Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Мама сказала, что мой папа доктор, вы очень похожи на него.


Мама сказала, что мой папа доктор, вы очень похожи на него.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Stephen Forestier и  Mia Monrose
Место: Детский садик
Время: Будущее на 4,5 года вперёд
Время суток: после дневного сна
Погодные условия: осенние
О флештайме: Иногда жизнь разводит людей по разным уголкам земного шара, но если судьба этих двух человечков должна пересечься, то это непременно произойдет в самый нужный момент, когда ты уже и не мечтаешь о помощи.
Ещё ни разу с Мией не случались приступы вдали от дома, но всё, когда-то бывает в первые. К счастью для девочки и медперсонала, в садик заехал тот самый доктор, который спас малютку при рождении и тот, о котором столько слышала малютка от мамочки. Неужели Мия наконец познакомиться со своим папочкой?

+1

2

Вольфганг Амадей Моцарт – Симфония сердца
внешний вид

2 октября. 7 часов 30 минут утра. Гостиничный номер 353. Сакраменто.

Как тихо сейчас в нашем доме и как печально. Когда я вернулся из больницы, где провёл сложную операцию, сиделка ещё не ушла. Сейчас я сижу у изголовья спящей мамы. Хорошо, что у меня есть возможность провести эту ночь рядом с ней. Когда я отсутствую, за мамой присматривает сиделка. Она приходила и этим вечером... Невзирая на юный возраст, Ханна - добросовестная и рассудительная девушка, и в случае трудностей она не растеряется и сумеет оказать неотложную медицинскую помощь. Меня пугает другое. Мама всё ближе и ближе к бездонной пропасти, в которой исчезают все окончившие свой жизненный путь. Как тяжело видеть, как она угасает... Иногда я отказываюсь верить своим глазам - неужели это моя мама? Мама, которая поддерживала и утешала меня все эти годы? С тех пор как не стало Мадлен (подумать только, неужели ей было бы сейчас тридцать лет? Столько времени прошло, а рана в моей душе так и не заживает), мы с мамой особенно остро ощутили, насколько мы близки и нуждаемся друг в друге. Мы двое - это всё, что осталось от нашей прежней семьи. Мы и малыш Кристиан, который всё так же беспечно скитается по дому и периодически спрашивает меня о тёте, оставшейся далеко-далеко, в Сакраменто... Я рассказал о ней и матери. Она держалась мужественно, понимая всю необходимость Кристиана в матери. Насколько легче мне было бы сейчас, окажись рядом отец. Мне было бы на кого опереться и у кого спросить совета... Но сейчас я сижу у постели умирающей матери и с молчаливой болью в глазах смотрю на неё. Сегодня её глаза и щёки кажутся мне ещё более впалыми, несомненно, это вызвано обезвоживанием организма. Её боли сделались невыносимыми, и я, будучи не в силах слышать её стоны, ввёл ей морфий. Теперь она успокоилась и заснула... Сам я почти не сплю. Я не раз подумывал над тем, чтобы прибегнуть к морфию, но меня удерживает опасность привыкнуть к нему. Вдобавок, морфий затуманивает голову и притупляет чувства, а мне всегда нужно быть начеку и сохранять ясность ума. Да, о крепком, спокойном сне я могу лишь мечтать.
- Стефан... - совсем близко от меня раздался знакомый голос. Я поднял глаза, оторвав тяжёлый взгляд от пола. Мама проснулась и смотрела на меня. Она смотрела не отрываясь, будто видела меня впервые и хотела запомнить каждую черточку моего лица. Кусая губы от боли, наступившей после окончания сна, она протянула мне высохшую от болезни руку, жестом подозвав меня ближе.
- Да, мама... я здесь - я тихо сел ближе к ней, склонившись над её лицом и проведя ладонью по седым, но сохранившим свою мягкость волосам. Какими красивыми были эти волосы во времена моего детства... Блестящие золотые локоны, падающие на плечи и обрамляющие красивое лицо мамы. Что с ними стало теперь... Они угасли, как угасает в ней жизнь. На моих глазах снова появились слёзы, и я отвернулся. Не хочу, чтобы мама их видела. Из её горла вырывается сдавленный стон... Неужели это никогда не кончится.
- Помоги мне - едва слышно стонет она и хватается рукой за край покрывало. Сжимает зубы, корчась от боли, снова и снова просит о помощи... Морфий уже не помогает, маме всё труднее заснуть даже при больших его дозах. Она умирает... Моя мать умирает. Я встал, закрыв лицо ладонями и отойдя к окну. Я не могу помочь ей. В бессилии я рыдаю как маленький ребёнок. Я ничего не могу сделать. Ничего. В какой-то момент я перестаю воспринимать окружающий меня мир... И только тихие "Помоги мне" доносятся до моего слуха...

Я резко открыл глаза. Моё лицо вспыхнуло жаром, будто вместо воздуха передо мной плясали языки пламени. Сон... Очередной сон. Снова я вернулся на четыре года назад, в тот вечер, когда моя мать навсегда покинула этот мир. Тяжело дыша, я сел на постели... Почти пять лет прошло с тех печальных событий, я всё ещё не могу избавиться от тягостных и мрачных воспоминаний. Я остался один. Теперь кроме Кристиана, который остался в Вашингтоне с няней, у меня нет никого. Я один. Один. Вечный скиталец, странник, ищущий приют в чужих душах и не находящий его. Я - Стефан Форестье... В прошлом знаменитый врач, спасавший разумы и жизни. Что стало со мной теперь? Хватаясь за спинку стоящего рядом кресла, я с трудом встаю. Моя хромота всё ещё не прошла, я продолжаю хромать на левую ногу как и когда-то в детстве. Только теперь это едва ли заметно. Иду в ванную... Капли ледяной воды, коснувшиеся моего лица, медленно возвращают меня в эту реальность, избавляют от сна, от печальных грёз, притупляют боль, делают её прозрачной, создают иллюзию покоя. Так начинается каждое моё утро. Вытираю лицо мягким полотенцем и теперь я смотрю на своё отражение в большом зеркале. На меня смотрит заметно постаревший мужчина... Всё такие же ярко-зелёные, но уже давно потухшие глаза, затуманенный болью взгляд, сеть морщин вокруг глаз, поседевшие виски... Что с тобой стало, доктор? Теперь я не доктор... Никак не могу избавиться от привычки называть себя так. После смерти мамы я оставил медицинскую практику. Точнее - после того, как я не смог спасти её. Теперь я профессор. Да, профессор Форестье, хотя многие мои студенты всё ещё обращаются ко мне со словом "Доктор". Теперь  я другой человек... Стефан Форестье, улыбающийся свои пациентам, умер почти пять лет назад.
Я снова здесь. В городе, изменившим мою жизнь. Здесь, в Сакраменто, где когда-то родилась моя надежда на новую жизнь. Здесь я встретил Венеру. Эта девушка прикоснулась к моему сердцу, которое казалось мне каменным. Здесь я оставил её. Наша история оказалась слишком короткой, чтобы иметь возможность закончиться счастливо. Нет, я не должен думать об этом. Она счастлива, она начала новую жизнь... Моя тень не должна коснуться её снова. Вот кто я - бледная тень, снующая по этому миру. Не хочу думать об этом. Через пару дней я уеду отсюда, забрав с собой новые воспоминания. Как там мой мальчик... Кристиан подрос и стал таким проказником, что няня едва справляется с ним. Этой осень он пошёл в школу. Боже, как же я горжусь им, своим маленьким мальчиком. Ему стало значительно легче... Постепенно болезнь отступает, и мой сын может жить как другие мальчишки, даже играть с ними в футбол. Хотя я всё ещё тревожусь за него. Кроме него у меня ничего нет... Кроме него и воспоминаний о Венере и малышки Мие...

Полдень. Детский сад. Кабинет директора.

- Чёрт возьми, это же... Форестье! Стефан, неужели это ты?
Радостный блеск в глазах Николаса Дрюона угас, едва он подошёл ко мне ближе. Мой давний друг и товарищ... Всё такой же, ничуть не изменился. Я стоял в дверном проёме его кабинета и ловил на себе его шокированный взгляд.
- Это правда ты? - с опасной переспросил он, сделав шаг вперёд. Я кивнул  и слегка улыбнулся. Должно быть, его повергло в смятение то, как я изменился за эти годы и как постарел.
- Это я, Ник - окончательно развеял я его сомнения и уже через пару секунд ощущал крепкие объятья друга. Да, он вовсе не изменился. Всё такой же импульсивный и полностью погружённый в своё дело. Это всегда восхищало меня. Не имея ни жены, ни ребёнка он организовал детский сад, чтобы наблюдать за тем, как растут чужие малыши. Поразительное мужество. Что-то необычное привлекало меня в этом светловолосом мужчине с задорным, почти детским, блеском в глазах. Поэтому-то я и решил заехать к нему перед отъездом из Сакраменто. К тому же, однажды он оказал мне услугу.
- Ну рассказывай же! Как Будапешт? Я слышал, ты из доктора превратился в профессора?
Я сел напротив, наблюдая за Ником, который бросился заваривать кофе.
- Да... Я читаю лекции по клинической медицине в университете. Когда я был доктором, было не так тяжело. Лекций столько, что голова идёт кругом... А так... Всё по прежнему. Ты же знаешь, мама умерла, и я...
- Да, я слышал о бедняжке - подхватил меня Ник, поняв, что эти слова даются мне с большим трудом - Она обрела покой, Стефан. Теперь всё позади. Тебе нужно начать новую жизнь.
"Новая жизнь" в понятии Дрюона ассоциировалась, как правило, с женитьбой. По крайней мере, так было раньше. Он искренне полагал, что только присутствие женщины в жизни мужчины способно начать новый этап в его жизни. Я был согласен с ним. Отчасти.
- Да и Кристиану нужна мать! - подтвердил он мои догадки. Я улыбнулся и печально кивнул. Не думаю, что он надеется на вразумительный ответ от меня. Он часто называл меня "одиночкой", "супер-героем", который взвалил на свои плечи беды всего мира, забыв о себе. Может быть он и прав. Не знаю. Не хочу думать об этом. Снова воспоминания охватывают меня и мешают дышать. Делаю глоток горячего кофе, и кажется, мне становится немного лучше.
- Как Кристиан?
- Пошёл в школу. Он так быстро вырос, я и сам не заметил... - снова улыбаюсь, чувствуя прилив гордости, и снова делаю глоток кофе. Мы долго говорим, обсуждая, кажется, всё на свете. Только сейчас, говоря с ним, я понимаю, как скучал всё это время, как мне не хватало наших содержательных бесед о жизни, о судьбе и чувствах. Мне не хватало друга рядом с собой. Сейчас я обрёл его, но не надолго.
- Пойдём, я покажу тебе здание. У нас тут так много малышей...
Я кивнул. Отставив чашку в сторону, я встал и оправился. Боль отозвалась в ноге, но быстро прошла. Следом за Ником я вышел в просторный холл. Нас ожидала экскурсия по детскому саду, который Дрюон построил на свои собственные деньги много лет назад. С каким упоением он рассказывал мне  о последних новостях, о том, что он собирается сделать в том или ином помещении! Он жил только этим, как и я жил когда-то своей работой. Мы медленно идём по залу, вокруг которого бегают толпы малышей. Бегут, кричат и смеются, маленькие ангелы... Жаль, что Кристиан не мог ходить в детский сад из-за своей болезни. Я на секунду представил, каким он был бы, будь всё иначе. Счастливым, как эти дети... беспечным. Здесь, в Сакраменто, мне не хватает его. Я смотрю на этих счастливых малышей,  и моё сердце наполняется светлой грустью.

+3

3

Миа всегда своеобразно относилась к детскому садику и походам в него. С одной стороны она любила общаться и играть своими ровесниками, она любила чувствовать себя такой же как все, делать то, что и все, а не по указанию мамы, что можно им что нельзя. Ей нравилась её воспитательница и вообще в садике было так здорово и интересно.
С другой же стороны там была такая невкусная каша и супчики, а ещё нужно было обязательно ложиться спать в одно и то же время, и самое главное рядышком не было самого дорогого, самого любимого человечка - её дорогой мамочки, которую малышка безумно любила.
К радости Монросе младшая не так часто ходила в садик, всего 2-3 раза в неделю, в те дни, когда мамочка ездила к себе на работку, а в остальное время они всегда всегда были вместе, довольны и счастливы. Сегодня был именно такой день, а точнее четверг, когда Мии просто необходимо было пойти в сад. Ещё с вечера девочка приготовила красивое бирюзовое платье  в котором пойдёт в садик, а также уложила в рюкзачок своего любимого серенького мишку и сменную одежду на всякий случай, а именно футболочку и шортики и только после этого легла баиньки.
С утра настроение малышки явно ухудшилось, она всегда с трудом просыпалась в 7 утра, но сегодня ребёнок раскапризничалась ни на шутку, она словно чувствовала, что сегодня ей не стоит идти в сад, чувствовала, что произойдёт что-то плохое, что весь день пойдёт наперекосяк. Миа прижималась к подушка, а когда мама стащила её с кровати так вообще расплакалась на взрыв и сказала мамочке заикаясь, что боится идти в садик, что хочет только с нею, но Венере было просто необходимо поехать в отель, поэтому она одела дочку и отвезла в заведение для малышей.
Пока мамочка, я тебя люблю.
По приезду в садик, девочка более менее развеялась и даже забыла об утренних переживаниях, она вместе с другими ребятишками носились по кабинету играя в догонялки, после в прятки во много других различных игр. Миа всегда любила побегать и попрыгать, для того, чтобы выпустить свой пар.
Ровно в 12 часов, всех детишек группы "Василёк" усадили за столики и поставили перед каждым и каждой рисовую кашку, от запаха которой у Монросе младшей сморщился носик, но рядом все её кушали, и поэтому девочка также начала есть эту странную консистенцию.
После обеда, всех детишек уложили на их кроватки и стали читать сказку. К удивлению воспитательницы, Миа уснула практически моментально, даже самая первая, хотя обычно всегда была последней или же просто не спала а смотрела в потолок.
Девочке снились, очень странные сны, сначала зверьки, а после, что-то тёмное и страшное, отчего малютка тут же проснулась и испуганно начала смотреть по сторонам, пытаясь понять, где она и что происходит вокруг и куда испарилась её мамочка.
Мама, мамочка.. Мама - посмотрев по сторонам девочка увидела лишь голые белые стены вокруг, она снова была одна, одна в помещении, без окон и дверей, там не было ничего, совсем ничего, лишь маленькая девочка посреди замкнутого пространства.
Настолько испугавшись, что её могут бросить и она останется здесь навсегда, Миа начала очень тяжело дышать, ей совсем не хватало воздуха, а белые стенки всё сближались и сближались, девочка испуганно закричала продолжая хватать ротиком воздух, и не понимала, где же она оказалась..
Миа, девочка, проснись, но проснись, же... - Вот уже около 10 минут воспитательница пыталась разбудить плачущую и кричащую во мне девочку, все малыши проснулись под эти крики, но только не малютка Монросе, она лежала с закрытыми глазками в своей кроватке и вертела во все стороны, тяжело втягивая в себя воздух...
Послав нянечку в кабинет директора Садика, воспитательница начала трясти малютку, чтобы разбудить её, но девочка не собиралась возвращаться из своего кошмарного сна, словно её что-то удерживало внутри него, а дыхание у ребёнка становилось всё менее и менее разборчивым, крики смешивались с тяжёлыми вздохами, и наконец девочка открыла глаза, но вместо того, чтобы прийти в себя и отойти от кошмарного сна, она громко закричала глядаъя на воспитательницу и выравшись из её рук отбежала в сторону испуганно озираясь по сторонам и жадно хватая воздух..
Ма-ма-ма-ма-ма-ма - закатывая глазки Миа, испуганно ловила последние струйки воздуха, но сё было тщетно, её лёгкие не получали кислорода...
Мамочка, где моя мамочка, Только мамочка знает, как помочь мне и ещё папочка, но его нету, совсем нету...

Нянечка вбежала в кабинет  директора без стука, и с расширенными глазами уставилась на директора садика, не обращая никакого внимания на гостя.
Николас, там девочки из Василька плохо, кажется у неё припадок, с ней никогда такое раньше не происходило...

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Мама сказала, что мой папа доктор, вы очень похожи на него.