Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Кто в армии служил - тот в цирке не смеется


Кто в армии служил - тот в цирке не смеется

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Участники: я и Хантер
Место: ЛА, вечеринка по случаю очередного дня рождения телеканала MTV. В качестве НПС наличествуют самые известные люди, исполнители, композиторы, музыканты, клипмейкеры , продюсеры... и конечно же, куда без них, вездесущие и пронырливые журналисты.
Погодные условия: весна, тепло, хорошо...
О флештайме: Орианти не любит вечеринок. Но терпит их по долгу службы. При попытке тихо, не привлекая внимания сбежать с этой самой вечеринки (а точнее - от приставшего ко мне представителя издательства, название которого трудно воспроизвести даже мне) скучающую меня и настигает Хантер. Но жизнь преподносит всем неожиданные сюрпризы...

Отредактировано Orianthi Paganaris (2013-02-01 16:33:31)

+1

2

*look
Порой кажется, в работе продюсера нет никаких изъянов. Если у тебя пристрастие к алкоголю – никто не станет тебе запрещать пить даже на рабочем месте, если ты пользуешься услугами «индивидуалок» - время от времени даже подбросят парочку телефончиков, если ты страсть как любишь вечеринки – станут приглашать то там, то сям. Ты сам себе господин и на качество своей работы и собственной личности влияешь только ты сам, никто тебе не указ. Но если у тебя есть ребёнок, начинаются проблемы. Я никогда особо не светился своими хобби или увлечениями, да и выпить на студии позволил себе лишь единожды – когда от нас уходила моя Джина (чтобы стать таким неудачником, надо было постараться). И с тех пор, как выложил две тысячи долларов за новое оборудование, которое умудрился сломать в пьяном угаре, спиртное употреблял только в барах, так сказать, «по праздникам». Примерно та же проблема была с командировками, в которые меня всё норовили отправить. После нескольких десятков отказов, мне поставили ультиматум – командировка или снижение ставки. Патрик для них уже перестал быть веской причиной, тем более что мне удалось найти способную и ответственную няню, так полюбившую моего сына, что готова чуть ли не сутками сидеть с ним задаром.
В этот раз отвертеться не удалось, и, дав все необходимые указания юной леди и своему пострелёнку, оставив им приличную сумму денег на питание и развлечения в ближайшие два дня, я сидел в соседнем с Марти кресле самолёта, уносившего нас ещё дальше от родины – в Лос-Анджелес, город, который я, по каким-то необъяснимым причинам, не переносил на дух. До переезда Патрика в Сакраменто, мне приходилось колесить по стране, подписывая кучу документов и получая деньги за то, что какая-нибудь компания по изготовлению модных кружек получит разрешение использовать наглую морду Марти Манна в рекламе своей продукции. Какого чёрта мы опускались до такого уровня? Всё потому, что вы ничего не знаете о системе рекламного маркетинга в США. Где бы твоя физиономия не мелькала, тебя будет любить и обожать необходимая тебе публика. Главное вдруг не прорекламировать какие-нибудь прокладки или средства для личной сексуальной безопасности. В общем, не показывать то, с чем людям будет неприятно тебя ассоциировать. Кружки в данной ситуации – вполне приемлемая рекламная компания. Тем более что это кружки от известной торговой марки, некоторые результаты труда которой стоят у меня на кухне.
Лос-Анджелес был одним из перевалочных пунктов, в котором я даже не оставался переночевать, а лишь проезжал «мимо». И могу сказать, что та слава, которая вокруг него витает, чересчур преувеличена. Но, знаете, в этот раз всё было иначе. Места в бизнес-классе самолёта приличной компании, за которые я не выложил ни цента, номер люкс двумя огромными спальнями, лимузин, встречающий везде и приезжающий по первому сигналу, масса приятных слов со стороны обслуживающего персонала.. Всё это было мне не по душе, однако сквозь призму известной личности Лос-Анджелес выглядел совершенно иначе. Я люблю в своей работе то, что рядом с Марти всегда остаюсь незамеченным – ведь это его лицо мелькает по телевизору и на рекламных щитах, а я со своими стараниями остаюсь в стороне. И, могу вас заверить, ни толики зависти не возникало в моей душе. Торжественные многозначительные встречи и провожания заставили меня взглянуть на город с другой стороны, в основном из окна номера или лимузина. Я чувствовал себя героем какой-то замысловатой истории, где играю не самую главную роль, но в итоге обязательно становлюсь чрезвычайно значимым.
Мы едем на день рождения канала MTV в длинном роскошном лимузине, который совершенно бесплатно предоставили организаторы вечеринки. На мне какое-то подобие костюма, в котором я чувствую себя неуютно, от которого словно бы чешется всё тело, хотя на самом деле я просто волнуюсь – приглашений на такие большие приёмы мы ещё не удостаивались. Поворачиваюсь к Марти – на его лице детская беззаботная улыбка. Первое время он с восхищением рассматривал всё вокруг, ведь и для него такая поездка в новинку, а потом слегка заскучал. Возле входа в небоскрёб, на крыше которого будет проходить всё веселье, толпилась куча людей – среди них простые зеваки, поклонники, ожидающие своих звёзд, фотокорреспонденты и журналисты. Все они словно наэлектризованы, каждый приглашённый попадает в это энергетическое поле и на несколько минут исчезает для всех окружающих, поглощённый обсуждением выхода нового клипа или музыкального альбома. Спрашивается – что здесь делаем мы, ребята с другого канала, не имеющие к виновникам торжества никакого отношения?
Когда Марти самостоятельно открывает дверцу автомобиля, не дождавшись услуги водителя, и осторожно опускает ногу в дорогом кожаном ботинке на ковровую дорожку, я слышу обрушившуюся на него волну приветствий. Мне до чёртиков хочется заплатить водителю, чтобы тот увёз меня подальше от этой кутерьмы, но работа обязывает показать и свои, не столь дорогие и пафосные, ботинки.
Пришлось отключить сознание на время, что мы шли до дверей. Марти никогда не отвечал на вопросы прессы, если это не официальное интервью, зато задорно улыбался вспыхивающим объективам и махал собравшейся разношёрстной публике. Его очень легко узнать даже если никогда не смотрел наше ток-шоу – по ярко-голубым глазам, залихватскими кудрями и тощему телосложению. Он достаточно сильно выделяется из массы телеведущих и очень гордится этим, ежедневно поддерживая себя в идеальном состоянии. А я.. я иду следом, чуть опустив голову и засунув руки с покусанными ногтями в карманы.
На крыше ни дуновения. На сцене выступает какая-то известная группа, но до неё никому нет дела. Я замечаю роскошно одетых женщин, стреляющих глазами во все стороны в поисках фотографов. С их лиц не сходит улыбка, никто из них не хочет попасть в кадр со скучной миной. Мужчины чуть проще – им не обязательно стараться, чтобы выглядеть хорошо, мало кто из них вообще обращает внимание на присутствующую прессу, они увлечены только собой и порой друг другом. Едва сделав шаг из лифта, Марти уже радостно машет какому-то знакомому и теряется в толпе со словами «много сегодня не пей и найди себе уже женщину!». Отстранённо усмехнувшись, я тут же хватаю стакан виски с подноса проходящего мимо официанта и, обходя бесконечно красивых и ярких звёзд, подхожу к бортику. Отсюда открывается потрясающий вид, на мгновение мне кажется, что видно Сакраменто. Из-за внезапного порыва ветра заслезились глаза. Где-то там уже спит мой маленький мальчик – эта мысль разрывает на куски, а я клялся себе, что не буду портить долгожданные выходные мыслями о доме. Закрыв глаза, вижу, как няня гладит его по волосам, тихо напевая колыбельную, как Эстель в своей комнате на втором этаже соседнего дома стоит возле окна и ждёт, когда в комнате Патрика погаснет свет, и ложится спать. Я очень люблю свою работу, но разве можно любить её больше, чем близких людей?
Пытаясь развеять навалившуюся грусть, делаю глоток из стакана и оглядываю гостей. Взгляд привлекает единственная особа. Она выделяется не столько красотой, сколько схожестью со мной – стоит возле края крыши с противоположной стороны. Слова, сказанные мне Мартином, воспринимаются не так, как ему хотелось бы. Почему-то я решил, что общение с ней обязательно отвлечёт от мыслей о доме и от шумихи, что мне так не нравилась. Плюс ко всему девушка эта не была незнакомкой – совсем недавно я узнал, что она живёт в Сакраменто, и пригласил на ток-шоу. Орианти. Ну, привет.
Уверенным шагом я направился в её сторону. Девушка вдруг оборачивается и на секунду кажется, что собирается сбежать, а потом, видимо, признаёт во мне знакомого, и расслабляется, мягко улыбаясь.
- Теперь ты точно можешь подать заявление в полицию, вторая случайная встреча – почти преследование, - улыбаюсь я ей. – Надоело отсиживаться?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Кто в армии служил - тот в цирке не смеется