Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Однажды нам придется стать серьезнее.


Однажды нам придется стать серьезнее.

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Участники: Randal Andrews & Brooklyn Jordan
Место: Сидней, Австралия
Время: 14.01.13 - 20.01.13
О флештайме: мы оба прекрасно понимали, что однажды нам придется это сделать. Мы до последнего оттягивали этот момент, мысленно уговаривая себя в том, что нам, по сути это и не нужно. Зачем? Ты все равно практически не общаешься со своими родителями, я своих даже не знаю, но... Так ведь делают все пары, которые настроены на серьезные отношения, верно? Знакомят со своими близкими, представляют тебя, намекая родным на то, что отныне в их семье станет на одного человека больше. Во что выльется эта встреча? Думаешь, я понравлюсь твоим родителям? Оценят, и самого главное, одобрят ли они твой выбор?

+3

2

Знаете, я, наверное, так до конца и не осознавала всю серьезность наших действий. Последние пару недель моей жизни для меня были словно в тумане. В розовой дымке мечт и грез, когда я не ходила, я порхала на крыльях любви и невесомого счастья в ожидании 14 января. Спросите, а что особенного в этом дне? Ну как же, в этот день Рендал представит меня своим родителям, и представит не как обычную подругу, как он знакомил меня со своей сестрой, нет-нет, он гордо назовет меня своей девушкой, намекая своим близким, что я в его жизни задержусь надолго.
Порой мне казалось, что я не такая уж особенная и необычная, как порой говорил мне Эндрюс, ведь я так банально реагирую на такие вещи, как самая обычная среднестатистическая девушка. Когда мой мужчина первый раз предложил мне об этом, я оглушила его счастливым воплем, в другие разы, когда мы просто обсуждали предстоящую поездку и решали какие-то организационные вопросы, я лишь невнятно радостно скулила, совершенно не желая серьезно разговаривать.
- А как ты им меня представишь? Это Бруклин, и я у нее в плену? Или нет – знакомьтесь, это Бруша, и я трачу на нее все свои деньги. Иногда нервы, но разве это имеет значение? Смотрите какая душка?
Таких глупых и сумасбродных вариантов нашего знакомства было огромное, колоссальное количество, я радовалась словно малое дитя очередной конфете, каждый раз крепко сжимая своего мужчину в тесных объятиях, так и не желая серьезно воспринимать его слова.
И вот, до грандиозной встречи, до самого серьезного и пикового момента в наших отношениях оставалось совсем ничего. Я дико волновалась и на все вопросы и замечания Эндрюса выдавала лишь нервозные смешки. Он, кажется, пытался давать мне советы, хотя они не сильно блестели разнообразием.
Да все будет хорошо.
Не беспокойся.
Да ты затрахала ныть и нервничать!
Может сходишь поешь?
Вариант с едой порой спасал положение, но не на долго, и каждый раз, когда я снова возвращалась к чемодану с вещами, меня снова охватывал мандраж.
- А если им не понравится, что у меня нет высшего образования? Что я из детского дома? Что я встречала с девушками? Что я курю? – матерь божья, я раньше никогда не задумывалась о том, сколько же отрицательных черт скрывает моя, с виду, ангельская и невинная особа. А на деле оказалось, что меня стыдно представить даже своему дальнему и не особо горячо любимому другу, а тут… Тут мне предстояла встреча с родителями.
Затем маршрут от квартиры Рендала до аэропорта. Желтое такси с темнокожим водителем стремительно несло меня на встречу с будущим, таким пугающим и совсем не радужным. Часы ожидания, наконец, наш рейс. Рэму понадобилось много нервов и сил, чтобы затащить меня на борт самолета, усадить на кресло, привязать ремнями безопасности, вставить кляп в виде пончика и миловидно улыбнуться стюардессе, которую я в порыве паники, пнула ногой.
Как прошел наш полет? Ну, я пыталась успокоить себя как могла. И поверьте, у моего волнения была еще одна причина. Жуть как боюсь летать, жуть как боюсь лететь в Австралию, еще и парашют мне не выдали… Так вот, сначала я успокаивала свои нервы старым дедовским способом – едой. Кажется, я сожрала, как минимум, три порции обеда, закусывая его еще парой пакетиков с орешками. Затем мне удалось совратить Рендала и развести на секс в тесном туалете самолета. Знаете, это не очень удобно, но страх толкает меня на весьма неординарные поступки и на любовь к экзотике и тяге к новым ощущениям. После этого моего спокойствия хватило на полтора часа, и тогда я принялась к самому страшному методу борьбы с истерикой.
Да я напилась, напилась вдрызг, что в этом плохого, мать вашу?
- а кто виноват, что маленькими порциями я напиваюсь быстрее? – благородный ик вырывается из моего рта как раз в тот момент, когда Рендал тащит меня в сторону, где предположительно, мы будем забирать наш багаж. – Не надо на меня так смотреть, не надо! – Я угрожающе свожу брови вместе, хмурю нос, выпячиваю вперед грудь и тычу в нее указательным пальцем. – Я, между прочим, держалась молодцом! Я не ругалась матом и не просилась наружу. Даже не пыталась открыть иллюминатор. – Вру. Пыталась, два раза. Но Рен отнял у меня пластмассовую вилку, заставляя пересесть на другое место. – Может, мы не сразу поедем к твоим родителям? Или нет. – Я резко останавливаюсь на месте, крепко обнимая руками какой то столб, судя по всему, декоративный, с явным желанием показать Рендалу, что я никуда не пойду. – Ты иди, а я завтра подойду, окей? Вот протрезвею, и сразу приеду к вам. – подаю ему свою руку ладонью кверху. – Напиши мне адрес и дай на такси.

+4

3

Австралия… Далекая, незнакомая и лично меня ничуть не манящая. Почему все так любят эту страну? В чем ее секрет? Кенгуру там ходят по улицам с той же вероятностью, что и медведи по России, в этом я был больше чем уверен. Отвратительная погода  теплая зима и холодное минусовое лето. При том, что максимальная отметка термометра зимним «летом» едва ли достигала отметки в двадцать пять градусов. Дурацкая страна, дурацкий климат, дурацкие традиции, дурацкие родственники. Я вовсе не горел большим желанием узнавать, как дела у маменьки и папеньки, но Рей так хотела познакомится с людьми, благодаря которым я появился на свет, что пришлось согласится, иммунитет на глаза кота из мультика я еще пока не выработал. Для поездки мы выбрали середину января – самое промозглое время в Калифорнии, когда дует холодный ветер и постоянно идет дождь, зато в Сиднее в это время была настоящая автралийская жара, наверно кенгуру в экстазе носятся по столице, думая, кому бы разрешить почесать свое сумчатое пузо. За месяц я купил билеты на самолет, перелет предстоял длинный, но даже это не отвадило Брушу от затеи. Лететь на другой континент, чтобы посмотреть в глаза двум совершенно странным личностям – это безумство, уверен, моим родителям она понравится, хотя бы потому что Джордан тоже не от мира сего.
- Я еще не думал об этом, - выпалил совершенно честно. Как обычно представляют девушек своим предкам? Увы, первая пассия у меня появилась уже после ухода из дома и маме и папе познакомится с ней не довелось. Думаю, это будет что-то в стиле «Знакомьтесь, это моя девушка Бруклин», конечно, они обратят внимание на ее несуразное имя, может быть лучше «Ее зовут Рей?»,  или «Ее зовут Брук?» - как не крутил я ее имя в голове, со всех сторон оно мне казалось или неблагозвучным, или слишком коротким, или слишком грубым.
- Знакомьтесь, это моя девушка, - отвечаю Джордан на ее вопрос. – Или… В аэропорту мне перепутали девушек и подсунули более болтливую, надеюсь, она вам тоже понравится. Или… Сиськи на фото – это был фотошоп. – Многозначительный жест рукой в сторону ее груди. – Ты же знаешь, что я вряд ли буду валять дурака. И да, зачем ты собралась им рассказывать, какое у тебя образование? Они не спросят, - легонько толкаю ее локтем в бок. Ох уж эти девушки, вечно стараются спрогнозировать все варианты развития событий и заготовить ответы на все немыслимые вопросы. – Вот если они у тебя спросят, как ты относишься к проблеме вымирания усурийских тигров или не пробегал ли тут зеленый единорог, что ты ответишь? Мне кажется очень важно предусмотреть и такие варианты, - произношу самым серьезным тоном, хотя грудную клетку просто разрывает от смеха.
Перелет оказался насыщенным, я думал, мы просто сядем в кресла, пристегнемся ремнями безопасности, вставим в уши музыку и будем наслаждаться голосами любимых исполнителей и безмятежным сном. Но нет. Я слишком наивен. Все еще. Сначала Рей принялась обсуждать наш взлет, не зацепятся ли колеса об асфальт, не заденут ли крылья соседний самолет и прочую ерунду, которую я успешно фильтровал, щелкая песни на mp3, потом началась эпопея пончиков и продлилась около получаса, а таких часов впереди еще десять! Потом нас покормили, я был не голоден и отдал свою порцию Джордан, затем… Затем стало веселее, когда мы уединились в туалетной комнате, занимаясь друг другом. Не смотря на то, что уборная тесная и не самая вкусно пахнущая, я бы с Рей там еще задержался, но в дверь ненавязчиво постучали и мы поспешили вернуться на места, по пути застегивая рубашки и кофты. Примерно шестьдесят минут я ликовал, Бруша молчала и о чем то думала с блаженной улыбкой на устах, я тоже занял себя воспоминаниями о… приятном. Затем Джордан вспомнила, что она вроде как в самолете, а это дохуя метров над плоскостью земли и налегла на спиртное в позволительном на такой высоте количестве. Я пить не хотел, но за компанию опрокинул небольшой стакан виски. Затем я все же решил по спать и не наблюдать за процессом превращения моей девушки в свинью. Когда я проснулся, бархатный голос стюардессы сначала на английском, затем на еще каком-то незнакомом языке сообщил о том, что посадка прошла успешно, пассажиры похлопали бортовой бригаде и потянулись на выход. Когда выползли уже практически все, я разбудил Бруклин, которая спокойна, с видом святой невинности спала у меня на плече..
- Прилетели, - ласкового сообщаю девушке и мы тоже выходим из салона, прощаясь со стюардессой.
Затем мы забираем с ленты наш багаж и выходим на улицу.
- Бруш, отойди от столба, - вся эта ситуация казалась бы милой, если бы Рей не была в хлам, и на нас не смотрели люди, а вот там неподалеку я вижу дежурного полицейского. Вот Вы перед тем как поехать в Сидней, читаете законы Австралии? Я лично нет, так что лучше приготовится к худшему. Беру Рей за протянутую руку и отдирают от декоративного столба, указывая свободной рукой (на ней висела наша дорожная сумка) на такси.
- Сама ты потеряешься, нам лучше поехать в отель, - достаю телефон, залезая в интернет-справочник и отыскивая ближайшую гостиницу. К великому стыду она оказалась прямо перед нашим носом. Около любого крупного аэропорта всегда есть гостиница, «наша» оказалась еще и хорошей, в четыре звезды.

+2

4

Господи, как же я чертовски сильно волновалась, вы даже представить себе не можете. Именно сейчас, обнимаясь с этим столбом, что охлаждал мне своими боками мои румяные от стыда щеки, я понимала, что все, что было до этого момента – такая ерунда. Это волнение перед поездкой, перелет, осознание того, что я на огромной высоте и в любой момент могу рухнуть и умереть. Ладно, поймали, сейчас я была готова лучше сдохнуть, чем отправиться к родителям Рендала и предстать перед ними в своем не самом прекрасном внешнем виде.
Милый, кого ты нам привел? Твою девушку подменили в аэропорту?
На что я отвечу – если бы, он полюбил меня, и кажется, это не лечится даже сковородкой. Затем, нервно хихикну, подмигну папаше и громко икну на все помещение, тут же сваливаясь с ног. Прекрасно, правда?
- Ренюсечка, прости меня, прости-прости-прости. – все суетилась я, не желая хвататься за его ладонь и слушать все, что он говорит. Он ведь ругается? Совершенно точно он ругается на меня! А если он выгонит меня и скажет, что больше не хочет даже знать моего имени? Господи, он меня бросит! – Ты меня бросишь да? Из-за того что я напилась как свинья и мне страшно – ты меня бросишь? – кажется, мой страх постепенно стал перерастать в нечто более агрессивное, но мой мужчина во время меня одернул и я оказалась у него в объятиях, виновато перебирая ножками, пытаясь поспевать за его быстрым и размеренным шагом.
- Куда ты меня ведешь? – замечаю, как он смотрит в сторону полицейских и пытаюсь упираться ногами, тут же начиная орать на все помещение. – Я не пойду в вытрезвитель! Не отдавай меня копам, я уже однажды сидела за решеткой и больше туда не хочу! – мои истошные вопли заставляли случайных прохожих смотреть нам в след, а Рен лишь сильнее сжал мою ладонь, дергая в сторону такси.
Так, меня затолкали на заднее сидение автомобиля, кое-как привели в себя и оповестили о том, что мы направляемся не в полицейский участок и даже не в больницу, неа. Эндрюс собирался отвезти меня в гостиницу и видимо отправить под холодный душ – трезветь, набираться ума и вспоминать о таком понятии, как совесть.
- А как же родители? – все это время,  пока мы выясняли отношения, бедный несчастный водитель смотрел на нас с таким искренним удивлением и страхом, что даже боялся вставить хоть слово. За это я угостила его конфеткой, пытаясь обратно выбраться из тачки. – А зачем мы в нее садились, если нам можно пешком?
То, что меня пихнули в машину только для того, чтобы спрятать от миллионов глаз случайных прохожих мне даже в голову не пришло. Да бросьте, сейчас там гулял лишь забродивший алкоголь, не давай даже ноги ставить прямо, так что походка моя была не самой прямой и модельной.
До отеля мы добрались почти без приключений. Эндрюс тащил меня за собой, я тащилась за ним, на каждом углу крутя головой и восторженно охая. Я на другом континенте!
- Ром, а где снег? Тут что – нет снега? Совсем нет? И снежиночки? Может, хотя бы закажем льда? С виски! Немножко виски нам не помешает, ты же его любишь? А меня ты любишь? А кого ты любишь больше? А если учесть, что я пила сегодня виски и оно есть во мне?
Сколько еще глупых вопросов я успела задать, я не знаю. Видите ли, сейчас мне было совсем не до арифметики, и в тот момент, когда Рендал тихонько скрипя зубами, пытался забронировать наш номер, или что он там делал с тем мужиком за стойкой, я была предназначена сама себе и… И разумеется пошла на экскурсию по зданию.
По течению проходящих мимо людей меня занесло в лифт. Я поздоровалась с маленьким мужчиной в красном костюме, сказала, что у меня заказан номер и мои вещи, наверное, уже наверху, на что он, со знанием дела закивал головой, нажимая на кнопку лифта.
- Миссис Фицжеральд? – я кивнула головой, чисто рефлекторно, словно меня спросили – хочу ли я в туалет. – Ваш муж сказал, проводить вас до номера. Вещи уже там, вы правы.
У меня есть муж! Вы представляете, у меня есть муж! Может, пока я была в самолете в отключке, Рендал все-таки осмелился и взял меня? Ну, в жены, я имею ввиду. Но почему у меня такая странная фамилия? Я же должна быть Эндрюс, разве нет?
Но интеллектуальная деятельность мне быстро надоела, и к тому времени я уже оказалась в номере. Паренек проводил меня в спальню и тихо скрылся, закрывая за собой двери, а я… Ну а я тут же устроилась на кровати, намереваясь отдаться в руки сну.

+2

5

Было ли мне стыдно за Бруклин? Неа, ни капли. Хотя нет, вру, разве что самую малость, но такие казусы с ней случаются не часто, все таки утомительный и волнующий перелет, простительно слабому и хрупкому женскому организму. Вздохнув и подхватив одну из наших сумок (остальные я оставил около Рей), я поплелся в сторону администраторской стойки – узнавать, можем ли мы забронировать номер и вообще если ли свободные. Нам повезло, было свободно несколько комнат на втором этаже, правда дорогих, видимо, поэтому они и пустовали. Но нам нужны всего лишь сутки, да и мы приехали в гости к родителям, а значит деньги нам нужны разве что на сувениры.
- Нас устраивает, нет, я не с женой, я с девушкой, вот ее паспорт, она да, ждет около лифта, - я совершил большую ошибку, когда решил не оборачиваться и проверять, не убежала ли моя благоверная. Конечно, она уже скрылась с поля зрения.
Я дождался оформления, взял ключи от номера, обернулся через плечо, лениво протягивая:
- Рей, все готово. – Минутное замешательство, снова повторяю ее имя, снова в ответ тишина. Бруклин не подавала голоса и никаких признаков ее присутствия на цокольном этаже более не обнаруживалось. Я заволновался. Куда она могла подеваться, может быть отошла в туалет или захотела пить и пошла искать автоматы с минералкой?
Подхватив сумку, несусь в сторону указателей уборных комнат, натыкаясь на высокую блондинку, едва ли не сбивая девушку с ног.
- Простите, вы не видели тут девушку… - Небольшая заминка, не знаю, с чего бы начать описывать Джордан.
- Какую? – Вежливо и терпеливо интересуется незнакомка.
- Ну, нос, глаза… волосы.
- Действительно, очень необычная девушка, - хихикнула блондинка, обходя меня стороной и удаляясь. Да, описать Рей без фотографии у меня вряд ли получится доходчиво.
Придется лезть в телефон и тыкать всем прохожим дисплеем в морды. Телефон! И как я сразу не додумался, можно же ей позвонить, но сначала отнесу вещи наверх. Или все же позвонить? Нет, пока я поднимаюсь, она может вернуться, потерять меня и запаниковать. Решено – сначала я звоню.
Достаю свой четвертый белый айфон, выбирая контакт «Бруша». Длинные гудки доносятся до моего уха, после пятого я хотел уже нажать отбой и продолжить поиски, но на той стороне что-то зашуршало и послышались движения.
- Рей, алле, ну ты где? Я же тебя ищу! – Повышаю голос, ни на минуту не сомневаясь в том, что трубку взяла именно Джордан, не сосед же пользуется ее телефоном.
Не успел я договорить, точнее доорать на свою девушку, которая, едва мы переступили порог отеля, потерялась, как раздался звонок на второй линии.
- Подожди, по другой линии звонят, - переключаюсь, и слышу незнакомый женский голос.
- Мам? – Так непривычно было слышать ее столько лет спустя, мне стало стыдно за то, что я не признал голос родной матери, пусть даже телефон и искажает его.
- Да, мы уже прилетели, нет, ты что, не надо нас встречать, мы приедем домой завтра утром. – Недовольное бормотание матери в трубку. – Да у Рей здесь, оказывается, тетя живет, мы решили сначала заехать к ней. Не обижайся, мы просто решили чтобы потом на нее не отвлекаться. Рей… Нет, она не рядом, она отошла. Да не знаю я куда. – Все, словесная атака матери приняла нешуточный оборот. – Сказал же не знаю, в туалет, наверно. Да, позвони вечером, она с тобой поговорит.
Прощаюсь с мисис Эндрюс, переключаясь на ту линию, где по моим предположениям все еще копошилась Бруша. – Где тетя искать, овца? – Это было сказано шуточным тоном, чтобы ни в коем случае не задеть ее гордого самолюбия.

+2

6

В общем-то, я даже не представляла, что Рендал вдруг расщедрится для нас на такой огромный и по всем меркам, дорогущий номер. Кровать с балдахином, всюду яркие картины, целый бар с алкоголем и небольшой холодильник с едой! Ну, вы ведь понимаете, что попытку поспать я тут же отложила на потом, резво перепрыгивая через дорожные сумки (меня даже не смутило, что они чужие),  добираясь до телевизора и включая кабельное.
- Ух ты, тут даже порнушку показывают! – я удивленно хлопала ресницами, судорожно пытаясь отыскать поблизости пульт, чтобы переключить эту пошлятину. Видимо, механизм включился как раз на том канале, на котором был выключен. Я роюсь на диване, переворачиваю подушки, ищу пульт и все-таки краем глаза наблюдаю за действиями с экрана. – матерь божья, я бы уже сломала шею, пытаясь это повторить! – Мои глаза с каждым действием актеров становятся все больше и больше, и даже не смотря на то, что заветная палочка уже у меня в руках, я не спешу переключать канал. Наверное, как истинная женщина ждала, что кино закончится свадьбой и кучей детей. Но я не учла, что это кино для мужчин.
Все же прихожу в себя, включая какой-то музыкальный концерт, вновь поднимаясь на ноги и отправляясь в сторону холодильника. А там! Там, черт возьми, куча ведерок с мороженным! Клубничное, вишневое, персиковое (фу, персиковое!) и даже фисташковое! Незамедлительно тяну руку, но озорная веселая песенка – рингтон моего мобильного – отвлекает меня от охоты за вкусностями. По поющей песне я узнала, что звонит мой благоверный. Что-то случилось? Он забыл где наш номер? Оставил наличные у меня?
Чтобы убедиться в верности своей идеи хлопаю себя по карманам джинс, но увы, при себе у меня не были ни цента. Так что же хочет этот неугомонный олень? А может, что то случилось с родителями?
И я как угорелая понеслась в сторону кровати, где оставила телефон.
- Приемная президента Обамы, я вас слушаю. – Ай да я, ай да юмористка. Но шутить мне сразу расхотелось, как только я услышала громкий ор Рендала. – Что ты орешь? Что значит ищу? Я в нашем номере, Ром, он прекрасен, я даже не ожидала от тебя такой щедрости! А ты и цветы мне закажешь? – ну а что? Наглеть так наглеть, правда же? – Тут молодой человек, что меня провожал, сказал что я миссис – это значит, мы поженились? Это что – ты теперь мой муж? – и как у меня не заплетался язык, пока я все это говорила? Хотя быть может, он то как раз и заплетался, и в правильности своей речи я была уверена одна. Но разве это имеет какое-то значение?
Мужчина попросил меня подождать и я послушно закрыла рот и спрятала телефон в задний карман джинс, радуясь лишней свободной минутке и возможности дорваться до мороженного. Копаюсь в морозилке, затем в барной стойке, пытаясь отыскать ложку побольше, пока ор в трубке заставляет меня вновь о ней не вспомнить.
- Сам ты овца, а я человек, человечище и у меня есть мороженное! Зачем меня искать? – я все никак не понимала, какого хрена мой Ромео не возвращается в наш номер? – Эндрюс, брось свои шуточки и возвращайся в наш шикарный номер! Тут кровать с балдахином и нам надо ее опробовать. Я такой трюк видела только что по телевизору, пользуйся моментом, пока я пьяная. Трезвая точно не соглашусь.
Но то ли моему благоверному не нравилась идея провести остатки дня в кровати, то ли действительно случилось что-то страшное, в общем орал он громко и не внятно, и я все таки решила найти его сама. Себе дороже, как говорится.
- Ну не ори, не ори, щас я найду тебя сама! Где тут лифт? – и не дожидаясь ответа вешаю трубку, отправляясь в сторону выхода, крепко прижимая к себе банку с мороженым и запуская в рот первую ложку сладости.
Кстати, прошу заметить, что до первого этажа я добралась практически без приключений. Разве что изляпала вкусностями лифтера, но это же такая мелочь, правда?
Своего ненаглядного я нашла легко и просто, он стояла в центре просторного зала, крутил головой и искал меня. Может, ему страшно оставаться одному в чужом городе, а я, такая нехорошая, его бросила?
- Зайчик, прости что бросила тебя одного, ты напугался, да? Щас нам вон тот мальчик отнесет сумки в номер. – Завидев мальчика в красном, я вновь подозвала его к себе, крепко обнимая Эндрюса за талию и случайно мазюкая своей ложкой ему по груди. – Ой, отстираем, не волнуйся. У нас шикарный просто номер! Он для молодоженов, да? Там есть кабельное и кино для взрослых! – это я уже добавила полушепотом, указывая на наш багаж и утаскивая Рому в сторону лифта. Нажимаю на нужный этаж, буквально подпрыгивая от радости на месте. – А я побыла в нем раньше тебя! Родители не звонили? Давай сфоткаемся в лифте, потом покажем им фотографию.
И я лезу за телефоном, вытягивая руку вперед, намереваясь сфотографировать нас. Выдавливаю из себя искреннюю улыбку, роняю мороженное, которое, разумеется выливается из контейнера и растекается у нас под ногами. Под моими ногами тоже… Ну а дальше, дальше вы примерно представляете, что произошло?
- Рен, ну улыбнись! – и я пытаюсь потянуться к своему мужчине, чтобы помочь ему улыбнуться, но поскальзываюсь, отправляясь в недолгий полет, прихватывая с собой и своего суженого. Помирать, так вместе, как говорится.
И в тот момент, когда двери открылись на нужном этаже, случайным прохожим предстояла весьма симпатичная картина. Двое возятся в лужице чего то липкого и сладкого, а бедный курьер озадаченно стоит в сторонке и думает, стоит ли после такой поездки требовать с них чаевые.

+2

7

Чем дольше Бруклин находилась рядом со мной в нетрезвом состоянии, тем меньше это зрелище казалось мне забавным и умилительным. Или… Все таки было у нее в этом состоянии особое очарование и шарм, я погладил девушку по волосам, прижимая к себе за талию, что она не отходила далеко и не натворила глупостей. Но разве мои сильные руки могут ее удержать?
- Звонили, - почему то решаю ответить честно, ведь от этого ничего не изменится и хуже никому не станет. – Сказал матери, что у тебя здесь живет сестра и мы заедем к ней, - на самом деле я назвал какую-то другую родственницу, но уже благополучно забыл об этом. – Они спросили, в каком отеле мы остановились, я сказал, что здесь и заверил, что все будет хорошо, так что не переживай. - Рей лишь пискнула,  вытаскивая из кармана телефон, и, опираясь на меня, настраивала камеру, чтобы запечатлеть наши радостные физиономии. Щелк! Кажется, кадр готов. Но как только девчонка захотела убрать телефон, из ее рук выпало ведро с мороженным! Фак, как я этого не предусмотрел и позволил ей в таком состоянии нести открытое (!) ведро  с пломбиром!  Что происходило дальше с момента «улыбнись» и до того, как я оказался на полу в лифте, рукавами в липкой белой жижице – я не помнил. Ох, Джордан, ну почему ты такая неуправляемая? Почему тебя всегда и повсюду преследуют неприятности? Но если бы они тебя не преследовали, мы бы и не познакомились, верно?
Дверь лифтовой кабины распахнулась,  на нас смотрели люди, а мы лежали на полу и не торопились подниматься. Мне было хорошо, даже весело, я едва сдерживал себя от того, чтобы не расхохотаться. Люблю Рей за то, что рядом с ней даже такой человек как я становится ненормальным. На ее лице капли мороженного, и я провожу по нежной светлой коже подбородка рукой, стирая их. – Подъем. Резко вскакиваю на ноги, подавая Джордан свои пять, а затем беря за обе руки и закидывая себе на спину. Мороженное обречено растекаться по полу, а я решил подработать извозчиком, так мы быстрее доберемся до номера. Наш номер 212, это я запомнил хорошо.  Забыли про_не_наши сумки, оставленные в кабине, но когда я обернулся, та уже отправилась на первый этаж.
- Мы потеряли багаж, потому что якобы «наш» отнес твой сопровождающий в какой-то непонятный номер, но кажется, и тот был не наш. Ты знаешь о том, что я люблю тебя? – Скидываю девчонку с плеч, останавливаясь и беря ее за руку. Мне дико захотелось ее целовать, каждый сантиметр обнаженного тела, ее всю, мою любимую Брушу. Откуда такое чудо свалилось на мою голову? Кому на небесах сказать спасибо за то, что так удачно разложили карты и где бы я был, если бы мы не встретились. Она упорно тащила меня в какой-то номер с роскошной кроватью, я сопротивлялся и вел ее в наш, 212, с огромными окнами во всю стену и прекрасным видом на лесопарк.
- Наш тебе тоже понравится, - останавливаюсь около самых дверей, прижимая ее к холодной стене и обнимая за талию. Эта золотая россыпь веснушек на ее детском лице меня пленила и сводила с ума. Она вся лишила меня покоя и сна с первого дня нашей встречи. Даже тогда, когда я убеждал себя в том, что она некрасива, я думал о ней. Мы оказались в номере, я захлопнул дверь из светлого дерева поворачивая ключ, снова обнимая ее растрепанную за поясницу. Мы устали с дороги, и тем не менее сейчас друг друга нам было мало. Я подхватил ее на руки, целуя в шею и опуская на кровать, ложась рядом и наклоняясь, впиваясь своими губами в ее.
- Есть хочешь? – Мы все еще липкие от пломбира, но так даже лучше. – Ты вся испачкалась, - оттягиваю рукав ее кофты, показывая на белое пятно. – Как думаешь, мы останемся довольны этим отпуском?  Кстати, в Сиднее живет моя другая сестра, но мы не общаемся. – Не знаю, к чему я это сказал, да и вообще стоило бы раньше. А может я и раньше говорил вскользь. – Наверно она уже замужем и забыла обо мне. Вот так вот. И не проси меня, чтобы я организовал вам встречу, это невозможно. – Немного грустные ноты в голосе, и я снова целую ее в матовые уста. – Так что ты будешь есть? – Перебираю пальцами ее каштановые волосы, любуясь совершенными точеными чертами лица Рей.

+2

8

Я даже сообразить не успела, как оказалась вне стен шикарного лифта, а теперь уже бессмысленно болтаюсь на спине у Рендала, судорожно хватаясь за его липкую, испачканную фисташковым мороженным, рубашку. Сначала, я даже испугалась его резких движений, оглушая коридор отеля своим визгом, но тут же приходя в себя, а точнее, в тот момент, когда меня вернули на землю и обдали горячим взволнованным дыханием.
- Ну почему сразу непонятный? Он называл меня твой женой и сказал, что рад нас видеть! – нет, я не собиралась упускать шанса остаться именно в том номере, ведь он так сильно запал мне в душу. Тем более, я уже знала - на каком канале будут показывать кино для взрослых! Можно будет записать его на кассету и подарить потом Тайлеру. Скажем, импортная австралийская порнушка. Думаю, он обрадуется. – Меня? Любишь? – и по моему лицу расплывается блаженная улыбка, пьяный взгляд становится еще более опьяненным от вселенской любви, и я вот уже подаюсь вперед, отблагодарить Рендала за признания, но он снова резко дергает меня в сторону, заставляя быстро семенить ногами и спешить в сторону нашего номера.
Снова заминка у дверей, снова его поцелуи, ну и я, такая совершенно нетрезвая и податливая Бруша уже и думать забыла о крутой кровати с балдахином. Зачем она мне, когда у меня есть Рен?
Двери закрываются, мы оказываемся на кровати, и я тут же крепко обнимаю своего ненаглядного руками и ногами, слизывая с его щеки фисташковое мороженное, совершенно не обращая внимания на его реплики. Устала ли я после дороги? Чувствовала ли я какое-то волнение?
Абсолютно нет.
Мне было сейчас настолько до глубины души фиолетово на все, что происходит вокруг, что казалось, я даже забыла, что завтра меня ждет встреча с очень важными людьми в моей жизни – с родителями человека, которого я люблю.
- Я уже ем. – кусаю его за нос, проводя свободной ладонью по его колючим волосам. Улыбаюсь ему так, словно не видела очень долгое время и дико соскучилась. Хотя я могу заскучать по нему и за час, проведенный врознь. Странно, да? – Я уже очень довольна! Мы наконец не в этом самолете ужасном, мы в прекрасном отеле, я наелась мороженного и теперь буду ждать, когда кое-какой олень созреет и предложит сделать мне массаж. Или может, отправить тебя искать багаж? А тут есть пицца? Ну то есть, как у нас, в Америке?
Столько скомканных вопросов и несвязных фраз, но признание Рена тут же меня отрезвило. Я уселась на кровати, пронзительно заглядывая в глаза Ромы и пытаясь сфокусировать свой взгляд прямо. Не получилось, и я закрываю свое серые, обиженно ударяя по покрывалу.
- Это же сколько у твоей матери детей? – почему я задала именно этот вопрос? Потому что количество родственников Рендала меня порой очень пугало. Я хотела нравится им всем, хотела чтобы все Эндрюсы поддержали его выбор, чтобы спустя какое то время я тоже была бы частью их большого семейства. Вроде как, отношения с Мелоди складывались вполне дружеские, Кристиан… ну к нему я тоже испытывала весьма теплые чувства. Что касается родителей Рена – я готовилась к знакомству с ними, по крайней мере морально, а вот известие о Чарли выбило меня из колеи.
- Говорят, много детей рождается от большой любви. Но я не представляю, сколько сил твоим родителям понадобилось, чтобы вас всех вырастить. Тоже хочу семью. Большую, крепкую и дружную. Но я, к сожалению ничего этого не помню. – дольки грусти в моем пьяном голосе, и я снова отвлекаюсь. – А почему не сможешь? Господи, только не говори, что она тоже как Эмили?
Вот щас я не на шутку перепугалась. И как наш интимный диалог перешел немного на иной уровень? Я замолчала, внимательно слушая объяснения Рендала и думая о том, что наверное, мне бы хотелось знать о своем прошлом. Знать всех своих родственников поименно, как звали маму, отца, где мы жили? Может, у меня были братья или сестры? А тетушки и дядюшки? Может из-за нехватки своей собственной жизни, укутанной родственными связями, я так интересовалась семейным древом Ромы? Словно его родные заменят мне моих. Но, а вдруг?
И в тот момент, когда мужчина спокойным голосом рассказывал мне о своей сестре, а я лежала у него на плече, расстегивая пуговички на его рубашке и стягивая джинсы, двери в наш номер не спеша открылись и наши разговоры были нарушены истошным криком.
- Рендал! Неужели это ты! Ты так вырос!
Я, в этот момент сидевшая верхом на шатене и в шутку кусавшая его за левый сосок не на шутку перепугалась. Разумеется, мои эмоции повлияли на мою координацию и я встрепенулась, оглядываясь через плечо и видя в дверном проеме родителей своего суженого.
- Вот же блять!
Не тихо так произношу, пытаясь найти укромное местечко чтобы спрятаться. Но мои трепыхания на кровати заканчиваются моим падением.
Резко поднимаюсь по стойке смирно, пытаясь вмиг протрезветь, улыбаюсь во все тридцать два зуба.
- А это Бруклин? Ты сказал, в каком отеле вы остановились, и мы с мужем решили приехать и забрать вас, ну или подвезти к тетушке Лины, можно же вас так называть? Ты чего какая напуганная? Ты не говорил, что твоя девушка – нема.

+2

9

и я счастлив, что где-то заранее
мы оказались друг другу предначертаны.
и что мы с тобой являемся синонимами
с одним общим в сердце значением.

[mymp3]http://cs5532.userapi.com/u5420518/audios/b6ebe36ac7ee.mp3|:*[/mymp3]

- Если ты хочешь найти своих родителей, мы можем нанять детектива, - я погружаюсь пальцами в ее в ее шоколадные, разбросанные по подушкам пряди волос, всматриваясь в улыбчивое, доброе лицо. Интересно, если бы я ничего не знал о своей семье – хотел бы узнать? Но я знаю точно одно – пока я в здравом уме и памяти, знать об этих людях я желаю как можно меньше. Кроме Мелоди – она мое единственное персональное исключение. Мою личное солнышко и еще один повод жить в Сакраменто. Кристиан всегда был конченным подлецом, не переживающим ни за что, что выходило за радиус его вытянутой руки, Чарли свалила в другую страну и мы не поддерживали контактов, если не считать скупую, жалкую переписку на прошлое Рождество.
- Что значит, как Эмили? – При упоминании имени этого белокурого чуда у меня всплывала только одна ассоциация «мертвая»? Я сдвигаю брови к переносице, вглядываясь в подернутые пьяной дымкой металлические глаза Рей.
- Нет, она живая, зачем ты так. – Смеюсь, нагибаясь еще ближе, чувствуя, как ее дыхание впивается и обжигает губы.  Морщу нос, читаю запах ее духов по запястьям, хочу ее всю, каждый сантиметр, каждый вздох, каждое касание – все принадлежит мне. Я не пьян, я не в бреду, но чувствую,  как разум покидает тело, и я слабею в плену ее красоты.
Ее настойчивые пальцы терзали пуговице на моей рубашке. Она жадно снимала с меня джинсы, а я тонул в ее бесконечно серых, касаясь ладонями теплых бедер, задирая ее майку, прикладывая подушечки пальцев к теплой коже и наслаждаясь нашим полусонным уединением.
Я не слышал шагов, не заметил, как на пороге нашего номера появились два силуэта. Мои родители – они ничуть не изменились, были все так же радушны и молоды душой. Мать улыбалась, глядя на соскочившую с кровати, словно ошпаренную, девушку. Девушка стояла, потупив глаза в пол, не в силах проронить не слова, будь-то немая. Я апатично поднялся с кровати, заправляя рубашку в джинсы, обнимая Бруклин за плечи одной рукой и за стан второй.
Ее тело было таким мягким и податливым, словно ноги сейчас подкосятся, и она рухнет в мои крепкие объятия. Я ей гордился – пьяной, настоящей, необыкновенной. Тем, что именно эту девушку я имею честь представить своим родителям. Но даже за опьяненную Рей мне не было так стыдно перед родителями, как перед ней за них. Не идеальных родителей моей недельной личности.
- Ну зачем же вы? Это Бруклин, можно Бруша. Она немного выпила, - пытаюсь отмыть репутацию Джордан в глазах матушки и батюшки. Но не все ли им равно?
Мать меряет ее критичным взглядом, буквально обходя по кругу и останавливаясь на против. Неопределенное «хм», слетевшее с ее тонких поджатых губ заставляет меня нервничать.
- Немного? – Алекс вскидывает брови, а ее взгляд под тяжелыми веками становится еще более суровым. В воздухе витает запах негатива.
- Не приставай к девочке, - одергивает ее Нейджел, отец расплывается в улыбке, хлопая Джордан по плечу.
- Тебе нужно поспать, дочка, - его голос, как всегда, мягкий и добрый, он умеет успокоить и внушить доверие даже ничего не смыслящим словом.
Я кладу подбородок Рей на плечо, продолжая обнимать со спины, глядя в теплые глаза Эндрюса-старшего.
- Мы поспим ночью, она боится перелетов, так отвлекалась, - оправдываюсь, неужели меня волнует их мнение?
- Хватит, не надо, - прерывает отец, указывая на дверь. – Не хотите спать, спустимся в кафе. Бруклин, да? А ты пригласишь нас познакомится с твоими родителями? – Мать все еще недовольна, бурчит, шагая за нами по пятам.  Я держу Рей за руку, достигаем кабинки лифта, спускаемся в бар.
Вечереет, он почти пуст, официант дает скромное меню, оставляя нас думать над заказом. Мы уже сидим за столом на четверых: я рядом с Бруклин, а отец и мать напротив. Мне становится неуютно, словно сейчас начнутся глупые вопросы о том, где я работаю, когда мы поженимся, будут ли у нас дети. А я.. Я непременно должен буду на них ответить.
Летаю где-то в облаках, мое тело здесь – а мысли, мысли мои далеко над землей.
- Когда вы поженитесь? – Алекс выдает долгожданный вопрос, в то время, как я, подавившись воздухом, смотрю на нее во все глаза.
Неужели нельзя было вести себя прилично и не начинать вот так сразу?!
- Мы еще не думали над этим. А вы как? С Чарли виделись? – может быть пройдет тактика – сменить тему? Родители – это те же дети, просто они давно забыли о своих игрушках, посвящая жизнь нам.

+2

10

Знаете, наверное, я ожидала от встречи с родителями Рендала нечто другого. Ну как. Еще задолго до самой поездки я ни раз прокручивала в своей голове события сегодняшнего дня. Интересно, а как все будет? Я планировала одеть свое самое лучшее платье, я бы даже накрасила глаза и расчесала волосы, ведь Рен достоин того, чтобы представить своим родным приличную и культурную девушку. Я бы старалась держать свой язык за зубами и следить за своими пылкими и часто грубыми речами, чтобы случайно не обидеть словом кого-то из его родственников. Я бы была мила, молчалива и прекрасна, знаете, как в фильмах про любовь? Когда герою не приходится стыдиться за ее суженную и всячески пытаться ее защитить. А сейчас… Признаюсь, сейчас я и правда чувствовала себя героиней кино, но совершенно не серьезного, скорее, какой-нибудь молодёжной комедии, где на каждом углу меня ждут неприятности в виде банановой кожуры, на которой я обязательно поскользнусь и упаду.
Что мы имеем на данный момент? Я пьяна в стельку, пару минут назад домогалась их сына самыми грязными способами, затем громко матюгнулась на весь номер и теперь стою перед их серьезным взором, виновато покачиваясь, как стройная березка на ветру. Хотя нет, дело было точно не в чувстве вины, и даже моя совесть пока еще предательски молчала, сжавшись в комочек где-то в области пяток, рядом с рассудком и другими полезными качествами, которыми я должна была блеснуть. Нет, дело в дурманящем чувстве возбуждения, что роем бабочек порхало ниже живота, ну и разумеется, в лошадиной порции алкоголя.
Я лишь хлопала длинными ресницами, озадаченно рассматривая мужчину и женщину, что появились в помещении. Найджел и Алекс Эндрюсы. Я никогда не видела их вживую, лишь на фотографиях, которые мне Рен показал лишь перед самым отъездом, видимо ленясь и не желая вдаваться в долгие и подробные рассказы о семье. Но я и не мучала его расспросами, я намеревалась узнать все из первых уст, но увы. Увы, сейчас, я, наверное, не смогу произнести и своего имени не запинаясь, так что о поддержании беседы и речи быть не могло.
Как вовремя появился Рома, обхватывая меня своими сильными руками за талию и плечи, словно пытаясь тем самым вселить в меня хоть каплю его уверенности и равнодушия. Он совсем не переживает, я вижу это по тому, как он спокойно поглаживает пальцами шов на моей майке, как добродушно улыбается отцу и хмурится от негативного холодка его матери. Я тоже его почувствовала, тут же понимая, что мое лицо и ушки тут же залились багряным румянцем стыда и позора.
- Мне так стыдно. – пищу как маленькая мышка, испуганно заглядывая Эндрюсу-младшему в глаза, надеясь увидеть в них понимание, поддержку, ну и фирменное Ренино любимое – не будь овцой. – Здрасте.
И все что я могу сейчас из себя выдавить? Какой кошмар, после этой встречи Рома точно выкинет меня из своей квартиры и найдет девушку пообразованнее и поприличнее. Может, поступить в университет? Получить диплом, стать умнее всех ботаников, и тогда-то он ко мне вернется! Он еще приползет на коленях и позовет меня замуж!
Заблудившись в своих собственных мечтах и фантазиях, я даже не заметила, как на лицо наплыла довольная блаженная улыбка, и как мать моего любимого уже окидывала меня критичным взглядом, пронзая насквозь мою душу холодом таким, казалось бы, невзрачным и незаметным – немного?
- Да, я очень боюсь самолетов. – Мы оправдываемся, мы что, действительно сейчас оправдываемся? Я не верила своим словам, не верила, что и Рен сейчас мне поддакивает, благородно позволяя мне закрыть свой рот и не позориться перед родителями своим акцентом заправского алкоголика. Я послушно захлопнула губы, сильнее вжимаясь спиной в крепкий торс своего мужчины, словно пытаясь спрятаться на его теле или слиться с цветом его рубашки. Я даже на секунду зажмурилась, искренне надеясь, что это сработает.
Что меня заставило открыть глаза? Теплое и ласковое – дочка.
Я тут же встрепенулась, обращая свое пьяное внимание на Эндрюса-старшего, тут же ловя взглядом его добродушную улыбку и теплый взгляд. Точь в точь как у моего Рена. И знаете, это подействовало на меня так ободряюще, что я не удержалась и улыбнулась в ответ, чувствуя, как все внутри меня заполняется безудержным счастьем и детской радостью. Впервые за долгое время кто-то назвал меня дочкой.
- Спасибо. – только по дороге в сторону кафе я осмеливаюсь открыть рот и произнести хоть слово. Я крепко держу своего мужчину за руку, я чувствую его поддержку, и что в случае чего он не даст мне ляпнуть глупость. Так что, я вполне уверена в своей безопасности и в безопасности окружающих меня людей, разумеется. Найджел задает не самый приятный вопрос, и я на секунду смутилась. – А Рома вам разве не рассказывал? – но судя по вопросительным взглядам четы Эндрюс, о моей биографии они не знают совершенно ничего. -  Я не знаю своих родителей. В 11 лет я попала в авиакатастрофу, потеряла память, документы и попала в детский дом Сакраменто, где и выросла. Но мы с Рэмом думаем, что я родом из Ирландии, я знаю этот язык. – на секунду между нами всеми воцарилось молчание. Найджел и Алекс о чем то думали, я же почувствовала себя дико виноватой, потому что забыла рассказать о том, что у меня есть Шерон. Или лучше не стоит? Может, им покажется странным, что я считаю своей матерью не родного мне человека?
- Вообще-то есть женщина, которая мне как мать. – вновь обращаю внимание на себя любимую. – Вы можете познакомиться с ней. Она вам понравится, лейтенант полиции и учитель в школе карате. Кстати, родом из Австралии! – я бы еще долго могла безустанно тараторить про Шерон, но меня во время одернули, подталкивая в сторону бара.
Мы заняли наши места, Рома заказал нам ужин, а я все так же предательски краснела каждый раз, когда взгляд Алек был направлен в упор на меня.
- Давайте, не будем сегодня выпивать за встречу? – с видом заговорщика произнесла я, потирая ручонки и затем протягивая их в сторону кружки с зеленым чаем, который был любезно заказан мне моим олеником. – Это чтобы я скорее протрезвела, да? Твои родители меня так напугали, что я думаю весь алкоголь выветрился вместе со страхом. Ой, вы только не подумайте там ничего! Вы совсем не страшные, наоборот, очень красивые! – я понимала, какую ересь я несу, но никак не могла остановиться, пытаясь каждым своим последующим предложением загладить вину, но делала только хуже. – Мне нравятся ваши залысины, интересно, у Рена в старости будут такие же? – просто фейспалм, завтра мне будет очень и очень стыдно за себя, а сейчас, сейчас осознавая, какую чепуху я несу, я поторопилась заткнуть рот кружкой с чаем, делая жадный глоток и обжигая язык.
В этот же момент нам задают весьма компрометирующий вопрос, и я, не задумываясь, делая жадный глоток, тоже разворачиваюсь к Роме, терроризируя его хитрым и вредным взглядом.
- Да, когда мы поженимся?
Мы никогда не обсуждали с ним нашу свадьбу, нашу будущую совместную жизни, казалось, эти разговоры были просто для нас не созданы. Или же мы просто знали, что вместе навсегда, и не стоит обсуждать какие-то моменты нашей будущей совместной жизни, ведь проблемы надо решать по мере их поступления? Или мы просто не хотели торопить события. Или просто не хотели жениться. В голове гулял шальной пьяный ветер, перемешивая и путая мои неосознанные мысли, и читая на лице суженого смятение, я решаю сменить тему.
- Алекс, а сколько вам лет? – шикарная тема для разговора с пожилой женщиной, вам так не кажется? – Кстати про Чарли, а как вы осмелились родить так много детей? Они ведь все погодки, вам было тяжело? А беременность – это вообще, страшно? И почему у ваших детей такие странные имена? А как будет Найджел на русский лад? А Бруклин? А в какой стране вам понравилось жить больше всего?

+3

11

Почти никогда мне не приходилось краснеть за Рей. Почти никогда, но не сейчас. Сейчас мы сидели в небольшом кафе, расположившемся на первом этаже просторного холла, мимо нас то и дело сновали официанты, теперь было много посетителелей, народ стекался на ужин, словно муравьи в свое подземное царство. Сначала я легонько пнул ее ногой под столом, услышав фразу по симпатичные залысины отца, но это не помогло. То ли Джордан не почувствовала столь явного намека, то ли просто не поняла.
- Рей, - сквозь зубы процедил я, чуть поворачивая голову в ее сторону. Но девчонка с самым непринужденным видом принялась хлебать горячий чай. Кое-что хорошее в этом все же было – она на какое-то время замолчала, давая мне возможность с облегчением вздохнуть. Тихонько стучу пальцами по столу в ожидании чего-то фееричного, внезапного, сумасбродного, от чего бы мне в пору подавиться кофе, если бы я сейчас делал глоток. Она открывает рот, моя голова в полоборта, и я вижу, как ее тонкие, чуть изогнутые четкие губы произносят:
- Да, когда мы поженимся?  - Ожидаемо… Закрыв глаза, я предпочел некоторое время молчать, вспоминая и прокручивая в голове снова и снова слайды наших встреч, как мы вместе ели роллы, как целовал ее в клубе, заполненном бликами прожекторов. Как ссорились, мирились и снова ссорились. Как уезжал, скучал и как меня непреодолимо тянуло к ней. Я бы женился на ней, без тени сомнения, без раздумий и притворства, лихого обмана, не потому, что так предписывают правила совместной жизни, а потому что так хотел я сам, но пока острой необходимости не видел. Улыбаюсь, кладя свою ладонь поверх ее теплой вспотевшей руки. Я знаю, что не смотря на свое одурманенное алкоголем состояние она волнуется и ждет ответа, который запомнит и расценит так, как было бы, если бы она была совершенно трезвой.
- В мае. В России очень красивая весна, я хочу, чтобы ты увидела цветущие яблони и вдохнула запах душистых майских цветов, распускающихся на деревьях питерских проспектов. – Но она так ловко и проворно сменила тему, что я не успел помечтать. Очередной вопрос был неудачным, конечно, возраст моих родителей никакая не тайна, но обсуждать это за ужином казалось неэтичным. Мать грузно вздохнула, я откинулся на спинку стула, умоляюще глядя Алекс в лицо. Надеюсь, она верит, что обычно Рей более адекватна?
- Милая, может быть мы погорим об этом потом? – Сухо отрезала мать, и в этот раз я был на нее не в обиде. Но встрял отец, который своим спокойным и добрым нравом всегда уравновешивал гармонию в нашей семье и служил своеобразным рычагом тормоза для гордой и своенравной женщины.
- А почему бы не сейчас? – Он пожимает плечами, лукаво прищурив голубые глаза. – Дочка, дети – это счастье, ведь когда мы уйдем из жизни, что останется после нас? Дети – наша кровь, наше наследие, по детям судят их предков, и по твоим детям будут судить о тебе. – Мы еще не выпили, а темы для беседы подобрались философские.
– Ну пап, хватит, - умоляюще протягиваю я. Сейчас мне совершенно не хотелось думать на тему будущего, наследия и детей. Я не испытывал к цветам жизни таких фанатичных чувств, как мой отец. И то, имея пятерых детей Алекс и Нейджел умудрялись систематически на них забивать.
- Ты же не сказала ребятам главную новость! – Восклицает папа, и по его интонации я чувствую, что новость важная и скорее всего хорошая. Его голос звучит слишком взволнованно, подрагивая от нетерпения.
- Мы хотим усыновить ребенка, - предполагая мои возмущения и расспросы, он поднял правую руку вверх, останавливая поток моих не озвученных мыслей.
- Кристиан, паршивец, мотает срок, - а у них, оказывается, неверная информация, - Чарли нас даже не навещает, у нее давно своя жизнь, ты и Мелоди живут на другом континенте, надо же нам о ком то заботится на старости лет? – Хорошая новость в очередной раз была прервана лепетом Джордан. Алекс сделала глоток холодного чая, смотря на мою избранницу, как на жительницу сельской местности.
– Что значит странные? Нормальные американские имена, вот назвать ребенка в честь самого криминального района Нью-Йорка – действительно странно. – Мисис Эндрюс пренебрежительно качает головой.
- Алекс будет Саша. – Вставляю я. – Алекс – Александра – Саша, русские сокращают так, Нейджел… думаю, что Никита. А имени Бруклин в русском языке нет, и ничего похожего тоже. – Кроме Бориса мне ничего на ум не пришло, но Борис далек от Бруклин, так же как балерина от шахтера.
- Нам нравится здесь, - в беседу снова вступил отец, - Государство Австралии заботится о своих гражданах, знаешь, тут на пенсию можно отправится в кругосветное путешествие, мы, кстати, планировали, - он смотрел на лицо Рей и вел беседу только с ней. Я молча отхлебнул своего кофе.
- Вы домой ехать собираетесь? – Ледяной тон матери разрядил умиротворяющую беседу. – Или вас подвести до этой самой мифической тети, - как быстро нас раскусили.
- Лучше поедем домой. – Приносят наш заказ – большое блюдо с птицей и салаты, а так же бутылку полусухого испанского вина.
- А я что, я ничего, - папа хитро подмигивает нам с Брушей, видимо в тайне от Алекс он успел шепнуть официанту волшебное слово и на столе чудным образом материализовалось «Chardonnay».
- Я же просила тебя не заказывать спиртное! – Женщина всплеснула руками, вставая из-за стола. – Ты же за рулем. Ой, все, я ухожу! Делайте что хотите.

Отредактировано Randal Andrews (2013-03-27 03:43:36)

+3

12

Ни пинки Рендала, ни недовольно произнесенное сквозь зубы мое имя никак не могли повлиять на меня и заставить вести себя прилично. Эй, ау, я была пьяна, и на сий процесс не могло повлиять ни что на свете. Наверное, мне нужно проспаться, прийти в себя и протрезветь, тогда я смогу фильтровать свои мысли, контролировать свой язык и прекрасно осознавать, что я творю. Но на данный момент родители моего суженного не казались мне такими уж важными персонами, чтобы их бояться. Они ведь меня любят уже за то, что меня любит их сын, разве не так?
Под теплым взглядом Найджела я таяла и ощущала полную и стопроцентную уверенность в себе. На Алекс практически не обращала внимания, лишь редкие сухие реплики Ромы иногда опускали меня с небес на землю. Я пила чай, ждала его ответа, мысленно пытаясь предположить – чего мне ждать?
Что он скажет?
Ты что, сдурела, нах мне на тебе женится, я ж нормальный!
Джордан, свадьба? Ты шутишь? Лет через десять может, но пока нет, ты еще не созрела.
Ой, тут такие вкусные пироженки, чафк-чафк-чафк.
Алкоголь дурманил мои мысли, и я, почему-то, сразу подготовилась к отрицательному ответу, который бы мне гарантированно не понравился. Не то, чтобы я сильно рвалась замуж, но знаете, мне как любой девушке было бы приятно знать, что я вхожу в план на будущее своего любимого человека. Что он хотел бы прожить всю свою жизнь бок о бок со мной. Нет, ну конечно, у Рендала уже не было других вариантов и выхода, он от меня никуда не денется при любом раскладе, и даже если вдруг он зажелает уйти от меня, проживет он после нашего расставания не долго.
Но его слова заставили меня онеметь. Мы смотрели друг другу в глаза, я утонила в его бездонных карих, ловля на своей коже каждое его слова. В мае. В России. В Петербурге.
Прекрасно зная, сколько значит для Ромы эта страна и этот город, мне стало необычайно лестно, приятно и я провалилась в необыкновенную эйфорию, уже мысленно порхая в своих мечтах и представляя себя в свадебном платье. Бруклин Рей Эндрюс.
Недовольно морщу нос, понимая, что за столь короткое мгновение успеваю соскучиться по своей фамилии, румянец смущения поглотил мои щеки, теплая уверенная рука накрыла мою ладонь, и я опомнилась, взволнованно убирая руку и смахивая легким жестом со стола свою кружку с горячим чаем прямо на ноги матери Рена.
- О Боже, Алекс, простите меня, я такая неуклюжая. – за какое-то мгновение сваливаюсь под стол, чтобы собрать осколки и как-то исправить ситуацию. Сталкиваюсь тут же с официантом, что услужливо просит меня подняться, мол, справлюсь сам, а то еще чаевые с тобой потом делить. – Давайте, вы меня простите, и я больше не буду говорить о вашем возрасте? У вас, кстати, хорошая фигура для ваших лет, вы не занимаетесь йогой? Я умею вставать на мостик и садится на шпагат, я бы вам показала…
Но снова толчок под столом, и я затыкаюсь, позволяя более трезвым собеседникам продолжить скучную и светскую беседу.
- Дети? – я испуганно перевела взгляд на Рому, в надежде что он сам догадается и сменит тему нашего разговора, ибо сейчас даже я, не смотря на лошадиную дозу алкоголя, почувствовала себя явно не в своей тарелке. Дети… Это такой сложный вопрос, не для моей головы, не для моего возраста и характера, вообще не для меня. Хотела ли я ребенка от Ромы? Пожалуй, мне пока хватает моего мохнатого кота, ведь и он, в какой-то части, наш с Рендалом ребенок. Наверное, этого достаточно.
- Усыновить ребенка! – не смотря на то, что идея мне показалась бредовой, я радостно запищала, хватая Найджела за руки и радостно кривляясь с ним за столом,  не обращая внимания ни на Алекс, ни на Рена, что были явно смущены нашим поведением. – А как его назовете? Реймонд? Гладиатор? Какие еще идиотские имена вы знаете?
Батюшки, я сказала это вслух?
На столе тем временем появилась бутылка шампанского, что крайне не понравилось старшей женщине за нашим столом.
- Вы закодированы? Вам нельзя выпивать? Ну постойте же. – не знаю почему, но мне показалось моим долгом сейчас задержать Алекс, ну или хотя бы встать на ее сторону. Я хватаю со стола бутылку, кидая в сторону мужчин осуждающий взгляд и быстрым шагом нагоняю женщину, что уже вышла за пределы ресторана. – Алекс, смотрите, я взяла бутылку с собой! Давайте мы отметим наше знакомство? Не хотите? – озадаченно чешу затылок, вновь ускоряя шаг, чтобы не отставать. – Хотите домой? Давайте вызовем такси?
Вот мы на улице, я уже забыла про наших мужчин, поднимаю руку кверху и громким таким басом, ну, своим специфическим ору на всю улицу.
- ТАКСИ! – желтый автомобиль тут же останавливается перед нашим носом и я заталкиваю Алекс в салон, устраиваясь рядом и обнимая ее за плечи. – Знаете, от вас так вкусно пахнет! А у вас большой дом? А животные есть? Ой, я забыла про наш багаж… Но Рендал же умный, он точно вспомнит. Будете шампанское?
И не дожидаясь согласия женщины, кручу бутылку в руках, выстреливая пробкой в затылок водителю, от чего тот тихонько охает и оседает на своем сиденье.
- О господи, ты убила водителя!
Неужели убила? Может он это, просто сознание потерял?

+1

13

Сколько еще всего натворит Бруклин Рей Джордан, пока мы будем добираться до дома. Сколько мебели переломает, сколько людей убьет! Мать вскочила из-за стола, и заявив, что общаться с нами больше не намерена, покинула помещение. Я хотел было схватить Джордан за руку, чтобы не дать ей уйти, но где же мне остановить пьяную девицу, которой взбрело в голову догнать Алекс во что бы то не стало.
- Мам, ну погоди, куда ты, - встаю из-за стола, крича ей вслед, но она ровной и твердой походкой удаляется все дальше, даже не посмотрев на нас с отцом. С бутылкой за ней по пятам бежит Бруклин, размахивая этой самой емкостью. Надеюсь, она никого случайно не ударит по голове? Надо бы проконтролировать. Кажется, мы с папой подумали об этом одновременно, потому что оба вскочили из-за стола и побежали за нашими девушками, позабыв свои кофты, игнорируя охрану и, разумеется, не расплатившись за еду. Но никто за нами не бежал, видимо, менеджер еще не успел отразить коварный побег солидного с виду семейства. Не далеко от крыльца ресторана уже стояло желтое такси, в нем происходила какая-то возня, и с места оно не собиралось двигаться.
- Может быть, нас решили подождать? – Нейджел вопросительно выгибает левую бровь, уверенно шагая к машине, я иду за ним, забыв не только про счет, но и про наш теперь уже окончательно потерянный багаж.
В несколько прыжков мы добрались до желтого автомобиля, и я заглянул в салон, заставая чудесную картину: Рей обнимает открытую бутылку с шампанским, мама испуганно смотрит то на нее, то на меня, то впереди себя, туда, где должна виднеться макушка водителя. Так, а где же водитель?
Словно предвидя мой немой вопрос, Алекс прошептала, указывая пальцем с крупным кольцом на водительское сиденье.
- Твоя Бруклин только что убила таксиста. Какой ужас, это же уголовное преступление! А она американка, придется звонить в посольство, какой ужас, какой ужас, - ее губы все двигались и двигались, шепотом повторяя о том, что натворила Рей.
Я не совсем понял, как можно было убить здорового мужика. Взглядом? Гневно испепелить? Заговорить до смерти? О, это Джордан умеет, но не за три минуты же или ее мастерство растет?
- Мам, помолчи, - пока я выслушивал бредовую версию убийства, отец обошел машину, открывая переднюю дверь и вытаскивая мужика на улицу.
- Пульс есть, дышит, все нормально, - оповестил он и послышалось незнакомое покашливание. Я тоже обошел автомобиль, присаживаясь около таксиста, который уже открыл глаза, сел и в непонятках потирал затылок.
- Что это было? – И что ему ответить? Мы с папой переглянулись с девушками, это же они свидетельницы, пусть сами и рассказывают.
Итак, спустя еще десять минут возни и путанных объяснений мы все таки поехали домой, распивая шампанское прямо из горла. Отец сел на переднее сидение и погрузился в нирвану, я же потеснил Рей и мать, впихиваясь с края на заднее и глядя в окно, гладя Рей по коленке и иногда отпивая из бутылки игристого напитка.
Через четверть часа показался родительский дом, они жили не так далеко от аэропорта.
Мать до сих пор молчала и демонстративно не сделала ни одного глотка шампанского, ну и ладно, нам же больше достанется.
Теперь до конца дня у нас было время на то, чтобы осмотреться, занять комнату и разобрать свои вещи.
Вещи! Словно лампочка озарения загорелась в голове, когда я побежал к уже отъезжавшему такси.
- Подождите, мы забыли багаж!
Но ничего подобного в салоне не оказалось, только пробка от бутылки, сиротливо валяющаяся под сиденьем. Тогда я почесал затылок и стал вспоминать, где последний раз видел наш чемодан и пришел к неутешительному выводу: а гостинице, в молле на первом этаже, где оставил Рей дожидаться меня, а она потерялась, точнее ушла за каким-то мужиком в номер с порнушкой, решив, что багаж уже доставили. На самом же деле он остался внизу. В номере мы прихватили сумки хозяев люкса и отправились внизу, покушать, что было дальше, всем известно.
Махнув рукой, я вернулся в дом, притягивая Джордан за талию и целуя во влажные губы, загадочно улыбаясь.
- Ты потеряла наш багаж, - не смотря на то, что в моем голосе были нотки укора, ругать я ее не собирался. Вещи уходят и приходят, купим новые, главное, что с нами все хорошо. Отец увлек нас в экскурсию по дому, показывая, где кухня, где спальня для гостей, где душевая.
- Вас к ужину ждать? Хотели сделать мясо по-французски, - я невольно ухмыльнулся, вспоминая Этьена и его вкусненькие котлеты.
– Да, мы в душ, отдохнем и придем, успокой маму.
Так мы оказались в просторной ванной комнате, выложенной белоснежным кафелем. Я включил теплую воду, снимая футболку с себя и обхватывая Рей со спины.
- Мы точно доканаем сегодня моих предков, - и наш счастливый смех заполнил комнату, разносясь и отталкиваясь от стен гулким эхо.

Отредактировано Randal Andrews (2013-04-19 00:31:42)

+1

14

Пейзажи за окном стремительно сменяли друга, настолько быстро, что я даже не успевала сфокусировать свое пьяное зрение на чем-то одном. Так и приходилось смотреть в одну точку перед носом, виновато сопеть носом и изредка отвечать на прикосновения Рендала благодарной улыбкой.
С тех пор как автомобиль двинулся в путь, с тех пор как нам удалось привести водителя в себя и более-менее успокоить мать моего суженного – я не проворонила ни слова. Я вообще даже поначалу дышать боялась, но рома во время меня пихнул в бок, усаживаясь рядом и предлагая мне взбодриться с помощью еще одного глотка шампанского. Но я отказалась! Да, вот такая я молодец, брезгливо скривила нос и с громким и четким
- Фи, убери от меня эту гадость, я больше не пью! – повернулась к своей будущей (ну я очень надеюсь, да) свекрови в поисках одобрения и поддержки. Но Алекс, я судя по всему, не особо понравилась, и каждое мое движение, лишнее слово, да просто вздох она воспринимало как-то уж совсем резко. Поэтому я решила успокоиться и дождаться того момента, когда протрезвею и смогу анализировать ситуацию.
А еще мне определенно точно лучше не оставаться с Рендалом наедине. Категорично! Нельзя и все, это грозит мне жестокой и мучительной смертью, и добродушным поглаживаниям по коленке я сейчас не особо доверяла, может он таким способом ищет у меня слабое местечко? Намекает, что сначала переломает мне ноги, а потом и все остальное? А шампанское он мне предлагает, чтобы я побольше выпила, успокоилась и не шумела. О господи, мой мужчина маньяк! Уж лучше бы сексуальный.
А машина тем временем останавливается, Алекс вылетает из нее как пробка из шампанского, которой я совсем недавно чуть не убила водителя. Я провожаю эту женщину расстроенным взглядом, виновато выбираясь следом и обращаясь к мужчинам.
- Я ее сильно разочаровала, да? Как-то неудобно получилось. – я даже в дом заходить опасалась, мало ли, что я еще успею натворить еще. Хотя на данный момент я сконцентрировалась и настроилась на то, чтобы не совершить ничего из ряда вон выходящего. Я буду няшечкой, буду как настоящая американка только есть, спать и улыбаться. На это же я способна, да?
Найджел пробормотал мне что-то не слишком убедительно, провожая нас с Ромой по дому и показывая где и что у них находится. Я не особо следила за помещениями, больше озадаченная пропажей нашего багажа.
- Но там же подарки твоим родителям, мой плеер! Фотоаппарат! Мы не сфоткаемся у того здания с гребешками? – это я про оперный театр, да. – Найджел, а кенгуру у вас правда есть? – это из той же сферы, если спросить у русского про медведей, но вот с кенгуру мне и правда хотелось познакомиться.
- На чемодане кажется, осталась бирка из аэропорта, может вернемся и заберем наш багаж? – мои слова звучали даже жалобно, мне очень хотелось сбежать из этого дома, ибо даже сквозь стены я чувствовала негодование со стороны Алекс и ее явное негативное отношение к моей персоне.
Мы оказались в ванной, Рен уже шустро стягивал с себя одежду, мягко обнимая меня со спины, тем самым давая понять, что все мои тайные обвинения в его сторону были ложными. Он у меня хороший, он меня любит, и кажется, ему почти даже не стыдно за свою девушку.
Удивительный человек, согласитесь?
Мой смех наравне с его звучал не так убедительно, мое сухое ха-ха было каким то заторможенным, да и знаете, не до этого как –то было.
- Очень смешно, тебе правда кажется это забавным? – я правда старалась быть сейчас серьезной, зуб вам даю! Но этот «ик» так не вовремя вырвался из глубин моей пьяной души, что я тут же покраснела и спряталась в своих ладошках, медленно разворачиваясь к Роме и глядя с немым вопросом в его красивые, цвета бурбона, глаза. – Твоя мать меня ненавидит, а ты смеешься! Она явно ожидала увидеть не такую девушку. Господи, она подумает что я алкоголичка, или что сижу на наркоте! Скажет, что я еще и тебя подсадила, поэтому ты считаешь все это веселым и увлекательным. – тыкаю шатену пальцем в грудь, в тот момент, как он пытается меня успокоить и помочь раздеться.
Вот меня лишили верхней кофты, вот уже стягивают майку, и я в этот момент словно протрезвела (ага, щаз, не мечтайте даже!). Мои глаза от удивления распахнулись и я, в попытке защититься, прижала руки к груди, глядя на любимого с удивлением.
- Ты что, собрался идти в душ со мной вместе? – да как же так? Да, мы встречаемся, да, он видел на моем теле все интимные места, даже пупочек – самое сокровенное, кстати сказать! Но это же все было в порыве страсти, а сейчас мне ну совсем не до этого. Хотя ладно, Рен топлесс выглядел очень и очень возбуждающе, но мысли о его матери этажом выше снова топили все мои порывы согласиться на душ вдвоем. – Давай ты подождешь за дверью? Ну нет, ты будешь смотреть, а я буду стесняться, давай-давай, иди. Вот твоя майка, вот тебе поцелуй на удачу. Я обещаю не долго. – и встаю на носочки, уверенно закрывая глаза и протягивая губы трубочкой, получить свой поцелуй и затем выгнать нахала из ванной.

+1

15

Я и подумать не мог, что Джордан решит выгнать меня из ванной в самый романтичный момент нашего с ней пятиминутного пребывания в этом доме. Он большой, родителям все равно, чем мы тут занимаемся, да и не дети ведь уже. Но Рей вздумала сопротивляться, выталкивая меня из ванной комнаты. Что значит, подожду за дверью? С каких это пор так обращаются со своим молодым человеком, который почти замуж позвал между прочим!
Обхватываю ее со спины, целуя в требовательные влажные губы и продолжая снимать одежду – и с себя, и с нее. Тоже мне недотрога. Шучу-шучу, Рей девушка приличная, скромная, иногда даже слишком.
Итак. Что нас  ждало в Австралии помимо уже свершившегося знакомства с моими матерью и отцом? Чем мы тут собирались заниматься целую неделю?
Может быть, мы встретимся с Чарли, но зная о ее негативном отношении к моей персоне, я надеялся, что этой встречи получится избежать.
Еще мы прогуляемся по Сиднею, где сейчас очень тепло, посмотрим достопримечательности города, сходим в здание с гребешками – оно же театр, постараемся там не заснуть. Посмотрим на кенгуру в заповеднике (как так, они не гуляют по улицам?), отведаем местные блюда в центральном ресторане, купим сувениров друзьям… К чему я все это? Да к тому, что совместное времяпровождение в душе – чуть ли не самое веселое, что ждет нас в ближайшие семь дней. Конечно, мы с Бруклин никогда не скучали вдвоем, но и досуг свой планировали более увлекательно – к черту театры и походы в суши каждый вечер.
И сейчас мои руки скользят по ее изящному стану, я целую ее в шею, слушая, как шумит вода, как она теплыми струями наполняет ванную.
- Кого ты надумала стесняться? Брось, - ее смех оттеняет нервозностью и напряжением. Я внимательно смотрю в пепельные глаза Рей, убирая прядку волос с красивого смешливого лица девушки.
- Тебя действительно волнует, что о тебе думает моя мать? – Чуть не сказал «Алекс», иногда я имел манеру называть женщину по имени, а не «мама».
– Она всегда всем недовольна, человек такой, понимаешь? Зато отец у меня хороший, ты ему, кажется, понравилась. – Его в отличии от материя по имени не порывался назвать.
- Еще у меня две сестры и брат, ты же не забыла? – Подмигиваю ей, чуть приподнимая за талию над белоснежным холодным кафельным полом и ставя в ванную.
- Ты же помнишь о том, что нравиться всем невозможно, да и не к чему. Особенно если речь идет о родственниках твоего парня. – Беру в руки душ, включая напор воды сильнее, отходя на шаг от Джордан и пуская струю воды ей в лицо. Лишь бы Бруша не навернулась и не упала. А чего мы вообще пошли мыться то? Так загрязнились в дороге? Или в целях отрезвления? Лично я был в душе перед самым отлетом, мне на это мероприятие (если я шел реально мыться в одиночестве) хватало и двадцати минут, а иногда и четверти часа.
Достаточно скоро мы выбрались из ванной, где, увы, ничем, кроме как побрызгаться водой и помыться нам не удалось, потому что Алекс ломилась в дверь с требованием дать ей какое-то зеленое полотенце, с уточками, которое она там забыла, и другим вытирать руки после мытья посуды у нее никак не получается.
Видите ли, карма полотенца влияет на настроение. И то верно, зеленый – он же успокаивает, а если еще и с уточками, то к концу вечера в уточку превратиться сама мама по моим предположениям. Боже, какой бред я думаю, Рей, ты отсыпала мне своей травы?
Короче, уже через час, когда мы высохли, переоделись и поразглядывали интерьер гостевой комнаты, в которой нам предстояло жить неделю, папа позвал нас к столу.
Кухня у них была просторной, светлой, посередине стоял сервированный на пять персон стол, устланный белой скатертью. В центре возвышалась ваза с цветами полевого происхождения.
- Мы еще кого то ждем? – Отодвигаю перед Джордан стул, мысленно пересчитывая столовые приборы – нет, их совершенно четко пять.
Алекс пожимает плечами, усаживаясь около Нейджела.
- Нет, мне просто захотелось накрыть на пять персон.
В комнате повисла тишина, нарушаемая моим смешком, который я как не старался, не смог подавить. В дополнение кручу пальцем у виска, ловя укоризненный взгляд отца. А мы с Брушей еще не самые чокнутые люди на этой планете.
- А, ну тогда все нормально, воображаемый друг в порядке вещей в нашей семье. Кого посадим с нами за стол? Давайте это будет Бонд, Джеймс Бонд.
Женщина ударяет ладошкой по столу, тихонько взвизгивая.
- Прекратить идиотничать! Или будете есть без меня. – Она уже даже отодвинула стул, чтобы выйти из-за стола, но почему то передумала. Видимо утка в чесночном соусе выглядела более аппетитно, чем вечер в одиночестве. И в этот раз снова жертвовать трапезой из-за нее никто не собирался!
Может быть это для нового усыновленного ребенка? Пронеслось в моей голове, и я, пододвинув к Рей бокал с красным вином и тарелку, тоже принялся за еду, в этот раз молча.

+1

16

Что дальше происходило в ванной, вы себе даже представить не можете! Стоило ли сомневаться, что Рома покидать нашу обитель не зажелает, мол грязный я, нельзя мне у дверей ждать, да и я с тобой хочу. Нет, ну я конечно пыталась его убедить, заболтать, задобрить поцелуями… Но видимо поцелуев моему милому было недостаточно, и я четко ощутила на своем теле две крепкие мужские ладошки.
Пара бестолковых попыток выскользнуть из надежных объятий, несколько недовольных ерзаний в его руках и угроз «я тебя сейчас покусаю, грязный извращенец!», но… за почти уже год наших отношений, влияние Рена и его могучего тела на меня никак, ну никак не хотело уменьшаться. Но желание побороться росло! И тут вроде бы и обниматься хочется, и штаны ему помочь снять, но и повредничать тоже!
Хвастаюсь длиной своего розового языка, не желая лишаться своей последней защиты в виде хлопчатых трусов, одновременно отправляя Рену в лицо его же рубашку. И как-то так вышло, что наша прелюдия переросла в кое-что нечто иное, но не менее веселое. Мы, как дети малые, толкались и возились в ванной, поливая друг друга из под крана, сдувая в лицо воздушную пену и выталкивая за края нашего импровизированного корабля.
Я смастерила на голове любимого два ветвистых рога, пока он о чем-то переговаривался со своей матерью через дверь.
- Знаешь, когда меня от нее ограждает дубовая дверь, я чувствую себя в порядок увереннее. – и снова наш задорный смех распространяется по комнате, и мы снова играемся вместо того, чтобы тихо и спокойно принять душ. Ну ладно я, молодая, смешная и неопытная! Но Рен то уже большой и взрослый олень, негоже ему в его-то возрасте валять дурака! Хотя, хотя мне наоборот нравилось, каким непосредственным и свободным он становился в моей кампании, совершенно забывая про свои замашки зануды и приличного человека.
Итак, с чистыми и мокрыми попками мы отправились в нашу спальню, облачаться к ужину и готовиться к очередной проверке от хозяйки дома. И сейчас, подбирая наряд перед очередным появлением перед этой суровой женщиной, я вновь почувствовала волнение.
- Ром, а может она такая нервная, потому что ты мало уделяешь ей внимания? А Мелоди и Крис? Они общаются с ней?  - странно, но этих двух родственников своего суженного я совершенно не смущалась, меня не волновало их мнение о себе, вернее я просто знала, что Реймонд неравнодушен ко мне, а Мелоди мечтает стать моей подругой с самой нашей первой встречи. Интересно, а какое впечатление обо мне сложится у Чарли? Хотя я не сильно рассчитывала с ней познакомиться, уж слишком траурным был тон Ромы, когда он рассказывал мне об очередной сестре, и я решила больше не поднимать эту тему. С еще одним негативно настроенным человеком я точно не смогу справиться и начну хамить и грубить. И Рен тогда точно не будет меня больше ни с кем знакомить! Никогда! – надо наверное было купить ей букет цветов, она была бы не такой хмурой. Ой, мы же купили ей сервиз! Помнишь, как Шерон советовала? – сучка, хочет сплавить меня поскорее замуж, и мол без одобрения родителей жениха это сделать не так уж просто.
И я плюхнулась на кровать, пытаясь найти под ней наш багаж, не сразу вспоминая, что мы оставили его в отеле. Рома снова посмеялся над моей наивностью, поторапливая меня наконец отправиться в сторону гостиной.

Помещение было светлым и просторным, я сразу встретилась взглядами с мистером Эндрюсом, и он одарил меня дружелюбной улыбкой, кивая в сторону места напротив себя. Рен пододвинул мне стул, я поразилась его манерам, видимо присутствие родителей и на него влияло каким-то особенным образом. Сами того не желая, мы стали следить за мелочами: правильно ли мы держим ложку, расстелили ли салфетку на коленях, в общем, старались кардинально следить за своими манерами.
Конечно, виной этому была Алекс, ее пронзительный и жестокий взгляд блуждал по столу, словно она искала причину для расстройства. И Рендал, идеальный сын!, тут же ей эту причину дал.
- Рен, прекрати! – пытаюсь усмирить своего оленя сначала недовольным взглядом, но он не унимается! Тогда приходится применить силу и стукнуть кулаком по его коленке. Рен тут же прикрыл рот, недовольно глядя в мою сторону и принимаясь за еду. – Извините.
- И Вы нас. – тут же вступился Найджел, чуть приподнимаясь из-за стола и протягивая нам тарелку с хлебом. – На самом деле Алекс пригласила соседку отужинать с нами. – Судя по голосу, идея поужинать с непонятной женщиной отцу семейства не нравилась тоже, но я то порядочная невестка, я не должна была показать, что расстроена появлением еще одной женщины. В принципе, ее появление было ожидаемым, надо же будет Алекс с кем-то обсудить появление ее сына с его девицей.
- О, это здорово, чем больше народу, тем веселее! – я вся само дружелюбие и милосердие! А что мне оставалось делать, кроме как улыбаться и поправлять цветочки в вазе? Кушать мне не хотелось, аппетит совсем пропал, еще и звонок в дверь…
Алекс тут же вскочила с места, приглашая в дом нашу гостью. Ей оказалась… Я даже забыла сделать вдох, глядя на невероятной красоты девушку, молодую девушку.
- Знакомьтесь, это Никки. Рома, помнишь Никки? Они раньше жили с нами в Лондоне по соседству и вы с ней были ну очень дружны! Представляешь, как только их семейство узнало, что мы обосновались в Сиднее, они переехали следом.
- Привет, Ромка.
Этот сладострастный голосок уже начинал меня раздражать. Я сверлила незваную гостью ненавидящим взглядом, прекрасно понимая затею Алекс. Решила показать Роме, что есть девушки куда лучше меня? Вот еще, я тоже могу надеть декольте и шпильки, и буду выглядеть не менее красиво! Вот только найду чемодан и обязательно оденусь! И предупреждая чрезмерное глазение своего мужчины в сторону девушки, я стукнула его по коленке еще раз. В профилактическим мерах, разумеется.

Никки

0

17

Вопрос про Мелоди и старшего брата застал меня врасплох, ведь о Кристиане я едва ли знал больше, чем моя девушка. Думаю, с родителями он не общается, не царское это дело чтить тех, кто тебе подарил жизнь.
Отрицательно мотаю головой, беря Бруклин за руку и разглядывая линии на ее теплой ладони.
- Не думаю, что он видел их с тех пор, как  покинул дом. А Мел, как и я, шлет открытки на праздники, пишет, звонит, все такое.
Если честно, разговаривать о своей семье я не любил, потому что ничего о ней не знал, а гордится в моей ситуации нечем. Я не знал, где работает мать, чем занимается отец, замужем ли Чарли, есть ли у Мелоди лучшая подруга и в каком районе Сакраменто живет Реймонд. Я даже не знаю, где похоронена Эмили…
- Можешь спросить у нее, когда вернемся домой. Вы же общаетесь? – Помню, моя сестра очень тепло отнеслась к Бруше и из кожи вон лезла, чтобы ей понравиться. Мелоди всегда и всем хочет нравиться, такова уж ее женская природа.
- Я не знаю, какие она любит цветы, - пожимаю плечами, вспоминая, что в детстве в нашем доме всегда было много букетов6 ярких, полевых, пушистых – маме их дарили по любому поводу и они привносили в наш дом праздник.
Иногда я вспоминал нашу старую жизнь, наше детство и понимал, что мы могли бы быть цыганами, потому что вели кочевой и праздничный образ жизни, маме и папе никогда не сиделось на месте, они любили новых людей, новые места, новые города. Любили детский смех и шум, всегда принимали гостей. Порой в нашем доме было так много людей, что даже дышать становилось тесно. Тогда мы с Чарли уходили в свободную комнату, забирались на кровать и говорили. В том возрасте, лет в десять-двенадцать я считал, что некогда близкие люди никогда не станут чужими, что мы не разъедемся по разным городам и всегда будем вместе, даже став взрослыми, мы не потеряемся. Но шло время, и я первый порвал эту связь, уехав к Джеймс. Затем я понял, что на место одних дорогих людей приходят другие дорогие люди. И минута за минутой, день за днем они заполняют в сердце свободную нишу. Каждый человек усаживается на свое место в оркестровой яме, и тогда жизнь начинает подобно оркестру звучать. Сейчас от Чарли остались лишь воспоминания. Мы были хорошей командой, у нас было счастливое детство, теперь же у каждого свои заботы.
Я не хотел с ней встречаться, не хотел смотреть ей в глаза и задаваться вопросом «Почему так долго я не интересовался твоей жизнь, как так вышло?». Иногда я делаю удивительные вещи, вспомнить хотя бы побег от Доры, на месте которого должен был быть серьезный разговор. С каждой своей ошибкой я делал выводы, и сейчас, держа Рей за руку я твердо знал, что никогда не придется смотреть ей в глаза и думать «Как же так?», потому что я решил, что больше ошибок не будет.
Пришло то время, когда я могу и хочу принимать ответственность за наш союз, за себя и за нее.
- Сервис был бы кстати, но мы потеряли же наш багаж. – Я хотел ей поведать о том, о чем сейчас думал, рассказать о своей сестре, о наших отношениях и попросить совета, потому что где-то в глубине души меня мучила совесть, что в подростковом возрасте я бросил своих родных, и исправлять уже что-либо поздно. Но нас позвали на ужин, а Алекс ждать, пока мы наваляемся в кровати, не будет.

Рей шикнула на меня, чтобы я прекратил задирать мать, и я  лишь вяло улыбнулся. Принимаясь за ужин, как в этот момент Нейджел сообщил, что с нами поужинает какая-то соседка. Еще не лучше. Но вряд ли эта соседка нас знает, только если понаслышке, пусть ужинает. Да и рук, кажется, обрадовалась этой еще не явившейся в дом незнакомке. То и верно, чем больше нас, тем непринужденнее атмосфера. Может мама прекратит бурчать и нарываться на конфликт?
Раздался звонок, и в гостиной комнате появилась высокая темноволосая девушка, приветливо улыбаясь нам всем. Я бы ни за что на свете не узнал в этой высокой модели ту бойкую чернявую Никки, с которой мы познакомились в Ирландии.
- Мам, в Лондоне я прожил всего два года, мы познакомились в Дублине, жили по соседству. – Но миссис Эндрюс лишь отмахнулась от меня рукой мол, какая разница, чего ты все время исправляешь меня, Рендал?
- Да какая разница, - прошипела мать, озвучивая мои мысли.
- Привет, Никки, - стараюсь быть вежливым и дружелюбным, хотя  сам пребываю в тихом шоке, разглядывая девушку из чистого любопытства. Я встал, чтобы отодвинуть перед ней стул, но меня опередил отец, помогая гостье расположиться.
Получилась неловкая пауза. Мы с Никки дружили лет пять, до тех пор, пока не пришла пора идти в школу, и мы снова не переехали, и ясно, что с те пор я о ней больше не слышал, я даже вспоминал тот образ из детства с большим трудом.
Сейчас передо мной сидела эффектная девушка, с красивым маникюром, длинными волосами и глубоким декольте, и ничего общего с подругой детства у этой особы не было, ни ямочек на смешливых щеках, ни громкого пацанского смеха и грязи под ногтями. Это уже повзрослевшая Никки, ничем не интересующая меня сейчас.
- Как там Чарли поживает? – Конечно, я мог бы спросить это и у родителей, но с гостьей тоже нужно о чем то говорить, начнем с общих знакомых.
- Знакомься, это моя девушка, Бруклин, - чуть наклоняюсь, чтобы брюнетка могла рассмотреть Рей.
- Я сейчас живу в Сакраменто, это в Калифорнии, - судя по выражению лица Ник, я понял, что о таком города она не знает.
- Там и познакомился с Брук, а ты как? Где работаешь? Моделью, наверно? – Ужин стал похож на нормальный, со светскими беседами, утомительными речами и горой еды, которую нам не осилить и за неделю.
Я повернулся лицом к Рей, давая понять, что не смотря на то, что у нас вышли непредвиденные обстоятельства, я о ней не забыл, за этим столом она все еще для меня главная женщина и эпицентр моего внимания.

+1

18

Мы сидели за столом, и вечер уже не казался настолько обреченным стать неудавшимся. И если по началу мне хотелось заполнить тишину в столовой своей неугомонной болтовнёй, то спустя время, я заметно притихла, отвлекая свое внимание на тарелку со съестным содержимым, занимая свой рот и  спутанные мысли.
Честно сказать, в чужом доме я чувствовала себя немного неловко. Было прекрасно видно, что родители Рена представляли увидеть на моем месте немного другую особу. Быть может, более воспитанную, более образованную, более культурную? Ну да, такую, что не уступала бы Роме ни в чем и смотрелась бы рядом с ним гармонично. А что я? За столь долгий срок, что мы вместе, я практически не изменилась и не выросла. Все тот же наивный и капризный ребенок, который просто не умеет вести себя серьезно. Человек-катастрофа, рушащий и ломающий все на своем пути. Нужно работать над собой, нужно стремиться стать лучше, думать о будущем, быть может тогда бы я не попала в такую глупую ситуацию и приглянулась бы этим людям куда больше? Не знаю.
Запуская в рот очередную вилку с зеленым салатом, молчаливо кивая головой, пытаясь поддержать разговор, как к нам присоединяется еще одна особа. Никки…
В помещении появилась красивая девушка, очень красивая, от чего я почувствовала горячий укол ревности, особенно в тот момент, как Рома резко подскакивает на месте, намереваясь встретить знакомую, как полагается джентльмену. Нет, я не злилась на него, я знала, что он просто соблюдает нормы поведения, но от чего то все равно почувствовала себя ущемленной.
- Здравствуй Рен. – даже ее голос был идеально ангельским, сладким и волнующим. Уверена, если бы я была мужчиной, я бы уже завелась, но сейчас я присутствовала здесь как неуверенная в себе девушка Эндрюса, и мне было далеко не до любования. Кивок в мою сторону, я тоже слабо улыбнулась, стараясь не привлекать к себе слишком много внимания, и мысленно себя успокаивая.
Это же всего лишь старая знакомая, он не видел ее почти двадцать лет, нет никаких поводов для ревности.
- Чарли? Увы, мы с ней совсем не общаемся, у нас разные интересы, понимаешь? Как-то раз пыталась утащить ее в ночной клуб как следует отдохнуть, но она мне отказала. После этого, я решила больше не навязывать ей свое общество. Девушка? Неужели? – этот наигранный интерес к моей персоне меня немного рассердил. Я нахмурила брови, в тот момент когда Рома отодвигался в сторону, позволяя трем парам глаз обратиться в мою сторону с привередливым взглядом. Я даже пожалела, что не накрасила ресницы, в следующий раз я обязательно предусмотрю это оплошность и буду как следует подготовлена, а пока…
- Девушка, да. – в моем голосе читается долька холода, но я улыбаюсь, протягивая Никки свою ладонь для приветствия, но в рукопожатии мне отказали. – Бруклин, или можно просто Рей. – Ну и ладно, я не гордая, может в этой стране не принято пожимать друг другу руки?
- Я работаю на телевидении, веду программу прогноза погоды. Очень долго пробивалась, чтобы занять эту должность, просто кошмар какой-то… - и далее последовал поток бессмысленной информации, вникать в которую у меня не было абсолютно никакого желания.
За столом царила напряженная атмосфера, Алекс то и дело поддерживала Никки в беседе, всем своим видом показывая свою большую симпатию именно к ней, а никак не ко мне. Беседа была оживленной, все с интересом обсуждали карьеру Никки, ее непревзойденный талант и возможность стать звездой. Я же считала, что дальше женщины среди облачков она вряд ли куда уйдет. Ну, быть может в рекламу трусов и лифчиков еще.
Рома старался обо мне не забывать, я это чувствовала, благодарно сжимая его ладонь под столом и время от времени вклиниваясь в разговор.
- А может поиграем в шарады? – еда на столе кончилась, мы просто пили белое вино и беседовали, и я явно заскучала, пытаясь найти нам задание повеселее.
- Прекрасная идея, дочка, может, будешь в моей команде? – Найджел оживился, поднимаясь из-за стола и шагая в сторону гостинной, но был остановлен резким окриком своей жены.
- Милый, тебе не кажется, что для таких игр у нас собралась не подходящая кампания? Уже поздно, Никки нужно проводить домой. – и прямой выстрел холодного взгляда в сторону Ромы. – Проводишь свою давнюю знакомую, не отпускать же ее одну в такой час?
- Всего десять часов, а она ваша соседка и живет через улицу, неужели с ней что-то может случиться? У вас же хороший район. – не желая отпускать его одного наедине с этой грудастой девицей, я в отчаянии сжала ладонь Эндрюса сильнее, следуя за ним к выходу. – Я пойду с тобой.
- Нет-нет, Бруклин, мне понадобится твоя помощь на кухне. Ты ведь умеешь мыть посуду? – вопрос был задан с такой интонацией, словно Алекс сомневалась что я и ходить то без самостоятельной помощи с трудом могла. Женщина подошла к нам, хватая меня по руку и подталкивая в сторону кухни, вручая стопку грязных тарелок. – Иди-иди, детка, будь послушной невесткой.
И я, провожая Рому печальный взглядом, послушалась, включая горячую воду и намыливая посуду.
- Ну что, расскажи о себе? Рен сказал, ты сирота и жила в детском доме с одиннадцати лет? Твои родители от тебя отказались? – женский голос резал уши, и я чувствовала, как краснеет мое лицо от злости. Я судорожно прикусила язык, чтобы не ляпнуть глупость, едва поеживаясь и вжимая голову в плечи. – Алекс, ну так нельзя, зачем ты так с девочкой?
- А что я такого сказала, обычный вопрос. Бруклин, я тебя обидела?
- О нет, что вы, все хорошо, сейчас я вам все расскажу. – скрипя зубами мою бокал из под вина. – В одиннадцать лет я попала в авиакатастрофу, после чего потеряла память. Я совершенно ничего не помню, о своем прошлом, о своей семье и родителях, первое время провела в больнице, пока меня не пристроили в один из городских детских домов.
- Это значит, что твоими родителями могут быть кто угодно? А если это алкоголики или наркоманы?
На этой фразе бокал из моих рук просто выпал, разбиваясь в дребезги, теряя осколки своих стенок в мыльной воде. Я почувствовала резкую боль, не только в руках, от пореза, но и в груди. За что эта женщина меня так невзлюбила, чего она добивается? Хочет вывести меня на эмоции? Да пожалуйста, тем более, что я устала терпеть ее выходки и выпады в свою сторону.
- Хватит, вы мне надоели. У вас есть ко мне какие-то претензии? Да, я детдомовская, да, я ничего не помню, но это не позволяет вам так отзываться о моей семье и родителях, поняли? Уверена, моя мать была куда более дружелюбной и милой женщиной. чем вы, как вы еще не подавились собственной желчью!

+1

19

Задумывая черные дела
На небе ухмыляется луна.
А звезды, будто мириады стрел.
Ловя на мушку силуэты снов,
Смеется и злорадствует любовь
И мы с тобой попали на прицел.

Я слушал рассказ подруги детства о Чарли, о работе ведущей и не находил ни одного вразумительного слова, которое бы могло вклиниться в диалог и не нарушить его логическую структуру – молодая и перспективная девушка говорит о себе. Никогда бы не подумал, что она вырастет такой пустой и типичной дамочкой, интересующейся клубами и мечтающей мелькать на голубом экране, лелея надежду стать известной.
- Ммм, - задумчиво протянул я, отправляя в рот очередную вилку салата.
– Думаю, это очень сложная работе, требует большой отдачи, рано вставать, всегда выглядеть безупречно, кажется, ты справляешься.
Идея поиграть в шарады показалась мне не самой провальной, это лучше, чем сидеть и тянуть светский разговор, интересуясь жизнью человека, который тебе давно уже стал чужим.
Вы часто вспоминаете своих школьных друзей? Я да, и признаться, далеко не с каждый я бы хотел встретится сейчас.
Как-то раз в Чикаго я встретил друга со школьной скамьи, не то, чтобы мы были закадычными друзьями, но часто проводили время вместе. А когда я я его увидел то меня настигло разочарование – он спился и опустился на самое дно социума, побирался, и уже мало походил на того человека, с которым я сидел за одной партой с десяток лет назад.
- Я не против, - смутно представляю, как в это играть и никогда не отличался первенством в подобного рода увлечениях, но попробовать и научиться я всегда рад.
Но как хорошо, что затея не состоялась, потому что на улице начало смеркаться и нашей гостье напомнили о том, что пора бы и честь знать. Я и не думал, что Алекс так быстро захочет от нее избавится, уверен, она заранее пригласила ее на ужин сразу как только узнала о том, что мы прилетим. И я думаю, что именно по этому она настояла на том, чтобы забрать нас из аэропорта.
- У нас самый лучший район, охрана, сигнализация, но нужно перестраховаться, - вклинилась в разговор мать, всеми силами намекая на то, что я обязан проводить эту оглупевшую нифу до дома. Между ней и Джордан завязывается перепалка, и мне остается только повиноваться, довести девушку до дома и обойтись малой кровью к тому же мы с Рей на обратном пути могли бы прогуляться, зайти за сигаретами и посмотреть на ночной Сидней.
От слова невестка меня передернуло, я вообще не понимал этой странной традиции чуть человек переступил порог дома – обращаться с ним фамильярно, словно она была обязана моим родителям. Да и сами эти слова, которыми называли родственники друг друга: золовка, свекровь, невестка, кума – мне категорически претили, почему бы не обратиться просто по имени – Бруклин?
Оставлять рей одну на вражеском фронте я и не собирался, особенно учитывая, с каким грустным и обеспокоенным выражением лица она поплелась на кухню.
До меня теперь доносились только обрывки голосов, что-то о детском доме, о да, мама мама – сама толерантность, знает, как поставить человека в неловкую ситуацию.
Я же ждал, пока Ники застегнет свои плетеные босоножки и соизволит выпрямиться, перестав выгибаться словно дикая кошка в пылкий март.
Мы вышли за дверь раньше, чем между Рей и Алекс вспыхнул спор, и я этого не слышал.
Мы немного постояли на крыльце, помолчали, так как говорить было решительно не о чем. Затем вышли за ворота, и я понял, что забыл ключи, точнее забыл я их намеренно, чтобы был повод вернуться за ними
- Прости, забыл ключи, - улыбаюсь брюнетке, чтобы она не начинала злиться и делаю жест рукой, мол я сейчас, быстро сбегаю и вернусь.
Махом преодолеваю тропинку от ворот и до входной двери, не разуваясь, прохожу на кухню, где все еще накаленная атмосфера и воздух словно пропитан ссорой, которая вот вот выльется в настоящий скандал.
Подхожу к раковине, увеличивая напор воды, беру тарелку и ополаскиваю под теплой струей, откладывая в сторон – процесс пошел, сейчас мы за две минуты все сделаем и ничего с Никки не случиться, пока мы справляемся с моей озлобленной мамой.
- Все, готово, - вытираю руки об вафельное полотенце, кивая на выход.
- Мы ее проводим и прогуляемся немного, поймаю такси, съездим в центр, покажу Рей телебашню, проедем парк аттракционов. Бруш, ты видела на фото, как он красиво сияет огнями ночью? И не надо так смотреть, ничего с Ник не случиться за пять минут, - как бы я хотел, чтобы так и было.
Джордан надела кеды и мы вышли во двор, где сразу же попали под струи теплого летнего воздуха, так непривычно, что времена года в Австралии перевернуты, и зима, январь, является самым жарким месяцем в году.
Но было прохладно, дневная жара давно спала и хотелось прогуляться и подышать свежим воздухом.
Не сразу я вспомнил о Никки, которую оставил ровно на этом месте. Опустил глаза под ноги и увидел тонкую золотую цепочку. Тревожное чувство в груди подсказывало мне, что украшение принадлежит пропавшей девушке.
- Хм, когда я ушел в дом, она стояла тут. – Прикладываю руки ко рту в виде граммофона, выкрикивая ее имя.
- Никки, ты где?
Под ногами Рей были непонятные рваные следы, словно кого-то тащили по земле, и даже мне, взрослому и разумному мужчине стало не по себе, словно за нами следила пара глаз, словно на этом клочке территории мы были не одни.
Но вокруг столько деревьев, высокий забор, а на въезде в коттеджный поселок охрана, сюда не мог пробраться никто посторонний.
Стоит ли забывать о том, что большинство преступлений как аз таки совершаются далеко не чужими людьми и убийца может находиться ближе, чем мы думаем.
Сразу вспомнился фильм «Красная шапочка» снятый не так давно, где на протяжении практически всей ленты подозревают любимого девушки в том, что он оборотень, настраивая зрителя негативно, а в конце им оказывается родной отец шапочки.
- Тебе ничего не кажется странным? – Я взял ее за руку, сжимая ладонь, словно инстинкт внутри меня кричал «защити ее», но защищать пока что было не от кого.
- Думаешь, стоит ее поискать, или она не дождалась и ушла?
Впрочем, если бы девушка пошла пешком, то дошла бы  сейчас только до выездных ворот, можно или ускорить шаг и добраться туда, спросив у охраны или позвонить.

+1

20

Скандал раскалялся все больше и больше, пока, казалось, кухню не охватил эмоциональный горячий пожар, что сжигал меня заживо. Я не могла остановиться, не могла успокоиться, глядя на миссис Эндрюс с ненавистью, перемешанной с непониманием. Что я сделала не так, чем я заслужила такое неуважительное отношение? Да, я не модель, не писаная красавица, совсем далека от придуманных миром идеалом, но разве это делает меня неугодной, бракованной?
Мы обе не унимались, и если сначала Алекс смиряла меня молчаливым взглядом, то позже присоединилась к моему пылкому монологу.
- Да как ты смеешь, оборванка! Я не сказала ничего, что могло бы тебя обидеть! – на что я лишь громко выпустила воздух из легких, хватаясь за обрезанный палец. Слов в голове просто не было, и казалось, единственным вариантом закончить спор, было кинуться с рукоприкладством.
Найджел ошарашенно смотрел по сторонам, обнимая жену за плечи и пытаясь остановить ее порыв подойти ко мне ближе. В ту же секунду в кухне появился и Рен, и я, на мгновение, почувствовала облегчение. Сейчас он заступится за меня, скажет свое веское мужское слово, обнимет меня крепко-крепко и не позволит никому обижать.
Да, именно так все я себе и представляла, рассчитывая выплакаться на родном плече и получить поддержку, но вместо этого… вместо этого Рен молча прошел к раковине, за пару минут домывая оставшиеся тарелки.
- Рен? – но он совсем не обращал на меня внимания, и, казалось, делал вид, что абсолютно ничего не произошло. Мне это было непонятно, я следила за ним медным тяжелым взглядом, в душе затаив обиду. Неужели он не скажет им ничего против, неужели позволит своим родителям так грубо со мной обращаться?
И я молчала, согласно плетясь следом в коридор и надевая кеды. Хочет проводить Никки со мной? Хорошо. Хочет прогуляться? Отлично.
Единственное но, я всего этого делать не хочу. Я хочу домой, туда, обратно в Сакраменто, где никто не смеет так вести меня с собой, где я чувствовала себя защищенной и нужной, а не как тут, чужой среди своих.
Оказавшись на улице, мы не обнаружили подружку Рена, и теперь он носился по поляне в ее поисках. Я же… Я скрестила руки на груди, серьезно глядя в его спину и дожидаясь, когда он наконец обратит на меня внимания.
Следы борьбы, помятая трава. Верите-нет, сейчас мне было абсолютно насрать, какая судьба досталась этой дамочке, меня больше волновало поведение человека, которого я считала родным.
- Ром, почему ты им ничего не сказал? – буквально перебиваю его на полуслове, хватая за края темной футболки и заставляя остановиться. – Смотри мне в глаза. – требовательно встряхиваю его, словно пытаюсь втолкнуть в его светлую голову хоть одну мысль обо мне. Хватит думать о Никии, подумай о том, как сильно ты задел меня. – Ты считаешь нормальным такое обращение ко мне? – указательный палец в свою грудь, обиженный взгляд, кривой изгиб губ в недовольной гримасе. – Так и должно быть? Твоя мать будет смешивать меня с дерьмом и всячески показывать на мои недостатки, а ты будешь носиться по газону и искать Никки? Такие у тебя приоритеты? Пусть оскорбляют меня и дальше?
Грубо пихаю его в грудь, негодуя и не желая разговаривать об этом. Свои выводы я сделала, и какими бы они не были печальными, они были…
- Я не ожидала… просто не знала, что поездка сюда будет такой отвратительной. Хотя бы одно слово против, одно единственное слово, но ты даже его не сказал.
И я все еще сжимаю в ладонях кровоточащий палец, глядя на Рому с укором, с долей разочарования, с искренней глубокой обидой.
- Я хочу домой. – грубо, сухо, словно кашель во время простуды.
Разворачиваюсь на пятках, шагая в сторону крыльца. Пусть ищет свою подружку сам, мне абсолютно насрать что с ней могло стрястись. Вот такая я, мои отношения и мой мужчина увы, волнуют меня гораздо больше. Жаль, что он всегда больше беспокоится за абсолютно чужих людей, совершенно забывая о том, что мне не хватает его внимания, его опеки, чувства, что я ему нужна и важна.
А сейчас… Топая по стоптанному газону, я зацепляюсь взглядом за розовый цветущий куст, в котором мне показалось что-то…
  - Никки! – девушка лежала без сознания, на лице виднелись свежие царапины, на шее следы от попытки удушения. Я резко склонилась над знакомой, укладывая ладонь на ее сонную артерию, пытаясь прощупать пульс.  – Она жива, нужно вызвать скорую.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Однажды нам придется стать серьезнее.