Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Куда идем мы с пяточком? На остановку за бычком!


Куда идем мы с пяточком? На остановку за бычком!

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Участники: семейство Эндрюс-Джордан, три с половиной человека!
Место: озеро Тахо
Время: начало августа, 2017 год
Погодные условия: тепло, солнечно
О флештайме: чтобы уговорить Рендала вновь отправится в поход и заняться отдыхом на свежем воздухе понадобилось огромное количество времени. Но Бруша и Джоан путем постоянного нытья и забастовок все-таки сумели это сделать! После долгих сборов, семейство все же отправляется на зеленую. Интересно, в этот раз их отдых закончится благополучно?

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m70dlfM4RA1rp1irjo3_500.gif

+4

2

Еще после той неудачной поездки на Тахо, того далекого двенадцатого года тяга моя к отдыху на природе окончательно угасла. Это не значит, что пять лет мы с Бруклин никогда и нигде не отдыхали, наслаждаясь флорой и фауной, просто отдых не приносил былого удовольствия.  А поход, да еще и с дочерью казался мне безумной затеей, при чем не самой удачной. Когда это моя любимая могла похвастаться мирной затеей? Нет бы сходить в кинотеатр, или в парк, для единения с зеленым миром вполне сгодился бы и трехчасовой пикник с жаренными сосисками, чипсами и овощами. Но нет, Джордан использовала все доступные ей тактики шантажа: она угрожала тем, что не будет со мной разговаривать, но ее игры в молчанку хватило на пару часов, она делала кот'шречные глаза, и то, против чего я был практически бессилен – скулила каждый день, прибегая к помощи Джоан, которой тоже захотелось ночевать в палатке. Да бедная кроха даже не знает, о том, как там скучно, холодно и страшно детскому организму. Это не валяться дома на теплом диване с обнимку с котом лениво щелкая пультом в поисках интересного мультфильма. А Эндрюс-младшая была ребенком продвинутым, как и все дети двадцать первого века, умела пользоваться сотовым телефоном, плеером, имела даже игрушечный планшет и смутные представления об интернете. Да, модернизированность – излишки современного общества. Правда, мы с Рей старались привить Джо и любовь к старым добрым книгам, кажется, успешно, но мы не об этом.
Так вот. Я согласился отправится в этот поход, снова… На этот раз никаких общественных автобусов, никаких буйных девушек на соседнем сидении, никаких слишком вежливых экскурсоводов и водителей, не так давно находившихся в местах столь отдаленных. Только Бруклин, Джоан, я и наша дорожная сумка, все.
Отправится на верную гибель, гордо именуемую путешествием мы решили в субботу утром, так мы уже в полдень, может чуть позже будем на месте, успеем поставить палатку, искупаться, подурачиться, заняться приготовлением ужина из жаренных сосисок или что там положит в пакеты Бруклин. Когда наступит десять вечера, мы, скорее всего, закончим трапезу и… Вот на этом месте я впадал в ступор. Что делать в лесу, когда уже почти темнеет, комары становятся более активные и жадные, вода холодной, а спать еще не хочется. Мы залезем в палатку и будем щелкать семечки, играть в карты… Лично я планирую взять с собой планшет и поползать по всемирной паутине, Джо наверняка возьмет свой телефон со всякими игрушками и Бруно. О да, нам придется тащит с собой этого плюшевого монстра, питающегося пластмассовым шоколадом. На все уговоры оставить друга дома Джоанна ответила категоричным отказом – медведь едет с нами и все тут, она скорее оставит дома невкусный завтрак и айпод.
В пятницу вечером я лег рано, около двенадцати, поцеловав в лоб дочь и помолившись о том, чтобы завтра и послезавтра наша нервная система не сильно пострадала. Будильник заводить я тоже не стал, знал, что Джордан поднимется ни свет ни заря, чтобы совершить свою пробежку, поболтать с молодой соседкой Мишель из соседнего коттеджа, которая тоже бегает по утрам вокруг нашего новомодного «поселка». У нее, как и у Рей мало друзей. Точнее мало их стало с тех пор, как ее сестра Макс уехала в Париж и вышла замуж за противного усатого француза-дизайнера, а мы перебрались в пригород. Я всегда хотел жить в большом городе, уговаривал Рей перебраться хотя бы с Лос-Анджелес, до которого рукой подать, но девушка упиралась – тут Шэрон, Этьен, Тайлер и еще куча людей, с которыми они видеться раз в полгода, но упорно не желает их отпускать. Даже стенания о том, что в крупном городе свое творчество продвинуть реальнее на нее не действуют. Не манипулятор я по природе, что поделать.
Так вот, Рей, как я и говорил, стала в семь утра, чтобы совершить пробежку и поболтать с синеглазой Мишель, нам с Джоанной было разрешено спать еще час, то есть до восьми. А вот в девятом, когда девушка вернулась, приняла душ, вскипятила чайник и заскучала, раздался звонкий голос, извещавший о подъеме.
Не буду вдаваться в подробности того, как мы собирались, скажу лишь, что в десять я, увешанный сумками и тюками, стоял на пороге Рей держала Джоан на руках и последний раз проверяла, выключили ли мы воду, свет, телевизор. Правда топить нам все равно некого, и если в доме что-то и случиться, соседи об этом прознают только через месяц-полтора.
- Сигнализацию проверь, - обронил я, оттаскивая наш багаж к машине. На заднем сидении у нас было два детский кресла, для дочери и для.. Браво, для ее медведя Бруно. Джоан настаивала на том, чтобы медведь был в такой же безопасности как и она, поэтому каждую вылазку из дома я сначала усаживал и пристегивал дочь, потом те же манипуляции проделывал с плюшевой тварью, не забывая мило улыбаться.
Проделав ежедневные махинации и убедившись, что «дети» в безопасности, я открыл дверь перед Брушей, помогая ей сесть в салон.
- Дорогу не помню, - лукавлю, просто надеюсь на то, что это заставит домашних передумать и вернуться домой. Кому хочется в выходной день петлять по пыльным дорогам?  - Джо, ты все еще хочешь в поход? – И чего я спрашиваю? Детей всегда влечет все новое и неизведанное.

+3

3

Это был один из самых лучших дней в моей жизни. Мы всей семьей едем в поход! Не стоит даже рассказывать, какой восторг вызывало это событие у нас с мамой. Вечером мы целый день маршировали, выкрикивали разные песни на глазах у бедного папы и Кота. Они пытались делать вид, будто не знают ни меня, ни маму, но у них это не очень получалось. Мы все равно заставили папу заучить пару строчек походной песенки, а на кота мы натянули красную косыночку. Я легко встала утром, прямо выпрыгнула с кровати, когда моя жайворонко-мать дала команду проснуться. Это будет великолепным отдыхом! Мы прибудем к озеру, разведем костер… Потом придут лесные эльфы и возьмут нас в плен. Но мы все равно сбежим из их царства. Или по-другому. Мы прибудем к озеру, а там лодка. И папа захочет покатать нас на ней. Потом мы приплывем на таинственный остров со страшным монстром и "чужими" людьми. На тот случай, если что-то из этого произойдет, я насыпала коту целую гору корма, чтобы тот не умер с голоду, в то время как я с родителями творили героические поступки в лесу. Кот смотрел миску голодными глазами, но пока возле нее стою я, путь закрыт. Пока я кричала "Кис-кис", кот сидел под столом, опасаясь, что я еще начну его обнимать. Итак, мы собрали вещи! Каждый взял все необходимое для себя. Я уложила в портфельчик телефон, шоколадку для Бруно, двести грамм конфет и коробку с печеньками. Остальные маловажные вещи (одежду, гигиенические средства и прочее) собрали родители. Мы с мамой не могли сдерживать своих буйных эмоций, когда папа отлично скрывал свой крик души. И вот мы стоим на выходе. Мама держала меня на руках, мы улыбались, в предвкушении выезда на природу. Папка неуклюже тащил целую дюжину сумок к машине. Я, сжимая в свободной руке Бруно, уселась на детское кресло, подкинув медведя во второе кресло, стоявшее рядом. Папка пошел пристегивать нас. Я весело улыбалась ему. Мне кажется, что мои родители уже любят Бруно, как родного сына! Папа не особо спешил ехать. Он пробубнил, что не помнит дороги. Ага, как же! Мой папка – заядлый вруха. Он всегда придумывал что-то, чтобы отмахаться от семейных развлечений на выходных. Но мы с мамой сразу замечаем его ложь. Все его отмазки похожи: "У меня много работы", "Машина сломалась", "Дороги не помню", "Ой, мне так плохо". Но нет, папочка! Тебя никто не заставлял встречаться с мамой и завести ребенка. Мучайся теперь! Мы двинулись. В салоне царила тишина. Я решила ее нарушить, впрочем как и всегда.
- А вы что, уже были на этом озере? – поинтересовалась я. Если папа забыл дорогу, значит он ее когда-то знал.

+3

4

Вот уж не думал, что однажды мне все-таки удастся уговорить своего благоверного снова отправиться в поход. Снова на Тахо, и снов в кампании со мной. Я знаю, знаю как мучительно и тяжело далось моему мужчине это согласие, как он тайно молился, чтобы я забыла об той авантюре и никуда не тащила все семейство, но увы… Увы, я очень любила активный отдых на свежем воздухе, и очень соскучилась по отдых на Тахо, даже не смотря на то, что он был катастрофически испорчен.  Но мы же стараемся помнить только о хорошем, верно?
Так вот, наши вещи собраны, Рендал уже пристегивает малышку в сидении, затем ее мишутку, а я радостно елозя на своем законном месте и смотря в зеркало заднего вида, тщательно наблюдая за своими любимыми.
- Рен, ну хватит, ты нам уже давно обещал, ничего страшного не случится. За два-то дня! И зачем ты взял с собой столько техники? Я думала, ты будешь заниматься нами, уделять внимание там, холить, любить, лелеять и отмахивать от нас москитов. Хотя я взяла специальную прыскалку! – и полная готовности показать ее, полезла в свой рюкзак, но во время отвлекалась на мужчину, что наконец устроился на водительском сидении.
- Вот только не надо тут пользоваться своим родительским авторитетом и давить на ребенка. – Хотя на нашего ребенка хочешь-не хочешь, надавить не получится, и эта малышка всегда получает все что хочет. – Она хочет в поход, да, мелкая? – и я ворочаюсь в кресле, поворачиваясь к ней и лучезарно улыбаясь. Давно не видела Джоан такой радостной и довольной. Было видно, что к моей идее она отнеслась с огромным удовольствием и сейчас уже лихо фантазирует на тему, как мы проведем лето.
И тут ее вопрос заставил меня на секунду замяться. Я облизнула губы, кинула в сторону Рендала растерянный взгляд, наконец выдавливая из себя неопределенное:
- Да, были, один разик. – и тут же ловлю на себе любопытный взгляд крохи. Ну разумеется, мамины рассказы, верно? Порой, дочке даже сказок и мультиков не надо, лишь бы я рассказала очередную забавную историю из своего прошлого. Конечно, часто я утаивала от Джо все самые вкусные подробности. Маловата еще. – Это было давно, мы с твоим папой еще только начали встречаться, он был хорошим мальчиком, никогда не хамил и каждый день покупал маме подарки. – ну и что, что все было не так? Я пихаю Рендала в плечо, преграждая ему все пути меня перебить, ну пусть даст мне шанс представить – что так все оно и было. – Тогда он тоже не хотел ехать на природу, но я снова настояла на своем. – спросите меня – как? Очень просто. Тогда у нас с Рендалом был тот уровень отношений, когда три дня воздержания решали любой спор. Я каждый раз выйгрывала. – Нас было тогда очень много людей. Твой любимый дядя Чарли, бабушка и дедушка, даже тетя Макс из Франции, ты ее помнишь? В общем, мы отправились туда на большом автобусе, много пили сока, ели мясо, танцевали до утра и купались. А твой папа сидел в ноутбуке, спал и даже не играл с нами в бадминтон. Ты, кстати, взяла мячик? А свой надувной круг с уточками? Ты уже придумала, чем мы будем заниматься?
И пока малышка начала весело тараторить и рассказывать мне о своих планах, я позволила себе наконец развернуться лицом к дороге, укладывая свою ладонь поверх Рениной. Все-таки этот непростой отдых стал для нас особенным.
- Помнишь, ты мне тогда первый раз признался в любви. – И мои щеки загорелись румянцем смущения. Я слабо улыбнулась, опуская сероглазый взгляд в пол, радуясь тому, что тогда я даже не могла представить, что наши отношения однажды зайдут так далеко. Что у нас будет свой дом, своя машина, что у нас все будет общее, и главное, что у нас будет ребенок, болтливый, неусидчивый и очень шумный.
- Надеюсь, второй малыш не будет таким непоседой. Еще один раз столько бессонных ночей я не переживу. – Джоан топала ножками по спинке моего сидения, Рендал был сосредоточен на дороге, ну а я… я слушала радио, читала карты и гладила свой уже весьма округлившийся животик.
Оказывается, чтобы добраться до озера на машине – нужно всего два часа и двадцать семь минут. Рен припарковался на какой то просторной опушке, помогая нам выбраться из машины. Джоан вместе со своим медведем тут же ускакала в сторону водной глади, разумеется, она же первый раз видела настоящее озеро.
- Все будет хорошо, я уверена. Особенно если ты не будешь сидеть весь вечер в ноутбуке и побудешь с нами. – Я вся такая настоящая женщина, будущая мать второго по счету Эндрюса-младшего, что на секунду мне даже самой стало от себя тошно. Поднимаюсь на носочки, чмокая своего оленя в нос, вручаю ему в руки связку ключей и киваю на багажник. – Ставь палатку, разжигай костер, а я пошла веселиться. Джоан, детка, пошли купаться?

+3

5

Отвертеться от поездки и смыться в последний момент у меня не получилось, дочь и любимая все так же горели желанием отправиться на озеро. Если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней – гласит знаменитая житейская мудрость, которой я сейчас пытался воспользоваться. Берусь за руль, натягивая широкую улыбку и нажимаю педаль газа. Бруклин берет карту, правда, вверх тормашками, но это не мешает ей с умным видом тыкать пальцем в большой листок бумаги и что-то мне объяснять. Дорогу я помнил, не доехать до Тахо из Сакраменто – это как в двух соснах заблудиться, от Калифорнии до Невады прямая трасса, да на ней не потеряется даже иностранец.
- Ой, вот не надо заливать про танцы до утра, - улыбаюсь, отвлекаясь от дороги и глядя в серые глаза Джордан, а затем в зеркало заднего вида на Джоанну. – Мама явно приукрасила тот случай. Там не было бадминтона и всю ночь мы не спали, потому что в лесу нашли труп, а на улице шел такой ливень что вызвать полицию было невозможно. Ты же понимаешь, что человек умер не просто так, его…  - выдерживаю паузу, продолжая мистическим голосом, словно рассказываю страшилку. – Кто-то убил, и убийца был среди нас. – Смеюсь. – И тот отдых нам запомнился не с самой лучшей стороны. А спал я потому что, если ты помнишь, мы надышались в горящем автобусе дымом… Так что рассказывай все как было, - подтруниваю над девушкой, останавливаясь на светофоре.
- Помню, конечно, - отвечаю Джордан, сжимая ее теплую ладонь, пока мы ждем пропускающего сигнала светофора.
Интересно,  Бруклин уже поговорила с дочерью на тему, что очень скоро у нее будет брат или сестра и вообще на тему, откуда беруться дети. Лично я не знал, как доходчиво и красиво описать этот физиологический процесс юному созданию. Джоан, конечно, не дурочка, и в Санту уже не верит, вроде, но все же..
Остальную часть дороги я ехал молча, думая… Обо всем на свете. Например о том, как мы назовем второго цыпленочка. Если это будет мальчик, то мне нравилось имя Кевин, если девочка, то… Мила, может быть, правда оно кажется слишком ванильным, ну или Алекс, в честь моей мамы, раз Джоанну зовут в честь мамы Бруклин ну и в честь Джоан Джетт, разумеется. И вообще, Джо пошла характером в маму, зато внешне пока больше похожа на меня, а как получится со вторым ребенком? Генетика всегда такая любопытная вещь. Говорят, карие глаза доминируют над серыми, а темный цвет волос над светлыми. О, так у Бруклин свой цвет волос же тоже светлый, и мои родители светлые, а мать Рей была рыжей, короче, скоро все увидим сами.
- Ну, знаешь, в твоем положение ехать на всю ночь в лес, спать на земле и есть пережаренные сосиски – не самая лучшая затея. Можно же было и подождать, - правда я прекрасно знал, что с рождением второго ребенка ближайшие года три нам будет точно не до походов. – Да буду я с вами. Куда я денусь, - мой тон становится на октаву теплее, я подмигиваю мелкой в зеркало. Зато Бруно, наконец, не сможет занимать второе детское кресло и ему придется ездить у Джо на коленях. За нашим Котом присмотрит соседка, которая придет завтра утром, нальет воды и насыпет корма, казалось, все не так уж и плохо, пора расслабиться, отключить мозги и отдыхать уже, отдыхать.
Вот показалась наша опушка, она за пять лет ничуть не изменилась, я припарковал машину на обочине, вылезая из салона и отстегивая Джо и Бруно, поставил ребенка на ноги, вручил плюшевую тварь и помог выйти Бруклин.
- Как ты себя чувствуешь? – Не смотря на то, что Рей первую беременность перенесла хорошо и сейчас ни на что особо не жаловалась, я за нее переживал, и переживал за то, что если она будет спать на земле, то точно что-нибудь застудит, это же касалось и Джоанны, все таки не предназначены палатки для детей и девушек в положении. – Может быть лучше в машине будете спать? – Правда, там наверно не так удобно, как в палатке, но зато определенно тепло, а еще есть свет и музыка. Мне вручили ключи от авто, указали на сумки, и я, смирившись со своей ношей вьючного ослика отправился ставить палатку. – Я же могу присоединиться к вам, когда все сделаю, - я жалкий раб своих женщин, хо-хо.
Примерно около часа я собирал наши «апартаменты», распаковывал вещи, выбирал место для костра и укладывал около него распинанные по пляжу бревна, на которых мы будем сидеть. Вот сейчас окунусь и можно заняться обедом. На часах – три дня, Бруклин и Джоан уже вовсю резвятся в воде, кидая друг в друга резиновый разноцветный мячик. Бруно забыт и покинут, валяется на траве. Плюшевой твари нельзя в воду. Скидываю с себя майку и джинсы, отправляясь к озеру и заходя в чистую и кристально прозрачную гладь, обрызгивая девочек водой и поднимая Джо на руки.
- Вы тут уже всех рыбок своими воплями распугали, - осторожно подкидываю девочку, и она плюхается в воду.

+3

6

Я с интересом уставилась на маму. Она немного помолчала, видимо, фильтруя свой рассказ от того, чего ребенку знать не нужно. Ну да, папа, как и всегда, целый день сидел в своем компьютере. Ох уж эти отцы – все они одинаковые! Но ничего, на этот раз ему не избежать активного отдыха. Тут в разговор вступил папа. Я перевела взгляд в зеркале на него.
- Ой, вот не надо заливать про танцы до утра, - сказал он. О нет, началось. Все их воспоминания не совпадают друг с другом. Я уже представляю, насколько они далеки от действительности. Папа оторвал взгляд от дороги, чтобы рассказать мне, как же все было на самом деле.
- Мама явно приукрасила тот случай. Там не было бадминтона и всю ночь мы не спали, потому что в лесу нашли труп, а на улице шел такой ливень, что вызвать полицию было невозможно, - поделился правдой папа. Я, открыв от ужаса рот, оцепенела.
- Кто-то убил, и убийца был среди нас, - посмеялся папка. Как среди вас? Папа или мама? Нет! Дедушка, бабушка? Не может быть такого! Чарли или Макс? Но они такие милые люди… Больше не буду с ними общаться… Не могу поверить, что они на самом деле убийцы. А потом они надышались дымом в горящем автобусе и легли спать? Ох, Боже, я уже не хочу ехать на это озеро. Мама разрядила обстановку.
- Да! Взяла. Конечно, придумала! Сначала мы будем купаться. Много купаться! И не надо говорить, что у меня синие губы, синих губ не бывает! Потом мы будем греться у костра. Мы же разведем большой костер, да папа? И пожарим себе сосиски и зефир! Ой, мам, ты не забыла его взять? – я не утруждала себя ожиданием ответа от родителей. – А потом мы будем… Купаться! Еще раз! А что? Зачем мы туда приехали? А потом будем играть в ниндзя! – я не любитель банальных пряток и догонялок. – И играть в мяч. А вечером будем рассказывать истории. Вы же что-нибудь расскажите мне, да? Так в фильмах все делают – садятся возле костра и рассказывают истории. А потом поиграем в настольные игры вчетвером: я, вы и Бруно. Я положила игру "Сокровища острова Бентли" в сумки! – да, такая вот у них рекламная компания. – Вы вообще меня слушаете?
Мама с папой устроили тут романтику, пока я делилась с ними своими планами! Я просто сходила с ума из-за перевозбуждения. Я била ногами по маминому сидению, напевая песенку из любимого мульта. "Всех победит, ведь он – Дэнни Фэнтон!".
- Надеюсь, второй малыш не будет таким непоседой. Еще один раз столько бессонных ночей я не переживу, - услышала я слова мамы и перевела взгляд на Бруно. Наш второй малыш был еще тем "поседой". Он не любил бегать и играть в активные игры. Он любил только спать и смотреть мультфильмы. Такой уж его характер…
Мы остановились в лесу, и я стала пытатлся вылезти из своего неудобного, но безопасного кресла самостоятельно, однако мне пришлось ждать, пока папа подойдет и отстегнет меня. Мне в это время оставалось только с завистью смотреть на маму, которая уже стояла и вдыхала свежий лесной воздух. Не честно!
Папка вытащил меня из машины и вручил Бруно. Я сразу стала стягивать с себя одежду, поглядывая на озеро неподалеку. Заранее надетый на меня купальник жутко давил мне своими узелками об спинку кресла. Но лучше немного потерпеть, но потом сразу влететь в воду, не утруждая себя долгими переодеваниями.
Бросив мужчин на берегу делать важные дела, мы с мамой помчались купаться. Я быстро забежала в прохладную воду, чтобы быстро привыкнуть к такой воде. Когда я забежала в воду по колено, то, не выдержав давления воды, упала с головой в воду. Громко смеясь, я вынырнула на поверхность уже с мокрой головой и полностью привыкшей к температуре воды. Мама принесла мячик, про который я успешно забыла, и мы начали перекидываться им. Из-за меня бедная мама не могла дойти хотя бы до той глубины, где вода была бы ей по плечи, не говоря уж о том, чтобы поплавать. Но ведь со мной тоже весело, правда. Моя маска была не из тех чересчур заботливых мамаш, которые позволяли детям только посидеть на мелкоте в течении трех минут. Я полностью погружалась в воду, брызгалась, заглатывала воду, заходить на глубину, откуда она меня вытаскивала до того, как я успею утонуть. Мама разрешала мне радоваться жизни. В этом и проявлялась ее настоящая забота. Сделав все, чтобы нам с мамой было комфортно на суше, папа присоединился к нашему купанию. Я стала опрыскивать его водой еще до того, как он в нее вошел. Папа ответил мне тем же, только он делал это осторожно, а я прилаживала все свои усилия, чтобы затопить моих родителей. Жаль, что я не умела плавать… Но зато в нырянии я была настоящим мастером. Папа подкидывал нас с мамой в воздух, после чего мы плюхались в нее. Разве это не веселее, чем смотреть вместе телевизор?

+2

7

Джоан весело суетилась позади меня, упираясь ножками в мое кресло, и судорожно рассказывала нам о своих грандиозных планах на наш совместный отпуск. Я не находила себе места от наполнявшего меня с головой приятного и теплого ощущения безудержного счастья и эйфории. Разве может быть что-то лучше, чем провести выходные в кампании семьи, на свежем воздухе, наслаждаясь прохладным ветром, теплой чистейшей водой и вдыхать аромат свежеприготовленных шашлыков, а уж их мой суженый готовил просто идеально!
- Конечно, расскажем, а что ты хочешь? Страшилки перед сном? Тогда я расскажу в подробностях обо всех наших приключениях на этом озере, даже свожу на опушку, где нашли труп, хочешь? – удивительно, но наш ребенок был совсем не из пугливых, и в кого у нее это? Может, это именно от меня ей передалось безмозглая тяга к адреналину? Или же это всего лишь равнодушие и уверенность в завтрашнем дне от Ромы? Но задуматься об этом надолго мне не удалось, так как автомобиль резко притормозил, и я неожиданно для себя приметила, что мы наконец приехали.
- Рэн, ну чего подождать? – я посмотрела на мужчину с укором, кивая на свой округлившийся животик. – Потом нам будет не до походов и ты вообще меня запрешь дома с детьми и не будешь отпускать на такие прогулку даже без детей. Все будет нормально, я же не больна, ну хватит.
Эндрюс каждую мою беременность суетился вокруг меня как заводной моторчик. Иногда мне это нравилось, иногда меня это раздражало, но в данным момент я отнеслась к этому как к должному.
- Кажется, я умираю. – совершенно серьезным тоном произношу я, глядя Роме прямо в глаза. – Ну что случилось? Я не собираюсь спать в машине, спи там сам? Мы взяли два матраса, ты собрал с собой кучу одеял и тряпок, я удивлена, что ты не прихватил с собой пару электрических нагревателей, ну, чтобы наверняка мы не замерзли, а уж лучше померли от жары? – и я улыбнулась, чмокая своего мужчину, что время от времени страдает синдромом гиперопеки, переводя наконец взгляд в сторону нашей мелкой. Джоан уже суетилась на пляжу, скидывая с себя одежду и оставаясь в желтом купальнике, забираясь по колени в воду. – Так, наш водолаз уже пошел в атаку, давай быстрее и присоединяйся к нам.
Вот так просто у нас были распределены обязанности в семье. Я занималась Джоан, позволяя ей нырять и доставать со дна чистые ракушки, Рендал же занимался приготовлением поляны к нашему отдыху. Вот уже мы видим нашу большую палатку, вот Рома притащил бревна, вот уже стягивает с себя лишнюю одежду и лишь в плавках, весь такой довольный собой, топает в нашу сторону.
- Не так уж громко мы и орали! – вручаю цыпленочка в руки Рена, быстренько выбираясь из озера и устраиваясь на берегу, подставляя свои весьма располневшие бока навстречу солнышку. Находиться так долго в воде я почему то боялась. Вообще, в связи с беременностью у меня появилось много новых параноидальных мыслей. Например сейчас я думала о том, что рыбы, что обитали в тахо, следили за нами и мечтали укусить нас за пятки.
Кстати, с Джоан по поводу своего положения я еще не разговаривала, искренне надеялась что этот весьма сложный и серьезный разговор возьмет на себя папа. Уж он то лучше умеет культурно и деликатно рассказывать ребенку о таких темах. Но пока Джо особо не волновалась, не обращала внимание на мамин раздувшийся живот, переменчивое настроение и другие недостатки. Может, думала что я просто растолстела? Или заболела какой-нибудь болезнью, а те витамины для беременных, что я пью каждое утро – это специальные таблетки. По крайней мере на данный момент такая ситуация меня вполне устраивала, и я даже предполагала такую ситуацию, что расскажем мы мелкой о ее братике или сестричке уже тогда, когда вернемся из роддома.
- Ну все, хватит, Джоан, Рен, вылезайте, она же простудится! – вообще, ребенок наш болел не так уж и часто, но все равно так долго болтыхаться в воде я ей не разрешала. – Потом сходите с папой еще раз, лучше построй нам большой замок из песка? Или домик? И Бруно будет там спать, под открытым небом. Будет нас защищать и охранять от волков?
А мне нравился Бруно, он был приятным и милым медведем, который умел слушать. Когда Джоан вела себя хорошо, я часто жаловалась игрушке на ее поведение и что она меня обижает, и моя озорница тут же прибегала извиняться за свое поведение и мириться. Так что, во всем всегда есть свои плюсы.
Время постепенно подходила к вечеру, я уже чувствовала как хомячок в моем желудке требовательно просит есть, да и Джоан не помешало бы чего-нибудь перекусить, поэтому я принялась за накрытие нашей поляны.
- Ром, сделаешь свое фирменное мясо? Только не ложи в этот раз много специй, а то меня будет мутить, и не пережарь, и смотри чтобы крови не было… - на секунду затыкаюсь, словно переваривая только что мною сказанное – Может, я лучше сделаю все сама? А ты покормишь Джоан? – А я хитра не по годам! Кормление Эндрюс-младшей не всегда было приятной процедурой, маленькой она даже пару раз выплевывала пюре прямо нам в лицо, но мы конечно, не сильно обижались. Пюре и правда было не всегда вкусным.
Так я вручила любимому ребенка, миску с овощным салатом, а сама с видом знатока отправилась к мангалу, намереваясь приготовить самый вкусный в мире шашлык!
И знаете, у нас все получалось не так уж и плохо. Рома, который добровольно кормил Джоан крайне редко, выглядел вполне довольным. Джоан же непоколебимо слушалась и ела так нелюбимый ею овощной салат, а я же…
- О господи, пчела! – мой истошный вопль, кажется, заполнил всю палату, и я судорожно замоталась на месте, хаотично махая ногами и руками, сшибая все на своем пути. Ведерко с мясом, мангал с углями, все повалилось на землю, а я как заведенная неслась в сторону палатки, убегая прочь от самого страшного и пугающего, что есть в моей жизни – от маленькой жужжащей над моим ухом, пчелы.

+2

8

На сарказм Бруклин я обиделся. Почему я о ней забочусь, а она позволяет себе опускать в мой адрес вот такие шутки? Я ведь могу и в равнодушную скотину превратиться и не обращать на нее внимания. Если честно, я не считал, что перегибаю палку и интересовался ее здоровьем и состоянием столько, сколько считал нужным и даже меньше, но Рей такая упрямая, иногда до невозможного.
- Ничего ты не понимаешь, - я разочарованно качаю головой, спорить с этой девушкой бесполезно. Так было, есть и будет всегда. Вот когда застудит себе придатки или с ребенком что-нибудь случится, тогда она поймет, что была не права, вот только этот факт не поможет  исправить ситуацию.
Мы окунулись в прохладную воду, я взял ребенка на руки, заходя в озеро, туда, где вода будет мне хотя бы по пояс, отпуская ее барахтаться. Сидеть в луже у берега, где водица едва достает до щиколоток мне было скучно, а Джоан рядом с родителями бояться нечего, я следил за тем, чтобы малышка не наглоталась воды и поддерживал ее. Было большим упущение то, что мы не научили ее плавать, но Джо всего четыре года и у нее еще все впереди.
Бруклин в это время уже сидела на золотистом берегу, вытянув ноги и подставляя веснушчатое лицо летнему ласковому солнцу. Неожиданно ее резкий и громкий голос нарушил идиллию, она с чего то решила, что мы обнаглели и засиделись в воде, и что я простужу ребенка. Я хотел сначала поворчать в ответ, но потом подумал, что она о нас же заботится и покорно согласился.
- Пошли на берег, мама зовет, - достаю мелкую из озера, выходя с ней на руках на берег. – Все, все, не ругайся, мы уже вышли.
Знаете, что меня веселило? Что с беременностью Рей мои кулинарные навыки резко упали в ее глазах. Я всегда клал достаточное количество специй и готовил мясо нормально, вкусно, но почему-то сейчас Бруша сомневалась и вызвалась делать все сама. Сама так сама, я не стал протестовать, помогая девушке установить мангал, доставая ведро с нарезанными кусками и уже заправленное специями.
- Хорошо, - усаживаю дочь на колени, беря в руки вилку и нанизывая на нее листья салата, куски помидора и огурца, и вручая конструкцию Джо. Вообще то в четыре года девочка давно уже кушала сама и я культивировал в ней самостоятельность. Джоанна послушно затолкала еду в свой ротик, запивая фруктовым соком. Бессовестно украл у ребенка две вилки салата, отпуская ее со своих колен и выкидывая пустую пластиковую одноразовую посуду в мешок для мусора.
Когда Рей завопила, я вздрогнул и подскочил на месте, пытаясь понять, чего ее так напугало.
Подхожу  к ней, но девушка не обращает внимания, продолжая скакать и крутиться вокруг своей оси.
Она скрылась в палатке, я поднял мангал, огонь, разумеется, потух, а мясо вывалилось и испачкалось в земле.
Вздох, тяжелый вздох, в черепную коробку словно залили плавленный свинец. Немного в раздраженном настроении заглядываю в палатку, смотря на Рей, забившуюся в угол, осы никакой здесь уже и в помине не было.
- Ну ты чего, она же меньше тебя, что она тебе сделает? – Глядя на перепуганное бледное лицо любимой ту же оттаиваю, протягивая ей руку. – Она уже улетела, выходи, тебя ждет приготовление ужина. – На самом деле я намеревался продолжить ее сам, я хотя бы пчел не боюсь. Ой, мы оставили Джоан без присмотра! Вдруг наш клопик за пару минут испарится? Выглядываю из палатки, но ребенок всего лишь играет со своим медведем, не желая участвовать в абсурдных проблемах своих дражайших родителей.  Обнимаю Джордан за талию, кладя руку ей на живот.
- Ты подвергаешь свое пузо стрессу, тебе не кажется? – Шутливо кусаю ее за нос, выводя из брезентового домика и оглядываясь – никаких ос и пчел, все хорошо.
- Давай я буду готовить, а ты будешь сидеть рядом и контролировать, заодно смотреть за Джо, - киваю на детку. – Джоан, не надо кормить Бруно землей… - Аргумент вышел слабым. – Будешь помогать нам готовить? – Подхватываю девочку на руки, возвышая над мангалом, в котором снова тлели угольки. – Бруш, там некоторое мясо запачкалось, его, наверно, надо или помыть или выкинуть. – У нас в машине были две пятилитровые канистры с чистой водой. – Давай воду принесу.
Приношу одну из емкостей, споласкивая грязные шмотки мясца и нанизывая их на шампуры.
Кажется, процесс приготовления еды наладился, вот он – нормальный отдых, никаких тебе буйных девиц в соседней палатке, никаких сладострастных стонов, мешающих спать, никаких водителей, умирающих так не вовремя. У меня даже не было желания взять планшет и зайти в интернет, что со мной на природе бывало редко, но мои любимые способны и не на такие действия сподвигнуть.
- Джо, а ты бы хотела брата или сестру? – словно ни в чем не бывало задаю вопрос веселящейся около мангала дочуре.

+3

9

Мы с папой продолжали веселиться в воде, когда мама уже полностью высохла на пригревающем солнышке. Затем она скомандовала вылизать из воды. Мы с папой переглянулись и послушно вылезли. Я, конечно, могла немного повредничать, но ведь тогда мне не позволят покупаться сегодня еще раз. Это не выгодно. Я невольно скривилась при мысли о том, что Бруно будет сидеть в песке и защищать нас от волков. Легче было посадить в домик из песка папу и заставить его лаять на проплывающих мимо уток. Бруно – домашний современный медведь, который любит игры и мультфильмы. Он как человек! Нельзя его в песок.
Я жутко хотела есть. Когда выходишь из воды, всегда хочется спать и есть. И если первое чувство рассеивается через пять минут, то второе только нарастает. Я настолько хотела есть, что готова была жевать даже траву. Этим я сейчас и буду заниматься. Мама всучила тарелку с листьями папе, а он принялся всовывать их мне в рот. Я послушно снимала листья с вилки, боясь, что папа, по мужской неаккуратности, случайно проткнет мне вилкой горло. Трапезу я закончила голодной. Зелень – не совсем питательная еда. Оставалось только ждать, пока моя мама приготовит шашлыки. Скорей бы! Время должно пролететь незаметно, ибо папа, кажется, решил рассказать мне какую-то интересную историю. Он с улыбкой набрал в грудь воздуха, но тут мамин крик заставил нас повернуть головы в сторону нашего мини-лагеря.
- О, Боже, - тихо выдохнула я. Папа сначала обернулся ко мне, чтобы сказать что-то нравоучительное, но промолчал. Он тоже тяжело выдохнул и поплелся спасать нашу маман от опаснейшего врага – осы. Почему я не бросилась бежать, переживая за свою маму? Я уже привыкла ко всем этим странностям. Меня уже ничем не удивишь, любые мамины выкидки вошли в часть моего быта. Они постоянно поднимали мне настроение. Вот взять хотя бы случай с моим первым выпавшим зубом. Я положила его под подушку, чтобы зубная фея положила вместо него деньги. Посреди ночи я проснулась от того, что моя маму зачем-то сует руку под мою подушку. Когда я открыла глаза и стала смотреть на нее, она сначала попыталась убежать, а потом сказал, что с детства боится зубных фей и хотела украсть мой зуб, чтобы фея не прилетела. И после этого я должна была переживать из-за поднятой нею паники? Я стала жаловаться Бруно на голод, который мучил меня. Шашлыки валяются на земле, а мой животик недовольно бурчит. А Бруно вообще ничего не ел! Его шоколад валялся в машине. Без папиной помощи мне до него не добраться. Поэтому я решила накормить медведя шоколадными шариками. Захватив рукой кусок земли, я стала втирать его в рот плюшевого медведя. Вернувшийся папа сказал, что кормить Бруно не стоит. Я удивленно подняла брови и продолжила утолять голод толстого медведя. Почему это все едят, а Бруно нельзя? Меня пригласили участвовать в процессе готовки. Сначала я выполнила свой детовский долг: обняла маму и спросила ее "Все хорошо?". Затем я уселась на траву и стала собирать валяющиеся вокруг палочки, чтобы помочь поддержать костер. Палочки были маленькими, но я была уверенна – этого хватит!
- Джо, а ты бы хотела брата или сестру? – спросил папа. Ох уж эти родители, всегда им что-то глупое в голову придет.
- Ну-у-у… - протянула я, вертя в руках палочку, и стала придумывать какой-то безобидный ответ. – Можно, конечно. А что, вы хотите попросить у аиста еще одного ребенка?

+4

10

И в тот момент, когда я затихарилась в своем безопасном и надежном, как мне казалось укрытии, мое спокойствие снова кто-то нарушил. Я испуганно подняла свои пепельно-серые, еще сильнее вжимаясь в холодный берестяной бок палатки, искренне надеясь, что это не рои пчел, ос или их сородичей. Но нет, это всего лишь Рендал, мой любимый, сильный и могучий Рендал.
  - Ты прогнал ее? – я словно обезумела от своего страха, доисторического, буйного и практически неконтролируемого, обнимая свои коленки и не желая вылезать из своего домика. – Она улетела, ты точно видел? – я даже говорила запыхаясь, словно убегала от армии донатовцев, а не от маленького жужжащего насекомого. Рома тем временем смотрел на меня с недоумением, как я недовольно ерзаю на месте и уже мысленно проклинаю свою идею устроить отдых на природе. Как я могла забыть об этих полосатых гадах? Вот как?
- Зато у меня нету жала в попе и сотни соратников, и я не могу закусать человека до смерти, вызвать аллергию, анафилактический шок, а затем смерть. – говорят, все девчонки бояться насекомых, но кажется, я в этом вопросе переплюнула многих. При виде даже обычного таракана или паучка я устремлялась в дикий и необузданный танец, начиная яростно махать руками и ногами, а еще одновременно и истошно орать и звать на помощь. Может, именно поэтому Эндрюс не всегда торопится ко мне, услышав мои вопли?
Опять испугалась маленького паразита, думает он, затем наслаждается моими мучениями и лишь потом идет спасать свою нерадивую. Так было раньше, но теперь, теперь у меня есть маленькое пузико, из-за которого Рэм спокойно терпел мои выходки. И тщательно меня успокаивал.
- Думаешь, наше чадо вырастет таким же трусом, как и я? – знаете, как в поговорке? Я не трус, но я боюсь. – Надеюсь, все мои плохие качества он не унаследует, но будет красивым в мамочку. Я больше не буду нервничать. Ну, если осы снова не побеспокоят мой покой. – Я виновато улыбнулась, позволяя Рену сжать меня в объятиях и укусить за нос. Пусть, я дико радовалась этим нескольким секундам нахождения в его руках, ведь не будем же мы смущать Джоан своими тисканьями? Верно-верно, люди мы теперь взрослые и приличные, правда я порой часто об этом благополучно забываю.
Моя маленькая блонди спокойно сидела на лужайке, мазюкала морду своему лучшему другу темным песком, и я даже мысленно порадовалась тому, что Бруно не живой мальчик. И что кулинарные способности у моей мелкуси явно от папочки. Нет бы, скормила ему свой салат? Но Джоан была не из тех, кто боится трудностей, и думаю, в скором времени, она будет баловать своих кавалеров только бутербродами с колбасой. Ну ладно, зато она очень красивая.
Недоразумение в виде испорченного шашлыка мы сразу уладили. Рендал спокойно сходил за водой, мы промыли мясо, после чего меня усадили на бревно покорно следить за чадом. Поляна наполнилась приятным запахом костра, на лес надвигались сумерки, и я, наконец, смогла почувствовать себя спокойно и волнующая тревога начала отступать.
Сейчас мы покушаем, возможно, я разрешу своим роднулечкам еще разик искупаться, а может, уговорю Рена покатать нас с Джоан на лодке, но вот серьезного разговора о пополнении семейства я точно никак не ожидала.
- Да, давай подарим тебе на день рождение младшего брата или сестру? – я с интересом посмотрела на дочь, замечая на ее детском личике смятение. Она недовольно поморщила нос, словно мы предложили ей съесть целую тарелку манной кашки, но почти мгновенно взяла себя в руки, надевая маску равнодушия.
- У аиста? – я изумленно округлила глаза, притягивая к себе Джо за лямку купальника и усаживая себе на колени, прижимая к весьма округлившемуся животику. Искренне думала, что мы объясняли Джоан про рождение деток немного другим методом. Ну там, папа принес с работы розовую таблетку, мама ее съела и у нее вырос живот, из которого в последующем и достали Эндрюс-младшую. Согласитесь, механизм больше похож на естественный? – Да, у большой белой птицы с огромным клювом. Твой был какой то скрытный и совсем неразговорчивый, прям как ты. И перья у тебя на спинке прямо как у него, ну-ка, ну-ка.
То, что идея о рождении маленького не пришлась дочке по душе, я заметила, и сейчас с помощью щекотки намеревалась приподнять ей настроение и приготовить к тому, что выбора у нее в общем то и нет.
- А кого ты больше хочешь? Братика или сестренку? – ну вот, она должна уже понять, что кто-то рано или поздно все равно появится. – Хочешь, папа покатает нас на лодке? Я взяла у бабушки и дедушки, они когда то ездили на рыбалку и купили. Ее надо надуть только. Ты не боишься? Будешь сидеть у меня на коленках.
И теперь уже две пары пронзительных глаз терроризовали Рендала, жалобно умоляя его о том, чтобы наш могучий папка снова поработал извозчиком.
- Ну покатай! Ну полчасика! Шашлыки возьмем с собой! Обещаю не отнимать у тебя грабли!

+3

11

- Милая, а кто тебе сказал, что детей приносит аист? – Неужели я мог сморозить подобную глупость? Мне больше по душе была версия «нашли в капусте», не возникает вопросов, как хрупкая птичка может поднять телце весом до пяти килограмм.
– Бруклин Рей Джордан, как тебе не стыдно обманывать детей? – Кажется, наша дочь не хотела ни брата, ни сестру, искренне считая Бруно своим ближайшим кровным родственником. Может быть, нам пора избавится от этого противного медведя. Можно бросить его в реку, и сказать, что Бруно утонул, или кинуть в костер, или закопать в лесу. Хотя в захоронении плюшевых тел я не так опытен…
Пока девочки возились и разговаривали, я продолжал готовить мясо, внимая разговорам. Покатать на лодке? На надувной? Стоп, когда речь шла о лодках, я искренне считал, что мы возьмем на прокат яхту в клубе неподалеку, а никак не будет накачивать круг резины насосом.
- Хм, - издаю неоднозначный звук, выдерживая паузу и подбирая слова, которыми я сообщу семейству, что такая лодка в мои планы не входила.
– А я собирался взять яхту на прокат! – Повышаю голос, придавая ему торжественные интонации. Они же обрадуются яхте, да? На кой черт нам надувная, которая может проткнуться о любую железяку посередине озера, и тогда нам не избежать купания в ледяной воде. Да и далеко не уплывешь на такой байдарке.
- Так что чем быстрее мы поедим, тем быстрее папа  сходит, оформит все, что нужно и позовет вас. – А где в это время останутся наши вещи? Так и будут лежать на поляне? Или тащить их с собой? Хотелось бы провести на яхте всю ночь, и наши запасы могут пригодится, с другой стороны воровать у нас нечего. Решено – багаж останется на поляне. И еще, я не уверен в том, что четырехлетнему ребенку можно есть мясо в таком виде. В вопросах правильного воспитания я нуб, и все, что не знаю, спрашиваю у гугла, но в лесу незаменимого помощника нет.
Шашлык почти приготовился, я еще несколько раз перевернул шампуры и приложил палец к губам, показывая жест «тихо». В кустах определенно кто-то был, шуршания слышались все отчетливее и отчетливее.
- Слышите?  - Треск костра мешает вслушиваться, но теперь звуки стали еще громче и очевиднее. Через минуту тернистые кустарники раздвинулись и показалась мужская голова в черной бейсболке.
- Салют, как вкусно у вас тут пахнет, а мы с женой ищем, где остановиться! – Следом показывается женская голова, смуглая, с копной черный волос, вьющихся мелкими кольцами.
- Не помешаем?
Помешаете, конечно, но так уж сложилось, что человек я вежливый:
- Нет, не помешаете, - приветливая улыбка тут же наползает на физиономию, включается режим дружелюбия.
- Саймон, - мужчина пожимает мне руку, а темнокожая женщина наклоняется к Джоанне.
- Какой очаровательный ребенок, ути-ути, - попытка потискать нашу дочь за пухлые щечки. Джо, не забывай о том, что ты тоже прилично воспитанная девочка.
- Рендал, очень приятно. – Знакомство состоялось, парочка принялась распаковывать свой багаж рядом с нашими «апартаментами» явно рассчитывая на угощение нашим же ужином.
- А сколько тебе лет? – Тетка все не желала отлипать от ребенка. – Какой мишка..! А как его зовут? – Бруно оказывается в цепких смуглых руках, дама активно машет игрушкой, мишка выскальзывает и падает… куда бы вы подумали? Правильно, в костер! – Ой, простите, пожалуйста, - лепечет Брианна, но спасать тварь не собирается.

+2

12

Не стоит объяснять, откуда я узнала про аиста. Эта самая милая теория возникновения детей, поэтому большинство родителей давно с ней смирились. И теперь все воспитатели в ответ на безобидный детский вопрос хором отвечают "их приносит аист" и стараются отвлечь ребят от подобных тем. Вокруг полно изображений аистов, книжечек с аистами, а главное – аисты постоянно фигурируют в мультфильмах. Взять хотя бы мультик "Дамбо" или фильм "Гринч – похититель Рождества". Я искренне верила в аиста, не обращая внимания на то, что ни разу не видела в Сакраменто эту птицу, а дети все появляются и появляются. Я вылезла к маме на руки, недоумевая, почему она с такой заботой гладит свой живот. И при этом она не приводила нас с папой в ужас такими фразами: "Джонечка, давай вместе сядем на диету" или "Рен, тебе не кажется, что я потолстела?". Я испуганно пощупала свою спину, принимая мамины слова за чистую монету, а потом громко засмеялась от щекотки. Наше веселье прервал папа, убеждая нас, что детей вовсе не аист приносит. Я ели сдержалась, чтобы не переспросить, знают ли они сами, кто этих детей приносит. Вдруг это бабушка меня сделала и принесла этим неумехам-родителям. Вот и придется нам теперь у Википедии спрашивать, откуда я взялась.
- Нет, ну братик, конечно, лучше сестрички, но зачем вам еще один ребенок?
Если выбирать из двух зол меньшее, то лучше пусть пацан будет. Я у него смогу игрушки забирать: машинки, пистолетики. А что я у девочки смогу позаимствовать? Кукол Барби? Зачем маме с папой еще один ребенок? Они уже меня не любят? А кто будет на меня внимание обращать? Будут играть со своим новым ребенком. А если этот ребенок будет еще и умным, и красивым, то родители даже будут забывать меня кормить. И как я должна его после этого с нетерпением ждать появления братика или сестрички? Перееду к бабушке с дедушкой. У них уже дети взрослые, они меня с удовольствием примут, буду им с Софи помогать. И через окно буду смотреть, как мои мама с папой водят своего нового, умного и красивого, ребенка за руки, кормят его мороженым. Нет, нужно будет перехватить аиста, забрать ребенка и отнести его в другую семью. Так будет лучше для всех. Идея мамы с лодкой прервала мое обдумывание плана про похищение дитя.
- Да, давай на лодке кататься. Я не боюсь! Пап, ну пожалуйста! Покатай! Я не буду протыкать лодку! А Бруно много места не займет, обещаю! Покатай! – тараторила я хором с мамой, - Какая еще яхта? Зачем нам яхта, если есть лодка? Ну-у-у…
Наши уговоры прервал треск в кустах. Я замерла и, открыв от страха рот, уставилась на кустарники. Кто это может быть? Медведь, дикий кот, лесные эльфы? Внезапно оттуда выпрыгнул человек, заставив меня вздрогнуть от неожиданности, а затем разочарованно закатить глаза. Это был какой-то мужчина, а после него появилась и женщина, которая сразу же полезла ко мне своими грязными руками.
- Какой очаровательный ребенок, ути-ути, - лепетала женщина, пытаясь все-таки ухватить меня за лицо, но я отмахнулась от нее, придвигаясь поближе к маме. Тем временем пара уже раскидывала свои вещи на нашей поляне. Нахмурив бровки, я кинула молящий взгляд на папу, надеясь, что он все это прекратит. Но нет, он же приличный!
- А сколько тебе лет? –спросила женщина и, не дождавшись от меня ответа, схватила Бруно. – Какой мишка! А как его зовут? – Я молча прищурила глаза, выражая таким способом все свои недовольства. И тут случилось то, чего я боялась больше всего. Мой мишка медленно опускается прямо в огонь. Я испуганно вспрыгивая на ноги, ошарашено глядя на своего друга.
- Бруно! – с этими криками я рванула прямо в огонь, но женщина отдернула меня за руку. – Убийца!
Девушка испугалась моего обвинения. Да, возможно, для человека, нечаянно уронившего плюшевого медведя в костер, это слово было слишком громким. Но это ведь не просто медведь!
- Папа, спаси Бруно! – я уставила молящие глаза на своего папку-всемогущего, даже не волнуясь, что с ним может что-нибудь случиться. Ведь речь идет о жизни медведя! Можно и получить парочку ожогов, но ведь во имя спасения лучшего друга дочери! Хоть и не живого.

Отредактировано Joan Andrews (2013-03-22 15:07:53)

+1

13

Когда строгий голос Рена донесся до моих маленьких невинных ушек, я резко подняла голову и стрельнула в сторону суженного рассерженный взгляд.
- А ты предлагаешь уже в три года показать ей анатомический атлас и рассказать обо всех подробностях нашего организма? Конечно, так же делают все настоящие родители, озадачивают деток с самого младенчества. – я недовольно бурчала себе под нос, в попытках успокоиться переводя мягкий взгляд серых глаз на свою любимую мелкусю и забираясь ладонями в ее светлые волосики. Перебираю золотистые прядки, заплетаю уже третью косичку по счету, но кто сказал, что кос всегда должно быть строго две? Моя Джоан уникальная девочка, значит и прическа у нее должна быть особенной. – Не слушай папу, он же ничего не знает, кроме своих компьютеров и техники, а мама раньше работала с дядей Чарли и уж в этом вопросе знает побольше некоторых остолопов.
Остолопом, разумеется, был Рендал, и больше на его провокации и недовольства никто вестись не собирался. У нас матриархат тут, как бы, и то что Джоан носит его фамилию, а я ношу еще одного его ребенка – это еще не дает ему права нами командовать! Женщины негодуют, женщины хотят в лодку и послушного главу семейства.
- На самом деле, мы отправились в поход, чтобы кататься на современных яхтах? Этим можно заняться и в городе, взять ту же прогулку на теплоходе… Я не зря же выпрашивала эту лодку, ну! Мы тебя никуда не отпустим, иди надувай!
Но наши совместные с Джоан усилия уговорить отца были бессовестно перебиты. Мужчина привлек к себе наше внимание, и мы с ребенком напряженно навострили уши, устремляя испуганный взгляды в сторону густой чащи зеленого леса. Я сильнее притянула к себе Джоан, та крепче обняла меня за руки, но спустя мгновение мы спокойно выдохнули, вновь отвлекаясь на щекоту и прочие радости жизни. И я уже полезла в ее маленький аккуратный носик, со словами
- Надо вытащить казюльку! – как к нам подошла темнокожая женщина, тут же протягивая свои ручонки к моему драгоценному животику.
Сюси-пуси, уруру, мимими, нямнямням – ее приторный ласковый голосочек и  лицемерная улыбка выводила меня из себя. Эй, ау, это мой ребенок, убери свои пакли и не смотри даже в сторону Джоан! Спустя столько времени мои принципы и заебы в виде огромной и безудержной ревности так и остались моими главными чертами характера. И Джоан, моего ребенка, любимого, неповторимого и самого лучшего на всем белом свете я ревновала не меньше своего мужчины.
- Три года. – хмуро произношу я, оглядывая незнакомку сомнительным взглядом. Не люблю я такие внезапные знакомства, я рассчитывала немного по другому провести наш уикенд, в кругу семьи, в обнимку с любимым человеком, под неугомонное улюлюканье Джонечки, и бесшумное иллюзорное сопение Бруно. Может, я становлюсь слишком похожей на других мам? Такой же скучной домохозяйкой, которая не представляет ни дня из своей жизни без родных.
На мгновение мне стало даже дико страшно, сознание буквально отключилась, и я совершенно не заметила, что Брианна уже интересуется лучшим другом моей дочери. Офигеть, плюшевая тварь ее интересует больше моего золотца, она даже имени ее не спросила! Ну что за люди пошли, что за люди?
И в тот момент, когда женщина роняет медведя в костер, в тот момент, когда Джоан спрыгивает с моих колен и обзывает тетку убийцей, в тот момент, когда мужчины ошарашенно смотрят на нас, не зная, что им делать дальше, я резко поднимаюсь во весь рост, испуганно хватаясь за живот и произнося на всю поляну.
- Рома, ребенок пинается! Он живой! – какая я плохая мать, отвратительная просто! Нет бы кинутся спасать медведя, но нет, я притянула к себе Джоан, ухватившись за ее маленькую ладошку и прижимая ее к своему пузу, туда, где только что была ножка-ручка-голова ее будущего брата или сестрички. – Ты чувствуешь? Чувствуешь?
А Бруно?... Да пусть горит алым пламенем, купим ей нового медведя! Двух, нет, даже трех! Ведь знакомство с родственником важнее плюшевых уродцев?

+2

14

Еще недавно я желал избавится от Бруно всеми фибрами души, потому что этот плюшевый медведь, мало того, что занимал второе детское кресло в машине, так мне еще приходилось накрывать ему на стол, брать его с собой на прогулки и даже (нет вы только вдумайтесь!) приветствовать его по утрам. Иногда мне казалось, что надо чаще знакомить Джоан с другими детьми. Может быть, ей не хватает общения? Но она регулярно ходит в садик. Стоит записать в кружки? Например, на танцы или спортивную гимнастку, или же ей просто не хватает молчаливого друга? Она же в маму пошла характером, зачем ей медведь, которые перебивает и спорит? Бруно всегда молчит, со всем соглашается, поддерживает нашу дочь в любых вопросах и есть ее куличики из песка; Бруно – идеальный медведь. И вот теперь жизнь этой плюшевой игрушки, любимого друга моей дочуры и моего почти сына зависела от меня. Я тяжело вздохнул и наклонился, чтобы схватить его за лапу и вытащить из огня, повалять в земле или закинуть в озеро – Бруно будет спасен.
Но осуществить свой план я не успел, ощущая, как теплая рука Рей скользит по моему запястью, хватает за ладонь и прикладывает к своему животу. От неожиданности я подпрыгнул на месте и не сразу понял, что случилось и что сейчас важнее – пытаться уловить первые пинки нашего будущего ребенка (признаться, я и семимесячную Джоан в животе не всегда чувстовал, а тут всего то четыре) или спасти игрушку. Решив, что живые люди все же важнее наших матерчатых друзей, я забыл про Бруно, сосредотачиваясь на округлом животе Рей и искренне пытаясь что-нибудь уловить. Но чувстовал только ее взволнованное дыхание и тепло.
- Я ничего не чувствую, - досада звучит в голосе, но ладонь убирать не спешу, все же это так мило. Может быть дочери удалось что-то уловить?
- А ты, Джоан? – С точки зрения детской психологии Рей все делала правильно, старшего ребенка нужно как можно раньше начать знакомить с младшим, показать, как выглядят младенцы, какой она была в детстве, посоветоваться с выбором имени. Но Бруклин вряд ли читала умные книги, скорее действовала интуитивно.
А Бруно все горел, горел и потрескивал, а пара незнакомцев смотрела на нас во все глаза, не понятно было, рады они нашему семейному счастью или считают нас ненормальными.
- Простите, я не хотела, - смуглянка зажала рот рукой, широко распахивая глаза и смотря на нас молящим о пощаде взглядом.
- Ничего страшного, купим нового, - снова тяжелый вздох, надеюсь, что нового друга из уважения к памяти о старом Джоан не захочет. Вытаскиваю обгоревшее тельце медведя из костра, кидая его на землю и пиная ногой, чтобы сбить пламя. Бруно выглядел ужасно, шкура почти везде прогорела до набивки и стала угольно-черной, глазки и нос расплавились и воняли паленой пластмассой.
Присаживаюсь около дочери, кладя руку ей на плечо и стараясь придать своему голосу как можно более серьезную интонацию.
- Мы сделали, все что могли, но Бруно погиб. Мы всегда будем помнить о нем, он был хорошим медведем и другом. Давай похороним его под тем деревом, - тыкаю на раскидистую иву около озера.
Пока дочь прощалась с мишкой, я поднялся на ноги, обнимая Бруклин со спины за талию и взъерошивая рукой ее каштановые волосы.
- Когда следующий прием в больнице? – Темнокожая девица тем временем снова оказалась около нас (и совесть за убитого медведя ее совсем не мучила) протягивая рученки в животу Рей.
- Ой, а у вас мальчик или девочка? Или еще не знаете? Мы вот с мужем, - кивок в сторону мужика, который пыхтел над палаткой, - тоже хотим завести ребеночка, да все никак не получается. Вот, думаем, может прибежать к искусственному оплодотворению… Или есть смысл сдать анализы?
Этот неловкий момент, когда тебе феерически пофигу на чужие проблемы. Пожимаю плечами, переглядываясь с Джордан. Сейчас похороны Бруно волнуют меня на порядок больше.

Отредактировано Randal Andrews (2013-04-18 23:41:14)

+2

15

Не стоит повторять, что плюшевого медведя Бруно я любила, как родного брата. Не смотря на то, что у меня на глазах мишка порвался и из него начала вываливаться набивка, я считала медведя самым живым на свете. Я кормила и причесывала его, жаловалась ему на жизнь и хвасталась успехами. Мне даже не хотелось, чтобы он стал двигаться и разговаривать, я принимала его со всеми недостатками, включая его неподвижность. Я помню эти прекрасные моменты, когда мы лежали в обнимку, смотрели мои любимые мультфильмы и обсуждали игры. Как жутко было сейчас смотреть на языки пламени, охватившего моего лучшего друга. Мне хотелось действовать немедленно, кинуться в огонь, схватить Бруно и спасти его маленькую ничтожную душонку. Но моя душа была гораздо важнее. Я беспомощно сжалась, надеясь на чудо и папину помощь. И тут мамина рука сжала мою ладонь и потянула ее к своему животу.
– Ты чувствуешь? Чувствуешь? – "не прибавилось ли пару сантиметров, а?"
Именно такую фразу стоило ожидать, но она не прозвучала. Я обеспокоено смотрела на маму. Конечно, я переживала, что моя мама сошла с ума, но тот факт, что сейчас мой медведь жарится на костре, волновал меня больше. Я с непониманием бросала взгляды сначала на пламя, а потом на родителей. Почему?! Почему они здесь стоят, почему они не переживают за Бруно, а пытаются почувствовать непонятно что? Папа объявил, что, увы, не чувствует абсолютно ничего. И тогда два пытливых взгляда уставились на меня. В маминых глазах читалась надежда и почти просьба.
- Да… Что-то… Чувствую, - соврала, и, кажется, не весьма удачно. Но маму нужно поддержать.
К Бруно возвращаться никто особо уже не спешил. Даже мне, наивному ребенку, было понятно, ЧТО мы сейчас достанем из костра. Мама была взволнована, а папа озадачен. Видимо, случилось что-то действительно серьезное. А плюшевый мишка далеко не важен в таких ситуациях. Мое, еще недавно веселое, настроение стало подавленным. Бруно умер, шашлыки накрылись, к нам пристала назойливая парочка, у мамы проблемы с животом, Бруно умер. Или говорила уже? Но это было самой важной проблемой для меня. А для мамы был важен ее болящий живот. А виноват во всем папа. Так было всегда, и всегда будет. Было очень неприятно, когда родители предложили купить нового медведя. Почему они не понимают, что старое ничем не заменишь? Зачем мне другой медведь? Даже если он будет точно таким же, и звать его будет "Бруно"? Он будет не моим, не прежним. Это не с ним я играла целыми днями, не его любила и оберегала. Больше никаких медведей, никаких самых любимых игрушек.
Труп Бруно выглядел ужасно. Сколько мучений он, бедненький, пережил? Место, куда мы его захороним, будет прекрасно для него подходить. Я стояла на коленях возле ямки под молодым деревцем, которую вырыл замученный папа. И все же я думаю, что папа рад, что ему досталась такая важная роль в прощании с медведем. Он привык к нему и любил, как своего маленького сынка. Хотя мне показалось, что папа пару раз улыбнулся во время выкопки могилы. Но это у меня, вероятно, были галлюцинации "на нервной почве". Сейчас истерзанное пламенем тельце, лежащее в неглубокой ямке, наводило на печальные воспоминания о том, как мы весело проводили время когда-то. Родители болтали сзади, а я грустно глядела вниз и взволнованно крутила в руках пропитанную слезами салфетку. Проводить мишку нужно по-человечески. С этой мыслью я поднялась на ноги и решительно пошагала к маме и папе, которые тут же оторвались от разговора.
- Нужно кинуть по щепотке земли и сказать о Бруно пару слов, - потребовала я, заглядывая родным в глаза. Мне показалось, будто в мыслях они кричали "О, нет, как я ненавижу этого медведя". Но это, наверное, было из-за их глубокой печали и скорби. Ничего, мои любимые, мы переживем это вместе!

+2

16

Собрать семейство вокруг своего живота мне удалось вполне быстро, обе теплые ладошки покоились на моем пузике, а я в ожидании смотрела то на Эндрюса первого, то на Эндрюса вторую.
- Ну же? Ну? Вот, он тут, ощущаешь? – передвигаю ладошку любимого мужчины чуть ниже, помогаю Джоан поздороваться со своим будущим родственником, но увы, знакомство проходит не так радужно и волшебно, как я себе это представляла. Рома испытывающее терроризовал взглядом животик, словно пытался мысленно заставить младенчика пнуть посильнее, чтобы неудачливый папа наконец ощутил его присутствие в своей жизни. Джоан, перед ней мне сейчас вдруг стало стыдно, когда я наконец заметила на ее личике потерянность и расстройство. Ее беглый взгляд не задерживался на чем-то одном, она не могла устоять на месте, то и дело пытаясь вырваться из моих объятий спасать Бруно.
Бруно!
- О нет… - буквально простонала я. Поднимая взгляд от дочки и замечая обгоревшее тельце животного в костре. Рома незамедлительно отправился спасать игрушку, но было слишком поздно. Тихие всхлипы Джони заполнили поляну, Рен пытался как-то успокоить девочку, а у меня же наоборот, совсем не было никаких слов чтобы поддержать ребенка.
- Мы убили ее лучшего друга. – шепотом произношу я, когда Рен оказывается рядом и обнимает меня со спины, интересуясь на совершенно иную тему. – В среду, дадут явочку на УЗИ. – совершенно незаинтересованным тоном добавляю я, поворачиваясь к мужчине и глядя в его карие глаза. – Игрушку точно нельзя будет никак починить? Может, отправим в ателье? Поставят заплаты, пришьют новые пуговицы? – и наш Бруно станет еще краше, чем был!
Но нет, увы, и Рен и Джося были настроены похоронить медвежонка, и я озадачливо пожала плечами, когда мой мужчина потопал в сторону автомобиля за лопатой.
- Ой, а у вас мальчик или девочка? – чужой голос заставил меня отвлечься от траурных мыслей, я перевела взгляд с плачущей Джоан на незнакомку, без зазрения совести ударяя ее по рукам. Нечего тянуть ладошки к моему животу, его модно трогать только мне, Роме и цыпленочку. – Мы еще не знаем, хотим сюрприз. – сухо добавляю я, провожая ее недовольным взглядом. – Вот уж не знаю что вам посоветовать, смените мужа? Иногда это помогает.
Вообще разговаривать с убийцей лучшего друга моей дочери я не собиралась, на эту темнокожую женщину у меня затаилась обида, да и не была я никогда дружелюбной и открытой для общения девушкой. Тем более после таких выкрутасов!
Папа уже выкопал ямку, отнес зверя к дереву, осторожно укладывая его на самое дно, а я, взяв малышку за ручку, потопала следом, виновато опустив взор и сожалея о том, что мы не успели во время спохватиться и спасти Бруно.
Джоан плакала, утирая слезинки белоснежным платком, я обнимала Рому за талию, поражаясь тому, какого удивительного человека нам удалось подарить этому миру. Как можно быть настолько преданной и верной игрушечному другу, как можно так переживать его потерю? Джоан могла, и я была уверена, она не скоро забудет о своем питомце, и никакие зайчики, кролики и котятки ей не смогут его заменить. Гордилась ли я своей дочерью? Разумеется. Но так же я гордилась и нами, тем, что однажды мы нашли друг друга, и не смотря на многочисленные сложности, не упустили. Что прощали друг другу самые горькие обиды, закрывали глаза на недостатки, в надеждах исправиться, подарить любимому себя новую, обновленную, готовую меняться и менять в себе многое ради него.
А теперь у нас семья. Немного сумасшедшая, неординарная, но без всяких сомнений – самая лучшая. И смерть Бруно мы тоже переживем вместе, мы справимся, Джоан справится, ведь именно маленькие жизненные трагедии делают нас такими, какие мы есть.
- Ну все, малышка, хватит. Нельзя так много горевать, иначе Бруно расстроится, что ты так много плачешь и его не пустят в игрушечный Рай. – церемония похорон наконец была закончена, я притянула девочку к себе, проводя ладонью по ее спутанным светлым волосам. – Ну, улыбнись. Сейчас папа сходит за яхтой, покатает нас по озеру, пошли - соберем нам с собой много вкусной еды?
И наше семейство двинулось в сторону поляны, неторопливо, о чем-то тихо переговариваясь.
- Давай быстрее, они уже идут.
Шорохи со стороны нашего лагеря заставили меня отвлечься, я посмотрела в сторону нашей палатки, обнаруживая у самого входа ту самую женщину, выглядела она подозрительно, словно стояла на стреме. И верно, тут же следом из нашего жилища вылезает ее муж, что то усердно распихивая по своим карманам.
- Эй, что вы делаете в нашей палатке! – мой громкий голос спугнул воришек, я и сама была напугана таким наглым поведением, сильнее сжимая ладонь своего мужчины и устремляя на него полный надежды взгляд. – Рен?

+3

17

Столько событий случилось за последние несколько минут, что я находился в полной растерянности – то ли радоваться тому, что наш второй детеныш пихнул ножкой, то ли печалиться по поводу того, что плюшевый медведь был поджарен на костре. Конечно, лучше радоваться из-за живых, чем грустить из-за мертвых игрушек, все казалось таким очевидным, но на душе все равно было тоскливо. От вида заплаканного личика Джоан щемило сердце, я не понимал, почему мы не можем купить нового медведя? Мы бы тоже назвали его Бруно. Он был бы таким же тихим и молчаливым, тоже бы ел кашу и всегда соглашался с Джоан в любом спорном вопросе, как это делают все нормальные мужчины. Стоит себе признаться, что мы будем скучать по Бруно. Пройдут годы, у Джоанны появятся новые игрушки, например, любимая кукла Машенька (ох эти стереотипы о русских именах) или набор доктора… Но мишка всегда останется в нашей памяти как существо, для которого было не жалко отдельного детского кресла в машине.
Идея отдать игрушку в ремонт пришлась мне по вкусу, сейчас что только не сделают, чтобы угодить клиенту. Можно бы было просто достать из него набивку и затолкать в «кожу» нового медведя, Бруно бы сделал пластику, у него бы было новое лицо, но внутри он бы по прежнему остался все тем же любимым медведем семьи. Имеем – не ценим, потерявши – плачем. Очень верная народная истина. Когда Бруно сдох, все сразу же стали думать о том, что он был прекрасным медведем и идеальным другом нашей дочери. У него сразу нашлось столько достоинств: он всегда молчал, на него не надо было тратить настоящую еду, он мог есть одну и ту же пластмассовую шоколадку. Он не плакал ночами, не вредничал, не капризничал и самое главное, каким –то неведомым образом смог втереться в доверие к нашему ребенку.
С прискорбным вздохом я наклонился, поднимая обгоревшее тельце и бережно укладывая на рукуи: выглядел он отвратительно, мордочка и шкурка прогорели и покрылись черными пятнами сажи, глаза-пуговки и нос расплавились, вонял Бруно паленой шерстью, плюшевой шерстью, разумеется.
Лопаты или же совка у нас с собой не было, и даже в автомобиле инвентаря не нашлось, поэтому для того, чтобы вырыть Бруно могилку, я использовал железную миску, предназначавшуюся для еды. Через пятнадцать минут ямка была готова, и Джоня смогла опустить в нее тело своего мехового друга. У меня было чувство, словно мы на самом деле хороним живое существо, собаку или хомячка, который прожил с нами годы стало еще более тоскливо, подул холодный ветер и небо затянулось пасмурными тучами. Кажется, собирался дождь. Неожиданно для себя я улыбнулся, но это было не злорадство, я просто пожелала игрушке попасть в игрушечный Рай и жить там долго и счастливо, встретить плюшевую невесту и нарожать много маленьких брунят.
На просьбу дочери я возражать не стал, и пусть я не считал медведя настолько важной персоной, чтобы обращаться к нему в слух, наш ребенок растет, сюжетно-ролевая игра для нее сейчас, как и для любого дошкольника, ведущий вид деятельности, так что похороны мы отыграем правдоподобно, насколько это возможно в нашей ситуации. Хорошо, что малышка еще не знает, что ритуал подразумевает девять дней, сорок дней с момента отчаливания души на небеса. Поминки плюшевого медведя я точно не вынесу.
- Я уже говорил, - пытаюсь, чтобы мой голос звучал твердо и очень прискорбно, словно мы и правду потеряли члена семьи.
- Бруно был хорошим медведем и другом. Он был членом нашей семьи и навсегда останется в нашем сердце и памяти. – Фух, отворачиваюсь, подмигивая Рей, чтобы она тоже сказала что-нибудь приятное для нашего ребенка, ведь Эндрюс-младшей это важно.
Рей лишь остановила поток робких слезинок дочери, обещая, что Бруно попадет в Рай. Я присыпал могилку землей и положил на нее аккуратно несколько камней. Когда мы приедем сюда в следующий раз, то сможем навестить место захоронения.  Может быть я озвучу Джоне план с пересадкой набивки и у нас будет свой домашний Франкейнштейн, какая милость. Присаживаюсь около Бруклин и ребенка, обнимая первую за талию, а вторую целуя в макушку. Вот так мы и посидели еще около минуты над могилкой Бруно, но пришла пора вернуться на поляну. Я поднял светловолосую на руки, но малышка в своем пятилетнем возрасте изъявила желание топать по тропинке своими ножками, так что мы поплелись к нашей палатке, пытаясь искать нейтральные темы для разговора, но все они так или иначе сводились к плюшевому.
Бруклин шагала впереди, как наша путеводная звезда, освещая нам путь, мы с Джоан шагали следом, не знаю, о чем думала она, а я все таки хотел есть и грезил о шашлыках. Из-за силуэта Джордан я не сразу разглядел и понял, какая картина развернулась у нее перед носом. Что там происходит? И только ее разгневанный крик заставил меня понять – наши соседи – гнустные воришки. Беру Рей за плечи, опережая и подскакивая к темноволосой женщине, хватая ее за запястье и грубо выворачивая руку.
- А ну быстро вернули все, что спиздили, - ой, кажется, при детях ругаться нельзя, но Джонечка еще вне зоны распространения моего голоса.
- Мы ничего не брали! – Заявил мужик, глядя на меня своими хитрыми масляными глазками, в то время как из его кармана неуклюже выпала Джонена заколочка для волос.
-  И это тоже? - Отпускаю девку, поднимая с травы украшение. – Красивое. Сам носишь или жене купил? Усмешка слетает с губ, и я отправляю заколку к себе в карман. Хватит с нашей дочери на сегодня расстройств.
- Манатки собрали и очистили поляну, ясно?
– Размахиваюсь, ударяя незнакомца в челюсть. Уж не знаю, что они там у нас взяли, деньги и карточки у меня с собой, все ценное в машине, машина на сигнализации, а в палатке всяких тряпичный хлам да еда. Во люди, последнее и то не побрезгуют утянуть.
- А нет, погоди, - притормаживаю бабу, стягивая с нее походный рюкзак, расстегивая его и вываливая содержимое на землю. Коли мы остались без шашлыка, может быть у этих товарищей найдется что-то съестное?

+2

18

Смерть Бруно резко оборвала наше прекрасное настроение. Эх, а я ведь расстраивалась из-за того, что мы будем кататься на яхте вместо лодки. Похороны были достаточно хороши для такого великолепного медведя, как Бруно. Даже погода нам подыграла, окутывая все вокруг в траурный вид: солнце сменилось тучами, поднялся прохладный ветерок. Слезы неустанно катились по моим щекам, так что мы с мамой едва успевали их вытирать. Мне хотелось поскорей закончить похоронную процессию, а затем залезть в машину и уехать домой. Но мы уже поставили палатку, и я давно ждала отдыха на природе, поэтому после похорон мы будем продолжать развлекаться. 
- Бруно, ты был самым-самым лучшим медведем! Я люблю тебя и никогда не забуду! – сказала я после того, как родители уже произнесли свое прощание.
После этого на меня накатила новая волна слез и всхлипов, и продолжалось до тех пор, пока папа не закопал обгоревшее тело Бруно и не украсил ее камешками. То, что медведь попадет в рай, не вызывало во мне никаких сомнений. Он был совершенно беспорочным, ни разу не сделал ничего плохого. Впрочем, хорошего он тоже сделал мало. Бруно сделал мою жизнь красочнее, он развлекал и поддерживал меня. Это единственное, но очень значимое доброе дело гарантировало ему апартаменты в раю. Это немного успокаивало меня. Хоть его тело, потрепанное и обуглившееся, вызывало только жалость и сожаление, но душа его сейчас счастлива.
От этой трагедии меня отвлекали две вещи: голод и желание покататься на надувной лодке, а не на яхте. День медленно переходил в вечер, а мы даже не пообедали! Только несытный завтрак, который я не смогла осилить из-за перевозбуждения, да какой-то странный салатик. А я хочу мяса и сладостей! И кататься на надувной лодке прямо возле поверхности воды, а не на какой-то махине, с которой и озера то не видно. Если бы я пришла в магазин, где бы я могла купить по одной цене надувную лодку или яхту, я бы непременно заплатила целое состояние за лодку.
Мы направились к нашему лагерю. Я совершенно забыла о наших новых знакомых, каких уже всем сердцем ненавидела, и пошагала рядом с папой. Меня совершенно не беспокоили мысли о спасении отдыха, этим будут заниматься те, кто его испортил (родители, например). Еды у нас едва ли хватало, чтобы насытится сейчас, а нужно было еще подумать о том, ЧТО мы будем есть завтра. Я бы без малейшего сожаления съела эту парочку, которая уничтожила Бруно. И я уже открыла рот, чтобы высказать свою идею папе, но крики, доносящиеся из лагеря, прервали меня.
Наши соседи по лагерю – воры! И убийство Бруно было спланированным! Была бы я в несколько раз больше, то непременно бы кинулась на эту женщину и удушила ее. Но сейчас мне оставалось только с беспокойством смотреть из-за маминых ног, как мой папа храбро кинулся бить вора. Мой папа обязательно сделает этого ворюгу, в этом не было сомнений. Ведь когда-то он уже смог победит бандита с пистолетом. Однако я все равно волновалась за него. Вдруг этот парень сделает ему больно? Я сжала руки в кулачки и, прищурив глаза, наблюдала за происходящим. Папа отнял у парочки набитый рюкзак и высыпал его содержимое на землю. Веревки, тряпка, компас… Боже, неужели я это правда? Посреди разных походных вещищек и кушаний лежал о Преподобный батончик. Да-да, черненький такой с красной надписью "Марс". Природные инстинкты и присутствие голодной мамы рядом заставили меня сейчас же присесть, не смотря на убийц-воришек рядом, оставить безопасное местечко и сейчас же кинуться к шоколадному батончику. Так я и сделала. Прижимая добычу к груди, я шокировано, будто не ожидая от себя такого поступка, посмотрела на воров, на папу и медленно пошагала обратно, иногда кидая взгляд на маму. Ну, сейчас она прикажет мне делиться…

+2

19

И вот так всегда в нашей сумасшедшей семейке. Папа решает вопросы, папа махает кулаками и отстаивает свою территорию и честь фамилии Эндрюс, а что в это время делают его женщины? Все правильно.
Я стояла и в панике хлопала ресницами, разумеется, время от времени охая на особо опасных моментах. Время научило меня не лезть в мужскую драку, да и тем более меня она не касалась, Рен всех победит, всех побьет и отвоюет нашу собственность. Он ведь в прошлом тоже каратист, все помнят? Так вот, я всеми фибрами своей души болела за своего мужчину, а что делала Джоан?
Джоан такие мелочи, как мужская драка вообще не интересовали, видимо глубиной желудка это маленькое чудовище пошло в маму. Это светлоокое сокровище уже ползком подбиралось к самому центру событий, и я, заметив такое хулиганство, уже поспешила вытянуть засранку из беды, как та быстренько вернулась назад, держа в руках аппетитный шоколадный батончик.
Глазки виноватые, ручки трясутся, и я лишь слабо улыбнулась, притягивая дочку ближе к себе и открывая ей лакомство.
- Не смотри туда, папа оторвал злому дяде голову и отправил их домой! – говорю тихо-тихо, шепотом, на самое ушко маленькой засранке, что уплетала лакомство за обе щеки, не позволяя смотреть ей в сторону, где Ромео снова показывает свое мастерство махать руками и ногами!
Но что я вам скажу, справился мужчина вполне быстро, странная парочка судорожно отдала нам все, что успела своровать и судорожно скрылась из виду за ближайшими кустами. Через время мы услышали шум отъезжающей машины и облегченно вздохнули.
- Видимо, отдохнуть хоть раз нормально на Тахо нам так и не удастся. – если честно, после стольких событий настроение было немного подпорчено, над головами сгустились тучи, Джоан все еще не могла успокоиться, изредка всхлипывая и заедая свое горе фирменным батончиком. – Как думаешь, есть еще шанс исправить положение? Джо голодна, у нас осталось, что из съестного?
Эндрюс младшая была оставлена на бревнышке, сидеть смирно и охранять мамин телефон, а мы с Ромой отправились на разведку. Мужчина отправился изучать заначки в автомобиле, я же любопытно осматривала палатку и вещи у костра. В ведре осталось еще немного мяса, я умудрилась выронить не все, так что можно было продолжить вечер, а ночью, ночью отправиться домой. Интересно, как на это смотрит Рен?
Но мужчина все копался в Бентли, иногда у меня складывалось впечатление, что свой автомобиль он любит больше нас! Ну и ладно, мы разожжем костер сами!
Кстати сказать, с этой задачей мы справились вполне неплохо, если бы не одно но.
Над нашими головами раздался резкий и гулкий звук грома, я испугалась, Джоня испугалась, и плюнув на костер, на мясо, на все в этом гребаном Сакраменто мы убежали укрываться в нашей тепленькой и непромокаемой палатке.
- Марс ненадолго угомонил твой голод, мелкая хищница? Щас папа принесет покушать! – не знаю, чего я ждала, вряд ли Рома найдет на заднем сиденье машины батон колбасы. Но он же мужчина, не знаю, пусть сходит и убьет в лесу лося! Его женщины умирают с голоду!

+2

20

Уговорить этих пройдох отдать нам не только похищенное, но и свое кровное оказалось достаточно легко. После двух ударов руками о ребра мужик, забыв про свою благоверную, жалобно заскулил, и скрылся, прихрамывая, в ближайших кустах.
Я не стал догонять нахалов, распинав содержимое рюкзака и позволив дочери утащить батончик. Но одной конфетой сыт не будешь, а мы с утра ничего не ели и желудок настойчиво ныл даже у меня. Мясо было хоть и грязным, но съедобным, так что мы можем его помыть и возобновить процесс приготовления шашлыков. Еще в машине у нас был аварийный пакет, это такой пакет, которого как бы и не было, Рей и Джо о нем не знали, но на самом деле он был! И в нем была запасная еда – салат «Цезарь» в пластиковом контейнере, коробочки с детским фруктовым молоком, бутерброды с капустой (их нас научила готовить Шерон, хотя и утверждала что такой гадостью не питается!), минеральная вода и прочие мелочи. Аварийный пакет лежал в мини-холодильнике, который в свою очередь ютился в багажнике. Наверно, не зря я положил его, словно зная, что что-то пойдет не по плану. Но когда у нас было иначе то? Если все нормально, значит это не у нас.
Когда я обернулся, то девочек на поляне не было, а над головой сверкала молния. Небо затянулось серыми тучами, и я невольно поежился от наступающего ветра.
Где эти паразитки? У меня тут целый мешок провизии и пластиковая посуда! Костер тлел под крупными каплями дождя, мясо в ведре лежало так и не тронутым. Эй, да что же случилось?
- Девочки, у меня есть еда! – Если их нет под открытым небом, значит они под небом брезентовым – в палатке.
Нагибаюсь, проходя в открытый вход и заставая Брушу и Джоан жмущихся друг к другу в уголочке.
- Вы увидели медведя? – Иронично спрашиваю я, усаживаясь на покрывало и выставляя впереди пакет с едой.
- Ну и кто у нас самый запасливый? – Распечатываю упаковку пластиковых тарелок, вилок, стаканчиков, раздавая все дамам.
- У нас есть салат, бутеры, минералка… Все пьют минералку. А чего вы тут сидите? – Спрашиваю еще раз, все же надеясь на то, что нашу палатку не обнюхивает четвероногий мохнатый. Воспоминания о воришках уже испарились из моей головы и настроение снова было прекрасным. Вот только капли, уже громко и четко барабанившие по крыше оповещали о том, что радоваться нам пока нечему. Очередной раскат грома, яростный, напористый, словно рык раскатился по лесу и заставил меня вздрогнуть.
- Как то мы неудачно поехали, да?
Если вспомнить ту нашу поездку пятилетней давности, то все было еще более неудачно, и этот дождь, он словно преследовал нас.
Разложив по тарелкам «Цезарь», налив в стаканы минеральной воды, не обращая внимания на раскаты грома я принялся ковырять пластмассовой вилкой в наше скромном ужине. А вот мясо, после того, как час простоит в пресной дождевой воде уже вряд ли будет пригодно для употребления внутрь.
- Думаете, шашлыки мы все же отведаем? – Это означало, что если да, я спасу ведро, а если нет… то и черт с ни. Выползать и мокнуть мне совсем не хотелось.
- А может быть мы все же поедем домой? – Конечно, можно ночевать в палатке на холодной земле, но Бруше в ее положении это не рекомендуется, а Джоан маленькая и может заболеть, по факту спать в палатке без ущерба заболеть мог только я. Но давить нельзя, иначе не поедут же.
- Дома тело, уютно, есть камин, а тут лес и сыро, смотрите, время еще не такое уж и позднее, мы за два часа бы доехали. И в следующий раз надо смотреть погоду в интернете. Бруш, ты говорила будет ясно… что-то не пока ни черта не ясно. – Наш смех заполняет палатку.
- Джо, у меня еще есть молоко и бутерброд с капустой, хочешь? – После шоколадки это блюдо для ребенка вряд ли будет выглядеть заманчивым, но мое дело предложить и лелеять мечту о том, что засыпать я буду в теплой кровати в обнимку с любимой женщиной, а не на промозглом брезентовом полу в обнимку со спальным мешком.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Куда идем мы с пяточком? На остановку за бычком!