Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » локти ободраны, крестик из пластыря


локти ободраны, крестик из пластыря

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Sebastian Delight, Loreley Delight
Место:
улицы Сакраменто
Погодные условия:
прохладно, февраль как-никак...
О флештайме:
— Ты беспокоился за меня?..
— Беспокоился? Нет, нет, я беспокоился за свою машину.
— Я тронута.
— Да, ты тронута. Ты тронута по голове. Ты тронута чем-то, что я не могу объяснить.
(с)

http://25.media.tumblr.com/60d897ab8adf16c5e46441ccab4cd3df/tumblr_mi6j5sdRrx1qho4rpo1_250.gif http://s2.uploads.ru/GBnwz.gif
Она: заснула за рулем. пролетела на красный;
Он: слишком самоуверенный. не сбавил скорость.
Воссоединение семьи...

+1

2

Fuck With You ц.
   Мчишься по дороге, не замечая ничего вокруг. В окнах проносятся многоэтажки, магазины, пешеходы, парки... И остальной Сакраменто, на который сегодня, да и впрочем в последние дни, Себастьян внимания не обращал. Мир замкнулся, сузился до границ с его личными желаниями, чего ранее никогда не было. Жил он для себя, не воспринимая никаких внешних раздражителей. А если кто-то пытался втянуть его в реальный мир, натыкался на такую глухую стену, что становилось не по себе. Никогда Делайт не был тем самым отзывчивым пареньком с окраины, спешащим раздать свои улыбки каждому встречному-поперечному. Но сейчас он бил даже свои рекорды: просто не обращать внимания на кого-либо. Абсолютный игнор, под кой попали все от мала до велика. И теперь он только и делал, что сжигал литры бензина, накручивая километры по выученному назубок Сакраменто.
   В чем причина такого замыкания? Где кроется тайна, которая сподвигла Себастьяна забыть об окружающем мире и на некоторое время стать одиночкой?
   Как, вы не знаете? Не знаете, что теперь город Сакраменто стал ещё опаснее, чем раньше? Не знаете, что убит дон мафии? Не знаете, что она теперь залегла на дно? Вы совершенно не осведомлены о реальной жизни Сакраменто. Если вы всё ещё думаете, что этот город один из лучших, вы глубоко ошибаетесь в своих выводах. Пересмотрите приоритеты и наведите справки. Поверьте, не захотите больше на улицу без пистолета выходить, даже если надо всего лишь на балконе белье вывесить.
   Рёв мотора успокаивал шальные нервы. Даже Себастьяна задела смерть Донато. Он проработал в мафии 10 лет и успел сблизиться со многими. Не так, как сближаются нормальные люди: посиделки в барах, совместная рыбалка и прочие радости жизни простых смертных. И уж тем более не с доном мафии он был в таких отношениях. Только заслужил доверие и уважение, благодаря чему более не оставался на ранге обычного солдата. Ему спускали с рук все невинные шалости, которые он порой позволял себе устраивать. Ему доверяли, ему давали одиночные задания. А что теперь, что теперь будет с приходом нового дона? Может ли он продолжать пробиваться к посту капореджиме, или пора сворачивать удочки? Столько вопросов терзало голову Делайта, что он просто не нашёл другого выхода, кроме как отгородиться от остальных. Мафия залегла на дно? Оно же лучше, есть время и пространство подумать и понять, что ему нужно, а что нет.
   Плавно поворачивает руль и прикрывает глаза в наслаждении. Да, вождение — лучшее, что с ним случалось. Размяв шею, Себастьян рассеянным взглядом смотрит на дорогу. Он на автомате обгоняет медлительных водителей, сворачивает на нужных поворотах и пропускает пешеходов. Хотя в основном гонит на бешеной скорости и проносится прямо перед носом отскакивающих людей, не ожидавших такой наглости. Он сегодня сел в гоночную машину. До этого никогда не позволял себе нагонять километраж в любимой красавице: она ведь предназначена для гонок, для побед. А сейчас он не мог сесть в повседневную тойоту: она нагоняла тоску и отвращение. Только Бугатти, только хардкор.
   Себастьян не замечал, что превышает километров на 30. Он никогда не замечал, что едет слишком быстро: для него это обычная скорость. Ребрандо сросся со своей машиной, она понимала его с полу движения, он её — на уровне подсознания. Он мог вовремя уклониться, отъехать в сторону, дать по газам или тормозам. Все его малышки тщательно проверены и реагируют на все, что он им прикажет. Единственный раз, когда Себастьян попал в аварию, даже аварией назвать трудно. И случилось это никак не по его вине. Так что смело называйте Делайта серьёзным и опытным водителем, которому и через карьер перепрыгнуть подвластно.
   Впереди моргал светофор. Вот-вот загорится зелёный, и поток машин начинал потихоньку двигаться. Не сбавляя скорость, Себастьян вылетел на встречную: остальные двигались слишком медленно, а сбавлять скорость он не собирался. Тут даже светофор подфортил — грех не воспользоваться. Даже если он засветится на камерах наблюдения, никаких серьёзных проблем ему это развлечение не доставит. Вообще никаких проблем.
   Подъехав к перекрёстку и приготовившись свернуть, боковым зрением Себастьян заметил, что сегодня на дорогах он не один такой самоуверенный. За секунду до столкновения он резко выворачивает руль и вдавливает педаль тормоза в пол, чудом избегая прямого и сильнейшего удара. Визг шин об асфальт; скрежет металла о металл; рёв мотора; тишина. Машину перестало крутить в диком вихре вокруг своей оси, и она остановилась, вперевшись капотом в дверцу «соседки».
   Себастьян только что, кажется, избежал смерти. Не выпуская руль из рук, он откинулся на сиденье и выдохнул, только поняв, что всё это время не дышал. Кажется, сейчас он всерьёз испугался. Не ожидая такого финта, Делайт заглушил мотор и отпустил наконец руль.
    И тут его начала охватывать злость.
    Да какого чёрта!
    Вторая авария за последние полгода! Даже конченные блондинки не попадают так часто в передряги! Ему что, подаются знаки свыше, что пора завязывать с вождением?
    Не на того напали!
    Ну прекрасно, ещё и дверь заклинило. Со злости стукнув кулаком по рулю, отчего машина сердито взвигнула, Себастьян открыл окно. Другой водитель не показывался, и правильно делал. Отчего-то в сознании Делайта явно прорисовывалась картина, что за рулём как минимум не самая опытная девушка. Потому что ни один адекватный водитель не полетит на красный днём в Сакраменто!
    Выбравшись из машины, он оглядел сопутствующие потери и сморщился. Машину, конечно, можно отдать в ремонт, но Ребрандо не пользовался товаром с уроном, пусть даже и тщательно скрытым. Из-под капота виновника «торжества» сучился дым; и немудрено, весь удар пришёлся ей прямо на капот. Это Себастьян умудрился вывернуться и пропахать дверями, сбив к херам зеркало и рассыпав вдребезги заднее стекло.
   Подойдя к двери со стороны водителя, Ребрандо так и застыл. Обалдеть, она что, спала?! Нет-нет, сейчас она уже проснулась. Но судя по заспанному лицу и взгляду «что вообще произошло?» Себастьян быстро сложил два и два. Это не шок, это непонимание. За опытом прожитых лет он умел определять людские эмоции.
Тебя кто такую вообще за руль пустил? — всплеснул руками Себастьян, открывая дверцу, чтобы девушка выбралась. О да, сам джентльмен.
   У него не было желания ругаться и выплескивать всю злобу, потому что накопилось её в свете прошедших событий уж очень много. Но просто промолчать он не мог. Твою мать, да ведь полиции-то не избежать!
Вылезай, — грубо приказал Себастьян. Вокруг них уже образовалось мёртвая зона; некоторые прохожие с интересом разглядывали место аварии, некоторые машины притормаживали, чтобы понаблюдать.
Проезжайте мимо, мать вашу, не в кинотеатре! — заорал Делайт, увидев, как две щебечущие подружки в новеньком тонированном «Пежо» хихикали, оценивая масштаб произошедшего. Побереги нервы, друг, ты что-то разошёлся.
Теперь ты за руль не сядешь, — это не угроза, не вопрос и не просьба. Это прямая констатация факта. Потому что в гробу он видел таких водителей, из-за которых может откинуться полгорода. — Серьёзно набралась, раз отрубилась? — ядовитый тон совсем не похож на тот, которым Делайт обычно разрешал подобные ситуации. А нет, подождите, таких ситуаций ещё не было!
   Его невозможно задеть спорами, оскорблениями, неприятными словами. Но попадись ему под руку, когда он за рулём, сорви развлечение и расхерачь машину (гоночную!) — и лучше мечтай больше на своём пути не встречать этого помешанного.

+3

3

а ты стоишь и в спину дышишь,
и материшь меня чуть слышно,
ну пристрели меня…
(c)

     День Святого Валентина… В этом году он запомнился чрезмерным количеством людей, проходящих мимо, улыбающихся и радостных, порой ссорящихся, что было намного интереснее. Но заострять свой взгляд на ком-то одном не приходилось слишком долго, слишком уж много выступлений подряд на разных мероприятиях, слишком уж много сил уходило. Стефания издевалась… Именно к такому умозаключению пришла Лореляй, отправляясь на очередное мероприятие, едва успевая прийти в себя. Даже собственные песни надоедали, собственный голос, звучащий откуда-то издалека, раздражал, а отражение в зеркале через пару выходов морщилось, на личике проступали явные показатели злости – лоб сморщен, губы сжаты в одну тонкую полоску, а челюсть настолько сомкнута, что другой раз палец в рот не суй этой особе.
     Последнее выступление закончилось глубокой ночью, а точнее под утро, благо Стефания заказала такси для своего «нового проекта», коим и являлась Лорелея. В машине девушка спала, выйдя еле как доковыляла до квартиры, клюя носом и растекаясь по стенам до этажа, а дойдя до кровати не стала лишний раз утруждаться и просто плюхнулась в неё, тут же уснув. Вроде бы всё прекрасно и этот ужасный день закончился, но начался новый, ещё более ужасный, как оказалось позже. Но обо всём по порядку.
     Будильник звенел не переставая, он дырявил своим жутким и надоедливым криком барабанные перепонки, не прекращая своего звона, но на Делайт это подействовало не сразу. Только через некоторое время девушка устало подняла голову с постели (даже не с подушки, ибо до неё она так и не добралась, а уснула, где упала – поперёк кровати, свесив ноги), не соображая совершенно ничего и задумываясь о том, что происходит. Только сейчас она поняла, что её пытается добудиться будильник и только сейчас осознала, что уже, кажется, рискует опоздать. Пробы! Да, сегодня были намечены очередные пробы на роль в фильме, куда Лоре нужно было попасть обязательно, так что она, сломя голову, подскочила с кровати, больно ударившись коленками о пол, сшибая все углы и косяки на своём пути в ванную комнату. В зеркало смотреться не нужно было, но увы, до девушки это дошло поздновато, оставалось только ужасаться собственному отражению и спокойно двигаться на пробы. Хотя почему-то сейчас в Делайт поселилась полная уверенность, что ей будет отказано в роли. На косметику времени не хватало, так что Лореляй накрасилась на скорую руку, практически по пути, всё также по пути хватая чашку холодного чая, делая глоток и оставляя почти полную чашку в коридоре. Чуть не позабыв ключи от машины, Лора всё же выдвинулась, усаживаясь в автомобиль, включая радио и выезжая на дорогу. Если бы было некуда торопиться, то она бы этого и не делала, но в данный момент следовало бы дать газу.
     Пробки – проблема Сакраменто, как и других городов. Монотонный поток машин, монотонное радио, монотонно тикающие часики на тоненьком запястье. Тик-так. Тик-так. Тик… Всё это прекращается в такой же монотонный шум, переливающийся, убаюкивающий. Разве возможно выспаться за пару часов? Голова наклоняется всё сильнее и сильнее, Лора уверенно клюёт носом, пока голова не ударяется о что-то твёрдое, а машина издаёт такое знакомое и громкое «пииип», от которого девушка подскакивает на месте, озирается по сторонам и ошеломлённо наблюдает за реакцией других водителей. Так-так-так, не спать. Плохая затея. Только сейчас она поняла, что этот столь знакомый звук был создан благодаря ей и именно она своей головёшкой извлекла его из машины.
     Поток автомобилей наконец-таки двинулся вперёд, Лореляй преодолела приличное расстояние и оставалось уже совсем немного до нужного здания, машина ускорилась. Только вот сон никуда не пропадал, пока автомобиль пересекал улицы на зелёный свет, Делайт вновь стала клевать носом.
     Тик-так. Звуки вокруг вновь становятся монотонными, сливаются воедино и едва различимы ухом девушки. Тик-так. Голова слегка наклоняется вперёд, проходит пару секунд, ещё сильнее, глаза накрываются пеленой, а после и вовсе смыкаются. Тик-так. Это вязкое состояние сна, полное отключение мыслей и мозга, пальчики изредка чуть подрагивают, отбивая какую-то непонятную и слишком медленную чечётку по рулю. Тик-так. Машину ведёт чуть в сторону, откуда-то слева сигналят, слышен крик весьма недоброго характера. Тик-так. Голова Лоры склоняется чуть набок, тело расслаблено движется вслед за головой, так что, по неведомому случаю, автомобиль выравнивается и движется по нужной траектории. Тик-так. Но на этот раз светофор выдаёт злую шутку и зелёный быстро сменяется красным, только вот глаза Лоры закрыты, чтобы заметить это.
     Монотонные звуки сменяются каким-то кошмаром, визгом тормозов, треском и лязгом металла. Резкий удар головой  то ли о руль, то ли ещё что-то на пути, столь же резкая боль в руке. Лора распахивает глаза, вокруг мимолётом пролетают воображаемые звёзды от сильного удара, а взгляд даже не бегает по сторонам, просто замирает. Она смотрит перед собой, не понимая, что происходит и что стряслось, не понимая, что машина практически вдребезги, откуда-то идёт дым, а через некоторое время рядом возникает чья-то фигура, уверенно распахивается дверь и…
— Тебя кто такую вообще за руль пустил?
     Громкий голос рядом сменяет звон в ушах, а Лореляй морщится, шумно сглатывая и начиная осознавать, что произошло. Она уснула. Опять уснула за рулём, только на этот раз не обошлось без аварии. Она опаздывает на пробы, а рядом стоит какой-то слишком наглый и самоуверенный хмырь, повышающий на неё голос и требующий, чтобы она вылезла из машины. К собственному удивлению, Лорелея всё же вылезает из автомобиля, видимо, слишком уж потерялась и ошеломлена, чтобы хоть что-то понять и продумать свои действия. Лёгкое головокружение, ладошка Лоры стремительно прикасается к поверхности машины, чтобы девушка не упала, чтобы хоть как-то удержаться и прийти в себя. Всё-таки сильно ударилась головой.
— Теперь ты за руль не сядешь.
     Только сейчас она поднимается взгляд на мужчину, который уже пару минут распыляется тут перед ней. Долго, протяжно смотрит на него, оглядывает с ног до головы, молчит. Это угроза? Но лучше бы промолчала, лучше бы не открывала свой ротик и молчала бы, спокойно дожидаясь полиции. И вроде бы в этот раз пронесло. Лореляй лишь смотрит, этот взгляд даже трактовать как-то нельзя – то ли злится, то ли всё ещё не понимает, что происходит, то ли вообще находится где-то не в этом месте. Всё настолько перемешано в голове и одновременно пусто. Лишь осознание, что она опаздывает на пробы.
— Серьёзно набралась, раз отрубилась?
     Яд в словах – это последнее, что может пропустить Делайт мимо ушей, тем более в подобные моменты. Тут и приходит осознание того, что она заснула за рулём и нарушила правила, осознание, что только что, пару мгновений назад чуть не лишилась жизни и главное осознание – виновата она. Но это ведь так сложно – признать собственную вину, заткнуться и молчать.
- Пошёл нахер! – огрызается Лора, глядя мужчине в глаза. Взгляд уже меняется – теперь только злость, то ли на него, то ли на саму себя. Губы скривились в какой-то непонятной полуусмешке. Ладошка тянется ко лбу, а после Лорелея замечает на коже отпечатавшиеся следы крови. Не слабо головой ударилась…
     Девушка слышит, как к месту аварии приближается полиция, пытаясь прорваться сквозь собравшихся зевак, а уже через некоторое время пару мужчин в форме оказываются рядом с «поцеловавшимися» машинами и их обладателями.
     Делайт, отводя взгляд от незнакомца и видя приближающуюся полицию, залезает в машину, чтобы достать документы из сумки, всё равно сейчас последует фраза «предъявите ваши документы», стоило заранее подготовиться к этому, а заодно захватить мобильный. На всякий случай. Кажется без помощи какого-то более увесистого в обществе человека обойтись не получится…

Отредактировано Loreley Delight (2013-02-18 20:42:48)

+2

4

Мысли о ранней смене машины не покидали мозг Себастьяна. Ядовито выплюнув последнюю фразу в сторону неумелой водительницы, он отвернулся к своей бугатти, и гримаса сострадания исказила его лицо. Да, сострадания. Да, Себастьян сочувствует своей машине. Он не переживает за людей, за их раненые чувства, за задетые принципы. Ему всё равно на тех, кто прыгает вокруг, носится, имитирует интерес к его персоне. Они его не понимают — так какой смысл обращаться к ним за помощью? Они не оценят, примут за должное... А дальше только хуже: о помощи уже попросят они. Ох нет, увольте. Себастьян этого не переживёт. Впадёт в глубочайшую депрессию и вообще перестанет общаться с людьми. А с ними иногда общаться надо. Только если не хочешь, конечно, всю жизнь прозябать в низах и остаться незамеченным.
   А Себастьян у нас не такой. Амбиции хлещут через край и не дадут сгнить в бедном районе Сакраменто. Они же и сейчас помогут выкрутиться и выйти сухим из воды. Ибо негоже Себастьяну Делайту попадать в такие передряги.
   Кстати, о «попадаться». Себу нельзя светиться перед копами. Ни рожей, ни документами, ни машиной. Машиной — тем более. Он, вообще-то, всегда быстро уезжает с гонок, когда те сдаются копам, но подстраховаться лишний раз никогда лишним не будет. Хотя нет, сейчас беспокоиться о машине не стоит. Он ею пользоваться всё равно больше не будет. Страшиться надо засвета в полицейской базе данных его имени. Задумавшись, взял ли он с собой поддельные документы, Себ подошёл к машине и дёрнул дверцу, забыв, что её заклинило. Закатив глаза и сосчитав в уме до пяти, мужчина повернулся к пославшей его только что девушке. Смиренно улыбнувшись, Делайт повернул голову набок и прошипел: «После тебя.»
    Увидев приближающихся копов, Делайт нахмурился. Он не знал, как выглядела подсадная утка мафии и не помнил его имени. Никогда не утруждал себя запоминанием имён тех, кто на него прямого влияния не имеет. И очень зря, сейчас бы имя того Джона/Питера/Джереми ему бы очень пригодилось. А может он уже здесь? Нет, вряд ли, ему нельзя покидать участок. И как догадаться, что в аварию попал гонщик мафии?
    Снова разозлившись, Себастьян достал из кармана телефона и кивнул подошедшим копам, готовым попросить его документы. Быстро проговорил:«Дайте мне минутку, позвоню приятелю, чтобы помог отбуксировать машину» и отошёл подальше, чтобы они не слышали его разговора. Поглядывая на виновницу ДТП, Себастьян ждал, пока ответит коллега. У него гос номера на повседневной тачке, а на этой — гражданские. Опять промах. Следующую малышку он снабдит полным комплектом безопасности и защиты от повседневной рутины. И на улицы днём не выведет.
    Быстро обрисовывая приятелю ситуацию, Себастьян махнул рукой надоедающим копам, которые всё хотели дорваться своими потными ручками до его документов. Снизив тон, Себ попросил связаться с кротом мафии в полицейском департаменте и постараться замять произошедшее сверху. А он своими силами попытается замять это здесь.
    Дав отбой, Делайт оглядел место аварии. Весьма печальная картина, особенно для такого любителя автомобилей. Даже машину девушки было жаль. Но картина печальна и для этих двоих, если кто-то из них, или оба, срочно всё не уладят. Себастьян бы не беспокоился, если бы виновата была только девушка. Но он гнал, превышая километров на 30, если не больше, и камера на светофоре это засекла. Сейчас копы проверят записи, убедятся в виновности обоих и заведут дело, которое затянется до выяснения, кто же из них виноват больше. А попадать в полицию Себастьяну не просто не хотелось — ему этого допускать никак нельзя. Если на гонщика заводят дело по дорожному происшествию, прощай, голова. Ну, может не так категорично. Но примерно так. А получать нагоняй (или нечто большее) Делайту совершенно не хотелось.
    — Мисс Делайт, Вам нужно пройти тест на содержание алкоголя в крови.
    Подошедший Себастьян нахмурил брови и перевёл взгляда с говорившего копа на девушку. Делайт? Это же не Марселина, да? Вроде галлюциногенов не принимал, и это точно не его сестра. И не мать. Однофамилица? За всю свою жизнь Себастьян не встретил ни одного человека с такой же фамилией, а тут такая пруха? Да прямо-таки комедия, честное слово! Только сценаристы какие-то укуренные, или просто новички.
    — Ваши документы, пожалуйста.
    А вот теперь уже обращались к нему. Подсадная утка ещё не успела ничего сделать. Ладно, надо потянуть время. Или только дать документы не окажется чем-то страшным? В конце концов, если здраво рассуждать... Свой человек скоро всё уладит, и завести дело копы явно не успеют. Они с такими делами всегда тянут. А если он будет тянуть и пытаться не показать документы — подозрений вызовет куда больше, чем знакомый в департаменте. Ещё прогонят его по базе, а это — засвет ещё страшнее, чем заведённое дело.
    Достав из заднего кармана джинс бумажник, Себастьян вытащил удостоверение и протянул копу. Лицо при этом сделал крайне недовольное, будто отдавал не кусочек пластика, а бесценное сокровище. Хотя, права для него можно приравнять и к такому сравнению.
    Полицейские сначала сделали круглые глаза, а потом не сдержались и заржали. Себастьян, уже было отвернувшийся от них, резко развернулся и поднял брови. Укурились, отморозки?
    — Мистер Себастьян Делайт? — опережая его вопрос, начал один из копов, прерывая смех. Судя по тому, как он сделал ударение на его фамилии, служители закона такое поразительное сходство виновников дтп из вида не упустили.
    — И? — раздражённо ответил Себастьян, начиная внутри себя ненавидеть нерасторопность приятели и подсадной утки. И тут — слава яйцам! — у одного из полицейских зазвенел телефон. Скорчившись, Себастьян развёл руками и присел на капот своей машины. Сейчас, ещё чуть-чуть, и опасность заведения дела миновала.
    Но вот что делать с этой сонной цыпочкой? Отпускать её по добру по-здорову? Как бы не так. ПО меньшей мере он добьётся лишения её прав, а что по большей — ещё не решил. Он перевёл взгляд на девушку и осмотрел её оценивающим беспристрастным взглядом. Ей же хуже, что попалась на глаза Себастьяну.
    — Ремонт моей машины за твой счёт, — и плевать, что машиной он больше пользоваться не собирался. Кто об этом, кроме него, знает? — И вот это, — он резко выхватил у неё из рук документы, — Останется у меня.
    Выбрав из всей кучи бумажек водительское удостоверение и страховку, Себастьян засунул их к себе в бумажник. Вручив девушке оставшиеся документы, он наклонился к ней и проговорил:
    — За законность совершённого не беспокойся, менее, чем через час, будешь лишена прав официально. А эта маленькая шалость для того, чтобы никуда не свалила.
    Взглянув на часы, Себастьян недовольно нахмурился. Зависать тут на пол дня у него не было никакого желания, но, видимо, у копов были другие желания, идущие вразрез с его собственными. И эта дамочка спокойно его действия не воспримет. Интересно, с кулаками набросится?
    И всё-таки. Неужели правда однофамилица?

Отредактировано Sebastian Delight (2013-03-17 01:02:51)

+2

5

Я ухожу, оставляя горы окурков,
Километры дней, миллионы придурков...
(с)

   Медленно протягивает документы полиции, мужчины тут же впиваются в них взглядом. В это время можно и позвонить. Лора судорожно набирает номер Стефании (агент как-никак), но в ответ лишь длинные гудки. Звонок вновь повторяется. И вновь. И вновь. Пока спокойный и нудный голос на другом конце не оповещает о том, что абонент временно вне зоны действия сети. Действительно ли так временно? Стефания никогда не отключала рабочий номер, всегда была на связи и днём и ночью. Что-то здесь было не так. Но задумываться сейчас и об этом - голову можно было потерять. Документы уже были возвращены обратно в ручки Лореляй, а вот от второго виновника происшествия два копа не сразу смогли дождаться этих бумажек. Мужчина кому-то названивал, что-то обсуждал и попал под назойливый и буравящий взгляд Делайт, которая глаз отвести не могла. Просто из вредности. А если бы могла убить взглядом, то ему вряд ли бы повезло остаться в живых...
— Мисс Делайт, Вам нужно пройти тест на содержание алкоголя в крови.
   Она лишь кивает, вздрагивая от голоса, будто бы её огорошили чем-то внезапным. Скорее она просто до сих пор залипала и всё делала для того, чтобы не уснуть, но порой выпада из реальности, задумавшись. Делайте уже все необходимое, быстрее. И отпустите меня отсюда. Нелепая ситуация. Ужасная. И как только этот придурок мог не приметить моей машины?! Женская логика. Не скажет ведь - сама виновата. Все процедуры были проведены, осмотр документов, места происшествия и только по прошествии десятка минут, а то и более, от второго виновника полиция дождалась документов. Вот эти четверо стоят, мужчина протягивает документы, Лора всего лишь наблюдатель, но только взглянув в бумажки, копы начинают дико ржать. Натыкаются на непонятливый взгляд Лореляй, но смеяться продолжают. А в ней всё закипает. Что за придурки?!
— Мистер Себастьян Делайт?
   Очень смешное имя! Дебилы! Она даже связи не уловила поначалу. Лишь проматывая в своей голове это сочетание слов поняла, что что-то здесь не так. Себастиан. Делайт. Однофамилец... какая редкость! Редкость ли? Ещё ни разу в своей жизни Лора не встречала людей с такой же фамилией, будто её выдумали, взяли из головы и подписали в свидетельство о её рождении. Но сейчас в голову валом прорвались различные мысли. Однофамилец. Может или же не может такого быть? Лореляй буравила взглядом Себастиана, изучала его с ног до головы, отмечая про себя черты лица, одежду, но ничего ей не говорило ни о чём, ни о каком родстве. Да и о чём может идти речь, если она отца своего в глаза не видела! Даже на фотографиях. Мысли... мысли... они не давали покоя, заставляя выдумывать самые нелепые вещи и выдавать самые страшные предположения. Одно она решила точно - в Вегасе никогда не была, замуж по глупости выйти не могла. Да и какой нормальный мужик будет брать её фамилию?! Глупости. Действительно.
— Ремонт моей машины за твой счёт.
   Какой-то посторонний звук отвлёк Делайт от своих размышления и игр её фантазии. Ах да, этот звук вылился изо рта Себастиана. Выражение лица а-ля "ты что-то сказал?", но ни слова вслух, лишь недовольный взгляд и типа согласный. Хотя на лице читается, что слишком уж многое о себе возомнил мужчина.
— И вот это... Останется у меня.
   Она даже не успела понять, как лишилась бумажек, что были у неё в руках. Мужчина просто выдернул документы из её пальчиков, после чего отдал "ненужные", оставив при себе водительское удостоверение и страховку.
— За законность совершённого не беспокойся, менее, чем через час, будешь лишена прав официально. А эта маленькая шалость для того, чтобы никуда не свалила.
- Да ты охренел! Придурок! Отдай сюда! - завопила Лора, благо голосовые связки разработаны отлично за годы пения. Она попыталась выдернуть из рук Себастиана свои документы, но тщетно, оставалось лишь возмущаться. - Ещё неизвестно, кто из нас виноват! И никуда я сваливать не собираюсь, как же! Пешком засеменила гусыней в сторону дома! Я на месте стою, слепошарый идиот!
   Она не унималась. Даже копы стали косо поглядывать в сторону виновников торжества, но всё ещё молчали, что удивляло Лору. Они молчат! Что можно было подумать? Сначала этот придурок звонил кому-то, потом перезвонили копам, а она остаётся у разбитого корыта! У двух разбитых корыт и будет оплачивать ремонт обоих?!
- Да иди ты! - вылезло всё же на волю, после чего Лореляй схватила сумку из своей машины, скинула туда оставшиеся документы, и... засеменила гусыней по дороге в сторону дома. - Разбирайся сам со всей этой хренью! И позвони мне, милый, как закончишь, - бросила Ло, уходя с места происшествия. Всё необходимое она уже сделала, а торчать здесь... ещё чего. Я тебе выпишу чек. Ну да…
   Не сказать, что отошла она на большое расстояние, но всё же отошла. Не оглядывалась, не смотрела в сторону. Недовольных копов заткнула жестом руки, им оставалось только пожимать плечами. Сейчас она поймает машину и доедет домой, ляжет спать, а там – утро вечера мудренее. Там и разберётся. Обратится к кому-нибудь за помощью. Раз Стефания не отвечает, ещё существует Алекс, у которого полно связей и который не откажет, наверное. Ещё есть знакомый адвокат, прекрасная девушка. Но пока только спать. Лореляй машет рукой, видя проезжающих мимо машин. Ну же, хоть кто-нибудь подвезите юную леди до дома! Не будьте жмотами! Устав голосовать, хотя и пяти минут не прошло, может секунды две, она прислонила ладошку ко лбу, прошипев от боли. Всё-таки ранка всё ещё кровоточила, странно, что не доставляла неудобств. Наверное, Лора была так увлечена происходящем, что и не заметила, как сильно ударилась головой.

Отредактировано Loreley Delight (2013-03-03 18:46:04)

+2

6

Сморщившись от звонкого ора девушки, Себастьян нацепил крайне недовольное лицо с явно читающемся на нём выражении «ты серьёзно?». Делайт терпеть ненавидит, когда кто-то орёт, особенно на него. Попахивает расстройством нервишек и истеричностью — вот ведь пакость. И всё же что-то в ней было что-то... знакомое что ли? Эти движения, мимика, некоторые черты лица. Губы, в точности как у отца! Отца Себастьяна, разумеется. Сам Делайт был больше похож на мать, что всегда любили отмечать друзья и терпеть не мог сам отец. Не узнать ненавистные черты ненавистного ему человека просто невозможно. Постойте-ка...
    От размышлений его отвлекла всё та же зачинщица. Бешеная какая-то, ей-богу. Видимо, так сильно головой приложилась, что ничерта не понимает уже, что творит. Сначала орёт, что стоит на месте, а теперь хватает вещи и гордой походкой обезглавленной курицы демонстративно направляется в обратную от него, Себастьяна, сторону. Делайт лишь удивлённо поднял брови и проводил девушку взглядом. Далеко она уедет, конечно. Вся помятая, с кровоподтёком на лбу да ещё возле места аварии: да прямо-таки первая встречная машина остановится и согласится подвезти. С интересом наблюдая за её действиями, Делайт сначала не услышал, как пиликнул телефон, извещая о непрочитанном смс-сообщении. Нахмурившись, он отвернулся от девушки и прочёл сообщение. Губы тут же расплылись в довольной улыбке, и мысли о том, как бы отделаться от назойливых копов исчезли.
    Около него тут же материализовались копы: с таким раболепием на лицах, что Себ даже подумал, не переборщили ли там с алиби для него. Но переборщить — это не страшно, а вот недодумать чревато последствиями. Не приняв извинения, Делайт резковато ответил служителям закона, что сам займётся буксировкой машины и больше в их услугах не нуждается. Только они, видимо, посчитали по-другому.
    — Вашу жену надо показать врачам... — продолжили они лепетать, но Себ прервал их, подняв руку и скорчившись в недоумённом отвращении. Какая ещё жена? Что там с Морганой? Чёрт, каким образом она сюда втянулась?!
    А потом быстренько подоспело понимание. Ах да, они же считают, что эта мисс-сумасшедшая-гусыня и есть его жена. Чёрт бы побрал эти одинаковые фамилии.
    — Мы не муж и жена, — рявкнул Себастьян, — Она сама решит, нужно ей к врачу или нет.
    Не изъявляя более желания общаться с представителями закона, Делайт оглядел место происшествия. Копы, разговаривающие с ним, уже направлялись к своей машине и вот-вот сделают отсюда ноги. А вот «жена» всё ещё стояла на обочине, правда уже не ловила машину, а выглядела так, будто вот-вот хлопнется в обморок и распластается прямо по тротуару. Пробку создаст, — равнодушно подумал Делайт, отвернувшись от девушки. Ей вовсе необязательно знать, что дело замято и они могут дальше жить спокойно, забыв друг о друге на веки вечные. Пусть ещё понервничает и обзванивает адвокатов. Себ совершенно не против. Оглядев свою машину, он заметил, что её «ранения» особенно не повлияют на работоспособность, и он вполне может доехать на ней до дома. Но ехать на покорёженной бугатти домой? Да вы издеваетесь! Или просто не знаете Себастьяна. Вздохнув, он снова достал телефон и, набрав номер приятеля, злобненьким тоном поинтересовался, где застряла машина, которая должна забрать его. Эвакуатор  уже был в пути, это он и так знал, в таких пробках он быстро доехал бы до них, только если бы пёр прямо по крышам стоящих на пути машин.
    Резкое озарение заставило Себа поморщиться и обернуться к машине однофамилицы. Ну вот, а с ней-то что делать? Он же сказал, что разберётся со всем сам, а эта цыпочка решила быстренько сделать ноги, ссылаясь на непереносимость нового знакомого. Да вот только заниматься её машиной в его планы явно не входило.
    — Харош валять дурочку, займись своей машиной, — обратился Делайт к девушке, присев на капот своей бугатти. Одного взгляда на её тачку хватало для того, чтобы разжалобить любителя машин, но ещё и понять, что серьёзного урона двигателю нанесено не было, и уехать она отсюда сможет. Правда, возможно разваливание на кусочки прямо во время движения... Ах да! Ведь сама виновница уже за руль сесть не сможет. От этой мысли Себ расплылся в довольной улыбке. Её права в его кармане приятно грели душу. Ну, это уже не его проблемы.
    Колючей фразы в ответ не было слышно в течение минуты, и Делайт даже удивился. Что, решила проигнорировать и продолжать играть изваяние, которое вообще не знает, причём тут авария?
    Повернувшись, он громко вздохнул и так же громко выругался.
    Девушка ничком валялась на тротуаре, как и представил ранее Себастьян. Вот это подстава из подстав. Что прикажите делать — оставить её валяться дальше, пока какой-нибудь законопослушный гражданин, которому не всё равно, не вызовет скорую? Или полицию. Опять. Закатив глаза и простонав нечто типа «за кой чёрт мне ниспосланы какие-то ёбнутые женщины», Себ направился (медленно) к девушке, попутно соображая, что будет делать. Наклонился, проверил пульс — есть. Жаль, чёрт возьми. Вот ведь душераздирающая сцена сейчас открывалась проезжающим мимо. Прямо-таки на Оскар напрашивается.
    Когда наконец подъехал Дейв, ребрандо облегчённо вздохнул. Махнул рукой, привлекая внимание, и нахмурился, чтобы тот не подумал даже задать хоть один вопрос под девушку, которую он держал на руках.
    — Дай мне машину, я отвезу её в больницу, — тоном, не требующим возражений, начал Себастьян, — Дождись эвакуатора и погрузите обе машины. Мою на свалку, её туда же.
    Она сама сказала ему разобраться со всем. Потом ещё поблагодарит. Наверно.
   
    — Вы родственник? — неизменный вопрос на ресепшене в больнице. Ну конечно, ведь не_родственникам нельзя находиться рядом с больными. А уж если раненого привозит посторонний человек, тут же возникает куча вопросов, весьма часто с присутствием полиции. А ему только этого не хватало сейчас. Только избавился от угрозы засвета в полицейской базе, как тут же всплывает новая. Вот так счастье на голову привалило.
    — Брат, — отрезает Себастьян и оглядывается на проносящихся мимо врачей с этим самым счастье на каталке.
   
    Её сумочка осталась при нём. Уходить ему запретили, и даже свирепый взгляд не подействовал. Эти тётеньки из справочных дадут фору лучшим гипнотезёрам страны. Не мучаясь зазрением совести, Делайт открыл её сумку и покопался внутри. В первую очередь достал бумажник, и просмотрел его содержимое. Пластиковые карты, немного налички, подарочные сертификаты, скидки... Опа, паспорт. Открыв его, Себ пробежался по строкам, пытаясь найти хоть какую-то связь между ними. Его не отпускала мысль, что в этом явно что-то есть. Дата рождения прямо-таки обухом ему по голове дала. 1989 год. Ебись оно коленом, тот самый год, когда из семьи ушёл отец. Ещё одно прелестное совпадение или уже пора задуматься? Вот жаль, что в паспортах не пишут данных родителей.
    Засунув бумажник обратно, Себ открыл боковой карман, и брови тут же взметнулись вверх, а в глазах засверкали коварные искорки. Какие милые таблетки, и явно не от простуды или аллергии. Принимаем по-маленьку значит? Какая милая у него сестра. Блять, что это за подлянки такие у него в жизни: находить родственников в самых неожиданных местах? Это типа кара небесная за то, что он терпеть людей не может?
    Сомневаться в том, что она его сестра, больше не приходилось. Сопоставить все факты и понять, что именно она та самая нагулянная отцом девчонка, из-за которой несколько сократился бюджет их семьи, было несложно. Её дикая схожесть с отцом, одна фамилия и дата рождения.
    И ситуация уже не казалась такой забавной. Даже Себастьяну. Даже ему было дико таким образом наткнуться на ту, кого он знать никогда не хотел.
    Покопавшись ещё в смуке и не найдя больше ничего интересного для себя, Делайт застегнул её и поднял голову. Кажется, время ожидания подходило к концу: к нему направлялся доктор.
    — Ваша сестра очнулась, с ней всё в порядке. Можете пройти в палату.
    О, с преогромным удовольствием.
    Закрыв за собой дверь палаты, Себастьян кинул сумку на окно, а сам развалился в кресле.
    — Как чувствуешь себя, сестрёнка?

Отредактировано Sebastian Delight (2013-03-28 00:06:19)

+2

7

- Что-то происходит...
- Где?!
(ну в общем ты меня понял...)
   
   «Идиот. Придурок. Как можно быть таким тупоголовым?! Однофамилец хренов... хоть фамилию меняй из-за переизбытка таких придурков». В голове лишь мысли о том, как бы Лореляй убила бы Себастиана, множество вариантов, знаете ли, и все они достаточно извращены для милой с виду барышни. Но как работала сейчас её голова в этом направлении... прямо-таки закипала, сейчас засвистит как кипящий чайник на плите.
   Начиналась какая-то немереная головная боль, на этот раз причиняющая немаленькие такие неудобства. И если сначала Лора и не заметила, насколько сильно ударилась, то сейчас понимала, что стоило бы обратиться к врачу. И ковылять пешком до дома - плохая идея, как оказалось. Никто не хотел остановиться и подбросить её хотя бы до центра города, водители лишь украдкой осматривали место происшествия и не обращали на девушку никакого внимания. Хоть головой бейся о каждый фонарный столб, хотя куда уж там, итак раненая в голову.
   Резкое головокружение. Вместо того чтобы удариться головой об столб, Делайт схватилась за него ладошкой, понимая, что не может устоять на ногах. В глазах медленно темнело, сколько ни пыталась девушка моргать, хлопать ресницами и приходить в себя - все попытки тщетны. Тело сползает по фонарному столбу, укладываясь на пригретый солнцем асфальт. И тишина. И темнота.

Карусель, карусель начинает рассказ. Это сказки, песни и веселье!
Карусель, карусель — это радость для нас: Прокатись на нашей карусели!

   Вот она и прокатилась, так прокатилась. Ещё не открыв глаза, Лореляй пытается определить, где она. Она лежит. Здесь тепло и мягко, так что это точно не асфальт и точно не то место, где она упала в обморок. Что-то пикает, кто-то ходит. Почему первое, что приходит ей в голову - психбольница? Это был бы прекрасный расклад - ещё совсем недавно незнакомый ей Себастиан упрятал её в лечебницу, хоть книгу пиши. Лора устало открывает глаза, моргая большее количество раз, чем нужно, приходя в себя. Во рту пересохло. Вокруг так светло и тепло. «Больница. Бинго!»
   - Мисс Делайт, как Вы себя чувствуете? - перед девушкой возникает озабоченное лицо медсестры, которая говорит что-то ещё, но этот свист в ушах прерывает всю её речь. Лореляй вновь закрывает глаза, с силой зажмуривает их и чуть трясет головой. Неприятный звук становится тише.
   - Как будто попала в аварию, - хрипло отвечает Ло, наблюдая за медсестрой, которая улыбается, услышав такой ответ. «Дура. Это не было шуткой». Ло закатывает глаза, вновь закрывает их. Шевелит сначала пальцами рук, потом ног, проверяя - всё ли на месте и всё ли в рабочем состоянии. А то вдруг этот безумный идиот Себастиан решил продать её на органы и уже оплатил операцию?.. Кто его знает.
   - Сейчас я позову Вашего брата, раз Вы очнулись. Но пожалуйста без лишних телодвижений и волнений, - произносит медсестра какие-то непонятные слова, и Лоре кажется, что женщина не в своём уме уже второй раз, а она ведь только две минуты назад её встретила... «Какой брат? Вы о чём, женщина? У меня нет никаких братьев!» Но медсестра уже скрывается за дверью, чтобы позвать воображаемого брата.
   Минута ожидания превращается в часы, длится вечность. Ло видит, как медсестра о чём-то говорит с доктором, который уходит, а после в палату заходит какой-то мужчина. Какой-то... Его черты лица вполне знакомы Лореляй. Она с недоумением оглядывает Себастиана с ног до головы, будто бы первый раз видит его. А может и правда стоит притвориться, что она потеряла память? Ударилась головой и всё - пиши пропало - памяти как и не бывало.
   «И что делает у него моя сумка? Там личные вещи вообще-то лежат. По-любому шарился. Придурок. Насквозь вижу. Лазил в моей сумке. Может ещё какие документы прихватил?! И оформил уже что-нибудь на меня, да!»
   — Как чувствуешь себя, сестрёнка?
   Вновь недоумевающий взгляд, но на этот раз настолько наигранный, что грех не заметить. «Какая я тебе сестрёнка?! Тамбовский волк тебе сестра! Боже, что я несу?!»
   - Как будто не я ударилась головой, а ты! - огрызнулась Делайт, злобно, исподлобья глядя на мужчину. «И не называй меня так,» – хотелось добавить, но не стала вновь раскрывать рот. Внезапно в её голову закрались сомнения. «Однофамилец… О боже!» В голове начинался какой-то бунт, адское пекло, мысли волочились друг за другом – одна хлеще другой. Лорелея совсем забыла один маленький факт – фамилии. Одинаковые фамилии. Она внимательно смотрит на Себастьяна, оглядывает его, но теперь уже вовсе не так злобно и недовольно, скорее в её взгляде ужас и шок. «А что если… Неужели и вправду…» По выражению лица мужчины Лора понимает, что он говорил серьёзно. Она не знает почему, не знает как, но видит это. Он, наверное, тоже недоволен этим фактом, что раскрыл для себя, но уверен в его достоверности.
   К горлу подкатывает ком. Лорелея нервно сглатывает его, не зная, что сказать. В палате воцарилось молчание, дико давящее на уши. Девушка ещё не осознаёт, что перед ней сидит брат, смотрит на неё, она лишь пытается осознать это, пытается донести до своего мозга эту шикарную новость для первой полосы газет.
   - Но… неееет, этого не может быть, – нервно протягивает Делайт, ухмыляясь как-то особенно испугано и не отводя взгляда от Себастиана. - Нет, – пытается придать своему голосу уверенности, но вся эта уверенность вдребезги разбивается, натыкаясь на взгляд «брата».
   Она жаждет объяснений, ибо по поведению и виду сидящего перед ней… он знает точно больше её самой. Он ведь как-то смог вычислить, что Ло его сестра. «Чёрт. Чёрт. Чёрт!» Лореляй и не надеялась, что после своего двадцатитрехлетия встретит не то чтобы своего брата, а отца. Что уж тут говорить… Она даже не думала, что мужчина знает о её существовании, но как-то за всё время свыклась с тем фактом, что второго родителя у неё просто нет. Нет и всё, как-то по-детски забавно, но прокатывало всю жизнь. А теперь брат. Вот те на…

Сюрприз, сюрприз! Да здравствует сюрприз!

А мы бросаем скуке вызов
Потому что, потому
Жить на свете без сюрпризов
Невозможно никому.

+1

8

Себастьяна нихрена не радует тот факт, что у него появилась ещё одна сестра. Будто с одной проблем было мало. Ну, если судить строго, то Делайту плевать на младшую сестру. Он не следил за ней, не бегал хвостиком и не ругал за попадания в неприятности. Они не созванивались, не обедали вместе, и иногда могли не видеться месяцами. Их жизни кардинально различались, и общих прямых находилось очень мало. Они пересекались, когда кому-то из них что-то было нужно. В основном нужно было что-то Долорес. То парень-придурок попался, надо ему морду подчистить, то папа с мамой опять ругаются, их надо помирить, то она напилась и не понимает, куда попала. Так как это происходило редко, Себа это не напрягало. Он помогал, разбирался и счастливо забывал; Долорес тоже. Так и жили от случая к случаю. Делайт вообще не чувствует семейной связи. И на него не надавишь, требовательно твердя «это же твоя сестра!»
    Кто возьмётся утверждать, что с Лорелеей не выйдет иначе? В нём не просыпаются благие чувства, они наоборот умирают. Ему неприятно проводить время с семьёй, более того, он вечно засыпает за столом. Он виноват, что они выбирают такие дни, в ночи перед которыми у него гонки? А потом обижаются, возмущаются, губы надувают и читают наставления. А он отмахивается и уезжает по делам. Семья — это слишком нудно. Это ненужная обуза, особенно Себастьяну. А новоиспечённая сестричка уже заочно заслужила его нелюбовь к себе. Чёрт возьми, это ведь из-за неё ему пришлось так рано повзрослеть. Кто опровергнет тот факт, что отец уходил на год к той шлюхе, просто потому что она трахалась лучше матери? Естественно он держался того, что она залетела. А потом сбежал, как трусливый нашкодивший кот, предпочитая отдать все разборки той, кого обрюхатил. И, конечно, выплачивал алименты, тратя нехилые деньги из семейного бюджета. Вы что, серьёзно думаете, что Себастьян немедленно запылает любовью к этой девчонке и кинется обнимать её? Чёрта с два.
    Кинув её сумку на ближайшее кресло, Себастьян хмурит брови и оглядывает сестру ещё раз. Да, определённо, сходство с отцом приличное. И не только в сложении, но и в мимике. Проскальзывает что-то даже от него самого, от Себа. Хотя бы этот колючий характер. Видимо все Делайты рождены, чтобы быть тварями. А ведь такая звучная, добрая фамилия. Мы ломает стереотипы, точно.
    — Будто я тут с ума схожу от радости, — в тон девушке огрызнулся Себастьян и свёл губы в тонкую ниточку. Он злился, да, злился сильно. Ему претила вся эта ситуация, ему надоело, что в жизни происходит какая-то неведомая хуйня. Будто бы проверка на прочность. Или посылы к тому, чтобы измениться. Да хрен там был. Делайт перевёл взгляд с Лорелеи на окно и сощурил глаза. Что-то всё же держало его тут. Может, желание прибить её, чтобы в дальнейшем не мучиться? Что-то подсказывало, что эта встреча не окажется последней. Не знаю насчёт степени ненависти, потому что она разбила его машину, что может быть хуже?! Уже за это он готов отцепить её от капельницы и влить какого-нибудь яда вместо физ раствора. Психованный? А то.
    Но если задуматься, посмотрите на них. Сидят и хамят друг другу, не собираясь уступать. Они похожи, вы заметили? Не внешне, характером. Упрямые, твердолобые и сволочные. Его родная сестра, кстати, тоже не подарок. Все в семействе Делайт уродились чертятами, повзрослев и превратившись в дьяволят. Наталкивает на мысли. Но сейчас не об этом.
    — Всё может, — тем же злобным и не терпящим возражений тоном начал Себастьян, видя, как Лорелея хочет поверить, что этого быть не может. Да он бы сам с радостью, — Мой отец уходил из семьи на год, и продуктом этой деятельности стала ты. Бьюсь об заклад, что своего отца ты никогда не видела и видеть не желаешь, — хмыкнул Делайт, — Твой год рождения совпадает с периодом гуляний моего отца, ты на него похожа, — последнее Себ произнёс с неискрываемым презрением. Почему? Начнём с того, что отца он ненавидит, закончим тем, что сам похож на мать. И не горел никогда желанием быть похожим на того, кто постоянно пытался склонить его в свою сторону. Все безуспешные попытки кончались полным провалом и ещё большей порчей отношений.
    Пока что были две вещи, которые объединяли Себастьяна и Лорелею. Их машины находились на свалке и они оба ненавидели своего отца. Неплохое начало, но не сейчас. Не-е-ет, Себ всё ещё зол на Лору за то, что она вмазалась в него. Прощения не будет.
    — Ещё у тебя есть младшая сестра, потому что этот придурок вернулся в нашу семью и заделал ещё одного ребёнка. Так что добро пожаловать в весёлую семейку Делайт, — он широко развёл руками, будто бы всё сборище идиотов уже было тут, — Только без меня. Из меня любимый старший брат как из тебя хороший водитель.
    Правда, Себастьяну и так казалось, что Лорелее его рожу больше видеть не захочется. Он подстраховался.
    — А да... Права, — вдруг вспомнил Себастьян, — Не получишь, — ох уж эта ядовитая улыбка. Пускай даже не думает, что получит их обратно.
    Дверь в палату отворяется и входит врач. Несколько удивляется злобным выражениям наших лиц, но это не её дело, а? Себастьян смотрит на неё, расширяя глаза с немым вопросом «ну хули надо?» Как будто забыл, что его новоявленная сестра сознание потеряла совсем недавно. Ну да, память у него не такая уж и длинная на незначительные вещи.
    — К вечеру мы можем отпустить мисс Делайт домой. Вы заберёте её, верно? — и не успел Себ и рта открыть, как врач продолжила, — Постельный режим на следующий день и никакого вождения, естественно.
    Ну как тут не упомянуть, что на последних словах Делайт расплылся в жутко довольной улыбке.
    — Пожизненно?
    Женщина посмотрела на Себа, потом на Лору, потом обратно на Себа таким странным взглядом, будто он спросил, можно ли укусить её за зад. Покачав головой в знак отрицательного ответа, врач вышла, а Себ притворился расстроенным. На пару секунд.
    — Я тебя забирать не буду. Познакомились, и харош. Звони парню, девушке, соседке, да хоть отцу, а я поехал.
    На самом деле занят Себастьян совершенно не был. Разве что съездить к знакомым и сказать, что требуется новая тачка. Но Лорелее знать об этом вовсе не обязательно.

+1

9


   Я не сразу могу отойти от шока, вызванного такой радужной новостью. Да что тут говорить, я в принципе не могу отойти от шока уже порядка минут пяти, просто смотрю на своего новоявленного брата. Оглядываю его, изучаю черты его лица. Да вы издеваетесь? Мы даже не похожи. Ни капли. Совсем нет. Не верю. Это ведь просто какой-то недоразумение, глупое, скверное недоразумение.
   И мне, знаете ли, плевать, рад он или недоволен, тут уж эгоизм разыгрался вовсю. Меня мало интересует этот незнакомый молодой человек, из-за которого я попала в аварию, а сейчас на больничной койке. Какие бы доводы он там не готовил для меня. Не верю. Но как только он открывает рот, мне нечем уничтожить его аргументы и логические доводы. Черт подери, действительно нечем, и всё так прекрасно совпадает, ложиться в одну картину собранных паззл. Отвратительная ситуация. Даже несмотря на всё, что мне уже удалось повидать в жизни и пережить, это самая отвратительная ситуация, в которую я когда-либо попадала. Потому что все мои доводы, иллюзии и мировоззрения рушатся. Вот так вот в один момент карточным домиком летят на пол. У меня была семья, с детства у меня была мать, какая никакая, но мать, об отце и речи не шло, а уж тем более о каких-то братьях и сестрах. И я могла придумывать различные байки о том, куда делся мой отец. Одно время в начальных классах он был космонавтом, оставшимся где-то в небесных просторах, потом военным, не вернувшимся с фронта, потом ещё кем-то… В общем, я была и осталась той ещё врушкой. А сейчас всё было весьма приземлённо и ясно. Впрочем, я и до этого всё знала или догадывалась, тут разницы не было, но только сейчас это было неприятно ощущать, когда передо мной сидит железный аргумент.
   Мой новоявленный братишка злился. Я не знаю, как заметила это, но он явно злился – эти стянутые в одну нить губы, совсем как у меня, недовольно нахмуренный лоб и гуляющие желваки. Я узнавала в нём себя, но нет, ни за что не признаюсь, что мы похожи. И тут он выдаёт, что я похожа на отца. Ну да, на мать я не была похожа практически ничем, если только дрянным характером и тягой к алкоголю и развлечениям, но не внешне, но и на отца я не была похожа. Не видела его ни разу, но была уверена, упрямо уверена.
   Младшая сестра? Серьёзно? Бабушки, дедушки, кузины? Нет? Только сестра? Спасибо, мне и этого на сегодня достаточно. Голова кругом. И это вовсе не от того, что я попала в аварию и ударилась об руль, это от всей информации, которую я просто не в состоянии переосмыслить за эти пять минут. От всех мыслей голова трещит, раскалывается, я готова опять отключиться. Медсестра, закачайте меня таблетками, я не хочу думать!
   - Только без меня. Из меня любимый старший брат как из тебя хороший водитель.
   - И почему я не сомневалась в том, что брат из тебя никудышный? За сегодняшний день это было не один раз доказано, – тихо проговариваю я, глядя на Себастьяна. Его зовут, как краба из мультфильма про русалочку. Разве можно ему доверять? Ну и что, что у нас одна и та же фамилия.
   Как хорошо, что он вспомнил про права… Может быть, на фоне братско-сестринских отношений мне их вернут? Нет? Уверен?
   - Сука, – шиплю я в ответ. И если бы могла убить взглядом, то вряд ли он был бы жив. Но больше никаких ласковых фраз произнести я не успеваю – в палату входит врач. Она что-то говорит, причём говорит ему, а на меня лишь изредка поглядывает. Я что сама не могу о себе позаботиться? Я вполне в состоянии и сама справлюсь. И не нужно меня забирать, я уж лучше пешком, чем с ним рядом. Но я лишь выдавливаю из себя милую улыбочку, пока женщина не скрывается за дверью. И мы вновь остаёмся одни, готовые растерзать друг друга на месте.
   - Я тебя забирать не буду. Познакомились, и харош. Звони парню, девушке, соседке, да хоть отцу, а я поехал.
   - Я лучше пешком, чем рядом с тобой ещё каких-то лишних минут двадцать, – огрызаюсь я, повторяя свою мысль. Мне особо то и некому позвонить… Может быть, подруге или агенту или кому-то ещё, неважно, я найду выход, выкручусь. Вряд ли мой братец волнуется об этом. Скорей бы уже исчез из моего поля зрения.
   - Подай телефон, он в сумке, – я кидаю короткий взгляд на сумку, которая ещё некоторое время назад была откинута самим Себастианом. Принеси-подай. Я ведь больна, мне прописан постельный режим. - Пожалуйста, – протягиваю я, и о боже, мне аж самой противно от этого приторно-сладкого наигранного голоса, но уж извините, из меня дурь не выбьешь. Позвоню кому-нибудь. Верно. - Можешь идти, – произношу я для особо непонятливых, махая рукой, когда телефон уже при мне.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » локти ободраны, крестик из пластыря