Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » измена — это очень плохое слово.


измена — это очень плохое слово.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

участники:
Dolores Savery & Jessie Wilson

тема:
вы узнаете о наличие любовницы у своего партнера (сталкиваетесь с ней напрямую)

Отредактировано Jessie Wilson (2013-01-30 18:12:57)

+1

2

Внешний вид.

http://www.evilbeetgossip.com/wp-content/uploads/2007/11/taylor_momsen.jpg

Неверность как смерть — она не знает нюансов.
Он стоял напротив меня. Его ясные голубые глаза сверлили во мне огромные дыры. Я не могла пошевелиться, сказать хоть что-нибудь, что оправдало бы мои действия этой ночью. Прикосновение его ласковых рук, его нежные бледно-розовые губы на моей шее, его прерывистое горячее дыхание. Меня сковало цепями что-то прозрачное, невидимое. Что-то, имеющее огромную силу против которой я не могла устоять, не могла оказать хотя бы малейшее сопротивление.
Он снова был слишком близко. Я снова испытывала чувство полной беспомощности, мой рассудок помутнел, я была растеряна. Никогда ещё меня не посещало это ощущение. Оно с самого начала было зарыто в глубине моего сердца, а при виде его лица, словно нарисованного ангелами, начинало неистово пульсировать.
Я знала. Я знала, что она ждет его где-то там, где-то совсем рядом. И возможно, поймав она такси, она добралась бы сюда за семь минут. Я слышала вчера ночью, пока он страстно трахал меня на мягких простынях, как на его Samsung приходило тысячи сообщений. И казалось, что я чувствовала её. Мое предчуствие служило неким мощным телескопом, который бы засек движение пальцев руки одной из жительниц Нью-Йорка в самом Лос Анджелесе. Она пролила тонну слез, дожидаясь ответа. Сидела на кухне и опустошала чашки с кофе, - три самые большие чашки, какие смогла отыскать.
А тем временем он продолжал ласкать меня своими бледными руками. Я словно змея изгибалась под его тяжелым телом, из моего рта непроизвольно вылетали стоны, которые эхом прыгали от стен обратно к нам в постель. Мы не стеснялись открытого окна или спящих соседей за стенами. Мы были отданы друг другу. Я не могла остановиться.
А теперь он просто смотрел на меня. Мертвый взгляд лениво блуждал по моему телу в поисках оправдания. Я знала, что он любил её. Я знала, что он тоже чувствует вину. Что любовь в его сердце покрывается корочкой прозрачного льда, и эти ледники так неприступны...
- Я, - тихо вырвалось из моих открытых губ, я отвела взгляд в сторону, - Между нами ничего не было. Так ведь?
Я с надеждой взглянула в его широко-распахнутые глаза. Он же продолжал смотреть в окно, совершенно обреченно наблюдая за кронами золотых деревьев. Я могла уловить, как сухие листья хрустели под ногами прохожих. Некоторые с интересом заглядывали в нашу квартиру, отчего мне становилось особенно не по себе.
- Да, - тихо ответил он, не переводя взгляд с невидимых рук ветра, от скуки качающих верхушки деревьев, - Не было.
Последняя фраза прозвучало двояко, я начала сомневаться в том, что мы хотели забыть все это. Однако в моем холодном сердце до сих пор не замерзло чувство совести, и сейчас оно жалобно молило меня признаться в том, что все это было большой ошибкой, которую следовало бы похоронить в своих воспоминаниях, засыпать новыми чувствами, спрятать в своем разуме и никому не показывать. Но, черт, черт возьми, мне ещё никогда не было настолько хорошо. Я спрятала лицо в ладонях:
- Ты расскажешь ей, да?
Я почувствовала, как мой голос начинает дрожать. Большой ком медленно подползал к моему горлу, я вот-вот должна была разреветься. Он обиды? Нет, вовсе не из-за неё. От злости?  Нет, она здесь была непричем. От предатльства. Я чувствовала себя лживой шлюхой, которая ради физического удовольствия позволила себе сделать непоправимое, которое могло и не случиться, если бы не желание.
Дикое желание.
- Да, - он поднял взгляд, его губы превратились в тонкую полоску, - Да.
И тут случилось нечто непредвиденное. Шаги, сначала тихие, а потом более настойчивые проникали в мою голову. Я беспомощно всплестнула руками и с ужасом взглянула на него. Он, кажется, был готов к этому. А я? А я явно недооценила свои силы, я явно не подумала о последствиях.

+1

3

Кофе. Это уже далеко не первая чашка кофе за ночь.
Я ждала его. Ждала всю ночь. Ходила по квартире из угла в угол. Постоянно отодвигала штору от окна. Надеялась. Всё время надеялась, что вот-вот откроется дверь и придёт он.
Я постоянно вспоминала день нашей первой встречи. Первые, немного непривычные, касания рук. Первый поцелуй… Такой трепетный, нежный, но в то же время требовательный и настойчивый. Такое ощущение, что это было с десяток лет назад. С ним я чувствовала себя не так, как с другими. С ним я была за каменной стеной. У нас было столько планов на будущее... Иногда мне даже казалось, что мы слишком сильно торопимся.
Но в последнее время что-то поменялось.
Он поменялся.
Стал грубым, забывчивым. Постоянно где-то пропадал и кому-то звонил.
Говорил, что любит, а сам уходил от меня ночью, возвращаясь только утром, когда солнце уже светило высоко в небе.
Теперь мне было не по себе от его присутствия рядом, от его слов. От его касаний и от его взглядов. Мне хотелось закрыться от него, никогда не видеть его.
Раньше он смотрел на меня с волнением. А теперь его взгляд стал холодным, колючим.
- Родной мой… Что случилось? – а в ответ только заезженное – Всё нормально. И так изо дня в день. В течении вот уже двух недель.
Когда всё пошло не так? Почему он вдруг так переменился? Почему стал таким холодным?
Я чувствовала себя ненужной. Мне казалось, что это я что-то делаю не так.
Копалась в себе, искала ошибки. Пыталась что-то изменить. Ради него готова на всё. Потому что люблю. А он будто и не замечал.
Приходил домой поздно, почти под утро. Говорил, что не голоден и сразу засыпал.
Я никогда ни в чем его не подозревала.
Думала, что проблемы могут быть с родителями, на работе. Ну, или, в крайнем случае, с друзьями.
А в один «прекрасный» день я совершенно случайно подслушала разговор. Он говорил с девушкой. Он говорил с ней так, как раньше говорил со мной. Это было в понедельник. С тех пор я ненавижу понедельники.
Три часа ночи . «Абонент временно недоступен» - холодный голос непонятной женщины в трубку телефона. Не стала дослушивать, отключилась. Набрала снова.
Опять и опять я пытаюсь дозвониться ему. Обычно он никогда не отключает телефон. И всегда говорит, что рад меня слышать. То есть, раньше говорил… Нет! Опять воспоминания. Опять думаю не о том.
Снова знакомая комбинация цифр. Не нужно ничего, лишь бы только услышать сейчас любимый голос, который сбивчивым голосом будет объяснять мне, что застрял на работе, но скоро будет дома.
СМС. - Точно, нужно написать СМС.
Длинные пальцы быстро набирают текст. Отправить. И тут же снова попытка дозвониться. Гудки… Гудки?
Сейчас всё моё внимание направлено только на них. Я жду, что абонент наконец-то возьмёт трубку.
Нет. Сорвалось. Или отключил. Слышу только короткие, противные и частые гудки, сигнализирующие о занятости абонента.
Слёзы. Глаза наполняются слезами,  из-за них я теперь ничего не вижу. Всё как в тумане.
В сердцах я кидаю телефон куда-то в сторону. Слышу, как он разбивается о стену, но меня это ни капли не успокаивает. Наоборот – хочется ещё что-нибудь разбить.
Пытаюсь успокоиться, но получаются какие-то жалкие всхлипы. Пытаюсь вытереть слезы тыльной стороной ладони, но чувствую, что плачу ещё сильнее.
Что взбрело мне в  голову поехать по тому адресу, который он говорил по телефону? Я не знаю. Я просто решила проверить. Хуже ведь всё равно не будет?
Наспех собралась. Схватив с тумбочки ключи от машины, я пулей вылетела из квартиры. Путь до места назначения показался мне слишком коротким. Я летела по ночным дорогам, не замечая светофоров и не обращая внимания на знаки.
Дом. Нужный дом. Кажется, это он. Едва только вышла из машины, я мгновенно успокоилась. Что-то непонятное происходило в моей голове. Хотелось скорее выяснить, в чем дело.
- Это здесь.
Я была уверена, что точно запомнила цифры, которые он называл ей по телефону. - Тридцать три. Моё любимое число. Грустная усмешка показалась на моём лице буквально на миг, и тут же исчезла. Я прислушалась к голосам за дверью. Он. Точно он. И девушка.
Я, кажется, простояла там вечность. Спокойно нажав на дверную ручку, она легко поддалась. Не заперто. Я вошла. У меня нет привычки заходить без стука, но сейчас было не до формальностей.
Тихонько я прикрыла дверь, стараясь не шуметь.
Подкралась неожиданно, сзади. Меня мог увидеть только он. Блондинка стояла ко мне спиной.
- Что ты должен мне рассказать? – серьёзное, строгое лицо, обращенное к нему. Слёзы уже высохли, но глаза всё ещё были немного красные. Хотя, вряд ли это можно было разглядеть из другого конца комнаты. Девушка была блондинкой. Скорее всего, моя ровесница.
Убрав волосы с лица, я сложила руки на груди и выжидающе посмотрела на его любовницу.
- Ну так что я должна знать? – немного повышая тон снова поинтересовалась я, уже обращаясь к ним обоим.
Сейчас я кое-как сдерживала себя, лишь бы не начать бить вазы и ночные лампы прямо здесь, в незнакомой мне квартире. Видимо, в её квартире.

+1

4

Got a secret!//Can you keep it?
Swear this one you'll save...


Его глаза округлились. Я с ужасом прислушалась к шагам позади меня. Оборачиваться вовсе не хотелось. Мое тело покрылось мелкими мурашками. Как говорится, двое могут хранить секрет, если один из них в могиле.
- Что ты должен мне рассказать?
Мягкий женский голос, разбавленный нотками обиды и ненависти, обратился к нему. Мои плечи непроизвольно подались вперед, а ладони прикоснулись к лицу. Я не хотела нарушать тишину, влезать во все это. Мне хотелось испариться, исчезнуть, растаять, не оставив после себя ровным счетом ничего. Но что я наделала? Какого черта я позволила себе сделать это? Я сама во всем виновата, я не должна просто так стоять, скидывать вину на него. Хотя, блять, не он вчера кусал меня за шею, пихая свой вонючий член как можно глубже? Жертвенница. Какое двоякое чувство сидело внутри меня. Я внимательно взглянула на него, слегка нахмурив брови, ожидая, что он разбавит тишину своими тошнотворными оправданиями.
- Детка, ты все не так поняла, - он взял меня за плечи и, даже не взглянув в глаза, пролетел мимо.
Такой злости ещё никогда не бурлило внутри меня. Чувство абсолютного унижения и позора удушливо схватило меня за шею. Я распахнула глаза и приотрыла рот от удивления. Неужели я похожа на шлюху, которой можно крутить, как вздумается? Он обещал, что расскажет ей! Лживая похотливая тварь, ты хочешь правды, не так ли?
- Не так поняла? - я развернулась к голубкам и поймала яростным взглядом его неловкие движения, - Ничего не было, говоришь?
Глаза превратились в узкую полоску, на губах играла еле-заметная ухмылка. Мое альтер-эго снова лезло из меня, и жажда напакостить сладким поцелуем впилось в мое сердце. Оно бешено колотилось о ребра, я могла слышать его шепот внутри.
- А на это что скажешь?
Я резко дернула за бретельку платья и на всеобщее посмешище открылся очаровательный засос на правой груди. А чего теперь стесняться? Я стервозно продолжала сверлить взглядом его растерянную персону, оставалось только зашипеть и вцепиться в него когтями.
Тут я услышала какую-то возню со стороны девушки и с интересом взглянула в её сторону. Она стояла в двух шагах от меня и с горестным отчаянием смотрела на то, как я безстыдно оголила то, что вчера так старательно сделал её молодой человек. Внутри меня чувство совестности побороло чувство безумной злости, и я поспешила закрыть небольшое красное пятно зеленой шелковой тканью.
Она выглядела очаровывающе. Густые светлые волосы, пухлые губы, округлые женственные формы. Я на её фоне смотрелась голодным безжизненным скелетом, обтянутым кожей. Моя эгоистичность пропала под тяжелым грузом самокритичности и неуверенности в себе. Я удивленно следила за своими мыслями, которые в последнее время очень редко появлялись в моей голове именно в этом ключе.
- Я знаю, что поступила, как свинья, - всплестнув руками, я сделала громкий глубокий вдох, - Мы были не в состоянии судить обьективно вчера вечером, - я прикусила нижнюю губу и заглянула в глаза девушки, - Господи, мне так стыдно...
Резко развернувшись, я сделала несколько шагов в сторону зеркала. По моим щекам скатились теплые капли соленой воды, которые я поспешила смахнуть холодными пальцами. Я успокоилась, но была до сих пор уязвима перед своими эмоциями. Самовлюбленная сука.

+1

5

Я стояла на месте, как вкопанная, и просто наблюдала за развернувшейся картиной. Ровно до того момента, как девушка показала засос. Тут я не выдержала и вытянула руку вперёд, ладошкой прикрывая оголившуюся грудь. Сейчас мне меньше всего хотелось любоваться на чужие прелести.
- Прикройся – холодно попросила я. Честно говоря, разговаривать с этой, извиняюсь за выражение, малолетней проституткой, хотелось меньше всего. Конечно, я не думала, что она шлюха – слишком уж мило она выглядела для девушки легкого по ведения. Длинные, белокурые локоны, большие, голубые глаза, тонкая талия… Черт, да если бы я была мужиком, я бы сама не отказалась трахнуть её. Но, блядь! Моя пошатанная на сегодня психика рисовала в моём больном мозгу слишком полную и четкую картину их ночи. Вплоть до поставленного ярко-красного засоса. И мой мозг, совершенно не отдавая мне никакого отчета, выдавал только одну фразу – Шлюха. Шлюха. Шлюха.
Нервно тряхнув слегка растрепанной шевелюрой, я перевела взгляд на мужчину.
- Никогда, больше никогда ко мне не подходи, слышишь? – в моем голосе чувствовалась злость, ненависть, обида. И ревность.
Да, представьте себе! Как любая другая обманутая девушка я всё-таки ревновала. Я совершенно точно сейчас понимала, что больше не хочу видеть этого человека в моей жизни. Не хочу его видеть рядом с собой. Но при этом продолжала ревновать.
Плакать уже не хотелось. Злость всё больше копилась внутри меня, и пыталась вырваться наружу. Сейчас хотелось подойти к этой сучке, накрутить её длинные волосы на свою руку и ударить о стену. Но я этого не сделала. Мне попросту стало жалко её. В конце концов, она же не пыталась силой тащить его в постель, не насиловала его. Он сам сделал свой выбор. В этот момент я криво усмехнулась. – Да уж, Уилсон. Иногда ты можешь быть злой, обиженной стервой.
В этот момент я поняла, что я совсем не белая и далеко не пушистая. Если меня обидеть, задеть за живое, я тоже могу постоять за себя.
Но я стояла и ничего не делала. Просто придирчиво разглядывала блондинку. Мне было интересно, на кого он меня променял. Я стояла, и молча сравнивала её с собой. Пыталась понять, чем она лучше меня.
- Я не пойму, что ты в ней нашел? – я повернулась к мужчине, непрерывно прожигая его взглядом, сложив руки на груди. Мои глаза были слегка прищурены от злости. Я лукавила. Я понимала, что он в ней нашел. Она красивая, стройная. Она больше похожа на куклу, нежели на живого человека. Но всё-таки мне было интересно услышать его мнение.
- Господи, мне так стыдно... – Стыдно? – я резко развернулась и сделала два небольших шага в сторону девушки, оказавшись всего в паре метров от неё. – Детка, не надо сейчас оправдываться и пытаться доказать мне что-то. – я говорила четко и ясно. Тихо, будто бы пытаясь сделать так, чтоб он не слышал нас. – То, что было нужно, я уже увидела. Больше мне ничего не интересно, поверь.
Я снова повернулась к нему. – Ну так что ты молчишь? Какая она в постели, расскажи? – ироничным тоном спросила я, медленным шагом проходя к дивану. Села, взглянула на него. На неё. Снова на него. – Понравилось её трахать? И чем же я-то тебя так не устраивала? – вместо положенной истерики я говорила тихо и медленно, смакуя каждое слово и делая вид, что мне правда интересно услышать ответ.

+1

6

Blame it on me//Set your guilt free.
Nothing can hold you back now. (evanescence. lacrimosa)

Обстановка наколялась. Мне казалось, что мои мокрые пальцы должны были обвиться вокруг её шеи, что мое левое колено должно было с треском сломать её идельный прямой нос. Так почему же я стояла, как вкопанная, и не могла возразить её провокационным фразам? Сама заварила эту кашу, теперь расхлебывай. Как бы обидно мне не было, я пропустила её вопросы, обращенные ко мне. Все кроме одного. Он иголкой впился в мое сердце, ковыряя там большую рану, сквозь которую можно было увидеть полыхающую пламенем артерию. Она бешено колотилась где-то внутри меня, визгливо, так, что я могла слышать её.
- Понравилось её трахать?
Последнее слово из её рта вылетело, словно дохлая рыба. Мои глаза распахнулись и стали похожи на миниатюры теннистнх мячей, зрачки сузились от подступающей волны ненависти и даже ярости. Держать себя в руках невозможно, хотя я и знала, что в чем-то эта тварь была права. И даже если я трахнусь с её парнем ещё раз, предположим, завтра ночью, или спустя три месяца, - это не имеет значения, - она никогда не позволит себе назвать меня шлюхой.
- Ну, - он попытался сказать что-нибудь вразумительное, но молчание вселилось в его губы.
Я подняла взгляд к зеркалу и взглянула на свое отражение. Белые волосы слегка растрепаны, в глазах играют бесенята, пальцы нервно стучат по деревянной тумбочке, переплетаясь между собой, словно маленькие ядовитые змеи. Альтер-эго вновь проснулось внутри меня. Я чувствовала, как неведомая сила тянет меня накостылять этой твари, как следует, и показать, кто в этой ситуации ведомый, а кто настоящий игрок.
- Задело? - я медленно перевела взгляд на её персону, - Задело, - легкая ухмылка, после которой последовало несколько шагов в её сторону, - Слушай сюда, сука. Захлопни свою пасть, - вонь по всей комнате, - и не смей даже заикаться обо мне в таком тоне.
Подойдя к ней так близко, как только возможно, я схватила её за руку и резко потянула на себя, пока её фигура окончательно не оказалась на ногах. Не теряя ни секунды, я уперлась ладонями в её живот и толкнула со всей силы в противоположую стену.
- Что ты делаешь?
Он схватил меня за талию и оттолкнул подальше от девушки, не давая ни мне, ни ей, продолжать бессмысленную драку. Я попыталась проскользнуть под его сильными горячими руками, но он лишь легко оттолкнул меня обратно на диван. Я со злостью впилась взглядом в его спину. Где-то за ней пряталось худощавое тело этой шалавы, которая посмела повысить на меня голос. Ненависть не покидала моей головы до тех пор, пока он не взглянул в мои глаза. Повернув голову таким образом, чтобы контролировать движения его бывшей теперь девушки, он посмотрел на меня так, как не смотрел ещё никто до него. В его синих глазах читалось отчаяние, смешанное с безысходностью и немой просьбой прекратить это все сейчас же.
Чего ты добиваешься? Размахивать кулаками совсем не время. Ты сама залезла к нему в постель вчера ночью.
Но, черт возьми, как эта тварь посмела назвать меня так? Ещё никто не...
С другой стороны, как ты вела себя вчера? Разве не поступала, как шлюха, зная, что она ждет его?
Он трахал меня всю ночь, он тоже знал об этом...
Он... Она... А ты?
А я...

Я с презрением посмотрела на свои руки. Она тряслись, словно головы собачек, которые обычно ставили в старые убитые временем машины. Они словно бы говорили "Да, да, да". Обветренные пальцы, накрашенные ногти, и мысли. Мысли в голове, от которых было не избавиться. Два человека сидело внутри меня. Двое, которые никогда не смогут найти компромисс.

+1

7

- Задело? – А тебя бы не задело? – вопросом на вопрос ответила я, с ехидной ухмылкой на губах. Мой голос был полон отчаяния и злобы. Я до сих пор не могла понять, почему это произошло со мной.
Мы всегда друг другу доверяли. По крайней мере, я так думала раньше.
Часто, по вечерам, принимая совместную ванну, мы делились своими чувствами и впечатлениями. Делились тем, что пережили за прошедший день.
Я никогда не думала, что он сможет так низко упасть в моих глазах.
Я неоднократно задумывалась над нашим будущим. Он мог полюбить другую девушку, я могла полюбить другого мужчину. Он мог меня бросить, я могла бросить его.
Признаюсь, да. И такие мысли были в моей голове. Но я только сейчас, находясь в этой комнате, поняла, что я никогда не задумывалась над тем, что будет, если он мне изменит. Мне даже в голову это не приходило! Если он разлюбил меня, если он полюбил другую – почему просто не сказать? Больно, зато честно.
Слишком быстро происходило всё вокруг.
Я не успела ничего понять, как уже стояла на ногах, а в следующий момент я больно ударилась спиной о стену, громко простонав от боли. Едва устояв на ногах, я злобно взглянула на блондинку. Я была готова прямо сейчас проломить череп этой сучке.
Но я снова сдерживалась.
Я не узнавала сама себя. Я всегда думала, что буду лезть в драку, буду истерить, если произойдет что-то подобное, но на деле… Я была спокойна, как танк.
Да, внутренний голос каждую секунду повторял мне, что нужно вести себя по-другому. Нужно отомстить. Но я реагировала на всё происходящее на удивление спокойно.
Поправив растрепанные волосы, я не отрывала взгляда от девушки.
- Кем ты себя возомнила, скажи? – голос тихий, спокойный. Но если прислушаться – можно услышать  нотки угрозы. – Ты знала, что у него есть я… – почему-то я была в этом абсолютно уверена. Она не могла не знать - …и всё равно трахалась с ним. Как, по-твоему, я должна к тебе относиться? – прищуренные глаза, интерес застыл на моем лице.
Спина всё ещё саднила от боли – всё-таки нехило эта тварь меня приложила. Но я не обращала внимания.
Почему-то физическую боль мне сейчас было слишком легко переносить. А вот боль внутри… Мне казалось, что во мне что-то переломилось.
Мне вдруг стало так плевать на то, что происходит вокруг.
Хотелось поскорее покинуть это место, и больше никогда в жизни не видеть этих двоих.
Я их искренне ненавидела.
Всем сердцем.
Я стояла в метре от стены и наблюдала, как эта тварь пытается проскользнуть ко мне, чтоб продолжить некое подобие драки. А он не давал ей этого сделать.
Его крепкие, мускулистые руки задерживали её, отталкивая назад. Его руки… В голове сразу всплыли картинки из недавнего прошлого. На мгновение моё лицо приобрело задумчивый вид, но я снова отогнала все мысли и  сосредоточилась на этой суке.
- Хватит истерить. Ты сейчас ведёшь себя так, будто я в постель к твоему парню прыгнула. – отчеканила я, с трудом узнавая свой голос. Он был слегка охрипший, тихий. Строгий и холодный. Пустой.
Я обошла мужчину, стараясь не смотреть на него. На свой страх и риск я прошла мимо девушки, но ничего не происходило – она не тронула меня в этот раз. Медленно, очень медленно я прошла к окну и, развернувшись в их сторону, застыла.
Они смотрелись очень забавно. Она явно нервничает, переживает. Кидает в мою сторону гневные взгляды, но стоит на месте и не рыпается в мою сторону. Он -  какой-то испуганный. Смотрит взглядом затравленной собаки. Боится сказать или сделать что-то не то.
Прямо два сапога пара.
Я не стала скрывать усмешки.
Во мне не осталось никаких эмоций. Чувства были втоптаны в грязь. Но я не торопилась уходить – мне нравилось наблюдать, как эти двое мнутся. Ведут себя как мыши, загнанные в клетку.
- Я вот одного не понимаю. – я склонила голову на бок и посмотрела на моего, уже бывшего, мужчину – Зачем ты говорил мне, что любишь, если это не так? Зачем ты говорил мне это, и тут же ложился с ней в постель? – её я, будто бы, совсем не замечала. Как и то, что на глаза постепенно начинают наворачиваться слезы, а к горлу подкатывает предательский ком – Зачем ты сказал вчера утром, что мы обязательно поженимся? Нахрена ты пудрил мне мозги? – в этот момент мой голос пропал окончательно, а по щекам потекли слёзы, оставляя за собой мокрые, солёные дорожки.
В этот момент я просто опустила руки.

+1

8

We will stand tall//Face it all together.
(adele – skyfall)

- Кем ты себя возомнила, скажи?
Я опустила лицо в ладони и зажмурила глаза от безысходности. Мне было нечего сказать ей. Слезы гладили мои пальцы своими теплыми руками, я прикусила нижнюю губу и позволила увидеть этим двоим мою слабость. Редкое зрелище, ничего не скажешь.
Внутри меня медленно умирала злость и ненависть. Я была виновата в этом. И как глупо было сейчас толкать эту бедную девушку, кричать на неё, рваться в драку. Но неужели я бы отреагировала не так же эмоционально, если бы узнала, что моя любовь так низко и подло предала меня вчерашней ночью?
Извиняться было глупо и бессмысленно. Девушке все равно предстоит время, чтобы отойти от всего того, что случилось с ней за последние пол часа. Она, наверное, будет плакать, кричать и недоумевать от того, насколько бы вся эта ситуация выглядела комично, если бы ей не пришлось увидеть все это воочию. Ничего не было. Она никогда бы не узнала об этом, она продолжала бы ждать его с работы, поздно вечером, разогревая уютный домашний ужин. Она купила бы новое белье, чтобы разнообразить их интимную жизнь. Она бы рискнула даже не выпить таблетку "Ярины", чтобы вдруг, очень неожиданно и негаданно, в животе у неё появилась новая жизнь. Они бы сыграли свадьбу, родили троих детей, купили золотистого лабрадора и жили, как настоящая семья. Он бы никогда не вспомнил обо мне, я бы никогда не вспоминала о нем. Разве что только тогда, когда они проходили бы мимо меня на улице. Она бы приветливо улыбалась мне своей счастливой улыбкой, вцепившись в небольшую мягкую коляску. Он бы смотрел сквозь меня, изображая некое подобие дружелюбия и вежливости.
Но этого не будет теперь. Её взгляд бы неприступен и груб. Она была как никогда решительна в своих фразах и действиях. Я же была раздавлена и опозорена, унижена и втоптана в землю своими же приоритетами и принципами. Вчера я выбрала лечь с ним постель, нежели подумать о последствиях, подумать о ней, о их будущем, о их совместной жизни после этого. Но ничего бы вовсе не было, если бы ситуация не приобрела такой поворот событий.
Обидно, нечестно. Я разрушила чью-то счастливую жизнь. Я сломала чьи-то планы. Я убила чье-то будущее.
Встав с дивана, я медленно прошлась по комнате в сторону зеркала. Пустой взгляд смотрел на меня из отражения. Не было больше злости и ярости, недавно владеющей моими эмоциями в полной мере. Я была разбита, словно пустая ваза, которую поспешат смести совком и выкинуть куда-то за дом, пока она не сгниет в сухой желтой траве, так и не познав, что такое цветы. Не почувствов их запах, их длинные колючие стебли и мягкие душистые лепестки.
- Я могу уйти?
Я повернулась и посмотрела на него. Он безмолвно смотрел в пол, в одну точку, не сводя с ней глаз. Он слышал меня, но отвечать был не в силах. Я сделала пару шагов навстречу к нему, чтобы похлопать его по плечу, и сказать, что все будет в порядке, но, почувствав холодный взглд на своей спине, прошла мимо него, лишь мимолетно окинув взглядом его глаза, в которых плавали слезы.
- Прости меня.
Я прошептала это еле слышно, мои губы, казалось бы, совсем неподвижные, издали нечто вроде теплой улыбки. Я не знала, как помочь им. Я не знала, как как сделать так, чтобы они снова были вместе. Снова держались за руки, улыбались друг другу, лоавили счастливые моменты из серых будней.
Тихо скрипнув дверью, я вышла на улицу. Обернувшись на мгновение, я застала все ту же картину. Она, ледяная и неприступная, и он, обреченно разглядывающий пол в поисках чего-нибудь, что могло бы спасти их любовь.

+1

9

Меня взбесила её улыбка. Она улыбалась так, будто всё то, что происходит вокруг, ей нравится.
Мне не хотелось, чтоб она уходила – снова проснулось желание ударить её головой о стену.
Пересилив себя, взяв себя в руки, я-таки дала ей уйти.
- Пускай. Пускай идёт. Бог ей судья. – как мантру повторяла я, не останавливаясь. Пытаясь внушить себе, что так правильно, что так надо.
Она ушла. Я вздохнула с облегчением и снова повернулась к окну, вглядываясь в соседние окна. Почему-то меня безмерно заинтересовало то, что там происходит. Вот, девушка с милой, беззаботной полуулыбкой на лице читает книгу. Кажется, это Шекспир. А вот двое маленьких детишек играют в машинки, сидя у телевизора. А вот мужчина и женщина выясняют отношения явно на повышенных тонах, эмоционально размахивая руками… В этот момент, мой мозг вспоминает, что в комнате я не одна.
Медленно разворачиваюсь и смотрю прямо на мужчину, пытаясь понять, о чем он сейчас думает, что чувствует. Жалеет ли, или доволен тем, что произошло. По напряженному, сосредоточенному лицу видно – он растерян. Молчит, смотрит на меня и не двигается, лишь изредка поворачивая голову в сторону входной двери, будто бы ждёт от кого-то помощи. А может и не от «кого-то». Может быть от той, которая всего несколько минут назад покинула помещение.
Ухмылка. На моём лице сейчас была лишь ухмылка.
Снова пройдясь по комнате, я медленно обошла мужчину два раза, пытаясь не задеть его. Мне было противно.
Я, по-честному, никогда не могла понять, и, видимо, не пойму, как люди приходят к мысли, что хотят изменить. Если я с человеком – я полностью с ним. Я отдаюсь ему вся, даже не думая хоть краем глаза посмотреть на кого-то другого. А он… Видимо, он не такой. Он с легкостью променял меня на другую. И это после того, как сам, лично, всего пару дней назад одел мне на палец кольцо, и сказал, что любит.
Мне снова захотелось плакать. Но не перед ним, нет. Я дала себе слово, что никогда больше не буду плакать перед мужчиной.
Резко втянув в себя воздух, которого как-то внезапно стало слишком мало на такое небольшое помещение, я улыбнулась. И сняла кольцо с пальца. Да, оно до сих пор было у меня на руке, я до последнего не верила, что может произойти что-то подобное. Но… Сейчас я сняла кольцо.
Взяв его правую руку в свою ладошку, я вложила маленький, прохладный кусочек белого золота в его ладонь, пристально глядя в его глаза, в которые когда-то влюбилась. Я увидела там сожаление. И всё. Одно лишь сожаление.
Улыбнувшись ещё шире, я поднялась на носочки, и прикоснулась губами к щеке.
- Будь счастлив. – это прозвучало с вызовом, сухо и безэмоционально.
С этого момента мне было откровенно наплевать на то, как он будет жить. Я сказала ту разу только ради приличия. И только для того, чтоб попытаться как-то его задеть. И у меня получилось. Его лицо скривилось в гримасе ненависти.
И снова улыбнулась ему, и, пару раз хлопнув по плечу, направилась к входной двери. На пороге я не обернулась. И что странно – мне даже не хотелось этого сделать.
А за порогом была она.
Прикрыв за собой дверь, я, опустив глаза, направилась к своей машине. И налетела на неё. Не извинившись, не посмотрев в её сторону, я направилась дальше.
Уже через минуту я мчалась в сторону своего дома, пытаясь переварить то, что произошло, и одновременно пытаясь внушить себе, что мне нужно забыть об этом.

+1

10

*завершен, третий*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » измена — это очень плохое слово.