Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » .don't close your eyes


.don't close your eyes

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Christopher Cross, Mor Levi
Место: Sacramento
Время: 2 января 2012
Время суток: Поздний вечер
Погодные условия: Холод, морось, скользкая дорога.
О флештайме: Говорят, что дуракам везёт. Скорее всего это действительно так. Как вы думаете, что случится если человек сядет за руль гоночного автомобиля в нетрезвом и совершенно измотанном виде, только для того, чтобы продемонстрировать свои псевдо-способности участникам дорожного движения? Я отвечу вам... ничем хорошим это не кончится. Очередная уличная гонка с самим собой заканчивается катастрофой. По всем законам и правилам здесь не должно быть хорошего конца. Но практически каждому идиоту Господь Бог даёт второй шанс. На сей раз этим шансом оказался совершенно посторонний человек с очень полезными способностями, имеющимися весьма к месту. Что из всего этого выйдет?


http://25.media.tumblr.com/e07a70e852d722d9f4069ff005d0828a/tumblr_mhb7chmJqX1rigyqmo1_500.gif

If you close your eyes the second the cars come flying at you, you feel like you’re dead for a second.


Данный флешбек так же призывает Вас не садиться за руль в нетрезвом виде. Помните, что на вашу душу может не найтись своего ангела-хранителя. Садясь за руль в нетрезвом виде, вы подвергаете опасности не только самих себя, но и других людей. Прибегайте к вождению автомобиля только в трезвом виде. Не употребляйте алкоголь и наркотики перед поездкой и соблюдайте скоростной режим всегда.

Отредактировано Mor Levi (2013-02-27 04:38:09)

+3

2

Это должен был быть обычный день. Обычный рабочий день Феникса, который пол дня не знал чем себя занять на базе, а ведь и такое бывает, что никто не вызывает и не взывает к помощи, а пол дня, то есть вечера пришлось ездить по выездам, потому что кто то захлопнул дверь, кто-то застрял в лифте, а кто-то собрался в новом году покончить жизнь самоубийством. В общем, стандартный такой рабочий день.
Феникс возвращался на базу, когда поступил сигнал об аварии. Большая часть команды делала вид, что спит в креслах, когда рация ожила и сообщила, что в десяти минутах езды от перекрестка где стояли мы на светофоре, произошла авария. Конечно же, все тут же ожили, потому что никто из нас не любит аварии, потому что все из нас понимают, что в такой ситуации счет идет на минуты, а порой даже на секунды.
И мы поехали, но вот незадача, почему-то именно сегодня всем приспичило куда-то направляться, и в итоге наша машина застряла в пробке. Через минуту я стал ерзать, за что получил укоризненный взгляд Джесс, через еще минуту я сдался.
- Нейт, сколько от сюда до аварии? - задал я вопрос парню, который сидел на руле сейчас.
- С километр будет. Кросс, а зачем это тебе? - спросил он точно хмурясь.
- что ты задумал? - возмущенно выдала Джесс, когда я вытащил медицинский ящик и стал в нем копаться.
- Кросс, - я услышал стальные нотки в голосе Арчи. Ну сейчас заведется.
- Я уже больше тридцати лет Кросс, Арчи не начинай. Пока мы выберемся из пробки, пройдет слишком много времени. - я вытащил из аптечки шприц, ампулу адреналина, мало ли что может случится, нашатырь, спирт, жгут и шейный фиксатор. - Я выгружаюсь здесь, а вы давайте ищите объезд и подтягивайтесь. - проговорил я открыв дверь и выпрыгивая прямо на проезжую часть. НУ а что, все равно в пробке стоим. А Сакраменто я знаю достаточно хорошо, чтобы не заплутать среди нескольких машин и улиц. К тому же, кое где можно было срезать путь.

Место аварии было... не из лучших. Мне и раньше доводилось наблюдать "красоты" этого дело, и каждый раз желудок скручивало спазмом. Кажется после первой своей аварии, в которой я участвовал в виде спасателя, приехав на базу я выпил спирта, медицинского, стопку. тогда мне было всего двадцать три, а авария была ужасной. Сегодня я реагировал более профессионально, отключая восприятия мира как человек, и включая холодный расчет спасателя. одна из машин фактически обнялась со столбом, при чем поцеловав его не капотом, а боком, что было вообще мало приятным фактом как для водителя, так и для нас. Да и машина уже явно поедет на свалку, хотя бы потому что сейчас она выглядела как консервная банка, а не дорогой спортивный кар, который при необходимости способен оставить после себя лишь восторженные взгляды и вздохи зависти. Сейчас же я не завидовал водителю.
Отойдя от секундного оцепенения, по ходу восстанавливая дыхание, бег по вечерним улицам и через пробку это не лучшее занятие на вечер и перед спасением, я направился к машине, в которой виднелся всего один пассажир и я очень надеялся, что он и правда был один, что там, на заднем сидении, Не обнаружится ничего вроде детского кресла. Ну мало ли, бывают психи, считающие что детей можно возить в таких тачках.
Пять секунд ушло на то, чтобы понять, тут без автогена не вытащить его и еще секунд пять я искал пульс.
- Идиот хренов. - выдал я в пол голоса, нащупав этот самый пульс на сонной артерии и даже зафиксировал голову пострадавшего. Для надежности, а то мало ли что может случится с его шеей или головой, пока будем вытаскивать. - Эй, вы меня слышите? - легонько похлопав по щекам мужчину я мысленно махнул рукой и не церемонясь сунул ему под нос нашатырь. - Очухался. Отлично. Ей, фокус на меня, - строго, спокойно, чуть холодно, потому что нет место панике. И взгляд глаза в глаза.

+3

3

Праздники продолжались. Одна бессонная ночь сменялась другой. Моррису казалось, что с рождества он так и не добрался до подушки, по крайней мере чтобы поспать. Рождественские праздники прошли в жарком Лос Анджелесе. И пускай зимой в этом городе не райские гущи, но солнце ощутимо припекает плечи. Новогодние праздники прошли приблизительно так же. С травкой, коктейлями, в бассейне. Вокруг пруд пруди друзей, рядом красивые девочки – чего еще можно только желать? Да всего, чего угодно. И пускай Санта в этом году не одарил подарками за хорошее поведение, блондин сам дарил себе подарки и его это устраивало. Неделя сёрфинга, шатания по барам, безумное трофи по гранд каньону, гонки на старых трамваях в Сан-Франциско. Неужели всё это можно успеть за какую то вшивую неделю?

Отвечу вам – можно. А ещё можно вернуться в Сакраменто и, не обращая внимание на зимнюю слякоть и постоянный дождь продолжать тусить. Сегодняшней ночью Моррис снова не спал. В одном из городских баров, битком набитом в праздники, случилась очередная сходка. Ничем не хуже всех предыдущих за эту безумную неделю. Тело медленно, но верно сдавало, однако строптивый нрав раз за разом заставлял хорошенько встряхнуться и продолжать веселье. Красные глаза, внушительная щетина, отсутствие тонуса в мышцах – да, после всего этого веселья придётся сильно постараться, чтобы вернуть себе прежнюю форму, а пока… Пятак стопок крепкого напитка, лимончик с глубокого женского декольте и очередная драка по поводу и без. Куда без пьяных драк на вечеринках? Обязательно найдётся парочка идиотов, решивших разнести вам квартиру, а в данном случае бар.

Дело даже дошло до того, что управляющий баром серьёзно заявил, что вызовет полицию. А уж копы то давно гоняются за этим бледнолицым и на сей раз точно не упустят шанс втюхать парочку статей и упечь голубоглазого за решетку. Посему, спустя минут пять невнятной толкотни внутри бара, парочка зачинщиков эффектно вывалилась на улицу под крики опьяневших в дым друзей. «Мочи ублюдка!», «Врежь ему, Моррис!», «Вмаж ублюдку, Джордан!». Болельщики разделились на два фронта. И каждый крайне охотно подбадривал своего бойца. Но любой драке свойственно заканчиваться. Не всегда хорошо, но в этом случае всё закончилось вполне благополучно, по крайней мере для одного из них. Из крепкой хватки Морриса забияка всё-таки вывернулся, неповременив бросить в след блондину несколько довольно грубых оскорблений, прямо пропорционально задевающих происхождение его матери. Толпа негодующе загудела. Право слово, никто не ожидал что праздники закончатся так. Кто-то похоже услышал, как скрипят зубы голубоглазого, и увидел, как тот достаёт нож. Зарезать ублюдка за сказанное ему было бы самым лёгким наказанием. Голубоглазый сорвался с места и припустил образцовым спринтом за обидчиком. Но тот успешно прыгнул в машину и был таков. Моррис только и успел, что запомнить номера.

Ладно, дружище, пойдём выпьем чего-нибудь. — Ладонь друга легла на раскалённое плечо блондина. Тот нервно стряхнул с себя руку и грубо толкнул друга в грудь, огрызнувшись, как цепной пёс. В бар Моррис не вернулся, тая надежду, что найдёт козла на дороге. Поэтому вооружившись бутылкой холодного пива, голубоглазый решительно сел за руль. — Братан, ты бы не садился за баранку то. Ты на ногах стоишь с трудом. — Взволнованно раздалось из рассасывающейся толпы. Леви прыгнул в салон и повернул ключ зажигания, нервируя мотор частыми нажатиями на педаль газа. — Отвали. — Сухо сказал он товарищу, повисшему на открытом окне водительского места и надавил на газ, легко щёлкнув ручку коробки передач. Тёмно-красный Камаро нервно взвизгнул остывшей резиной и сорвался с обочины на дорогу, вильнул дважды на полосе и пристроился на дальний ряд, вскоре скрываясь за поворотом в эффектном вираже. Немало нервов потребовалось на то, чтобы преодолеть длинный «рукав» из пробок, образовавшихся в городе на праздники. Кто-то всё еще теплил надежду затариться подарками, кто-то торопился в аэропорт, чтобы улететь домой и успеть на первый рабочий день вовремя. Кто-то возвращался из-за города, а кто-то ради выпивки побросал тачки на обочинах дорог, образовав тем самым качественный затор и отсутствие одной полосы. Усугубили ситуацию эвакуаторы, прибывшие за нарушителями правил парковки. Но после часа нервной толкотни Леви выскочил на трассу и хорошенько вдавил педаль газа. Машина вильнула на скользкой дороге и вошла в колею, набирая обороты. О это пьянящее чувство скорости, чувство, когда ты будто взлетаешь над дорогой, когда всё зависит от тебя самого, даже твоя собственная жизнь. Одно неверное движение руля и ты труп. Моррис прижался спиной к спинке сидения и отпустил одну руку с руля, довольно щурясь от ярких фонарей трассы, зажженных в это позднее время над блестящим асфальтом дороги.

На соседнем сидении зажужжал виброзвонком мобильник. На широком дисплее отобразилась кривая рожа друга, который, видимо, не выдержал произвола Морриса и решил последовать за ним. Глупая затея. В его состоянии и на такси он доберётся до блондина дай бог к утру. И то не факт. Леви криво ухмыльнулся и потянулся за телефоном, но благополучно его уронил под сидение. И что бы вы думали? Он проигнорировал звонок и оставил трубку утопать в грязи немытых ковриков, отдав предпочтение дороги? Ну нет, разве нетрезвый мозг способен на такой подвиг? Пьяному и море по колено! Посему, закурив одновременно сигарету, блондин полез под седушку и свернул руль влево. Не хотел. Правда. Случайно вышло.

Когда внезапно протрезвевшие глаза обратились к картине на дороге, выкручивать баранку в сторону было уже поздно. Леви судорожно закрутил руль в противоположную от заноса сторону и пошёл на жесткий юз. Тёмный Камаро занесло, приподняло на два колеса, а следом автомобиль ударился во встречную иномарку. Ту отнесло к отбойнику, а спорткар взлетел в воздух, как спичечный коробок, будто машина и не весила полтонны. Авто выкрутило красивый вензель в воздухе, приземлилось на колёса и на сумасшедшей скорости влетело в фонарный столб, обогнув его измятым корпусом. Леви успел только зажмуриться, прежде чем в ноги и грудь ударила волна раскалённого железа. «Я сгорю нахер заживо здесь…» - промелькнула единственная мысль, когда Комаро обмотало вокруг столба. В челюсть ударил кусок арматуры, мигом отправивший блондина в нокаут. Водительская дверь превратилась в гроб из окна которого свисала побледневшая, грязная рука водителя. Каким чудом её не срезало по плечу одному богу известно, но конечность зажало с такой силой, что пошевелить ею не представлялось возможным. Искорёженная часть двери упёрлась Леви в грудь и блокировала какие либо движения. То, что когда-то называлось машиной картинно шипело, выпуская из-под смятого капота пар, и угрожающе подтекая пробитым бензобаком.

Сколько блондин пробыл в таком положении – неизвестно. Он находился без сознания, а если бы и был в себе, то выбраться бы точно не смог. Руку зажало до опасного побледнения конечности, грудь жгло огнём а в башке играл национальный гимн целый оркестр. 
Казалось бы всё, финита, господь бог плюнул и отвернулся. Но первое, что смог зафиксировать в сознании, блондин, было появление незнакомого человека. Возможно водитель проезжающей мимо машины или ещё кто. Только потом Леви сумел рассмотреть на нём форму службы спасения. «По мою душу…сейчас и копы подъедут…» - промелькнуло в голове и уехало в черноту. Но снова вернулось, после того, как под нос была сунута вата с нашатырём. Блондин сморщил разбитое лицо и выплюнул тягучую слюну, приоткрыв один глаз. Тот, что ещё не успел заплыть. До слуха наконец начали добираться и слова. Далёкие, словно незнакомец орал из в трубу, сильно резонирующую куда-то ещё дальше. «Фокус на меня» - эта фраза была воспринята не сразу, но, кажется Моррис въехал и смог повернуть глаза на незнакомца. Синие, такие, глаза, с неестественно суженным зрачком. Толи от удара головой, толи от количества выпитого раньше, толи ещё чёрт знает от чего. На шею в принудительном порядке натянули утягивающую манжету, изрядно затруднив возможность дышать и вертеть башкой. И тут то пришло осознание того, что ты в стальной коробке, из которой страшно воняет свежим бензином. Казалось он булькает там под ногами. А где-то ведь в салоне ещё и сигарета выроненная дымится. Блять!
Моррис растопырил глаза-блюдца и начал биться в искарёженной машине, как мотылёк возле лампочки, в остром приступе паники стараясь свалить из машины к чёртовой матери как можно раньше. — Мужик… — Движения головой «свали» явно не удавались из-за манжета. Но Моррис отчаянно пытался показать глазами на лужу под ногами спасателя и намекнуть, что ему лучше не геройствовать, а делать ноги к чёртовой матери. Пахло вокруг явно не букетом роз, а начинающимся пожаром.

+2

4

Мне не понять как можно сесть пьяным за руль. Нет, я сам этим грешу, и утверждаю, что могу водить машину даже когда в организме не алкоголь в крови, а кровь в алкоголе, но я другой случай, как мне кажется. У меня реакция выше, у меня ответственность и строгое табу - скорость не выше 80 км\час. Иначе можно опьянеть от ощущения свободы. И конечно же ни какого руля мотоцикла, когда выпито больше нормы. но я спасатель, и как бы это не звучало, я считаю, что могу справится с ситуацией и не попасть впросак. Может это мое самолюбие и уверенность, может пустынные улицы, когда я возвращаюсь домой под шафе, а может просто я и правда такой редкостный удачливый засранец, и мне везло. Факт оставался фактом, пьянь за рулем хотелось убить собственноручно.
"Красавчик", а иначе просто не назвать этого молодого, на вид от силы лет тридцать, мужчину, с заплывшим глазом и кровоподтеком с виска, затрепыхался, как пойманная птица в силках и попытался предпринять какие-то резкие движения, явно усугубляя свое положение. Ну хоть частично ожил и может двинуть головой, вертеть глазом и что-то говорить. Значит позвоночник не поврежден, ну по крайней мере верхняя его часть, которая упирается в черепную коробку.
А том, что тут красочно "пахло" бензином, я догадался еще когда подошел к машине. Но было кое что, что этот бедолага кажется не понимал - ему достался абсолютно и бесповоротно повернутый на спасение людей спасатель, который сдохнет, а работу свою сделает на отлично, даже если умереть придется на самом деле. вот такой вот упертый и бесшабашный спасатель с фамилией Кросс достался блондинистому бедолаге, которого я с трудом зафиксировал в одном положении, схватив за плечи и попытался вразумить словами. Ненавижу когда люди начинают паниковать, потому что чувство это губит все, не только надежду на спасение и оптимизм, но и проделанную работу, и порой из за нее приходится начинать все по новой. А в академии всегда учили, что в работе нужна трезво оценивать ситуацию, иметь холодную голову и ледяное сердце, которое не позволит взять эмоциям верх над разумом и не затуманит его тогда, кода нужна помощь другим. Или просто мне повезло с учителем в этом плане, но я запомнил это на всю жизнь, и всегда гнал эмоции по дальше от себя. Там где речь идет о спасении жизни человека, нет места мыслям о чем-то постороннем.
- Эй, я же сказал фокус на меня. - щелкнул пальцами перед носом мужчины по сути балансируя на одной ноге, упираясь ней в землю пропитывающуюся бензином, а второй упирался в железо, называющееся когда-то машиной, и сохраняя равновесие, пытаясь понять, как можно облегчить работу Фениксу когда те наконец-то выберутся сюда. - Слушай, ты мужик или тряпка? Боги, как я ненавижу придурков, которые мнят себя крутыми, пока не поцарапаются при бритье, - рыкнул я, и не слегка похлопал парня по щекам.
- Я знаю, что тут благоухает бензином, но давай не будет отвлекаться на посторонние темы а займемся с тобой знакомством. - сказал я когда удалось заполучить внимание блондина и усмехнулся. Да, идеальное место для заведение знакомств. Не дай бог рванет, предстанем в чистилище даже не познакомившись. как-то не весело. - Назови свое имя. И скажи если что почувствуешь. - с этими словами я стал осматривать зажатую в искусственные тиски руку. Кажется, она все таки не оторвана, а могла бы такой быть, просто очень и очень плохо сжата, значит надо найти метод восстановление кровотока, а то еще отмирать начнет. Дойдя до ладони, о том, как мне удалось протиснуть свои пальцы в эти щели я предпочитаю не задумываться, я прошелся по подушечкам следя за реакция блондина. Ну давай, расскажи мне какие ощущения и есть ли среди них новые. - Чувствуешь? - интересуюсь я, ущипнув.

+3

5

Вряд ли это было похоже на панику с привкусом «О господи, мы все умрём тут!». Нет, скорее обыкновенный посттравматический шок, который случается практически у любого после тяжелого сотрясения или болезненной травмы. По первости не чувствуешь ничего и думаешь, что всё в порядке. Но когда накатывает боль, мозг начинает бить тревогу и посылать импульсы в нервные окончания. Вот вам и невесть какие агонические судороги, прости господи. Крови блондин не боялся. Вот как-то не довелось, ровно как и переломов, ссадин, и прочих травм. Кросс потом убедится в этом наверняка, когда голубоглазый сам расскажет, чем занимается. Но в такой ситуации, похожей на мышеловку, трудно оставаться вменяемым, особенно когда ничего не соображает голова и страшно ломит грудь.

Встряска руками незнакомца отдалась кажется даже в пятках. Блондин закашлился и зажмурился, успев поймать в собственной башке только одну мысль «ноги чувствую». И, надо сказать мысль эта была крайне оптимистичной. Но её напрочь сейчас перекрывала пульсирующая тревога, подстёгивающая голубоглазого выбраться из машины. Он готов был умереть от удара в голову, или от пули, или от ножа, или от рака, но только не сгореть заживо. Только не это. От одной только мысли и невольно всплывающего образа горящего тела перехватывало дыхалку и приходилось дышать часто и неглубоко в виду боли в груди, плотно стискивая зубы и пуская красные тягучие пузыри изо рта и смотреть на незнакомого мужика, который почему-то решил, что этому засранцу надо обязательно этот вечер пережить. Фокус – окей. Моррис зажмурился, смаргивая кровь с глаз и снова разлепил веки, пытаясь смотреть как можно чётче и прямее в лицо незнакомцу, который между тем подбирался к его руке.

Шерсть в паху встала дыбом, богом клянусь, от мысли «Боже рука…», которой он совсем не чувствовал. Леви побелел, посинел, а потом резко покраснел от натуги, так он старался напрячь плечо и почувствовать руку. Неужели оторвало? Лежит где-нибудь под сидением и остывает. Нет, только не рука, он же руками себе на хлеб зарабатывает! Но нет. Сильно скосив глаза в сторону, блондин обнаружил плечо на месте. Признаков ампутации тоже не наблюдалось, но руку он не чувствовал. — М…Моррис… — Просипел голубоглазый и замер, пытаясь почувствовать хоть что-нибудь. — Меня зовут Моррис… — Ещё раз повторил более внятно и резко выдохнул, словно тужился при родах – говорил. Боль в грудной клетке и упирающаяся в грудь арматурина явно усложняли. — Я не чувствую…два пальца… — Когда спасатель сжал мезинец и безымянный, ответил блондин. Остальные пальцы отзывались на прикосновение и даже вздрагивали, чтобы спасатель понимал – контакт есть. А вот безымянный и мезинец совершенно онемели. И это пугало. Причиной онемения была плотно стиснувшаяся на локте и искарёженная дверь автомобиля. Металлический уголок сдавил локтевой нерв настолько, что ушиб локтём о какой-нибудь уголок стола показался бы детским лепетом. Руку жгло, а уже через секунду ничего не ощущалось, ещё момент и жгло снова, да так, что хотелось содрать с себя кожу.

Моррис морщился, но терпел. Если три пальца всё-таки ещё что-то чувствуют – значит не всё потеряно.  Долгой беседе не суждено было случиться, потому что под капотом случилось громкое «Пок!» заставившее вздрогнуть наверное двоих. Запах бензина сменился лёгким запашком копоти. Всё, п*зда рулю. Блондин резко перевёл взгляд на источник запаха и сумел разглядеть сквозь покрытое трещинами лобовое стекло, только тонкую струйку дыма. Замыкание по-видимому, но любой подозрительный звук или запах в этой ситуации мог навести тихий ужас на обоих участников действия. Что уж говорить о том, что при наличии разлитого бензина, одна искра может послать на тот свет обоих. Леви напрягся, не сводя взгляда с источника тихого ужаса где-то в глубине души за поджилками. Кажется ему уже было всё равно, уцелела ли рука, ноги, грудь. Он лучше останется инвалидом, чем сгорит, мать его, заживо. А люди вокруг будут видеть как плавится его тело и ничерта, мать их не смогут предпринять. А он будет биться в этой проклятой машине, в агонии, лупить обугленной головой в лобовое стекло и допоследнего жать на клаксон. Видел уже такое собственными глазами. Хватит.

+2

6

В будущем я буду не раз вспоминать то, сколько же страха на двоих мы с ним съели за то время пока вытаскивали его из машины. В будущем он не раз мне скажет "спасибо, что не оставил", а я отмахнусь и скажу, что "это моя работа". В будущем будет выпита не одна бутылка виски за жизнь и удачу и хороший друзей. Но это все будет в будущем, а сейчас я пытался не разъехаться ногами по грязи, которая появлялась из за того, что бензин смешивался с землей, и это все я месил ботинками, и не навернутся на скрученном капоте кара.
- Приятно познакомится. Я Крис. - выдал я и провел по всем пяти пальцам. Так, три реагируют, два явно не осознают то, что их тревожат. Пережат нерв. Ну хотя бы пережат, а не нарушен. А нерв восстановят умелые врачи и хорошая физиотерапия. - Они на месте, просто у тебя сжат нерв и поэтому ты их не чувствуешь. Ноги чувствуешь? - второй интересный вопрос. Вижу как сабо кивает. Прекрасно. Ноги тоже на месте. Ура, можно поздравлять, позвоночник целый и невредимый, отделался легким испугом, можно сказать. Честно, я был рад такой приятной новости, все таки маленькая, а приятность.
- арчи, где вас черти носят? - выдаю я в наушник блютуза, найдя две секунды на то, чтобы надеть его и вызвать начальника.
- Пытаемся выехать. Добрался до места? - интересуется он, а я покидаю абсолютно не удобную позицию и обогнув машину, забираюсь в салон с другой стороны устроившись на сидении с битым стеклом. Гениально, спецовку можно будет после этого просто выкинуть и заказывать новую. Но сейчас меня это мало интересует. Я пробираюсь руками по телу Мориса, изучая его на повреждения, где могу дотянутся, и параллельно смотрю на то, как можно вытащить его из ловушки.
- Добрался. У меня тут веселье. Тут без вас реально скучно. Мне нужны вы здесь и сейчас. А еще звони пожарным, пусть подгоняют сюда и страхуют. - тут под капотом что-то хлопает и я резко вкидываю голову больно ударившись о крышу. Повисает тишина, потому что хлопок явно слышал даже Арчи. Я перевожу взгляд с покрытого сеткой трещин лобового стекла и капота за ним на парня, и пожимаю плечами. Вышло что-то вроде "ну раз мы пока целы, можно работать дальше".
- Просто приезжайте, - выдаю я и отключаюсь. Если я не шучу, если я просто говорю приезжайте и прошу вызвать пожарных, логично предположить что тут адски весело. А может скоро стать так же жарко. Не хочу. Вот серьезно, сорваться с крыши спасая бедолагу, попасть под лавину, да хоть быть сбитым автобусом на переходном переходе, но сгореть, в прямом, а не переносном смысле, не хочу. Как-то не красиво это звучит. Сгорел. Ну к черту. Мы выберемся, и точка.
- Хм. Пока эти придурки едут, кстати моя команда с которой я работаю, я кое что сделаю, на самом деле я постараюсь это сделать, так что если не получится скажу что не вышло, с другой стороны, может выйдет и все получится как надо. Если ты чувствуешь ноги, значит сможешь все таки передвигаться. Раз ты все еще дышишь, то жить будишь! - Тише, тише, - выдал я, доставая из кармана платок и вытирая губы мужчины. - Кстати, у тебя довольно оригинальное имя. кто придумал тебя так назвать? - я практически забираюсь под сидения и нахожу телефон. Нахожу и выкидываю в окно, по дальше от машины. Ну может ему понадобится он потом, кто его знает. А пока что идея состоит в том, чтобы сдвинуть кресло чуток назад. Знаю, идея не блещет гениальностью, но пока у меня нет автогена, ножниц, ключей и прочей фигни, так необходимой мне для спасение Мориса, я буду действовать самыми идиотскими методами, то есть теми, которые приходят в голову, когда нет инструментов. - Бинго, - выдаю я, потому что нащупал где можно сдвинуть кресло. Спрашивается зачем мне это? Все просто - я хочу сохранить ему руку и немного восстановить в ней кровоток. Не предупредив о том, что будет больно, а больно всегда когда ты живой, я сдвигаю кресло назад, и на пару секунд в салоне царит вскрик блондина. - Да ладно тебе, ты же не барышня. Короче, теперь у тебя будет адски болеть рука, как будто затекла, но в разы больше. И не так сильно сдавливается нерв, в идеале через какое-то время ты почувствуешь мезинец и безымянный. я пока подумаю как вытаскивать нас от сюда.

+3

7

Куча железа, именуемая когда-то суперкаром, никак не желала поддаваться. Мстила, скотина, за глупость человеческую, её погубившую. Стягивала в тиски, скрипела, шипела, пугала. Пахло сраной проводкой всё чётче и чётче, заставляя сглатывать сухим горлом чаще и посматривать на своего спасителя, который в виду своей профессии держался молодцом, но выступающая на лице испарина и перманентная резкость в движениях выдавали в нём сильный стресс. Да, работёнка – не позавидуешь. Но кому сейчас легко? Кому вообще легко? У каждого своя судьба. У обычного, среднестатистического супермена без сверхспособностей, и не менее обычного распиздяя. Оба и встретились тут, в этой стальной тюрьме. — Пересяду на мотоцикл… — Проскрипел бледнолицый, пытаясь проморгать глазами кровь с век, стрельнул глазами в сторону, за разбитое окно. Свобода, блин рукой подать, и так далеко одновременно. — Там уж если что, так сразу. А тут как в гробу…— Сплюнул в сторону, с трудом повернул голову, потому что давил воротник ну и хрен с ним. У страха глаза велики. Страх – эта та недостающая сверхсила супермена, потерянная где-то, при вхождении в атмосферу. Она и только она делает человека тотально неуязвимым.
Крис, Крис, окей. Я запомню. Ноги…да…— Неразборчивая речь, но вполне понятная для профессионала. Сотрясение дало о себе знать, лишив блондина напрочь толкового языка. Но разум потерян не был. На вопросы отвечает чётко, как может, отъезжает порой, но быстро встряхивается и приходит в себя. Умеет. Тысячу раз, кажется, раньше били по голове и справлялся ведь. Нет, его не так просто отправить в нокаут.

«Я когда то умру. Мы когда то всегда умираем. Как бы так угадать, чтоб не сам, чтобы в спину ножом» (с)

Кресло с резким скрежетом подалось назад, отпуская руку из невыносимых тисков. Блондин помогал спасателю спасать свой зад. Толкался ногами от провалившихся педалей что есть силы, давая дополнительный напор на проклятую спинку, скосившуюся от удара. И вот – лязг, щёлк и руке становится свободнее. Невольно раздаётся вдох облегчения, вдох, на который голубоглазый был способен при условии, что на грудь отлично давил искорёженный металл. Хрен с ним. Чёрт с ним со всем, с ногами, с руками, с головой проклятой, лишь бы не вспыхнуло. Как же хочется курить… — Казалось бы мысль, наличия которой уже надо бояться в этой бомбе замедленного действия. Судьба, зараза, хитрая штука. Подумал? Покури! Искра и бум! Легко. Всё очень и очень легко на этом контуженном земном шаре.

Между тем расслабиться не даёт капот. Из-под него, горбатого, разбитого и уродливого раздаётся очередной пшик, вмиг заставивший блондина замереть и зажмуриться. Перед глазами тут же родилась яркая картинка, как в искарёженном механизме, среди разорванной проводки происходит вспышка. Мелкая и совершенно незначительная. Как холостой поворот колёсика зажигалки – кремень есть, а газа нет. И тут так. Пшик. И падает эта искра в цветастую лужу и…всё. — Крис, дружище…— Шепотом заговорил блондин как-то разом протрезвев от всего и вся. Глаза обстреляли площадь в радиусе метра от себя. Пальцы свободной руки, оставшейся где-то возле бедра, закованной в металлическую корягу, нащупали кнопку отстёжки ремня. Если бы не она, блондин возможно вылетел бы через лобовое и, кто знает, не исключено, что отделался бы меньшими разрушениями. Да похрен. Щёлк… Ремень нехотя вылезает из блокировщика, но дальше не идёт. Но этого, в общем-то вполне достаточно. — Попробуй оттянуть раму, а я попытаюсь выбраться…— Взгляд с опаской снова на капот и… о «чудо», из глубокой, хромой щели потянулся тонкий дымок. Что-то где-то забликовало. Понеслась.

Дружище давай. Горим. — Спокойно. Никакой паники, только явная такая нейтральность во взгляде. *бнет, так *бнет. Главное, чтобы этот супермен без крыльев выбраться успел. Жалко мужика, отважный, смелый, не тупой. — Давай… — Моррис съёжился в комок, наплевав на дрянной гул в покалеченном теле. Если выберутся – там уж и будет соображать что к чему. А пока…пора действовать. Жить хочется. Вдохнуть полной грудью, помахаться ещё, повыпивать, погулять, её увидеть, в конце концов. «Раз…два…три…»Тяни. — Блондин сжался всё в тот же комок и пошёл корпусом назад, заставляя хрустеть спинку сломанной седушки. Если удастся вырваться из этих стальных клешней – с заднего на улицу ход короткий. Надавил ногами на панель, как сумел эти ноги задрать, стиснул зубы, зажмурился полной грудью вдыхая уже откровенную вонь гарью. И, знаете, жарковато становилось. Ну стрелять-колотить! Где моё паскудное везение, когда оно так нужно!

+1

8

- Мотоцикл, это круто. Сам на нем езжу. - выдаю я как будто у нас тут светская беседа, а не спасательная операция голыми руками в прямом смысле этого слова. Ну а что, ни оборудования, ни перчаток, ни маски, ни кислорода, ни чертовых пожарных, когда они так нужны. Из всего арсенала спасателя остался здоровый энтузиазм, упертость барана, не желание сдаваться и уверенность, что при таком комплекте, без инструментов смогу вытащить. Просто я верю в это, потому что если в это не буду верить я то больше здесь верить не кому. Арчи и компания не видят всей ситуации, что тут, и может быть кто-то и осмелится сказать, что спасаю я совсем не того парня, а помощь нужна тем, кто в другой машине, я скажу им, что их не было здесь, и они не чувствовали запах бензина, льющийся из пробитого бака и не видели эту панику в голубы глазах. Панику, тщательно скрываемую и маскируемую под бровоту и храбрость. Это я ли напрочь лишен самосохранения и чувства эгоизма, но не те, которых мне приходится вытаскивать и спасать. их цель выжить любой ценой, моя им помочь. Поэтому я продолжаю делать то, что у меня выходить на ура - я помогаю спастись.
- А я что по твоему делаю? - фыркаю сдвигая и свое кресло и рычу на него. Только на кресло, не на человека. Морис и так слишком наказан, и чувствует как по его душу идет Смерть. Вот только, старуха с косой, сегодня не твой день. В мое дежурство никто не помрет, иначе какой же я спасатель. Самоуверенно? Все равно. Главное жизнь.
- А потом она интересуется почему я терпеть не могу машины, и почему так редко сажусь за руль. - выдаю я вытерев пот со лба. И когда он успел покрыться испариной? Мне не страшно. Нет, не грамма, что вы. Подумаешь воняет бензином и под капотом то и дело что-то трескается. А еще тянет резиной. Ну подумаешь запахи не из лучших. Это же не причина чтобы боятся. Просто тут жарко. Да, идеально, тут жарко и поэтому мой лоб покрылся испариной.
- Что значит горим? - я мастер игнорировать опасность для жизни, чтобы не подпускать осознание конца ближе к мозгу чем на пушечный выстрел. Это как в детства, пока ты в "домике" тебя никто не видит. Так и тут. И не важно, что промедление может стоит кучу нервов родным и может обернутся урной для праха. Мелочи жизни, право боже. - Я не давал разрешение гореть! - кидаю я в сердцах и тяну раму дальше. Правда железо упрямое. Но ведь человек упрямее какой-то развалины.
- Если когда нибудь я тебя застану в такой же ситуации я тебя убью. Клянусь, - отталкиваем вместе кресло максимально назад. Вот так, теперь можно думать как выбираться от сюда. А из под капота ведь валит дым во всю. Вот ведь подстава. И кажется до слуха долетает сирена. У меня нет даже времени проверить догадки о том, кто это или что. Мне важно вытащить парня из этой коробки.
- Идиот, ты чего туда залез? - слышу снаружи и усмехаюсь. Сейчас я не в состоянии даже дать нормального ответа занят тем, что выпутываю парня из железа.
- Мор, познакомься. Это Арчи, - говорю, и приняв удобное положение в этом тесном пространстве, вытягиваю блондина из кресла. Аллилуя, вышло в минимальными синяками. - Помоги, потом объясню, - выдаю я боссу и тот подставляет руки. - Стой, - командовать начальником, прям мечта идиота. Но не в этот раз. - Лом тащи. - работа завелась. Теперь вооружившись прекрасным и древним как мир ломом, то есть древним в плане оружия а так лом вполне новый, я наконец-то смог нормально разогнуть капкан созданный дверьми и вытащить руку несчастного из нее. Я горд тем, что половину работы сделали, но половина еще впереди, а Джесс, кажется это она не оптимистично кричит о огнетушителе. Где мне в спорткаре искать его сейчас.
- Давай, друг мой, выбираемся.
О том, как двое мужчин могут поменяться местами, лучше не спрашивать, потому что история предпочитает об этом молчать. Вот только везение у меня потрясающее, я умудряюсь залезть ногой в пространство между сидением и покореженной от удара дверью. А Морис уже в руках Дэнса. Осталось выбраться из плена машины. Кажется, она совсем не желает уходить одна вот только у меня другие планы. Жертва? Мой любимый кроссовок, который остается там, а я в одном черном носке выбираюсь прямо в грязь. - Поздравляю, Кросс, ты вляпался! усмехаюсь сам себе и тут же чувствую как оттягивают в сторону.
Кажется мы все таки успели вытащить друг друга. И кажется, парень не сильно пострадал. Жить будет, это хорошо. Только сейчас замечаю серьезный взгляд Арчи. Снова будет читать мне лекцию о том, что я был радикально не прав, что надо было действовать иначе. Но его не было тут, и он не видел как паника плещется на дне голубых глаз. Он не знает, что решение забраться внутрь, было спонтанным, и его разговоры о том что я мог остаться там на меня не подействуют. Я просто делаю свою работу и спас сегодня его жизнь. Я могу гордится.
- С тебя бутылка виски, - кидаю я Морису и улыбаюсь. Да, можно потребовать за такой риск одно виски, чтобы выпить его вдвоем.

+1

9

Мысль о другой машине, ставшей жертвой неадекватного водителя, посетила Морриса ещё в самом начале этапа под названием «Человеческий гриль». Блондин дважды пытался увидеть серый пикап в скрюченное зеркало с боку, но то упорно не желало демонстрировать нужную картинку, а просто бездыханно болталось на проводах электро-привода и не более того. Поэтому разговор о другой машине как-то испарился сам по себе. Особенно когда со стороны запахло жареным в прямом смысле этого слова. — Пересяду, клянусь пересяду. — Пересохшим горлом сипел подкопчённый блондин у которого никак не получалось толком проморгаться от липкой крови на морде. Но это сейчас и не важно. Он и слепым, кажется, готов был выбраться из этого стального гроба. Главное, чтобы живым.

Кажется во всём помогла упёртость. Обоюдная упёртость. Голубоглазый был не из тех жертв, которые в критической ситуации сдавались, повисали на спасателе мешком с дерьмом и ревели навзрыд о своей столь ранней кончине. Напротив. Какое-то неистовое желание выжить превращало в настырного барана, который в данном конкретном случае что есть силы долбился спиной в сломанную спинку кресла не жалея собственной руки, безнадёжно застрявшей в искорёженном металле. В какой то момент в голову даже пришла мысль – отпилить её к чертям собачьим, если это будет единственный шанс на спасение. Но, кажется, пилить не пришлось.

Я сам себя убью к чёртовой матери. — Категорично отозвался голубоглазый, нетерпеливо ёрзая в проклятом кресле. Дышать становилось куда тяжелее чем прежде. И хотя в некогда спортивной красотке сейчас была дюжина дыр разных размеров, дым, прущий из под капота совершенно не желал выбираться наружу. Напротив, он пробирался внутрь салона и чёрной копотью творил тут свои безобразия, заставляя всё реже и реже делать очередной вдох. Неизвестно, как бы повернулась вся ситуация, если бы не прибывшая на место аварии бригада, которую Кросс мысленно костерил всё это время. Впереди мелькнули мигалки, а вскоре появилась и спец-машина, а за ней, кажется, «семенили» и пожарные. Очень и очень кстати.

Между тем в искорёженном салоне иномарки появились ещё два действующих лица. — Извини, не могу обменяться рукопожатиями. — Отшутился Моррис, демонстрируя зажатую руку. Хотя и мог попытаться дотянуться до спасателя другой. Но это лишняя трата времени. Блондин всячески помогал себе выбраться, действовал по наитию и наказу сотрудников службы спасения и, кажется, выбрался. Кресло захрустело под напором как минимум двух рук и одного тела, лом со скрежетом оттянул кусок металла сжавший руку и блондин успел дёрнуть её толчком плеча к себе. Конечность решительно не слушалась, была пугающе бледного цвета и отказывалась шевелить пальцами, но сейчас это было совершенно неважно. Рука повисла в буквальном смысле тряпкой, Моррис плюнул на занятие по саможалению и рванул к выходу, ловко подхваченный под плечи руками Арчи. И правда что, Алиллуйя! Свобода. Жизнь. Ноги упорно не желают стоять на грязном асфальте, подгибаются, боль в груди нарастает от глубоких и жадных вздохов, рука по прежнему не работает, а в голове всё умопомрачительно круто едет. Период шока прошёл, свобода опьянила и Моррис вот-вот отключится.

Но кто-то усердно оттаскивает в сторону. Ноги говорят – «хорош», следом звучит очередной звук сирены. Но на сей раз, кажется, полицейской. Бежать смысла нет. Садиться за решетку – нет желания. Впрочем, если честно, нет сил даже думать о том, чтобы что-то предпринять. Краем глаза Моррис заметил, что машины, с которой произошло столкновение, по просту нет на месте. По всей видимости водитель решил вдарить по газам и скрыться с места, чтобы не дай бог не получить на свою голову уголовную вину. А может быть и у самого рыльце было в пушку и сбежать отсюда для него было лучшим выбором, нежели чем, диалог с полицией в дальнейшем. От беглеца остались только крошки разбитого бампера и переднего крыла, несколько следов протёртой резины на асфальте и осколки разбитого стекла. Последнее, правда, могло относится и к почившему Шеврале Камаро. Кстати о нём. Стоило только всей бригаде выбраться из машины, и застрявшему внезапно Кроссу в том числе, как авто издало глухой хлопок и жирный, упитанный клубок огненной массы тут же облизал весь салон, заставив машину вспыхнуть, как рождественскую ёлку.

Вот это везение. Грохнуло, буквально у них за спинами. Неудивительно, если Крис потом обнаружит свою спецовку слегка поджаренной, ведь он был ближе всех к ухнувшей на всю округу, машине. Чёрный столб дыма небрежным плевком поднялся в тёмное, ночное небо и пополз куда-то левее по ветру. — Виски…? — Блондин хлопнул глазами, ухмыльнулся, небрежно прыснул со смеху. — Идёт. — По хорошему тут не обойтись одной бутылкой, сейчас Моррис был готов подогнать этому парню целую фуру хорошего виски, не пожалев при этом никаких накопленных средств. Он был готов выпить прямо здесь и прямо сейчас, но выпить было нечего. Осталось только обессиленно упасть на обочине, одной работающей рукой залезть в карман и вытащить оттуда смятую пачку сигарет и уцелевшую чудом зажигалку зиппо. В пачке из всех двадцати штук, уцелело от силы три. Одну светловолосый вытянул зубами, вторую предложил своему спасителю.

Покурить правда не дали. Очень скоро на горизонте появилась машина скорой. Сверкая мигалками, карета остановилась где-то в нескольких метрах от машины, которую уже во всю заливали пеной. Появилась бригада медиков, ловко засеменившая в их сторону. — Эй Крис…— Блондин окликнул спасателя и потянул к нему уцелевшую клешню для рупокожатия. — Я твой должник… Спасибо. — Слова благодарности говорить голубоглазый не умел. Как-то слишком редко приходилось это делать. А тут – момент самый подходящий, а слов на языке и нет. Кое как он сумел изъясниться с Кроссом прежде, чем его ловко переволочили на носилки, затянули руку, прижатую к груди, временным фиксатором, а на морду, вместо сигареты, натянули кислородную маску. Блондин всё-равно пытался что-то сказать. Кажется называл телефон или адрес – не разобрать было под намордником. А ему тем временем упорно проверяли зрачки, убирали от лица здоровую руку и задавали море вопросов. Вот они, настырные и назойливые медики, вместе с реаниматологами, которым в этот раз работать кажется не придётся.
Договориться о встрече и планах аля «набухаться» до конца не удалось. Кислород в маске был настолько сладким и приятным, что в голове разом помутнело. Моррис ощутил себя полностью ватным и уже не мог сопротивляться. Да и говорить тоже. Уложенный на носилки и пристёгнутый ремнями, он мог разве что только смотреть в сторону Кросса. И не более того. Сейчас, вместо всех этих медицинских примочек куда лучше пошли бы те самые виски со льдом, в каком-нибудь уютном и вопреки всем желаниям, спокойном баре.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » .don't close your eyes