Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Что-то случается сегодня, что-то завтра - такова жизнь;


Что-то случается сегодня, что-то завтра - такова жизнь;

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s2.uploads.ru/9KuGp.png

АЛЬТЕРНАТИВА


• Кто-то из героев оставляет другого пред знаменательным событием (свадьбой, знакомство с родителями, туристической поезкой) с помощью стикера на холодильнике или прощальной записки. Затем герои встречаются спустя много лет.

Участники: Грейс и Митчелл;


Время: май, 12; май,  6 лет спустя;


События: Полгода назад Митчелл сделал Грейс предложение руки и сердца. Это прекрасное событие было очевидным после 3 лет совместной жизни. Их поддерживали родные, друзья и коллеги. Особенно подруга невесты поддерживала жениха. Каждая девушка должна держать своего молодого человека подальше от подруг, ведь больнее всего ранят близкие нам люди.
Утро свадьбы будет нелегким для всех, но не потому что идут подготовки. Просто сто-то случается сегодня, что-то завтра - такова жизнь.
Через 6 лет они встретятся, и простят друг друга за подлость и обман.

Отредактировано Grace Hardy (2013-03-04 02:23:33)

+4

2

6 лет назад
- Друзья! Мы собрались здесь, чтобы попрощаться! С холостяцкой жизнью нашего друга. - дружная поддержка, очередной тост, приятельские хлопки по плечу. Серьезный тон оратора ничуть не пошатнул веселую атмосферу мальчишника, лишь заставил всех улыбнуться. - Когда-нибудь это настигнет и вас. - обвожу взглядом своих друзей, и мы осушаем очередную порцию выпивки, постепенно разбредаясь в разные углы заведения. Меня настойчиво не отпускают отлучиться, чтобы хотя бы покурить в сторонке, за что я готов уже ругаться на своего шафера. Конечно, они что-то задумали и не дают мне ускользнуть. Просьбы обойтись простой посиделкой были проигнорированы, а значит ждать мне можно чего угодно. Но до этого момента все было тихо мирно, и я даже сумел расслабиться, уже не ожидая подвоха. Но подвох был. Как в дешевых фильмах про мальчишники. Жениха усаживают на стул, начинает играть музыка и появляется девушка в белье с целью затанцевать жениха. Чего-то в этом духе и следовало ожидать, и я бы даже простил друзьям, пригласи они любую незнакомую девушку на эту роль, но эту блондинку я знал. Лучшая подруга Грейси. В этот момент мне так и хочется возмущенно спросить какого хрена и что она здесь делает. Даже не потому что ей здесь по определению не место, это же мальчишник - святая святых! Хотя, помимо этой причины были и другие.
Хорошо помню ее танец и бурные овации друзей. Помню бутылку текилы, распитую с шафером и блондинкой на троих. Смутно помню импровизированное повторение ее танца у меня на коленях. Кажется, была еще текила. Подсобка и порванные пуговицы на моей рубашке. Провал. Такси и незнакомая мне квартира. Снова провал. Снова такси и не утихающая головная боль.

Глупая традиция устраивать мальчишник накануне свадьбы. После мальчишника нужен еще день, чтобы придти в себя. Спасибо Тони, сумел меня поднять и привести в надлежащий вид и даже почти не обращал внимание на мое нытье о больной голове. - Не удивительно, выпить столько текилы. за утро эту фразу я слышал уже раз в четвертый, так что начал ее игнорировать. Лучше бы вместо причитаний, рассказал, что именно вчера было. Зато теперь я знаю, что текила мне противопоказана. - Я на свежий воздух. - сообщаю другу, чтобы он не плелся за мной следом, как делает это все утро. Наконец, оставшись наедине с самим собой, ощущая легкую дрожь в теле - все же волнительный день. Впереди церемония, клятвы и... семейная жизнь? Я уже вполне свыкся с этой мыслью, меня она не пугала, как раньше, я ее принял и сам сделал этот шаг. Все, как и должно быть, все правильно.
- Как самочувствие, Митч..? - знакомый голос, отдающий игривыми нотками, выводит меня из задумчивости, и я оборачиваюсь. Сидни, подружка невесты, подошла почти вплотную, задумчиво поправляя бабочку на воротнике рубашки. - Не передумал еще жениться? - в этом вся Сидни, не ходит вокруг да около, а спрашивает что вздумается сразу в лоб. Сказать откровенно, было неловко находиться с ней наедине, после событий вчерашней ночи. И я даже не о ее танцах, а о том, что было помимо них. То, в чем я не был до конца уверен вплоть до самого ее вопроса. - Не передумал. - легкая улыбка касается моих губ, и я убираю ее руки от себя, покидая Сид, с целью отыскать Грейс. Заглядываю во все комнаты, которые мне попадаются, пока не сталкиваюсь в коридоре со своей невестой, на несколько секунд даже потеряв способность говорить.
- Чудесно выглядишь. - и плевать, что это плохая примета. И что теперь? Знаешь Грейс, я тебе изменил. Нет, не так. Переспал с твоей подругой. И в конце что-нибудь радостное, вроде восклицания Сюприз! Отличный план, да только не для дня свадьбы. Убираю выбившуюся прядь волос с ее лица и оставляю легкий поцелуй на ее губах. От чего-то слишком уверенно для себя решаю, что говорить о произошедшем не следует. Не красиво, но зато ничто не омрачит ни этот день, ни любой последующий.

Отредактировано Mitchell Breen (2013-02-27 23:44:06)

+3

3

Девичник пролетел как мгновенье, но это мгновенье оставило в истории невесты фотографии, видео и воспоминания, за которые было немного стыдно. Накануне последнего дня приготовлений, Грейс с подругами отправилась в Лас-Вегас! Ну, поехать, то они поехали, но не доехали. По дороге веселые и уже под шафе, молодые красотки собирали деньги на счастливое будущее молодоженов. Грейс была в коротком белом платье с корсетом, а на поясе был вышит бисером волнообразный узор. На ноге блондинки была кружевная подвязка, а на волосах фата. В руках Грейс держала коробку из поп-корна, куда незнакомцы бросали деньги.  За инвестирование в счастливое будущее, невеста целовала в знак благодарности в щечку. Подруги хоть и самые близкие, но не давали невесте расслабиться - подзывали и не красивых, и не молодых,  и даже бывало не мужчин. Самое главное, что им было весело. Они смеялись как маленькие дети из-за каких-то глупостей, поцелуев и воспоминаний о былом.  Помните, как в детстве? Мальчик поцелует вас в щечку, и вы, застеснявшись, убегаете. Потом мечтаете, что выйдете за него замуж. Митчелл, жених Грейс, не целовал её в детстве - они не были знакомы. Судьба свела их позже, но когда он целует Грейс, ей не хочется никуда сбегать. Ей хочется обнять его крепче и никуда не отпускать. 
И вот, после того, как подружки невесты помогли собрать деньги и подсчитать сумму, решили, что нужно остановиться в каком-нибудь казино и пустить шальные деньги на решение судьбы. До казино они так же, как и до Вегаса не доехали. Когда одной из подруг невесты захотелось попить, машина сделала остановку возле магазина. Там то, невеста и накупила конфет, которые потом дарила прохожим людям. Некоторые просили сфотографироваться на удачу, пошутить над родителями или просто так, а одна компания тинэйджеров и вовсе подарила невесте букет. Харди тогда бросила его подругам в качестве репетиции перед официальным торжеством. Поймала та, с которой блондинка выросла бок о бок. Самое главное, что никто не злился и не обижался, что не поймал букет.
Конечно же, странно, что в наше время случаются и такие девичники, где никто не напивается до тошноты и не ведет себя как шлюха, но одну традицию подруги не смогли бы простить себе - вызвали горячих стриптизеров. Приехали трое смуглых и накаченных парней, переодетых в форму полицейского. Избитый вариант, но какая разница, что они будут снимать? Грейс пощипала каждого и засунула большую часть будущего бюджета им в трусы. Мальчики порадовали, но это было мимолетное событие, и Грейс даже не думала сравнивать их с женихом. Это было похоже на то чувство, когда ты проходишь мимо витрины с чем-то красивым. Ты смотришь на это, тебе нравится, но потом ты о чем-то вспоминаешь и продолжаешь идти, понимая, что та вещь тебе просто не пригодиться в будущем. У тебя уже есть что-то лучше.
- Харди, за твой последний день холостячки!
Блондинка, услышав эти слова, немного впала в ступор. Последний день в статусе невесты, пока еще свободной. Те, кто еще не женился по любви, могут сказать, что это только формальность, но те, кто любят, они понимают суть всего происходящего. Невеста заявляет всему миру "Он мой! С ним я проведу всю жизнь!". Харди готова была кричать от счастья. Грейс знает, что если её счастье кто-то посмеет нарушить, она просто заставит этого человека пропасть.  Некое чувство власти над чужой жизнью была как амброзия для блондинки.
- Надеюсь, Митч не передумает! Или вы рассказали, что его ждет?
Машину озарил искренний и громкий смех девушек. Оглядывая их, Грейс понимала что обрела настоящее счастье и что никогда не будет чувствовать себя лучше. Как же она заблуждалась.
- Грейс, мне нужно срочно уйти. Дорогая, оторвись сегодня как следует. Я думаю, что Митч сейчас тоже не скучает.
Харди непонимающе посмотрела на подругу, которая взяла свою куртку с желанием смыться, а на лице появилась непонимающая и неуместная улыбка. Знаете, когда ты не понимаешь что происходит, но хочешь показаться дружелюбным. И Харди приняла её уход как должное, лишь ненадолго задумавшись над неуважением к своей персоне. Блондинка ведь за месяц пригласила всех, чтобы не было таких конфузов.

Утро было легким. Подруги остались спать в её комнате, но вскоре пожалели об этом.
- Аааааааа! - закричала блондинка, вскакивая на кровати и случайно скидывая одну из подруг на пол, - Прости меня, пожалуйста! Девочки, я сегодня выхожу замуж! Аааааа!
Грейс и некоторые девушки радовались вместе с ней, а вот другие обнимали голову и казнили себя за то, что та соединена с шеей, и так болит. Другие, более трезвые соратницы старались открыть глаза, но как только их голова соприкасалось с мягкой подушкой - забывали о том, что хотели сделать.
- Девочки, поднимаемся! - Грейс спрыгнула с кровати и обошла сонные трупы в комнате, - Ну раз так.
Блондинка взяла шампанское и раскрутила проволку на пробке. Сейчас я как бабахну! Как только пробка вылетела из бутылки, полилась пена. Харди принялась поливать шампанским всех, кто не хотел вставать... да и тех, кто встал. Кто-то начал ругаться, а кто-то быстро встал и потянул ручки за другой бутылкой. В комнате невесты творился беспорядок, а крики раздавались по всему дому.
- Что здесь происходит?
В комнату зашла бабушка и уставилась на полуголых и мокрых девиц. Минутная пауза, и они опять все смеются. Бабуля только спросила у своего покойного мужа, что творится с его внучкой, и закрыла дверь, продолжая причитать в коридоре.

Спустя где-то пару часов, Грейс стояла возле зеркала. На ней было изумительное белое платье от Веры Вонг. На груди был кружевной атласный корсет, а сиреневый пояс на талии только придавал нежности платью. Пышную белую юбку надели на кринолин, чтобы придать больше объёма наряду.
- Ты прекрасна.
Все девушки в один голос говорили блондинке комплименты. Невеста одарила всех улыбкой. Она смотрела на себя в зеркало и не верила своим глазам. Я выхожу замуж. Черт, я выхожу замуж. Почему мне об этом никто не сказал? А Митч знает? Оглядывая подруг, Харди проводила руками по платью, получая удовольствие от мягкой ткани платья.
- Ты единственная кто вчера не пила. Подумать только, в свой девичник и не пить.
Грейс вновь улыбается, после чего поворачивается лицом к подругам и спиной к зеркалу, приподнимая юбку.
- А где Сидни?
Улыбку сменяет беспокойство. Нет, Грейс и предположить не могла что подруга с женихом, в голову лезли другие мысли. Она уехала вчера пьяная, а что если она попала в беду? Нет, нет, этого ведь не может быть.
- Неужели, никто ей не звонил?
Голос девушки звучал обеспокоенно, ведь что только не может случиться ночью с красивой и пьяной молодой девушкой? Харди не могла находиться в комнате. Ей нужен был воздух.
- Я выйду на балкон.
Чтобы выйти на балкон, надо перейти по коридору пару метров. Балкон выходил на внутренний двор. Блондинка хотела еще одним глазком увидеть суженного. Но как только Грейс выходит из комнаты - натыкается на Митчелла.
- Что? Нет! Закрой глаза!
Грейс подобно реакции прикрыла руками грудь, потом грудь и бедра, а потом живот...её руки перемещались по телу, пытаясь скрыть от его глаз платье.
- Это плохая примета!
- Чудесно выглядишь.
Грейс перестает судорожно скрывать платье невесты, и просто отпускает руки. Когда его руки прикоснулись к лицу, девушка улыбнулась. Плевать на приметы. Я соскучилась по нему. Его губы прикасаются к её губам, одаривая надеждой того, что все хорошо. После мимолетного поцелуя девушка прикусила губу и посмотрела на Митча игривым взглядом. Может тогда стоит снять платье... и галстук...рубашку. Она смотрела на него недолго, но уловила в его взгляде волнение.
- Ты волнуешься? Ты какой-то бледный. Если это по поводу свадьбы, то все будет прекрасно, но согласись - волноваться моя прерогатива, - блондинка расплывается в широкой улыбке, но та вскоре сменяется серьезным выражением, - Только не говори, что голубей не привезли! Я же просила двух белых и без этих страшных разноцветных перьев.
Порой Грейс невозможно заткнуть.

+3

4

Самое время учиться скрывать свои настоящие эмоции. Неужели у меня все волнение и правда на лице написано? Нет, так не пойдет. Раз поставил себе цель огородить Грейс от неприятных известий. Меньше знаешь - крепче спишь, лучше придерживаться этого.
- Нет, не волнуюсь. - легкая улыбка касается моих губ, чтобы успокоить Грейс и убедить, что все в норме. Возвращайся к подружкам, а я проверю голубей. Встретимся у алтаря. - Задерживаюсь на несколько секунд, чтобы приобнять свою невесту и выпустить ее из своих объятий. На автомате ухожу в другую часть дома, даже не задумываясь куда именно я иду. Я всецело поглощен своими мыслями, забыв о суете вокруг, о каких-то там голубях и вообще о том, где я сейчас. Я не смог. Сказать, поделиться, объяснить. Но это может и не самое ужасное. Меня больше поглотили другие мысли. Почему это произошло. Ведь будь, наверное, Грейс той самой единственной, которая мне предначертана - случилось бы такое? Сомнительно. Тогда что это? Легкое увлечение? Судьба со мной поиграла и дала подсказку, что я делаю ошибку? Я никогда не стремился, не рвался жениться. Это мне всегда было чуждо. Прожить всю жизнь с одним человеком бок о бок. В горе и радости. От этой строчки меня слегка передернуло. Тогда зачем все это? Весь этот праздник, этот фарс? Эта натянутая улыбка и иллюзия счастья. Еще пару дней назад все это казалось правильным, что так и должно быть.
Грейс, это не для меня. Это не моя жизнь, прости...
Это единственное, что пришло мне в голову написать в записке, когда я бездумно добрался до кухни, на которой почему-то никого не было. Все готовились, проверяли наличие цветов, напитков, закусок, занимались приготовлением невесты. И жениха. Вдруг я осознал, что уже достаточно давно покинул своих друзей, и скоро они могут отправиться меня искать. Как это не прискорбно, но в голове моей давно был прорисован план отступления. Как уйти незамеченным, чтобы не вызвать подозрений. Это было у меня в крови - всегда быть готовым к отступлению, и сейчас это даже было мне на руку.

Шесть лет спустя, настоящее время.

Невозможно передать словами на сколько я не люблю лечебные заведения. Запахи, которые их наполняют. Персонал в неприятных белых халатах. Со всех сторон звуки работающих приборов. Мне здесь было отчаянно не по себе. Но и уйти я не мог. Вот уже второй час я сижу в коридоре, бессильно опустившись на больничную скамейку и уронив голову на руки. Больше мне ничего и не оставалось - только ждать. Операция, проходившая за дверями операционной была легкой, переживать казалось бы не о чем, но я не мог отогнать от себя не веселые мысли. Сидни привезли сюда с сильными болями в животе и сразу отправили в операционную. Аппендицит. Еще пара часов и могли быть плохие последствия. Все это в спешке мне рассказала медсестра, встретившая меня и бросившая на пороге операционной. К началу третьего часа, я решил немного взбодриться, размяться и спуститься ненадолго в кафе на первом этаже. Кофеин сейчас был мне отчаянно необходим.
Возвращаясь обратно с двумя стаканами горячего напитка, оба для себя, я люблю кофе, сталкиваюсь в коридоре с девушкой, промчавшейся мимо меня, чуть не сбив меня с ног. Даже сил и желания нет возмутиться. Возвращаюсь на свою скамейку, устраивая рядом с собой пару стаканчиков и снова опускаю голову на руки. Кто-то опять проносится мимо меня, на что я не реагирую. Но при очередном марш-броске, меня все же выводит из задумчивости женский голос. В поисках операционных, дамочка два раза проносилась мимо них и даже не заметила, что уже нашла их. Собираюсь ей как раз сказать об этом, когда понимаю голову, как слова застревают и не успевают слететь с языка. Не может быть. Такое вообще возможно?
- Вы точно по адресу. Операционные здесь. - это Вы даже меня кольнуло. Но где-то в глубине таилась маленькая надежда, что я останусь не узнанным. Небрит, бородат и с отпущенными волосами. Вдруг и правда не узнает. Отвожу глаза в сторону, не желая встречаться с девушкой взглядом. Но на самом деле, это очень глупо. - Привет, Грейси. - привычно говорю я девушке. Прошло шесть лет, а мне все так же нравится, как звучит ее имя.

+2

5

- Нет, не волнуюсь.
Грейс не поверила ему, ведь у Митчелла на лице было написано "это же свадьба!". Невеста предположила, что её жених поддался тем мужским страхам, связанными с семейной рутиной, вечной работой и детским плачем. Харди с нетерпением ждала когда начнется та самая рутина, какой у них будет большой дом и много детей... ну не больше чем у Брэда и Анджелины.
Возвращайся к подружкам, а я проверю голубей. Встретимся у алтаря.
Он обнимает её. Грейс надеялась на поцелуй, но он словно решил убежать от неё. Стоя на месте и смотря ему в след, Грейс приложила руку к сердцу, которое чувствовало что что-то не так. Почему он пошел в ту сторону, если выход во двор там? Хотя о чем я, может у него еще есть дела. Харди повернулась к дверям комнаты и еще раз посмотрела в сторону, куда ушел её жених. Я должна готовиться к свадьбе, но зачем мне это все, когда с Митчеллом что-то странное. Может он плохо себя чувствует?
- Грейс, иди сюда.
Она слышит голос одной из подружек невесты и решает вернуться обратно в комнату. Закрывая двери за спиной, Грейс волновалась все больше и больше. Дыханье перехватило, когда в дверь постучались. На лице невесты тут же появилась улыбка. Он вернулся, чтобы подарить мне страстным поцелуй. Ммммм, Сидни?! Грейс открыла двери и увидела подругу. Улыбка медленно сползла с лица, оставив недоумевавшие.
- Где ты была?- Харди оглядела девушку, и узнала вчерашнюю одежду, - Где ты ночевала?
Сидни решила изображать дурочку, придумав что-то про сестру. Подруга решительно убрала руку Грейс и вошла в комнату. Харди знала, что та поругалась с сестрой, и что вообще сестра находится на другом континенте. Все же, Грейс закрыла дверь и подошла ко всем, к зеркалу. Одни девочки начали поправлять платье, другие занялись прической. Грейс смотрела на себя в зеркало, и иногда поглядывала на Сидни. Взгляд опять останавливается на своем отражении. Грейс смотрит на свои губы, покрытые нежно розовой помадой, на платиновую цепочку, на белое платье. Взгляд останавливается на сиреневом поясе, расположенным на талии. Митчелл.
Невеста разворачивается и отбегает от подруг, держащих фату. Сбросив туфли, невеста приподнимает юбку платья и возвращается в коридор. Она быстрым шагом направляется в сторону, куда ушел жених. Грейс свернула в одну комнату, потом в другую. Встретив друга Митча, Грейс решила узнать, где жених, но тот и сам его искал. Замерев на пару секунд, Харди почувствовала, как корсет сжимает ребра, легкие и становится трудно дышать. Окно в комнате не открывается - что-то заклинило, и тогда она переходит на кухню.
- Мисс Харди, жених оставил вам записку.
Помощница повара окликнула Грейс. Ответной реакции не последовало. Невеста хотела открыть окно, но не получалось. Помощница взяла записку и направилась к невесте. Грейс сильно дернула окно и открыла его. Последний рывок был сильным, а помощница с руками, вымазанными в креме так близко. Харди налетела на нее, и они вместе упали.
- Ты сдурела что ли? - Грейс приподнялась на полу и села, оглядывая свой корсет, - Это дизайнерское платье, курица безмозглая! Ты что, хотела испортить мою свадьбу?
Невеста берет салфетку и пытается как-то исправить произошедшее. Помощница понимает, что зря подошла, но она берет записку и кладет невесте на юбку, на ноги. От злости, Харди откидывает листок бумаги. Продолжая убирать крем, она обращает внимание, что на записке её имя. Записка отлетела недалеко, к ногам.
Потянувшись к записке, блондинка отбросила салфетки в сторону.
Грейс, это не для меня. Это не моя жизнь, прости...
Грейс замерла. Сердце остановилось.
Грейс, это не для меня. Это не моя жизнь, прости...
Она посмотрела на помощницу, а потом снова на одну строчку.
- Нет, этого не может быть, - блондинка обернулась назад, и увидела возле двери своих подруг и друзей жениха, скорее всего увидевших на маленьком расстоянии слова, - Это ведь шутка? Я не буду ругаться, ведь это неправда?
Корсет по-прежнему мешал сделать вдох. Грейс открыла рот, пытаясь делать большие вдохи.
- Грейс, милая...
- Нет, я не верю в это! - невеста встала с пола и показала друзьям записку, - Он просто волновался. Видите, он пишет что не может так. Это же просто шутка? Он не мог со мной так поступить! Не мог!
Оглядывая каждого по очереди, Харди уже не могла сдерживать слез. Одна, другая скользнули по её щекам. Грейс подходит к окну и облокачивается на стол, все еще держа записку в руке. Сзади подошел лучший друг жениха и положил руку на плечо невесте. Грейс дернула плечом, отстранившись на шаг. Кто-то попросил прислугу выйти, дав понять, что предстоит личный разговор. Харди смотрела в окно и видела машину жениха. Он тут! Тут же его машина! Грейс улыбнулась и выбежала из кухни. Она выбежала на улицу и подбежала к машине. Открыв дверь и увидев пустоту, Харди закричала. Она кричала громко, чувствуя сильную боль в сердце.
- Он не мог так поступить, - Грейс опирается рукой на машину и сползает на землю, - Не мог...
Первыми добежали друзья жениха. Один приподнял Грейс, но та потеряла сознание из-за нехватки воздуха.

Шесть лет спустя, настоящее время.

Уже целый час Грейс в больнице. Она заполняет одни бумаги, другие, и ставя последнюю подпись, она оборачивается и видит медсестру, которая протягивает ей еще. Вы серьезно?! Телефон разрывается от звонков, но Грейс ответить не может, иначе что-то напутает и опять все заново. Медсестры делают уже в 3 раз замечание на счет звонков, а все внимание устремлено только к одному человеку - к пострадавшей, которую привезли сюда. Харди сильно волновалась и потирая глаза, вспоминала какие-то цифры - номер крови, личные данные, всех родственников, поручителя и страховку.
- Она в палате ...
Блондинка до конца дослушала номер палаты и как пройти. Бежит до лифта, но его долго ждать, поэтому она старается быстро перебирать ногами по лестнице. Стук каблуков сочетается с ритмом сердца. Подбегая к палате, Грейс чуть не врезается в одного парня. Черт. Извините! Опять звонок. Грейс отвечает на входящий звонок.
- Я пока еще не знаю, ищу палату. Я позже перезвоню. Извините! - последнее Харди говорит еле слышно незнакомцу, которого опять чуть не сбила, - Я позвоню позже.
- Вы точно по адресу. Операционные здесь.
Убирая телефон в сумку, Грейс поворачивается и просто замирает. Митчелл. Земля уходит из под ног и Грейс словно падает под землю, надеясь на то, что ей протянет кто-нибудь руку. Кто-нибудь, только не Митчелл. Потом парень опускает голову вниз. Грейс качает головой, не понимая, зачем он скрывает правду. За 6 лет Харди осветлила только волосы на один тон, купила новую одежду и перестала плакать по нему.
- Привет, Грейси.
Грейс стояла на том же месте, с тем же шокированным лицом. Неожиданно для Митча, наверное, блондинка ударила его ладонью по щеке.
- Я давно хотела это сделать, - Грейс трясет рукой в воздухе, удар был сильным из-за эмоций, поэтому ладонь болела, - Привет.
Блондинка отворачивается и подходит к окнам, которые скрыты шторкой и ничего не видно. Харди смотрит в одну точку и молчит.

Отредактировано Grace Hardy (2013-03-04 00:11:15)

+2

6

Наверное, глупо было полагать, что Грейс повзрослела и пересилила свои истерические замашки. Пощечина как раз напомнила об этой черте ее характера. Сильная, с замахом и хлесткая. Ладно, это я заслужил. - Надеюсь, полегчало? - потирая щеку, спрашиваю я. Но девушка уже отошла в сторону, наверное, чтобы остыть. Поднимаюсь со скамейки и подхожу к ней со спины.
- Грейс. - окликаю ее по имени, желая развернуть к себе. Лучше поздно, чем никогда, так вроде говорят? Наверное, лучше поговорить сейчас, раз уж нас снова свела судьба.
- Мы можем поговорить? Без истерик и рукоприкладства желательно. - поговорить-то хочется, но вот с чего начать? Конечно, следует объяснить свое исчезновение, но нет ему логического объяснения. Струсил. Это именно то, что приходило мне всегда в голову, давая оценку своим же действиям. Интересно, а что подумала она?
Разворачиваю девушку к себе, не обращая внимания на сопротивление.
- Грейс, не будь ребенком. Шесть лет уже прошло, неужели все еще дуешься?! - это, возможно, было лишним. Правда понял я это запоздало. На самом деле я даже не знаю, откуда появилась такая потребность объяснить ей все как было. Извиниться? Нет, не для этого. Получить прощение? Одобрение? Спустя шесть лет? Да нет же, глупости это. Но совесть все же мучает, и от этого чувства мне и хотелось избавиться.
- Я не был готов Грейс. Да, понял это не во время. Очень не во время. Но это моя вина, и ты имеешь полное право меня за это ненавидеть. - полагаю, это именно то, что хотела бы услышать Грейс. Но мне хотелось рассказать ей не только это. Набрав в легкие побольше воздуха, я снова заговорил.
- За все три года, я провинился лишь однажды. И сейчас это уже не имеет никакого значения, возможно, но все же я расскажу. Это был мальчишник и твоя подруга Сидни, еще помнишь такую? - почему-то мне хотелось причинить некую боль этими словами своей бывшей невесте, поэтому я не остановился. - Кстати, не знаешь как она? Шесть лет назад она была горячей штучкой. - ох и зря я все это говорю. Ох зря. И специально. Потому что я прекрасно знаю, как сейчас Сидни. Она лежит в одной из операционных этого госпиталя на операционном столе. И я здесь нахожусь как раз из-за нее.
- А что ты здесь делаешь, Грейс? - внимательно всматриваюсь в ее лицо, ожидая любую реакцию, привычную для нее. Истерика? Снова пощечина? Или что более жесткое?

+3

7

пробую писать по другом))

- Полегчало, - я отвечаю грубо и четко, после чего замолкаю.
Что он хочет от меня? Милой, задушевной и всепростительной беседы? Давайте теперь все обнимемся и испечем большой и вкусный пирог. Мой телефон опять начинает звонить, но я успеваю выключить до того, как по коридору разнесется мелодия звонка. До встречи с Митчеллом, ситуация итак имела напряженную обстановку, а теперь и вовсе - можно сгореть. Вы только представьте, позади вас стоит мужчина, которого вы любили и который сделал вам больно. Представили? Вы бы ему не врезали? И вот, он произносит мое имя, и я закрываю глаза. Из его уст оно потеряло ту симпатию, с которой я относилась. Когда я приду, сегодня домой и меня позовут, я возможно даже не захочу повернуться. Как и сейчас.
- Мы можем поговорить? Без истерик и рукоприкладства желательно.
Я разворачиваюсь и смотрю на него. Пытаясь успокоиться, я говорю себе что все в прошлом, и что мы разойдемся и не увидимся еще очень долго, может и никогда.
- Хорошо, я постараюсь, - не говорю ему четкого "нет", ведь он вонзил мне нож в сердце, а я всего лишь врезала ему по щеке, - О чем ты хочешь поговорить?
Поправив сумочку на плече, я скрещиваю руки на груди. Знаю, что это означает по психологии, что я закрыта и не хочу, чтобы меня трогали, но так хоть мои руки не тянутся к его шее. Он спрашивает, почему я дуюсь? Каждый день в течении года, или более, я думала о тебе, плакала и проклинала день, когда увидела. Я еле сдерживалась, чтобы не отомстить и не пасть еще ниже, чем тогда.
- Все хорошо, я встретила другого человека, - и тут я решаю нанести ему удар, но слабо верю, что его это затронет. Достаю руку и показываю ему кольцо, - Мы поженились 2 года назад. Он хороший человек.
Я возвращаю руку обратно, вновь скрещивая на груди. В коридоре никого кроме нас нет, и до окончания операции вряд ли появится, разве что попробовать успокоить.
- Я ненавидела тебя, и может до сих пор не могу простить тебя, но я смогла тебя отпустить, - я пытаюсь говорить убедительно, зная, что у меня есть то, что каждый день напоминает мне о нем, о его глазах, губах, особенно смех похож, - Только я никогда не могла понять, если ты был не готов, зачем предложил мне стать женой? Или бросить невесту круче, чем девушку?
Я опять повышаю голос, но на последнем слове стараюсь сдерживать эмоции. Он вспоминает про 3 года, словно сейчас это имеет какое-то значение. Хочет оправдаться? Не поздно ли? Я увожу взгляд в сторону вверх, скрывая свою боль. Эта боль никогда не покинет мое сердце.
- Я помню её, - отвечаю на его вопрос без замедления, но, не ожидая услышать продолжения.
Горячая штучка? Я отворачиваюсь от него и разомкнув руки, поднимаю их к лицу, чтобы убрать волосы с лица и незаметно смахнуть слезы с глаз. Хоть мои глаза и были на "мокром месте", они не были итогом его слов, только на какую-то часть.
- Я знаю, что вы переспали тогда, - я поворачиваюсь к нему боком, не могу смотреть ему в глаза, - Она рассказывала это с удовольствием, так что я думаю, ты ей понравился. Хм, она вроде даже спрашивала, что ты предпочитаешь в постели. За её спиной висело мое платье, которое я вышвырнула вместе с ней за дверь.
Я улыбаюсь, но это не улыбка радости. Это неловкая ситуация, для которой не прилагалась инструкция по применению, и нужно было хоть как-то действовать. Как же я хочу ему врезать.
- А что ты здесь делаешь, Грейс?
Я поворачиваюсь к нему, а в мыслях перебираю, что можно придумать. Только я открываю рот, как за ним открываются двери и вывозят кого-то на каталке. Медсестра подходит к нам и смотрит на каждого по очереди.
- Эмили Брайс, вы её родители?
С запоздалой реакцией я поднимаю руку и говорю что это я, после чего медсестра показывает мне на палату.
- Девочка перенесла сложную операцию на бедре. Врачи пока не говорят, будет ли она ходить.
Еле держась на ногах, я перевожу взгляд на Митчелла.
- Я расскажу тебе, что я тут делаю, - вздыхая, я провожу рукой по лицу и смотрю на медсестру, - Отведете нас?
Мы втроем подходим к палате, и медсестра останавливает нас у входа.
- Извините, но я могу пустить только вас, мэм.
- Все хорошо, - я кладу руку ей на плечо и одариваю короткой улыбкой, - Он её отец.
Я смотрю в его шокированные глаза и кивком головы приглашаю пойти со мной. В палате я вижу её - свою дочь Эмили. Шестилетняя девочка с белыми длинными волосами. У неё болезненный вид, но для меня она так же прекрасна.
- Сегодня она гуляла с другими детьми, и увидела щенка, - Грейс подошла к дочери ближе, - она побежала за ним. Думала, что спасет его и когда принесет домой, мы разрешим ей оставить. Она всегда говорила так. Мам, а если я спасу одного маленького?
Я беру её за руку и крепко сжимаю. Мой ангел еще спит.
- Она была с няней, - я шмыгаю носом, пытаюсь не расплакаться и вновь смотрю на него, своего бывшего жениха и отца ребенка, - Я хотела тебе сказать о своей беременности тогда в коридоре, но ты так быстро ушел.

+3

8

Какое-то низменное моральное удовлетворение - вот и все, что я получаю, когда рассказываю Грейс все, что мне так хотелось и не смог шесть лет назад. Каково же было мое удивление, когда она говорит, что знала об этом. Интересно даже, почему Сидни мне об этом не говорила.
- Я, видимо, никогда не буду готов к такому шагу, не принимай на своей счет, Грейс. - и давайте умолчим о том, что в данный момент по иронии судьбы я снова жених. Жизнь - жестокая штука.
Нас прерывает медсестра, подошедшая к нам. Операция на бедре? Это не Сидни, отставить панику, расслабиться, и сидеть дальше преданно ждать в на больничной скамейке. - Я расскажу тебе, что я тут делаю, - - Я не настаиваю, Грейси. - злости поубавилось, накипевшее озвучено, можно попробовать вести себя, как цивилизованные люди. И, к примеру, не лезть в чужие дела, куда тебя не зовут. Но я следую за Грейс и медсестрой, скорее чисто по инерции. В коридоре совсем нечем заняться, на стены можно лезть. Да и Грейс не против, чтобы я шел с ней, так почему нет? Ну да, врачебная этика, еще какая-то там белиберда, из-за которой не пройти мне внутрь. Тоже мне удивили. - Все нормально, я подожду здесь. - уже делаю пару шагов в сторону скамеек, как мой слух выхватывает фразу, сказанную Грейс. Отчаянно важную фразу. - Он её отец. - простите, что? Программа "Розыгрыш"? Стоп, снято, хорошо сыграли. А теперь на чистоту.
- Это ведь шутка? - непонимающе смотрю на свою бывшую невесту, ожидая... да хоть чего-нибудь. Улыбки, чтобы потом она сказала "Да, Митч, видел бы ты свое лицо. Как я тебя!". Но она лишь кивает и жестом приглашает меня внутрь палаты. Нервно вздохнув, я следую за ней. Шок? Он самый.
Я остаюсь стоять где-то около дверей, наблюдая за Грейс. И ее дочерью. ЕЕ дочерью. Ничто не кричало внутри меня и не говорило, что это и мой ребенок тоже. А ведь должно бы, разве нет? Разве не это заложено в нас генетически - чувствовать свое потомство? Каким-то необъяснимым чувством? Но ничего этого нет. Пусто.
- Хотела рассказать? - невесело начинаю я, делая пару неуверенных шагов к кровати с девочкой и ее мамой. - Так что тебе помешало, Грейс? На каком ты была месяце? - еще немного приближаюсь к бывшей невесте, теперь нас разделяет кровать со спящим ребенком.
Очевидно, поняв, что нас следует оставить одних, медсестра наскоро проверила какие-то показания приборов и покинула палату, оставив нас наедине.
- Ты ждала свадьбы, чтобы после рассказать мне о ребенке? - с насмешкой говорю я, твердо заглядывая в ее глаза, полные слез. - Ты ... боялась чего-то? Почему нельзя было сказать раньше? - я не хотел детей. Да, шесть лет назад, я считал, что еще рано. Неужели это заставило ее молчать? - Или может дело в том, что ребенок не от меня? - я опираюсь слегка руками о кровать, наклоняясь вперед и встречаясь с ее глазами. - Я тебе не верю, Грейс. Это была жалкая попытка... - я не смог до конца сформулировать предложение. Попытка разозлить меня? Сделать больно? Я сам не знал, что это могло быть.
- Мамочка? - тихий взволнованный голос разругает тишину, которая повисла в палате. Она очнулась и теперь взволнованно переводит взгляд на маму, на меня и обратно. Хватает ее за руку и так же с волнением спрашивает. - Мама, кто это? - и на меня смотрит пара удивительно голубых глаз. Рассматривают с интересом. Ловлю себя на том, что я точно так же рассматриваю девочку.
- Я мамин друг. Как зовут тебя, красавица? - с лица невольно сходит озлобленная гримаса, и я чувствую, как уголки губ сами ползут вверх, даря ответную улыбку ребенку.

+3

9

Возможно, Митчелл и правда никогда не будет готов, и каждый раз будет сбегать. Но он будет сбегать от других, не от меня. После свадьбы я проходила одна сложный этап в своей жизни - беременность, которая совпала с сильной моральной болью. Сердце разрывало на части, я не хотела больше жить, пока малыш в животе толкнул, словно посылая сигнал "я - твоя жизнь". Я почувствовала душевное тепло и счастье, когда поняла что внутри меня маленький человечек. Митчелл сбежал, оставив самый прекрасный подарок - дочь. Когда девочка родилась, я назвала её Эмили. Увидев её и услышав первый крик, я поняла - моя девочка всем покажет. Никому маму не даст в обиду, но это потом, сейчас - я буду её защищать.
В тот день я не уберегла её и она попала под машину. Мерзавец скрылся с места происшествия, а малолетняя няня не догадалась записать номер. Нет, мне не нужны были деньги. Я бы пришла к нему и показала, что его жизнь теперь станет невыносимой. Свела бы сума. Но он ушел, ему повезло в этой жизни.
- Чуть меньше месяца, - я уже не помню, сколько точно недель, - Я боялась, что ты меня бросишь, правда, забавно все вышло? Я хотела тебе рассказать, когда встретила тебя в коридоре, но ты ушел. Наверное, Синди подарила тебе предсвадебный подарок в какой-нибудь комнате. Только не говори, что вы занимались... ну этим в доме моего отца!
Я говорила, еле сдерживая тон, чтобы не переходить на крик. И я знала, что малышка спит, но все же, перед ребенком сказать "секс" я не смогла.
- Если я совру что не от тебя, тебе станет легче? - я уже не понимала к чему он это все, - Можешь прямо сейчас это сделать. Я могу даже закрыть глаза. Тогда я хотела пойти за тобой, я чувствовала, что что-то не так, но сейчас я за тобой точно не пойду. И можешь, не беспокоится о каких-то проблемах. Эта девочка никогда не узнает о тебе. У неё есть уже отец - Доменик Брайс.
Я тебе не верю, Грейс. Это была жалкая попытка...
Я уже готова была вскипеть от злости. Даже не знаю, зачем я его убеждала, может просто из-за моего характера - люблю спорить, и крайне не переношу, когда со мной не соглашаются.
- Мамочка?
Я вдруг поменялась в лице. Пропала гримаса злости и появилась улыбка любимой мамы. Грейс наклонилась над дочерью и поцеловала в щечки, носик, лоб.
- Дорогая, я так переживала за тебя, - я смотрю на её глаза, и понимаю что пока я тут, в больнице, я смотрю в одни и те же глаза, - Солнышко,  не переживай. Мы сейчас в больнице. Ты упала и немного пострадала ножка. Добрые дяденьки вылечат её, и мы сразу же поедем домой. А дома знаешь кто? Папа и твой новый щенок. Он очаровательный и ждет тебя.
Мама, кто это?
Я еле сдерживаю улыбку на лице и думаю, чтобы придумать. Из-за этого стресса, споров, мне ничего не приходит в голову. Я смотрю на неё, и молчу.
- Я мамин друг. Как зовут тебя, красавица?
Мамин друг? Папа, а ты знаешь маминого друга? Я приподнимаюсь и вновь беру ручку своей малышки.
- Просто у этого человека тоже есть здесь подруга, а когда он увидел тебя, то решил проведать, - я смотрю на Митча и думаю только о том, чтобы дочь никогда не узнала кто он на самом деле.
- А почему он на меня так смотрит?
Мои брови взлетают вверх от удивления, и я вновь смотрю на Митча.
- А что случилось с вашей подругой? Она тоже побежала за щеночком?
Да скорее всего челюсть сломала, когда минет, делала. Как же мне хочется пойти и врезать ей. Хотя она под наркозом. Черт. А если бы я тогда сказала ему про ребенка? Что было бы?  Я застыла на месте, глядя на него. Секунд 5 это длилось, пока малышка не рассмеялась от ответа Митчелла. Я автоматически отреагировала на её улыбку ответной.

Отредактировано Grace Hardy (2013-03-14 15:06:47)

+2

10

Мучительно. Не привычное мне чувство. Стоило Грейс отреагировать на пробуждение дочки, как она в один миг переменилась. Потеплела, расцвела и стала, будто совсем другим человеком. Когда-то давно она так же распускалась в моем присутствии, будто оживала и заражала своей энергией всех вокруг. И сейчас я наблюдаю ту же самую трогательно-заботливую картину, старую, как мир. Любовь в глазах матери и ее ребенка. Странно, ног я лишь почувствовал себя лишним в этой идиллии. Третье место прочно занято, так что это чувство оправданно. Но я не могу заставить себя развернуться и уйти, оторваться от созерцания этой картины. Грейс, такой привычно отзывчивой, и ее, да, именно ее, ребенка. Ничего кроме интереса я не испытывал к девочке. Но меня кольнула ревность. Ревность от того, что теперь центром ее вселенной являлся далеко не я. Быстро отгоняю от себя эти мысли, потому что им не место у меня в голове. Я отказался это этого шесть лет назад. От всего этого. От любящей жены, детей. Возможно именно этого ребенка, которого теперь воспитывает кто-то другой. Шесть лет. Уже достаточно взрослая, чтобы привыкнуть к мужчине, кого она называет папой. Но еще слишком хрупкая, чтобы обрушить на нее правду, если это действительно, правда. Мотаю головой, отгоняя и эти мысли. Нет, не верю. Это глупо и не правильно жалеть о том, чего не вернуть.
- А что случилось с вашей подругой? Она тоже побежала за щеночком? - присаживаюсь на край кровати девочки, улыбаясь ей теплой улыбкой. - Моя подруга больше любит кошек. И она отважно хотела спасти двух маленьких рыжих котят. И, кстати, спасла их. Она такая же храбрая, как и ты. - легкий детский смех наполняет палату, разряжая обстановку и возвращая и Грейс из задумчивости. - Мне нужно ее проведать. Обещай слушаться маму. - подмигиваю ребенку и отхожу к двери, останавливаясь у самого выхода и жестом приглашая Грейс выйти. Минута за дверью, и она выходит в коридор. Уже нет этой теплой улыбки, нет маленьких морщинок, собирающихся вокруг глаз, когда она улыбается. Снова холодное выражение лица. Да, стоит признать, что это я заслужил. И следующие мои действия, не поддаются ни какому объяснению, это просто порыв, который я не смог удержать, контролировать. Я сжимаю ее в своих объятиях, обнимаю за плечи, желая вернуть себе хотя бы крупицу того, что мы потеряли. Что Я потерял.
- Прости меня, Грейс. - негромко шепчу я, все так же, не отпуская ее. Мне хочется сказать ей все то, что сидело внутри меня все эти шесть лет, но слишком много всего накопилось и перемешалось и я не могу из потока мыслей выдернуть что-то самое важное, отыскать суть.
- Если бы я только знал, Грейс. - и снова обрываются слова. Снова повисают незаконченной фразой. Не знаю, сколько бы мне еще понадобилось времени, чтобы подобрать хотя бы одно правильное предложение, но нас отвлекают. В коридор выходит медсестра и громким голосом спрашивает.
- Сидни Торнтон. -  немолодая женщина уверенно направляется ко мне. Кроме меня и Грейс в коридоре никого не видно. Как во время. - Она очнулась и сказала, что здесь ее жених. Это Вы? - секунда. две. три. Молчанием здесь не помочь. Все еще не выпуская Грейс, я медленно киваю, отвечая на вопрос женщины. - Сейчас подойду. - а на душе скребут кошки. Конечно, она все поняла. А если не поняла, то еще пара секунд и все встанет на свои места. А мне так и не удалось сказать хоть что-то связное.

+1

11

Оказаться в ситуации, когда ложь, покрытая одинокими слезами и невыносимой болью, может взорваться и навредить той, которая еще не готова принять такой подарок судьбы - оставляет тебя наедине с твоими мыслями. Я просто смотрела на свою маленькую и беззащитную от суровой жизни, Эмили, и думала только о том, чтобы она никогда ничего не узнала. Чтобы она не почувствовала той боли, того предательства, того одиночества, той подлости, что причинил её настоящий отец матери. К счастью, я нашла для Эмили отца, но когда-нибудь он скажет ей правду. Он может не выдержать этой лжи, или правда случайно вырвется из его уст, а может, и нет - может он сможет сохранить эту веру, любовь и преданность в глазах маленького, сбитого ангела.
- Моя подруга больше любит кошек.
Я поднимаю глаза на него. Как же хорошо я его знаю. Слишком хорошо, чтобы поверить в то, что он захочет все вернуть. Но я продолжаю смотреть на него. Вижу, как он смотрит на Эмили. Не замечаю, как улыбаюсь краем губ. На мгновенье я представила свою жизнь, если бы тогда не отпустила его. Если бы тогда не зашла в комнату, а пошла за ним. Обняла бы и сказала - теперь мы не одни в этом мире, у нас будет малыш. Он бы не ушел, а я никогда бы не узнала об измене. Может маленькая Эмили не попала бы под машину, или мы бы находились тут так же, как и сейчас. Только вот Эмили называла бы его "папа".
Мне нужно ее проведать. Обещай слушаться маму.
Пока малышка смотрит на него, я быстро вытираю глаза рукавом кофты. Провожая его взглядом, ловлю жест, приглашающий выйти следом.
- Эмили, тебе нужно поспать, - я наклоняюсь над дочерью и целую её в лоб, - Мама будет рядом, а ты поспи.
Мы как всегда дарим друг другу улыбку, а потом она поворачивается набок, и я поправляю одеяло. Спи мой ангел. Провожу рукой по её волосам, лишь на секунду останавливая ладонь. Хочу отдать её все тепло, всю любовь, лишь бы она поскорее встала на ноги. Я вижу, как она закрывает глаза, и лишь тогда покидаю комнату.
Осторожно закрываю дверь, чтобы не мешать ангелу заснуть, а потом поворачиваюсь к нему. У меня больше нет никаких эмоций. Я устала. Сегодняшний день так меня измотал, что я не могла больше не улыбаться, не злиться. Но я ловлю его взгляд, такой странный и давно позабытый, а потом он обнимает меня.
- Прости меня, Грейс.
Как же я ждала этих слов, как же я хотела услышать. В своих мыслях столько раз прокручивала сюжет своих действий, которые уверенно приму в ситуации, но я не могу ответить ничего. Я обнимаю его, сильнее сжимаю в своих объятиях. Как же я не хочу, чтобы ты уходил. Не оставляй меня. Мы скажем ей всю правду, и все будет как раньше. Только не уходи. Будь рядом. По моей щеке скользит одна, потом другая слеза.
- Если бы я только знал, Грейс.
- Все прошло, - я шепчу ему, хочу успокоить, - Я должна была сказать тебе о ней. Прости меня.
- Сидни Торнтон.
Неожиданно меня перебивает чей-то женский голос. Я поворачиваю голову и вижу медсестру. Она рубит голову с плеч, но это её работа. Она не знает ничего, но играет свою роль в их истории. Роль разлучницы.
Она очнулась и сказала, что здесь ее жених. Это Вы?
Я смотрела на её губы, которые замерли после вопроса. Неужели она это сказала? Митчелл заверил женщину и дал повод её уйти, оставив их наедине. Я отстраняюсь от него. Отталкиваю его рукой, вырываюсь их объятий и отхожу к окну. Какая я дура. Рука сжимается в кулак возле сердца, а другая рука опирается на окно.
- Жених, - мой голос дрожит, а перед глазами так и появляются они - Сидни в моем свадебном платье и Митчелл, оба такие счастливые, - Уходи.
- Грейс?!
Другой голос, это не Митч. Я поворачиваюсь и вижу своего мужа. Его лицо обеспокоенно и он меняет шаг на бег, приближаясь к нам.
- Где Эмили?
Непонимающие оглядывает нас. Он все понимает. Он узнал Митча.
- Она в палате, сейчас спит, - я указываю на дверь, и жду, пока он зайдет, а потом закрываю её за своей спиной. Я в палате. Все так, как и должно быть. Я, муж и дочь здесь. Смотрю, как он обнимает его и слышу.
- Папа! Папа пришел!
На моем лице улыбка, но не искренняя, не случайная, какая должна появляться в такие моменты. Вытирая глаза, я смотрю в окно. Дежавю.
- Все не должно так закончится, когда судьба дарит шанс, - говорю это тихо, но он слышит меня, и смотрит таким же непонятливым взглядом, - Митчелл.
Я открываю дверь, но его уже там нет. Срываюсь с места и бегу по коридору. Я помню где встретила его сегодня, где споткнулась о него, и заметила не сразу. Судьба дала нам шанс! Наивная, желающая верить в судьбу, а не в жизнь, я бегу по коридору. Следующая дверь. Я подбегаю и останавливаюсь возле окна. Шторка больше не скрывает происходящее внутри, и я вижу как он обнимает её и она улыбается. Она счастлива, ведь он с ней.
- Девушка, вы разве должны быть тут?
Поворачиваюсь не сразу, пытаясь поймать его взгляд. Может он скажет ей, что бросает её? Но нет, я оборачиваюсь и вижу медсестру.
- Нет, просто мне нужно было кое-что сказать ему, - поднимаю палец, указывая на парня с девушкой, - но это, наверное, уже не важно.
Медсестра смотрит на меня непонимающе, но мне все равно, о чем та думает. Уйти. Я должна уйти. Или сделать ей больно. Последний раз поворачиваюсь, и смотрю на них. Когда любишь, отпускаешь человека. Примешь любые страдания, но спасешь от них другого.
- Грейс, она завет тебя.
На мое плечо ложиться рука мужа. Я не люблю его, но он любит меня, и самое главное - мою дочь. Он притягивает меня к себе и уводит. Комната остается позади. Сердце должно успокоится, но бешеный бит не дает мне думать или вздохнуть. Пошло все к черту. И словно запрограммированная, я поворачиваюсь и возвращаюсь обратно. Захожу в комнату, когда он больше не обнимает её.
- Грейс?
Никакого внимания на неё, только он. пару секунд молчания, бездействия и осознание того, что именно сейчас желаемое станет реальным. Притягиваю его к себе и целую. Моя ладонь поднимается по его груди к шее, а губы впиваются жадно и страстно в поцелуй. Мне наплевать, что здесь Сидни, я много лет желала ей бед, и мой муж меня когда-нибудь простит - он тряпка. Для меня главное, что Митчелл меня не отталкивает. Я ощущаю его руки на своей талии, и сквозь поцелуй проскакивает улыбка. Не хочу отрываться от его сладких губ.
- Давай попробуем еще раз, - шепчу, чтобы услышал только он, - Уедем отсюда. Ты, я и Эмили.
Улыбаюсь и поднимаю глаза. Меня пугает ожидание ответа.

+1

12

Момент, которого не должно быть, который мог бы все исправить, который мог бы вернуть нас к жизни. Но его так безжалостно обрывают, что ни я ни Грейс не сразу приходим в себя. Проходит несколько секунд, прежде, чем она отталкивает меня, пытаясь высвободиться. Мне не за чем ее держать - она уже давно не принадлежит мне. А в голове лишь мысли, что так, наверное лучше, так и должно быть. Все, что ни делается в этом гребанном мире - все к лучшему. Глупо, но я снова потерял ее. Выпустил из своих рук и не имею шанса вернуть, обнять и не отпускать. Снова все повторяется. Меня снова выгоняют на задворки этой счастливой жизни. В прошлый раз я сам себя выгнал, на этот раз это делает сама Грейс. Все правильно. Теперь мы квиты.
Пересиливаю себя и ухожу в палату Сидни. Теплая улыбка озаряет ее лицо, и я улыбаюсь в ответ. Присаживаюсь рядом, беру ее руку в свою, поправляю прядь волос. Такие привычные жесты, но я сейчас был где-то далеко от этого всего. Действовал скорее по привычке, чем из каких-то порывов. Мысли вновь и вновь рисуют картину, какой была, нет могла бы быть моя жизнь, сложись все иначе. Неужели была бы жена, дети, возможно ли? Подушечками пальцев поглаживаю обручальное кольцо на руке Сидни, представляя, что ждет меня после свадьбы с ней. Счастье? Мы с ней слишком часто ссоримся, чтобы быть счастливыми. Прожить с ней оставшиеся дни, только с ней. А способен ли на это я?
- Как ты себя чувствуешь? - спрашиваю у невесты, приобнимая ее. - Давай принесу тебе чего-нибудь? - осторожно целую ее в щеку и отстраняюсь, собираясь выйти. - Грейс? - зачем. Зачем сюда зашла. Уж явно не для того, чтобы пожелать нам счастливой семейной жизни, уж я-то хорошо знаю ее. Все, что было, осталось в прошлом. Для меня, для Сидни, так почему для нее это так сложно принять, отпустить. Она тоже наладила жизнь, так чего же ей не хватает, черт возьми! Я ожидал и уже подготовился к любой ее выходке, скандалу, которые она так любила устраивать, играя на публику. Такая типичная Грейс, которая любит быть в центре внимания. Но я точно не ожидал снова сжать ее в своих объятиях и ощутить вкус ее губ. Пусть это была не истерика, но центр внимания нам был обеспечен. Плевать на Сидни, она все это время так и была для меня той, с кем я просто изменил невесте. Но Грейс. Ее семья, муж, ребенок и этот поцелуй у меня никак не желали сложиться воедино. Интересно, она сама отдает отчет тому, что она делает? Или действует на инстинктах, так же как и я сам? Нам не хватает воздуха в этом сладком поцелуе и приходится отстраниться друг от друга. Одними губами спрашиваю у нее: - Зачем? -это важный вопрос, для меня точно. Желание отомстить, досадить Сидни или что еще могло двигать Грейс?
- Давай попробуем еще раз. Уедем отсюда. Ты, я и Эмили. - недоверие. На пару секунд я теряю дар речи, потому что я снова не верю, что это моя Грейс. Та, которую я знал, которую любил, это не может быть она. Но она смотрит на меня и ждет ответа, которого у меня нет. Я наклоняюсь к ней и дарю нам еще один поцелуй. Более нежный и такой знакомый. У нас были тысячи таких поцелуев, в которых мы легко узнавали друг друга. Согласиться сейчас означало, как минимум признать, что Эмили - моя дочь. Согласиться попробовать...что? Семейную жизнь? С чистого листа? Забыть шесть лет, которые нас разделили. Забыть, что что-то разлучило нас. Отмести все сомнения, которые меня терзали тогда и сейчас? Сейчас, когда у меня на носу была другая свадьба, мысли были такими же, как и шесть лет назад. Складывается впечатление, что просто не все созданы для семейной жизни. Не созданы любить и дорожить одним человеком до конца своих дней. Тяжело это говорить самому себе.
- Я не могу... - тяжело такое говорить в лицо человеку, который тебя любит, который верит в тебя и светлое будущее. В один миг рушить все светлое, что было. Признавать, что я не создан для этого, что никогда не решусь на такой шаг, что, возможно, я просто слишком слаб или труслив для этого. - Я не могу. - повторяю скорее уже для себя и для Сидни, более громко.
Вот оказывается, что значит чувствовать себя последним подонком. Вот, что значит разрушать чужие надежды. Почву из под ног вышибает не только у тех, кто оказался обманут, но и у обманщика. Хочется верить, что без меня их жизнь сложится лучшим образом.
Что-то случается сегодня, что-то завтра - такова жизнь.
Что-то не случится никогда - такова Моя сущность.

Доиграли, всем спасибо. Получилось неизвестно что, и что-то совсем не запланированное.

+1

13

Завершен, четвертый

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Что-то случается сегодня, что-то завтра - такова жизнь;