Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Fuck the police


Fuck the police

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Guido Montanelli, Carmine Castilla
Место: окраина города
Время: почти 4 года назад, конец лета
Время суток: вечер-ночь
Погодные условия: полный штиль, тепло
О флештайме: когда-то давно братья Айлер очень неудачно перешли дорогу одному хорошему человеку. Человек тот был из мафии и долго с ними церемониться не стал. Времени с тех пор прошло немного, но, вот незадача, и этот человек сильно заболел как раз в то время, когда земля, в которой покоились братья Айлер, отошла под строительство нового фарм.завода. И описать, где закапывал, мог весьма приблизительно. Что же, придется теперь побороться и поискать, чтобы их найти и перепрятать.

+1

2

Суббота, 9:00 a.m.

Утро в начале лета ни как не отличалось от утра в середине лета или в конце. Так казалось Кармину. Разве что в начале лета было больше надежды на прохладу.
Он сегодня завтракал с Гвидо в одном уютном заведении, принадлежащем их друзьям на летней веранде. Они были единственными посетителями, но, на всякий случай, сидели дальше всех. Кармин мог наблюдать и за входом, и за улицей. Пока что они вскользь обсуждали мировые новости, городские изменения, но так лениво и тягуче, потому что оба знали, что собрались тут не просто так.
- Ты, кстати, слышал, что Пфайзер собираются строить свой новый завод в наших краях? Собираются поднять производство таблеток для эпилептиков и паркинсоников. Ну, типа, в последнее время возросла заболеваемость, - Кармин крутил чашку с бодрящим кофе. То есть, это для всех он должен был быть бодрящим, а Кастилья же выпил чашку еще дома сразу после пробежки. Это был целый ритуал: с первой он просыпался морально, а со второй можно было и позавтракать.
- Это в десяти километрах отсюда по Валенсис Ранч Роад, я читал в газете.
Его визави выглядел как обычно: такой серьезный, спокойный, собранный, брутальный, старая гвардия, если в двух словах. Такие люди всегда вызывали уважение у Кармина. С ними можно было работать. Потому что у Гвидо, например, точно был полный шкаф скелетов, но они там стояли смирно и отдавали честь, а у других же кости сыпались на каждом ходу. С Гвидо можно было работать, потому что интересы семьи он ставил наравне со своими собственными. Да, в конце концов, не приходилось особо волноваться, что завтра Гвидо поймают, и он при первом же допросе сольет тебя вместе со всеми.
- Они там все перекапывать будут, ландшафт расчистят, даже подземную парковку для своих соорудят, - Кармин сделал очередной глоток, продолжая рассказывать будничным тоном, - ты вот помнишь старика Фьюрио? Я к тому спрашиваю, что, например, не помню: мне вообще трудно вспомнить кого-то, кого я не знаю.
Кармин ненавязчиво подвинулся ближе, делая вид, что усаживается поудобнее в своем плетеном стуле, и понизил голос:
- Я вчера виделся с Сильвио... Так вот этот Фьюрио там сундук с сокровищами закопал. Две штуки! Хер знает, дело было не очень давно, но, может, там еще ДНК определить можно или мало ли, я не секу в этом. Под каким камнем он закопал - не помнит. Говорит, что рядом с деревьями, их там типа немного. Самое херовое, что он лежит в больнице и не может поехать туда сам.
Кармин отодвинулся и выудил из пачки сигарет одну, прикуривая ее. Летом было трудно курить: глотка постоянно пересыхала, дым раздражал глаза, хотелось кашлять, пить и плеваться. Потому удовольствия от курения не было никакого, кроме утра или вечера, когда солнце не палило так безжалостно и жестоко.
- Какие у тебя планы на сегодняшний вечер и ночь? - подвел он итог своего короткого, но в меру, как ему самому казалось, содержательного рассказа. Его самого туда ехать не заставляли, да что там - его даже не просили туда ехать, но, во-первых, он сам того желал без каких-либо мотиваций, во-вторых, он не упускал возможности поработать с умным человеком, играющим в его новой семье не самую последнюю роль. Будучи новичком тут, Кармин не упускал возможности укрепить дружеские связи.
- Я подумал, что тебе не помешает помощник. Я имею ввиду себя. Я все равно уже в это посвящен. Что скажешь?

Отредактировано Carmine Castilla (2013-02-12 14:21:09)

+2

3

Кто рано встаёт - тому Бог подаёт... Ничего нет лучше, чем начинать своё утро с чашки крепкого хорошего кофе, сидя в тихом и уютном заведении, да ещё и в интересной компании, осознавая, что торопиться тебе некуда. Просто неспешно вести беседу, наслаждаясь вкусом напитка, лучами утреннего солнца и покоем ещё только начинающегося просыпаться города, далёкого от своей обычной суматохи; и понимать, что своим спокойствием ты можешь наслаждаться ещё долго, постепенно входя в ритм вместе с остальным городом - потому что у тебя нет срочных дел в ближайшие несколько часов, не надо никуда бежать, чтобы сделать что-то, не надо вертеться волчком, налаживая свои дела или помогая кому-то с чужими. Такова уж природа итальянцев - они не любят спешки ни в делах, ни в разговорах, ни в пище; и с годами Гвидо всё больше понимал стариков, которые вставали рано, порой до восхода солнца, и просто сидели вот так, как они с Кармином сейчас, на открытом воздухе, по несколько часов, лениво беседуя друг с другом обо всём, что происходит в суетливом мире. Нету ничего более ценного, чем получить несколько часов покоя в сутки. Несколько часов свободы от стрессов, суеты и летней, калифорнийской или сицилийской, не столь важно, жары...
Впрочем, тот факт, что утро он встречал с мистером Кастильей, сам по себе говорил о том, что денёк выдастся интересным - едва ли он пригласил его для дружеской беседы. Нет, атмосфера вполне соответствовала дружеской, как и искренне тёплое отношение двух гангстеров друг к другу; и случайный слушатель, даже если бы у разговора были бы свидетели, едва ли мог понять из разговора что-нибудь конкретное, кроме разве что того, о чём и так было написано в каждой газете - что неподалёку от города собираются отстроить фармацевтическую фабрику - и то, что у них есть общий чудаковатый знакомый со странным увлечением. А между тем, разговор шёл о делах насущных, сообщая о том, что посчитать сегодняшний день выходным будет невозможно, и что вечер обещает быть куда как интересным. Такова жизнь людей вроде них - в любой момент может случиться что-то, что сорвёт тебя с места, взорвав твой покой. Это никогда не даёт тебе расслабляться, даже во время утреннего разговора, но... ты просто привыкаешь наслаждаться жизнью в процессе, пока можешь, и делать свои домашние дела одновременно с работой для Семьи. И твой кофе вкусен, даже если через три секунды ты поставишь опустевшую чашку на блюдце, достанешь из-под полы пистолет и застрелишь того, кто сидит за соседним столиком.
- Я всегда знал, что Фьюрио - дурак. Такие вещи должны работать на тебя, а не лежать в земле. Ему следовало поговорить со мной, я бы мог посоветовать ему, куда лучше вложиться, за небольшую долю. - жмуриками, которые тянули на дно живых, в этом городе занимался Гвидо - в его шкафах не просто было сверх нормы скелетов, ему платили за то, чтобы он расставлял их по местам. Монтанелли был смотрителем этих самых шкафов, и именно он следил, чтобы кости оттуда не сыпались. То, что кто-то закопал два тела вместо того, чтобы сообщить ему и дать заняться ими, было плохо; ещё хуже - что землю, где они лежат, выкупили и собирались распахать. Но самое херовое было вовсе не то, что этот mortadella не в состоянии был откопать их самостоятельно вместе с ним, а то, что он был даже не в состоянии запомнить, где наследил... Воистину, некоторые не только умудряются нагадить там, где ели, но и не суметь даже подтереться как следует.
- Сделаю небольшую перестановку у себя в доме. - сейчас у федералов на вооружении такие технологии, что ДНК определили бы даже если бы нашли тела Ромео и Джульетты; впрочем, даже когда их не было - Гвидо не допускал того, чтобы в Сакраменто находили трупы, которых бы он не знал и не хотел, чтобы они были найдены, и не собирался давать кому-то такой шанс и теперь. - Отлично. Поможешь мне толкать мебель. - Кармин всегда был интересен Гвидо. В первую очередь - потому, что он прибыл из Нью-Йорка, конечно; а с Нью-Йорком была так или иначе связана каждая Семья в Америке, и Монтанелли тоже имел в Большом Яблоке несколько полезных контактов в виде своей дальней родни и нескольких знакомых. Кастилья являл собой как раз тот типаж мафиозо, который был распространён на восточном побережье, привыкших к тому, что его Семья не является монополистом на территории, и оттого научившихся ценить контакты различного рода - он был с самого начала приучен к тому, что разные люди могут быть полезными в разное время, но традиции всегда были и будут едиными для всех них, и поступать нужно в соответствии с ними. В Нью-Йорке с одинаковым уважением относились как к членам собственной Семьи, так и к представителям и лидерам остальных Семей города - и термин "наш общий друг" подразумевал куда более широкое понятие. Не умевший жить в мире со всеми - чаще всего, долго не жил вообще. Здесь, в Калифорнии, где семей было на порядок меньше, и понятия были немного другими. 
- Давай встретимся часов в девять. - стоило взять две лопаты, комплект одежды, которую не жалко будет замарать землёй, пару полиэтиленовых мешков, и набор инструментов на всякий случай. И обязательно проверить, чтобы маски были в комплекте - вонь от мёртвых, когда их поднимут из-под земли, будет стоять жуткая; и если сам Гвидо уже давно привык к подобным вещам, то не был уверен, что не придётся избавляться ещё и от ДНК Кармина, если он окажется чересчур брезгливым... Хотя самым главным было прихватить с собой побольше терпения - возможно, придётся разрыхлить половину площадки для будущей стройки Пфайзер, пока они найдут "мебель", которую нужно подвинуть.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-02-13 18:47:03)

+2

4

Вечер 9:00 p.m. - 11:00 p.m.

Встретились они в условленное время в условленном месте: перед тем Кармин упаковал в багажник две лопаты, мощный фонарь на восьми батарейках и перчатки, переоделся в армейскую форму. Все остальное туда должен был погрузить сам Гвидо, имея более обширный взгляд на стоящую проблему. А так же опыт, знание и, собственное, все то, что им понадобится. Сам Кармин же перед этим скрутил номера с машины, уложив их на заднем сиденье. Додж - не экспортная машина, на постоянном производстве, продается во всех автосалонах их страны, так что мало ли сколько еще таких машин колесит по Калифорнии именно в это время. Да, черт возьми, сотни! Маршрут он так же проложил, кое-где решив проехать через лесную не мощенную дорогу, дабы объехать возможные места патрулирования.
Каждый раз, когда Кармин встречался с сеньором Монтанелли, то думал про себя, просто как галочка, факт, данность, что тот бывал на их далекой исторической родине. Кармин знал, что и на его улице зажгутся зеленые фонари, но пока что приходилось только ждать. Первой же страной, которую он посетил кроме штатов, был Китай - он летал туда с мадре и дядькой. И не получил ни одного приятного впечатления. Он помнил, как днем они искали, где бы перекусить в центре Пекина и случайно забрели в небольшое заведение, куда бойкий ребенок восьми летел залетел прямо с улицы, не притормаживая и не оглядываясь. А потом его чуть не стошнило от увиденного: они ели. Ели что-то непонятное, похожее на мучные комочки с начинкой внутри, обмазанные белым и красным соусами, зачерпывая все это прямо руками и размазывая по собственному лицу. В помещении стоял гул, звук чавканья и специфический запах. Кармина чуть не стошнило прямо там, он потом еще долго пытался отдышаться, стоя на улице. В той же стране он впервые увидел труп. Это случилось вечером следующего дня, когда они спешили на вокзал, чтобы доехать до соседнего городка. Дело было зимой, на улице стоял холод, какой-то несчастный бродяга замерз прямо у вокзальной площади. Два полицейских - Кастилья не знал, как в Китаю зовутся блюстители порядка - потыкали его носками обуви, перекинулись о чем-то на своем языке и поволокли безжизненное тело к переполненным мусорным бакам, прикопав его там какими-то пакетами и смерзшимся гнильем. С тех самых пор он невзлюбил эту страну и выходцев из нее. Он не понимал, почему весь мир болен этими изящноглазыми юношами и девушками.
Они не молчали в машине, следуя нужному пути. Езды было всего-то меньше получаса. Они иногда замолкали, чтобы обдумать слова друг друга, а потом начинали говорить уже на другую тему. Кармин расспрашивал про Сицилию, про ее жаркое солнце, про ее пыльные дороги, про женщин, которые там жили. Они, наверняка, были знойными красавицами с характером и крутым норовом. Кармин отчетливо представил красивую женщину лет тридцати, громогласно кричащую из своего дома: "Эрнесто!" - зовя домой сорванца, чтоб тот помог матери дома. Они наверняка не разучились уважать мужей, чтить семью, воспитывать детей и вести хозяйство.
- Знаешь, мой вопрос прозвучит странно... Детей вообще сложно воспитывать? - спросил он на итальянском: Гвидо здесь был пока что единственным человеком, кто говорил на родном языке. Он со многих сторон казался Кармину консерватором, не только в отношении работы и семьи. Он так же чтил и уважал традиции, уважал себя и родственников, уважал язык.
Они всю дорогу ехали с выключенными фарами, потому и медленно, но, прибыв на место, Кармин подсветил себе заезд: дорога уходила дальше, а им пришлось съезжать по земле. Машину он припарковал под деревьями, чтобы она не выделялась и была мало-мальски замаскированная.
- На месте, - он заглушил мотор, - если я правильно понимаю, то где-то в районе этих деревьев он их и припрятал. Или вон тех.
Кастилья кивнул в сторону нескольких сосен чуть поодаль.
Территория еще не была огорожена, тут не висела знаков и не стояла никаких объектов, даже маленькой будки какого-нибудь сторожа. Действительно, строительство пока что начато не было, а, значит, и охранять тут было нечего. Разве что траву и эти самые деревца. Их все равно скорее всего выкорчуют.
- Кстати, ты слышал, что сегодня голубая луна? - Кармин осмотрел небо, на котором не было ни облачка. - Это когда два полнолуния в один месяц. Редкость, как високосный год: бывает раз в четыре-пять лет. Это я тоже в новостях прочитал. Местная молодежь, которые любители черноты, даже собирались что-то там устроить в городе по такому поводу.
Кастилья был честен с собой и отдавал отчет, что ему пока что не по себе. Этот белый диск смотрит с неба, вокруг никого нет, они идут копать мертвяков вдвоем посреди поля. Но это так-то ерунда, бывало что-то более страшное, да и живые, как выяснилось, намного опаснее мертвых, просто в голове вдруг посреди лета засела рождественская песенка "Carol of the bells". Впервые услышав ее в детстве, Кармин расплакался, да и до сих пор ему становилось душно, когда до слуха долетали первые аккорды. Он насвистел мелодию, чтоб как-то выгнать ее из черепной коробки.
- Жуткая песенка, - поделился Кастилья, натягивая перчатки возле раскрытого багажника, - из каких глубин ада только ее выкопали эти русские? Был у меня знакомый русский. Ветеран чеченской войны: валил чехословаков на Кавказе. Ну, что? Начнем?

+1

5

Внешний вид

Большой комфортабельный Додж тёмного цвета с фиолетовым отливом. Представительная вместительная машина, прямо под стать своему владельцу; рядом с ним старенькая Тойота Гвидо выглядела неуклюжим старым ведром, купленным владельцем один раз и на всю жизнь - впрочем, сегодня ночью коронованному катафалку преступного мира Сакраменто предстояло спокойно стоять в гараже его дома и ждать утра, сегодняшние покойники поедут на своё перезахоронение с недопустимым для столь разлагающихся граждан шиком. Кармин сам вызвался - значит, его машину и предстояло "засветить" таким образом; хотя город они оба знали достаточно хорошо, чтобы избежать возможности того, что кто-то обнаружит их сомнительный груз... иначе придётся увеличивать его на порядок - садиться в тюрьму за чужие приключения Гвидо не торопился, а ещё одного пропавшего без вести служителя закона вполне мог взять себе на совесть. Она вмещала уже достаточно многих людей - и Монтанелли знал, что после смерти, скорее всего, попадёт в ад; даже по меркам Мафии, даже соблюдая традиции и клятвы "нашего дела", считавшиеся священными на уровне божественных законов, чистильщик был совершенно аморальным лицом - люди вроде него были всего лишь ещё одним симптомом всеобщего упадка нравов. Едва ли в славные времена Сухого Закона, в эпоху Великой Депрессии, в военный период и даже в Золотой Век мафии существовали люди вроде него; кажется, они появились только после РИКО - когда Мафия, выдержав удар правительства, начала нищать не только в финансовом плане, но и плане моральном. Тяжёлые времена потребовали тяжёлых решений... Так что нет, в его ремесле не было ничего даже близко благородного. Чистильщики были выходом за грани традиций, откровенной демонстрацией неуважения к своим врагам, и чисто современным явлением - перенятым, по всей видимости, как раз у главных врагов мафии - правительственных организаций, и доведённым до ума уже самостоятельно. Их и по сей день было немного. Для подобный работы нужен не только специфический набор способностей, но и особенный склад ума и характера; и готовность посвятить этому всю свою жизнь, до самой смерти - и дураку понятно, что человеку, знавшему такое количество тайн, боссы не дадут спокойно уйти на пенсию. Уборщики за киллерами уходили чаще всего в том же виде, в каком сами провожали мёртвых людей - в печь, в канализацию, под пресс, в кислоту, любым другим доступным способом, без всяких почестей, без огласки, без сожалений, чтобы не осталось и следа от них, как и от их деятельности. С тех пор, как впервые избавился от мёртвого тела, Гвидо стал призраком; в его существование не верили многие агенты спецслужб, не говоря уж о гражданских лицах, и представить себе не могущих такого, следов его деятельности никто не видел, но именно это и было свидетельством того, что он выполняет свою работу на отлично. Не оставить следов после собственной смерти, когда придёт время - это будет последним его знаком вежливости.
Но пока уничтожали не его, а он сам заправлял на этом балу смерти - всё было в порядке. И они запросто болтали с Кармином на отвлечённые темы, о путешествиях, о погоде, о женщинах, о семьях... словно выехали на ночную рыбалку, а не выкопать два разложившихся наполовину мёртвых тела. Очередная рутина, не более того. Очередные два тела, которые нужно заставить исчезнуть в лучших традициях Копперфильда.
- А сам ты как считаешь? - воспитывать гораздо сложнее, чем делать... но вместе с этим, Гвидо готов был отказаться от секса на долгие годы, лишь бы иметь возможность воспитывать собственных детей. Его сыну было уже 16, его дочери - 14, и так уж сложилось, что они давно уже не жили вместе; но отказываться от участия в их воспитании Монтанелли не собирался, и регулярно виделся с ними, неважно, были ли у него дела или нет. И ни в какой из ролей, которые ему приходилось играть по жизни, он не был так счастлив, как в роли отца. Никогда. И одновременно - ничего не давалось столь же трудно, как отцовство. - В жизни всё стоящее даётся нелегко. Но в ней нету ничего более стоящего, чем люди, которых ты любишь. - твои собственные дети, в первую очередь; женщины, как было известно Гвидо из собственного горького опыта, приходят и уходят, даже жёны, друзья могут ударить в спину, родственники - разочаровать, и единственные люди, которым ты готов простить всё, или почти всё, - это твои дети. Лео и Сабрина не были святыми, их нельзя было назвать примерными детьми, они измотали ему больше нервов, чем кто бы то ни было, но он не стал их любить ни на каплю меньше из-за этого. Ради них он был готов на всё.
- Или тех? - Гвидо кивнул в противоположную сторону, где возвышилсь ещё несколько деревьев, и невесело усмехнулся. Что ни говори - сплошная лотерея; хорошая новость - у них были все билеты, в том числе и выигрышный, плохая - до тиража оставалось всего ничего. Гадать можно было сколько угодно, а время, тем временем, шло. Патологоанатом покинул автомобиль и подошёл к багажнику вслед за Кармином, чтобы получить лопату и извлечь свой саквояж с инструментами. Нельзя угадать, в каком состоянии усопшие - быть может, даже транспортировать их не получится цельным куском. Гвидо достал несколько полиэтиленовых мешков и два респиратора, один из которых протянул Кастилье.
- Ты о готах, сатанистах и прочих... некрофилах? Если это не приведёт к тому, что наши мертвяки полезут из могилы - пусть устраивают, что хотят... - было бы странно проработать двадцать пять лет гробовщиком для мафии и не разу ни пересечься с представителями субкультур, представители которые в качестве кумира себе избрали госпожу Смерть, а то и кого похуже; несколько раз он видел их на кладбищах или в местах немногим более приятных, в тёмное время суток, разукрашенных в белый грим, одетых в чёрное тряпьё в демоническом вкусе и носящим металлические украшения ничуть не более позитивной формы. Некоторые из этих малолетних отморозков каким-то образом догадывались о его деятельности и даже всерьёз восхищались им. Многие из них были ровесниками Рины; кое-кто - даже моложе... Вот уж точно на кого Гвидо не хотел бы  её видеть похожей.
- Начнём. - кивнув и выбрав одно из скоплений деревьев, Гвидо двинулся к нему. Кармин решил добавить музыкального сопровождения, ещё сильнее нагнетая обстановку, словно ситуация была и так недостаточно атмосферной. Что ж... его дело. Как только лопата войдёт во что-то мягкое - ситуация станет настолько атмосферной, что свистеть он сможет  разве что через респиратор.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-02-15 11:10:28)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Fuck the police