vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » hush, it's okay.


hush, it's okay.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s2.uploads.ru/OAlzw.gif http://s3.uploads.ru/JMl5v.gif

участники: patrick hutchcraft & viola grimes
место: госпиталь им. святого патрика, кабинет психолога
время: ноябрь 2012 года
время суток: преимущественно вечер
погодные условия: противный моросящий дождь не прекращается несколько дней, сильные порывы ветра могут выбить зонтик из ваших рук.
о флештайме: обычная череда сеансов у психолога. она делится, он понимает; она доверяет, он помогает. но что, если в процессе они поменяются ролями?
саундтрек: blue states – season song

+1

2

Дождь заладил с раннего утра и не думает прекращаться. Ветер то и дело кидает в окно тяжелые капли, словно окатывает из ведра, и Патрик сочувственно слушает, как жалобно свистят стеклопакеты. Еще нет и пяти вечера, но он уже включил в кабинете верхний свет - на улице тучи затянули небо так, что у солнца просто нет шансов.
Сегодня у него легкий день с большим количеством свободного времени - Патрик не очень любит такие. В перерывах между клиентами (а их сегодня всего двое) он никогда не знает, чем занять себя. Читает и курит, читает и курит. Иногда играет в игры, встроенные в телефон. Патрик любит работать, любит размышлять и осторожно вскрывать слои человеческой души, стараясь не ранить, а помочь.
Утром была девушка, которая борется с заиканием. Предпоследний сеанс. Патрик улыбается, вспоминая. Больше всего он любит эти последние 2-3 сеанса, когда ты видишь, как твой клиент изменился, ожил, обрел уверенность в себе и блеск в глазах. И, главное, ты чувствуешь свою причастность к этому, понимаешь, что причина, если не главная, то одна из, это ты. Твое старание, неравнодушие, профессионализм.
Вот и на следующей неделе он попрощается с Лиз, как они оба надеются, навсегда. От волнения она наверняка запнется на его фамилии, но не каждый человек без дефектов речи может выговорить ее с первого раза. Хатчкрафт усмехается. Спасибо родителям за фамилию - то что нужно для психолога. Слава богу, не пошел в логопеды.
До прихода второй и последней клиентки остается меньше двадцати минут. Если она, конечно, не опоздает. Патрик вздыхает, глядя на часы, и приоткрывает окно. Негоже дымить в кабинете, когда клиент вот-вот прибудет. Он закуривает и выдыхает дым в окно. Воздух - холодный и тяжелый, ветер путает его волосы и кидает капли на рукава рубашки. Патрик чертыхается и выбрасывает едва начатую сигарету, закрывая окно поплотнее. Хорош он будет в мокрой одежде и с запутавшимися волосами.
Чтобы скоротать время, Хатчкрафт открывает ежедневник. Там он записывает краткую информацию о новых клиентах. Сам он предпочитает слово "подопечный".
"Виола Граймс, 25 лет. Место рождения: Санта Моника. Профессия: учительница начальной школы. Проблема: ночные кошмары".
Патрик удовлетворенно кивает сам себе. Сны, сны, сны. Проблема этой девушки в чем-то перекликается с его собственной, и оттого особенно хочется разобраться в ней. И помочь этой Виоле. Хатчкрафт достает из ящика сборник работ Юнга. Почти каждая страница книги исписана его пометками. Патрик пробегается глазами по важным для него частям. Достает из книжного шкафа методички и работы по кошмарам, подсознанию и инсомнии. Для себя. на всякий случай.

До начала сеанса - 5 минут, но Патрик не особенно надеется, что она придет вовремя. В ожидании он пытается представить себе двадцатипятилетнюю учительницу младших классов из Санта-Моники, которую мучают страшные кошмары. Образ не желает рисоваться в голове, и Патрик бросает это дело. Тоскливо смотрит на почти полную пачку сигарет и на бурю за окном.
Стук в дверь раздается почти вовремя - сеанс должен был начаться 6 минут назад. Он открывает дверь сам. Девушка перед ним очень хрупкая и очень промокшая. Ее волосы намокли и разлохматились, с одежды стекают холодные капли. Виола выглядит расстроенной и раздраженной одновременно, хрупкой и ощетинившейся.
Это будет интересно, - думает Патрик и жестом приглашает клиентку располагаться на диване. А еще моей мебели конец.
- Добрый день, проходите. Я буду Вашим лечащим врачом. Патрик Хатчкрафт, очень приятно. - Он заглядывает Виоле в глаза и протягивает ладонь для рукопожатия. - Погода сегодня на редкость отвратительная.

+1

3

В самом деле, это один из тех дней, когда Виоле хочется сбежать посреди урока, прихватив с собой сумку, и нестись по лестнице вниз, к своей машине. А потом запереться внутри, положить голову на руль и просидеть так минут десять в относительной тишине. Только бы не заплакать. Ни за что.
Виола тоскливо смотрит в окно, подперев щеку ладонью, не обращая внимания на гул в классе. Многие дети уже закончили выполнять простейшую самостоятельную работу по математике и успели сдать свои тетради на проверку, только трое мальчиков - Джек, Оливер и Симус - еще продолжают сидеть за партами, сосредоточенно выписывая цифры в тетрадках. Двадцать минут до звонка.
Мимо учительского стола проносится рыжая девочка с косичками, хватает мокрую губку и стирает с доски уже решенные примеры, что-то негромко напевая. Виола вздыхает, барабанит пальцами по поверхности стола, смотрит на наручные часы и снова вздыхает.
- Осталось двадцать минут, поторопитесь, - меланхолично говорит она куда-то в пустоту, наблюдая за тем, как дождь барабанит по стеклу. Будь её воля - отпустила бы детей пораньше, но они создают слишком много шума в коридоре, а за это можно получить выговор от грымзы-завуча.
Наконец, последние три тетради оказываются на её столе. Виола поднимается со стула, заталкивая толстую стопку в свою сумку, и стучит карандашом по столу, привлекая внимание учеников.
- Сейчас мы все очень тихо выйдем в коридор и пойдем домой. Но так, чтобы никто не заметил, что мы ушли раньше, хорошо? - Дети согласно кивают и тут же начинают вести себя намного тише, чем минуту назад. Виола честно ждет, когда же все наконец оденутся, и приоткрывает дверь кабинета, выглядывая в коридор из проема.


Конечно, их поймали. Уже на первом этаже, почти у главного входа, когда половина детей успели высыпать на улицу, и теперь её ждет очередной выговор. Какой он там по счету? Третий, четвертый? Еще одна неудача в её личную копилку.
Виола включает навигатор и задает адрес госпиталя им. Святого Патрика, ехать туда около двадцати минут. Вроде успевает.
Даже радио сегодня звучит на удивление раздражающе. Держа руль одной рукой, Граймс щелкает кнопкой выбора радиостанции. Новости, стенд-ап, снова новости... Наконец, она находит что-то, что приходится ей по душе. Конечно, "L'Amour N'est Rien" Милен Фармер звучит не очень обнадеживающе и настроения Виолы уж точно не поднимает, зато ушам приятно.
- Черт, ремень! - Вспоминает девушка, уже почти добравшись до нужного места, но решает, что и в этот раз "пронесет" и никто не заметит и не остановит. Только штрафа не хватало, замечательный день, ничего не скажешь.


На поиск нужного больничного крыла уходит несколько минут, и вот, наконец, совершенно промокшая под дождем Виола находит нужный. Внутри обстановка не слишком похожа на привычную больничную, врачи ходят в классических костюмах, а не в белых халатах, на входе никто не требует с пеной у рта одеть бахилы.
Дверь с заурядной табличкой "Психолог, Патрик Хатчкрафт" находится почти у самого входа, Виола осторожно стучит в неё, стаскивая с шеи мокрый шарф.
Наконец, дверь открывается.
- Добрый день, проходите. Я буду Вашим лечащим врачом. Патрик Хатчкрафт, очень приятно. - Девушка почти не смотрит на него и не замечает протянутую руку, целенаправленно вышагивая к небольшому дивану посреди кабинета. - Погода сегодня на редкость отвратительная.
Немного бесцеремонно скинув сумку с плеча, Виола стягивает с себя куртку и устраивается на мягком диване.
- Меня зовут Виола Граймс, и у меня был ужасный день. - Она складывает руки на коленях. - У вас можно курить?

+1

4

Виола любезно снимает мокрую куртку, прежде чем сесть на диван. Патрик не спешит - он наблюдает за ней, стараясь выудить из этого образа как можно больше полезного для себя. Капельки воды стекают с волос на бежевую кожу дивана, и на ней тут же проступают темные пятна. Прагматичная часть Патрика вздыхает и утирает скупые слезы, но в этом кабинете происходили и не такие вещи. В голову тут же лезут воспоминания о пациентах, впадавших в истерику и разбивших Хатчкрафту не одну вазу и статуэтку и попортивших не одну книгу.
- Меня зовут Виола Граймс, и у меня был ужасный день. - Патрик не может сдержать одобрительного кивка. Начало, как в каком-нибудь фильме, но в то же время искреннее. И сдержанное. Такая не расскажет все на первом сеансе, это очевидно сразу. А еще у нее явно побольше проблем, чем просто ночные кошмары, отмечает Патрик про себя и устраивается на кресле около дивана, на почтительном (но не чересчур) расстоянии. Вряд ли Виоле понравится вторжение в личное пространство, которое у нее очень широко, но и сидеть от нее слишком далеко, словно она прокаженная, тоже не стоит. Такие люди, как она, тонко чувствуют подобные вещи.
Девушка складывает руки на коленях, окончательно закрываясь. Патрик откидывается на спинку кресла, разминая пальцы. У них будет много сеансов, это точно. А еще - ему интересно. Интересно раскрыть ее панцирь с осторожностью хирурга и увидеть, что там внутри. Причины и следствия, страхи и мечты. Лучший подарок для него.
- У вас можно курить? - Кажется, Патрик кивает слишком радостно. И слишком быстро срывается с кресла, чтобы достать из ящика стола хрустальную пепельницу. Облегченно вздыхая, он ставит ее на маленький столик между диваном и креслом и сам непроизвольно тянется за пачкой. Слишком поздно. Хорош врач - сигарета уже судорожно зажата между пальцем. Слишком долго ждал.
- Мисс Граймс, Вы не будете против, если я тоже подымлю? - Хатчкрафт виновато улыбается, а рука уже тянется к карману. Кажется, она не особенно против, потому что позволяет чиркнуть зажигалкой около своей сигареты.
В сигаретном дыму Виола кажется более расслабленной, хотя держится настороженно. Возможно, она ждет от Патрика стандартных вопросов и стандартного рецепта снотворного и каких-нибудь пространных речей о влиянии на сны детских страхов или подростковых комплексов.
- Сны - это самая туманная область психологии. - Хатчкрафт смотрит пациентке прямо в глаза и говорит то, что думает. Для него это всегда беспроигрышный прием. - Я не дам Вам точного определения ни кошмаров, ни снов. Его просто нет. Есть версии, есть общие слова. Но пока что никому не удалось залезть человеку в голову, украсть его сновидения и препарировать их на лабораторном столе. Поэтому я не обещаю Вам панацеи или волшебного лекарства. Я попробую разобраться в Вашей проблеме, но Вы должны мне помогать. По мере возможности. Идет? - Хатчкрафт стряхивает пепел. - А еще можете звать меня просто Патриком. Это не фамильярность и не попытка флирта, просто моя фамилия не особенно удобна для произношения. - Патрик виновато улыбается. Говорит, но не спускает с пациентки глаз. Он специально не взял со стола ежедневник - в данном случае лучше не привлекать лишнее внимание к тому, что это сеанс психоанализа, а не просто разговор двух людей.
- Для начала, пожалуйста, расскажите мне, что Вам снится.
Виола начинает рассказывать неуверенно и скупо, не убирая руки с колен, затягиваясь слишком часто и нервно. Она не привыкла исповедоваться, и Хатчкрафт не перебивает ее, не задает лишних уточняющих вопросов, чтобы не спугнуть. Неожиданно ее голос оказывается очень красивым и убаюкивающим, он смешивается с запахом сигарет и стуком капель по стеклу. В какое-то мгновение Патрику кажется, что ему двадцать, и он курит под дождем на крыльце кампуса с симпатичной девочкой с параллельного факультета. Она что-то рассказывает ему, а с ее волос стекает дождевая вода. Может быть, в конце он пригласит ее выпить.

Отредактировано Patrick Hutchcraft (2013-02-27 14:20:15)

+1

5

Девушка смотрит на психолога с неподдельным удивлением, когда тот быстро кивает в ответ на вопрос о курении в кабинете.
- Слава Богу, - улыбаясь краем губ, говорит она, вытаскивая из кармана куртки пачку тонких сигарет с ментолом. - Я с обеда не курила, меня уже даже ломать начало.
- Мисс Граймс, Вы не будете против, если я тоже подымлю? - Виола лишь молча согласно кивает. Странный, будто я могу запретить.
Первая затяжка - настоящее наслаждение. Виола расслабленно выдыхает дым и опускает напряженные плечи. Она и правда курила только утром и в обед, после просто не смогла собраться с силами, чтобы пробежать привычные два квартала, чтобы покурить около частной юридической фирмы. Там добрый круглолицый охранник, который никто не прогоняет Граймс, даже сигаретами иногда делится. Правда, Виола такие не курит. Слишком ядреные. Такие, как у этого доктора Хатчкрафта.
- Сны - это самая туманная область психологии. - он заговаривает после небольшой паузы. Видимо, тоже давно не курил, только и ждал, когда к нему заглянет кто-то с такой же табачной зависимостью. Виола кивает, показывая всем своим видом, что внимательно слушает. - Я не дам Вам точного определения ни кошмаров, ни снов. Его просто нет. Есть версии, есть общие слова. Но пока что никому не удалось залезть человеку в голову, украсть его сновидения и препарировать их на лабораторном столе. Поэтому я не обещаю Вам панацеи или волшебного лекарства. Я попробую разобраться в Вашей проблеме, но Вы должны мне помогать. По мере возможности. Идет?
Снова кивок. Виоле немного неловко за свое молчание, еще пара минут и она вовсе будет похожа на китайского болванчика.
- А еще можете звать меня просто Патриком. Это не фамильярность и не попытка флирта, просто моя фамилия не особенно удобна для произношения.
Он говорит это с улыбкой на губах, и Виола верит. Они смотрят друг другу в глаза и девушка не чувствует себя неудобно.
- Для начала, пожалуйста, расскажите мне, что Вам снится.
Этого вопроса она и ждала. Дома даже репетировала перед зеркалом пару минут, пытаясь объяснить собственному отражению, что за ересь ей видится во время сна. Докурив сигарету, Виола тут же достает из пачки вторую и вновь закуривает.
- Черт, как же сложно начать... - она закидывает ногу на ногу, стряхивая пепел, а потом хмурится, пытаясь сосредоточиться на собственных словах. - Думаю, мне снится конец света. Только не смейтесь надо мной, я знаю, что глупо. Да у меня и мыслей о скорой кончине никогда не было, а тут... Почти каждую ночь примерно одно и то же: я либо оказываюсь в здании, которое начинает рушиться, либо вижу, как на улице начинает трескаться асфальт, образовывая разломы. Я надеюсь, Вы понимаете, что я имею в виду.
Виола замолкает и отводит взгляд. Она смотрит в окно, за которым все так же льет дождь, а затем продолжает.
- Я не знаю причины. Почему мне это снится? Я вскакиваю посреди ночи в холодном поту, а потом долго не могу уснуть, перед глазами стоят те ужасные картины. - последняя затяжка и окурок отправляется в пепельницу. - Я хочу покоя.

Отредактировано Viola Grimes (2013-02-28 02:34:06)

+1

6

Патрик избавляется от наваждения, когда Виола нервным движением давит окурок о дно пепельницы.
- Я хочу покоя. - Говорит она, и в ее голосе звенит усталость, какой не должно быть у молодой девушки. Патрику хочется накрыть ее руку своей, без какого-либо подтекста, и он поспешно достает из кармана зажигалку и вертит-вертит-вертит ее, чтобы подавить это желание.
- Я тоже. - Слова срываются с губ прежде, чем Хаткрафт успевает подумать и остановить их. Теперь Виола смотрит на него вопросительно и явно ждет продолжения. Эта девушка творит с аурой что-то странное, Патрик теряет свой профессионализм с каждым ее словом. - Я уже много лет мучаюсь бессонницей. Ищу ответ и не нахожу, сколько бы трудов ни прочитал. Поэтому, думаю, я понимаю Вас в какой-то степени. - Он заканчивает и уходит в другой угол кабинета, злясь на себя за свой длинный язык. Виола не отвечает ничего, она терпеливо ждет на диване. Чтобы собраться, Патрик роется в книжном шкафу и достает нужные книги, пробегается глазами по содержанию, открывает какие-то главы и только потом возвращается на кресло вместе со своей ношей.
На коленях у Патрика "Толкование сновидений" Фрейда. Он знает эту работу практически наизусть, но ровные ряды строчек успокаивают и помогают сконцентрироваться.
- Для начала я коротко расскажу Вам, из чего формируются сновидения. - Патрик хмурит брови, подбирая простые слова. - Зигмунд Фрейд считал, что на сон влияют физические и психические факторы. То есть раздражители вроде звуков, запахов, света, которые воплощаются во сне в совершенно другом обличье, и раздражители подсознательные - дневные переживания, сомнения, страхи. Все это воплощается в наших снах. Из того, что Вы рассказали, я понимаю, что что-то очень тревожит Вас, терзает и не дает мозгу отдохнуть от анализа даже ночью. У Вас есть предположения, что это может быть? Есть ли сейчас какие-то проблемы, которые Вы не можете решить и которые мучают Вас уже продолжительное время. Как Вы понимаете, я спрашиваю не о счете за электричество и не о сломанном дворнике на автомобиле. - мужчина делает паузу, позволяя Виоле переварить информацию и покопаться в себе.
Патрик не любит такие проблемы - туманные, размытые, для которых не существует универсального решения. Для Хатчкрафта пациенты представляют собой нечто вроде уравнения: они могут быть элементарными и крайне сложными, но в каждом из них есть неизвестное (проблема) и ответ (выздоровление), к которому Патрик должен это уравнение привести. Он любит сложные, нестандартные, берется даже за системы, логарифмирует и заменяет переменные, всегда в конечном счете добиваясь успеха. Но когда перед ним оказывается уравнение, состоящее из одних только неизвестных, включая ответ, он чувствует себя потерянным ребенком. И сейчас, словно слепой, он медленно, шаг за шагом, старается наощупь найти нужное направление и один за одним вычислить иксы и игреки, которыми Виола наполнена до краев.
- Ну как, что-нибудь приходит в голову? - Патрик не торопит, и девушка знает это. Когда она, наконец, заговаривает, он не выдерживает и следует недавнему примеру Виолы - вновь закуривает. Видимо, им суждено проводить сеансы психоанализа в плотном дымном коконе. Начальство вряд ли заглянет к нему в такое время, и угрызения совести сходят на нет с каждой затяжкой.
Патрик снова поддается магии чужого голоса, но слушает напряженно и внимательно, листая по ходу рассказа Виолы книгу.
Единственное, что он хочет от этих сеансов - дать девушке тот покой, который она так просит и который так ей необходим. Может быть, думает он, тогда и я его обрету.

Отредактировано Patrick Hutchcraft (2013-03-01 19:47:42)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » hush, it's okay.