Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Your fault, my responsibility, our war


Your fault, my responsibility, our war

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Liam Flanagan и Venera Monrose
Место: Сакраменто, номер Лиама, в который он пару дней как заехал
Время: 10 апреля 2012 года
Время суток: ранний вечер
Погодные условия: жарко, знойно
О флештайме: Общение Венеры и Лиама началось за пару лет до этого - в один из приездов Флэнагана в этот город, во время краткосрочного визита, который, впрочем, был украшен знакомством и некоторыми романтичными моментами с ней, с Веней. Она показалась совсем девчонкой, но наделенной каким-то своим потенциалом. Симпатия была бурной, взаимной, несмотря на то, что оба знали, что Лиам уедет. Не было обещаний, не было наивных ожиданий - Лиам уехал просто с ощущением какого-то своего собственничества к ней, ожидая, что однажды, и, возможно даже, скоро вернется... Возможно, это был эгоизм по отношению к молодой, наивной девочке, но это было тем, что между ними случилось. И вот, в силу всех событий в жизни Лиама, он приезжает в солнечный Сакраменто...

Тема отыгрыша: изнасилование из-за ревности

Отредактировано Liam Flanagan (2013-01-29 22:17:42)

+2

2

Предыстория

Вечер. Венера  лежит на своей большой кровати и интенсивно бьет по клавиатуре ноутбука, рядом на подносе красуется кусочек пиццы и крепкий чай, на блюдце - две рафаэлки - излюбленное лакомство блондинки, Монро не отводит взгляд от монитора, прикусывает губу, наматывает на палец локоны волос, начинает нервничать, если Лиам не отвечает ей больше пяти минут. Как они познакомились? - Как сейчас знакомятся большинство современных людей, через социальные сети, но они не ограничились виртуальной жизнью, недавно Лиам приехал в Сакраменто, и они впервые увиделись, сколько позитивных эмоций, сколько израсходованной косметики, сколько волнения принесла эта встреча. Венера ничуть не разочаровалась в Флэнагане, наоборот, она поняла, что влюбляется, казалось, эта история только начинается и конец будет не скоро, если он вообще будет. Монросе имела кое-какой опыт с мужчинами, но каждый раз по-разному, а этот - особенный, так считала девушка и свято верила, что Лиам - добрый, милый, ласковый, мужчина, который никогда не оскорбит ее честь и не сделает ей больно, да Ви даже не думала об этом, наивная девочка, Винни закрывает глаза, плюхается на кровать, ее губы изгибаются в счастливой, глупой улыбке, блонди вспоминает поцелуй и проводит кончиком своего пальчика по нижней губе и оттягивает ее. Он просил ее дождаться, девушка торжественно пообещала, что ни на кого не посмотрит, даже близко не подойдет к другим мужчинам, когда Ви давала эту своеобразную клятву, она и сама верила, что будет так, но все изменил один поход в клуб, когда Стелла познакомила ее с Джоном...


***
Спустя несколько месяцев Лиам вновь приезжает в Сакраменто, здесь его ждут интересные новости, Венера по-прежнему каждый день созванивалась и переписывалась с Лиамом, но только кое-какую информацию она предпочитала утаить от своего любимого - теперь Монро встречается с Джоном, увы, Флэнагана она так и не дождалась,  у бедной девочки все так быстро закружилось, завертелось с Лестером, что поцелуи с Лиамом незаметно стерлись из памяти, она больше не чувствовала его невидимое присутствие рядом с собой, не слышала его голос в ночи. Монро долго думала, что делать и сказать ли правду, решила, что лучше уводиться с глазу на глаз и все объяснить мужчине, как только он приедет в Сакраменто.

-Лиам, ты приехал? Я так ждала тебя! -  Венера громко говорила по телефону и одновременно красила ногти, Лиам сказал, что он остановился в одном из отелей, кажется, "Crown Plaza", тогда Ви еще не знала, что буквально через полтора года эта махина будет принадлежать ей на законных основаниях. Девушка была немного взволнованна, ведь предстоит очень серьезный разговор, мучать Лиама неоправданными мечтами и надеждами она не хотела, вот если бы он сейчас остался в Сакраменто навсегда, тогда бы она подумала, но раз сейчас не судьба, то выбор был очевиден - Лестер. Хотя Винни по-прежнему чувствовала, что ее сердце будет в тысячи раз сильнее при виде своего объекта обожания. Может я запуталась? Ведь я так хотела быть с Лиамом, я обещала, я ждала, почему все проходит? Думаю, виновато расстояние, да, нужно поговорить - Монро посмотрела в свое отражение и кивнула сама себе, затем нырнула в обтягивающее платье небесного цвета и подкрасила губы своей любимой красной помадой. Девушка думала, что он поймет и простит, как говориться, поэтому совершенно не боялась идти к нему в номер. Блондинка надела аккуратные туфельки голубого цвета и белый плащик, взяла на всякий случай зонтик и села в свою машину с откидным верхом. Ветер развивал ее волосы, она прикрывала глаза на пустой дороге и пыталась вспомнить первый поцелуй с Лиамом. Так много чувств, эмоций, что же я делаю... Монросе до сих пор не определилась кто ей нужен, очень хочет понять все непосредственно при встрече, паркуется около входа в отель и немного нервной, взволнованной походкой, стуча каблучками заходит в Плазу. Раз, два, три... - Ви стучит в номер и мысленно перекрещивается.
-Здравствуй, милый. - невинное личико и поцелуй в небритую щеку Лиама. Венера сняла плащ, туфельки, положила зонтик в угол комнаты и минуту смотрела в глаза Лиаму не отрываясь.
-Я скучала... - Монро бросается на шею Лиаму, она понимает, что не хочет его терять. Может, он согласиться стать хорошими друзьями...

Отредактировано Venera Monrose (2013-02-01 01:04:24)

+1

3

Лиам не был святым. Нет, Лиам никогда не был святым, он умудрялся делать ошибки, за большинство из которых отвечал сам, коль скоро вся его жизнь проходила, по сути, наедине с собой, без присутствия в личном пространстве других людей. Так всегда было удобнее и безопаснее для всех. Слабость с Венерой – это что-то, что из него вырвалось после всей той тоски, которая накопилась в сердце со всем этим одиночеством. А внезапные слабости, как выяснилось, и бьют по людям так, что подкашивают их. В моральном плане.
Но это была ошибка с его стороны – давать такой молодой девочке надежду и ставить ее перед необходимостью что-то обещать, пусть он и не вытягивал этих слов из нее. В любом случае – слова были сказаны, какие-то обещания даны, и это было спровоцировано именно его поведением. И все же сейчас он не видит ошибки или не хочет воспринимать сделанное, как ошибку. А между тем, это ошибка, за которую, скорее всего, сильней расплатится не он, а та, что была рядом.
Флэнаган позвонил спустя пару дней после приезда, окончательно устроившись здесь, чтоб никакая лишняя суматоха не помешала встрече. Он не умел нормально выстраивать отношения, все, что было трепетного сейчас в этой симпатии в сторону Венеры – это его чувство собственничества и желания видеть ее рядом в том амплуа, в котором ему хочется, но при этом, чтоб и ей было комфортно. Пусть это и утопия, тем не менее, сейчас у него были свои ожидания и свои бережные и трепетные заботливые эмоции к своим чувствам, не самым привычным для него и совсем уж неожиданным.
Лиам ждал ее прихода, но стук в дверь оказался все же неожиданным. Ее лицо, о котором он до сих пор придерживался мнения, что оно достойно чеканки на гербах, сияло, когда он открыл дверь и получил ее всю в объятия, чуть пошатнувшись от повисшей на шее девушки.
- Привет, Венера, - Билл потянулся губами к ее, но получил лишь горячее их касание в щеку, - Я тоже скучал. Прости, что не позвонил сразу из аэропорта, у меня были кое-какие срочные дела.
Тень какого-то сомнения мелькнула в голове ирландца как реакция на ее действия, но в этот раз он подавил все в себе. Хотя не забыл и не откинул, будучи привычным к тому, что собственное чутье игнорировать не стоит. Сердце забилось как-то более ощутимо, но Флэнаган сжал все под своей улыбкой.
- Есть возможность того, что я надолго, по крайней мере дольше, чем в прошлый раз, - на тот момент он не предполагал, что его пребывание в городе растянется до приобретения своей недвижимости тут.
Билл сделал решительный шаг в сторону Венеры, настойчиво прижал ее, удерживая за талию и склонившись губами над ней, совсем не ожидая последовавших событий…

+1

4

Я тоже скучал. Прости, что не позвонил сразу из аэропорта, у меня были кое-какие срочные дела. - Интересно, какие такие срочные дела у него могут быть... Раньше он все мне рассказывал, по крайней мере я так всегда думала. - Венера поджала губы и помотала головой. Лучше бы он сразу со мной встретился, сейчас я бы уже отмучилась, возможно, сегодня мы бы уже сидели где-нибудь в кафе и по-дружески болтали о том, о сем. Венера пристально посмотрела на Лиама, вглядываясь в каждую его черту, будто запоминала, чтобы никогда не забыть.
- Есть возможность того, что я надолго, по крайней мере дольше, чем в прошлый раз,
-Здорово... - Ви-ви была бы рада, если бы Билл остался здесь навсегда, но опять-таки отношения с Джоном, кажется, идут к свадьбе, а Лиам вряд ли бы сделал предложение Венере. Билл прижал девушку к себе, собираясь поцеловать ее, но Монро легонько оттолкнула его, в глазах Лиама девушка прочитала непонимание, поэтому и решила незамедлительно начать столь сложный и серьезный разговор.
-Билл... Стой, нам нужно поговорить, поцелуев больше не будет, мне нужно тебе объясниться. - сердце девушки начало бешено стучать,  надо отдать должное - она никогда не изменяла, девушка считает, что секс на стороне изъест изнутри всю ее душу, нельзя предавать людей, даже тех, кто, на удивление, достоин этого предательства. Монро знала, Лестер бы никогда ее не простил, да и сама девушка корила бы себя за этот поступок на протяжении всей жизни.
-Давай присядем, я постараюсь объяснить настолько подробно, насколько это возможно. - Монро села на диван и тяжело вздохнула.
Так вышло, что я встречаюсь с другим, Билл... У нас все серьезно, я уверена в нем, возможно, мы поженимся в скором времени. Я хочу, чтобы ты знал, что у меня были к тебе чувства, просто это расстояние посеяло сомнения, а вместе с тем я начала не верить всему, что происходило между нами. Ты мне нужен, давай будем друзьями? И я не предлагаю дружить каждому бывшему человеку, а с тобой хочу... Потому что ты особенный, честно - Монросе говорила искренне, ни на секунду не слукавила, она правда верила в то, что эта дружба будет возможной.

+2

5

- …Поцелуев больше не будет, мне нужно тебе объясниться, - Лиам вопросительно вскинул бровь наверх, какой-то частью где-то глубоко внутри себя уже осознавая, что последует дальше.
Та уверенность, что он сдержится, когда наступит момент отпустить ее, что он не притягивает ее, сработала против него . Уверенность сжалась из чистого листа в грубый, словно сжатый до острых рифленых выступов, комок эмоций. Внешне Флэнаган лишь кивнул все с той же вскинутой бровью. Внешне еще оставалось самообладание, сдержанное на срывающейся надежде, что его самолюбие и честолюбие останется нетронутым. К сожалению, все следующие слова были лишь тем стимулом, которые работают против сдержанности.
«Садится на диван, успокаивает… Ну что ж, давай» - не сдерживая девушку, изящно выскользнувшую из рук ирландца, Билл остался стоять в паре шагов от дивана, уже почти будучи уверенным в том, какого рода новости услышит.
Он так и не присел, и в процессе всех тех торопливых фраз Монросе, которые она все же пыталась прикрывать какой-то уверенностью и рассудительностью, он не изменился в лице и не пошевелился, глядя на нее исподлобья взглядом, в который начинал приливать свинец.
«Особенный… Друзья…» - в голове шевелились, неуклюже расталкивая друг друга эти слова, по сути, действующие как оскорбление. Четыре пальца левой руки Лиама по очереди хрустнули, один за другим прижатые за нижнюю фалангу к ладони. Собственно, это был единственный незамедлительный ответ ирландца на то, что он услышал.
А в нем самом… В нем вспыхнуло что-то – нет, не злоба, не обида даже, хотя обида и растекалась по нервам, - в нем вспыхнуло какое-то наивное желание не выпускать из рук то, что еще несколько минут назад было в них. То, что в его осознании было его. Для него самого, пусть там и был уже кто-то, но в осознании Флэнагана эта девушка принадлежала ему, была его, а тут это ощущение для самого себя ушло. Хотелось ей сказать что-то, высказать свою обиду, но Лиам снова смог ответить лишь репликой хрустящих пальцев, не меняясь в лице – лишь в глазах.
Не осознавая до конца своих действий, он протянул Венере руку, взял ее кисть в свою, потянул, поднимая с дивана, и просто обнял, сложив подбородок на плечо и ощущая, что девушка с некоторым облегчением прильнула к нему, даже словно улыбаясь.
Впрочем, облегчение Венеры было поспешным, потому что новое прикосновение их тел, сдобренное разлитой по телу обидой, обожгло ирландца и его рука завела кисть, которую он держал в одной руке, ей за спину, а второй рукой грубо проскользнул с талии на изгиб бедра, дойдя до края платья и приподнимая его. Девушка начала сопротивляться, но Лиам наступал, не пытаясь сдерживать себя, заботясь лишь о том, чтоб все происходящее не наполнилось яростью – тем единственным, что он не желал выпускать. Он все сильнее и крепче сдерживал её, рука сжимала бедро, перебравшись с его внешней стороны к внутренней, отчего ноги Венеры сжались, она не удержала равновесие и упала назад на диван. Лиам навис сверху, крепко сжимая ее запястья и оперевшись на колено, поставленное между бедер девушки…
- Ты заставляешь меня терять тебя, Венера?! – голос ирландца звучал чуть сдавленно, выдавая понимание ситуации так, как оно было видно лишь им одним.

Отредактировано Liam Flanagan (2013-02-05 17:44:24)

+1

6

Девушка не могла сказать, что знает Лиама на все сто процентов, поэтому точно продумать его дальнейший действия было не так легко, как казалось на первый взгляд. Венера пыталась предугадать его шаги, но ничего не выходило. Ви пристально посмотрела в глаза Биллу, немного прищурилась. У Монросе было плохое предчувствие, но ее взгляд был серьезным и бесстрашным, она по-доброму смотрела на Лиама, искренне хотела с честью выйти из этой ситуации и без особых потерь, но, видимо, сегодня не ее день. Флэнаган никогда не срывался на Монро, когда они ссорились, мужчина был совершенно спокойным, хотя, может, потому что в большинство случаях ребята ссорились по телефону. Господи, хоть бы все обошлось, что-то не так - женская интуиция у Ви-ви работала хорошо, блондинка насторожилась, ее добрые голубые глаза начали бегать из стороны в сторону в поисках какого-то спасения, только вот от чего спасаться она пока не знала. Но Билл протянул ей руку, так мягко... Нежно... Мисс Монросе кивнула головой, а в ее глазах вновь исчезла тревога. Ви улыбнулась и с облегчением повисла на шее своего, как ей казалось, теперь уже друга, наслаждаясь этим странным объятием. Но радоваться было действительно рано, Билл не отошел от девушки, напротив, прижал ее к себе сильнее, Ви сначала подумала, что мужчина просто хочет запомнить момент, но милости плавно переходили в грубости. Зачем он это делает, черт возьми? - встревожилась Монросе, когда ее рука была уже за спиной, а край платья был приподнят. У Винни отпало всякое сомнение - сейчас случится что-то ужасное.
Лиам, что ты делаешь? Прекрати, милый... - девушка хотела успокоить разгоряченного парня, правильно подобрала слова, голос ее был нежным и ласковым, как прежде, однако это не сработало, все заходило намного дальше, чем вообще могла предположить Ви. Блонди никак не могла понять к чему все ведет, девушка была слишком наивной, допустить тот факт, что ее особенный, обожаемый Билл хочет ее изнасиловать, не было и в мыслях. Только не бей, только не бей... - приговаривала про себя Монросе, ей почему-то казалось, что самое страшное будет, если Лиам поднимает на нее руку, ведь тогда придется разочароваться в этом человеке, а ей так не хотелось...
Не бей, пожалуйста... Одумайся - единственное, что могла сказать Ви-ви, прежде чем почувствовала, что Лиам с грубой нежностью трогает ее тело в самых уязвимых местах, руке было больно, да еще и пришлось поджать колени, но зря она это сделала ибо плюхнулась обратно на диван. О, Боже... - туман в голове невинной девушки рассеялся, теперь она понимает, куда ведут действия некогда любимого человека. У Билла и Ви дело до секса так и не дошло, они никогда не занимались этим ранее, Монросе боялась сделать что-то не так, не понравится, сглупить и так далее, поэтому оттягивала этот момент, но Билл никогда не настаивал, Ви ему была за это благодарна, ей казалось, что у них любовь, самая что ни на есть настоящая, без грязи и фальши, просто из-за жизненных обстоятельств у них не сложилось. Теперь Венера исподлобья обиженно смотрела на Лиама, пыталась отпихнуть его, но не применяла всей своей девчачьи силы, думала, что он так запугивает, что дальше дело не пойдет, он извиниться - она уйдет и все будет хорошо.
- Ты заставляешь меня терять тебя, Венера?! - он наконец-то что-то сказал, но по его вопросу было очень сложно понять, что же на самом деле он сейчас чувствует.
-Лиам...Давай поговорим, ты не теряешь меня, нет... Я здесь,  я рядом... Я всегда хотела, чтобы наш первый раз был особенным, чтобы он запомнился на всю жизнь... - девушка нервно сглотнула и продолжила.
-Раньше хотела... Не делай этого, нет! - голос с каждым словом становился все громче и громче, паника в Венере нарастала ежесекундно, перспектива секса в стиле БДСМ сейчас ее ну никак не заводила. Страх перед неизведанным был таким мощным, что у Монро задрожали коленки, а в крови разбушевался адреналин. В такие моменты друг или бывший парень перестает им быть, он просто превращается в незнакомца, в преступника, в аморального кретина. Любовь к Лиаму угасала, нарастала ненависть. Монро, конечно, могла бы раздвинут ноги и, как говориться, потерпеть, а может и кайф словить, ведь совсем недавно Ви хотела Лиама, хотела его каждый кусочек тела, но так вышло - все изменилось, Монро - девушка, которая вечно борется за права, правду и честь, допустить, чтобы сейчас с ней поигрались она не могла и для себя решила - блондинка сделает все возможное, чтобы ее не...

+2

7

[mymp3]http://sacramentomuz.narod2.ru/02_-_Fuck_U.mp3|Placebo - Fuck U[/mymp3]
В голове Флэнагана был не пожар – там творилось что-то еще более горячее и яркое. Что-то, что остановить ему самому было невозможно. Именно из-за того, что вся его сдержанность уходила на то, чтоб подавить ярость. Поэтому подавить свою жадность в отношении девушки рядом он не мог и не смог бы…
Лиам любил ощущать себя ребенком порой, но то, в какую детскую обиду сейчас погрузился он – это было невыносимо горько. Пренебрегли, оттолкнули, отодвинули. Ребенок может только думать о том, чтоб как-то возместить обиду. Взрослый ребенок в лице Билла сейчас эту обиду и возмещал.
Она зря просила не бить ее – справляться с этими порывами было несложно. Каждое ее слово резало ирландцу уши, просто потому что все ее естество призывало Лиама к тому, чтоб быть разумным и взрослым человеком. А после всего случившегося накануне в Бостоне он таким быть не мог никак. Решимость, огонь и желание возрастали в нем так, как они только могут возрастать в мужчине, когда его рука настойчиво проталкивалась между упрямо сжимаемых Венерой бедер. Пока пальцы не встретились с поверхностью ее трусиков, что было в этой ситуации точкой кипенья его существа.
Сбивчивые фразы Венеры о том, чего ей когда-то там хотелось его и как хотелось, сникли с этим прикосновением, достаточно грубым и настойчивым, после которого рука Лиама с помощью его же колена широко раздвинула бедра девушки, и он, не справляясь с тяжестью, которая вдруг появилась в легких и в дыхании, оказался между таких беспомощных бедер. Билл достаточно жестко сжимал до этого запястья девушки своей одной рукой, и ему пришлось изловчиться, когда одна рука вырвалась и звонко влепила ему ладонью по щеке и уху, чтоб перехватить её и удерживать заведенные вверх за голову Венеры её руки.
Хотелось сказать что-то снова, но все казалось глупым. Глупо, если в такой ситуации ирландец еще и говорить начнет. Он итак поступал как-то постыдно и неправильно, не желая особо контролировать себя в этом. Ирландцу удалось настолько неудобно и некомфортно для девушки завести ее руки, выгнутые в локтях, ей за голову, что самому стало удобно удерживать их, просто прижимая запястья к подушке дивана. При этом всего одна рука оставалась на то, чтоб справиться со своей ширинкой и трусиками Венеры для того, что уже выглядело неизбежным. И эта неизбежность читалась в её глазах, наливающихся не только злобой, но и словно каким-то презрением в адрес ирландца. Этот её взгляд заставлял Лиама ненавидеть самого себя, но нисколько не остужал его огонь. Только добавлял окончательной решимости… Ниже уже здесь не упасть.
Билл приоткрыл свои губы со срывающимся вдохом, когда вошел в Венеру. Сейчас ему действительно не хотелось слышать от нее никаких слов, ничего осмысленного. Слова из уст этой девушки наполнялись смыслом – а смысл этим вечером был лишь один – он потерял её, теперь потерял точно. Флэнаган не желал этого смысла, не хотел и не ждал. Поэтому слов ему не хотелось. Её дыхание, характерное для движений бедер ирландца, грубо и настойчиво разрушавших все ее мечты и том, каким бы мог их первый раз – вот единственное, что сейчас он желал. Её дыхание и самое абсолютное и животное наслаждение от происходящего, когда смятое платье Монросе и грубо и небрежно сдвинутые вбок ее трусики добавляли бы шарма в происходящее, если бы Лиама уже не начало грызть чувство вины, от которого он только более жадно и грубо брал то, что только так могло быть его. Суррогатное обладание, утешение в грехе…
Сейчас ему хотелось поцеловать Венеру, но это сделало бы его еще большим ублюдком. Пусть и такую шаткую, но грань между честью и бесчестием, он для себя оставлял. Смешивать то, что по разные стороны, он не желал. То, чего желал, он и делал – просто трахал девушку, получая в ответ лишь это дыхание, её сжатые губы и слезы. Ненавидя, желая и теряя ее одновременно.

+6

8

Под ту же песню, зае*сь)

Невозможно описать, сколько негативных эмоций вызвал этот дурацкий поступок Лиама. Поначалу Эфи пыталась вести себя спокойно, что-то лепетала такое наивное, такое милое, и очень жаль, что ее слова никак не подействовали на Билла, казалось, наоборот, он нашел в них еще большую силу для порыва своей агрессии. Зачем? Зачем именно так? Я ведь пыталась быть честной и не хотела обманывать двоих... Я все сделала правильно, такая реакция, Боже, Лиам, остановись, ты падаешь в моих глазах, не надо. - Монро почувствовала боль я запястьях, она тщетно пыталась вырваться, с каждой секундой все сильнее и сильнее нарастала паника,  блондинка понимала, что в данный момент она спасает свою честь и достоинство.
-Лиам!!! - девушке удается освободить одну руку и она не думая моментально дает пощечину своему другу. Каждое прикосновение Билла начинает злить блондинку, его агрессия передается на нее, а то чувство, с которым она пришла к нему час назад - уважение, забота, искреннее стремление быть другом, а может и опорой, плавно переходила в ненависть.
Увы, Ви-ви не думала брать с собой ножики, револьверы, газовые баллончики и прочие средства защиты в такой ситуации, но она заметила рядом с диваном кофейный столик, на нем остатки пиццы и нож. Глаза Венеры загорелись, теперь вся ее наивность исчезла, жаль, что так поздно, но лучше поздно, чем никогда, даже в такой ситуации. Ее ножки не слушались, платье уже не спасало - оно было задрано, лямки платья упали вниз, а вместе с ними и лямочки от бюстгальтера, ноги были раздвинуты и Афродита чувствовала предательский жар внизу живота. Ага, давай еще, возбудись, когда тебя насилуют! - от этой дикой мысли Венере стало жарко, ее пульс участился, она пыталась дергать ножками, брыкаться, но ничего не выходило, Лиам подобрал правильную позицию, на данный момент пошевелиться было не возможно. Как только Венера почувствовала, что больше никакая одежда ее не защищала, она болезненно закричала.
-Нет! Оставь меня! Отпусти, животное!!! - но Билл как будто не слышал, он резко вошел в нее, так небрежно, что Ви почувствовала боль и чтобы как-то справиться с эмоциями со всей силы прикусила свою нижнюю губу. Не кричи, не надо...И не плачь... - Эфи пыталась успокоить саму себя, но как только она подумала про слезы, они сами покатились по ее щечкам, тушь растекалась, движения усиливались, платье спускалось все ниже и ниже, вскоре оголило грудь, от чего Венера взвизгнула и покраснела, пытаясь хотя бы поправить платье, но руки ее не слушались. Лишь изредка Билл смотрел на Ви.
-Ненавижу! - сквозь зубы процедила Монро и потянулась своими губами к его, искоса поглядывая на сверкающий ножь. Нет, она не поцеловала его, а со злостью прикусила его губу и потянула на себе, Лиам на пару секунд от неожиданности ослабил пыл, а одна рука Афродиты с трудом, но смогла освободиться, Ви бесцеремонно проникла в его рот, прикусывая язык, делая ему больно. Она продолжала плакать, одной рукой царапала его спину, а другой тянулась за ножом.
-Посмотри на меня, Билл. - девушка одной рукой взяла его за горло и потянула  себе, другой продолжала тянуться за ножом.
-Ты этого хотел? Такую? - пронзительный взгляд Монросе, ее черные глаза, огненный блеск, обнаженная грудь и острый нож который вошел Лиаму в плечо, как только он хотел что-то ей ответить. Воспользовавшись моментом, девушка резко встала с дивана и побежала к двери, но она была заперта, не было смысла возиться с замком, тогда Ви в панике побежала в ванную комнату, Лиам потянул ее за платье, и оно с треском порвалось, пришлось полностью выскользнуть из него. Афродита закрыла щеколду в ванной комнате и посмотрела в зеркало… Она не знала зачем сделала это, сильнее разозлив мужчину, но хотя бы пару минут передохнуть от позора у нее есть.

Отредактировано Venera Monrose (2013-02-09 13:59:05)

+5

9

Лиаму часто бывает стыдно… Но чаще это какое-то кокетство, напускной стыд за несущественные вещи. Потому что в целом – по крайней мере, как он сам считает – Билл хороший человек. Несмотря на все дерьмо вокруг и в собственной голове.
Этот день отпечатается крепким клеймом стыда на его душе. Вещи, совершаемые таким образом, потом толкают людей на то, чтоб необдуманно делать что-то в их глазах хорошее. Это как оправдаться перед разверзнутой пастью неба, чего-то, что смотрит оттуда. Лиаму бывает стыдно, но подобным образом причина стыда в его душу еще не приходила… Но это всё потом.
А сейчас – сейчас он ощущал лишь боль в плече, ярость и нахлынувшую с прежней силой досаду, пробивающуюся через волны злобы.
Он наверное даже отлетел бы от нее как ошпаренный после этого её «Ненавижу!», потому что сам был очень близок к этому ощущению по отношению к себе, если бы не этот нож, словно служащий еще одним мелким пинком предательства в его сторону. Мелочное подтверждение хоть какой-то иллюзорной правоты того, что он делает с девчонкой, распластавшейся в слезах под ним, судорожно сжимавшей до этого его бедрами по бокам.
«А какую я её хотел?» - слишком много времени уходит на то, чтоб ответить на этот вопрос хотя бы самому себе, потому что он боится правды, боится осознания собственной нелепой жадности по отношению к этой, неизмеримо красивой девушке, которой хотел обладать, ревность к которой не сумел вовремя задавить.
Из-за медлительности он и получает этот нож в плечо, служащий последней каплей, подмочившей стену его самообладания, эту дамбу, которая сдерживает поток злобы. Лиам не помнит, как прижался со стуком к двери ванной, не помнит всего, что сказал Венере через дверь прежде чем выместить ярость на замке двери, закрывшей её в ванной комнате.
Но он отчетливо помнит и никогда не забудет, как девушка в крепких, но нежеланных объятиях, пинающаяся, с мужской сухой ладонью, закрывающей ей рот, была вытянута из ванной, брошена на кровать и снова оказалась под ним. Он помнит, как все кончилось, когда он, подавленный и исполненный тупой ненависти к себе продолжал молча лежать на ней, а она уже не сопротивлялась.
- Прости, - слишком пошлое слово для такого момента, но Лиам произносит именно его, сползая с кровати и, опираясь спиной о нее, усаживается на полу.
Вот так вот просто – «прости». Так нелепо и никчемно заканчивается все. Он не думает о том, какими проблемами может быть чревато совершенное сегодня, он думает о том, о чем всегда думает человек, только что совершивший что-то отвратительное, но принимающий свой поступок и соглашающийся существовать испачканным в этом.
Просто – «прости». «Прости», потому что слышать подобное от Венеры Лиаму будет невыносимо, хоть по ней и было видно, что и она испытывает чувство вины. Вина – на ней. А ответственность – на ирландце. Ответственность за всё, связанное с ней, от начала и до конца. И это единственный вывод в той главе жизни, которая заканчивается таким вечером. Единственный вывод в наполненных неприкаянной боли в глазах, которые он поднимает на девушку, продолжая сидеть на полу.

+1

10

*завершен, пятый*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Your fault, my responsibility, our war