Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не в том месте. В то время.


Не в том месте. В то время.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:
Amelie Calloway
Dick Angelo
Место:
бар Гадкий Койот
Время:
21.02.2012
Время суток:
что-то около 20:00 и ближе к ночи
Погодные условия:
Средняя температура, не холодно и не жарко. Стандарт в это время в Америке.
О флештайме:
Случайная встреча или встреча, уготованная судьбой? Пройдут мимо или что-то заставит их обернуться. И всегда, всегда. слышите, говорите "Спасибо", если Анджело сделал вам одолжение.

+1

2

*внешний вид*

http://cs407724.userapi.com/v407724444/44ae/eSaKRWkOGrc.jpg

-Я же тебя уже предупреждал, что будет, если я вновь тебя поймаю - неожиданно для него и резко хватает за воротник рубашки одной рукой, притягивает засранца к себе. Ник Колти. Давняя заноза в заднице, вечно сует свой нос в дела Анджело. Через этого сопляка отец хочет восстановить отношения с семьей, хотя бы какие-то, но ему ничего не светит это ведь понятно, правда, раскрывать карты о том, что Дик все знает, он не собирается, зачем доставлять удовольствие этому человеку, ведь лучше доставить его себе.
- Если я еще раз тебя увижу рядом со своей квартирой, или с квартирой моей матери, - а я увижу, ей Богу, увижу, - и увижу, что твоя наглая морда пасет меня, - хорошенько встряхивает Ника, как будто так он лучше поймет, что ж, может и лучше, хотя где уж там, мозгов меньше чем у курицы, - лучше запасись хорошими врачами, собирать тебя будут по частям. - И Анджело не шутил, на самом деле не шутил, и Колти прекрасно это понимал, правда сейчас он ничего путного не мог сказать, потому что испугался, но это лишь минутная слабость, он все равно будет продолжать делать то, что он делает, это животное сделает за деньги все, что угодно. Резко отпускает его, томный взгляд, когда тот падает на землю. Дик хватает спортивную сумку в руки и шагает в спортзал. Пару часов тренировок не помешает.
По дороге доставая пачку Парламента, зубами вытаскивает сигарету, закрывает пачку и кладет обратно в карман джинс. Зажигалка. Открывает ее и прикуривает сигарету, жадно ею затягиваясь. Выпускает клубы дыма, после чего вновь затягивается и выкидывает сигарету. Эта дурацкая привычка никогда не докуривать. Пара-тройка тяжек и к черту ее, выкидывает даже не жалея. Ноги уже принесли его к спортивному залу.
- Привет, Мэри, отлично выглядишь, - Дик подмигивает администратору, девочке, сидящей сегодня за ресепшеном в спортивном клубе, - надеюсь, помнишь, что у меня абонемент? - улыбка и Анджело двигается в сторону раздевалок.

После полутора часов тренировок господин Анджело сдох, так сказать. Пора бросать курить. Раньше я был сильнее физически. Эти мысли в холодном душе пришли сами по себе, потому что, действительно, курение пагубно влияет на здоровье, особенно спортсменов, особенно на здоровье таких людей, каким был Дик. И ему это заметно сильнее, чем обычному человеку. Выйдя из душа, он вытирает голову полотенцем, хотя, собственно, что там сушить, и начинает одеваться.
- Увидимся, - кидает Дик, уже выходя из клуба, сейчас он решил заскочить домой, пересесть на свой байк и отправиться в любимый бар Сакраменто, да-да,  в Гадкий Кайот, говорят, сегодня там должна быть какая-то программа, не такая как всегда, что-то поинтереснее, да и просто пропустить стаканчик виски Дик был не против. Поднимаясь в квартиру, Дик кидает сумку посреди коридора, берет ключи от мотоцикла, и спускается на стоянку, где и ожидал его железный друг. Рев мотора слышится на другом конце города, хонда может себе это позволить. Крутит ручку. чтобы еще и услышать скрип колес, не выдерживает больше ни секунды, потихоньку отжимая педаль и набирая скорость, и с этим свистом улетате вдаль. в сторону бара, где сейчас он планировал расслабиться. Умело паркуется рядом с баром, народу еще не так много, ибо восемь часов вечера. Решает прогуляться до ближайшей палатки, чтобы купить сигарет. Раздается звонок телефона, на который просто нельзя не ответить. Бабуля. Она так волнуется за внука, что словами не передать. Совсем недавно они с матерью подарили ей телефон, вот, видимо, опробует, надо бы предупредить, что звонки из Италии в Америку дорогие.
- Да, бабушка, привет. - для Анджело семья всегда была значимой частью и ничего постыдного в том, что 25-ти летний мужик разговаривает с бабушкой не было, по крайней мере, он не видел.
- Проверяешь аппарат? Да, я так и понял. Кушаю хорошо, одет тепло, - иногда лучше соврать, ибо сейчас Анджело идет по улице в одной футболке, - Нет, я не буду пить всякую дрянь натощак, хорошо договорились. - улыбается и отключается от звонка, потому что,кажется, бабушка все сказала, для нее было главным, чтоб внук был тепло и хорошо одет, и чтобы кушал, остальное неважно.
-Пачку парламента, - протягивает купюру и двигается обратно к дверям кайота, распахивая их, Дик входит в помещение, чувствуя запах коктейлей и табачного дыма.

Отредактировано Dick Angelo (2013-02-19 01:21:24)

+1

3

внешний вид

http://s2.uploads.ru/NGdls.jpg




LOAD UP ON GUNS AND BRING YOUR FRIENDS
IT'S FUN TO LOSE AND TOO PRETEND
SHE'S OVER BORED AND SELF ASSURED
OH NO, I KNOW A DIRTY WORD
Nirvana – Smells Like Teen Spirit

   Бар замер. Кто-то нажал на паузу и на фоне напряженных лиц высветились две белые полоски, за которыми... за которыми потрескивающим напряжением изгибались брови, сужались в недобром взгляде глаза, и пальцы всё крепче сжимали граненное стекло пивных кружек. И была тишина. Абсолютная тишина.
ПЛИ! - вырвалось, взорвалось оглушительными овациями пространство, закричала публика, взметнулись днища бокалов к потолку и потекли, потекли пенные струи по густым усам и жирным подбородкам.
- Рик, это не молоко на ночь! меньше облизывай, чаще глотай! - под барабанную дробь ладоней по барной стойке хохотала дородная барменша, то и дело мощной рукой отжимая пивные краны, из которых янтарная жидкость шумным водопадом низвергалась в кружки и мимо, и брызгала в стороны, как брызгали в стороны брошенные с грохотом на стол опустошенные бокалы. Шёл четвёртый раунд, оставалось трое финалистов - выпавшие из безумной гонки пьянчужки наблюдали за этим шоу с уважением, не в силах поднять голову и тучное тело со столешниц. Пятый заход, и заботливые друзья подмышки оттаскивают проигравшего от бара, тот одобрительно икает, зацепляя ладонью ещё кружечку пенного, на посошок. Черный панк с красными перьями мелькает где-то в глубине этой копошащейся орды в запахом солода и пота. Чёрный панк с красными перьями - её путеводная звезда, маятник, что сулит начало штормовой ночки...

  Клары нет. Эта мысль пробила каленым железом по каждому позвонку в такт тишине, оглушительной тишине пустой квартиры. Четыре пропущенных вызова и мольбы в трубку мобильного. Что-то о семи тысячах баксов, о Джимми-Рулетке и о долгах. Что-то о банде Поллано. Мелькание жалкого шёпота в шуме суетливого дня и короткое "вечером обсудим" в ответ на всхлипы по ту сторону телефонного звонка. Ей нужна была помощь. А сейчас...
   Стена подхватила меня, обессилившую от этой иссушающей тишины - в квартире полно дорогих вещей, и открывающая сейф статуэтка на каминной полке на своём прежнем месте, нетронута, недвижима. В прошлый раз Клара не оставила и мелких декорированных жемчужин на дне стеклянного шара. Сегодня она не успела. Не успела спастись. Судорожные мысли мельтешили в голове, но всё это было бредом. Нет, это не побег из города - сестра исчезает пафосно, с кучей разбросанных по всему дому вещей, с истериками и громом, как и подобает королеве проклятых. Сейчас она попалась. Крепко вляпалась, дурёха, потянувшаяся за липкой лентой мухоловки по имени Сакраменто. Но я знаю, где искать хлебные крошки, оставленные моей Греттель. И мысли о том, что уже поздно, я засовываю в сумочку вместе с толстой пачкой свинцово-зеленых купюр, захлопывая дверь за собой выстрелом в сомнения.

   Джимми-Рулетка - псих от Бога. Любимец и любитель женщин, смазливый мажор, попавший в семью благодаря тугому кошельку папочки и абсолютно безнравственной душонке. Настоящий игрок и это пугает даже больше тройки двухметровых гиббонов, прохаживающихся вокруг бильярдного стола с непробиваемыми минами. С ним не пройдёт напор, истерики и женские слабости. с ним невозможно говорить честно и невыносимо говорить всерьёз. Но он - моя единственная надежда найти Клару, чёртова прогорклая надежда, пропахшая унижением, но... Кто сказал, что будет легко? Моё оружие против Джимми? Лёгкое платье, невинный взгляд потаскушки и бутылка виски с широким толстым дном. Последняя спасает вернее Браунинга, и незаменима в любой встрече тет-а-тет с похотливым бараном. Доказано Вегасом.
  В походке ни капли напряжения, расслаблены плечи и бёдра покачиваются в такт дымку, змеящемуся с кончика его сигареты. Шумная толпа, заливающая глотки пивом, остаётся чуть позади, но веселье их ещё глушит крики моей ненависти к самой себе. Мелом натёртый кончик кия ударит по шару и тот стремительно понесётся к бортику, пуская в лузу троечку.
- Сыграем? - добрый глоток виски окатит жаром горло прежде, чем бутылка встанет на деревянную кромку стола - я жду, пока цепкий взгляд холодным лезвием пройдётся по коже, я стерплю это первобытное желание затолкать в глотку сопляка бутылку по самое горлышко и сдобрить парой-тройкой острых кубиков льда, - На семь тысяч зеленью.
   Ему требуется секунда, чтобы вернуть в осанку стать павлина и вот уже походка Шерхана посвящена исключительно гостье. Он ухмыляется, кивая своим мыслям. Он ещё омерзительнее, когда находится в добром расположении духа, но я клянусь именем Клары, что сотру с румяного личика эту улыбочку.
- Ты припозднилась - кто знает, что за это время могло произойти с нашей ненаглядной Кларой, - пряный аромат мужского парфюма душит, когда он подходит ближе, задумчиво покручивая кий в ухоженных пальцах. Держать кукольную улыбку и глупый взгляд всё сложнее, но если не обращать внимания на нежную кожицу ладоней Джимми, можно продержаться ещё пару секунд.
- Передай Поллано, что Клара вернёт деньги с процентами за ожидание, - я кокетничаю, склоняю голову на бок, чтобы кудри рассыпались по плечу, я отвлекаю его от собственных пальцев, впивающихся в холодную поверхность бутылки с каждым сантиметром приближения Джимми.
- Да что ты всё о деньгах? Есть же более интересные вещи... Я, например, предпочёл бы тебя в уплату долга... - шёпот раскаляет воздух, и этот импульсивный шаг назад... я поясницей ощущаю предательскую преграду бильярдного стола. Джимми ухмыляется уже над ухом.
- Брось, с твоим-то личиком девушек с шеи гроздями приходится снимать. А деньги... ещё никогда не были лишними, - гиббоны заходят с двух сторон, вкус мятной жевачки Джимми дышит мне в лицо, а его пальцы проходят под моими руками и, кажется, упираются в бортик.
- Тебя когда-нибудь трахали на бильярдном столе? - горлышко бутылки уже впивается в мою ладонь - секунда для замаха, мне нужна будет только секунда для замаха.
- Фу, как грубо. Где Клара? - смех раздаётся с напущенной игривостью, я отталкиваю его, но железное плечо Джимми врезается мне в грудь.
- Мэл и не говорил, что у него такие аппетитные девочки, - я задыхаюсь то ли от произнесенного имени, то ли от ладони, железной хваткой сжавшей мою шею.

+1

4

Под дикий шум,
Незрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.

Алкоголь, пьянящий сознание, дурманящий голову, заставляющий сначала бежать за ним, потом идти, затем ползти и умолять, накапать хоть чуть-чуть, на донышке стакана. Людская слабость. Да нет, любой из нас напивался до умопомрачения на каком-нибудь выпускном или дне рождении, на любом празднике, и никто никого никогда не осуждал, но сейчас. Противно. Противно от того, что люди не умеют бороться за себя и с собой с самим, ведь эта борьба самая тяжелая - борьба с собой, со своими желаниями.
Веселье, как и планировалось, началось часами позднее, весь вечер Дик просидел глядя на напитки за барной стойкой. Поговорить ни с кем не удалось, честно сказать, пропало любое желание это делать, видя, как люди заливают в себя алкоголь литрами, видя это нездоровое соревнование, и видя, как остальные хлопают этому. Противно. Анджело стало противно. Вновь. Насмотревшись на все это, Дик решает пересесть подальше, еще не хватало, чтоб его оплевали, и так уже начали вешаться на шею, со словами, типа: какой ты милый. Чертова стерва. Посмотри на себя в зеркало, затем загляни в свой кошелек, и уясни, что ты потратила все родительские деньги, оставленные тебе на завтраки. Удалось скопить? Умница, че. Анджело надоело размышлять на эту тему, в конце концов, пусть о своих избалованных детишках заботятся их родители, и во всем им потакают, раз им так хочется.
- Виски, - довольно громко произносит Дик, но барменша его не слышит из-за крика и ора толпы, - виски, - вновь, но уже на тон громче произносит мужчина, - твою мать, - Дик бьет ладонью по барной стойке, - налей мне виски, и смотри дальше, как развлекаются малолетние ублюдки. - окинув взглядом толпу, Анджело, достал из кармана пачку сигарет, зубами вытащив одну, задымил. Виски пришел незамедлительно, еще бы, после такой-то просьбы. Он ненавидит, когда что-то идет не по его, когда кто-то его не слышит или не слушают, когда приходится повторять по несколько раз. Это приводит его в бешенство, лучше сделать так, как говорит он, и даже не препираться.
Затяжка. Еще одна. Анджело встает с высокого стула, в одной руке держа сигарету, а в другой бокал виски, двигается вглубь бара, в котором больше никогда не появится, ибо если ему не понравилось, то он никогда не вернется в это место, сегодня здесь ему не понравилось. Пройдя к столику, возле бильярдного стола, Дик расположился на стуле, сбросив пепел сигареты в пепельницу, стоящую на столе.
Его внимание нисколько не привлекла парочка, играющая в бильярд, наверно, парень учил свою девушку обращаться с кием. Нашел куда привести ее. Оценивающий взгляд Анджело прошелся с головы до ног по брюнетке. Сделав глоток виски, Дик затушил сигарету, как обычно не докурив ее. В этом углу бара было потише, все-таки, чем возле стойки. И лишь только разговор парочки и биение шаров об борта стола или друг о друга прерывали это спокойствие, честно сказать, действовало на нервы. Да и виски поганый. Что уж тут скажешь, прекрасная поездка в бар, дабы расслабиться. Встав со стула и с громким звуком отставив его от себя, Анджело решился-таки покинуть данное заведение немедленно, и он бы сделал это, если бы не один нюанс. Все-таки, "пара", играющая в бильярд, была вовсе не парой, как подумал до этого Дик, девушка явно требовалась помощь. И если уж Анджело так подумал, то это было на самом деле. Медленно обойдя стол, до слуха Дика донеслись лишь обрывки фразы сопляка, строящего из себя крутого мэна.
- Детка, вот ты где, ни на минуту тебя оставить нельзя, - улыбаясь фальшивой улыбкой произносит мужчина, глядя на брюнетку, прижатую к столу.
- А тебя когда-нибудь трахали головой о бильярдный стол? - много ума не надо, дабы понять, что данная фраза обращалась именно к парню, который так некультурно обращался с девушкой, играющей с ним, якобы, играющей с ним. Да, честно сказать, и у нее видок был явно не пай-девочки, но не суть, в ее глазах, кажется, заиграла паника, когда эта особь прижала девушку к столу.
-Bastardo, - произносит Дик, и собственно делает то, что обещал. Ударив парня в район солнечного сплетения и дождавшись, пока тот сожмется от боли, Анджело взял его за голову, и, прямо - таки, окунул в бильярдный стол.
Кажется теперь он ответил бы на вопрос Дика иначе, нежели минутами ранее. В себя мальчишка придет минут этак через тридцать, а судя по его комплекции и через все пятьдесят, но вряд ли вспомнит, что произошло. Повернув голову в сторону девушки, Дик заметил, что у нее были ясные голубые глаза, только уж сильно размалеванные.
- Можешь не благодарить, - произносит Дик, - очнется он где-то через час, так что у тебя есть время свалить. - Анджело вновь обходит стол, но уже с другой стороны, дабы подойти к своему столику и глотнуть еще поганого вискаря, видимо, разбадяженного до невозможности. Но выбора не было, стакан этого напитка. даже полный, Анджело был, что слону дробина, лишь его вкус ему нравился, но только настоящий вкус, а не тот, что он пробовал сейчас.

Отредактировано Dick Angelo (2013-02-19 22:52:21)

+1

5

Причём тут Мэл? - замедляющийся внутренний голос растекается тянучкой, патокой, разведенной в разные стороны двумя длинными деревянными ложками, а между... между остаётся пустота, и пальцы, скользнувшие с бутылки, с трудом хватаются за зелёное сукно - мне не хватает воздуха для вдоха и не хватает кислорода для единственной здравой мысли: отец как-то связан с Поллано. Бар дрогнул, завалился на правый бок и почти растворился в тёмной завесе прикрытых ресниц, я хватаюсь за ушедшее в кромку зрения лицо Джимми и слышу отдаленный голос. Незнакомый голос. Жар мелкой дрожью подступает к макушке, когда я из последних сил стараюсь различить слова... Там должно быть что-то о Кларе, маленький намёк, вскользь брошенная фраза, выпорхнувшая из подсознания наводка. Скользящие по сукну пальцы обжигает трением, и вслед за грубым "...оставить нельзя" слышится стук упавшей бутылки - она катится прочь от ладони, а перед глазами уже потолок, неровные тени и обугленный угол кабаньего клыка, висящего на стене. Незнакомое слово, незнакомый язык, и где-то в полумгле этой страшной игры в жмурки, вместе с отчётливым ощущением нежных пальцев Джимми на своей шее, я чувствую, как доганяю ладонью стеклянное горлышко. Но... Рано, ещё рано сопротивляться - как только стеклянная крошка осыпется с головы подонка, вместе с  бутылкой виски разобьётся и надежда найти Клару, а может, может разобьётся и её жизнь, поэтому я засекаю ещё два такта сердцебиения прежде, чем...

   Вдох?! Ублюдок складывается у моих ног, изображая из себя здоровающегося буддиста, а в лёгкие предательски закатывается кислород, кажется, тоннами, кружится голова, и в этом сумасшествии появившиеся мужские руки хватают Джимми за голову и... Я отворачиваюсь, чтобы не видеть крушение... крушение своих планов. Складывающийся в безумии задохнувшегося мозга калейдоскоп рисует мне ужасные картины, неприятные, нелепые до ужаса.  Секунды переставляют песочные часы, и вот я на дне, а сверху бесстрастной песчаной струйкой меня топит беспощадная явь. Явь, где Джимми-Рулетка выходит из игры.
    Будь ты проклят, слабак - но мажор уже рассыпался по полу похлеще Шалтая-Болтая, разве что слюни не пускает, и докричаться теперь до этого бессознательного чучела не представляется возможным. Единственная ниточка к сестре, единственное звено Поллано, доступное мне, сейчас больше напоминает коврик в прихожей, нежели ценного свидетеля - я не верю глазам, я отказываюсь признавать эту глупую реальность, которая, подобно жадному клиенту, не оставила денег после полной позора ночи.
Какого чёрта?! - быстрым взглядом прошерстить эту спятившую толпу в поисках того, кто посмел разрушить всё, всё, ради чего была эта унизительная пьеса, цирк уродов - "Супермэн" излишне широк в плечах и достаточно спокоен, чтобы взбесить меня окончательно, в попытках разорвать в клочья этот нарочито холодный взгляд, я догоняю его с шипящим
- Какого чёрта ты влез?!- страшно обернуться, страшно даже подумать, что Джимми-Рулетка считает овечки в своём тридцать третьем бессознательном королевстве, пока Клара находится в грязных лапах бандитов, настоящих маньяков, профессионалов  пыточного дела. А тот, кто вырвал у неё ключ от наручников, сейчас спокойно допивает свой виски.
- Благодарить?! - слова теряются где-то в груди, затопленные выдохом негодования, и я в отчаянии запускаю пальцы в свои волосы, разыскивая взглядом хоть маленький намёк, повод для успокоения. Мне достаточно призрачного знака, щипка, после которого можно будет проснуться в холодном поту и затопить дурацкий кошмар под контрастным душем. Но качок не исчезает, не распадается на молекулы от вторгнувшегося в окно моей комнаты солнца, он всё так же состоит из крови, плоти и самодовольного выражения лица, которое, видит Бог, я готова разукрасить своим маникюром.
   Он пьёт, и я вижу, как кадык движется вверх-вниз подобно гильотине, что рубит меня на части, но перестать бороться - это значит бросить в колодец к Кларе гранату, я предпочитаю бросать бокал виски в сторону, и в этом эпохальном полёте нахожу капельку спасения от тех пожарищ, что горят внутри. 
- Ты издеваешься?! Да кто тебя просил?!- яд по капле цедить в каждой букве, втирая горячее дыхание в его каменные скулы - конечно, он герой, он просто Брюс Уиллис в белой майке, спешащий на помощь планете. Но почему именно сейчас? Именно в этом баре и именно с ней? Какого чёрта надо было спасать Амели от спасения её сестры?!
- Если он через пять минут не очнётся и не сможет связать пары слов, клянусь Вегасом, ты пожалеешь о той секунде, когда решил примерить красные трусы и букву "S" на груди, - я не боюсь монументально вида этого "спасателя Малибу", не боюсь вспыхнувшие костры ярости в его глазах - что это по сравнению с тишиной, которая звенит в моей квартире поминальным набатом. А вот отомстить ему за лёгкое платье, за каждое касание мерзкого Джимми к моему телу и за каждую каплю грязи из того океана мыслей, в котором Рулетка искупал меня: этот вариант весьма подходит.

+1

6

Единственное, что сейчас волновало Дика, это то, что его виски напоминал помои, честно сказать, даже хотелось пойти и выплеснуть это в лицу, тому, кто его ему налил, жаль, что сегодня была барменша, иначе бы он это обязательно сделал, будь на ее месте какой-нибудь паренек, а если покрепче задуматься, то лучше было бы заставить его выпить бутыль этого замечательного напитка и с удовольствием завалиться спать, а на утро мучиться от головой боли вперемешку с сушняком, жаль ничего этого сделать было нельзя. Девушка все-таки.
Итак, возвращаясь к ситуации, только что произошедшей, можно было бы сказать, что завершилась она хорошо, омерзительный тип лежал без сознания на полу бара, а девушка подбирала слова, видимо, благодарности, которые никак не могла выразить, да, все было бы так, если бы не было иначе.
Она спрашивала какого черта он влез? Мне не послышалось? Изогнув брови, Дик вопросительно посмотрел на вопившую возле него дамочку, и дал ей договорить. Да, он дал ей договорить, не заткнув ее при первом же ее вопросе. Крики и вопли были слышны, наверное, на весь бар, если еще не подальше. Она негодовала на счет того, что Анджело влез в туда, куда ему, якобы, влезать не стоило. Скучающий вид мужчины явно дал ей понять, что слушать ее нет больше никакого желания.
- Заткнись - ка на секундочку, - он делает взмах рукой, как бы прося ее остановиться, что, видимо, сделать невозможно. Затем поднимает на нее свой взгляд, теперь уже это не был взгляд непонимания и вопросов, это был взгляд мужчины, которому сказали слово поперек, а он к этому не привык, ох, уж и не надо было этого делать.
- Не собираюсь тебе ничего объяснять, я сделал то, что посчитал нужным сделать, понятно? Ни у кого, ни о чем спрашивать я не собирался. - сказал, как отрезал, это было законом его жизни, он всегда говорил и делал то, что считал нужным, ему было абсолютно неважно, что вы ответите, как вы посмотрите, ваше мнение вы можете запихнуть себе в задницу, потому что Анджело никогда с ним не считался и считаться не собирается.
- Пять минут? - восторженно спросил Дик, глядя на девчушку, которая просто испепеляла его своим взглядом, он ухмыльнулся, но потом серьезное выражение лица вновь вернулось. - Посмотри на него, - он махнул головой в сторону "лежачего полицейского" на пути всех граждан, желающих пройти в умывальную комнату, - и теперь посмотри на меня и на этот бильярдный стол. - Брови мужчины поднялись вверх, как будто подтверждая его слова.
- Час, не меньше, - заключил Дик, и последние слова брюнетки окончательно вывели его из себя, а уж действие, которое она позволила себе в его сторону, было из ряда вон выходящим. Бокал виски разбился вместе с бутылкой, ранее стоящей на бильярдном столе.
Ни спасибо, ни единого слова благодарности, лишь только вопли ее, которые периодически заглушались криком баранов, находящихся у барной стойки.
- Послушай, девочка, - Анджело делает шаг, навстречу брюнетки, стоящей на противоположной стороне стола, делая еще шаг, оказывается совсем близко рядом с ней, чувствуя аромат ее духов, он шипит ей слова, которые она прекрасно слышит, ведь расстояние между ними минимальное, - если я делаю тебе одолжение, просто скажи спасибо, это не сложно, - Дик стреляет в нее глазами, а затем достает пачку сигарет из  кармана, все также, находясь на близком расстоянии рядом с девицей. Закуривая сигарету, он отходит от брюнетки, кинув на нее свой озлобленный взгляд.
Она сравнила его с суперменом, в то время, как он помог ей избавиться от ублюдка, кидающего грязные слова в ее сторону. Какого черта сегодня творится в этом мире? Одни бухают, как свинья последние, другие спасибо не говорят, бабушка телефон изучает. Мир сошел с ума. А если говорить отбросив все шутки, то Анджело, так и видел, как этот похотливый самец распускает дальше свои руки, не стесняясь никого, и даже не думая о каких-то принципах морали. В тот момент ему было это чуждо, это ведь животное, валяющееся сейчас под ногами, где оно и должно находиться всегда, и не только в эту минуту и последующие сколько-то там.
Дик со спокойнейшим видом садится на стул, теперь уже с намерением докурить сигарету до конца,  и точно уехать из этого бара, но знаете что? Ему стало даже очень интересно, что дальше ему скажет эта девица-красавица, надо заметить да, девочка была чертовски хороша собой и ужасно привлекательна, что, конечно, сбивало Анджело с толку, потому что на красивых девушек он был падок, но сейчас он держался, отступать от своей позиции он не собирался, потому что был окончательно и бесповоротно прав. Да, вообще-то мало было ситуаций, в которых Дик был не прав. Итальянец никогда не считал себя виноватым в чем-либо, особенно в данный момент. Медленно поднося сигарету к губам и также медленно ею затягиваясь, мужчина скидывает пепел в пепельницу, все также медленно выпуская из легких дым на свободу. Обстановка накалялась с каждым их движением и шагом, Анджело, сидя на стуле нахально ухмылялся, глядя на то, как она бесится.

+1

7

'CAUSE IT MAKES ME THAT MUCH STRONGER
MAKES ME WORK A LITTLE BIT HARDER
IT MAKES ME THAT MUCH WISER
SO THANKS FOR MAKING ME A FIGHTER

Christina Aguilera – Fighter

   Наглец дышит жаром угрозы и черти в его глазах устроили оргию, и резкий росчерк бровей  творит из его лица демона- каждая секунда кричит Амели, что это конец, что доигралась, глупая, с провокациями, эмоциями, страстями. Огромная тень, нависающая над хрупкой фигуркой девушки, шипит опасными интонациями, как шипит короткий фитиль динамитной шашки. Но ей не страшно: в аромате его ярости немного мускуса, от этой близости кости трещат в напряжении, ломком и детском - кто кого? И это не очередной раунд в поддавки: её до сих пор пробирает злая дрожь при взгляде на этот самоуверенно приподнятый подбородок, и на глаза, впивающиеся с высот его роста, как впивается трезубец Зевса в грешное столпотворение мелких людишек.
   Рыцарь бильярдного стола, псевдо-герой, решивший выместить свою нерастраченную злость на попавшемся под руку Джимми, и вот теперь он тычет в лицо Амели этим стягом победителя, от которого смердит уходящим впустую временем. Тлеющие угли вызова в прищуренных глазах девушки, и она выдержит тяжелый взгляд Чип-и-Дейла с привкусом меди, лишь изогнув бровь в удивлении от сквозившего в речи превосходства. Одолжении? Бог с тобой, милый, я ещё в долгу перед тобой за то, что Клару лишат безымянного в то время, пока мы бегаем вокруг Буратино-Джимми, владельца золотого ключика от её освобождения? Нет времени спорить ... просто нет времени.
   Кэлл ещё проводит взглядом фигуру Халка, распуская по ниткам электрическое послевкусие его близости, когда неожиданная догадка ворвётся в негодующее сознание. Секунда, шаг, и вот уже косуха Джимми отражается в глянцевых сапогах Амели, которая перекидывает через мажора ногу и усаживается на его бок, мастерски ощупывая карманы. Приближение гиббона, очнувшегося, видимо, от шока, она почувствует лопаткой, но оглянется не на бритого собрата Рулетки, а на "Бэтмена в отпуске" - пока тот спокойно докуривает свою отраву, есть пара минут безопасности: охранники Джимми не станут лезть в драку, не чувствуя выгоды - а здесь для них ничего кроме сломанных носов и не светит.
   Ловкие пальцы пробегутся по изгибам кожаной куртки, выловят зажигалку, пачку сигарет, нащупают пластиковый пакетик, который не стоит вытаскивать на свет. Мобильный, ключи от тачки, бильярдный мелок - она слегка приподнимается, переворачивая тушу Джимми, запускает ладонь в задний карман джинс, не удержавшись от того, чтобы поморщиться. Пачка наличных, спички, перочинный нож. Стоп. Спички? Была же зажигалка...
   "Эдем" - брошенный ненужным мусорным мешком Джимми останется смотреть закрытыми веками в ножку бильярдного стола, и в капельках крови, струйкой вытекшей из его разбитого носа, ещё несколько мгновений будет отражаться силуэт Амели, для которой, кажется, весь мир исчез. Растворился бар в жёлто-коричневой массе смазанных красок, вышел покурить звук, впуская сквозняком вакуум, и не осталось ничего, кроме этой тонкой коробки спичек. "Эдем" - гласила витиеватая белая надпись на чёрном фоне. "Эдем"... Фешенебельный отель в центре города, по слухам, принадлежал одному из отцов Сакраменто, и находился на Пятой Авеню. Совершенно случайно всплывшее в памяти любимое выражение отца "трогай с пятой", выбило из Амели дыхание.

   -Такси Сакраменто. Здравствуйте, - хорошо отрепетированное приветствие дунуло из трубки мобильного нарочитой вежливостью, но для Кэллоуэй, называющей сейчас адрес "Гадкого койота", это было совсем не важно. Намного важнее то, что машина будет через пять минут, и уже через пять минут останутся позади эти мерзкие пьяные рожи, желейные шеи гиббонов, сопливая морда Джимми вместе с его обласканными ладошками и Спайдермэн тоже... останется позади. А пока она убирает коробку спичек в сумочку, поправляет голенища сапог и, проходя позади своего спасителя задерживается на секунду, чтобы бросить, наклонившись, ему на ухо:
- Пусть девочка и говорит тебе "спасибо". А на сегодня... Ты у меня в долгу за то, что слишком много себе позволил, - маленькое черное платье, маленькая чёрная душа скроются в толпе гогочущих пьянчуг, уворачиваясь от буйных силуэтов, размахивающих пивными кружками.
I'm forever blowing bubbles, - грянут хором те, кто ещё мог издавать звуки, и закачаются в такт мелодии, обнимая друг друга и пышных дам, что составили компанию в этом уютном заведении.
Pretty bubbles in the air, - обрушится громом на крепкого мужчину, докуривающего этот несчастный вечер как свою сигарету, до конца, до пепла.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не в том месте. В то время.