Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Выкупая наши клятвы жизнь входит в берега


Выкупая наши клятвы жизнь входит в берега

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Участники: Natalie Holmes и Christopher Cross
Место: квартира Кроссов
Погодные условия: говорят, на улице солнечно
О флештайме: Кроссы рассорились, перебили посуду и Мира ушла. Но спокойно зализать раны не выйдет, потому что через пару часов на пороге Кристо видит Натали.

+2

2

Мира ушла громко хлопнув дверью, забрала с собой не только Зевса но и все остальное, радость, веселость и полноту моей жизни. Оставив мне погром на кухни, который мы оба учинили, боль в груди от резких слов и обвинений, тяжесть на душе и сердце, и головную боль, которая лишь усилилась. А еще ненависть, то ли к себе, то ли к жизни, то ли к кому-то третьему. Может к этой Сидни или Синди, я так и не запомнил, как правильно звучит имя той незнакомки, которой я отпустил грехи ее прошлого и настоящего.
Буря в нашей семейной жизни прошла, только затишье было самым не желанным. Ладонь неприятно тянуло болью. Таблетки не желали работать, может потому что я все еще отходил от всего сказанного, в том числе и от новости, что у нас скоро будут дети, то ли потому что я запил их приличным количеством виски прямо из горла.
Кое как убравшись на кухни, и кажется после этой уборки придется покупать новый пылесос, зато я был уверен что осколков на полу не осталось, я вздохнул и вытащил с письменного стола пачку сигарет. Поставил диск темаллики в центр, добавляя громкость, поставил стул у распахнутого окна, закинул ноги на подоконник и затянулся, кашляя после первой затяжки. Давно не курил, называется. Сначала больница, где Чарли готов был прибить за любой шаг не согласованный с ним, потом подготовка к свадьбе Нейта и Тиш, потом дом, где Мира почти всегда была на чеку, а я сидел и думал, какой я идиот. Думать о том, что я сволочь, я не перестал, но под песню The Unforgiven в купе с крепкими сигаретами, думать в направлении того, что я последний человек на земле, выходило как то лучше и круче. прям как в старые добрые времена, когда я не сидел на стуле у окна, а свесив ноги на улицу тянул сигарету и думал, что все в мире поддается простой и понятной логике - люди людям, мужчина женщине нужны и что честность это залог успеха и спокойствия совести.
- There's a devil waiting outside your door (How much longer?)
There's a devil waiting outside your door (How much longer?)
And he's bucking and braying and pawing at the floor (How much longer?)
And he's howling with pain, crawling up the walls (How much longer?)

Шелестел голос из динамиков, когда в дверь настойчиво позвонили. Запрокинув голову назад я уставился на выход из комнаты, как будто тот мог дать ответ на то, кто стоит там за дверью. Но в дверь вновь настойчиво позвонили и  махнул рукой. Кто бы то не был, валите ко всем чертям. Я не хочу никого видеть. махнул я рукой в которой зажимал прикуренную сигарету, и добавил звука центру. Но кажется, мой ментальный позыв канул в моей же голове, потому что противный, в данный момент,А  так очень даже милый, звук звонка повторился вновь.
- Иду, - рыкнул, и выкинув сигарету в пепельницу поплелся открывать, забыв что ходить быстро по квартире иногда мешает колено. А сейчас еще и голова. Таблетки так и не подействовали. Резко распахнув дверь я уставился на рыжую бестию имя которой Натали Холмс и едко усмехнулся.
- Ну привет, - кинул я и развернулся направляясь в комнату, чтобы выключить центр.
Yeah, I'm your loverman - протянули динамики перед тем, как я нажал кнопку стоп.
- Слушаю, - выдал я туша сигарету в пепельнице и давая понять, что я все таки готов выслушать причину ее визита.

внешний вид

Отредактировано Christopher Cross (2013-03-11 19:36:01)

+4

3

Я практически каждый день навещала своего бывшего несостоявшегося муженька, который по причине прошлого стихийного бедствия так до сих пор не хотел слушать меня, именно на эту тему он даже говорить не хотел. Его видимо сейчас беспокоила его нынешняя семья, от которой меня воротило четвертый год. Это не помешает мне снова и снова приходить к нему, даже если дома он не один. Пусть там будут все родственники, даже дверь закрыта. Я ее открою и зайду внутрь. Выгнать меня уж точно оттуда никак не получится. Не на ту напали, как я обычно говорю. Сегодня день выдался довольно теплым, и я как обычно, решила навестить Кристофера. Мне было необходимо видеть его хотя бы раз в день. Это мой допинг – мой героин! В каком бы настроении и состоянии он бы ни был, я все равно увижу. Если понадобится то из-под земли тоже достану, сейчас для меня это не проблема. Сегодня я никуда не торопилась, ни на работу, ни еще куда-либо, поэтому времени было валом и подпортить настроение его жене и осчастливить своим присутствием Кросса.
Сегодня я решила не изменять своим выходным традициям, в плане одежды и аксессуаров. Очки практически такого же цвета, как и мои волосы, джинсы темно-синие, топ, пиджак и, конечно же, туфли – самая неотъемлемая часть моего огромного гардероба.  Настроение….за настроение и говорить не хотелось, но я старательно изображала самую счастливую на свете девушку и уже давила на звонок квартиры своего возлюбленного, который явно не хотел открывать дверь. Или был чрезмерно занят. А может у него интим и я им мешаю развлекаться с женой? Тогда это все меняет, и я буду продолжать звонить в дверь, а потом начну стучать в нее кулаками. Не дам я ему наслаждаться.
Как ни странно, но я услышала шаги. Тяжелые мужские шаги. На моем лице сразу же засияла улыбка. Дверь открылась, и мой взгляд устремился на Кристо. Ого! Лицо приняло удивленный вид, но ему было плевать, он тут же пошел в сторону комнаты пока я разувалась и снимала с себя пиджак, аккуратно вешая его на вешалку.
- Ну, привет. Ну, привет! Я молча прошла в комнату и скрестила руки на груди.
- Ну, привет? Удивленно взглянула я на Кристофера. – И это все? Я развела руками. – Ты всегда рад меня видеть. Я взяла сигарету и закурила, пуская колечки из дыма.
- Слушаю. Я улыбнулась, внутри все ходило ходуном, ведь я постоянно хочу ему рассказать о происшедшем, а иной раз совсем ничего говорить не хочется. Просто какая-то внутренняя пустота внутри меня, которой нет объяснений. Сейчас я все же хотела начать разговор, но решила начать издалека.
- У тебя что-то случилось? Может моя помощь нужна, спросила я, подходя ближе к Кроссу.

+2

4

Устраиваюсь обратно на стуле, закидываю ноги на подоконник, правда правую с неким трудом. Тянет заразу. Да и в правом боку не все так спокойно, я уже молчу про голову и то, что на душе полнейший вулкан. А тут еще Натали. Нет, ну серьезно, она меня явно довести решила.
- Извини хлеб-соль не предлагаю. По ряду причин. - отмахиваюсь от рыжей бестии и потянувшись подцепил сигарету, прикуривая и блаженно выпуская дым в открытое окно, возле которого и сижу. Определенно не хватает музыки. Ну а что, сигареты имеются, выпивка рядом, жгучая рыжая женщина вон привалила, не хватает музыки, желательно рок. Поэтому тянусь к пульту, и с минуты пытаюсь до него добраться - вставать просто на просто лень. Бинго. Пульт в руках, и нажав кнопку play - динамики оживают песней Master of Puppets. Определенно, моя любимая песня этой группы.
- Как бы тебе сказать. Вообще у меня аж две новости. Думаю одна тебя обрадует, вторая радует меня. - проговорил я чуть сползая на стуле, и откидывая голову назад, касаясь затылком верха спинки стула. Глубокая затяжка, взгляд почти сквозь ресницы на девушку.
- ...Master of Puppets I'm pulling your strings
Twisting your mind, smashing your dreams
Blinded by me, you can't see a thing
Just call my name, 'cause I'll hear you scream...

Звучит в динамиках и я усмехаюсь. Удивительно, но факт молчать в компании с Холмс осталось моей привычкой. Хоть я и не перевариваю ее практически на молекулярном уровне, но я прожил с ней бок о бок пол года, и это были одни из лучших моих пол года жизни. Вздыхаю, опускаю руку и отпиваю глоток виски прямо из бутылки.
- Нат, мне сейчас помочь может только машина времени. А насколько мне известно, у тебя такой не наблюдается. - стряхиваю пепел в пепельницу и вновь делаю затяжку, откинув голову назад, сморщившись. Ощущение, как будто приложился головой о чугунную стену. Впрочем, болит меньше, чем в день аварии. Тогда болело все, сейчас неприятные ощущения ограничились лишь головой, душой и сердцем.
- Зачем ты пришла вновь в мой дом, Холмс? - спрашиваю даже не смотря на девушку. Сегодня настройки радужного хозяина сбиты, настроение строить из себя правильного и идеального тоже нет. Сминаю сигарету в пепельнице и отпиваю вновь виски. Идеальный день чтобы напиться. - Будешь? - резко протягиваю руку с бутылкой в сторону девушки и наклоняю голову у плечу.
- Кстати, для похода ко мне, ты оделась очень даже отлично. что от сюда пойдешь на свидание?

+2

5

Возможно, и правда, были какие-то проблемы. В таком состоянии Кристо мне было довольно непривычно видеть. Необходимо вытрясти из него всю информацию. Возможно, получится его утешить. Вспомнить былые времена. Я взглянула на музыкальный центр, и сразу пробежали воспоминания о той былой романтике.
- Да не нужен мне хлеб с солью, вздохнула я, сжимая бычок сигареты в пепельнице. Я взяла свободный стул и уселась на него пропустив между ног спинку. И долго он меня так будет ненавидеть?! Я пронзаю взглядом Кросса, рассматриваю его с ног до головы, но от этого становится не легче. Правда на лице это никак не выявляется. Как известно я за четыре года изменилась очень сильно, но все же он знает меня и мои эмоции. Всегда знал и надеюсь, что помнит все до сих пор.
- Я хочу выслушать обе новости. Подкурила еще одну сигарету и уставилась на Кристофера. – Я никуда не тороплюсь. Заиграла музыка одна из любимых моего возлюбленного, меня пронзила эта песня, эйфория и я прикрываю слегка глаза.
- Почему же ты так думаешь? Возможно, я и есть та самая машина времени Крис, легкая улыбка, спокойный тон.
- Я пришла к тебе, стряхиваю пепел в пепельницу и устремляю взгляд на Кросса. – Ты же до сих пор, спустя столько лет так и не узнал, что произошло в тот вечер. Тон сменился на более серьезный, в словах было много боли, я сморщила слегка лоб.
- Буду. Я выхватила бутылку из его рук и залпом сделала несколько глотков этого ядерного алкоголя. Каждый глоток обжигал горло, но мне это и надо было.
- Свидание у меня сейчас с тобой. Небольшой перерыв, мой взгляд упал на колено Кристофера. – Что с коленкой? На второй мировой побывал?

+2

6

Фыркаю. Странно. Бывшие не любящие друг друга люди. Или все сосем не так? Я до сих пор не понял что чувствую конкретно к ней, конкретно к одной француженки. Да, я люблю Миру, этого не отнять, но чистая ли ненависть у меня в душе к Холмс?
- Не начинай. Я видел достаточно. Жених из дома мыши в пляс, - вышло наверное достаточно грубо, Но я не желаю вспоминать того, что было, потому что придется вспомнить и то, Что было потом. А потом был личный ад, когда не хотелось жить, от слова вообще, когда каждое дыхание разрывало грудь изнутри, а сердце билось скорее по инерции и по приказу упрямого мозга, Который хотел жить. Но потом мне пришлось, с трудом, но вылезти из запоя и никотиновой диеты, и выйти на работу, а там и к штатному психологу. Увольте, разговоры о прошлом не в моем стиле. У меня и так слишком много пороков и ран на сердце и душе, чтобы бередить один из любимых шрамов.  А Натали Холмс, гордая, смелая, упрямая как напоминание прошлого и будущего которое никогда не наступит. Не будет у нас совместных воспоминаний о будущем, лишь в вариации а что было бы если. Жить иллюзиями слишком сложно, да и не верю я в этот бред. Есть настоящее. И мое настоящее сейчас разрывается между эйфория и тоской.
- Мася беременна и она ушла. - вот так одна короткая фраза и две новости в ней. Все же так предельно просто и понятно. Жена беременная, а я идиот. Снова. Это кажется, уже становится традицией. Такими темпами скоро можно будет думать о том, что лучше бы был один. Затягиваюсь и прикрываю глаза слушая любимую песню. Интересно, а Натали верит в марионеток? И если да, то кто она марионетка или мастер? Думаю Мастер, такие как она только мастера вить из других веревки. В Удивлении вагибаю бровь. Она что не знает? Весело, черт побери.
- Неужели Оуэн не пожаловался тебе о том, что его сыночек попал в аварию? - забираю обратно виски и пью как воду. Оно уже не обжигает. А в центре сменяется музыка, и звучит Enter Sandman, очередной шедевр любимой группы.
- Не смотри на меня как на музейный экспонат. Я уже на ногах. Правда теперь на о-очень долгом больничном. - отмахиваюсь бутылкой, и расплескиваю немного виски на пол. Но мне все равно. И не факт, что я вообще смогу вернутся на работу. Добавляю с каким-то странным отчаянием и обреченностью. Потому что я привык смотреть трезво на мир, а в трезвой перспективе шансы и правда не слишком высоки. Может пора вспоминать свою первую профессию? Ну а что, все будут довольны. Кристофер Кросс менеджер. Звучит хоть и паршиво.

+3

7

Черти что, крутится в голове. Какого хрена мне это нужно?! Этот подлец бросил меня там одну, умирать как собаку, а сам, захлопнув дверь, свалил черти куда. Какая тут к черту любовь?! Или же это всего лишь действие алкоголя! Как правило, не всегда он на меня действует правильно. Самое худшее – это не знаешь чего ожидать от девушки, которая выпила и еще в придачу ко всему слушает то, что ей в принципе не нужно слышать. Взгляд стал какой-то болезненный и в тоже время суровый.
- Да ничерта ты не видел, выкрикнула я и резко поднявшись, подошла сзади Кросса. Надавила ему на ключицы и пригнулась к уху.
– Ты знаешь, какого это, когда тебя насилуют? Сейчас во мне протекала адская лавина, я готова была взорваться словно вулкан от злости и услышанных слов. Это безрассудство так думать. Я надавила еще сильнее и уже вцепилась в его горло, продолжая шептать на ухо. – А какого, когда тебя душат, слегка придавливая на горло, чтобы ты и пискнуть не смог и трахают так, что внутри у тебя потом все разорвано, а после ты хочешь сдохнуть как дворняга никому не нужная. Потом люди думают – шлюха. Спит с близкими друзьями своего парня. Я резко отцепилась от него и буквально вырвала из рук бутылку с алкоголем, отпила оттуда немного и со всей дури откинула ее в сторону. Звук был резкий и такой хлопок, осколки разлетелись по комнате. Я оглянулась в ту сторону, но мне было принципиально пофиг. Я услышала то, что никогда не хотела воспринять. Какие нахрен беременности! Я с удивлением уставилась на Кристофера. – То, что ушла, да. Это порадовало. Без ухмылки тут не обошлось однозначно. Просто я никак иначе не могу реагировать на сложившуюся ситуацию. Причем услышанное про беременность…я об этом решила умолчать. Брошенная в сторону бутылка была моей реакцией, об остальном и говорить не стоит. Еще одна сигарета и я уже с жадностью затягиваюсь, чтобы прочувствовать привкус горечи дыма в горле, утихомирить свой гнев каким-то образом.
- У тебя же был еще виски. Знаю, что одной бутылкой в этой квартирке не обойдется. И да, я ее нашла. Целая и запечатанная. Пить так, пить, что уж теперь. Открыла, отхлебнула, и она перетекла плавно в руки Криса.
- Нет, отец меня не уведомил об этом происшествии. Потому что прекрасно знает мою реакцию. Наверное, решил уберечь от излишних нервов. Я уселась на стул снова и затушила сигарету.
- И что теперь собираешься делать? Вопросительный взгляд в его сторону.

+3

8

Хмыкаю на ее заявление и вопросительно выгибаю бровь на ее действия. Она что решила рассказать как прекрасно было с моим товарищем в нашей постели? Я лично не горю желанием слышать этот рассказ. Но, кажется, меня мало кто решил послушать и Натали наклонившись ко мне, надавливая на плечи начала говорить. Первые ее слова, И я замираю на стуле, даже забывая как это сделать вдох. Нет, она не может врать о таком. Она может врать о многом, но не о том, что касается секса и постели. Я это точно знаю. Нервно сглатываю стоит ей чуток сдавить горло. Я все еще пребываю в состоянии шока. Знаете, Не самое приятное известие на мои расшатанные нервы сейчас было вылито. И слова Миры о том, что я чудовища, Сказанные до этого сейчас отчетливо всплыли в голове. Может она права? Может она как никогда чертовски права, и за внешним благополучием, лоском и милым парнем скрывается монстр, который приносит всем и вся вокруг себя только несчастья.
Я очнулся только тогда, когда бутылка разлетелась на куски и мотнул головой посмотрев на Натали. Сейчас такая спокойная, она не казалась на ту, которая подверглась насилию. Но мне ли не знать, как люди умеют заглушать боль. Уж в этом я мастер. Я молча выуживаю еще одну сигарету и нервно прикуриваю. По телу бегают мурашки. Ощущение не из лучших. "Добро пожаловать в реальный мир Кристофер Оуэн Кросс! В этом мире ты чудовище и монстр, который разрушил пару тройку жизней" ехидно выдает подсознание и я выпустив дым смотрю на свою собеседницу. Молча тянусь и коснувшись ее стула придвигаю его вместе с француженкой. Мне и в былые времена было не сложно проделать это с девушкой, которая едва весит пятьдесят килограмм, как ни как подготовка спасателя подразумевает ношения тяжестей куда крупнее в весе, хотя сейчас это и вызвало легкий прищур глаз, но скорее от резкого и противного звука, который отдался в затылке новой порцией боли, чем от напряжения. Когда стул оказался в максимальной близости, а мы практически соприкасались бедрами я посмотрел серьезно в ее глаза. Кажется, ее слова выбили из меня весь виски, который я влил в себя. Мне вдруг стало абсолютно плевать и на музыку в центре, и на то, что пепел от сигареты свалившись остановился на моей майке и его надо стряхнуть. Я смотрел в ее глаза с минуту, ища там что-то понятное только мне одному, а может как наоборот искал именно то, что неизвестно мне еще.
- Прости, - выдыхаю наконец-то на грани слуха, но прекрасно понимаю, что она услышала меня. Еще бы, она всегда меня слышала, даже кода я шептал сорвавшимся голосом. Повинуясь секундному порыву я протянул руку и нежно погладил ее по щеке, как когда-то любил это делать. - Прости, Нат, - прошептал я вновь поднимая взгляд и смотря ей в глаза.

+3

9

Я уже практически опустила голову, я была расстроена и по мне это было видно. Беременная..жена моего не состоявшегося мужа..беременна. Я была скорее на грани истерики. Не знала, что мне делать. Как быть дальше. Ведь это для мужчины очень важно. Дети-цветы жизни, тем более он отец. Он будет привязан к ней еще больше, чем когда-то. Я поникла, просто смотрела на Кристо и понимала, что это все куда серьезнее, чем хотелось бы на самом деле. Я оперлась локтями на свои колени, ладонями оперлась на лицо. Мне сейчас просто хотелось на него смотреть. Рассматривать, вспоминать, пусть и прошлое, оно ведь никогда с головы не сотрется. Память – она вечна! Самое важное я ему уже сказала, что меня больше всего сейчас успокаивало. Пусть это произошло слишком поздно, но я это сделала спустя четыре года. Вот в такой обстановке, несмотря на такие известия, словно нож в сердце. Чувствовала себя несчастной, ненужной, дурой и тупым созданием на этой планете под названием Земля, под которую я сейчас готова была провалиться. Почему же так получается? Неужели мне предначертана такая судьба, тихонечко умирать за любимого? Я смотрела на Кросса, и я поняла, что все мной сказанное для него стало ударом. Он услышал меня, услышал мою боль, злость и знает прекрасно о моих чувствах по сей день, несмотря на то, что я сорвалась, испортилась характером и просто стала дурной девчонкой. Такую он меня всегда любил, и я знаю, что нужна ему всегда, сейчас, сегодня, в эту секунду, минуту и так будет дальше продолжаться, до тех пор, пока мы не сойдемся, либо пока не возненавидим друг друга окончательно. Но это невозможно!
Крис пододвинул меня к себе на самое близкое расстояние. Мое сердце колотилось, словно вечный моторчик, быстро и безостановочно, казалось, что я его даже слышу. Его «прости». Я закрыла глаза от того, что стало больно. У меня похолодели руки, кинуло в дрожь. Меня знобило, словно в комнате было минут сорок градусов мороза. И снова с его уст срывается тихое «прости», а рука дотрагивается до моей щеки, по которой стекают слезы, крокодильи слезы. Такие крупные и соленые, попадают на губы и я их сжимаю. Обхватываю его руку и прижимаю еще сильнее к своей щеке. Наши взгляды столкнулись. Я смотрела, не могла оторваться. Я люблю тебя Кристофер! Также сильно, горячо! Я готова умереть за тебя, за то, чтобы быть с тобой всегда, до старости. Я рожу тебе много детей, хочешь даже целую футбольную команду! Я ради тебя на все пойду. Пусть меня убьют, пусть растерзают на части волки. Если это поможет быть рядом с тобой я готова и это пережить. Я разговаривала с ним глазами, пытаясь передать свои мысли и чувства. Сейчас я не знала, как мне поступить. Сказать «люблю» или продолжать строить из себя гордую и неприступную? А может не сейчас, не в эту минуту. Он же услышал, он понял, осознал. Я не виновата. Я дотронулась своей леденящей рукой до его щеки.
- Крис я люблю тебя. Пусть прошло четыре года. Да, ты женился. Но мои чувства к  тебе прежние, ты не представляешь чего я пережила. Минута молчания и слезы уже льются ручьем. Голос отдает хрипотцой. – Я хотела умереть, я наелась таблеток, но доза оказалась слишком мала, и я выжила. Но я не хотела и до сих пор не хочу, тебя ведь нет рядом. Я посмотрела в глаза уже плача, словно ребенок и прижалась к Кристоферу. Стало так тепло, так хорошо. Этот мне до боли знакомый и необходимый запах, от которого внутри все перевернулось. Его объятья, да я же даже спать не могу без него, думать, мыслить и жить. - Я существую, но не живу. В моем мире нет места без тебя, протянула я, заливаясь слезами.

+3

10

Осознание содеянного обрушивается на меня так же стремительно, как рушится многоэтажный дом который подорвали. Это было стремительно, быстро, и точно - попадание в цель. И от этого перехватывало дыхание сердце сжималось в груди и хотелось сдохнуть. Не важно как и каким образом, но хотелось просто исчезнуть на всегда из мира и жизни тех, кому я насолили, сделал больно. Смотрю в глаза Натали, вижу всю ту боль, что она держала в себе и мне становится тошно от мысли и ощущения того, что я это сделал с ней. Именно я. Не тот придурок недоносок, который посмел посягнуть на ее тело и честь, когда я отошел по делам, а именно я, ее не состоявшийся муж и тогдашний жених, допустил того, что она стала такой, что все это время держала боль в себе. Вместо того, чтобы уйти тогда, я должен был разобраться в ситуации, выставить наглеца из комнаты, дома, жизни ее и своей, и поговорить, прояснить ситуацию. А что сделал я? Я просто ушел и оставил ее там одну с этим идиотом.
Спустив ноги с подоконника я развернулся к ней, все еще смотря в глаза. А она заговорила. И ее слова, каждое слово врезалось в сердце как ржавый нож. Любит. Готова на все. Не хотела жить. Наелась таблеток. И каждое это слово, и все те, которые она говорила, разрывали все в моей душе, оставляя от нее лишь клочья. А в висках пульсирует как приговор "ты монстр". И хочется уйти от слов, от людей от мыслей. Забыть хотя бы на мгновение все то, что я натворил, все то, что я сделал не так.
- Таша, - сорванным шепотом. Притягиваю ее к себе, обнимая за плечи, прижав к себе, уткнувшись носом в ее макушку, позволяя ей почувствовать что я рядом, что я сделать, что я сегодня никуда не уйду, что не оставлю ее одну тет-а-тет с тем страхом и ужасом, с которым я ее уже оставлял до этого. Я сломал свою девочку, но я не хочу доламывать ее сейчас. Не сегодня, когда столько всего стало очевидным и вылезло на свет. Не тогда, когда ей нужна поддержка. Моя поддержка. А не мое холодное равнодушие и спокойствие.
- Девочка моя, - шепчу ей в макушку, слыша как затихают ее слезы, как она замирает на мгновение в моих объятьях. Почти как тогда, много лет назад, в прошлом, когда мы оба были другими, когда ей не нужна была маска ледяной королевы, когда я был немного другим, и думал, что весь мир мне не по чем. Приподнимаю ее лицо за подбородок, бегая глазами по ее красным глазам, а потом просто подаюсь вперед, ведомый неведанным порывом чувств или сердца, а может просто ведомый желанием все исправить, и замираю в миллиметрах от ее губ, чувствуя ее дыхание на своих. Замираю всего на мгновение, достаточное, чтобы сделать вдох и коснутся ее соленых от слез губ, сцеловать каждую слезинку с них. Ощутить привкус виски на этих губах, вкус своих сигарет, слишком крепких для нее, но которые она разделила со мной. Пройтись в нерешительности языком по ровным белым зубам, словно прося разрешение, хотя я уверен, она никогда не будет против поцелуя. А потом ощутить это согласие и податься еще больше вперед, практически упираясь грудью в спинку кресла. И зачем она только поставила его так, это же совсем не удобно.

+3

11

Я сейчас была похожа на маленького беззащитного ребенка, но мне было все равно. Я хныкала и вытирала слезы об его плечо. Не уходи от меня. Останься со мной. Не делай мне больно. Не становись равнодушным, не покидай. В моей голове творился сумбур, мысли буквально так и шли, бежали и невозможно было этот поток остановить. Я перестала трястись, мне стало тепло, хорошо, как давно уже не было. Его дыхание, и я уже будто в раю. Почувствовать дыхание Кристофера для меня словно воздуха глотнуть. А, как известно без кислорода человек не жилец. А он для меня целая жизнь, моя любовь и боль одновременно. Мне сейчас хотелось много всего сказать, чуть ли не стихами заговорить, но от переполненных эмоций я даже вздохнуть нормально не могла, я просто слышала, как он произносит мое имя, так нежно и так тихо, как это было четыре года назад. Я закрыла глаза, потом медленно открыла и впала в состояние неописуемое словами. Я не могла оторваться, не могла даже шелохнуться, я хотела вот так навсегда к нему быть привязанной. Плевать, что будут говорить люди, ведь это неважно. За ним я везде пойду, я все брошу ради Кристофера и сделаю его самым счастливым. Многое я бы хотела сейчас выразить, но все это я выразила не словами, а своими действиями. Ведь не зря говорят: «Совершай поступки дейсвиями, чтобы человек понял, как его любят, а не доказывай это словами». Я всегда придерживалась этого, но и всегда говорила ему, что люблю. – Весь мир к твоим ногам, прошептала я, чувствуя как он нежно губами прикасается к моим губам. Меня словно током ударило, так слегка, от удовольствия, от его ласки, от прикосновений. Я закрыла глаза, внутри все перевернулось, по телу побежали мурашки. Казалось, что этот мир исчез, и остались только мы вдвоем. Вся боль, мысли о потере, они ушли, пусть на некоторое время, но стало как тогда, хорошо, спокойно. Мои мысли отключились. Как же я скучала по его рукам, по его губам, по его щетине, об которую я так любила тереться щекой. И вот сейчас я испытала это снова, это наслаждение за которое готова отдать жизнь прямо сейчас, вот в эту же секунду. Зато я умру с привкусом его сладких и желанных губ, с божественным запахом его тела и с улыбкой на устах. Я дышала через раз, и впустила его в свое пространство. Наши языки, словно пламя слились, страсть была сумасшедшей, безумной, остановиться было невозможно. Я только успевала заглатывать воздух. Успела даже согнуть спинку кресла, буквально откидывая его в сторону и оказаться на коленях у Кристофера. Я заключила его в свои объятия полностью. Сейчас он был мой весь. Я нагнулась к нему и вцепилась в мочку уха, сорвала с него одежду проскальзывая языком по его обнаженному телу спускаясь все ниже и ниже, до его брюк, которые в мгновение ока оказались в другом углу квартиры. Это было невозможно остановить и даже осмыслить, это буря эмоций, ураган страсти. Под ногами не чувствовалось ничего, пустота. Казалось что я где-то на небесах, но не здесь. Было похоже на реальный сон, который не хотелось заканчивать, не хотелось просыпаться и осознавать, что все совсем не так. Мои пальчики проскользнули по губам Кристо и я, опустившись ниже, до его малыша, взяла его в ротик, жадно стала двигаться вперед и назад, глубоко, пуская его еще глубже. И пусть я пару раз поперхнулась, это же естественно. Облизывала его и снова пускала внутрь. Не хотелось, чтобы на этом все закончилось. Долго я не стала его ублажать таким образом. Я поднялась также медленно, как и опускалась, целуя его тело и добираясь до губ. Я вцепилась в них, немного прикусывая и наслаждаясь происходящими движениями, моими и Кристофера. Каждый вздох, каждые наши движения все это единое целое. Стон, опять стон, приглушенное дыхание, это было невозможно прекратить. Я вцепилась в его волосы, немножечко рыкнула, как и раньше это делала, от чего он еще больше заводился. Слегка поцарапала ему спину, чего еще больше доставляло удовольствие, и сделала резкий толчок вниз, до конца. Все краски мира сгустились передо мной, в глазах все мерцало, я только чувствовала его в себе, слышала стоны, наши вздохи, а больше ничего.

+2

12

Это было наваждением. Да, скорей всего именно так можно будет оправдать себя в будущем. Потому что это и правда было схоже на глоток свежего воздуха. Натали не пришла для того, что вновь и вновь окунуть меня в то, что я сволочь и потерял совесть, как это было с большинство моих и Мириных знакомых. Да даже мои родители и те встали на защиту девушки, обвиняя меня в безрассудстве и виня в том, что бедная девушка столько пережила. И почему-то все забывали, что мне приходится переживать. Мне, взрослому мужчине, оставшемуся без любимой работы, оказавшемуся на скамье запасных на долгие месяцы, и с ужасом встречающим новый день, потому что кажется что улучшений не будет, кажется что все так и останется, что все что будет моим будущим это трость, вечные головные боли, вечная диета и восстановление организма, и ни каких нагрузок физического плана. Да даже читать и то можно через раз, что уже говорить. И в этом немом моем отчаяние, когда со всех сторон лишь упреки и косые взгляды, немое осуждение всегда и везде, появляется человек, который не берется осуждать, а который просто разделяет с тобой бутылку виски и пачку сигарет, который не рвется читать тебе мораль о том, что ты монстр, который просто ставит тебя перед фактом говоря что да, ты Кристо такой, и смирись с этим. Наверное я буду потом оправдывать себя такими словами. Но не сейчас.
Сейчас, здесь, была только она и я. Моя прошлая любовь, которую я гнал из своего сердца четыре года, девушка, которая заставила меня жить как на бочке с порохом, потому что никогда не знаешь, что можно ожидать от нее в следующую минуту, потому что этот адреналин он прекрасен и желанен для такого человека как я. И эта девушка не против того, что я ее целую, не оттолкнула в ужасе и не стала делать то, что делают большинство. Она просто приняла и отдала. Приняла факт моего желание, и отдала мне его в замен. Именно поэтому, получив этот ответ я сделал шаг в бездну, плевав на правила и приличия. Именно поэтому я обнимаю ее и прижимаю к себе, жадно целуя и лаская ее тело. Поэтому мои пальцы путаются в ее рыжих локонах, когда она опускается вниз, а тело подается на встречу ее жадности и желанию приласкать. И поэтому, мы просто не покидаем гостиную, и стена в распахнутого окна становится нам опорой, опорой в страсти, желании, наслаждении. А свидетелем нашего грехопадения звучащая из динамиком музыка, которая прикрывает нас собой.
И двигаясь на встречу горячему телу, проникая в нее, чувствовать как она вцепляется руками в плечи, ощущать как от каждого ее стона по венам бежит огонь жизни, заставляя дышать чаще, ощущать какого это вновь дышать, я позволяю этому безумию охватить нас обоих. И когда мир взорвался миллиардами цветом под закрытыми веками, я уже не чувствовал ничего, кроме наслаждения и жизни. Тяжело дыша, я целовал ее плечо, чувствуя такой забытый привкус кожи и тихо улыбался одному мне понятным мыслям.
- С ума свела, - прошептал сбившимся дыханием, прижимая Натали к себе, второй рукой убирая спутанные пряди с ее волос и мягко целуя в губы. - Рыжая бестия, - выдохнул я отрываясь от губ и заглядывая в ее глаза.

+2

13

Я никогда и никому этого не делала. Четыре года у меня даже никого не было, я всегда всех отшивала. Не давала даже близко подойти. Да и мои способности к выпивке и клубам не привели бы ни к чему позитивному явно, но мне так паршиво было, что выбора то не было, если только в монашки идти, а это уже самое последнее, что я могла предпринять. Я сидела сверху и даже не могла шелохнуться. Мне понравилось то, что он не оттолкнул, принял меня снова, как и тогда. Такую, какая я есть. А с ним я совершенно другой становлюсь, совсем даже не стервозной, а наоборот наивной маленькой девочкой, его девочкой. Кроме Кристофера нежными словами меня никто не называл никогда, и я не давала этому случиться. Для меня это тоже очень важно, как и поцелуй. Мое дыхание постепенно восстанавливалось, а тело было очень расслабленным, хотелось лечь и уснуть в его объятиях, проснуться и продолжать так изо дня в день. Но одно воспоминание о его беременной жене и мне тут же становилось плохо, душа начинала болеть, а сердце плакать кровавыми слезами.
- Я всегда сводила тебя с ума, как и ты меня, отвечая нежно на поцелуй, прошептала я. Как было приятно ощущать его всем телом, хотелось слиться в одно целое и не отпускать, просидеть так вечность. Мне всегда очень нравилось, когда Кристо копошился у меня в волосах. Бывало такое даже за разговором. – Помнишь наш вечер, после того как ты меня познакомил с родителями? Мило улыбнулась я, смотря в глаза. Мои руки обвили нежно шею Кросса. – Мы пришли домой, открыли бутылку шампанского, я рассмеялась. – Кстати, я сразу же постелила постельное белье, которое нам подарила твоя мама. Я прикрыла глаза и сморщила носик. – Оно было шелковое, красным цветом и такое нежное, милая улыбка и снова томный взгляд в глаза любимому. – А потом мы с тобой легли в кровать и долго-долго разговаривали, попивая игристое шампанское, я прикусила слегка нижнюю губу. – Я лежала на правом боку облокотившись на твои колени, а ты копошился у меня в волосах, и я словно кошка мурлыкала в ответ. Мы смеялись, нам так хорошо было вдвоем. Вот они нахлынули те самые приятные воспоминания из короткой семейной жизни. Было приятно погрузиться в то время, смотря на Кристофера. И одновременно было тяжело осознавать, что вот он рядом со мной, просто не верилось. Обнимает и целует меня, а я себя вновь чувствую такой маленькой девочкой в руках мужчины моего сердца. Его глаза словно пронзали меня всю изнутри. Я знала Кристо как свои пять пальцев, за четыре года он ничуть не изменился. Остался тем же милым и добрым медвежонком. – Я еще любила тебя называть ласково. В записной книжке ты у меня по сей день записан как «любимый», а помню когда я сильно злилась на тебя, то просто стирала это слово и оставляла только номер. А потом заново писала, любимый мой, я нежно поцеловала Кристофера в носик и, дотянувшись до сигарет, взяла оттуда парочку подкурив одну за другой. Передала Кроссу одну, а одну оставила себе.

+2

14

Ощущение что ты вновь живой дорогого стоят. А я жил. ожил вновь. Не ощущал этого гнетущего взгляда, паутины осуждения, попытки пристыдить меня. Не было ничего. Только она и я, только приятная нега в теле, только тепло ее улыбки и взгляда. И я кутался в это тепло, позволял ему проникнуть в себя, забыть о мире вокруг. Потому что мне нужно было это.
Поглаживая ее волосы, я с мягкой улыбкой слушал, то что она рассказывает и лишь усмехался. Да уж, первый и единственный раз, когда Кристина решила что мне необходимо постельное белье в подарок, или это было попытка показать что-то Натали? Не знаю, но тот вечер помню прекрасно. Мы отмечали успешное знакомство с родителями. Я умудрился тогда столько всего наговорить, в плане того что Оуэн и Кристина вообще не знакомы с моими девушками, чтобы Натали была естественной. Кажется на той встречи нервничал больше я, чем родители и сама француженка.
- Редкое явление - когда мы всю ночь проболтали и растянули бутылку шампанского на всю нашу болтавню, - тихо рассмеялся я. Да, ночь тогда вышло одна из волшебных и запоминающихся. Как же давно все это было. Ощущение что в другой жизни, или вообще не в моей и это просто призрак чей-то чужой жизни. хотя, для призрака Натали выглядела более чем прекрасной.
Забираю сигарету и ловлю ее запястье внимательно вглядываюсь в татуировки. Перекатывая сигарету в уголок губ, и чуть прикусываю фильтр, чтобы она не выпала на пол. Провожу пальцами по буквам кручу рукой, мягко держа ее за запястье и усмехаюсь. Она все таки сделала татуировки. Нет, это невероятное создание их все таки наколола. И без меня. Не то, чтобы я ревновал к тому, кто делал ей их, просто, я помню что когда мы говорили о них, я обещал быть рядом, когда она будет делать их. И что в итоге? В итоге она исписала свое прекрасное тело, не менее прекрасными, в большинстве своем, словами и без меня. Упрямая француженка. Ловлю себя на том что улыбаюсь.
- Знаешь, когда я сидел взаперти, дома, курил и пил, я стер твой номер телефона из записной книжки. - тихо начал я глядя на татуировку на ее предплечье. - но вот незадача, или задача. Стереть эти семь цифр из памяти не вышло. Твой номер отпечатался там на века, можно сказать. - честно признаю, то что никому никогда не скажу. Номер Натали Холмс встал в одну строку вместе с номерами родителей и Миры. Просто занял свою нишу, и не желает его покидать.
- Они тебе идут - проговариваю и обнимаю Натали за талию, прижав к себе, после чего потянувшись подцепляю кончиками пальцев пепельницу и притягиваю к себе. Надо же куда-то скидывать пепел с сигареты, что я и делаю, а после отправив сигарету опять между губ, провожу подушечкой пальца по предплечью и словам, задумчиво их изучая.
- Как давно они у тебя? - задаю вполне логичный вопрос, и подозреваю ответ о том, что они появились почти сразу после нашего разрыва.

+2

15

Вот сейчас я себя чувствовала на самом деле нужной, любимой и единственной, как бы это не звучало, но я единственная, потому что такой Таши у Кристофера никогда не будет и за четыре года явно не было. Я постараюсь вычеркнуть из головы все то время, что я была без него, по-другому быть не может. Самое приятное и удивительное, что я сейчас рядом. Мы вспоминаем былое. И вообще мне нравится и всегда нравилось, что мой лучик света и добра прямолинейный. Говорит всегда как есть, плохо это или хорошо. Да, я могу обидеться, надуть свои щечки и больше походить на хомячка из какого-нибудь мультика, но это мне и нравится. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь – это однозначно и даже не обсуждается.
У меня тоже было положительное достоинство. Я не умела и не умею врать по сей день. Я могу заистерить, но врать это самое последнее. Крис всегда и все знал, я словно книга открытая. По мне можно прочитать все даже не спрашивая. Мое настроение – это мое лицо, поведение, в конце концов. Сейчас же я испытала такую сладость, и  такая приятная аура вокруг, что даже хотелось побольше узнать. Как никак прошло много времени, во всяком случае, для меня.
- Явление и правда редкое, но оно одно из самых сладких и запоминающихся, тут ты прав, я улыбнулась ему, а потом узнала какого было Кристоферу. Практически тоже самое повторилось и с ним. Только я шарахалась, где попало, пила в общественных местах курила по пачке сигарет в день, за что не раз выписывали штраф и угрожали посадить. Но не посадили. Пить я так сильно и часто перестала, но курить нет, пачка в день не уходит, но половина сто процентов. Я слушала своего спасателя и улыбалась, где-то смеялась. Самое приятное было услышать, что номер телефона так и остался у него. Не удалил, не стер. Значит всегда помнил. Крис разглядывал мои татуировки, к этому я и была готова. Просто всего он не знает, и почему я их сделала тоже, а значит надо рассказать. Я поцеловала его в макушку, так по детски, но зато я давно об этом мечтала. Я же, как ребенок, когда нахожусь рядышком.
- Спасибо, но они были сделаны не ради красоты. Я посмотрела на свою ладонь и вздрогнула слегка, вспоминая какая эта была мучительная боль. – Я их сделала, чтобы заглушить свою душевную боль. Без обезболивающего. Я думала, что получу болевой шок и станет легче, но все вышло с точностью наоборот, я посмотрела в глаза Кристо. – Я думала о нас, о тебе. Даже в тот момент, когда их набивали, у меня текли слезы не от травм нанесенных иглой, а от воспоминаний. Я затянулась как можно глубже сигаретой, стряхнула пепел и слегка съежилась. – Делала я их одну за другой с определенным промежутком времени, в течение четырех лет, чтобы не сойти с ума окончательно. Так как болевой порок был мне необходим. Поэтому и умереть не страшно, приподняла бровки и опустила их.
- Может ты мне все-таки расскажешь, что произошло с твоей ногой? Да и похудел ты, я смотрю. Мне это конечно не понравилось, я догадывалась, отчего могла произойти авария. Я просто знаю слабость Кристо к мотоциклам, а это наводит на большие сомнения. Я затушила сигарету и приобняла Кросса.

+2

16

Я даже не удивлен услышав такой ответ от Натали. Уж эта упрямая девушка способно выдать и не такое. Впрочем, я не удивлен. После нашей размолвки я вообще сел на никотиново-алекогольную диету и сидел на ней достаточно, пока Арчи не надоели мои прогулы и пока он не вытащил меня на работу. А потом врезал слишком капризному спасенному и поплелся на разговор к психологу. Странно, что тогда меня не поперли с работы к чертям. Не знаю даже каким Богам молится за такое. Все таки это сложно сидеть  без работы, потому что это сложно. Мне сложно. Не хватает этих суток на работе, когда сидишь и отдыхаешь в комнате с командой, и ждешь что вот-вот оживет комм и сообщат что надо на выезд. А потом усталые но счастливые от того, что спасли человека, команда возвращается на базу, обсуждая забавную ситуацию или нечто подобное.
- Заглушать душевную боль болью физической... - задумчиво протянул я, а потом улыбнулся мягко и сдержанно, махнув рукой. Мол, давай не будем о болях душевных и болях физических. Слишком скользкая тема для меня сейчас, по крайней мере после того, как я выписался из больницы чуть больше недели назад.
- Тебе так интересно? - тушу сигарету в пепельнице и расчесываю рыжие локоны пальцами. Вижу упрямство в ее взгляде и понимаю, можно было и не спрашивать о том, что и так понятно. Раз вопрос задан, да еще и самой Натали Холмс, лучше на него ответить, иначе будет еще больше расспросов, и она вынет мозг капитально.
- Авария случилось, - спокойно проговорил я, чуть надавливая на ее затылок и заставляя смотреть себе в глаза. - Помнишь нашу встречу в январе? Ты еще решила меня поздравить. Так вот, после этого я поехал домой. Не доехал, как можешь понять. - усмехнулся видя реакцию на свои слова. - Говорят, хирург с того света еле вытащил меня.- сжав руку в кулак чуть потянул за волосы, открывая шею и оставляя на ней нежный поцелуй. - Три дня провалялся в коме.- проскользнул губами по ключице и выше по шее - Отделался смещением шейных позвонков... - еще один поцелуй в шею, - Коллапсом легкого, разрывами селезенки и печени... - выдохнул шепотом на ухо. - Переломом кисти и что-то медицински не выговариваемое для простого человека с коленом. - закончил я шепча на второе ухо и отпустил волосы, позволяя ей вновь поймать мой взгляд. - Словом месяц на больничной койке и множество лекций по поведению, как ты понимаешь. - после этого я мягко отнял у нее опурок и отправил в пепельницу, поцеловав ее ладонь. - Они слишком крепкие для тебя. - попытался соскользнуть с темы о себе, на тему о ней.

+2

17

Не знаю, сколько прошло времени, что мы так душевно общались, казалось что вечность. Не хотелось прерывать. Хотелось просто обнять и не отпускать. Я даже не представляю, возможно, ли так любить, существует ли вообще такая любовь еще где-то! То, что я испытываю не передать словами, и я для себя прекрасно знаю, что другого мне не надо. Не смогу и не хочу, и даже не представляю, как кто-то будет меня так обнимать, целовать и быть со мной близким. От одной такой мысли я становлюсь неадекватной, поэтому стараюсь не думать об этом. Но есть еще одна большая и важная проблема. Я однолюб и своего мужчину ни с кем делить не собираюсь, и как получается в данной ситуации это действительно проблема. Но меня даже это не остановило, какая, же я все-таки. Да, иной раз во мне просыпается совесть и мучает, но недолго, минут может пять, а потом все становится на свои места и я забываю. И все это словно волной, то накрывает, то отходит. С такими чувствами тяжело жить и понимать, что не ты одна такая любимая. Это и начинает раздражать, но стараюсь держаться и не показывать. Только не сейчас. Да мне даже страшно узнать, а что будет дальше. Ведь это такой вопрос, который может мне еще раз разбить сердце. А мне этого не хочется совершенно. Жаль, что все так произошло. Но ведь я хотела когда-нибудь и детей от него. Не сейчас. Сейчас бы я просто хотела стать его женой, и пожить в удовольствие друг друга. Путешествовать, испытывать какие-то новые чувства, познать друг друга еще глубже, нежели сейчас. Возможно, это может и произойти. Что предначертано судьбой, то и свершиться. Хотя, судьбу мы и сами можем менять, правда не всегда это получается. Иной раз да, ты добиваешься чего хотела, а потом как бумерангом все возвращается на круги своя.
Кристофер был весьма задумчивый, когда разговор зашел за душевную боль. Я опустила глаза, стало больно. Больно от того, что я понимаю какого было ему. Он же тоже страдал, потому что любил. А может еще любит? Не фальшивой любовью, а самой настоящей и чистой.
- Да, мне очень интересно, потому что для меня это очень важно, не поднимая глаз, прошептала я. То, что начал рассказывать Крис навеяло на меня полный ужас. Катастрофа. Я чувствовала его прикосновения, мои глаза устремились на него. Его прикосновения обжигали мое тело. Я прикрыла глаза от удовольствия, но мои мысли были разбросаны и совместить в кучу произошедшее не получалось. Все как то быстро. Я всегда боялась мотоциклов. У меня на них панический страх.
- Конечно же, я помню нашу встречу, но тогда я пришла не поздравить тебя. Я тебя хотела украсть из-под венца. Я приехала на машине, в которой сидели четверо нанятых мной специальных работников, легкая ухмылка и милая улыбка. Он точно этого не ожидал. – Но не вышло, к сожалению, я приподняла глаза и надула щечки, будто провинилась в чем-то. А потом все что я услышала…это все показалось каким-то ужасом. Я приоткрыла рот, глаза стали еще больше, сигарета застыла между пальцами. Даже растерялась в какой-то момент. Только наблюдала за тем, как Кристофер забрал окурок и стал его тушить. Мое лицо стало приобретать не очень дружелюбный вид, а если быть точнее то взгляд.
- Ну, почему ты такой упертый и никогда не слушаешь меня. Я же тебе говорила, что такое мотоциклы и что это опасно, и что можно разбиться, мои губы начали дрожать, потекли слезы. Я действительно была напугана. – Но главное, что ты остался жив. Я схватила его обеими руками за лицо и стала обцеловывать.

Отредактировано Natalie Holmes (2013-03-14 18:15:23)

+2

18

Удивительно но факт. Почти все мои новые знакомые и старые, проверенные не раз в бою и выпивке, друзья, услышав что я попал в аварию на мотоцикле, начинали хором и соло причитать о том, что мотоцикл это зло, опасно, неправильно и вообще нужно удалить их из транспортной сетки, видите ли они приносят только несчастья и мотоциклисты это самоубийцы Такой стереотипный вид на транспорт меня немного подбешивал, потому что так считали по сути те, кто ни разу не сидел на мотоцикле и не вкушал всей той эйфории полета, которую он дает. К тому же, по статистике, автомобилисты попадают в аварию куда чаще, потому что кто-то за рулем курит, кто-то болтает по телефону, кто-то даже красится успевает, я уже молча про то, что кто-то за рулем даже ест. Полная расфокусировка внимания, тогда как сидя в седле мотоцикла ты не позволяешь себе таких вольностей и ездишь более внимательно, потому что знаешь, отвлечешься - пострадаешь. И если машина разрешала некоторые вольности и шалости, то мотоцикл это все пресекал, потому что он не любит, когда отвлекаются на что-то или кого-то другого.
Именно поэтому реакция Натали была вполне предсказуемой. Я бы даже удивился немного если бы Холмс не завела бы всеми излюбленную тему "прочитай Кристо нотации по поведению". И пока она говорила о том, что мотоцикл это опасно, я отстранено успел подумать о том, что это первая лекция прочитанная мне нагишом. При этом  отметил, что прекрасные формы молодой француженки ну ни как не способствуют смягчению горькой пилюли поэтому под конец закатив красноречиво глаза я вздохнул. Кажется, мир мне всю жизнь будет читать одну и ту же нотацию. И это при том, что они еще не знают самого главного - как только я поправлюсь, я возвращаюсь в седло железного коня. Но пока что это моя тайна, за которую я держусь как утопающий за соломинку. Или уже не держусь судя по тому что сегодня был скандал?
- Таша, - я аккуратно отстранил девушку от себя, придерживая ее за плечи и смотря в глаза. - Пожалуйста, не начинай читать мне нотации. Я сыт ими по горло за все то время, что прошло после аварии.
Проговорил я достаточно строго и еще более устало. Я и правда устал от всего этого. Вроде оно и понятно, что все говорят такие вещи переживая, но почему-то никто не задумывался о том, что и мне то от всего этого не комильфо, что мне самому не круто от осознания того, что теперь я сижу без дела.
- И да, можешь не повторять о том, что не любишь мотоциклы. Я это прекрасно помню, но ты должна помнить и то, что без адреналина мне жить сложно и что риск всегда будет частью моей жизни. Так что если не хочешь услышать от меня адрес куда идти со своими нотациями, сворачивай эту деятельность. - добавил я. Я был не настроен на еще одну лекцию, да и полтора месяца без работы сделали из меня отнюдь не образец для подражания по поведению.

+2

19

Ну почему мужчины бывают такими упертыми, словно дети не могут промолчать. Обязательно надо вставить свое слово и сделать так, чтобы оно было окончательным. Это немного раздражает, а под конец уже начинает выводить из себя. Да, я не отрицаю, что вспыльчивая словно бомба, только не замедленного действия, а наоборот, самого что ни есть быстрого. И не дай боже в этот промежуток кому-нибудь попасться мне на глаза или под руку. Иной раз сложно очень понять, что надо Кристоферу Кроссу. Я ничего плохого не сказала, ничего страшного вообще не произошло. А реакция такая, словно я четыре года ему долбила как дятел по голове одно и тоже. Выходит жалеть нельзя, ибо сама станешь виновником «торжества». Выносит мозг и это, правда. Стараешься быть внимательной и хорошей – один черт ты выходишь не правой, да еще и с кучей замечаний. Летящие камни в мой огород – это серьезное преступление, нужно подумать раз десять, чтобы мне что-то сказать. Могу понять неправильно. Реакция Кристо меня поразила. Нет, ну я понимаю, конечно, что в первую очередь ему мозг «травила» жена, а потом уже родители. Но неужели непонятно одно, было бы все равно так и не беспокоились бы.
Его движения, оттолкнув меня, пусть даже и нежно, были чуть ли не преступлением в данную минуту. Меня это немного разозлило, стало обидно и неприятно. Хотя Кросс всегда был таким, и всегда начинались словесные разборки. Без этого по крайне мере мы не могли жить, словно допинг, который был необходим нам обоим. Хотя насчет него я уже не знаю. Но зато он знает меня и мою реакцию на его слова.
Я просто молчала и дослушала до конца все то, что он мне говорил. Но уже не улыбалась и вся та милая и нежная куда-то растворилась в доли секунды.
- Выходит ты не ценишь мои переживания, аккуратно вставая, произнесла я, весьма спокойно.
- Нет, ну я, конечно, понимаю, что близкие тебя люди, НЕ включая меня тебе уже осточертели со своими чрезмерными заботами, опекой и так далее…я развела руками, взяла лежавший на столике карандаш и заколола им волосы, после чего подошла к Кроссу и, нагнувшись, посмотрела ему в глаза. – И не нужно кидаться такими словами в мой адрес. Куда идти со своими нотациями, повторила я его же слова.
- Если ты считаешь, что это нотации, так вперед, давай о тебе вообще никто не будет беспокоиться, и ты никому тогда будешь не нужен. За близких людей переживают, а не читают нотации, буркнула я и направилась в ванную.

Отредактировано Natalie Holmes (2013-03-16 10:52:27)

+3

20

- Если ты не заметила, я вообще не ценю ни чьих переживаний, потому что они вызваны желанием пожалеть и опекать. А я вырос из того состояния, знаешь ли.
Отмахнулся я вновь закатывая глаза. Вот уж точно, историю про то какой я сволочь и гад можно не рассказывать. Меня ими кормят чуть ли не каждый день. Хотя, чего это я удивляюсь. она же женщина. А в каждой женщине есть инстинкт материнства, даже если она его во всю отрицает. И почему-то на мою долю женщин с разогнанным до предела этим самым инстинктом выпало слишком много. Возможно, будь у меня другая ситуация я бы подумал о том, что это даже мило и хорошо. Но не сегодня и не сейчас. Сейчас мне хотелось покоя, и ни каких нотаций и разговоров о поведении.
Натали выдала свою реплику, не умеет это женщина оставлять слова за кем-то кроме себя, и гордо удалилась, двигаясь так, словно на ней как минимум мантия королевы, на деле ничего кроме карандаша в волосах из вещей или одежды на ней не было. проведя ее взглядом я усмехнулся, потянулся к бутылке и сделал пару глотков. Кажется, заверение, что секс лучшее лекарство подействовало и в моем плане плане. А может это все таки Холмс с ее страстью вернула мои позвонки на место. Факт фактом, голову кажется отпустило ну и ладно.
- Never shined through in what I've shown
Never free
Never me
So I dub thee UNFORGIVEN

Пророкотали динамики и я с некоторой злобой потянулся к пульту нажимая кнопку stop.
- Заткнись. Сам знаю, - рыкнул я на ни в чем не виноватый музыкальный центр и вздохнув вытянул последнюю сигарету из пачки. Щелкнув зажигалкой, и затянувшись, я постоял с минуту в центре комнаты, пот ом надел джинсы и пошлепал в сторону ванны.
- Нат, - проговорил я, стараясь перекрыть шум воды. Потом постучался, вновь затянулся и снова постучался. - Таш, выйдешь из ванны дуй на кухню, хочу обсудить с тобой кое что.
А потом поплелся на кухню, правда все равно завернув в гостиную чтобы взять пепельницу и пустую пачку сигарет. В идеале вообще-то надо было убрать осколки и доломать чертов пылесос до конца, но как-то не хотелось. Сейчас вообще хотелось мало чего, в приоритете спокойствия и ни какого "вытащи Кроссу мозг через уши". Скинув окурки в мусорное ведро, я включил кофеварку. Хоть виски с кофе и не сочетаются, но одно после другого вполне сойдет.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Выкупая наши клятвы жизнь входит в берега