vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » неважно кем мы были, важно кто мы сейчас


неважно кем мы были, важно кто мы сейчас

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Timothy Coe & Brooklyn Jordan
Место: Квартира Тимо
Время: 28 сентября 2011 года
Время суток: Поздний вечер
Погодные условия: На улицах сыро, дует теплый ветерок.
О флештайме: Бывают такие моменты, когда тебе остро необходима чья то помощь. Ты метаешься по квартире, набирая телефоны своих друзей, родных, знакомых. Но никогда не угадаешь, кто подставит тебе подножку, а кто помчится вытягивать из сложной ситуации.

http://savepic.su/1215812.gif

0

2

I was alone falling free
Trying my best not to forget
What happened to us?
What happened to me?
What happened as I let it slip
I was confused by the powers that be
Forgetting names and faces
Passers by were looking at me
As if they could erase it
Baby did you forget to take your meds?

Этой ночью Тимо не мог уснуть. Он мучился, ворочался в кровати, вставал, ходил по дому, курил у окна. Теребил в руках телефон с надеждой, что Джорджик, его старый друг-поставщик, ему позвонит. Но в доме было тихо, и всякий раз парень возвращался обратно, в постель. Остатки совести то и дело начинали мерно грызть его изнутри, и он, как и прежде, не мог избавиться от них. Его будто затягивало внутрь самого себя. На какое-то время даже дыхание перехватывало, а в следующее мгновение тело наполнялось тяжестью. Коу пытался уснуть, но не мог. Разум пребывал в мучительном пограничном состоянии полусна, полуяви. Забавно, но ему казалось, что он сходит с ума. Откуда-то издалека доносились звуки засыпающего города, смешанные с шуршанием шин, проносившихся мимо автомобилей, вспышки фар разбегались тусклыми бликами по стене. Где он... Где он... Где он?! Почему он не звонит?!Третью ночь подряд сон настигал Тима лишь на пару часов. Все остальное время — комната, кровать, тумбочка, сигареты, да бутылка дешевого виски.
Открыв глаза, Тимо не увидел ничего кроме бескрайней снежной пелены. Ничего кроме мутной снежной взвеси, заполнившей все окружающее пространство. Его сознание плавало в этой мгле, прислушиваясь к странным тихим звукам, похожим на отголоски далекого эхо. Где-то в ней потерялось все. Все части тела. Тимо ощущал только тупую ноющую головную боль и жажду. И страх. Наверное, голову отсоединили от туловища, и теперь он - нечто вроде профессора Доуэля, - самодостаточное чудовище, брошенное кем-то посреди бесконечной снежной пустыни. Воспоминания вновь пронеслись в памяти. Прошло несколько минут и парень минутно осознал, что вся его жизнь - полнейшее дерьмо, всецело потраченное на какую-то херню. От этой мысли внутри у Тимо родился злобный смешок, и он тут же услышал низкие булькающие звуки. Смех. Без сомнения это был его смех. Где же он, Джорджик? В глазах выступили слезы. Парень проморгался. Он поспешно вытер их рукой и огляделся, будто боясь, что его кто-то увидит.
Повернувшись на бок, Тим попытался сесть. Диван издал сердитый скрип. Он со злостью ударил по нему кулаком. Любой звук рождал в голове красочные фейерверки боли. От жара тела на лице проступили капли пота. Тимо облизнул пересохшие губы и на некоторое время закрыл помутневшие глаза, ладонью руки провел по лицу ото лба до подбородка, собирая горячие капли. Глаза открылись, обнажив, на свет полумрака, затуманенный, уставший взгляд. Рука скользнула по джинсам, оставив на них часть влаги. Жар ушел, а его место занял пронзающий изнутри холод.
Тимо снова закурил. Черт возьми, он уже сбился со счету. Какая? А, не важно. Глубокими затяжками он втягивал в свои легкие дым тления табачных листьев и после, на миг, задержавшись, испускал сизое облако через нос и приоткрытый рот. Для него воздух с испарениями тлеющих смол и разрушающейся органики заменял естественный свежий воздух. Глубокими затяжками, Тимо насыщал свою кровь никотином, чтобы потом протянуть на принятой дозе до следующей сигареты. Его задумчивый взгляд уходил через окно далеко в темнеющее небо. Мысли проносились со скоростью света, оставляя лишь угасающий след в голове. Нужно подумать о чем-то хорошем, отвлечься. Вспомнить что-то. Воспоминания.
Сколько Тимо не пытался представить себе, например, образ матери, перед ним появлялся лишь облик отца. Однажды, когда Тиму было лет 14, встав на сторону матери, он попал под его горячую руку. Отец избивал его жестоко и равнодушно - руками, ногами, всем телом - пока парень не упал и не начал стонать. И только вид его темной, почти черной крови, брызнувшей из носа и ушей, заставил Джеймса отпрянуть, опомниться. А Тимо лежал, боясь приподняться, беспомощно прикрыв руками низ живота, тяжело хрипя и даже не вытирая залитое кровью лицо.
Тим болезненно поморщился, вспоминая свое распухшее лицо и яркие кровоподтеки на лице. Ему пришлось полторы недели просидеть дома, ссылаться на несуществующую болезнь для того, чтобы учителя-проныры, так усердно интересовавшиеся его семейной жизнью, не заподозрили, не узнали ничего лишнего.
Дым от горящей сигареты струился вверх, лениво и беззастенчиво, словно жизнь, ускользающая из тела. Странные ассоциации, правда? Но Тимо, который много раз видел человеческую смерть, это не казалось страшным или ненормальным.
Сигареты - последняя зацепка в мире блаженства, откуда все равно дорога одна - на смятые простыни, под сень серого потолка. Ленивые струйки сигаретного дыма скользили перед взором Тима. Он очень много курил, давно, с детства и, наверное, уже уменьшил свою жизнь на добрых пять лет. Но ему было все равно, парень исправно продолжал игнорировать предупреждения менздрава. Ведь для него курить - значит жить.
В какой-то момент Тимо стало невероятно страшно. Вот оно, вот оно, Боже! Он всем телом вжимался в кровать, стараясь убежать от кого-то, или от чего-то. Ему было холодно, все тело тряслось в нервных судорогах, но в действительности он обливался горячим потом. Хотелось уйти. Убежать туда, где ничего подобного Тим не испытывал. В свою беззаботную страну ни к чему не обязывающего удовольствия. Парень согнулся пополам, поджимая к голове колени. Его выворачивало наизнанку, и он ничего не мог с этим поделать. Позвонить, куда-нибудь, кому-нибудь, только помогите.
Кое-как поднявшись, Тим, шатаясь, направился в другую комнату, там, где был телефон. Но яркий свет в гостиной, как назло оставленный включенным, ударил в глаза. Он прищурился, запуская руки в волосы и начал опускаться на пол, так как ноги перестали выполнять указания мозга. Коу снова ударило сначала в холод, потом в жар, а затем он окончательно перестал соображать, не понимал, что происходит, потерял ориентацию в пространстве, а из груди чуть было не вырвался крик о помощи.
Он ползком приблизился к стене и, прижавшись к ней головой, чтобы тем самым заглушить резкую боль, так и остался на полу, не способный куда-либо идти.
Этого никогда не понять тому, кто хоть раз в жизни не испытывал ничего подобного. Они лишь могут делать вид, что поняли, а в действительности в их взгляде вместе с сочувствием будет осуждение. Это не значит, что всем нужно бежать колоться, лишь бы перестать так смотреть на тех, каким стал Тимо, лучше вообще не пытаться проникнуть к ним в душу. Это бесполезно - искать те светлые уголки в ней, которые должны были непременно обойти стороной злосчастный препараты, запрещенные в продаже. Даже если эти светлые стороны где-то есть, то они никогда не станут открытыми для просмотра.
Вместе с желанием получить дозу, чтобы продолжить свое жалкое существование, у Тима появлялось еще одно, отходящее на второй план, но оттого не менее сильное. Желание умереть здесь и сейчас, чтобы не мучится больше. Получив дозу, он будет нуждаться в другой всего через несколько часов, быть может, через сутки, если повезет, умереть же было единственным выходом их этого парадоксального круга.
Желудок и затылок Тимо были связаны болью и работали в унисон, вызывая приступы сильной тошноты, грозившей перерасти во рвоту, при этом с каждым вдохом паника усиливалась. Холод проникал до самого костного мозга, когда на несколько секунд отступал лихорадочный жар. Героин-враг пожирал волю, поэтому Тимо не мог сопротивляться, его тело не просто жаждало, но и нуждалось в отраве, которая ввергла его в это жалкое состояние; сознание было заражено и искалечено врагом, которым он был одержим, а одержимость и физические мучения растлевали душу до тех пор, пока его поступки не становились подобны метанию раненного животного, метанию жалкого существа, которым он никогда не хотел быть. Как зверь, попавший в ловушку, Коу вертелся и стонал, и, в конце концов, он, не выдержав, собрав все свои силы, которые только имели место быть, вскочил и метнулся к телефону. Джорджик, Алекс, Гарри - ни у кого ничего не было. Тимо, тем временем, был готов на все: ватки, попперсы, что угодно, лишь бы стало легче. Хоть чуть-чуть. Оставался только один человек.
- Брук..., - Коу, плохо соображая, говорил медленно, делая большие паузы, - Это Тим... У тебя есть? ... Мне надо ... Очень надо ... - Тим замолчал, теряясь где-то там, внутри себя, накрытый новой волной боли.

Отредактировано Timothy Coe (2012-01-16 15:06:28)

+1

3

Сегодня был обычный, ни чем не примечательный день. Весь день шел дождь, и из за не любви к слякоти, Бруклин даже не высовывалась на улицу, проведя весь день лежа на диване, безцельно щелкая пультом и глядя разные передачи в стиле «Топ модели по американски».
И наверняка этот день не запомнился бы Джордан совершенно не чем. Серый, блеклый, скучный и пасмурный. Никаких событий, никаких дел, лишь угнетающая тоска и желание поскорее вернуться в свою кровать и провалиться в царство Морфея. Наверняка так бы и было, но громкий телефонный звонок нарушил тихое бормотание телевизора и привлек к себе внимание усталой Джордан.
Девушка лениво скинула с голых ног теплый плед, и осторожно касаясь холодного пола, на носочках добралась до домашнего.
- Брук у телефона, говорите. – Вместо такого же звонкого и позитивного приветствия, девушка услышала тяжелое дыхание и сиплый мужской голос. – Тим? Я тебя не узнала. – Обычно этот парень отличался более бойким говором, но сейчас даже в его дыхании она чувствовала некое отчаянье, крик о помощи. – Что то случилось? – В голову тут же закрались сомнения. Конечно, Коу не так часто звонил ей не по делу, а если быть точной, то такого не было еще ни разу. Неужели ему нужна доза? Да… Догадки Рей оказались верными. Голос парня иногда срывался до шепота, в каждой нотке девушка ощущала отчаянье. Ему больше не куда идти, не кому звонить, и Лин это знала.
- Тим, ты дома? Продиктуй адрес. – Сорвав с холодильника один из листков, и откопав в столе карандаш, девушка быстро записала данные. – Я не обещаю что найду дозу. – Оставлять парня в слепой надежде не хотлось, ибо Рей точно не знала есть ли у нее с собой хоть немного героина, да без разницы чего, лишь бы это помогло на время забыть про ужасные страдания.
Рей никогда не пробовала наркотики. Именно такие наркотики на которых сидел Тимо. Да конечно, она пробовала курить травку, пару раз баловалась ЛСД, но на этом все. Уж слишком хорошо она знала всю эту историю с ломками и страшными мучениями, если не зарядить свои организм очередной дозой. Знакомые пытались описать свои ощущения на словах, но Брук прекрасно понимала, что понять это можно только ощутив на собственной шкуре.
- Жди меня, понял? Я постараюсь прийти как можно быстрее.
Не дождавшись от парня ответа, Рей быстро повесила трубку и понеслась в комнату, собирать все необходимое. Минут 20 она носилась по комнате в поисках наркоты, но увы, ничего не нашла. В голове совершенно не было идей, Бруклин стояла посреди своей комнаты, с ужасом рассматривая беспорядок.
- Черт возьми, что же мне делать? – И почему она не могла просто плюнуть и забить, как делают все остальные? Почему она не могла относиться к Тимо как к очередному наркоману, который уже одной ногой в могиле. Нет, она так не могла. Устало усевшись на свою кровать, Джордан пустым взглядом смотрела в пол, пытаясь сообразить, как ей действовать дальше.
Парню нужно помочь, но бежать к Мачете за дозой она не могла, у Элвиса тоже вряд ли что было. Оставалось надеяться только на себя и свои познания в медицине. Нужно взять с собой все необходимое.
После недолгого копания в аптечке, Рей отыскала несколько упаковок траматала и какие то антидепрессанты. Больше ничего путного Джордан отыскать не смогла, но уже и этого должно быть достаточно для того, чтобы облегчить состояние парнишки. Скинув все таблетки в свой рюкзак, девушка быстро оделась и быстрым шагом покинула свою квартиру.

- Тимо! Тимо открой это я! – уже минуты три Бруклин безуспешно пыталась проникнуть в квартиру к парню. Добралась она до его дома довольно быстро, успев по дороге забежать в местный магазинчик и купить блок сигарет и две бутылки водки. Кто то говорил ей что алкоголь и никотин помогают на время забыть о наркотиках. Конечно Джордан верила в это с большим трудом, но на всякий случай купила и того и того. Оказывать помощь человеку с ломкой она будет в первый раз. Рей боялась. И еще больше ее пугало то, что юноша так и не открывал.

+1

4

Написал поменьше, как просили :]
Хуита с элементом хоррора.

Парень положил трубку на место, съезжая с дивана. Иногда смерть казалась скорее вознаграждением, чем угрозой, потому что смерть на ломках была самым страшным, что могло случиться.
Какая-то часть души Тимо все еще пыталась сопротивляться, но она была такой маленькой и находилась так глубоко, что воспринималась как старый сон из прошлой жизни. Теперь его судьбой распоряжалась безумная и жадная потребность, которой он, Тим, подчинялся.
Посмотрев на дверь, парень испуганно попятился назад. Тоненький голосок в голове, учуяв, видимо, тот липкий страх, который он сейчас так четко испытывал, принялся издеваться над ним, нашептывая гадости и глумливо хихикая. Там, у входа в комнату, стоял он.
Коу снова оказался пятилетним мальчиком и, бессознательно положив руку на пах, согнув ноги в коленях, очутился в позе эмбриона. Чем больше он смотрел на него, тем сильнее увеличивалось в размерах его сердце, грозя взломать ребра и вылезти наружу, перекрывая горло, отчего Тимо приходилось силком проталкивать каждый глоток воздуха. Огромный, словно скала, темный, даже дымный, он стоял, улыбаясь, как и прежде, не по-доброму. Это он, он убьет его, а потом придут его друзья и будут делать нехорошие вещи с его мамой.
Тимо горел в этот момент, охваченный страхом, и его сердце обливалось кровью, когда ледяные обручи сдавливали грудь, не позволяя издать даже слабый стон. Но в мыслях своих он уже кричал от ужаса. Послышался грохот, стены начали сдвигаться, а реальность искажаться. Страшная рожа с кривой ухмылкой, так похожая на его собственную, начала приближаться. Тимо хотел опустить голову, зажмурить глаза – сделать что угодно, лишь бы не смотреть, но он все равно не мог не видеть. Его лицо приблизилось, и сквозь дрожащие ресницы Тимо разглядел в темноте грязно-серую гниющую плоть с обвисшими, словно бахрома на ткани, кусками кожи, высохшие и пожелтевшие глазные яблоки, потрескавшиеся губы и редкие пряди засаленных темных волос по бокам. Звонок в дверь. Парень задохнулся в громком крике.
Образы и слова, рождаемые в воображении Тимо, все глубже проникали в его сознание, поэтому парень направил все свое внимание на физический дискомфорт, убеждая себя, что все это просто бред, иллюзия, а когда ему показалось, что его сейчас стошнит, он ползком ринулся в сторону тумбочки, на которой стояла миска с чипсами. Он жевал их и смотрел в потолок, стараясь гнать эти мерзкие картинки, которые, казалось, вот-вот прогрызут дыру в его черепе, ярким огнем, мощным пламенем, вспыхивая в его фантазии. Но Тима тошнило все сильнее, и вскоре ему стало по-настоящему херово от этой бесполезной борьбы. Раскрыв глаза как можно шире, он перестал сопротивляться образам, но тошнота не прошла, и он полностью капитулировал перед пустой, мертвой, тошной тварью внутри, и вся его боль, страх, и страдание окружили его тонкой вуалью отчаяния, которое принесло облегчение после того, как только он сдался.
- Уйди или убей меня, уйди! - отчаянный вопль Тима и детский страх, озверев, вцепился зубами в его горло, прежде чем тот успел глотнуть воздуха, и начал вгрызаться в него с такой яростью, что он уже давно должен был перестать дышать. Но грудь Тимо по-прежнему вздымалась, и он не сразу осознал, что больше ничего не чувствует. Вокруг было пусто.
Более-менее очухавшись, Тим метнулся в ванну, почуяв что-то неладное. Оказавшись после толчка, он содрогнулся всем телом - его внезапно стошнило чипсами, и он смотрел как загипнотизированный за полетом блевотины из своего рта, за тем, как красиво смешались пшеничные снеки и зеленая желчь, расплескавшись по краям унитаза. Тим он с улыбкой смотрел на маленький океан, раскинувшийся внизу, потом хохотнул и смыл все это великолепие, прополоскал рот, плеснул холодной водой себе в лицо, промокнул его полотенцем, и, почувствовав себя немного луче, сел на край ванны.
Только через пару мнут до его затуманенного сознания дошел звонок, который чирикал, не останавливаясь. Видимо, кто-то жал кнопку, не отпуская. Нахмурившись, Тимо медленно двинулся к двери. Особо не церемонясь, даже не предполагая, кто там может быть, он щелкнул задвижкой, врезавшись плечом в дверь и медленно оседая на пол.

Отредактировано Timothy Coe (2012-01-18 11:26:54)

+1

5

Джордан уже отчаялась.  Да, воображение рисовало страшные картины. А если Тимо уже умер? Просто не пережил этих адских мук, не смог перебороть себя, справится в одиночку. В отчаянье Рей в очередной раз надавила на кнопку звонка.
Когда надежды уже не было, за дверями наконец щелкнул замок. Особо не дожидаясь дружелюбного приветствия и приглашения войти, Джордан резко открыла входную дверь, краем глаза замечая, как Тимо медленно сползает на пол. Бруклин среагировала быстро.
Кинув сумку в сторону гостинной, благо девушка хорошо помнила расположение комнат в квартире Коу, Брук быстро опустилась перед парнем на колени и несколько раз легонько ударила его ладошками по лицу.
- Тимо! Тимоти! Ну хоть промычи что-нибудь, давай-давай. – Джордан искренне переживала за репера. Она в первый раз видела его таким измученным. Да, выглядел он ужасно. Холодный пот на лбу, бледная кожа. Он весь дрожал. Хотелось согреть его, тупо обнять и защитить от всего, что сейчас ему мешало. Но жажда героина пожирала его изнутри, и Бруклин это знала. Тимо не нужна была ее жажда, он нуждался в помощи.
Когда парень наконец среагировал на ее присутствие и открыл глаза, Рей осторожно опустила его голову из своих рук, и судорожно стала раздеваться.
- Тимоти, я знаю ты ждал что я принесу дозу. – Конечно Рей увидела этот взгляд, взгляд полный надежды. Но Брук тут же отрицательно мотнула головой, и стянув с себя крутку, аккуратно уложила ее на тумбочку. – Я ничего не принесла.
Джордан ожидала что возможно Тимо отреагирует на эту новость не совсем позитивно и радужно. Она даже была готова выслушать в свои адрес кучу нецензурной брани, оскорбления и прочее-прочее. Рей бы поняла такую реакцию, но отвечать на нее тем же, точно бы не стала.
- Мы что нибудь придумаем, слышишь?  - девушка осторожно провела тыльной стороной ладони по щеке Коу и дружелюбно улыбнулась. Она поможет ему, поможет продержаться хотя бы до утра, хотя бы до того момента, пока его не отпустит, или пока кто нибудь не найдет для него дозу. – Вставай. Тимо! Ты должен встать!
Поднявшись на ноги, Бруклин обхватила парня за талию и помогла ему встать. Им далось это с большим трудом, что в очередной раз доказало что репер находится в очень тяжелом состоянии. Бруклин боялась. Боялась что не сможет оказать нужную помощь, боялась что не справится. Сорвется, бросит все и убежит. Она предполагала что будет сложно, особенно если она даст ему траматал.
- Пошли в ванную. – Ткнув в сторону нужной двери, девушка тянула за собой юношу, подбирая по дороге свою сумку. Сейчас у нее был такой план. Она уложит Тимо в ванную. Водные процедуры должны отвлечь парня от того самого неприятного ощущения во всем теле. Как будто крысы прогрызают себе путь наружу… так описывал ломки Элвис.
Если же Коу не станет легче, она даст ему несколько пачек антидепресантов, что возможно поможет ему немного поспать. Может час, может два. Если уснуть не получится… Не хотелось бы прибегать к Траматалу, его побочные действия очень пугали Рей… Но может они все таки не дойдут до этого пункта?
- Забирайся, давай-давай, ты не инвалид, ты молодой парень! Я не могу тащить тебя на себе. – Из за нервов Рей иногда срывалась до крика. Было невыносимо видеть Тимо таким слабым, поэтому как только парень стал делать попытки выполнить просьбу Джордан, брюнетка быстро выбежала из комнаты.
- Элвис, мне нужна доза как ты не понимаешь! – Девушка металась по гостинной, то и дело нервно взьерошивая свои волосы. – Да черт подери, какая разница? Парню плохо, ты понимаешь? Я не могу вызвать скорую, придурок, его тогда навсегда положат в клинику. – Джордан изо всех сил пыталась себя контролировать, держать себя в рамках, но порой тупость Элвиса выводила ее и девушке просто хотелось выкинуть телефон об стенку.  – Так, заткнись. Когда ты сможешь принести мне дозу? Двое суток? Ник, мы столько не продержимся! Я не знаю что делать в таких ситуациях.
Но на том проводе уже были слышны гудки. Брюнетка яростно швырнула телефон на диван и стянула с себя свитер, оказываясь лишь в черной спортивной майке.
- Так, Бруклин, ты сильная девочка и ты справишься.
Ну конечно, кто еще ее поддержит сейчас, если не она сама? Глубоко вдохнув, Джордан поспешила обратно к Тимоти в ванную.
- Ну как ты себя чувствуешь? Это мало помогает, да?

+1

6

По потолку в разные стороны разбегались темные круги, сталкивались друг с другом. Они давили на зрение и заставляли кровь приливать к вискам. Что? Где? Как? Опять?
Вдруг Тимо услышал голос. Знакомый и приятный, но не сегодня и не завтра и даже не послезавтра. Этот голос пришел из прошлого, там он его неоднократно слышал, там мог смеяться в один голос с его обладательницей, шутить и рассказывать о том, что его беспокоит. Конечно, не обходилось и без выслушивания морали по поводу его образа жизни, но сейчас... сейчас Тиму было все равно. Он с трудом мог вспомнить ее имя.
Уже в следующую секунду девушка опустилась рядом с парнем на колени, он чувствовал тепло ее тела, запах улицы, принесенный с собой. И все это так сильно напоминало ему о нормальном образе жизни, что хотелось немедленно убежать на край света. Куда-то подальше отсюда. Он заметался, пытаясь вырваться из этого круга, куда он попал каким-то странным образом и откуда не мог спастись.
- Нет, нет, нет... - Тим что-то бормотал, пытаясь собрать мысли воедино, но в итоге из его груди вырывались только отрицания всего, что происходило и редкие стоны. Теплая, показавшаяся парню даже горячей, рука прикоснулась к его холодной коже.
- Кто ты? Ты чего? Зачем? Не надо! - Тимо говорил в темноту, отчетливо ощущая присутствие кого-то еще в этой комнате, кого-то, кто горел желанием помочь ему. Вот только в помощи он не нуждался. Все, что ему хотелось - это накачаться до такой степени, чтобы не чувствовать этой разъедающей его изнутри боли. Но на мгновение он почувствовал, как кровь прилила к его лицу, как по его сознанию резко пронеслись события вчерашнего и всех предыдущих вечеров, заключающихся в одном и том же. Он приподнял голову, пытаясь понять, какое сейчас время суток, но, то ли из-за темный штор свет совсем не проникал в комнату, то ли на улице действительно было темно.
-Б.., - все еще затуманенный взгляд Тим перевел на девушку, которая действительно была в комнате, а не являлась плодом его больного воображения, - Брук..., - он не мог понять откуда это ощущение. Словно к нему возвращалась память, которую он безуспешно ворошил, и чем старательнее, тем быстрее воспоминания ускальзывали обратно в темноту.
Тимо испуганно посмотрел на подругу, когда та сказала ему, что наркотиков нет. Его желудок как будто завязался в узел от страха и он, застонав, не сказав ни слова, опустил голову. Это все. Конец, финал, точка. Внутри все задрожало, парень просто сотрясался от охватившего его ужаса.
Бруклин попыталась поднять его с пола. Тимо как будто подхватил вихрь, закрутил из стороны в сторону, словно пылинку. Он был внутри спиралевидной воронки и медленно вытекал из мира, ему было темно и страшно. Тим сделал первый шаг, второй – привыкая к непривычной поверхности. Ноги в чем-то зыбком, они заплетались, подкашивались. Он жалобно всхлипнул, чувствуя себя маленьким ребенком, который потерялся в темном лесу.
Ванна. Ему нужно забраться в ванну. Он молодой парень. Молодой и сильный парень. Тимо напрягся и, спотыкаясь, попытался перебраться через бортик. Потеряв над собой контроль, он рухнул вниз, тут же сыграв с сантехникой в дриблинг - несколько раз, съезжая вниз, он стукнулся подбородком о проклятую ванну. Из губы тут же рванула кровь, но парень не чувствовал боли. Забравшись внутрь прямо в широких штанах и футболке, парень врубил воду, особо не ощущая различий в ее температуре. Ему все равно было холодно, очень-очень холодно, хотя вроде и горячо. Кровь, между тем, и не думала останавливаться, чуть окрасив собой водопроводную жавель. Тимо, хохотнув, съехал вниз, представляя себе радугу. Радугу, которая была одного цвета - красная.
Где-то там он еще понимал, что это ванна. Ванна! А что надо делать в ванне? Правильно, малыш, раздеваться! Хотя бы до нижнего белья. Тимо был ограничен в движениях, но попытался стащить с себя гигантскую футболку. Ухватившись за край, он потянул ее вверх, но потерялся в своих руках и ткани. Ноздри и рот тут же заполнила вода, парень беспомощно отозвался, пуская пузыри. Спустя несколько секунд сил не осталось и на это, и он замолчал, чувствуя, как тяжелеет голова от недостатка кислорода.

Отредактировано Timothy Coe (2012-01-23 17:25:03)

0

7

Нет, этого парня нельзя оставить одного ни на одну минуту. Благо хоть Джордан, эта отчаянная девка собралась и приехала к нему на помощь, а то еще не известно, чем бы могла закончится эта ломка для Тимоти.
Оттолкнувшись от дверного проема, девушка тут же оказалась рядом с ванной, запуская руки под адски горячую воду.
- Черт! – Ошпарив себе руки, Брук на мгновение отпрянула от парня, и смотрела на кроваво красную воду, не решаясь действовать дальше. Девушка была в растерянности, и даже медицинское образование и опыт работы не давали ей должного и нужного спокойствия. Сделав шумный выдох, Рей резко поднялась на ноги и выключила горячую воду, включая ей взамен холодную, чтобы как то разбавить температуру в ванной и добраться до парня.
- Тимо! Родной, очнись! – запрыгнув в ванную, девушка приобняла юношу за шею и потянула на себя, пытаясь усадить парня ровно и вытащить из лап обжигающей воды. Казалось Коу потерял сознание, и придав парню более менее устойчивое положение, Рей несколько раз ударила его по щекам. А что еще она должна была сделать? Наконец репер медленно открыл глаза и теперь смотрел на нее каким то затуманенным взглядом.
На лице Джордан тут же появилась усталая улыбка. Нет, все, больше она от него не отойдет ни на минуту. Расслабленно усевшись на край ванны, девушка настроила нужную температуру воды и потянувшись к раковине, стянула с нее ручное полотенце.
- Как ребенок маленький, ни на секунду нельзя оставить. – Бруклин пыталась гвоорить как можно мягче, тщательно контролируя свою интонацию и пытаясь не показать своего волнения. Тимо сейчас явно не до ее страхов, ему достаточно своих. Прижав к губе парня полотенце, Рей убрала с его лица мокрые волосы и дружелюбно улыбнулась. Вообще вряд ли Коу сейчас мог трезво смотреть на происходящее, его взгляд был каким то мутным, да и сам парень был как будто среди двух миров.
Господи, что она будет делать с ним аж двое суток? Как она справится? А если он так и будет эти два дня вести себя как умирающее от засухи растение? Бруклин же сама сойдет с ума. А как же поговорить, отвлечься, не думать о плохом?
- Тимо, у тебя уже было такое? Ответь мне. – Слегка обхватив рукой лицо парня, брюнетка заглянула ему в глаза. – Как мне тебе помочь? Как?
Джордан слегка поерзала в ванне, пытаясь сильно не наваливаться на юношу. Вода из ванной выливалась уже через края. Оба молодых человека промокли насквозь, а у Рей еще ужасно болели обоженные руки. Но казалась вода помогала смыть с Тимо неприятные ощущения, и Брук даже стало казаться что мужчина постепенно приходит в себя.
Убрав кроваво красное полотенце от губы юноши, Джордан хмуро осмотрела рану, и убедившись, что она больше не кровоточит, швырнула тряпку на пол.
- Давай поговорим о чем нибудь? – Конечно Тимоти сейчас было совсем не до разговоров, но Бруклин твердо была уверена в том что ей нужно отвлечся. И не только ей, но и ему. – расскажи мне что нибудь о себе? Я ничего о тебе не знаю.

+1

8

Тимо медленно разлепил заплывшие глаза, будучи вытолкнутым в реальность парой несильных ударов. Свинцовая усталость разливалась по телу холодной тяжестью вместе с какой-то пугающей апатией – парень даже не пытался пошевелиться или повернуть голову, продолжая равнодушно глядеть в стену напротив. Ванная ходила ходуном, вертелась и крутилась, к горлу подкатывала тошнота, и единственным желанием на данный момент было впасть в прежнее бесчувственное состояние. Тимоти облизал ссохшиеся губы и растерянно, будто его внезапно разбудили, заморгал. Почему ванная? А, да, он же сам зашел сюда ...
- О себе, - парень тихо вторил девушке, пытаясь разобрать по полочках все, что ему нужно и не нужно говорить, но абстинентный синдром сильно мешал этому процессу. Тимо несильно тряхнул головой, отгоняя плохие мысли, принимаясь говорить все, что вспоминал, словно по шаблону: - Мое имя - Тимоти Джеймс Коу, я родился четырнадцатого ноября в тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году, в Чикаго, - он поднял голову на Бруклин, растерянно глядя на нее, будто спрашивая: "тебе ведь можно рассказать все, правда?".
- Ты не думай, моя мама хорошая, - начал Тимо, будто оправдываясь, - Он выросла в семье у этих, умных, которые преподают разные тупые науки. Очень воспитанная, манерная и нежная, - парень закрыл глаза, вспоминая портрет матери, ее черты лица и мягкие руки, - Просто влюбилась она в урода и родители от нее отказались, - Коу перевел мутные глаза на девушку, которые, казалось, заволокло прозрачной пленкой, - Я никогда не видел их.
Действительно, родительница Тимо была очень умной и образованной женщиной. Будучи еще молодой девушкой, училась в университете, преуспевала в учебе. Родители не могли нахвалиться своей дочерью, сулили ей прекрасное будущее, карьеру, искали подходящего жениха. Но кто знал, что Эмили, эта милая и красивая девочка, выберет себе в пару Джеймса, "антисоциального", как говорил ее отец, и невоспитанного оборванца? Для ученой и уважаемой семьи такое решение - позор. Был поставлен ультиматум и Вы, должно быть, понимаете какой. Родители отказались от дочери и от маленького сверточка, что появился в ее руках немного позже, тоже.
- А мой отец - тот еще гандон, - Тимо хмыкнул, раздраженно сдавив челюсть, - Сейчас он, кажется, мотает срок за грабеж и убийство, - парень на мгновение остановился, чувствуя, как мышцы сводит судорогой, - Это он во всем виноват. Он испортил жизнь маме, не хотел, чтобы я появлялся. Бил и меня, и ее, - Коу хмурился все больше, сдавливая кулаки. Эти воспоминания будили в нем опасные чувства.
- Ничего не было. Ни шмоток, ни еды, ничего. Он пил, курил, употреблял, приводил домой шлюх и своих дружков, которые приставали к моей матери, - Тим все дальше погружался туда, в свое прошлое, отвлекаясь от чувств и физической боли, которая сейчас терзала его тело, - Я учился плохо, расстраивал маму. Постоянно дрался, воровал, избивал других детишек. Меня выгоняли из школ, из одной в другую. Потом исправительная школа, детская колония, - парень погрустнел, вспомнив, сколько страданий причинил Эмили, - Когда мне было четырнадцать, она умерла. Я оказался совсем один, на улице ... Я все бы сейчас отдал, чтобы она улыбалась и ... и.. жива была, - Тимо, находясь в совершенно неадекватном состоянии, провел рукой по глазам, утирая слезы, которых не было, но, как казалось Коу, были, - А потом наркотики и я писать начал, - парень, потянув носом, замолчал, остановившись взглядом на стене, покрытой белой плиткой.

0

9

в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » неважно кем мы были, важно кто мы сейчас