Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » We were the Kings and Queens of promise


We were the Kings and Queens of promise

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Марк и Ева
Место: Сакраменто, местный бар/клуб/кабак по ходу разберёмся хд
Погодные условия: не лето однозначно
О флештайме: после тяжёлых насыщенных серых будней, Марк с Евой решили оттянуться, а без харда мы не могём и не можем тоже хд

+1

2

внешний вид

Очередной выходной в конторке закончился рабочим днем. Для Евы все это было в порядке вещей, а вот парочка новых сотрудников, вызванные в офис, пытались бухтеть о правах адвокатов в Америке и все тому подобное. Но ведь они уже знали о гневе Романовой от старших коллег - брови нахмурит, ногой топнет, стул сломает, да как лишит всех премиальных и урежет зарплату на пару-тройку долларов в час! Нет, она не тиран, но если дело того требует - нужно идти на все. И шли. Контору нужно было развивать, от ее разрекламированности зависели и деньги, получаемые трудящимися - все это понимали. Потому и терпели, когда очередному богатому клиенту приспичит поговорить именно "с этим человеком" и именно "через час". А потом еще один человек. Еще один. И еще... В конце дня расползались по домам в буквальном смысле червячками. В этот раз Хава соблаговолила подвезти одну молоденькую девчушку до дома, ибо времени было ой-ой-ой сколько. Восемь вечера, самое время для гулянок, а не для возвращения с работы.

Постукивая пальчиками по рулю, она ждала, пока выгрузится эта болтушка. За все полчаса езды мозг Романовой был вынесен напрочь. Велись разговоры про маникюр, розовых зайчиков, мальчиков с накаченным прессом, обо всем, кроме любимых евро и защиты докторской, о чем не мешало бы подумать той же малышке. Сколько можно, я сейчас прованилюсь насквозь! От досрочной погибели женщину спас телефонный звонок. Кто это? Принять вызов. А. Это был Марк. Тот самый, с которым они познакомились чисто случайно. В компании кого до сих пор Романовой не стыдно проводить некоторые выходные за бутылкой. Они редко бывали в барах и кабаках, предпочитая домашнюю обстановку. Ведь дома, неважно у кого, можно уничтожить хоть весь бар, ходить по комнатам в одних трусах и доказывать, что Ницше был в чем-то не прав. В общественных местах без ущерба для репутации такого не повторишь. Хотя, казалось, заботило это одну только Еву. Итак. О чем разговор? Как всегда. Место. Время. Количество планируемой выпивки. Без лишних фраз о том, какая сегодня прекрасная погода и какой плохой выдался день. Зачем? Романовой не восемнадцать, чтобы ждать всей этой излишней мишуры. Договорились встретиться через два часа, в десять, в баре, что в двух кварталах от дома писателя.

Сестра оказалась дома. Здесь Ева, если бы не рамки приличия, созданные ей самой, прокричала бы: "О, чудо!"  И попыталась бы проснуться. Но нет. Вместо этого она всего лишь запихнула свою гордость на угол сознания и попросила ее помочь с выбором наряда. Поскольку у старшей Романовой в шкафу редко наблюдалось что-то, отличное от официальных костюмов и ночного белья. Целый час проходили "сборы". Для обычных девушек - ерунда, для адвоката - извращение. Ведь не на свидание же собирается, к чему такие муки? Правда, за это время она успела еще и в банк позвонить, куда, естественно, не дозвонилась, так как все нормальные люди уже сидели дома или прыгали в клубах. Алекс жужжала вокруг, как пчелка, то кидая в сумочку ненужные презервативы, то терзая расческой волосы Романовой. Спрашивается, зачем только попросила? Но и попросить поумерить пыл стыдно, сестренка старается. Поэтому Ева терпеливо снесла все приукрашивания ее блеклой внешности и, поблагодарив беднягу отсутствием ужина, схватила сумочку и полетела на парковку. Как она вернет машину домой, если собиралась сегодня напиться - вопрос, ответ на который в голову залезть, увы и ах, не успел.

Она ждала у входа, нервно поправляя платье. Зачем только согласилась его надеть? Ведь если вдруг придется Еве тащить на себе пьяного товарища или самой ползти в сторону выхода - это не лучший маскарад выходит. Зато красиво. Ведь люди не могут оставлять эстетическую красоту на обочине жизни. В конце концов, если собутыльники вновь отправятся к кому-нибудь домой, платье Хавы опять потеряет товарный вид, поскольку, повторение - мать учения, дома алкоголя больше. А следовательно, в голову слабой женщины разом приходят дурные мысли. Тут подрезать, там в ванне поплавать прямо в нем... Все очевидные вещи, кстати. Романова впервые нервничала. Просто за то, что выказала собственную слабость нарядом. С другой стороны, может, это опять только ее проблема? А вот и ее товарищ по несчастью. Весьма пунктуально. Она склонила голову в приветствии и, не церемонясь, задала вопрос в лоб:
- На сегодня у нас большие планы, верно?

+2

3

Он не выходил из квартиры несколько недель, потерял счёт дням и, смотря на календарь, сомневался даже в том, который сейчас месяц. Сроки сдачи новой книги поджимали и Марк как всегда ничего не успевал. Он не успевал творить и не успевал жить, первое – в силу своей лени и привязанности к спиртному, второе – потому что не стремился быть в центре этой бурной жизни, он давно был на её обочине, молча наблюдая за людьми со стороны. Холодная серая квартира почти без мебели, в которой почти невозможно ходить по полу босиком, потому что и они кажутся ледяными. Но шагая по гостиной босыми ступнями, он не чувствовал холода, привык ли? Потёртые джинсы, старая и местами рваная футболка, поверх неё вязанная кофта на молнии, растрепанные спутанные волосы и глаза, задумчивые каре-зелёные глаза, в которых и невооружённым взглядом читалась усталость.
Всё, что он делал в последние дни, так это писал книгу, пил кофе, много курил и почти не спал. Кларисс привозила ему продукты, но готовить естественно не оставалась, поэтому в основной своей массе это были полуфабрикаты, потому что сам Дэвис был не очень хорошим поваром. Но сейчас он не мог думать о еде, напряжение от усилий успеть к указанному в договоре сроку, выбило напрочь из него любое чувство голода. Казалось кофе и сигареты – это всё, что ему нужно и в таком темпе он сможет протянуть ещё долго, или достаточно для того, чтобы издатель был доволен результатом. Он похудел и под глазами отчётливо виднелись серые круги. Если бы его кто-нибудь увидел сейчас в таком состоянии, то непременно бы ужаснулся, потому что Марк не был похож сам на себя. Случайно ли, специально ли он изводил себя – было для всех загадкой, которой люди недолго ломали себе головы.

Он сидел на софе в гостиной, а вокруг были груды скомканных листов бумаги, разбросанных по всей комнате. Да и вокруг самого Марка было нечто вроде бумажного гнезда, в котором он удобно уселся по середине, сложив ноги по-турецки. Длинные пальцы бегло постукивали по квадратным кнопкам печатной машинки, установленной на журнальном столике напротив. Да, вы скажите, что на улице двадцать первый век и эра компьютеров, но Дэвис любил работать по старинке. Когда чтобы исправить одно неверное слово с ошибкой, или неправильно построенное предложение, нужно заново перепечатать полностью всю страницу. И какое же это радостное чувство, ощущение невероятного облегчения и успокоения, когда на белом листе ставится последняя чёрная точка. Сидя на диване, он опускается навзничь без сил, впервые расслабляется и, вытянувшись во весь рост, потягивается, слегка запрокинув голову назад. Работа сделана, мать её, можно гробить себя дальше…
Съев какую-то очередную замороженную гадость, Дэвис выкурил ещё две сигареты и с огорчением обнаружил, что спиртного в квартире уже нет. А Кларисс якобы «случайно» забыла запасы алкоголя пополнить, даже не смотря на то, что писатель ей об этом неоднократно напоминал. Хлопнув с досадой дверцей барного шкафа, Марк поплёлся в спальню, чтобы найти где-то под кроватью мобильный телефон и позвонить Кларисс. Но вместо этого, усевшись на полу и недолго думая, он набрал номер своей давней знакомой, с которой уже было не одно «ведро» водки выпито. Ему надоела собственная квартира за последние несколько недель, а Ева была как раз тем человеком, в обществе которого Марка не тянуло покончить с жизнью весьма оригинальным способом, например, убиться головой об стену… С ней было просто, комфортно и удобно. Состоявшаяся женщина без каких либо претензий на его писательскую тушку, приятный собеседник и отличный компаньон, когда речь идёт о спонтанных посиделках.

Конечно же, он привёл себя в божеский вид, перед тем как отправиться в клуб, переоделся в одежду поновее и даже расчесаться не забыл, зато щетина на физиономии была и осталась неизменной. Кутаясь в куртку и пряча руки в карманы он выскочил из такси и неторопливым шагом подошёл к главному входу, на ходу щурясь и осматривая стоящую возле дверей женщину. На Еве судя по всему было платье и писатель удивлённо приподнял брови, завидев виднеющиеся из-под верхней одежды полоски тонкого чёрного кружева.
- Ого, - присвистнул Марк и поспешил приобнять девушку в знак приветствия. – Скажи, что ты это для меня так разоделась и я буду невероятно счастлив. – И немного подумав добавил: - Но если всё это для бармена, я тоже буду не против, авось нам даже не придётся сегодня платить, - он улыбнулся и повёл Еву в здание, - О, да, планы прямо таки наполеоновских размеров. Я планирую начать с текилы и закончить абсентом. – Марк уселся за столик в ожидании официанта и снова посмотрел на Романову каким-то хитрым и игривым взглядом. – Можно начинать делать ставки на то, кто кого перепьёт. Мои сто баксов на то, что ты будешь петь гимн Америки уже после второй бутылки.
Он весело потёр руки и кивнул девушке:
- Ну, рассказывай, как работа, как жизнь?

+1

4

- Ого, - Ева хмыкнула вместо ответа, неловко дернувшись от дружеских обнимашек. Эффект неожиданности, что поделаешь, -Скажи, что ты это для меня так разоделась и я буду невероятно счастлив, - тут уж пришла ее очередь удивленно приподнимать брови и жалеть о том, что просила сестру о помощи, - Но если всё это для бармена, я тоже буду не против, авось нам даже не придётся сегодня платить.
Романова последовала за мужчиной в здание, а сама задумчиво покусывала нижнюю губу. Внутри здания все просто - сдать пальто и усесться за столик, эффектно закинув ногу на ногу. У Хавы всегда сие получалось на автомате. А вот отвечать на подобные шуточки с ее "гениальным" чувством юмора не выходило никогда.
- Боюсь, бармен не увидит ничего, кроме сисек вон той крали, - в голосе ее проскользнула зависть, эти девушки, одевающиеся так вызывающе, обладали определенной долей решительности. Они не боялись, что их настигнут в любом закоулке и нагнут, нет, некоторые даже хотели подобного. Куда им до запуганной собственными комплексами женщине под тридцатник? -А разоделась для абсента, у него столько шансов заполучить меня сегодня от пяток и до ушей, что аж страшно становится. Представляешь, если я утром проснусь, а рядом будет полувыпитая щетинистая бутылка? - все-таки дурацкая попытка юморить у Романовой, ей пора прекращать с подобным и просто начинать пить. Очень много, чтоб в глазах плескалось. Забыться во всем этом до конца, до беспробудного "ой, кажется, в хламину". Ведь сие так сложно, почти невозможно, отпустить свою голову в свободный полет, туда, куда-то в космос. И желательно, чтобы быть не одной там, а с близким человеком. А кто такой собутыльник для Евы? Для нее это почти как троюродный внук дяди брата жены кузины Васи Пупкина. Весьма родственная душа, короче говоря. Особенно Марк. С ним было связано много всего за последнее время, с этим мужчиной не страшно было очнуться где-нибудь под кухонным столом в обнимку. Правда, потом всегда возникали разговоры на тему: "эй, друг, ведь ничего не произошло этой ночью?" Ну и все на этом.
- Ты сдашься и после первой же бутылки чего покрепче выучишь русский и начнешь, отплясывая кан-кан на барной стойке, петь советский гимн, - столь занудной женщине сложно уйти без бокала от собственной "выправки генерала", но Романова изо всех сил старалась. Подмигнула игриво, будто не она три часа назад строила в марше подчиненных, и облокотилась на стол, -На что спорить будем? Сразу скажу, ничего вещественного, в моей сумочке только упаковка клубничных презервативов и фотография сестры, - заметив хитрую улыбку, Хава сразу исправилась, -Но между собой эти предметы никак не связаны, - а то вдруг товарищ еще что подумает ненароком пошлое, потом ей намеков не оберешься. Хотя... кто говорил, что адвокат им не рада?

- Итак, за порно, что весело-задорно, за мир во всем мире и мою контору, чтоб ей цвести еще триста лет, пока я не сдохну лысой бабкой от алкоголизма! - первый бокал всегда священен, не правда ли? Вот и Ева старалась употребить ее по назначению, искренне веря, что все тосты сбываются. Хлопнув залпом, недовольно поморщилась и подняла вверх руку, пытаясь показать, что после первой закусывать - себя не уважать. Бармен секунды две одобрительно поаплодировал, а потом занялся своими делами. Вот козел, а с кем я флиртовать буду? Хотя зачем ей тот бритый усатый качок, когда рядом сидит здоровый мужик с наверняка колючей щетиной? Ммм...щетина... кхм. Стоп. Ева. Остановись. Не сказать, что ее накрыло так быстро, нет, о чем речь?! Просто после первой мозг обволакивается сладким дурманом, во время которого можно натворить непоправимых дел, ну а потом... потом минут через десять он проходит. И можно снова продолжать пить, литр, два, сколько выдержит мочевой пузырь и печень. А Романова в этом отношении была женщина довольно крепкая, -Жизнь моя - радость трудоголика, почти круглосуточно на работе торчу. Иногда сестру с вечеринок ночами жду, а потом засыпаю перед телевизором в обнимку с подушкой... Да Господи, кому это интересно, оставим плакательный вечер на потом, ты-то как? - отличный повод для Хавы перевести тему разговора, -Небось, фанатки уже на британский флаг порвали? Как они в постели? - хитро прищурилась, приподняв для ритуала "чоканья" вторую порцию крепкого яда с названием алкоголь, -Чем ты их так цепляешь, вот скажи мне? Словом, душой али... чем поинтереснее? - и тут очень уместны с ее стороны бровки-бровки. Марк поймет. Всегда понимал, иначе как бы им удавалось столько времени пить без последствий?

Отредактировано Eva Romanova (2013-02-28 02:26:23)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » We were the Kings and Queens of promise