Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - keep it simple, stupid.


- keep it simple, stupid.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название
- keep it simple, stupid.
2. Участники
Jensen & Kristen
3. Место
Киностудия "20th Century FOX"
4. Дата
13.01.2012
5. Краткое описание
Приглашение на кастинг - всегда очень волнительное мероприятие. Никогда не знаешь заранее, что от тебя захотят увидеть режиссеры и что их впечатлит. Да ладно, я даже не знаю, кто станет моей партнершей по фильму, надеюсь, ты симпатичная. Хватит, нужно немедля отбросить глупые мысли, наверняка ты волнуешься не меньше моего. Еще и жанр такой - мелодрама, вот что-то, а пустить слезу где надо я могу запросто, да так натурально, что режиссеры диву даются. Впрочем, свалять дурака для меня тоже не составит труда. Раньше я считал, что могу получить любую роль, время показало, что я не самый талантливый актер, вспомнить даже пробы на "Тайны Смолвиля", когда роль досталась Тому. Надеюсь, мы с тобой будем гармоничной парой, а если все пройдет удачно, и наш поцелуй закончится криками "Браво" (как ни странно, меня всегда просили именно это, даже если сериал не имел любовной подоплеки), то я свожу тебя в мексиканский "Nat's Early Bite", что приметил неподалеку. Смею надеяться, что мы станем Друзьями, именно такими, о которых говорят с большой буквы.

Отредактировано Randal Andrews (2013-02-06 12:49:20)

+1

2

Если можно осторожно
Если нужно, то возможно
Я сойду с ума, летая
Доиграем, доиграю.

- The wind of change blows straight into the face of time  - крутится в голове, когда я миную очередной светофор по пути к известной киностудии «Fox». Меня одолевает волнение, я то и дело поглядываю на часы, будучи уверенным в том, что приеду гораздо раньше назначенного времени; 14:00 – ровно тот час, когда сценарист попросит меня войти и представит тебя. Я знаю о том, что тебя утвердили на роль в начале недели, а вот кастинг на твоего киногероя затянулся. Ты такая привередливая? До брось, я знаю, непременно знаю, что когда ты первый раз вышла, чтобы сказать о том, что именно ты должна получить роль Эйвелин в фильме «Фокус», у тебя во рту пересохло, а коленки только тряслись. Ты же такой же живой человек как и я. Ох да, Дженсен, хватит лирики. Соберись, хватит размазывать себя и надумывать, а точнее думать-думать-думать и еще раз думать об этой девушке.
Практически все мои роли телесеральные, а значит, что я привык годами работать с одним и тем же коллективом, появляться вместе на премьерах, даже с тот же Джаред мне как брат родной, столько лет вместе работаем…  Не знаю, как вам, а мне всегда было сложно сменить коллектив и привыкнуть к новым людям, по настоящему привыкнуть, привязаться и прикипеть душой.
Красный. Стоп. Еще тягостных полминуты в ожидании пропускающего сигнала, и вот, наконец, телекомпания показалась в поле моего зрения. Высокое, многоэтажное здание, казалось, оно обнимается с небом, растворяясь в его объятиях.
Я оставновился на парковке, доставая свой ежедневник из портмане и глядя в него, закусив нижнюю губу. Спокойно листаю страницы, зная, что пятнадцати минут мне точно хватит для того, чтбы покинуть салон, миновать несколько метров, что отделяют парковку от здания и подняться на нужный этаж. Кстати, куда мне идти?
«Тридцать второй этаж, офис 508» - слово офис вызвало во мне неподдельную улыбку, готов поспорить, что пятьсот восьмой занимает половину искомого помещения.
- Ну, пошел! – Подбадриваю себя, покидая програтый салон, вылезая на улицу. Погода, не смотря на середину зимы, была сегодня мягкой и пушистой, как перина, укрывающая от неприятностей. Я улыбнулся  то ли самому себе, то ли прохожим, люблю улыбаться, поправил ворот рубашки и нырнул в прохладдный холл телестудии. Странно, но меня почти никогда не донимали репортеры, не ходили за мной по пятам, так и норовя вырвать очередную подробность о моей личной жизни. Может быть потому, что сейчас она у меня отсутствовала? А кому нужен актер, который не нужен даже сам себе? Верно, никому. Вот так я, в несколько удрученном состоянии практически нырнул в лифт, но меня ждала подстава. Около дверей переминались две… Девчонками их уже не назвать, такие вполне взрослые девушки, в руках их были руки и блокноты.
- Дин! Дин! – Дин уже мое второе имя, Дженсен Дин Эклз, ага, Винчестер-Эклз, так что спокойно поваричиваюсь к дамам:
- Привет, - расплываюсь в неподдельной дружелюбной улыбке.
- Можно автограф? А сфотографироваться? - Да, разумеется, - подписываю два листка и одну не самую свою удачную фотографию, пока одна из них просит охрану нас сфотографировать. Обнимаю красоток за плечи, щелк! Миссия выполнена, я пробил себе путь в лифт, девушки, как не странно, немного покраснев, не возжелали забиться со мной в одну кабину. Наедине с Дином Вмнчестером, ну вы что! Наверно, или сотрудницы центра или их дочери, иначе как бы они здесь оказались?
Тридцать второй этаж настигнут, кабина упрямо дзынькнула и двери распахнулись; мне пришлось еще немного поплутать по коридорам, прежде чем я нашел площадку для кинопроб. Здесь никто не обратил на меня особого внимания, просто кивая в знак приветствия. В этой толпе из минимум пятнадцати человек мне было сложно идентифицировать тебя, ну ты явно без бейджа на груди.
Пробегаю глазами по лицам, замечая Кристен и еще одну популярную актрису. Стоп? Кристен? Вы пошутили? Нет, ну у меня нет предвзятого отношения к коллегам по цеху, но я рассчитывал увидеть кого-то более опытного. Да и мелодрама… Сложный жанр для девушки вампира.

+1

3

Хотите, признаюсь? Я даже толком не помнила названия фильма, в который были назначены на сегодня пробы, и от этого сердце в моей груди лишь сильнее клокотало, не позволяя униматься ни на шутку разыгравшимся нервам.
Мне кажется, я выросла на этих вечных пробах, ведь уже с восьми лет родители возили меня по съемочным площадкам, и я, каждый раз окунаясь в совершенно новую и незнакомую для меня роль, все больше и больше поглощалась в мир кинематографа.  Возможно, тогда, в детстве, я даже не предполагала, что однажды стану самой богатой и высокооплачиваемой знаменитостью, что буду получать многочисленные награды, что у меня будут толпы поклонников и приглашений в другие проекты, но знаете, все эти факты, они ни капли не влияют на волнение, я все равно боялась, боялась и нервничала, словно нахожусь на таком мероприятии  в первые.
Так я и сидела в весьма просторном помещении, любопытно глазея по сторонам и рассматривая других приглашенных актеров и актрис в этот фильм, с очень сложным и смутным названием. Кажется, это была мелодрама, и я, все же решив что повторить свои слова куда лучше, чем бестолково хлопать ресницами, уткнулась в уже изрядно помятые альбомные листочки с мелким текстом.
Дверь тихонько скрипнула, и в комнате стало на одного человека больше. Краем глаза я отметила, что это был мужчина, весьма высокий, наверное, именно это и заставило меня отвлечься от репетиции. Батюшки, да это же Дин Винчестер!
И да, стыд мне и позор, но я не знала настоящего имени актера, что стал так известен и популярен благодаря своей роли кобеля и балагура из популярного на весь мир сериала о всякой нечисти. Было ли мне сейчас за это совестно? Нет, ни капли, ведь многие люди и меня знают исключительно по роли Беллы Суон. Порой, меня это не хило расстраивало, но в большинстве случаев мне было абсолютно по фигу, и на крики – Белла! Белла! – я попросту не реагировала.
- А сейчас попросим показать сцену, как Ричард прощается с Самантой и покидает город. Кристен Стюарт. – высокий, с небольшой залысиной, мужчина приглашает меня к себе, и я неуклюже ковыляю к его столику. – Вы – в роли Саманты, в роли Ричарда… - небольшая заминка, и я, вместе с агентом по подбору актеров с интересом оглядываю помещение. Вот бы попался кто-нибудь симпатичный и с приятным запахом изо рта. – Дженсен Эклз.
Я даже нахмурила брови, пытаясь найти этого неведомого Дженсена, и лишь когда перед моим носом оказался тот самый Дин Винчестер, я озадаченно улыбнулась, протягивая мужчине руку для приветствия.
- Привет, я Крис, но ближайшие пару минут можешь называть меня Саманта. – я ему даже подмигнула, про себя замечая, что этот мужчина в живую выглядит немного иначе, чем его герой по телевизору. Нет-нет, я не была фанаткой его сериала, и бросила смотреть где-то на пятом сезоне, но я искренне считала, что актер должен быть моложе.
Мужчина дает нам команду, но я не сразу могу настроиться, виновато хихикая и уворачиваясь от губ шатена.
- Ну нет, погоди, надо настроиться на романтичный лад. – никогда не могла избавиться от глупой привычки хихикать во время эротичных сцен. – Щас, минуту, я просмеюсь. – звонкий задорный смех заполнил помещение, наверное этот Дин будет самым взрослым мужчиной из тех, с кем мне предстояло целоваться. Надеюсь, это значит что он хорошо целуется. Хотя, пока не попробуешь, никогда не узнаешь.
- Все, извини, я готова.
Серьезный вид, я выпрямляю спину, виновато проводя ладошкой по груди Эклза, сметая с его рубашки незаметную пушинку. Взволнованно дышу, уже представляя, как буду хвастаться своим подружкам о том, как целовала самого Дина Винчестера! Вот это повод для гордости, правда? Произношу свой текст, натягиваю на физиономию грустную и расстроенную мину, приподнимаясь на носочки и обнимая мужчину за шею.
- Ты даже не поцелуешь меня перед отъездом?

+1

4

Ты была совсем невысокой,  ниже меня головы на две, твои волосы непокорными волнами спадали на плечи, а лицо озаряла довольная улыбка. С матовых губ то и дело слетали глупые и неуместные смешки. Может быть я все таки ошибся и это не ты будешь играть Эйвелин? Ну не может такая несерьезная девушка, по слухам напрочь лишенная всякой способности к актерской игре в серьезном кино быть моей партнершей. Моей, черт возьми, партнершей.
Пока ты читала роль, я поздоровался со знакомыми мне людьми, опустил пару шуточек в адрес желтого галстука сценариста. Не подумайте, я люблю желтый, но если яркий цвет разбавляет легкий узор – это одно, а если там улыбается беззубым ртом губка Боб, это совсем другое.
- Самантой? Зачем вы сменили ей имя? – Снова мой смех раскатывается по площадке. Кто же будет меня спрашивать, как называть главных героев, правильно, никто. Хорошо, Саманта.
Киваю тебе в знак согласия, обнимая за талию. Я очень легко вхожу в образ, к тому же не смотря на то, что тебя я считал актрисой на грани бездарности, мне захотелось получить эту роль. Даже если с тобой будет сложно. А с тобой уже сложно,  за те несколько секунд, что мы стоим в центре под светом прожекторов, ты успела встать мне на ногу, два раза, неудачно поправить волосы, ударяя своим локтем меня по носу и не заметить всего этого.
Вдох-выдох, чувствую, как сердце начинается биться сильнее, а ладони потеют. Ты всего лишь девчонка, такая юная, совсем еще неопытная, я тоже Оскаров не получал, но уже чувствовал, что  с этой минуты, кем бы мы не приходились друг другу, и как бы не относились раньше, с этой минуты мы делаем одно дело, и его успех зависит только от нашей заинтересованности. Так вот, мои руки у тебя на талии, ты почти трагично смотришь своими зелено-пепельными глазами на меня, я смотрю на тебя, замечая россыпь мелких веснушек, даже под слоем тонального крема их видно, дите лета. Наклоняюсь, чтобы соприкоснуться с тобой в поцелуе, попробовать на вкус девушку вампира, как ты начинаешь смеяться, я не выдерживаю серьезного лада, сдаваясь и начиная хохотать, как породистый конь, сгибаясь чуть ли не в двое. Вместе с нами хохочет и вся съемочная площадка. Выпрямляюсь, снова укладывая руки тебе на талию.
Мы не смеемся, мы не смеемся. – Своеобразный психотренинг. Ты не смеешься, я не смеюсь, - чем больше я повторяю про себя эту мантру, тем больше становится на моем лице улыбка, вызывая обратный эффект. Фокусирую взгяд на твоей переносице, затем рассматриваю розовые, чуть приоткрытые губы, наклоняюсь. Черт, что я дожжен сейчас говорить? Я же не читал сценарий, ну ты лошара, Эклз, никто тебя такого балбеса не пригласит в серьезный проект,  в который, по слухам, вложили кучу денег.
С первой фразой ты справилась хорошо, и все бы ничего, если бы на вопрос о поцелуе я, вместо того, чтобы устремить задумчивый взгляд на линию горизонта, не скосил глаза на твои руки, замечая, что лак на одном из пальцев ободран.
Пхах! Снова начинаю хохотать, пытаясь выдавить через сбивчивый смех хоть одну внятную фразу:
- Прости, но нет, у тебя лак ободран! – Голливудская, почти стоматологическая улыбка во все тридцать два зуба.
- Вы можете побыстрее и посерьезнее? - Кажется, кое-кто недоволен несобранностью нашего дуэта. Зато от тебя приятно пахнет  - вязанным свитером. Наверно Рон Уизли пах так же. Странно, потому что одета ты далеко не в шерстяные изделия.
- Все-все, прости, лак не станет помехой нашему роману. Давай снова.
И снова ты складываешь ладони у меня на груди, произнося эпичное «и ты даже не поцелуешь меня?», я, как и положено в слезливой драме, устремляю взгляд глубоко вдаль, смотря туда… На мужика с желтым галстуком. И нет, я не смеюсь, сейчас  я Ричард, я преуспевающий врач, ты моя смертельно больная пациентка, мы стоим в холле больницы на первом этаже, ты с надеждой хватаешь меня за руку, а моя судьба уже предопределена…  Мы молчим. Только глаза в глаза, только ладонь в ладонь.  Я чувствую тепло твоих рук и искренность во взгляде. Может зря я так о тебе? Может у нас что-то получится? Точнее у Ричарда и Саманты. А  тебя я угощу  пиццой в мексиканском ресторане, даже если на эту роль утвердят кого –то другого.
Наклоняюсь, прильнув к твоим  губам, сильнее охватив тебя за стан, прижимая к торсу.
- Я вернусь за тобой.

+1

5

Ив голов уже играет классическая романтическая мелодия, словно опытный, и уже далеко не молодой пианист коснулся тонкими пальцами белоснежных клавиш. Я чувствую твое дыхание на своей щеке, и мне от чего-то становится невыносимо волнительно. Мелкая, едва уловимая дрожь пронеслась по всему моему телу, и я, полностью окунаясь в мир фантазий и кинематографа, закрываю глаза. Я Саманта, безрассудно влюбленная в тебя девушка, прекрасно понимающая, что эти чувства, эта любовь, весь наш жизненный путь, который мне так бы хотелось пройти бок о бок с тобой – все это пустое и бессмысленное, но тем не менее, мне совсем не хочется тебя отпускать… Трепетно провожу ладонью вдоль твоих крепких плеч, касаясь оголенной кожи под расстегнутым воротом, и я уже настроилась, вошла в роль, в трепетном ожидании получить прощальный поцелуй и последнюю надежду на то, что я смогу выжить до твоего возвращения.
Но дикий хохот вновь заполняет помещение, и теперь я недовольно хмурю нос, чуть скидывая с лица темную густую прядь каштановых волос.  Неужели мужчина, что играет Дина Винчестера, и сам не отличается спокойствием, серьезностью и желанием мне помочь?
Кидаю недовольный взгляд на свои ногти, критично осматривая свой маникюр и не находя в нем ничего страшного, по крайней мере – это не причина лишать меня долгожданного поцелуя!
- А ты староват для меня и мне не нравится твой одеколон. – острота на остроту, я хитро улыбаюсь тебе, весело щелкая по носу, хотя для того, чтобы до него дотянуться, мне пришлось не хило постараться. Встать на носочки, понять, что этого не достаточно, и в результате забраться тебе на ноги и тянуться уже от туда, безжалостно топча твои дорогие, безусловно дорогие ботинки.
А мне нравилось с ним веселиться, правда. У Него был заразный и задорный смех, а еще милая улыбка, хотя и неестественно белые зубы портили общее впечатление. Тем не менее, я так же весело хохотала  с ним на всю аудиторию, пока нас в очередной раз не одернул сценарист, вспоминая о главной нашей сегодняшней задаче.
И вот вновь я окунаюсь в мир прошлого столетия, вновь мысленно материализую на себе больничную робу, на голове – мятая кочка, в руках – мензурка из под дневной порции моих многочисленных таблеток, не выпей я которые, то моя жизнь стала бы еще короче и никчемнее. И в ней, в моей судьбе, в каждом моем дне был лишь единственный смысл – увидеть тебя, о Ричард, прикоснуться к твоей коже, вновь почувствовать твои прикосновения, пусть неловкие и спутанные, но зато твои.
И ты притягиваешь меня к себе за талию, я блаженно закрываю глаза, наслаждаясь нашим с тобой поцелуем.
По моим предположениям, со стороны мы выглядели очень даже хорошо, я почти не свалилась с ног, забираясь руками в светло-каштановые волосы Эклза (?!), позволяя и самому мужчине забыться и спустить руки ниже позволенного. И знаете, мне понравилось, вообще любила постельные сцены и сцены с поцелуями, они, знаете ли, раскрепощают и позволяют вновь т вновь перешагивать свои какие-то комплексы. Но я же актриса, я не должна бояться показаться голой, поцеловать едва знакомого человека, ведь именно этого ждет от меня публика. Она хочет искренности.
- Стоп-стоп-стоп, мы не порнофильм тут снимаем! Вы оба забылись? Что это такое было? – и я резко отстраняюсь от мужчины, ошарашенно хлопая ресницами и переводя свой взор в сторону сценариста, отвлекаясь на его яркий желтый галстук. А он мне вообще то нравился, может, если меня не утвердят на роль, то позволят забрать вещицу себе? – Стюарт, ты смертельно больная девушка, тебе плохо и ты умираешь! Ты не должна так вешаться на него,  ты этого физически не можешь. Дженсен, а ты то куда? – В этот момент я тихонько хрюкнула, пытаясь сдержать свой очередной порыв засмеяться в голос, но злобный взгляд лысоватого мужчины заставил меня заткнуться. – Образованный, взрослый и культурный доктор, он не будет лапать свою пациентку! Ваши отношения, ваша любовь, это под запретом! А как же мораль? Как же этика? Почему вы забыли об этом?
Все, не могу больше себя сдерживать и заливаюсь диким безудержным хохотом, хватаясь за рукав твоей рубашки, пытаясь не свалиться с ног от бесконечного смеха, что щекотал мои легкие.
- Чувак, он просто очень сильно меня любит и не хочет меня покидать. Давайте перепишем сюжет? Я и Ричард покидаем больницу вместе! – и я хватаю тебя за руку, хитро улыбаясь и указывая в сторону выхода. – Мы не обращаем внимания на чужие взгляды, на чужое мнение, у нас есть мы! Ведь смысл фильма в преданности своему возлюбленному, не смотря на все преграды? Между нами одна лишь преграда, это вы! – И я указываю пальчиком в губку Боба, что безжизненно болтается на груди у изумленного мужчины. – Вы мешаете Ричарду и Саманте быть счастливыми. – и вновь поворачиваюсь к тебе. – Саманта хочет есть, Ричард ее угостит?

+1

6

Прежде чем лечь в постель,
надо познакомиться. Поэтому давайте сначала
познакомимся, но выскажем намерение,
что мы ляжем в постель. (с)

Я и сам не заметил того, как мои руки опустились на твои вторые девяносто, определенно ниже, чем мне было позволено. Стоп-стоп-стоп! Я же не Дженсен, я Ричард, а этому похотливому врачу позволено куда больше,  чем мне. Раздается щелчок камеры, вспышка ослепляет все помещение, а недовольный голос сценариста спешит напомнить о том, что мы пробуемся на роли в мелодраме – а это игра взглядом, жестами, полусловами и полукасаниями, а не похотливо-блуждающими обжиманиями с юной девицей.
Я немного отстранился, глядя на тебя. И какого черта нас занесло, я бы не сказал, что ты очень красивая или выделяющаяся из толпы девушка, во всяком случае без грима вампира. Обычная, веселая, с заразительным смехом, но совершенно обделенная грацией и сексуальностью. Или я просто этого не заметил.
- Я… Мы… - Кажется, нам был задан вопрос, какого хрена мы тут делаем? – Мы сейчас все исправим. – Поправляю ворот рубашки, с укором глядя в твои зеленоватые, проникновенные глаза. – Исправим же? – Но снова раздается крик о том, что перерыв, чтобы мы проветрились и настроились на серьезный лад. На лице «губки Боба» я прочитал довольную ухмылку, она проскользнула, словно тень  и сразу исчезла, но я все равно выхватил ее. Наверняка ему понравилось наше небольшое эротическое представление о том, что было бы, если бы Ричард и Саманта вдруг решили подразработать в порно. А что? Заодно и девушку бы вылечели, и развлеклись.
- Так, все, идите на перерыв, пообедайте и попробуем еще раз. И никаких хаханек, Стюарт, это я тебе говорю! – То есть они все таки считают, что пропитанная драматизмом роль Ричарда мне по зубам и я впишусь в кинокартину? Хорошо, мне это даже начинает нравится, весело же, ну. Ты поворачиваешься ко мне и произносишь то, что я никак не ожидал услышать… Во всяком случае из  твоих уст. Сама напрашиваешься на угощение. Охотно киваю головой, обнимая тебя за талию и ловко закидывая на плечо. Совсем девки худые стали, интересно, тут есть хотя бы полцентнера веса?
- И долго уже идут пробы? Сколько дней? – Решаю немного побыть серьезным и разведать обстановку – стоит ли вообще тратить время на этот проект. Сценарий я полностью не прочитал, никаких иллюзий на счет главной роли не питал, просто мне предложили попробовать, а я вот так же просто взял и согласился.  Я вынес тебя в коридор, ставя на пол, а то мы такими темпами все косяки соберем. – А где здесь еда есть? – Буфет, столовая, бар, кафе, что угодно. Я ведь здесь первый раз, а ты каждые три часа отыгрываешь расставание с новым партнером, думаю, не забываешь и перекусить между делом.
Не успели мы пройти и десяти метров, сворачивая в очередной узкий и светлый коридор, как тебя облепила стайка девиц с воплями «Белла! Белла!». Я картинно закатил глаза. Почему никто не реагирует на меня? Дин Винчестер должен больше интересовать девушек.
- Идем, - дергаю тебя за рукав, не давай возможности насладиться славой, шлейф которой тянулся с 2008 и все не угасал. Кстати, «Сумерки» я не смотрел, только урывками, на премьерах и репортажах.
- Может познакомимся поближе? – Улыбка касается моих губ, когда мы достигаем столика и мне выпадает честь помочь сесть тебе за стол. – Расскажи, чем занимаешься, увлекаешься? – Нам приносят чай и тарелку с пончиками, и я, забывая о правилах приличия,  протягиваю руку к одному из них. Но вовремя одергиваю свою руку, пододвигая к тебе тарелку.
- Прости, выбирай первая. Ну и рассказывай, как жизнь?

+1

7

А этот парень был милым, определенно милым. Я с интересом наблюдала за ним, краем уха уловив тихий шепот сценариста, наш тайный знак, и я лишь согласно кивнула головой, давая мужчине понять, что я все усекла.
Было даже немного жаль расстраивать этого красавчика, нет, правда, он мне понравился. У него был задорный приятный смех, я его даже практически не смущалась, хотя я не кого не смущаюсь, может только себя и своей глупости, но разве сейчас это имело какое-то отношение? Мы же на пробах, на кинопробах серьезного фильма, и увы, не каждому суждено попасть в ряды его актерского состава.
Мгновение, я оказалась на плече у этого двухметрового шатена, что известен благодаря многочисленным убийствам демонов во всем мире, и весело захохотала, судорожно хватаясь ладошками за края его рубашки.
- Эклз, ты всегда себя так ведешь с едва знакомыми девушками? – хотя мне было все равно. Мир знаменитостей, мир звезд, кажется, здесь каждый друг друга знает, хотя бы косвенно, но знает. Мы знаем друг друга в лицо, знаем наши имена, даже подробности личной жизни, знаем адреса друг друга, и порой мне казалось, что я не живу своей настоящей жизнью. У меня нет случайных знакомств, им просто не с кем завязаться. Словно тебя заперли в большой клетке. Голливуд – словно маленькая деревня, где каждый встречный знает, как тебя зовут.
Вот мы и оказались в кафетерии, кажется, ты воспринял мое предложение перекусить не совсем так, как я предполагала. Неужели ты думаешь, что я тобой заинтересовалась? Чего ты ждешь, флирта, приятного времяпровождения? Не хотелось тебя разочаровывать, не хотелось расстраивать, ведь я видела этот блеск в твоих глазах, как ты загорелся, буквально чувствуя в своих руках победу. Ты Ричард, я твоя Саманта. Чуть позже я спущу тебя на землю, но сейчас, сейчас у нас по плану милая беседа.
- Поближе? Насколько? – лукаво улыбаюсь, чуть суживая глаза и устремляя на тебя лукавый взгляд своих пепельных. Забираю прямо из под твоих ладоней пироженное, надкусывая его и любопытно глядя в твое лицо, красивое лицо. Хотя, знаете ли, все знаменитости по своему красивы, так что стоит ли акцентировать на этом внимание? Чем я увлекаюсь? – не поверишь, снимаюсь в кино. – картинно развожу руки в сторону, чуть улыбаясь, хотя улыбка получилась не очень веселой, скорее грустной и разочарованной. Моя жизнь – не такая уж и интересная, как мне хочется. С утра до вечера я только и делаю что зарабатываю деньги, я ограниченный человек, который не знает ничего вокруг, кроме стен киностудии. – Ни чем я не увлекаюсь, я только работаю, зарабатываю деньги, как и ты, как и все остальные. Грустно, но ведь это правда? Хотя, наверное, теперь я могу позволить себе небольшой отпуск, может, съезжу наконец в Россию, зима, говорят, там красивая. Но я хотела поговорить не об этом.
- Дженсен. – Я придвигаюсь к тебе чуть ближе, опуская теплую ладонь поверх твоей. – Ты хороший парень, и ты мне очень понравился, серьезно. – пауза, я прикусила нижнюю губу, виновато опуская взгляд в пластиковый стол, за которым мы сидели. – Извини, ты не подходишь на роль Ричарда. Ну может, попытаешь удачу в следующий раз? И ты отлично целуешься. – и поднимаюсь из-за стола, даря тебе ободряющую улыбку. – Была рада познакомиться. Люблю твой сериал. – Стандартная фраза для всех, кому мне пришлось сегодня отказать. Актеры – любят комплименты, а еще они отличные лицемеры. Но только не я, сейчас я говорила действительно искренне. – Надеюсь, однажды сыграем вместе.
На этой ноте мы и расстанемся. Я направлюсь обратно в душный кабинет, вновь и вновь воображая себя смертельно больной Самантой, а ты… не знаю, отправишься домой? Или может, ты поедешь в бар? Не важно, на этом наши пути и расходятся. Кто знает, может судьба однажды столкнет нас вновь?

+1

8

*кончили*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - keep it simple, stupid.