vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » When I first met you


When I first met you

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Виторре и Анна.
Место: Дорога.
Время: Примерно шесть утра.
Время суток: Ранее утро.
Погодные условия: Светит солнце, на улице очень тепло.
О флештайме: Раннее утро. Солнышко светит. Птички поют. И посреди всей этой красоты на дороге стоит девушка. А в нескольких метрах от нее - машина, которая никак не может затормозить.

+1

2

Одета

http://uploads.ru/i/I/5/2/I52a7.jpg

- Хэй, Брэнда! – крикнула Анна, - Чудесная вечеринка!
Черноволосая Брэнда, кажется, уже не могла адекватно оценивать реальность, она лишь вяло кивнула вслед уходящей подруге и захлопнула дверь.
Анна закрыла за собой низенькую калитку, покачалась пару секунд около нее. Вечеринка удалась.
Брэнда Бруни, знаменитая тусовщица, закатывала пати по поводу… а, кто его знает, просто Брэнде захотелось оттянуться. На вечеринку был приглашен, кажется, весь квартал. Выпивка лилась рекой, шумная музыка, куча народа, в общем, было весело. Анна приехала к середине вечеринки. Самое благодатное время: выпивки еще осталось море, но люди уже не способны обсуждать тебя и твоего спутника, из-за алкоголя, который бродит в их крови. Хотя к чести Анны стоит сказать, что она прибыла одна.
Это было в десять вечера. А вот сейчас, в шесть утра, когда люди еще спят вповалку по всему дому, Симони захотелось уйти. Ей вдруг стало противно находиться здесь, когда вокруг одни пьяные рожи. Сама Анна была пьяна, но не настолько, чтобы не суметь встать прямо. Короче, Симони решила уйти отсюда, и поскорее.
Поцеловав малознакомую Брэнду в щеку, помахав рукой какому-то красавчику, который лапал ее весь вечер, Анна наконец покинула гостеприимный дом. И вот теперь она стояла на тротуаре,  держалась за калитку и судорожно размышляла: в какую же сторону надо идти, чтобы дойти до дома?
Палермо никогда не был огромным городом, сегодня же, в субботу, 13-ого числа, ранним утром на дорогах было пусто. Город еще дремал, пребывая в сладкой неге. Солнце ярко освещало улицы, слепило глаза, а в траве поблескивали капельки росы. Симони благодатно улыбнулась, подставив лицо солнцу, потом оторвалась наконец от калитки.  Сделала пару шагов, обтянула короткое розовое платье и сбросила босоножки. «И угораздило же меня надеть шпильки!» - рассерженно подумала она, подхватывая баретки.
Вспомнив наконец, что дом находится позади нее, Анна развернулась и медленно побрела вперед. В голове крутились тяжелые мысли. Сейчас родители увидят, в каком состоянии Анна пришла домой. Папочка и мамочка были ханжами, да еще какими: не гуляй, учи уроки, не смей возвращаться поздно, надень юбку нормальной длины! А Анне хотелось развлечений, и потом, если ноги красивые, то почему бы не надеть мини? Когда же такие юбки еще носить, в девяносто лет, что ли?
Размышления медленно перетекли к работе. Анна устроилась подрабатывать в бар, официанткам платят всего ничего, но ведь лучше, чем сидеть без дела?
Асфальт был приятно теплым, он грел ступни. Анна даже не смотрела под ноги – в Палермо царила такая чистота, что нельзя было  представить осколки на дороге. 
Внезапно Симони заметила на другой стороне котенка. Серенький комочек меха гонялся за бабочкой.
- Котенька, - умилилась Анна и, взлохматив блондинистую шевелюру, бросилась на другую сторону.
Когда она была уже на середине дороги, послышался странный звук. Волосы упали на глаза, и Анна потеряла драгоценные секунды, чтобы отбросить их. Она увидела огромную машину, черную и блестящую: ее бока словно лоснились на солнце. Анна взвизгнула. Махина летела прямо на нее, не сбавляя скорости и отчаянно сигналя.  Анна бы вряд ли успела отойти в сторону, да и в минуту опасности ее голову заволокло туманом, и Симони только смотрела, как машина приближается.
Котенок был забыт. Анна зажмурилась, наклонила голову вниз. «Только бы не больно!»

+1

3

Обычно в это время суток Виторре только просыпался и собирался на работу, но вчера была пятница, вместе со своими друзями он отправился в бар, чтобы отметить двадцать седьмой день рождения своего приятеля Гастона. С этим мужчиной они познакомились в университете и в будущем часто проводили досуг вместе. Совсем недавно он расстался со своей пассией Дженифер, двадцатипятилетней латиноамериканкой, покорившей его своим умением танцевать и улыбкой, но два года отношений - и эта девушка наскучила ему, пришлось нести всякий бред о том, что они не сошлись характером. Джей дала ему пощечинну, плеснула в лицо вином и более не беспокоила, он же, стараясь забыть неприятный инцидент, отправился с друзьями в бар. Донато не был любителем выпить, поэтому глотнув немного виски, отавшийся вечер и ночь он провел в компании каких-то девиц, развлекая их анекдотами и выдуманными историями. Под утро бар закрывался и в шесть часов их любезно пригласили на выход. Взяв номер телефона у какой то огненно рыжей красотки, он помахал ей рукой, садясь в свое авто. BMW была его первой серьезной покупкой, Виторре являлся вполне состоятельным мужчиной с некоторых пор, поэтому стайки молодых девиц регулярно вели охоту. Нищета и бедность позади, а вот нрав парня из бедного квартала сохранился, мужчина вовсе не стал заевшимся холеным мажером, тянущим слова на манер геев-дизайнеров.
Взъерошив волосы рукой, он положил руки на руль и задумался: куда теперь ехать? Домой, спать? Настроение для этого слишком взвинчанное. Продолжать развлекаться? Уже не с кем. Решив, что возьмет курс в сторону дома, шатен зовел мотор, послушная машина мерно покатила по асфальтированной дороге, постепенно набирая скорость.
Стрелка спидометра вздрагивала, 110 км/час, но полиция с утра, еще и в субботу, явно дремлет, можно не опасаться, да и свободного времени у него вагон, остановят - оно и к лучшему, будет с кем поболтать.
Закрыв глаза, он представил, как отдыхает на Мальдивах, на песчаном берегу, один... Никаких телок, никаких друзей, только он, море и коктейли. Когда его веки снова открылись, он увидел девушку, стоящую посередине дороге, она вскрикнула, зажмурилась, наклонилась, ой!
До нее оставались считанные метры, машина не успеет затормозить! Мужчина отчаянно жал на педаль тормоза, колеса заскрипели по асфальту.
- Идиотка, чего ты стоишь, убирайся! Вот мерзавка! - заорал Виторре, понимая, что столкновение неизбежно, она даже не собирается уходить!
Резко вывернув руль, он сдал вправо, однако тело Симони мощно стукнулось об капот, оседая на дорогу.
Вот больная, зачем кончать с собой именно под колесами моей машины?! Вот стерва!
Решив, что незнакомка мертва, он хотел просто скрыться с места преступления, свидетелей нет, никто ничего не видит, но выглянув из окна, он увидел, что тело пошевелилось. Кажется, девушка ощупывала асфальт и хотела встать.
Мысленно выругавшись и ударив рукой по рулю, он вышел из салон, садясь около девицы и убирая волосы с ее лица.
- Тебе жить надоело? Совсем с ума сошла? Ты хоть знаешь, что творишь? - Сначала у него было желание плюнуть на эту больную, объехать и катится по своим делам, от Симони несло алкоголем, было видно невооруженным глазом, что она пьяна, но блондинка открыла свои большие, потерянные и испуганные глаза, и Виторре стало жаль дурочку.
- Ты в порядке? Давай отвезу тебя в больницу. Ты помнишь, где ты живешь? - Он поднял девушку на руки, намереваясь отнести в салон, но понял, что зря, у нее может быть перелом. Не придумав ничего лучше, он уложил ее обратно на дорогу. Человека за свои 27 он сбил впервые, поэтому действовал чисто машинально, даже испугаться толком не успел.

+1

4

Все, что успела Симони – испугаться до смерти. Вся жизнь, надо сказать, не такая уж длинная, пронеслась перед глазами, стало тяжело дышать, ноги будто парализовало. Алкоголь из головы вымело начисто, так что блондинка приготовилась умирать трезвой.
Анна почувствовала удар, зажмурилась, даже закрыла лицо руками, как в детстве. Все произошло в считанные секунды, она даже боли не почувствовала.
Только удар! и в следующую минуту Анна, как пушинка, летит над тротуаром и приземляется на теплый асфальт, хорошенько приложившись лбом и локтем.
Мыслей в голове почти не было. Точнее, Анна лежала на земле с закрытыми глазами и боялась их открыть. Вдруг, она уже умерла? В смысле, ну, никто же не знает, больно ли умирать. Вдруг, Анна уже…того?
И только когда рассерженный мужской голос спросил, что же она, Анна о себе думает, и кто-то аккуратно убрал волосы с лица девушки, она распахнула глаза.
В первую секунду ее затопило счастье. Вот радость то, она жива! Солнце все так же ярко сияло на небе, птички пели, легкий ветерок шевелил белые кудряшки – идиллия! Анна чуть не захлебнулась восхищением. Страх прошел.
А потом она все же обратила внимание на того, кто навис над ней тенью. Сначала мужчина поднял ее на руки, затем внезапно опустил обратно на асфальт.
Он был красив. О даа, он был не этой слащавой красотой, от которой так тащатся девочки ее возраста. Сразу было видно, что он – настоящий мужчина, ну Вы понимаете. Высокий, насколько могла уловить Анна, темноволосый, с красивыми глазами и наверняка обаятельной улыбкой. Впрочем, сейчас мужчина, кажется, сердился.
Анна оперлась локтями на асфальт и попыталась встать. Резкая боль пронзила левый локоть, девушка тихо охнула и приняла наконец, вертикальное положение. Она потерла локоть, уставилась на мужчину. Знакомое лицо, кажется, она его знает… Впрочем, Палермо – не мегаполис, вполне возможно, они встречались.
-  Э-э, да. Я в порядке. Не надо в больницу, - покачала головой Анна, все еще натирая локоть. Болел он нещадно, но вроде на перелом не похоже, значит, обычный ушиб, который пройдет, как только приложишь лед.
Анна протянула руку, попросила:
- Пожалуйста, помогите мне встать.
Когда девушка оказалась на ногах, она заметила, что туфли ее куда-то пропали. Те самые шпильки, что она несла в руках, кажется, отлетели куда-то от удара, и теперь валялись незнамо где. Несмотря на всю абсурдность ситуации, несмотря на то, что хотелось вопить: «Ты же чуть не убил меня! С какой стати ты носишься, будто оглашенный!», несмотря на больной локоть и порванное на бедре платье, Анна фыркнула, зажала рот ладошкой, чтобы не расхохотаться и выдавила:
- Кажется, я потеряла свои туфли!
Это все стресс, все таки, Симони перепугалась, да еще как. А теперь вот таким вот образом он выходит наружу, этот самый стресс.
Блондинка открыто посмотрела на мужчину и сказала:
- Я помню, где живу. Тут недалеко, думаю, я смогу дойти туда. Без туфлей.
И Анна рассмеялась, она просто не смогла больше себя сдерживать.

+1

5

Не успел он помочь незнакомке подняться с асфальта, все еще не нарадуясь, что все обошлось, как та разразилась громким смехом. Виторре почувствовал, как  внутри него поднимается волна. Нет, стойте, цунами из позитивных эмоций. Что это? Пережитки стресса? Или его так смешит босоногая блондиночка в розовом платье? Просмеявшись, он серьезно посмотрел на Анну.
- Это ты только что намекнула, что я должен тебя проводить? - Нет, Донато, конечно, никуда не спешил в это утро суботнего дня, да и девчонка под колеса прыгнула весьма симпатичная, фигуристая, с невероятно красивыми пухлыми губами, куколка да и только.
- Знаешь что? - Он засунул руки в карманы брюк, смотря в глаза Симони. - Я, конечно, тебя провожу, чтобы убедиться, что ты не прыгнешшь под колеса следующему автомобилю, но! Мне кажется, ты потеряла еще что-то... Идеи? - Ну да, он явно намекал, что голову свою вместе с содержимым Аня тоже оставила на вечеринке.
- Виторре, предприниматель, лихач и просто хороший человек, - Вообще на счет "предприниматель" и "хороший человек" он явно преукрасил, представляясь девушке.
- Ты идти сможешь? - Он огляделся в поисках обуток этой ненормальной, но на горизонте не было ни сандалей, ни балеток ни прочей женской обуви. Ну ладно, сама виновата.
Яркое летнее солнце освещало золотистую копну волос Симони, она улыбалась, словно ласковый котенок, и казалось, уже окончательно поняла, что жива. Он тоже чему-то улыбался, наверно тому, что не стал убийцей и более того, спас человеческую жизнь.
Да... Это были те незапамятные времена, когда будущий босс мафиозной структуры, властный и влиятельный мистер Донато был еще открым, добрым и простым парнем. Впрочем, в душе он всегда останется таким, каким видели его жители Палермо: в джинсах, расстегнутой рубашке, со взъерошенными волосами и широкой улыбкой. И пусть у него было много девушек и не самые хорошие отметки в институте, у него было желание жить, любить эту жизнь и трудолюбие. Именно благодаря своей смекалке и упорству он пойдет далеко... Но это потом. Пока же они просто парочка, столкнувшаяся суботним утром в небольшом итальянском городке.
- Садись в машину, если не боишься, - Он подмигнул блондинке, садясь за руль и включая магнитолу. Из динамиков полилась ритмичная, но в то же время удивительно нежная и солнечная мелодия, Анна Симони села на пассажирское, BMW тронулось, вот только проехав метров тридцать, автомобиль раздраженно фыркнул и резко остановился, так, что шатен впечатался грудью в руль.
- Вот черт, совсем сдурела. Не ты, она. - мужчина кивнул на руль, закатывая рукава рубашки.
- Ты все еще готова идти пешком? - Сладких голос Джей Ло, звучавший в салоне, призывал согласиться.

+1

6

- Это ты только что намекнула, что я должен тебя проводить?
- Ой, нет, что ты, - сконфуженно пробормотала Анна, отсмеявшись. Она сама не заметила, как легко перешла на  «ты» с этим парнем. Очень симпатичным парнем.
- А впрочем, да. Именно на это я и намекнула, - широко улыбнулась Симони.  Парень ей понравился, а поскольку он так быстро перестал на нее сердиться, Анна сделала вывод, что и она ему пришлась по душе. Раз так, почему бы не познакомиться с ним поближе?
А тот, тем временем, сообщил, что таки проводит ее, безалаберную дурочку, до дома, а потом спросил, не потеряла ли она что-нибудь еще. Анна торопливо проверила уши, в которых болтались сережки с горным хрусталем – они были вовсе не дорогими, но передавались в семье из поколения в поколение, и Анне очень бы их не хотелось потерять.
Поняв, однако, что мужчина пошутил, Анна облегченно разулыбалась:
- Ох, не знаю даже. Мне кажется, я забыла у подруги голову.
Вообще, конечно, не стоило много пить.. Анна и немного выпила, но  тем не менее, наверняка парень заметил, что она не совсем трезвая. Поэтому Анна прижала руку к щеке и кивнула:
- А я Анна Симони. Можно просто Аня. Я потеряла туфли.
Вновь хмыкнув, Анна босиком прошлепала к машине Виторре, по пути дерзко улыбнувшись:
- Я не из пугливых.
Виторре уселся рядом, включил музыку. Анна улыбнулась. Оу, это же Лопез? Песня красивая, а главное…хм, выкинув дурацкие мысли из головы, Анна устроилась поудобнее и принялась разглядывать салон. Видно, у Виторре водились деньги, если он купил такую машину: шикарный кожаный салон, дорогая приборная панель, да и сама машина вообще-то, недешево стоила.
От созерцания машины Анна медленно перешла к изучению своего нового знакомого. Она осматривала его с той наивной беспардонностью, которая присуща маленьким детям и пьяным девушкам. Хотя к чести Анны следует сказать, что она была уже почти не пьяна.
Анна внимательно осмотрела Виторре, запоминая каждую черточку его лица, его темные смеющиеся глаза, властный подбородок, четко очерченные губы… Симони услышала смешок и поспешно перевела взгляд на дорогу; кажется, Виторре заметил, как беззастенчиво Анна на него пялилась.
Однако через минуту у парня появились другие проблемы, машина внезапно встала, Анну бросило на приборную панель, и только то, что она выставила руки перед собой, спасло ее от неминуемого удара.
Вообще, сказать честно, Анна не разбиралась в технических штучках и не знала, что случилось с машиной нового знакомого. Но на предложение пройтись пешком Симони ответила положительно,, открыла дверь и, как была босиком, выпрыгнула на мостовую.
- Нам туда, по правде сказать, идти достаточно долго, но не страшно? – спросила Анна, улыбнувшись, и первая зашагала вперед:
- Честно сказать, я очень извиняюсь за этот дурацкий случай. Обычно я благоразумна и на дороге не веду себя глупо.
Анна обернулась, посмотрела на Виторре взглядом, полным раскаяния, а потом весело пошла вперед, шлепая босыми пятками по мостовой.

+1

7

- Нам туда, по правде сказать, идти достаточно долго, но не страшно? - Ему? Страшно? Да вы шутите, казалось, Виторре был до такой степени беззаботным парнем, что даже пугаться во время забывал. Аня не страшная, на улице светло, дел на ближайший час нет, чего же ему бояться? Долгой дороги? Да бросьте вы, мы не из хилого десятка, и не в такие походы ходили, и компании были менее приятные. Да и почему бы не воспользоваться ситуацией и не познакомится с девушкой поближе? После ее бессовестных взглядов в машине эта идея показалась Донато очень удачной.
- Честно сказать, я очень извиняюсь за этот дурацкий случай. Обычно я благоразумна и на дороге не веду себя глупо.
- Какая жалость, - Он иронично покачал головой, смеясь. - Мне больше по душе сумасбродные и глупые девицы, но если ты дашь мне шанс, о прекрасная блондинка, кинувшаясь под колеса моего авто, я к тебе присмотрюсь. - Ну да, его последний роман не так давно был закончен, надежды разрушены, сердце разбито... Утрирую, конечно, но факт в том, что этот мужчина на сей момент свободен как птица в полете.
Подставляя лицо пылающему солнцу, пара шагала по мостовой, Аня босиком, Виторре в своих шлепках. Лето все таки. Конечно, он как порядочный мужчина предложил бы ей свою обувь, но размерчик их ног явно не совпадал, так что пусть шлепает босыми ногами по дороге.
- Где это ты так хорошо повесилилась? День рождения подруги? - Вопросы, вопросы... Банальные весьма, но не молчать же, хотелось если уж проводишь время с красивой пухлогубой девушкой, то проводить его не даром.
За коротким разговором они добрели до дома Симони, он был обычным, коих в Палермо на каждом шагу, ни бедный, не сильно богатый, обычный среднестатистический дом. Он остановился у калитки, вставая напротив Анны и глядя в ее карие, глубокие глаза.
- Был рад знакомству, будь осторожнее, меньше пей и не прыгай под колеса машин, договорились? - Дав напутствие, как ему казалось, маленькой и несмышленой девчонке, он хотел уже развернуться и уйти, но передумал, снова обращаясь к итальянке:
- Может, дашь мне свой номер телефона, чтобы я смог позвонить и убедиться, что ты не натворишь глупостей вновь?
Вообще, Виторре не был тем человеком, который просит номер у каждой встречной-поперечной короткой юбки, но коли уж она так пристально пялилась на него, а он одинок, не случиться ничего страшного, ну захочет - позвонит, а нет, забудет и будет жить дальше.

+1

8

Солнце медленно понимается, озаряет все вокруг своим теплом. Просыпаются люди, поют птицы, порхают бабочки. Идиллия. И посреди всего этого великолепия по пустынной дороге бредет парочка: девушка в коротком розовом платье, босиком, она трясет своими белыми кудряшками и смеется, и парень, очень привлекательный, он тоже улыбается и совсем уже не злится.  Это и правда весело.
- Но если ты дашь мне шанс, о прекрасная блондинка…
- Все, что угодно.
Анна заливается смехом, Виторре мыкает, парочка бредет дальше. Никогда еще дорога до дома не казалась такой интересной и смешной.
Но вот и дом. Анна вздыхает, улыбается Виторре, стараясь скрыть разочарование от того, что ему придется уходить, возвращаться к машине, которую он бросил посреди дороги, а ей пора домой. И может так статься, что больше они никогда не увидятся. Эх, как же жаль…
- Может, дашь мне свой номер телефона, чтобы я смог позвонить и убедиться, что ты не натворишь глупостей вновь?
Внутри Анны все поет и пляшет, но она только мило улыбается и говорит:
- Я большая девочка, мне не нужен присмотр. Но номер я дам, конечно!
Анна называет номер, надеясь, что парень, который так ей понравился, его запомнит, а потом машет рукой:
- Мне пора! – и бежит по дорожке ко входу. Родители еще наверняка спят, да и незачем им видеть, с кем пришла домой Симони. Анна захлопывает дверь, потом оборачивается: дверь прозрачная, легко увидеть тех, кто стоит на улице. Она видит, как Виторре уходит вниз по улице. Внезапно он оборачивается и дерзко улыбается, а Анна от неожиданности, что ее застали, быстро падает на пол и прячется за огромной напольной вазой. Она не видит, что Виторре, который идет вниз по улице, улыбается.
- Где ты шлялась? Да еще в таком виде? – возмущенно спрашивает мама, которая уже стоит в бигудях и халате в дверном проеме.
Но Анна не отвечает, она бредет в свою комнату, а по лицу ее растекается блаженная улыбка…
***
На следующий день Анна, уже отоспавшаяся, без капли алкоголя в крови, гладко причесанная, выходила из дома. Сегодня весь день стояла жара, аномальная даже для Палермо. Градусник за окном показывал +23, светило солнце, а во дворе гуляли дети. И это 14-ого-то февраля! В день Святого Валентина!
Весь день Симони спала, проснулась она бодрой и отдохнувшей уже к семи вечера. Отец попросил занести какие-то бумаги в офис, а потом навестить тетю Миранду, которая жила неподалеку. А Анне очень хотелось прогуляться, после обильной попойки голова требовала свежего воздуха.
Поэтому Анна натянула на себя белое хлопчатобумажное платье, расчесала свои белые кудри и нацепила солнечные очки. Оранжевый блин уже опускался за горизонт, но глаза были немного подпухшие, поэтому блондинка и спрятала их за очками.
Торопливо чмокнув в щеку маму, помахав рукой папе, Анна вышла из дома, сжимая в руке папку с заветными документами. Вдохнула полной грудью легкий воздух, в голове сразу прояснилось. Настроение резко взлетело почти до небес, Анна широко улыбнулась. Кому? Улица была пустынна, но она широко улыбалась, когда открывала ворота и выходила на улицу.
Потом Анна оправила платье, тепло улыбнулась, вспомнив вчерашнего парня и бодро пошагала в сторону папиного офиса.

Вот так выгляжу

http://uploads.ru/i/Z/g/E/ZgEI4.jpg

И вот что нашла)))

http://uploads.ru/i/G/v/z/Gvzhj.jpg

+1

9

Воскресный день радовал теплой и солнечной погодой. Хотя наверное Донато больше радовали воспоминания о вчерашней веселой ночке. Нет-нет, он не вспоминал о том как один парень из его кампании перебрал лишнего, после чего вел себя не совсем адекватно, не вспоминал он так же и о том, как провел почти всю вечеринку наедине с какой то огненно-рыжей девицей, имя которой он так и не смог вспомнить на утро. В голове вертелось лишь одно имя. Имя той самой белокурой сумасшедшей, которую он чуть не сбил накануне.
В голове мужчины весь день крутилась одна и та же довольно безумная идея, а что если пригласить эту блондинку куда-нибудь? Ну а почему бы и нет? Девушка была действительно на редкость красивой, и хотя Виторре не очень жаловал блондинок, эта почему то врезалась ему в память. Все таки было в ней что то такое… манящее. Да и было просто любопытно посмотреть на Симони в трезвом состоянии. Она так же будет пожирать его глазами?
Тем не менее, Виторре набрал номер плутовки только ближе к вечеру. Ну сами понимаете, у такого человека как он, даже в выходные были весьма важные дела. Но на сегодня с работой было покончено, и мужчина медленно шагал по улице, терпеливо слушая длинные гудки на том проводе.
- Ты еще не натворила никаких очередных глупостей? -  услышав женский голос, Донато слегка улыбнулся, тут же вспоминая золотисто-зеленые глаза девушки. – Ушиб уже прошел? – Конечно, он заметил вчерашнюю попытку Ани скрыться от его взгляда и остаться незамеченной. – Как проходит праздник?
На самом деле шатену было глубоко все равно на то, как Симони проводит сегодняшний вечер, есть ли у нее какие-то планы на сегодня, одна ли она.
- Не хочешь составить мне компанию? – Кажется мужчина перебил девушку на полуслове, и та затихла, затем тут же смущенно соглашаясь и называя адрес, от куда ее можно было забрать. – Я надеюсь ты не страдаешь морской болезнью.
Донато быстро повесил трубку, в ответе он все равно не нуждался. Шатен быстро добрался до своей машины, и нажав на педаль быстро отправился к месту встречи. Вообще Виторре нельзя было назвать романтиком, нет, но почему то в такой день, в День Святого Валентина, мужчине вдруг захотелось провести хороший и приятный вечер. Но почему в спутницы он выбрал Симони, для него до сих пор оставалось загадкой. Наверное поэтому он так быстро гнал по дороге, каждый раз проскакивая на красный свет. Ему снова хотелось увидеть эту смешную девчонку.

+1

10

На город опускался вечер, окутывал легкой дымкой все кругом, рисовал причудливые тени на деревьях и домах. Как ни странно, людей на улице было сравнительно немного,  впрочем, вечером в феврале даже в такой жаркой стране, как Палермо, делать абсолютно нечего. 
Анна бодро выстукивала каблучками по мостовой, она то и дело придерживала шляпку, которую порывался унести ветер и размышляла о делах. «Пора бы перекраситься, - решила Анна, - Надоел белый». Разумеется, блондинкой от рождения Симони не была, у настоящих итальянцев, коими являлись ее родители, и не могло родиться светловолосой и голубоглазой девчушки. Да Анна и не была такой – у нее были яркие зеленые глаза, а цвет волос – тепло-каштановый. Просто девушка очень любила эксперименты над своей внешностью… так, например, появились две ее татуировки – та, что на шее, и та, что внизу живота. Нужно было видеть глаза мамы, когда Анна показала ей свеженькие татуировки…
С мыслей о внешности Анна внезапно переключилась на мысли о Виторре. Потирая щеку, блондинка думала о том, понравилась ли ему, впрочем, конечно, понравилась! Он же попросил номер телефона! А если нет? Просто дань вежливости, он же наверняка воспитан?
Итальянка остановилась, закусила губу. Кажется, парень запал ей в душу гораздо сильнее, чем она думала. Уж если ее, а Анна всегда была независимой, беспокоит, понравилась ли она ему… Даа, кажется, дело обстоит серьезнее, чем она думала.
Внезапный звонок телефона вывел Анну из задумчивости. Девушка вздрогнула, секунду посмотрела на сумку… а потом принялась бешено рыться в ней, моля только о том, чтобы на проводе был тот, о ком она сейчас думала.
Как назло, под руку попадались ненужные вещи – упаковка носовых платков, жвачка, невесть как попавшая в сумку некурящей Анны зажигалка, расческа для волос. Но вот, наконец, и трубка, огромный телефон с ужасающе большим экраном.
- Да? – Анна откашлялась и постаралась придать своему голосу мелодичность.
- Ты еще не натворила никаких очередных глупостей? – прозвучал в трубке теплый голос, было слышно, что собеседник Анны улыбается,  – Как проходит праздник?
- Ох, я иду по улице Либертадор, мне нужно занести кое-какие бумаги в папин офис, а праздник проходит вообще никак…
Кто-нибудь, остановите этот поток бессмысленных  слов, который так и льется из уст Анны. К счастью, Виторре сделал это быстро, так что Анне не пришлось говорить еще кучу бреда, которая уже вертелась в ее голове:
-  Не хочешь составить мне компанию?
Господи, Боже мой, да конечно, лечу к тебе на крыльях любви – хотелось кричать Анне, но она только улыбнулась и задумчиво сказала:
- Неплохая идея. Меня можно забрать на перекрестке улиц Мигелетес и Мауро, минут через двадцать.
Виторре вновь улыбнулся, бросил какую-то непонятную фразочку о морской болезни и отключился. А Анна сделала совсем уж необычайную вещь: сняла туфли, зажала их в руке, и побежала по улице вниз, прижимая к себе папку с документами…
… А через двадцать минут уже стояла на перекрестке, в туфлях, почти ненакрашенная, только губы тронуты прозрачным блеском для губ. Да, Анна сейчас сама себе нравилась, это факт.
Однако, вот и знакомая  черная машина. Она остановилась совсем рядом, Анна села на переднее сиденье, расправила платье и подняла глаза на Виторре:
- Привет…

+1

11

До нужного адреса Витторе добрался довольно таки быстро. По радио играла какая то ритмичная романтичная песенка, и шатен, сам того не замечая слегка подпевал женскому вокалу и довольно улыбался, предвкушая встречу с красивой белокурой девицей. После недолгих раздумий, Донато все таки решил для себя, что эта Симони, просто очень понравилась ему внешне, и ничего большего. Действительно, в Палермо редко можно встретить светловолосую красавицу с явными итальянскими чертами лица, и естественно это первое что могло броситься в глаза мужчине.
Машине резко притормозила возле знакомой фигуры, и девушка тут же оказалась на соседнем сиденье, кидая в сторону водителя смущенный взгляд и обворожительно улыбаясь.
- Здравствуй. – Губы шатена изогнулись в довольной улыбке, мужчина тут же протянул руку к лицу девушки, убирая выбившуюся из прически прядь светлых волос. От нее приятно пахло, чем то свежим и воздушным, от чего Донато тут же подумал о море. – Сегодня ты выглядишь гораздо лучше. – Комплимент был конечно весьма сомнительным, но шатен смягчил его очаровательной улыбкой.
Он резко отпрянул от знакомой, тут же нажимая на газ, и ведя машину в сторону ближайшего яхт-клуба.  Да, сегодняшний вечер он планировал провести именно там. Они снимут какую- нибудь белоснежную красивую малышку, и будут наслаждаться свежим и влажным воздухом, а так же обществом друг друга. Надеюсь, Анна будет хорошим собеседником, хотя и в тишине Виторре чувствовал себя рядом с ней вполне комфортно.
- И почему сегодня ты не болтаешь без умолку? Расскажи о себе? – Шатен легким движением руки поправил зеркало заднего вида, чтобы видеть в отражении глаза спутницы. Они у нее были все таки чертовски красивыми. Даже пухлые губы итальянки привлекали его не так сильно как эти солнечные искорки в изумрудных глазах. Донато улыбнулся, замечая на себе взгляд Анны. – Ты натуральная блондинка? Я имею ввиду, ты итальянка? Чем ты занимаешься?
Витторе даже сделал радио по тише, когда девушка защебетала о себе на всю машину. Ее манера быстро лепетать и одновременно жестикулировать руками шатена немного смешила, но он с искренним интересом слушал ее голос.
Машина тем временем медленно притормозила у яхт-клуба, и быстро выпрыгнув из автомобиля, Донато поправил ворот своей светлой рубашки, и обойдя транспорт с другой стороны, открыл двери и протянул руку пассажирке, помогая ей грациозно выбраться наружу.
- Чего ты ждешь от сегодняшнего вечера? – Донато кинул на девчонку лукавый взгляд, слегка притягивая ее к себе, и приобнимая за талию. Он развернул девушку лицом к огромному количеству яхт, указывая на них ладонью. – Можешь выбрать сама.

+1

12

- Сегодня ты выглядишь гораздо лучше.
Анна скромно потупилась, она и сама знала, что вчера утром выглядела не ахти. А сегодня…мог бы сказать, что она выглядит невероятно, это было бы правдой! Симони улыбнулась своим мыслям – девушек не понять.
В салоне машины играла приятная музыка, здесь было тепло и удобно, а еще Анна, даже находясь в тишине с почти незнакомым парнем, не чувствовала себя скованно. Ей было хорошо даже молчать – и это настораживало.
- И почему сегодня ты не болтаешь без умолку? Расскажи о себе?
Ооох. Теперь он сочтет меня дурой-блондинкой, которая не умеет держать язык за зубами! – в смятении подумала Симони, а Виторре уже спрашивал о цвете ее волос. Анна зарделась.
- Да, я итальянка. Папин отец, кажется, был откуда-то с Филиппин, но я родилась здесь, в Палермо. А волосы – краска, я люблю эксперименты.
Анна легко улыбнулась, отчего на ее щеке появилась очаровательная ямочка, потом вздохнула:
- Я – студентка университета Палермо, юридический факультет. Мне девятнадцать, я люблю развлекаться, но вообще-то, я обычно очень адекватна.
Анна хихикнула, вспомнив вчерашнее возвращение домой и вечеринку, что ему предшествовала. Да, иногда бывает весело.
- И еще я люблю животных, впрочем, ты и сам вчера, наверное, это понял? Ой, нет, ты же не видел котенка! – Анна зажала одной рукой рот, второй махнула и рассмеялась. Виторре тоже улыбался, и Анна искренне надеялась, что он смеялся вместе с ней, а не над ней. Потому что чего Анна не любила, так это насмешек над собой. Впрочем, как и любой другой человек.
Она рассказывала что-то еще, машина быстро ехала по улицам родного города, сворачивала в проулочки и на перекрестках, Виторре вел мягко, но уверенно, а главное, очень быстро. Но скорость не чувствовалась, в общем, это и называют высшим пилотажем.
А потом машина притормозила на причале. У Анны просто дух захватило, когда она поняла, куда Виторре ее привез. Парень тем временем помог выбраться ей из машины. Симони зачарованно выдохнула, сделала несколько шагов вперед и остановилась у самого края помоста. Она почувствовала руки на своей талии, которые легко обнимали ее, а потом услышала:
- Можешь выбрать сама.
- Но ведь это, верно, очень дорого? – слабым голосом спросила Симони и тут же увидела яхту своей мечты.  Белая, обтекаемая, вся, будто созданная из света, она искрилась под искусственным светом фонарей и была готова тут де плыть… да какое плыть? Она была готова взлететь!
- «Сильвия», - тихо прочитала Анна название и сказала, - Вот эта. Она чудесная!
Виторре взял ее за руку и повел в домик, что стоял неподалеку, верно, для того, чтобы заплатить за аренду.
Когда Анна увидела ценник на аренду яхты на вечер, она вцепилась в руку парня и прошептала, привстав на цыпочки:
- Может, уйдем отсюда? Ну, в кафе или..куда-нибудь?
Слушать ее, однако, никто не стал. После передачи наличных, персонал засуетился. Паре предложили подождать несколько минут, пока яхту приготовят к отплыву: накроют стол, позовут капитана. Как объяснил мужчина, что взял плату за аренду, на яхте будет находиться только капитан, который и будет вести яхту, но больше персонала не будет, молодые люди, похихикивая, сообщил мужчина, будут предоставлены сами себе.
А потом началась сказка. Виторре и Анну пригласили на борт. Парень помог блондинке взойти по трапу на палубу, а потом белая красавица двинулась, очень плавно, но достаточно быстро. Анна стояла рядом с Виторре, обнимала его  за руку, прижимаясь лицом к его плечу, и смотрела на море. Как же было красиво! Необычайно красиво…

Пейзаж

http://uploads.ru/i/7/t/F/7tF1G.jpg

Вот она, яхта моей мечты! Здоровенная!

http://uploads.ru/i/S/8/X/S8X7o.jpg

+1

13

- Тебя не должно это волновать. – Донато хитро улыбнулся красавице, тут же слегка подталкивая ее в сторону выбранной яхты. Он заметил этот восторженный взгляд, эту счастливую моську, как будто девушка до этого момента еще никогда не видела ничего подобного. И знаете, ему было нисколько не жалко денег, наоборот, он был даже готов доплатить, лишь бы снова увидеть эту детскую радость на лице студентки.
- Не будь дурочкой, ты же хочешь прокатиться. – Подхватывая девушку за талию, мужчина быстрым шагом поднялся на борт белоснежной красавицы. Признаться честно, он и сам был в весьма приподнятом настроении от предстоящего вечера, который уже был каким то волшебным. Шатен не часто устраивал поездки на яхтах, да и зачем взрослому мужчине это нужно? Катать всех подряд он не привык, а вот устроить замечательный для Анны ему все таки хотелось.
Яхта тихо двинулась в сторону золотого горизонта, что заставило мужчину сильнее прижать к себе спутницу, опасаясь что на высоких каблуках Симони не сможет удержать равновесия и шлепнется за борт.
Тем временем до ушей парочки стала доноситься тихая романтичная мелодия, и чем ближе к носу их мини-корабля они подбирались, тем отчетливее становились слова. Перед Виторре и Анной располагался светлый плед, на котором их ждал романтичный ужин. Ну сами понимаете, свечи, фрукты, шампанское.
- Голодна? – Помогая красавице устроиться на пледе, и усаживаясь напротив нее, Донато неторопливо взял в руки бутылку шампанского, и вопросительно посмотрел на Анну.
– Ты ведь не откажешься, нет? Выпьем за встречу, за наше оригинальное знакомство, за сегодняшний вечер. – Шатен медленно заполнял бокалы игристым вином, то и дело переводя взгляд на девушку, пытаясь угадать, о чем она сейчас думает. Чего она хочет?
- Знаешь, я не любитель таких праздников. – Мужчина поднял перед собой фужер, тихонько чокаясь с бокалом Анны. – Но я рад оказаться здесь и сейчас. С тобой… - Донато посмотрел в золотисто зелёные глаза Симони, и тут же отвел взгляд в сторону, якобы наслаждаясь прекрасным видом. Дул легкий ветерок, который слегка развевал волосы блондинки, донося до шатена ее сладкий аромат. Казалось тот пьянил его гораздо больше алкоголя.
- Подаришь мне танец? – Шатен резко повернулся к девушке, протягивая руку вперед, тем самым показывая, что отказ его вряд ли удовлетворит. - Только сними эти устрашающие шпильки, босой мне видеть тебя гораздо привычнее.
Утянув за собой блондинку, Донато ловким движением руки обхватил ее за талию, медленно притягивая ее к себе. Ему никогда не нравились блондинки, он никогда не был замечен в обществе со студентками, его всегда привлекали девушки постарше, помудрее, что ли. Но что то было в этой Симони, что то неуловимое, что подсказывало прижать эту девочку к себе поближе, и никогда не отпускать.
Витторе уткнулся носом в белокурые кудри Анны и тихо вдохнул в себя ее аромат. Его руки не опускались ниже дозволенного, он слишком уважал свою спутницу, чтобы позволять себе такую пошлость. Ему было достаточно ощущать ее прикосновения к своим плечам, чувствовать ее легкое дыхание на своей коже, знать, что возможно сегодня она бросила все свои дела, чтобы провести вечер именно с ним.

+1

14

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/a/4/f7177a68.mp3|Наша песня[/mymp3]
Анна вдыхала соленый морской воздух, она даже не держалась за поручень яхты. Зачем? Ведь ее крепко обнимал Виторре.
Бывало ли у вас когда-нибудь такое, что Вы безоговорочно доверяли человеку,  с которым были едва знакомы? Вот у Анны не было ни разу. И она никогда не верила в любовь с первого взгляда. Симони вообще была на этот счет очень скептичной. Но сейчас почему-то хотелось забыть о всех своих доводах и аргументах против любви. И просто стоять рядом с Виторре, позволять ему обнимать себя и вдыхать его запах.
А потом они оторвались от созерцания чудесного заката. Виторре пошел вперед, он крепко держал Анну за руку, будто боялся, что та упадет. Анна же шла за мужчиной, то и дело поглядывая на него с каким-то очень непривычным чувством. Все будто плыло в розовой дымке, вечер был необычайно тих и спокоен, хотелось сбросить шпильки и танцевать… Анна не понимала, что происходит, но ей очень нравилось ее новое состояние.
Девушка уселась на плед, который был заботливо расстелен на палубе. Анна поджала ноги под себя и приняла из рук Виторре бокал с шампанским. Его неловкие слова о том, что ему хорошо здесь, рядом с ней, заставили Анну покраснеть. Она легко чокнулась высоким фужером, отпила немного, потом подняла голову. Солнце село, на небе зажигались первые звезды. Яхта легко летела вперед, рассекая серебристую гладь воды, но свечи, что горели напротив парочки, и не думали тухнуть. Их сияние мягко высвечивало черты лица, внезапно он показался Анне самым чудесным, что случалось с ней за все ее девятнадцать лет. Музыка, что тихо звучала откуда-то из рубки капитана, внезапно стала играть чуть громче. Анна улыбнулась, заметив взгляд Виторре, тот быстро отвел глаза. В груди сладко защемило.
- Подаришь мне танец?
Анна легко кивнула, поднялась и стянула босоножки, сразу став на полголовы ниже, теперь ее макушка касалась подбородка Виторре.
Парень стоял и просто смотрел на Анну. Она сделала шаг навстречу, и была подхвачена им, а через секунду он уже кружил ее в танце. Его руки крепко держали Анну, но он не стремился опустить их ниже, парень только крепко прижимал ее к себе, вдыхая запах ее волос.
В животе порхали бабочки, Анна легко кружилась в танце, не замечая даже покатого пола яхты под ногами. Она буквально парила над белоснежной красавицей «Сильвией»,  а глаза ее сияли каким-то особенным светом. Наступила какая-то совершенно особенная тишина. Анна всегда говорила, что когда целуешься с тем, кто тебе нравится, непременно взрываются фейерверки перед глазами. Но сейчас было тихо, оглушительно тихо, когда ее губы неловко коснулись его щеки, а потом соскользнули куда-то вбок. И вот Виторре подхватил ее инициативу, Анна почувствовала себя такой беззащитной…и такой защищенной. Она обнимала Виторре, а тот крепко прижимал ее к себе. Они целовались под луной, а тишина окутывала их.
Негромкая музыка летела над яхтой, а та уже медленно разворачивалась в море, чтобы через час-два вернуться к пристани. Звезды благосклонно смотрели с небес, а луна высвечивала дорожку на воде и двоих людей, что, прижавшись друг к другу, танцевали, забыв обо всем.

0

15

Игра закончена
в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » When I first met you