Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Грехи прошлого


Грехи прошлого

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Грэм (Сэм) и Агата (Лутиэн)
О флештайме: Сэм и Лутиэн знакомы друг с другом с юных лет. Сейчас у каждого из них своя жизнь, но сила их взаимной страсти такова, что, как только они оказываются рядом, с ними начинают происходить невероятные, смешные, а порой и просто опасные события.

+4

2

Последний, в этом сезоне жаркий уикенд подходил к концу. Прохлада вечерних сумерек медленно спускалась на город, укрывая каждый дюйм раскаленного асфальта. Нет, конечно, матушка осень не станет упрямиться, встречая жителей этого города с нравом, а любезно подарит еще несколько деньков бабьего лета.
В доме четы Тинувиэль, который находился за городом, собралась компания старых друзей. Каждый уикенд, Сэмюель Коллинз, деловой компаньон отца Лутиэн, приезжал погостить. Николас и его жена охотно поддерживали молодого парня.
Ужин еще не стоял на столе, поэтому собравшиеся, в гостиной комнате выпивали перед едой и болтали.
- Александра, выйдем, подышим воздухом - лукаво улыбнулся Сэм, помогая подняться из глубокого кресла девушке; взял, стройную блондинку под руку и парочка откланялась, выходя в сад. Жена мистера Николаса пытливым взглядом провела молодых людей. Дорога пришлась через закрытый розариум, за которым ухаживал сам хозяин дома. Здесь поселилось огромнейшее разнообразие сортов выстроившись в эффектную композицию, умело составленную руками Ника.
- Что ты затеяла, Саша? – холодный, суровый голос прорезал теплый воздух вечера.
-О чем ты? – женский голос звучал обиженно.– Я ничего не говорила!
– Не втирай мне очки. Ты намекала Нику, что мы твердо намерены узаконить наши отношения - с веток дуба над головой брюнета с протестующим писком вспорхнула стайка скворцов.
- Не надо. Я только сказала, что ты подумываешь, не купить ли и тебе здесь загородный коттедж – голосу явно не хватало убедительности.
-Подумываем “мы”! А, кроме того, где-то проскользнула фраза: “Пора устраивать гнездышко”? – раздался его сардонический смех, от которого у Саши по коже поползли мурашки.
-Ты все не так понял… - звучал ее мягкий, вкрадчивый голос.
-Не трать даром времени – он успел хорошо изучить все ее фокусы, и они начинают приедаться.
- Но я всего лишь хотела…– пыталась возразить женщина, однако суровый голос оборвал ее на полуслове.
- Я не намерен жениться на тебе ни теперь, ни в будущем. Подобное никогда не входило в мои планы, и тебе об этом было доподлинно известно с первого дня. Ты точно знала, чего я ожидал от наших от.. – в этом месте его перебил дрожащий от ярости женский голос.
– Как ты смеешь? Послушать тебя, так я немногим лучше проститутки- мужчина ничего не ответил.
– Тебе следует уехать– мужской голос по-прежнему бил без пощады.
На мгновение наступила такая зловещая тишина, что казалось: сам воздух дрожит от напряжения.
– Я тебе этого не забуду! – визгливый женский голос стал просто отвратительным.
– Этого то я и добиваюсь – низкий мужской голос подрагивал от сдерживаемого смеха.
– Ну тебя к черту! – после этого яростно застучали, постепенно затихая вдали, высокие каблучки Александры.
Сэм облегченно вздохнул, как вдруг раздался шум, и кто-то негромко охнул. – Это еще кто? – вполголоса спросил, не скрывая раздражения, брюнет, а спустя несколько мгновений маленькая калитка розария распахнулась, и он с недовольной гримасой вышел на дорожку.
- Лутиэн?

Отредактировано Graham Hopper (2013-02-14 12:30:59)

+3

3

Ей никогда не нравились подобные ужины. На них скучно и нельзя улизнуть из-за стола, когда тебе наскучат лица гостей и болтовня родственников. Но, будучи девочкой воспитанной, Лути терпеливо сидела и поддерживала беседу. Девочкой она была общительной и разговорчивой, правда, в силу своего возраста (17 лет), понимала не все. Например, не понимала от чего этот друг семьи, чье имя Сэм, каждый раз притаскивает новую девчонку. Для Лутиэн такая смена "антуража" была дикой. Поэтому, чтобы в очередной раз избежать знакомства с пассией какой_по_счет(?), девчонка отправилась в сад. И все мамины "Лути, помоги мне накрыть на стол" были тихо проигнорированы. Потом можно сослаться на то, что она не слышала никакого призыва о помощи.
И вот, забравшись в гамак, Лути изредка высовывала из сетки руку, чтоб оттолкнуться от земли, а потом опять замирала, глядя через склонившиеся ветки в небо. Сказать по правде, озорной Лу сложно вот так лежать и ничего не делать. Ей всегда нужна находиться в движении, в делах, в размышлениях. Но сейчас в голову не шли никакие мысли и некуда было торопиться. Вернее, некуда было сбежать, потому что отец настоял на ее присутствии за ужином.
В очередной раз оттолкнувшись и раскачав гамак, девушка услышала голоса, звучащие из сада. Она даже попыталась высунуть голову, чтоб посмотреть как далеко от нее находятся ругающиеся "голубки", но запутавшись в сетке, пришлось смирно лежать и не шуметь.
А подслушиваемый разговор был не из приятных. Лутиэн сразу не понравилось как этот важный гусь Сэм ведет себя с девушкой. Сколько грубости и холода в его словах.
У мисс Тинувиэль была одна отличительная черта характера - это жажда справедливости. И вот она уже, казалось бы, была разгорячена и обижена на Коллинза за жестокие слова сильнее самой Александры.
Это ж надо разговаривать так с девушкой! Мерзкий, мерзкий бабник. В ее жизни еще не было мужчины, но Лу невольно примеряла на себя ситуацию обманутой и оскорбленной женщины. Жаль, что из гамака нельзя было стукнуть этого кретина. И Лутиэн вновь попыталась выбраться, чтоб уже просто-напросто уйти из сада. Но цепляется за сетку ногой, когда вылазит, и шлепается.
- Проклятье - тихо ругается себе под нос и идет к калитке. Если уж ее заметили прятаться не к чему, так?
- Лутиэн?
- Как ты можешь так разговаривать с женщиной? - тут же налетела девочка, хмурясь на Сэмиеля и одаривая его недружелюбным взглядом. - Я подозревала, что ты бесчувственный чурбан, но чтобы так... Что она тебе сделала? Просто надоела? Как и прошлые -цать девушек, которых ты приводил на ужин? - и может раздражало не столько, что Коллинз был любителем менять женщин, сколько ему это все сходило с рук. Удачливый гад.

+3

4

Он холодно наблюдал, как она силится подняться на ноги. – Вот уж не думал, что ты можешь шпионить. Девушка, преодолев координацию, поднялась, на ноги и картинно откинув с лица, копну, мягких золотисто-каштановых волос, взглянула ему прямо в глаза: метая молнии негодования. - Как ты можешь так разговаривать с женщиной? –  она нахмурила личико,потрясенно уставилась на него, и в огромных янтарных глазах, обрамленных густыми золотистыми ресницами, застыла неприязнь. - Ну и ну – он сделал шаг назад, чуть заметно улыбнулся, сложил руки на груди и наклонил голову набок. Оказывается, у милого котеночка все-таки есть коготки - Сэм  мысленно дал оценку ее поведению. Брюнет всегда задавался вопросом, соответствует ли ее, темперамент этим чудесным волосам, и, похоже, он получил ответ, правда? - Если ты имеешь в виду Александру, то думаю, ты слегка драматизируешь ситуацию - в его голосе слышалось напряжение. Если эта леди, что то и чувствовала, в чем я лично очень сомневаюсь, то это не более чем уязвленное самолюбие.- Я подозревала, что ты бесчувственный чурбан, но чтобы так... - когда она запнулась, подыскивая подходящее слово, чтобы выразить все свое возмущение, он, воспользовавшись моментом, перебил ее. - Значит, по-твоему, я устроил бедняжке выволочку? – с холодным блеском в глазах он оглядел ее с высоты своего роста: стройная, прямая как стрела, янтарные глаза горят гневом. - Однако если ты слушаешь разговоры, не предназначенные для твоих ушей, тебе не следует винить меня за то, что они тебя шокируют, не так ли, пчелка моя? – его тон был снисходительным, будто он разговаривал с восхитительным, но чуточку упрямым ребенком. И в правду Лутиэн была еще юна, но для своих лет очень грамотна и как всегда, говорила то, что думала. - Что она тебе сделала? Просто надоела?- она увидела, как от ее слов с его лица сбежала улыбка; он медленно выпрямился, глаза стали твердыми, как полированный оникс, а вокруг рта появилась жесткая складка. – Должен ли я это понимать в том смысле, что мне отводится роль бессердечного соблазнителя? – саркастически спросил он и шагнул к ней.

Отредактировано Graham Hopper (2013-02-16 01:37:17)

+2

5

Наверно, вступать в спор с самоуверенным и непостоянным человеком, который возводит в культ свою свободу, было глупо. Так считала Лутиэн. Но отступать от спора не собиралась.
- Значит, по-твоему, я устроил бедняжке выволочку? - вопрос встал в иное русло. Считала ли Лути Сашу бедной? Ну... всем бы бедняжкам такие ноги да, модельными параметрами Лут похвастаться не могла. Она была невысокого роста, худенькая, даже через чур. Про себя жаловалась, что ей не хватает форм, но главное, что у Лу хватало индивидуальности.
- Я считаю, что ты не умеешь общаться с женщинами - можно сказать бросила вызов девчонка, поправляя густые волосы, которые норовили залезть то в глаза, то в рот.
- Однако если ты слушаешь разговоры, не предназначенные для твоих ушей, тебе не следует винить меня за то, что они тебя шокируют, не так ли, пчелка моя? - время негодовать от его снисходительности и фривольности. Лутиэн нахмурилась и если бы она была кошкой, то шерсть этой киса встала бы дыбом.
- Ваши, так называемые, разговоры слышно на другом конце города. - успела отрикошетить удар Тинувиэль - И я тебе не пчелка! - добавила свои пять копеек, напрягаясь от того, что Сэм приближается к ней.
– Должен ли я это понимать в том смысле, что мне отводится роль бессердечного соблазнителя? - она смотрит на мужчину, хлопая в ответ глазами.
Полагаю, мое соглашение с твоим вопрос, будет только плюс к твоему самолюбию.
- Мама уже зовет к ужину - соскакивает Лутиэн с темы, спеша обойти мужчину, и вслед за обиженной Александрой, пройти по каменной дорожке мягкими шагами в дом.
Теперь сидеть за столом будет еще напряженне и труднее, но может получится слинять пораньше? А если нет, то хотя бы надавать тумаков Сэму под столом своей ногой.

+2

6

Вот уж упрямая девчонка.. сколько нрава, риска. От стоявшего перед  Лути высокого, широкоплечего мужчины исходила такая пугающая, мощная, физическая сила, что по спине у любой другой пробежали бы мурашки и будь она котенком, забилась в самый темный угол, поджав хвост. Лут явно не из числа этих леди. Она тревожила его постоянно, с тех самых пор, как он впервые по-настоящему обратил на нее внимание – было это около двух лет назад. Ей тогда исполнилось пятнадцать, и в том непонятном чувстве, которое она у него вызывала, Сэм теперь распознал  волнение. Она, как правило, избегала его в те нечастые выходные дни, когда он появлялся у них в загородном доме, каждый раз в сопровождении новой женщины. Он был воплощением мужского начала, а потому был опасен. - Я считаю, что ты не умеешь общаться с женщинами – с вызовом сказала она. - Неужто?- Сэм оглядел ее неторопливым взглядом, и на его твердо очерченных губах мелькнула холодная улыбка. - Счастье твое, что я - гость в доме твоего отца, Лутиэн -  в его голосе слышались стальные нотки. На этом свете не найдется женщин, которым бы удалось безнаказанно говорить со мной так, как это позволяешь себе ты! –  подумал он, но от чего-то вдруг ему захотелось доказать этой упрямице, что он прав и не просто, а чтобы она это тоже признала.
- Хочешь, я докажу тебе, что прав? - Сэм, казалось, читал ее мысли, и она, молча, вытаращила на него глаза. - Я намекну Саше, что она может, как и предполагалось, провести здесь остаток уик-энда. Всего лишь намекну- она принялась щебетать об ужине, но он властным жестом заставил ее замолчать, взяв ее крепкой рукой за руку. - Обещаю, что не отступлюсь от своих слов и не буду ее каким-либо образом принуждать. Если, как ты считаешь, ее сердце разбито, по-моему, будет естественно предположить, что она откажется и немедленно уедет домой. Правильно?  – его губ коснулась коварная улыбка. - С другой стороны, если прав я, она, вероятно, перестанет разыгрывать обиженную и вцепится в то, что чуть не потеряла, мертвой хваткой. Согласна?  – он, молча, посмотрел на нее долгим взглядом, и в его холодных глазах было такое выражение, что она, вдруг вся сжалась, а он опутил руку и провел ладонью по ее мягким волосам. - И я тебе не пчелка! 
- он точно помнил, как три четыре года назад сказал, что необычный золотистый оттенок ее каштановых волос напоминает по цвету, бархатистый пушок пчелы, и с тех пор это прозвище закрепилось “пчелкой”. Он совсем не хотел ее обижать и совсем не собирался выходить за рамки вежливости, поэтому ничего не сказал на этот счет. Она вспыхнула и ничего не сказала; согласилась, а он, еще раз окинув ее на прощание взглядом, медленно удалился -  все его движения были такими же плавными и неторопливыми, как ленивая поступь царя крупных кошачьих. Брюнет точно знал, где ее искать после ужина и этот разговор явно за ним.

Отредактировано Graham Hopper (2013-02-17 15:01:09)

+2

7

Уйти не дали, от чего Лутиэн понимала, что контроль над ситуацией потерян. Ей всегда было не комфортно в компании с мужчинами. В полном плане слова "мужчина". Не комфортно в компании с самцом. Ощущала себя будто кошка при течке, которая привлекала котов. То же самое сквозило от Сэма. Что-то непостижимое, опасное, манящее и запретное. Но с пониманием этих чувств, осознаешь, что будет и больно, и противно, и обидно. Так что надо как можно дальше оттолкнуть.
- Счастье твое, что я - гость в доме твоего отца, Лутиэн - и это девушка поняла давно, когда только начала разговор, иначе была бы в своих словах чуть предусмотрительнее. Но мой дом - моя крепость, а значит можно ответить дерзким:
- Ты мне угрожаешь? - и поджать губы, которые искусала еще лежа в гамаке. Губы ее были солеными и стоит коснуться языком, как кожа щипала. От чего-то, чтобы почувствовать эту щекотную боль, Лу касалась языком все чаще, как мазохистка.
- Хочешь, я докажу тебе, что прав? - и они заключили пари. Чтож, в словах Коллинза была логика. Хотя можно было еще учесть и факт любви. разве, если ты любишь, не пойдешь на все унижения? Не останешься с человеком, который пару минут назад тебя обидел? Правда, Саша не была похожа ни на влюбленную, ни на ту, у которой нет хоть капли гордости.
И все таки, как и оказалось, Александра осталась на ужин. А Лутиэн с тоской принимала свое поражение, ковыряясь в салате из одной зелени. Боже, неужели трудно подмешать туда что-нибудь сытного? скажем, кусок буженины или салями.
Когда ужин подходил к концу, Тинувиэль упорхнула из гостиной, чтоб притаиться в саду, где можно покачаться на гамаке, отталкиваясь двумя ногами о пушистый зеленый газон. Она дала время, чтобы Сэм успел поблагодарить ее мать за ужин и перекинуться парой слов с Николосом.
Через пять минут ей уже стало скучно болтаться на сетке, но тут показалась фигура Сэмиеля.
- Ой, это ты - она напустила в свой тон удивления, прикидываясь, что не догадывается, что Сэм будет ее искать. Да, ему же хочется доказать свою правоту. Или ему надо увидеть еще раз ее?
- Мне кажется, я знаю что ты хочешь сказать или что хочешь от меня услышать - ее губы дергаются в усмешке, но Лутиэн продолжает созерцать свои худенькие лодыжки, чтоб не смотреть на его величественный, властный над ней, вид.

+2

8

После этого время для него потянулось мучительно медленно. Воздух был по-прежнему напоен приторными ароматами позднего лета, которые приносил с собой ветерок, насекомые деловито сновали в кустах и на клумбах, легко взмахивая перепончатыми крылышками в душном воздухе, но, как, ни старался Сэмюель углубиться в светские беседы, к которым потерял всякий интерес, его мысли вновь и вновь возвращалась к Лутиэн. Как и сказал он, Александра осталась и за столом всячески пыталась обратить на себя внимание Коллинза. Хохотала, игриво кормила с ложечки, чмокала в щеку, кокетничала. Но как бы, ни пыталась женщина в глаза Сэма она выглядела жалкой. - Так и знал, что найду тебя здесь - она медленно обернулась на низкий, сочный голос: Сэм стоял, прислонясь к свилеватому стволу старой ивы, черная тень которой скрывала его лицо.
- Ой, это ты – ее тон уже не был таким колким. – Разумеется - кивнул он; его голос был сочный, густой и низкий, спокойный с какой-то ленцой, но способный мгновенно перейти в хриплый рык. - Мне кажется, я знаю, что ты хочешь сказать или что хочешь от меня услышать - он заметил, как она с трудом проглотила слюну. И пока девушка решалась, он заговорил. - Ну и ну! Мне известно не слишком много особей женского пола, способных признать свою не правоту - в его голосе звучала скрытая насмешка. В тот же миг он оказался рядом, и, увидев его лицо, она отпрянула и испуганно прижалась к сетке гамака, что тот, не выдержал столь резкого движения, и девушка плюхнулась в мягкий, зеленый ковер травы. К счастью падение было безболезненным и пришлось на мягкую часть тела. Он  хотел было рассмеяться, но присел рядом. - Да, продолжай, пожалуйста - в темноте его твердые, как камень, глаза казались совсем черными. Брюнет поправил свои черные волосы одним движением ладони и до Лутиэн донесся его запах. От него пахло.., волнующе. Эта смесь дорогого одеколона и чисто вымытой мужской кожи пробуждало нечто, до сих пор дремавшее. Прежде чем она успела понять, что происходит, его твердые губы впились в ее рот; потрясенная, она застыла, а он легко притянул ее к себе, его упругие теплые губы раскрыли ее губы и проникли в сладостную глубину рта. Поцелуй, казалось, длился бесконечно; тело Лу медленно таяло в жаркой истоме, и она не в силах была пошевелиться.

+2

9

- Ну и ну! Мне известно не слишком много особей женского пола, способных признать свою не правоту - пусть Сэм и усмехался ее словам, но Лутиэн признала в этой фразе свою необычность. Может она действительно не такая как все? Хотя для этого мужчины все особи женского пола были на одно лицо, на одно тело. Он был словно вампир, который испивает свою жертву: кого-то до дна, а кого-то обращает в такую же опасную особь.
Коллинз приближался, вышагивая по траве как тигр. От его хриплого голоса, девушка начала покрываться мурашками и даже умудрилась шлепнуться с гамака.
- Чееерт - тихо шипит себе под нос, ощущая запах мужчины совсем близко от себя. Поднимает глаза, чтобы взглянуть Сэму в лицо. Касается ее руки. Надо убрать ладонь, прежде чем... не успела девочка закончить мысль, как настойчивый поцелуй ее настиг.
Признаться, Лутиэн была удивлена и остолбенела. Но Коллинз разжимал ее затвердевшие губы, наполняя их влагой. Не хотелось признавать, что ей это все нравилось. И вот, уже Лут отвечает на поцелуй, а ее тело предательски наполняется огнем. Да, природу не обманешь. Она его желала.
Но было в этом всем нечто, что смущало девушку. Ведь, признайтесь, довольно странно и пошло лежать на зеленой траве на заднем дворе своего дома, под мужчиной, который старше тебя на десять лет. Пугал ли ее это факт? Или его настрой?
- Ты меня... - пугаешь? Нет, не то слово. Пугать Лути могли пауки, змеи и черви, но то, что сейчас делал с ней Сэмюель... - Ты меня целуешь... - десять очков Гриффиндору! шатенка даже не поняла как сия фраза вырвалась из ее уст сквозь поцелуй. И что она хотела этим сказать. Наверно, просто попытка обратить внимание Сэма на их близость. А вдруг, он, так же как и сама девчонка, не понимает сейчас многого.
- Меня это пугает. Но и... нравится - щеки налились алым цветом. Смущалась, признавая правду, ведь ее стиль и образ, это быть неприступной, мерзкой и вредной девчонкой, а никак не любовницей.

+2

10

Его широкие плечи охватывали ее со всех сторон, а там, где она касалась его ладонями, под одеждой отчетливо проступали напрягшиеся железные бицепсы. Когда он осыпал легкими, как перышко, поцелуями ее шею и уши, она не смогла сдержать чуть слышного стона наслаждения. - Ты меня целуешь - запинаясь выдохнула Лутиэн. Этого она уж точно никак не ожидала. Но Сэмюель точно знал, что Лу еще трудно было представить, что мужское прикосновение может вызвать у нее подобные ощущения. Скорей всего он считал мальчики, с которыми она раньше встречалась, лишь раздражали ее своим навязчивым желанием потрогать и поцеловать и своими неуклюжими заигрываниями. Ведь она точно была невинна. Ну или так думал он?
Теперь его руки нежно и ритмично двигались по ее спине; от этой ласки в мягкой плоти рождались волны сладострастного возбуждения, затухавшие где то внизу под тонкой тканью ее летнего платья. Она почувствовала, как его руки двинулись вверх, он снова впился губами в ее губы - Еще несколько лет, и ты будешь роковой женщиной - он обхватил своими ладонями ее лицо и заглянул в глубину ее янтарных глаз. - но пока ты еще не пробудилась для радостей любви. Она вся залилась краской, не зная, что выражает его смуглое лицо, осуждение или нечто иное. Он снова улыбнулся и, прежде чем Лут успела отстраниться, легонько провел пальцем по ее горячей щеке.- Ты разобьешь немало сердец, пчелка моя, дай только срок. -  одно уже  в твоей копилке. Он жадно вцепился в ее плечи руками. Это превращается в игру, и единственное, что заботит ее участников,- выигрыш любой ценой. Чуть заметно тряхнув головой, он снова посмотрел на нее сверху вниз; теперь в его глазах появилась боль, которой раньше не было. - И эта милая чистота исчезнет, как сладкий сон.

Отредактировано Graham Hopper (2013-02-18 00:56:30)

+2

11

Сердце Лутиэн взволнованно билось в груди, разгоняя кровь, от чего на лице девочки появился румянец, а ее тело пылало жаром. Сэм о чем-то шептал ей на ухо, но она предпочла не разбирать слова, сказанные томным, но расчетливым голосом. Ей казалось страшным услышать, что она способна кому-то разбить сердце и сделать больно. Для себя девушка видела другую цель в жизни. И, собираясь этим возразить, Лут открыла, было, рот, как поняла, что в саду они больше не одни.
Взгляд наверх, изогнув шею, и она встречается глазами с Александрой. Женщина стоит, скрестив руки на груди и улыбаясь. Чему она улыбается? Спрашивала про себя Тинувиэль. Это была улыбка хищницы, интриганки, которая нашла за какие ниточки теперь дергать.
Шатенка отстраняется от Сэма, и начинает первая прерывать этот контакт, выбираясь из-под сильного тела парня. Сейчас должна будет прозвучать коронная фраза от Саши, ее то Лутиэн и ждала, прежде чем раствориться в своей комнате.
- Вы об этом пожалеет – бросает Алекс холодные, полные обиды, слова. Для нее сейчас виноваты все: блудный Сэм, глупая Лутиэн, даже хозяева этого особняка, за то, что пригласили их или за то, что воспитали такую дочь.

Сколько же было презрения в глазах Николоса, когда Александра шепнула ему на ушко, чем занимается его дочь в саду. Лутиэн была тут же отправлена к себе в комнату, а Коллинза попросили больше не появляться в доме. Похоже, на этом сотрудничество между семьей Тинувиэль и корпорацией Коллинза была закончено.
Девушка, полная стыда, сидела в своей комнате и слушала лекции отца о том кто такие нифоманки, разлучницы, и что надо делать, чтоб такой не стать. По итогу грозной речи отец, правда, погладил расплакавшуюся дочь по голове. Но легче не стало, да и домашний арест не отменили. Впрочем, Лу самой не хотелось никуда выходить.
Так попасться на его удочку – укоряла себе девушка, продолжая вспоминать поцелуи мужчины.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Грехи прошлого