсь". - Просто не могу понять твоего упрямства. Его только обрадует эта новость.
Нет смысля удивляться тому, что Джесс так твердо стоит на своем. В этом вся она - упрется лбом в стену с надписью "Я уже все решила" и ничего слушать не хочет. Порой мне приходится принимать нечеловеческие усилия, чтобы ее в чем-то переубедить. Но здесь я решила не лезть. Отношения отца и дочери должны решаться без посредников. Во всяком случае, когда дочь уже достигла совершеннолетия.
Джесси упомянула моего бывшего мужа. Я резко подняла на нее прожигающий взгляд. У нас давно был уговор - мы не говорим про Джереми. Никогда. Даже если он станет президентов Соединенных Штатов. Мы развелись два с половиной года назад, с тех пор я ничего о нем не слышала, словно он исчез с лица Земли. Окружающие меня люди со времени поняли, что разговаривать ни о Джереми, ни о том, что с ним связано, я не желаю. И вот тут Джесс его упомянула. Как назло. Будто мстит за то, что я ей наговорила.
- Послушай, у нас с Джереми были...непростые отношения. Моя ненависть к нему обоснована - он выставил меня полной идиоткой, ушел к какой-то малолетке и...Мы были вместе почти семь лет! Джесс, семь чертовых лет! А он просто дал ключи от нашего дома своей любовнице. При том, что я никуда не уезжала больше, чем на два дня, - я допила сок и громко стукнула пустым стаканом по барной стойке. - Он приложил немалые усилия, чтобы я его действительно возненавидела. А твой парень сделал тебе лучший подарок в жизни, но ты этого пока не осознаешь. Ты поймешь это, когда впервые возьмешь своего ребенка на руаки. И максимум, за что ты можешь сейчас ненавидеть того парня, это за то, что тебя тошнит по утрам. Но даже это, - я важно подняла вверх указательный палец, - будет слишком преувеличенной эмоцией в действительности, потому что в тебе сейчас играют гормоны.
Я замолчала. Дыхание сбилось от быстрой и слишком эмоциональной речи. Я пытаюсь понять подругу, но не могу. Почему она так не хочет ничего рассказывать своему недобойфренду? Что он ей такого сделал, что она его так ненавидит?
- Может ты наконец расскажешь, что между вами произошло? - спросила я, вздохнув.
Наш сбор домой начался слишком внезапно. Но причину выяснить оказалось довольно легко, даже не спрашивая ничего у самой Джесси. И вот я уже стою рядом с двумя мужчинами, мешая им смотреть футбол. Впрочем, мои слова заинтересовали их куда больше, чем очередной тачдаун на экране.
- Ранний токсикоз? - повторяли они за мной как попугаи. - Беременна? - О, да я просто мастер отвлекать мужиков от телевизора! Я и Джесси - из нас получается отличная команда.
- Правда ведь, Эйвери?
- Нет, неправда, - не моргнув глазом, сказала я. - У нас столько покупок! Идти далеко. Мы устали. А тебе вообще плохо, тебе за руль нельзя, - я продолжала улыбаться.
Между Джесси и Фрэнком завязался короткий диалог. Я смотрела на них и едва ли не умилялась. Правда, почти тут же мне захотелось топнуть ногой и попросить подругу не ломать комедию. Фрэнк подхватил наши пакеты и пошел в сторону выхода из бара. Он так легко согласился нас подвезти. Так, на удивление, спокойно воспринял новость о том, что Джесс беременна...
- Это он, да? - спросила я, хотя и так знала ответ на этот вопрос. - Что-то я не увидела в нем аморального типа, не способного полюбить своего ребенка, - сказала я, уже выходя из бара вместе с подругой.
- Слушай, не надо нас подвозить, мы сейчас прогуляемся до моей машины и нормально доедем до моего дома. Сами. Без твоей помощи, - Джесс все еще упиралась. Я закатила глаза - ну как можно быть такой упрямой?!
- На самом деле, не слушай ее, Фрэнк. Ты ведь Фрэнк, да? Я Эйвери, - представилась я. - Мы будем очень рады, если ты нас подвезешь. Шопинг выдался удачный, но он немного подкосил Джесс. Она устала. Ее тошнит. Посмотри, как она побледнела. Скорее всего у нее упало давление, это нормально. Ненормально будет, если она хлопнется в обморок, пока будет вести машину. Я не готова умирать еще, моей дочке завтра будет полгода только, - я невольно улыбнулась, упомянув Эмили. Вообще-то, это хорошая мысль - поехать домой. Надо дать отдохнуть Мэри, кажется, у нее были планы на вечер. Да и я уже безумно соскучилась по своей малышке. - Знаете, давайте поедем ко мне? Я живу тут месяц, а Джесс так и не видела еще Эмили. Да и тебе, Фрэнк, будет полезно провести немного времени в обществе ребенка. Утром я делала шоколадные маффины, Джесси надо съесть что-нибудь сладкое, - с этими словами я подтолкнула подругу к машине. - 900 Todhunter Ave, это на западе, - сказала я Фрэнку, когда мы уже сели в машину. - И отказ зайти ко мне я приму как личное оскорбление.

Отредактировано Avery Richards (2013-02-07 17:36:00)

+2

10

Вот он. Вот подлинный Фрэнк, удивленный, с непонимающим взглядом и неуверенностью в собственных догадках. Как подсказывала его память, то ранний токсикоз возникает в первые 12 недель беременности. Не стоит быть гением, дабы сопоставить факты. Да и на свою память, Кейси не жаловался и смутно верил, что после, или до, той ночи в клубе Джесси смогла найти того человека, от которого хотела бы ребенка. Последующий разговор меж двумя подругами, еще сильнее укрепил догадки мужчины. В один миг весь мир поменялся с ног на голову и теперь стоит думать не только о своей заднице, но и о заднице ребенка с матерью, ибо работа брюнета всегда шла бок о бок со смертельным риском. Если свою жизнь, Фрэнк и не щадил, иногда позволяя пустить себя в расход, то жертвовать чужими он не собирался, тем более своим собственным отпрыском. Но парень все равно продолжал верить, что это случайность и Уилсон действительно нашла себе кого-то, кто занял место в ее сердце и это его дитя. Нет уж, если окажется все правдой, то отказываться от малыша Кейси не собирался, просто это может подкосить его на время и заставит подумать о будущем.
Подруга будущей матери развеяла всю ложь шатенки, причем мило улыбаясь. Она представилась, чем облегчила задачу оперативнику, ибо он вряд ли сейчас поинтересовался ее именем. А еще, Эйвери подала безумную идею, казавшейся всем точно безумием, но это могло разрядить обстановку. Останься бы Фрэнк и Джесс тет-а-тет, то снова бы поцапались и навредили малышу, а так был вполне здравомыслящий человек, который мог разнять парочку.
- 900 Todhunter Ave, это на западе. – слова отдались эхом в сознании, навсегда врезавшись в память в такой стрессовой для парня ситуации. Мужчина молча завел двигатель и повел машину по указанному адресу, решив пока не отвечать беременной женщине. Раз уж она врала, то спрашивать следовало у той, кто развеет хотя-бы половину сплетен и лжи.
- И давно Джесс беременна, Эйвери? – за долгие минуты подал голос брюнет, не отрывая взгляда от дороги. Он вел на удивление аккуратно, что не входило в привычку сорвиголовы. Ну а что вы хотели? Чтобы агент гнал под 200 километров в час, с будущей матерью на заднем сиденье, дабы та родила раньше? Он был слегка безумен, но не до такой степени. Прибегая ко всей своей толерантности, на дорогу ушло где-то пол часа, пока металлический зверь не остановился у нужного дома.
Шпион вышел первым и помог выйти дамам, забрав сумки, и сопроводил их до двери квартиры. Ключ с характерным звуком открыл замок, впуская троицу в квартиру Ричардс.
- Куда поставить сумки? – чуть ли не с порога спросил парень, вполне по дружески обращаясь к хозяйке, обещавшей накормить Уилсон мафинами. Во Фрэнке же смешались столько чувств, что ни одному писателю не было под силу их перечислить. Стыд за свои действия, страх перед неизвестностью и неизбежным, но вместе с тем и гордость, окутали тело мужчины, заставив руки трястись от переизбытка эмоций. – Можно я воспользуюсь твоей уборной? – послышался второй вопрос, только покупки были оставлены в указанном месте. Глянув на указанную дверь, брюнет пулей оказался там, закрывшись на замок, а сам припал к зеркалу над раковиной, тяжело дыша.
- Не, ну ты хотел оставить след в истории?! – еле слышно прозвучало начало монолога с самим с собой. – Вот теперь есть возможность… Черт… Как так могло получиться? – дабы заглушить свои слова, парень открыл краник, подставляя руки под струю холодной воды. Зачерпнув достаточный объем леденящей жидкости, Фрэнк поднес кисти к лицу, растирая кожу после охлаждающего умывания, дабы привести мысли с в порядок. – Поверить не могу, что тот вечер оказался более безумным, чем казался на первый взгляд. – сам не веря в свои слова, агент вытер лицо о полотенце и вышел из уборной, не представляя что теперь делать. Вернее он знал. Для начала требовалось выловить Джесси и поговорить с ней спокойно один на один, а уже потом решать, что делать дальше. Будь бы Боби тут, он бы сказал: «Забирай ребенка и шли по дальше эту стерву!». Но вот проблема была в одном, Фрэнк не был своим дядей. Простояв пару секунд у двери, брюнет решил пока выполнить первый пункт плана, а именно поговорить с шатенкой.

Отредактировано Frank Casey (2013-02-08 00:21:42)

+2

11

Я удивленно взглянула на Эйвери.
- По-моему то, что ты сейчас назвала «непростыми отношениями» в простонародье называется мозгоёбством, не? – я это произнесла совершенно серьёзно. Да, мой братец и моя подруга последние несколько лет попросту капали друг другу на мозги и портили друг другу нервы. – В следующий раз называй вещи своими именами, хорошо? – попросила я Эйвери, откидываясь на спинку высокого стула и потянувшись, как кошка.
- Ты поймешь это, когда впервые возьмешь своего ребенка на руки – от этой фразы меня даже слегка передёрнуло, и я снова села ровно, внимательно глядя на подругу – Ты сама прекрасно знаешь, что я не планировала этого ребенка. Эйвери, дорогая, мне всего 21 год! Ну, хорошо, ладно… Скоро 22. но это не играет роли! Мне 22, я живу одна, я не замужем, и я работаю в ночном клубе. Какая из меня мать? Да я с ребенком уже через два дня буду волком выть, и буду говорить, чтоб у меня его забрали! А ты говоришь – «лучший подарок» - передразнивая подругу, медленно протянула я, при этом усмехаясь и снова откидываясь на спинку стула.
- Может, ты, наконец, расскажешь, что между вами произошло? – и вот тут я серьёзно задумалась. А правда, что такого серьёзного между нами произошло, что мы как кошка с собакой ругаемся? – Да я даже не знаю… - задумчиво протянула я – Ну, мы ненавидим друг друга просто так? – неуверенно предположила я, пожимая плечами. – А что, обязательно должна быть причина что ли?
- Нет, неправда. – Ну, Эйвери! Я чуть не взвыла от досады. Ну почему она иногда бывает такая вредная? Нет бы меня поддержать, так она к какому-то незнакомому мужику в машину прыгает. И зачем ей это надо, спрашивается?
- А тебе вообще плохо, тебе за руль нельзя – я закатила глаза – Эйвери, я же не тяжелобольная, престарелая, слепая женщина! Меня всего лишь немножко подташнивает! Вряд ли из-за этого нельзя садиться за руль.
Но, похоже, все мои доводы были бесполезны. Эйвери что-то накрепко вбила в свою милую головку и теперь не спешила отступать. Решив, что проще будет сдаться, я тяжело вздохнула и поплелась за ребятами к машине Фрэнка, уже даже не пытаясь сопротивляться.
- Это он, да? Что-то я не увидела в нем аморального типа, не способного полюбить своего ребенка – в ответ я только фыркнула и раздраженно захлопнула дверцу машины прямо перед носом Эйвери, ясно давая понять, что на заднем сидении я поеду одна, а она пускай садится рядом с водителем. Последнее время я слишком легко раздражалась, стала очень впечатлительной и безумно нервной. И это меня бесило ещё больше. Так хотелось простого спокойствия, но нет. Всё больше я начала замечать в себе какие-то глупые изменения в характере, больше похожие на поступки детей в пятилетнем возрасте. Я обижалась, я демонстративно надувала губки, я капризничала. А ещё я очень громко хлопала дверью, если мне что-то не нравилось. Раньше такой привычки за мной не водилось.
Вытянув ноги, я развалилась на заднем сидении, всем своим видом показывая, что я обижена на весь мир. Всю дорогу я молчала и старательно игнорировала Эйвери и Фрэнка. Хотя те, вроде как, пытались со мной о чем-то поговорить.
- И давно Джесс беременна, Эйвери? – А у Джесс спросить не пробовал? – не совсем тактично поинтересовалась я язвительным тоном, давая понять, что я всё-таки нахожусь в машине, и можно спросить напрямую у меня. – Тебе, вообще, какая разница, какой у меня срок? – я начинала всё больше и больше нервничать. Мне совсем не нравился этот разговор, и я больше всего на свете не хотела, чтоб Фрэнк узнал правду. По-моему, только поэтому я всё-таки заговорила. Чтоб Эйвери не успела меня сдать. – Видишь, живота нет ещё – я демонстративно расстегнула свою кофту и приподняла майку, оголяя ещё не округлившийся животик. Так же я успела заметить, что мужчина отвлекся от дороги и заинтересованно посмотрел в зеркало заднего вида. Я подавила в себе довольную усмешку, и, наконец, опустила майку обратно, прикрывая животик. – Значит, точно меньше 4 месяцев. – закончила я, искренне надеясь, что на этом Фрэнк перестанет задавать глупые вопросы.
Вскоре мы уже были около дома Эйвери. Я поймала себя на мысли, что с удовольствием бы скурила сейчас сигаретку-другую. Однако, прекрасно понимая, что ни моя подруга, ни Фрэнк мне не позволят этого сделать, я, в очередной раз за день, тяжело вздохнула и нажала кнопку лифта, даже не дожидаясь, когда же ребята зайдут в подъезд.
Я впервые была в гостях у Эйвери. Раньше как-то не было времени доехать до её дома – мы всегда встречались в каком-нибудь торговом центре, в кафе или в парке. Да, если совсем уж по-честному, за тот месяц, что Эйвери тут живет, мы встречались от силы раза три-четыре.
- У тебя очень мило – впервые за последний час на моём лице появилась улыбка – А где Эмили? Уже спит? – что вполне даже логично. Время почти 12 ночи. Нормальные люди вроде как все спят, в это время.

+1

12

- "Мозгоебством" это было в последние четыре месяца нашего брака, два из которых мы разводились, - поправила я. - Полгода до "мозгоебства" у нас были "непростые отношения". Ну а до всего этого мы были вполне счастливым семейством Уилсон, живущем в собственном доме в Лос-Анджелесе и питающимся едой из ресторана на вынос, - я пожала плечами. Та жизнь казалась мне теперь сном, который когда-то был ярким, а теперь его воспоминания блекли с каждым днем. И я об этом даже не жалею.
– Ты сама прекрасно знаешь, что я не планировала этого ребенка. Эйвери, дорогая, мне всего 21 год! Ну, хорошо, ладно… Скоро 22. но это не играет роли! Мне 22, я живу одна, я не замужем, и я работаю в ночном клубе. Какая из меня мать? Да я с ребенком уже через два дня буду волком выть, и буду говорить, чтоб у меня его забрали!
Я слушала Джесс понимающе кивая в такт ее словам. Она словно рассказывала мне мою же историю. И мне было страшно. И я впала в такую панику, когда услышала от врача "Срок шесть недель". И ничего, справилась как-то. Справляюсь до сих пор. В психушку не попала, ребенка на усыновление не отдала, более того - не представляю себе свою жизнь без Эмили.
- Джесс, - мягко заговорила я, желая ее успокоить. - Я прошла ровно то же самое. Только мне тогда было двадцать шесть. Вернее, началось все, когда мне было двадцать пять, - я повела плечом. Не велика разница. - Я только приступила к работе, которой нужно было отдаваться полностью. Чтобы построить карьеру заново, мне нужно было ночевать в своем кабинете. Ребенок в мои планы тоже не входил. Я не была замужем, у меня не было мужчины и забеременела я от своего соседа-гея, только, ради всего святого, не спрашивай, как это произошло. Мои финансы пели даже не романсы, это был какой-то гетто-рэп о тяжелой жизни. И когда мне сунули в руки теплый шевелящийся сверток и попросили уже освободить палату, мне тоже было страшно и я была совершенно уверена, что не справлюсь и сойду с ума, - мне вспомнились первые дни дома, когда нас с Эмили выписали. Такое ощущение, что это было всего неделю назад - так отчетливо все помнится. - Когда она плакала - я плакала вместе с ней, потому что не могла понять, что происходит и что мне нужно делать. "Материнство для чайников" и Гугл - вот, что тебя выручит, - я усмехнулась. - К тому же, ты всегда можешь обратиться ко мне.
- Ну, мы ненавидим друг друга просто так? А что, обязательно должна быть причина что ли?
Я усмехнулась. Киньте в меня тапком(а лучше новой парой "лабутенов" Flo Sling тридцать восьмого размера), если я ошибаюсь в мысли, что подобные слова моей подруги говорят о том, что она сильно заинтересована в том парне. И ненависть - это просто прикрытие более нежных чувств. Просто ей хочется испытывать к нему сейчас именно это. Он ей не звонит, не появляется - с какой радости продолжать пылать к нему положительными эмоциями?
Когда закончились споры на тему "На чьей машине мы поедем", мы наконец расположились внутри автомобиля Фрэнка и катили в сторону моего дома. Я позвонила Мэри и сказала, что уже в пути, поинтересовалась, как у них с Эмили дела. Получив ответ, что все хорошо, я расслабленно откинулась на спинку сиденья и стала смотреть в окно.
- И давно Джесс беременна, Эйвери? - спросил у меня Фрэнк.
- Эм, - я запнулась. Если честно, понятия не имею, какой срок у Джесси. Не могу же я сказать "Недавно". Точного количества недель я не знаю.
- А у Джесс спросить не пробовал? - подруга приходит мне на помощь. - Видишь, живота нет ещё, - хотя нет, я ошиблась. Это не помощь, это очередной ее каприз. - Значит, точно меньше 4 месяцев, - я едва сдержала улыбку. Ее поведение начало меня забавлять.
- У меня уже на десятой неделе был немного заметен животик, - как бы невзначай сказала я.
Как только мы вошли в мою квартиру, я попросила Фрэнка поставить наши пакеты на полу в прихожей, сейчас покупки занимали последнее место в списке важных дел.
- Можно я воспользуюсь твоей уборной? - спросил он.
- Разумеется, - я кивнула. - Дверь вон там, - я показала ему дверь ванной и перевела взгляд на Джесс. - Даже если Эмили и спит, то уже скоро проснется с требованием позднего ужина. Последний раз за день она ест как раз в полночь, зато потом до восьми утра спит как ангелочек.
Я заглянула в комнату Мэри и увидела прекрасную картину - моя дочь и моя подруга сладко спали рядом. Я не удержалась и сделала снимок на телефон - до того милой была эта картина. Затем я аккуратно, чтобы не разбудить, взяла Эмили на руки и закрыла за собой дверь.
- Вот она, моя малышка, - улыбнувшись, сказала я, оказавшись рядом с Джесси. - Проходи на кухню, я сейчас подойду.
Положив Эмили в кроватку в нашей комнате, я пришла на кухню, где уже была эта "сладкая парочка" - Джесс и Фрэнк.
- Вы не обижайтесь, но я не предлагаю чувствовать вам себя как дома, а то вы ненароком мне всю посуду перебьете, усмехнулась я, включив чайник. - Так, Джесс, тебе кофе нельзя, зато у нас большой выбор чая, - я поставила на стол коробку, наполненную разными пакетиками чая. - Фрэнк, чай или кофе? - спросила я, поставив на стол корзинку с кексами. - Я сама сладкое не очень люблю. Мэри обожает. Я готовлю, - с ума сойти - я готовлю. Маффины получились хорошие. Это мое второе коронное блюдо после молочной смеси, которую я как раз сейчас делаю для Эмили. Закончив, я поставила чашки с кипятком на стол, рядом банку кофе, упаковку сливок и сахарницу, после чего откланялась, сказав, что вернусь, как только покормлю дочку.
Эмили проснулась точно по расписанию - за несколько минут до полуночи. Мы вместе устроились в кресле, она получила свою бутылочку и стала кушать, смешно причмокивая, а я старалась не уснуть, смотря по телевизору очередную серию "Друзей" практически без звука.

+1

13

- А у Джесс спросить не пробовал? – мужчина лишь улыбнулся на такую язвительность со стороны шатенки и быстро глянул в зеркало вида, наблюдая как она приподнимает одежды, чтобы показать свой живот. Такой напор, парень не смог выдержать и быстро сдался, более не задавая лишних вопросов. Даже слова подруги Уилсон не заставили мужчину вновь заговорить. В этих делах он был абсолютным новичком, так что решил оставить право советовать за более опытным человеком.
Оставив пакеты в прихожей, Фрэнк тут же скрылся с глаз обеих женщин, оставшись наедине с самим собой. Ему требовалось место и покой, дабы разобраться в происходящем, но в то же время любопытство пропитывал его душу насквозь. Он разрывался между выбором самому узнать правду, не привлекая при этом Джесс, и прямо спросить девушку отец ли он. Такие вещи всегда были очень важными для людей вроде Кейси. С виду эгоистичны и самолюбивые, но на самом деле очень великодушны и добры. Прочитав себе краткий монолог и рассортировав смешанные мысли по полочкам, агент вышел из ванны и направился на кухню. Единственное место, где горел свет. Брюнет подобно мотыльку впорхнул в помещение и взглянул на Уилсон. Он хотел было заговорить, как ему помешала Эйвери. Она по хозяйски стала предлагать напитки, ставив при этом чайник и умудряясь готовить смесь для кормления ребенка. И как у них только силы берутся успевать все и вся, при этом заботится о младенце. Парень тряхнул головой, обещая себе подумать над этим позже, и внимательно слушал девушку, ухмыльнувшись после слов про посуду. А ведь они такое уже устраивали и не раз, приходилось долго извиняться за нанесенный ущерб и выплачивать компенсацию и все равно никак не могли сблизиться или найти общий язык.
- Чай. Спасибо. – расплывшись в благодарной улыбке ответил Фрэнк и сел напротив Джесси. Дабы ее лицо было прекрасно видно. Ее подруга все еще копошилась над детским питанием, пытаясь найти нужную температуру, дабы смесь была и не холодной и не горячей. Откуда Кейси знает об этом? Ну ему приходилось пару раз изображать няньку, так что парочку манулов для молодых отцов он все таки прочитал. Оставшись один на один с Уилсон, мужчине и не надеялся, что она скажет ему правду, так что следовало вывести ее на чистую воду, но как? Спросить прямо, она станет упираться и они поссориться, опять. А по-другому быстро утолить свой интерес он не мог. Оставалось одно – блефовать. Как и любой другой игрок в покер, шпион прекрасно владел этим навыком, поэтому тут же пошел в наступление. Взяв одну пирамидку черного чая из хаотично сложенных пакетиков в коробке, парень бросил ее в свою кружку, положил еще несколько ложек сахара и принялся методично размешивать содержимое чашки. Его взгляд приобрел некую хитрость и скрытность, а улыбка словно говорила «я кое-что о тебе знаю».
- Так значит… - не спеша начал Фрэнк, подняв взгляд на шатенку. – Это все-таки мой ребенок, да? – брюнет собрал все свое актерское мастерство в кулак и перевел на лицо. Он мог врать и не краснеть, его голос не мог дрожать, а дыхание оставалось ровным. Только со спец оборудованием можно было сказать врет он или нет. – Можешь не упираться, Эйвери мне все рассказала. – глупо и стыдно, было приписывать сюда Ричардс, но увы он это делал и раньше и куда в более грубой форме. - Так когда ты собиралась мне рассказать? Или ты вообще не собиралась мне ничего рассказывать? – он продолжал играть обманутого отца с веселой и беззаботной, совершенно спокойной улыбкой на лице. Риск был велик, но он оправдывал цель. Как там говорят? Игра стоит свеч? Эта ситуация не была смертельной, возможно для кого-то, но все же имела место быть. Мужчина наблюдал за реакцией девушки, за ее дыханием, ее шириной ее зрачков, за мимикой лица. Все это подтвердить или опровергнуть факты и слова Джесс. Достаточно завести человека в стрессовую ситуацию и он не сможет контролировать собственные чувства. Этого добивался и Кейси, заставляя шатенку поверить в то, что он знает правду.

Отредактировано Frank Casey (2013-02-08 23:14:51)

+2

14

- У меня уже на десятой неделе был немного заметен животик. – я только открыла рот, чтоб сообщить, что я-то только на девятой неделе (мне эта разница почему-то показалась жутко значимой), но вовремя замолчала. Чуть не спалилась.
Облегченно вздохнув, я решила побольше сегодня контролировать свои слова, чтоб, не дай Бог, не проболтаться при Фрэнке.
- Разумеется. Дверь вон там. – Фрэнк скрылся за дверью уборной, а я повернулась к Эйвери, недовольно глядя на неё, уперев руки в боки. – Дорогая, ты смерти моей хочешь? – начала я тихим шепотом, встав, что называется «в позу». – Пожалуйста, попроси его убраться отсюда, иначе я за себя не ручаюсь. Пожалуйста! – в моем  голосе явно слышалась мольба. Сейчас я на самом деле, как никогда, хотела, чтоб мужчина ушел отсюда.
Но нет же. Подруга, видимо, решила делать всё на своё усмотрение и игнорировать меня. Она прошла на кухню и умным видом сообщила мне, что мне нельзя кофе. Я только фыркнула в ответ. Сейчас я была зла на весь мир, в том числе и на этих двоих. Я кинула в чашку с горячей водой пакетик фруктового чая, и села на стул.
Эйвери и правда, видимо, хотела, чтоб я сошла с ума. Вместо того, чтобы попросить мужчину удалиться из её дома (хорошо бы, конечно, заодно попросить его удалиться ещё и из моей жизни, но это ладно, это пока может подождать). Она пригласила Фрэнка в кухню и даже налила ему чай. Он сел напротив меня. Я недовольно наблюдала всю эту картину со стула между столом и окном. – Я надеюсь, после того, как ты выпьешь свой чай, ты нас покинешь? – не очень дружелюбно поинтересовалась я. Ну а почему я должна быть дружелюбной и гостеприимной? В конце концов, это не мой дом, и не я тут хозяйка. Вот Эйвери его сюда притащила, вот она пускай и поит его чаем. Я хмыкнула и уткнулась носом в свою чашку, всем своим видом показывая, что я не замечаю мужчину.
Услышав шаги, я подняла голову, и увидела, что моя подруга покидает кухню.
- Эйвери! – тихо окликнула я её, чтоб не потревожить малышку, которая, вроде как, всё ещё сладко спала. Но подруга будто бы не слышала меня. Через секунду она скрылась в комнате, прикрыв за собой дверь. Я вздохнула и снова перевела взгляд на кружку с постепенно остывающей жидкостью.
Сейчас я даже не была уверена в том, хочу ли я чай, или налила его себе просто для вида.
По-хорошему, нужно было отсюда уходить. Но моя машина стояла в паре десятков кварталов отсюда, на дворе была полночь. Вызвать такси, я почему-то, по крайней мере, пока, не додумалась.
После первого вопроса, который задал мне мужчина, я даже не дернулась -  я всё ещё старательно игнорировала Фрэнка. В кухне вновь повисло звенящая тишина. Она резала по ушам, хотелось всё высказать и уйти, хлопнув дверью. Но я просто-напросто не могла себе такого позволить – я, всё-таки, не у себя дома. Вряд ли Эйвери понравится такое моё поведение. Поэтому я сидела на попе ровно и не дергалась, уже десять минут старательно размешивая сахар в чае, который, к слову, даже не положила в чашку.
– Можешь не упираться, Эйвери мне все рассказала. – тут я резко вздернула голову и посмотрела мужчине в глаза – Не ври. Мы с Эйвери слишком давно друг друга знаем, и она дала мне слово, что никому ничего не будет рассказывать. – отчеканила я, пытаясь говорить как можно тише.
- Да, я не собиралась тебе ничего рассказывать – быстро согласилась я – А, собственно, почему это я должна тебе что-то рассказывать о моей личной жизни? Кто ты мне такой, чтоб я перед тобой отчитывалась? – моя правая бровь слегка приподнялась от удивления.
Сейчас я очень хорошо играла. Даже Джереми, мой непутевый братец, который знал меня как облупленную, и всегда мог догадаться вру я, или говорю правду, сейчас вряд ли бы понял, что я вру.
- Успокойся ты уже, пожалуйста. Мы с тобой не виделись хренову тучу времени, и знаешь, что я тебе скажу? Мне так спокойно без тебя жилось! – выдохнула я, снова заглядывая мужчине в глаза, пытаясь понять, что он хочет от меня сейчас. – Я жила без всякой ругани, без ссор. Никто никому не трепал нервы. И тут снова появляешься ты! Какого черта тебя приспичило везти нас до дома? Я, по-моему, совершенно четко сказала, что моя машина стоит рядом. Ну хорошо, ладно, - я подняла руки в верх, будто бы сдаваясь – Ты подвез нас, теперь мы дома. Можешь ты сейчас уехать, а? – в голове появились нотки надежды. – Ну не появляйся ты больше в моей жизни, пожалуйста!
Я сама не знала, почему я так к нему отношусь. С тех пор, как Фрэнк по доброте душевной «помог» мне спрыгнуть с парашютом прошло уже почти полгода. А мы только и делали, что ругались, ругались, ругались… Я просто уже устала ругаться. Я думала, что если по-нормальному попрошу его уйти из моей жизни, плотно прикрыв за собой дверь, он поймет и уйдет. Поэтому хваталась за этот шанс, как утопающий хватается за любую соломинку, чтобы выплыть.
С ним я чувствовала себя маленьким ребенком, который что-то кому-то пытается доказать. Я хлопала дверью, била посуду. Даже пару раз ударила самого Фрэнка. Так ведут себя только девочки в младших классах средней школы. Но в школе-то понятно – эти малолетки пытаются покрасоваться друг перед другом, и каждая из этих «дамочек» пытается доказать, что она лучше другой. Ну а я –то что кому пытаюсь доказать?
Голвой-то я это прекрасно понимала, но вела себя совершенно как одна из таких малолеток. И меня это пугало.

+1

15

Язвительности Джесс не было предела и это было вполне логичным. Ведь кому понравится, когда человек которого ты ненавидишь, или ненавидел, всеми фибрами своей души начинает лезьть в твою душу. А ты всячески пытаешься скрыть факт своей беременности от него. Это было все понятно, вот только Кейси не знал всей правды и упорно ее добивался.
– Я надеюсь, после того, как ты выпьешь свой чай, ты нас покинешь? – мужчина лишь язвительно улыбнулся, все еще не обращая внимания на шатенку в присутствии ее подруги. Разводить ругань из пустого места, да и еще при нежелательных свидетелях ой как не хотелось. Так что пришлось терпеливо ждать, пока Эйвери пойдет кормить малышку, а после устроить спектакль.
- Да ну. Она прям бросилась помогать тебе в баре. – Фрэнк поддержал состояние максимальной тишины, дабы не разбудить малышку. Это было их дело и если бы не интересное положение девушки, то парень давно бы вытащил Уилсон на лестничную площадку. – Слушай,  я не дурак и прекрасно вижу, что ты скрываешь от меня свою беременность. Не нужно быть гением, чтобы понять. И чем яростнее отпор, тем больше убеждаюсь в обратном твоих слов. – голос мужчины был совершенно спокоен, его игра выгорела, а начинать новую просто не было сил. В действие пошел запасной план, просто спросить все прямо и… получить больной удар в самую душу. Сердце сжалось от тех слов, что говорила Джесси и по окончанию тирады, оперативник закрыл глаза, опустив голову вниз, но вскоре вновь поднял.
- Ладно. – согласился Фрэнк, ясно понимая что разговор заходит в тупик. – Я уйду и оставлю тебя навсегда. Не хочу начинать новую ссору. Но если ты считаешь меня все тем же эгоистическим ублюдком, который скинул тебя из самолета, и до сих пор ненавидишь из-за этого, то ты ошибаешься. – дыхание резко участилось, заставляя брюнета задыхаться от переизбытка нахлынувших чувств. – Я тоже человек, из плоти и крови. Я тоже могу испытывать чувства, и именно сейчас они разрывают меня на части, терзают мою душу и разум.
Кейси встал, оставив чашку с нетронутым чаем и двинулся к выходу, все еще выхватывая из окружения жизненно необходимый кислород.
– Ну не появляйся ты больше в моей жизни, пожалуйста! – слова звучали как мольба умирающего и именно они заставили Фрэнка остановиться на выходе из кухни. Агент вновь закрыл глаза, сдерживая порыв закричать, выплескивая все скопившееся внутри наружу, но не поспел. Это был не его дом и не дом Уилсон, а совершенно незнакомого человека, который сейчас находился в другой комнате с младенцем на руках и его вопль был бы нечестным, по отношению к хозяйке квартиры.
- Не буду. – тихо словно шелест листьев, сказал парень сглотнув подошедший к горлу ком. – Но ты сможешь ответить на вопрос ребенка, когда он подрастет, «А где мой папа?»? – взглянув лицо женщине прожигающим взглядом, брюнет не дожидаясь ответа понурил голову и безмолвно направился к выходу. Он быстро нашел выход и остановился у двери, раздумывая стоит ли уйти. Взгляд был остановлен на ладони, сжимающую ручку. Парень словно превратился в статую, оставаясь на месте достаточно долго, но все же решился и опустил рукоятку двери, дав себе возможность выйти из квартиры и тихо прикрыть за собой дверь, еле слышно щелкнув замком. Очутившись по ту сторону двери, Фрэнк не спешил уходить. Сделав пару шагов в бок, он прислонился спиной к стене и медленно съехал вниз, приложив ладони к лицу. Теперешние отношения между ним и Джесси были невыносимо сложны. Раньше все было проще, они видели друг друга и они ругались друг с другом, а сейчас все это переросло в нечто большее. Да, они не виделись уже несколько месяцев, вроде их пыл и ненависть друг к другу должны были поубавиться, но они лишь еще больше разогрелись, и причина скрывалась в животе у девушки.

+1

16

Я поставила почти пустую бутылочку Эмили на тумбочку рядом с креслом. Моя малышка уже снова крепко спала и мне не хотелось шевелиться, я боялась нарушить ее сон. Тыльной стороной пальцев я провела по ее щечками и маленькому носику, улыбнулась и перевела взгляд на экран, тщетно пытаясь уловить сюжет очередной серии. Однако, признаюсь честно, весь мой слух был обращен к стене, за которой находилась кухня. Я слышала, что идет разговор, но не могла разобрать слов. Выключила звук, теперь мне точно не узнать, о чем говорят Джо и Чендлер, но это меня не сильно расстроило. Несколько секунд спустя я и вовсе выключила телевизор, но даже это не помогло - до меня доносилось только какое-то мычание. Так и захотелось крикнуть "Эй, вы что там, издеваетесь надо мной? Говорите громче!". Однако, во-первых, я разбужу дочку. Во-вторых, это будет как-то уж слишком. Достаточно того, что я вообще притащила Джесси и Фрэнка в одно почти закрытое помещение, буквально навязав им общение.
Нет, но они вправду издеваются! Не то, чтобы я была настолько любопытна...Но все же, Джесс мне не чужая, я переживаю за нее и за ее ребенка. И к тому же, кому не будет интересно, что происходит у него на кухне? Возможно, там сейчас зарождается первая семейная история из разряда тех, о которых не рассказывают детям, пока они сами в подобное не вляпаются. У меня появился соблазн выглянуть из-за двери и понаблюдать за ними. Это же как смотреть реалити-шоу. Но я остаюсь сидеть на месте, не решаясь вмешиваться. Только когда хлопнула входная дверь, я поняла, что настало время моего выхода. Положив Эмили в ее кроватку и укрыв ее, я на цыпочках вышла из своей комнаты и прикрыла дверь.
- Наверное, зря я вмешалась, - виноватым голосом сказала я, остановившись на пороге кухни, где все еще была Джесси. - Ты можешь остаться у нас до утра, в гостиной разбирается диван, - предложила я и перевела взгляд в окно. Странно, что машина Фрэнка стоит еще во дворе, из окна первого этажа ее прекрасно видно в свете уличного фонаря. Может это Мэри вернулась, поэтому я слышала звук открывающейся двери? Я повернула голову к прихожей - куртка моей подруги не висит на крючке. Я сделала несколько шагов вперед, открыла двери и вышла босиком на лестничную площадку, где и увидела Фрэнка.
- Думаю, перед тобой я тоже должна извиниться, - сказала я, прикрыв входную дверь. - Полагаю, Джесси еще не готова к этому разговору, поэтому и спустила на тебя всех собак... Мне не стоило вмешиваться. Просто... - я развела руками, - я знаю, как трудно все то, через что она решила пройти в одиночку. Она этого не понимает, думает, что справится. Последние полтора года, как у меня появилась Эмили - сначала внутри меня, потом уже на моих руках - я думаю о том, как бы мне хотелось разделить с кем-то всю свою радость, связанную с ней. Не с подругой или мамой, а именно...ну ты понимаешь...с мужчиной. Я хоть и разочарована в вас, но знаю, что вы далеко не все козлы, когда дело касается ваших детей, - я улыбнулась. - Мне не раз доводилось ошибаться в людях, но мне хочется верить, что ты не такой плохой, каким тебя представляет Джесс. Прости еще раз, что вмешалась.

0

17

– Но ты сможешь ответить на вопрос ребенка, когда он подрастет, «А где мой папа?»?
Я с приоткрытым ртом проводила Фрэнка взглядом до двери.
До меня только сейчас начинало доходить, что я и в правду беременна. Что ношу под сердцем маленькую жизнь, которая сейчас целиком и полностью зависит только лишь от меня одной. И я сейчас понимала, что Фрэнк был прав. Нельзя оставлять ребенка без отца, всего лишь из-за того, что так захотела я.
Вряд ли я сказала бы своей маме огромное спасибо, если бы я сама же росла без отца.
Ребенку в любом случае нужно мужское воспитание. А если будет девочка, то и мужское внимание не помешает.
Я хмыкнула. Ну вот, уже решаю, кого хочу больше – девочку или мальчика. А ведь всего ещё пару месяцев назад я боялась допустить мысль о том, что мне придется рожать. Хотела аборт сделать.
Сегодня я понимала, что всё равно не решилась бы на него. Убежала бы из больницы, но не сделала бы. Духу бы не хватило.
- Наверное, зря я вмешалась. – я подняла голову и улыбнулась – Всё нормально, Эйвери. По крайней мере, ты не стала сразу меня сдавать, и не сказала ему, что я беременна – я пожала плечами – Спасибо – сейчас я выглядела как потерянный подросток, который не знает, что ему делать дальше. Растерянная, слишком тихая и спокойная. Можно даже сказать, что немного странная.
- Нет, спасибо – я поднялась со стула, убрав чашку с чаем в мойку. – Я к себе поеду, пожалуй, мне на работу завтра. Только такси нужно вызвать – я взяла со стола мобильник, и набрала номер такси. Последнее время я слишком уж часто стала ездить на такси.
- Через полчаса подъедет – сообщила я, проходя на кухню, но никого там не застав. – Эйвери? Ты где? – тихонько позвала я, в недоумении крутя головой в разные стороны. Куда она могла деться? В одной комнате спит ребенок, сейчас я проходила мимо – подруги там не было. во второй комнате я разговаривала по телефону, и там я тоже была одна. На кухне Эйвери тоже нет. Пожав плечами, я решила, что девушка рано или поздно всё равно появится – не могла же она пропасть сквозь землю. Я ещё раз заглянула в комнату, в которой спала Эмили, и не смогла оторвать взгляд.
Ребенок спал, как ангел. Красивая, ровная кожа, тихое сопение маленьким носиком, малюсенькие пальчики, которые во сне иногда двигаются… Невозможно оторвать взгляд от этой картины.
Я тихонько, стараясь не шуметь и не шуршать, подошла к кроватке, и присела рядом, любуясь малышкой.
- Такая же красивая, как и мама – с улыбкой на лице подумала я, с удивлением понимая, что Эйвери и Эмили действительно похожи.
Кончиками пальцев я провела по щеке малышки, не в силах оторваться от её милого личика. В этот момент я поймала себя на мысли, что поскорее хочу взять на руки своего ребенка. От этой мысли стало как-то тепло, хорошо… Я и не думала, что в свои двадцать с хвостиком так сильно захочу иметь ребенка. Положив свою ладонь на живот, я снова тепло улыбнулась. Не знаю, сколько времени я так просидела, но меня отвлек какой-то шорох. Эмили проснулась. Она открыла глазки и, не увидев знакомого лица, лица своей мамы, начала кукситься, будто бы сейчас начнет плакать. Чтоб она не успела расхныкаться, я взяла ребенка на руки и начала тихонько укачивать, еле слышно, почти шепотом, мурлыкая себе под нос мелодию какой-то известной колыбельной.
Эмили быстро утихла, снова засыпая. А я всё ещё держала её на своих руках.

+2

18

Чьи-то слова заставили мужчину встрепенуться и убрать руки от лица, вместе с тем поднимаясь на ноги. Он словил себя на мысли, что сейчас был похож на плачущую девчонку, которая решила поиграть в любовь и проиграла, разбив свое сердечко. Слава Богу, Фрэнк не плакал, так что красные глаза не пришлось вытирать на скорую руку. Вместо этого, брюнет поелозил ладонями по лицу, приводя себя в чувство.
- Нет, не должна. – подавленно перебил девушку брюнет. – Все так неожиданно навалилось… Сложно переварить и адаптироваться, учитывая наши с Джесс отношения и долгую разлуку. Знаешь, я ведь всегда рисковал только собой, а сейчас… А сейчас не могу себе позволить чтобы она или ребенок пострадали из-за меня. – парень пожал плечами и опустил голову, уставив свой виноватый взгляд в пол, потирая переносицу и уставшие глаза, не говоря об эмоциональной усталости мозга. Глубокий вдох и не менее глубокий выдох, и сознание более-менее стало подчиняться своему хозяину. В мужской голове же, все еще творился хаотичный беспорядок, созданный не без посторонней помощи. Все было настолько сложно, что идея пустить пулю в лоб казалась не такой уж и чудовищной. С одной стороны имеем давнюю неприязнь, подкрепленную сексом без отношений и выливающуюся в беременность, с другой та же самая беременность, но в другом свете. Честь для Кейси была не последним, если не первым, качеством, которым он мог гордиться. И просто так бросить Джесс, да и еще с ребенком, его ребенком, вызывала отвращение к самому себе. Даже через силу и нежелание девушки, но он всячески будет помогать ей.
- Возможно, я слишком многого требую от нее, вот так неожиданно ворвавшись в ее жизнь. – Фрэнк поднял голову и покачал ею, отгоняя сторонние мысли. – Просто… Нужно время. Нам обоим.
Наконец заключил мужчина, замолчав, дав возможность Эйвери высказаться. Возможно она его осудит, а может нет. Даже на расстоянии, можно было ощутить натянутую струну между этой парочкой. Парень вновь опустил взгляд, но вскоре поднял его, умоляюще всматриваясь в глаза своей собеседницы.
- Я может, попрошу слишком много, но… - он замолчал, выдерживая паузу и в то же время обдумывая следующие слова. - … но позвони мне, если понадобиться моя помощь. В любое время суток, неважно, просто позвони. – Кейси достал свою визитку и протянул ее девушке, в надежде, что та поймет его и исполнит его просьбу. Брюнету не хотелось оставаться в стороне и тоже принять участие хоть в чем либо, ведь это по его вине, Джесси будет ходить с приличным животиком спустя несколько месяцев. Теперь же, когда он сказал все что хотел, хоть и не той, которой хотел, агент хотел было удалиться, но ноги словно намертво прибыли гвоздями к полу, не позволяя мужчине так легко скрыться. Как бы он не хотел побыстрее исчезнуть, ему это не удавалось и у него не было выбора, как остаться стоять перед Ричардс, словно нашкодивший школьник, ожидая выговора от родителя. По правде сказать, именно это и ощущал Кейси, он считал себя проказником, который совершил глупость и теперь явился с повинной, уповая на добродушие других.
В следующую секунду, даже не попрощавшись с Эйвери, Фрэнк развернулся и пошел в сторону выхода.
День был окончательно испорчен, как и настроение.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Иногда проще кого-то назвать сумасшедшим, чем принять правду