В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ... когда одной жизни мало


... когда одной жизни мало

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Стефан и Венера Форестье

Место: частная клиника "Health"

Время: будущее (+4,5 года), зима

Время суток: утро, около 9 часов

Погодные условия: солнечно

О флештайме:
Это самое сложное решение в твоей жизни. В твоих руках не только твоя судьба... Судьба той, кого ты любишь всем сердцем, судьба ваших детей. Ты чувствовал это каждый день, спасая чужие жизни. А теперь перед тобой выбор - дать тем, кого ты любишь новую жизнь или кануть в неизвестность... и может быть так и не найти своего счастья.

Отредактировано Stephan Forestier (2013-02-17 17:03:59)

+2

2

Carter Burwell – Love Death Birth
Темнота. Холод. Страх. Я как будто канула в бесконечность, балансируя на грани жизни и смерти, ко мне подключены десятки разных аппаратов, дабы поддержать жизнь, если так можно сказать. Я не чувствую, что происходит в этой палате день изо дня на протяжении недели, я не вижу тех лиц, которые часто заглядывают ко мне, я даже не знаю, что пару дней назад приезжала моя мать, ее впервые видели такой старой, неухоженной и печальной, она даже не прикрывалась от папарацци, в кой-то веке не кичилась за свою репутацию, ей просто было наплевать. Я также не знала, что следом за ней приехал и мой отец, Адель и Кристиан наконец-то были вместе, ведь поддержка в эту секунду была нужна им обоим, мои родители забыли о всех изменах и не пониманиях, не цапались, не ссорились, они, как супруг и супруга были в тот момент надежной опорой друг другу. Я смотрю картинки из своего прошлого - совсем еще маленькая, Адель качает меня на руках и улыбается мужу, а я что-то кричу, только недавно научилась говорить, они тогда еще не ссорились и каждую секунду были вместе... Вижу Беллу, нам мне четырнадцать, ей девять, мы опять что-то не поделили и кидаем в друг друга подушки, но не со злости, мы смеемся, а потом подходим друг к другу и обнимаемся, я чувствую огромную ответственность перед своей младшей сестрой и крепко ее обнимаю... Картинок было много, бесчисленное количество, но я описываю только те, которые, действительно, зацепили меня. Мия...Мой страх, я так боялась ее потерять, это я отчетливо помню и буду помнить всегда. У меня есть дочь... Как же она без меня будет?..
Я не видела, что на моем столике у изголовья кровати стоит красивый букет роз от моей лучшей подруги - Стеллы, я не видела ее слез и отчаяния, не отвечала на звонки Изабеллы, которая первей всех из моих родственников узнала, что я попала в аварию. Бедная, металась по больнице из стороны в сторону, но, увы, ничего не могла сделать, кроме как позвонить родителям и сообщить им о том, что случилось, сестра также узнала, где сейчас находится моя дочка - не забыла про нее, я рада, но беспокоиться о ней не нужно было, Мия находилась в надежнейших руках. Стефан... Увы, но я не чувствую его прикосновений, не могу понять, что это он на протяжении всей недели держал меня за руку.  Не могу вспомнить... Я напрягаюсь, мое сердце начинает биться быстрее, а рука невольно вздрагивает. Мия... Яркое солнышко в моей жизни, как же ребенку без мамы? Конечно, в детский дом ее никто не отдаст, ее мамой станет Иззи, но она сама еще ребенок, она, даже сильно стараясь, не сможет заменить ей меня. Я не хочу ей таких страданий, такой жизни, у меня еще столько дел здесь... На земле... Моя бледная рука сгибается в кулачок, я ведь сильная, тогда какого черта я лежу здесь и заставляю страдать близких мне людей? Нет, я не такая эгоистка!
Подключенные ко мне аппараты запищали, увидев активную мозговую деятельность. Картинки пропадают и я оказываюсь в абсолютной темноте, это что еще такое? Сердце начинает стучать сильнее, но затем я понимаю, у меня всего лишь закрыты глаза, боятся не нужно...
Я боюсь открывать их, а вдруг я уже... Ну... Откинулась воообщем... Так трудно открывать глаза - такие тяжелые, будто клеем кто-то слепил, моя рука вновь дергается, но в этот раз я чувствую, что ее кто-то держит. Я открываю глаза, такое странное ощущение, я будто совсем другая, новая, я хочу что-то сказать, но не знаю с чего начать, а самое главное, я не знаю, кто этот таинственный незнакомец, его имя... Самое страшное, когда я не могу вспомнить и свое имя в том числе... Что такое? Я хмурюсь, на моем лице заметное волнение, дышать тяжело, я с трудом поднимаю свою вторую руку, внимательно рассматриваю ее. Без морщинок, такая ухоженная, я точно не работник на заводе. Я усмехаюсь про себя и шевелю каждым пальчиком по отдельности, затем медленно и осторожно поворачиваю голову, чтобы получше рассмотреть того, кто так крепко держит меня за руку.
Мужчина с таким восторгом смотрел на меня, я заморгала, прищурилась, хотела привстать, но не смогла, тогда я сжала его руку так сильно, на сколько могла в тот момент. Не знаю почему, но я не хотела его отпускать, он казался мне таким родным, будто я его вечность знаю, дочь... У меня, кажется, есть дочь! Связь матери и дочери такая сильная, что если мама потеряет память, то никогда не забудет, что у нее есть ребеночек и обязательно первым делом вспомнит как поживает ее солнышко. Только и ее имя не могу вспомнить, сложно...
-Кто вы? - я очень тихо прошептала, но старалась, чтобы он услышал меня. Если есть ребенок, а я чувствую, что он есть, то, наверное, это мой муж... Или брат? Или муж? Я напрягла свой слух и облизнула губы. Я очень хочу пить, дайте мне воды.
-Ребенок? - незамысловатые вопросы, которые и на вопросы - то не особо похожи, но пока я могла разговаривать только так, я хотела спросить, есть ли у меня ребенок...  Я хочу поскорее услышать, почему я здесь... Лежу здесь прикована к кровати, вижу букет роз, из них торчит открытка, большие буквы " От Стеллы", Стелла... Кто это?
Меня начинает нервировать вся эта ситуация, я ничего не понимаю,  я ничего не помню, я жила...Даже не знаю сколько лет,  а теперь я начинаю жить заново, что со мной... Я непонимающе смотрю в глаза мужчине, морщусь, из глаз текут слезы, кажется,  у него тоже.
Сбегаются люди в белых халатах, они что-то радостно кричат и проверяют аппаратуру, поздравляют мужчину, который, честно сказать, показался мне очень красивым и притягивающим.
-Мистер Форестье, поздравляем, удивительно! - доктор обращается к тому мужчине и лучезарно улыбается.
-Как ты себя чувствуешь, Венера? - спрашивает один из врачей, я отворачиваюсь, не хочу с ними говорить, они пугают меня. Венера... Меня так зовут? Ужасное имя, кто меня мог так назвать? Вселенная какая-то или лучше Венера Милосская, я в шоке - все это очень непривычно. Вскоре они уходят, оставляя наедине с мистером Форестье, он вновь держит меня за руку, а я  молча смотрю на него и хлопаю ресницами.

+3

3

- Мамочка спит... - тихо говорю я, взяв Мию на руки и сделав шаг к больничной постели - Она скоро проснётся, ты только не грусти и верь в это. Мама любит тебя... Папа  любит тебя... Всё будет хорошо. Сестра, унесите её.
Передаю хныкающую Мию медсестре и слежу за ними взглядом. За закрывшейся дверью до меня доносятся знакомые голоса доктора Мюррея и Изабеллы. Она снова пришла, но доктор отказывается пусть её к Венере. Сюда пускают только меня... Я снова надел на себя белый халат спустя долгие годы. Я уже и забыл, что был когда-то доктором, в не профессором, которым стал недавно. Я подолгу сижу у её постели, держу её за руку или просто смотрю в её лицо, такое бледное и безжизненное. Неужели совсем недавно она была такой живой и улыбающейся? Такой я её и запомнил - ясной и светлой как солнечный день, красивой, с большими голубыми глазами и румянцем на щеках. Такой я запомнил её, когда уезжал... И вот я снова здесь. В этой же больнице, где мы впервые встретились. Спустя почти пять лет. Пять долгих лет... Голоса за дверью стихают, и я снова сажусь подле неё. Беру тонкую холодную руку Венеры в свою, сжав её между ладоней. Каждый раз, оставаясь с ней наедине, меня охватывает бесконечная тоска.
- Мию отвезли домой - говорю я, поднеся её холодную слабую руку к губам - Она с такой неохотой уезжает отсюда. Каждый раз на её глазах слёзы... Много лет назад, ты говорила, что никому не нужна. А теперь видишь? Твоим родным плохо без тебя, они нуждаются в тебе. Я уже успел познакомиться с ними. Особенно с Изабеллой... Она очень хорошая. Но не похожа на тебя.
Я замолкаю, ещё крепче сжимаю её руку и смотрю на неё. Она молчит... Конечно, она молчит. Всё так же молчит как и вчера, и позавчера, и несколько дней назад. Доктор Мюррей утверждает, что риск, что Венера не проснётся несколько месяцев, слишком велик, но я знаю - совсем скоро она вновь будет с нами. Какой-то внутренний голос подсказывает мне, что  осталось совсем немного. Она снова вернётся в этот мир... К своей семье. К дочери. Я часто представлял себе нашу встречу. Я пытался представить, что она будет чувствовать, когда вновь увидит меня, что буду чувствовать я, что мы скажем друг другу, какими будут наши взгляды. Может быть, она не захочет больше меня знать и, ничего не говоря, уйдёт прочь. А может быть у нас появится ещё один шанс. Этого я не знаю. Не хочу сейчас думать об этом. Всё, что я хочу - это чтобы она открыла глаза. Пусть, больше я её не увижу, пусть она рассердится на меня, и мне придётся вновь уехать из Сакраменто. Только бы жила, дышала, была в этом мире. Совершенно неожиданно для себя я понял, как мало мне теперь нужно от жизни. У меня могла бы быть настоящая семья... Одна ошибка полностью изменила мою жизнь. Возможно, Венера была бы сейчас моей женой, мы бы воспитывали нашего совместного ребёнка и были счастливы все вместе. Большой уютный дом с красивым садом... В нём много роз, деревьев и света. Много света. Наши дети играют на мягкой траве, бегают, бросают друг другу мяч и смеются. Большая дружная семья, о которой я и мечтал... От этих мечтаний остался лишь дым. Туман, больше ничего, тёмная пустота, бездна. Всё могло бы быть иначе.
Я опустил руку Венеры и отошёл к окну. Вслушиваясь в её слабое дыхание, я думал... что будет завтра, когда она вдруг откроет глаза, увидит меня. Что будет с Мией, которая думает, что её отец я? Ведь она Венера сказала ей об этом. Предложение Изабеллы не выходит у меня из головы. Я думаю о нём уже несколько дней, и совершенно не знаю, как поступить. Неужели эта ложь может принести кому-нибудь счастье? Что я скажу ей, если она всё вспомнит? Венера возненавидит меня... Я больше никогда не увижу Мию, мою маленькую девочку, свою дочь. Да, за эти дни она стала моей дочерью. А может быть, она всегда была ей. Ведь среди множества маленьких детишек я взял на руки именно её. Она называет меня папой...
Я не знаю, что мне делать. Впервые в жизни я совершенно ничего не знаю. Меня терзают сомнения,  посторонние мысли, страх. Но и бросить её теперь, после всего того, что случилось и что я узнал, я не могу. Я оборачиваюсь и смотрю на Венеру. Она всё так же безжизненно молчит... Если я и сделаю это, то только ради неё и Мии. Надеюсь, однажды они обе поймут меня и простят эту ложь. А если нет, то пусть упрекнут в том, что я решил их судьбу сам, не спрашивая их мнения. Но до тех пор, пока этого не случится, я буду делать для них всё возможное, чтобы быть хорошим отцом и мужем.  Нужно пройтись... Я снова провёл всю ночь у постели Венеры, наблюдая за ней, за тем, как она дышит, как тихо опускается и поднимается её грудь. Я боюсь оставлять её одну... Вдруг, когда она откроет глаза, меня не будет рядом, я не смогу взять её за руку, заглянуть в её испуганные глаза и сказать, что всё будет хорошо.
Я направлялся к двери, когда услышал звонкий писк кардио-стимулятора. Он уловил сигнал, поданный из отделов мозга, и издал сдавленный и в то же звонкий писк. Я обернулся и замер. Венера задышала чаще  и глубже, втягивая в себя тёплый воздух и медленно выдыхая его. Её зрачки задвигались, и вот, наконец, она открыла глаза. Я подошёл к ней ближе... Тупой взгляд ярких и блестящих глаз коснулся моего лица.
- Венера... - тихо прошептал я, сжав её руку в своей. Она показалась мне значительно теплее, чем несколько минут назад. Она внимательно смотрела на меня, рассматривала черты моего лица, изучала меня, будто... видела впервые. Я всё понял без её слов и вопросов. Она не узнала меня. Вот оно - то, чего я так боялся и ждал. В результате аварии и черепно-мозговой травмы она потеряла память. Мне предстояло ещё многое изучить, чтобы понять, остались ли в  памяти Венеры маленькие участки, островки воспоминаний, и есть ли надежда на её выздоровление. Но сейчас её жизнь началась с нового листа... Она - пустой белоснежный лист, чистый и ещё пустой. Я опускаю глаза и хочу отпустить её руку, но не могу. В эту секунду в палату входит доктор Мюррей и несколько медсестёр. Они в изумлении смотрят на неё... Доктор подходит ко мне и, шлёпнув меня по плечу, говорит:
- Мистер Форестье, поздравляем, удивительно!
Я молча киваю, чувствуя как крепко Венера сжала мою руку. Суета вокруг пугает её. Я чувствую это по дрожащим пальцам, сжимающим мою ладонь, вижу в голубых бездонных глазах, которые сейчас так похожи на детские глазки, впервые увидевшие этот мир. Её начинают заваливать вопросами и самочувствии, и я, наконец, встаю со своего места.
- Оставьте нас одних. Доктор, прошу... - я указываю ему в сторону двери, и Мюррей понимающе кивает - Сообщите домой, что Венера пришла в себя.
Когда все присутствующие удаляются из палаты, мы остаёмся одни. В воздухе повисает долгая напряжённая пауза. Венера непонимающе смотрит на меня в ожидании моих объяснений... Как я боялся этого момента, этой секунды, когда выбор будет так неизбежен. Я подхожу блин и сажусь на край её постели.
- Ты не помнишь меня... - вздохнув говорю я, опустив голову. Ещё пара секунд молчания и тишины, и  я вновь беру её руку в свою. Несколько секунд я смотрю в её глаза... Чёрт, как же давно я не видел их... - Я твой муж, Венера... Ты не помнишь? Стефан. Меня зовут Стефан.

+3

4

Я потихоньку успокаиваюсь, как только мужчина начинает говорить, моя рука расслабляется. Нет. Он не уйдет, он не уйдет от меня никогда в этой жизни, я вижу это по глазам и могу быть спокойной. Он сидит в белом халате, но мужчина не похож на тех врачей, мистер Форстье намного роднее... Так кажется, да и поздравляли именно его, не терпится узнать, кто он в моей жизни.
- Ты не помнишь меня... - я качаю головой и тяжело вздыхаю. А как бы я хотела все помнить, но если честно, я боюсь, вдруг моя жизнь не была сладкой, а вдруг я была плохим человеком... Я почему-то не задумываюсь, а есть ли у меня близкие люди, подруги, друзья и знакомые... Я смотрю в его глаза, знаю, что он моя защита от всех неприятностей этого мира. Мне так страшно... Я прищурилась в ожидании ответов на свои вопросы, в этот момент я была похожа на забитого в угол дикого звереныша.
- Я твой муж, Венера... Ты не помнишь? Стефан. Меня зовут Стефан. - ого... Все-таки муж, стало быть, я счастлива, нет, ну а как я могла быть несчастливой, если у меня был такой замечательный муж, он не бросил меня, он рядом и я вижу, как нужна ему. Я прикрываю глаза, хочу вспомнить свадьбу, но в голове никаких картинок, пустота. Так странно, почему же я ничего не помню, наверное, мне еще рано закапываться в такие подробности своей жизни, хотя, разве свадьба такая мелкая деталь? Что такое... Я нервничаю, начинаю паниковать, какого это - не вспомнить собственную свадьбу!
-Стефан... Стефан... - я вновь и вновь повторяю имя своего мужа будто пробуя на вкус. Это имя мне определенно знакомо, я помню...  А мне сколько лет? Как я выгляжу? Надеюсь, вскоре мне будет лучше, а через несколько месяцев я вспомню большую часть своей жизни.
Я все же пытаюсь привстать, Стеф  поправляет мне подушку и я вновь тяжело вздыхаю. Я хочу, чтобы он дал мне зеркальце, я хочу посмотреть на себя, но вдруг он сочтет, что я самовлюбленная? Ведь первым делом спрашивают о том, что произошло, а не просят зеркало, наверное... Поэтому я не стала просить его об этом, лишь снова посмотрела на свою руку, изнывая от любопытства. Мой интерес ко всем вещам, в том числе и к себе самой можно простить, ведь для меня все ново.
-У нас есть дети? - спрашиваю я уже более уверенней, он придает мне силы, я уже отчетливо слышу свой голос, красивый... Может и я красивая, хотя какая разница, если у меня есть он.
-Хочу пить... - я краснею, понимаю, что я боюсь с ним говорить, боюсь о чем-либо его просить, вдруг сейчас я все испорчу и останусь одна, вдруг все это сплошная иллюзия и у меня нет никакого мужа... А я так хочу, чтобы он был.
Стефан встает и направляется, видимо, за водой, но у меня начинается резкая паника. Уходит, вдруг не вернется, что такое...
-Нет. Не уходи! - я бы закричала, если бы были силы, но их вовсе не было, мой шепот никто не услышал. Пока в палате никого не было, я дотянулась до телефона, наверное, это мой, и начала тыкать  в него пальцами. Ух... Сколько пропущенных звонков, пятнадцать от Стеллы, еще больше от Белки (интересно, кто это), от мамы и папы. Я нужна им... Я нужна им всем... Когда мой муж зашел обратно, я все еще ковырялась в телефоне, но как только я заметила его, положила его на место и уставилась на Стефана, не сводя с него глаз.
-Кто такая Белка? - непонимающе спросила я.
-Где мои родители? - мне все еще неловко было спрашивать его о том и о сем, но силы приходили ко мне, мне нужно было направить их в правильное русло. Я взяла локоны своих волос и оценивающе посмотрела на них. Блондинка??? Оу... Что еще со мной не так... Я косо посмотрела на своего мужа, он почему-то улыбался, а я откинула локоны и убрала их за плечи. Как только выберусь из больницы, обязательно перекрашусь!
-Когда мне можно будет встать? - я ведь не буду лежать здесь вечно, верно? Еще очень пуглива, я дрожащей  рукой тянусь к руке своего мужа, замечаю, что на моей нет обручального кольца.
-Где мое кольцо? Я потеряла его? И почему я здесь вообще? - я нахмурилась, крепче сжала его руку. Хочу обнять своего мужа.
-Извини, я ничего не помню, есть какие-то обрывки, но я все равно не могу собрать их в общую картину. -я опускаю свой взгляд и смотрю в пол, зачем ему теперь нужна такая, я ведь как  маленький ребенок, меня придется учить всему заново, может и не всему, но чему-то точно.

Отредактировано Venera Forestier (2013-02-18 01:55:06)

+1

5

Нет, она не помнила меня. Её растерянный взгляд блуждает по моему лицу, падает на плечи, руки, они рассматривает меня как музейный экспонат, внимательной, пристально, будто боится протянуть руку и обжечься. Я смотрю на ней так же, рассматриваю черты её лица. А ведь она совсем не изменилась... Всё тот тёплый открытый взгляд, белокурые локоны, тонкие бледные запястья, ещё совсем слабые. Я поправляю её одеяло и подушку, а она с детским любопытством расспрашивает меня, тихо повторяя моё имя. Наверняка оно ей знакомо.
- Да, у нас есть дети... - улыбаюсь я - Сын и дочь. Мия приедет к тебе днём.
Венера напряжённо вслушивается в каждое моё слово, будто ищет в них что-то знакомое, за что можно уцепиться остатками своей памяти. Представляю, что она чувствует сейчас... Зияющая пустота, тишина вокруг, внутренний голос спит, не в состоянии сказать ни слова. Об этой пустоте говорят и её глаза.  Я снова беру её за руку - хочу, чтобы она чувствовала моё присутствие рядом с собой. Теперь всё будет иначе... Я не знаю, когда память вернётся к ней. Кажется, она вспоминает какие-то фрагменты из прошлого, чувства и ощущения, но не может найти им объяснения, не может связать эти частицы в полную картину. Отпускаю её руку и встаю, чтобы подать ей воды. Всё ещё наблюдаю за ней, чувствуя каждой клеткой своего тела её пристальный взгляд.
- Я сейчас...
Наконец, я выхожу из палаты. За дверью меня ждёт доктор Мюррей. Он стоит у окна, задумчиво скрестив руки на груди, и смотрит вдаль. Кажется, я понимаю, почему он здесь. Он хочет что-то сказать мне, но не может найти подходящий слов.
- Доктор... - окликнул я его. Мюррей обернулся. Я, должно быть, навсегда запомнил этот его взгляд: не осуждающий, какой-то пронзительно сочувствующий, как у отца, искренне понимающий поступок своего сына. Этот взгляд впился в меня, в мою память. Как он напомнил мне моего покойного отца...
- Ты сделал это - тихо проговорил он - Теперь будь осторожен.
- Я буду вести её личное дело. На случай если...
Как мне не хочется думать об этом сейчас. Но мысль о том, что через неделю, месяц, год, 10 лет к ней вернётся память, не покидала меня. Что я скажу ей тогда? На случай, если это всё же случиться, я буду вести её личное дело, описывать все подробности этой врачебной лжи, к которой я решил прибегнуть. Может быть я поступил эгоистично... Но когда память вновь вернётся к ней, Венера узнает всю правду и, возможно, даже поймёт меня.
Мюррей понимающе кивает. Сегодня он немногословен и даже замкнут. Впрочем, я понимаю его. Все мы, участники этого "заговора", находимся не в самом лучшем состоянии. А ведь мне ещё предстоит поговорить с Изабеллой... Затем с родителями Венеры, которые уже дали согласие на случай, если я всё же прибегну ко лжи. Они все любят её... Мы все её любим. Эта новая жизнь, которую мы строим все вместе - она для неё. Не так давно я решил уехать в Венгрию, забрав с собой жену и дочь. Знаю, родители Венеры не против, они даже "за", как и я считая, что оставаться в Сакраменто слишком опасно. Мисс Монросе слишком знаменита, чтобы никто не посчитал своим долгом сказать ей всю правду. Это опасно... Да и смена климата пойдёт ей на пользу. Будапешт - город, который раскинулся среди год и заснеженных долин, чистый воздух нормализует её здоровье. Набрав в стакан воды, я направился в палату.
- Стефан - остановил меня голос доктора - Фонография... Записывай всё на фонограф.
Я молча кивнул ему. Когда я вошёл в палату, то застал Венеру с телефоном в руках.
- Кто такая Белка? -  спросила она, отложив его в сторону. Я улыбнулся, подойдя ближе и протянув ей стакан воды.
- Твоя сестра Изабелла. Скоро вы познакомитесь. Твои родители тоже скоро приедут...
Я не хотел обсуждать это, отвечая как можно  короче на все многочисленные вопросы Венеры. Историю её семьи лучше всего рассказать Белле... Едва ли у меня это получится. Но тем не менее, вопросы сыпались на меня всё с новой силой...
- Когда мне можно будет встать?
- Как только ты будешь хорошо себя чувствовать. Ты ещё очень слаба...
Я подхожу к ней, снова сажусь на край её постели и поправляю её одеяло. Она всё ещё рассматривает себя, свои руки, волосы... Я наблюдаю за ней и улыбаюсь. Происходящее выглядит довольной забавно. Венера проявляет живой интерес к себе, к своей внешности, исследуя каждый миллиметр своей кожи, наверняка, представляя себя в зеркалом отражении.
- Где мое кольцо? Я потеряла его? И почему я здесь вообще?
Снова вопросы. Много, много вопросов. Всё логично и даже правильно - мне придётся отвечать на них...
- Ты никогда его не носила. Да и  я тоже... Мешает при работе.
Кажется, этот ответ был достаточно исчерпывающим.
- Мне нужно осмотреть тебя...
Состояние здоровья Венеры всё ещё настораживает меня. Она очень слава и вряд ли смогла бы даже встать без посторонней помощи. Она едва шевелится и совсем тихо говорит. При её травмах это вполне естественно... Я проверяю её давление и пульс, одновременно рассказывая ей о нашей... семье:
- Мы познакомились много лет назад здесь, в этой больнице... Я приезжал сюда в командировку из Будапешта. Я доктор, но ты это уже поняла. И, кстати, я твой лечащий врач. Поэтому ты должна меня слушаться! Твоё состояние вполне удовлетворительное... Это очень хорошо, Венера.
Я замолкаю, откладывая в стороны слушательные аппараты и отключая кардио-стимуляторы, теперь они ей не нужны.
- Скоро придёт Мия, тебе нужно отдохнуть перед встречей с ней...
Сделав глубокий вдох, я сажусь рядом и беру её тонкую ручку в свою.
- Я рад, что ты, наконец, с нами... Ты красавица... Хочешь посмотреть на себя? Если ты хочешь, я могу помочь тебе встать и подойти к зеркалу.
Тянусь к её лицу и осторожно целую её в щёку. Странная дрожь пронизывает моё тело, совсем такая же как и тогда, много лет назад, когда я оказался в доме миссис Лестер и впервые обнял её.

Отредактировано Stephan Forestier (2013-02-18 11:28:18)

+1

6

- Да, у нас есть дети... Сын и дочь. Мия приедет к тебе днём.  - не могу поверить его словам, двое детей, прямо американская мечта.
-Мия... Имя красивое, а как зовут нашего сына? - я прикрываю глаза, напрягаю извилины и пытаюсь вспомнить имя малыша... Малыша... Интересно, а сколько им лет? Может по шесть, а может я только недавно родила и они еще совсем крохи.
- А сколько им лет? - я была приятно удивлена тем,  что у меня есть дети, но очень грустно осознавать то, что я даже не помню их. Поскорей бы с ними увидеться, может, все сразу встанет на свои места, хочу вспомнить все счастливые моменты из своей жизни, а вдруг в ней было немало плохого, наверное, это к лучшему, что я ничего не помню.
Мой муж пытался отвечать на вопросы достаточно лаконично и в то же время исчерпывающе, кажется, он не хотел нагружать меня всей информацией в данный момент.
- Твоя сестра Изабелла. Скоро вы познакомитесь. Твои родители тоже скоро приедут... - здорово, у меня еще и сестра есть, я начала сколько не вспоминать, столько фантазировать. Сестра представляется мне ответственной, веселой, неконфликтной девушкой, интересно, а кто старше, я или она и на сколько, а может мы близняшки... А наша мать, наверное, самая лучшая мама на свете, я просто в этом уверена, как может быть иначе! Я не стала спрашивать про свою семью дальше, нужно иметь терпение и всего лишь на всего немножечко подождать. Скоро я всех увижу и детей, и сестру, и родителей! От мысли о том, что вскоре мне предстоит встреча с родственниками, моя рука задрожала сильнее. Не хочу, чтобы они сразу, все вместе налетели на меня, я понимаю, что не хочу видеть сейчас никого, кроме него. Ведь он мой муж, самый близкий человек, я доверяю ему...
-Хорошо, только пускай не всеми заходят. Не хочу. - надеюсь, Стефан меня понимает, объяснять свое душевное состояние нет сил, да и если начну, то боюсь, что разревусь - это так ужасно, ничего не помнить.
- Как только ты будешь хорошо себя чувствовать. Ты ещё очень слаба... - мой муж чертовски прав, я не смогу сейчас же встать и побежать, может я вообще ходить не смогу. Я хмурюсь, так страшно, вдруг я и правда разучилась и ходить.
Все хорошо. Со мной все хорошо. - я смотрю в его глаза и улыбаюсь, но он замечает мою грусть, тогда я улыбаюсь еще раз, но уже виноватой улыбкой и отвожу взгляд в сторону.
Ты никогда его не носила. Да и  я тоже... Мешает при работе. - Я никогда не носила своего обручального кольца, странно, я бы никогда его не снимала, мешает при работе... А кто я? Может, я учительница или юрист, а может я актриса... Не могу вспомнить. В любом случае, как только мы приедем домой, я найду кольцо, надену и больше никогда не посмею его снять.
-Кем я работаю? - один из важнейших вопросов, которые я задала, так как человек и его профессия, два неразрывных компонента. На мой взгляд, довольно вопросов, та малая часть из моей жизни, та, что рассказал мне муж достаточно, у меня заболела голова и все снова начало темнеть перед глазами, я испугалась, не хочу снова лежать в непонятном для меня состоянии, я жить хочу. Я заморгала, обеспокоенно посмотрела на мужа и выпила стакан воды, через пару минут мне стало намного лучше и я улыбнулась ему.
- Мне нужно осмотреть тебя... - он мой доктор? Я растерялась, если бы были силы, я бы отпрыгнула от него в сторону. Дурочка, ну чего я боюсь, он ведь не сделает мне ничего плохого...
- Мы познакомились много лет назад здесь, в этой больнице... Я приезжал сюда в командировку из Будапешта. Я доктор, но ты это уже поняла. И, кстати, я твой лечащий врач. Поэтому ты должна меня слушаться! Твоё состояние вполне удовлетворительное... Это очень хорошо, Венера. - я вновь нахмурилась, пытаясь вспомнить нашу первую встречу. Здесь... А что я здесь делала? Сломала руку или чем-то заболела... Нет, тяжело копаться у себя в голове, там так легко и пусто, это безусловно меня пугает.
-Я... Слушаюсь... - я и не пыталась сопротивляться, я буду делать так, как он говорит. Венера... Опять это имя, придется к нему привыкнуть, интересно, почему меня так назвали. Он берет мою ручку в свою, а на моем лице появляется улыбка, спокойно, так хорошо... Я закрываю глаза, но чернота меня пугает, я не хочу спать, а даже если бы и хотела, то не заснула, вдруг я засну и опять не проснусь, теперь уже навсегда.
- Я рад, что ты, наконец, с нами... Ты красавица... Хочешь посмотреть на себя? Если ты хочешь, я могу помочь тебе встать и подойти к зеркалу. - еще один волнительный момент, прежде чем увидеть себя в отражении, мне нужно дойти до него, ходить... Мой муж целует меня в щеку, от чего по всему телу выступают мурашки. такой нежный, мой замечательный муж. А чтобы было, если бы я открыла глаза, а его рядом не было!..
-Спасибо, что ты здесь. - тихо шепчу я, поглаживая его руку своей.
- А вдруг я не смогу... - но я чувствую свои ноги, могу ими шевелить, а если я не встану, то так и не узнаю, могу ли я ходить или нет.  Мой муж подает мне руку, но я категорически против его помощи, я пытаюсь встать, держась за кровать. Я упрямая и самостоятельная? Очень интересно заново открывать в себе черты характера. В любом случае, если у меня не получится встать самостоятельно, я приму его помощь, я не хочу выглядеть жалкой, но со стороны, это так и есть.
Я очень медленно и аккуратно поднимаюсь на ноги, спуская с кровати сначала одну ногу, затем вторую, но вся нагрузка выпадает чисто на мои слабые руки и я плюхаюсь на кровать, смотрю на Стефана, виновато улыбаясь. Да - я улыбаюсь, зачем плакать, не получилось в первый раз, получится во второй, а не получится во второй - получится в третий.
-Не могу... - я убираю волосы за ушко, чтобы не мешались и молча смотрю на мужа. Он вновь протягивает мне руку, в этот раз я крепко за нее ухватилась, пытаюсь встать, но мои коленки трясутся, так печально на это смотреть... Я качаю головой, сейчас я не смогу так просто взять и пойти, может, позже... Тогда Стефан берет меня на руки и идет к зеркалу, кажется, я совсем легкая. Я крепко обнимаю его за шею и прикрываю глаза, он не кажется мне чужим человеком, я точно что-то чувствовала к нему раньше, я любила его... Я знаю... Вдыхая его аромат, я все еще не хочу открывать глаза, но мне приходится , я поворачиваю голову к зеркалу и... И я вижу девушку лет двадцати пяти - двадцати семи, молодая, бледная и очень худая, на безжизненном лице сияют два голубых огонечка. Сейчас я не могу сказать, что я красива, но, наверное, до того, что со мной случилось, я была симпатичной и жизнерадостной. Он держит меня на руках, в этом отражении муж и жена, мы бы хорошо смотрелись будь я чуть-чуть поживее и поярче, но мой муж сейчас под стать мне - тоже бледный и чем-то очень обеспокоенный.
-Эй... - я пытаюсь его подбодрить, он, наверняка, заметил мой грустный взгляд, как только я увидела эту бледную девушку.
-Все наладится. - я прикасаюсь своей дрожащей рукой к его лицу, молча глажу его щеку, затем улыбаюсь и чмокаю его холодными губами, отвожу взгляд в сторону, также молча убираю руку с его лица и обнимаю.

Отредактировано Venera Forestier (2013-02-18 16:55:03)

+1

7

игра стоит, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ... когда одной жизни мало