В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » club, drugs and "oops".


club, drugs and "oops".

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://f2.s.qip.ru/HrElFQaJ.gif
who? амбри и "её друзья"
when? январь, 2013
where? один из ночных клубов сакраменто
what happend?
звонок друга детства, приглашение потусить, вспомнить былые времена - разве я могла отказать? но кто бы мог подумать, что старые привычки моего приятеля отрываться на полную катушку, а потом свалить всю вину на других (в частности на меня), не остались позади?

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-02-28 10:38:23)

0

2

Ничем не примечательный день, все как всегда: звонок будильника ровно в шесть утра, сладкий зевок и «потягушки», подняться с кровати, распахнуть шторы, пропуская лучи яркого солнышка к себе в спальню, улыбка во все тридцать два – она создает настроение и располагает к хорошему самочувствию на весь день, дойти до ванной комнаты, принять освежающий душ, высушить голову под One Republic, спев несколько любимых строк прямо в фен… Ну и так далее – думаю, все перечислять не надо. На завтрак сегодня хлопья и йогурт с кусочком шоколадки и кефиром. Нет, я не на диете, просто с утра не люблю кушать плотно. Далее по расписанию переодеться во что-нибудь «деловое», все-таки я экономист, а это вам не хухры-мухры. Несколько штрихов на лице, парфюм, закинуть в сумку телефон, наушники и – вперед – университет ждет! Машину брать я сегодня не стала: погода на улице была просто превосходная, грех не воспользоваться таким подарком природы и не совершить небольшую прогулку, наслаждаясь свежим зимним воздухом. А он, кстати, очень редко меня так радовал – да, я не любитель зимы, но как знать, может, именно сегодня моя внезапная «любовь» к этому времени года сыграет мне на руку, и со мной случится что-то интересное.
Все, что ни происходит, происходит с нами не просто так. Закон подлости или везения? Посмотрим.
Прогулка до университета заняла примерно полчаса – еще одно очко в мою пользу: я не замерзла, надышалась на всю оставшуюся зиму и пришла вовремя.
Даже успеваю зайти в буфет.

Две пары пронеслись довольно быстро, учитывая тот факт, что у нас были лекции по таким дисциплинам, на которых многие (и я в том числе) спали или ничего не делали. Но, да, пусть время было на моей стороне на протяжении трех часов с лишним, на обеих парах я была погружена в свой телефон, лазая по страничкам в интернете, общаясь с друзьями, слушая музыку и просматривая очередную серию любимого сериала.
Недавно подсела – убивает время только так, а заглатывает просто с макушки до пяток. И я не знаю, чем меня так пленила «Клиника». Может, во всем виноваты серии по двадцать минут, простой сюжет, в котором смысла хоть отбавляй, но он не грузит так же сильно, как и любые другие мелодрамы/драмы, которые я обычно смотрела, а может, причина в забавных шутках на протяжении всего сериала. Шутках, иронии и сарказма с примесью крепкой дружбы, любви и привязанности главных героев друг к другу. Я не знаю. Да и не хочу, если честно, знать – главное, что мне было интересно, и своим восторгом я могла поделиться с одногруппницей. Пусть она не смотрела «Клинику» и вообще не знала этого сериала до тех самых пор, пока я не пришла как-то на занятия и не сказала ей, что влюбилась в доктора Кокса, Аманда выслушивала меня, давала какие-то комментарии и смеялась вместе со мной – мне этого было достаточно.
Так вот, касательно пар: уже в полдень я, как и вся оставшаяся группа, была совершенно свободна. Аманда пригласила меня посидеть в кафе, кто-то звал на концерт какой-то группы, но я предпочла провести тихий, спокойный вечер, посвящая его целиком и полностью себе любимой.
- Руквуд, не будь занудой, - одногруппница настаивала на походе в кафе, дергая меня за сумку, - на пару часиков! – ее умоляющие глаза заставили меня улыбнуться, и я была готова сдаться, но телефонный звонок отвлек все мое внимание. Незнакомый номер, что высветился на экране почему-то меня насторожил, но это чувство возникло лишь на пару секунд.
- Да?
- Привет, мелочь! Не хорошо забывать старых друзей. Колись, куда пропала?
Это был Роджер.

0

3

Это был мой шестой день рождения. Родители устроили пикник, погода на улице стояла чудесная для октября. Мне разрешили пригласить всех друзей, всех соседских ребят, с которыми я редко, но общалась. В прочем, так было всегда – предки не были против большого количества людей в мой праздник, но именно шестой день рождения я запомнила как-то слишком отчетливо, со всеми подробностями: во дворе накрыли большой, длинный стол, было много угощений и вкусностей – торт в том числе, естественно, красивое оформление дома, яркие гирлянды, воздушные шарики, веселая музыка. Отец жарил шашлыки, мама распоряжалась посудой; оставались последние штрихи, гости уже были в сборе. Около пяти вечера мы начали праздновать. Дети бесились вокруг стола, строя из пластиковых стаканчиков гору, взрослые что-то активно и громко обсуждали. Кажется, в тот день сбылись все мои детские мечты: мне подарили огромный кукольный домик, множество нарядов и мягких игрушек, бижутерию, а так же бейсбольную биту, грушу с перчатками и набор для игры в теннис. Да, каждый из присутствующих знал меня с разных сторон: как забияку и как просто милую девочку. Но это все не так важно, потому что дальше случилось то, чего никто не мог ожидать.
Около дома припарковалась черная тонированная Toyota, из которой со стороны водителя вышел высокий мужчина, со стороны переднего сиденья пассажира вышла красивая, немного худощавая женщина. Они были так роскошно одеты, как настоящие аристократы – я не могла оторвать от них взгляда! Парочка подошла, сперва, к моим родителям: по улыбкам взрослых я поняла, что они друг друга давно знают, но тогда почему я прежде их не видела – на тот момент для меня это было загадкой, которую я хотела, во что бы то ни стало разгадать. И несмотря на все мое беспокойство и возбужденное состояние этим незнанием, я продолжала вести себя как ни в чем не бывало, играя с ребятами. Чуть погодя парочка подошла к нам, детям, и попросила меня отвлечься: мы отошли в сторону, двое незнакомцев сразу же представились мне, обнимая меня и целуя в щеки. Это были Катрин и Рик, дальние родственники по линии матери – тогда-то я получила ответ на свой вопрос и была более чем удовлетворена им. Но на этом «сюрпризы» не закончились. Поздравив меня теплыми словами, парочка обернулась в сторону машины и махнула кому-то рукой, подзывая к себе. Я посмотрела в ту же сторону и увидела… Из машины выходил Он.
Деловой костюм, галстук, черные лакированные туфли, аккуратная прическа, уверенная походка: я снова была поражена! Мальчик подошел к нам совсем близко и протянул мне что-то, обернутое в золотую фольгу с розовым пышным бантиком. Я помню, как Он покраснел и чуть тихо произнес:
- С Днем Рождения, мисс Руквуд, - а затем улыбнулся и взглянул на родителей, видимо, ожидая их одобрения или какого-либо сигнала, который он получил в виде подмигивания. – Роджер. Роджер Баркенс, - мальчик кивнул головой и…
Так произошло наше с ним знакомство.
Тогда мне показалось, что я влюбилась: он был единственным мальчиком, который так отличался от всех всем! Он был безупречно одет, вел себя как настоящий принц, на протяжении всего праздника он ухаживал за девочками и поддерживал каждую беседу. Да, слишком громко сказано «ухаживал», «беседу» - мы были детьми! Но для ребенка, который только что попал в незнакомую атмосферу, он держался очень хорошо.
Несколько месяцев Баркенсы жили с нами по соседству, затем уехали. Спустя полгода снова вернулись и оставались в Сакраменто до тех самых пор, пока Роджера не посадили в тюрьму. Не знаю, как так вышло, что порядочный мальчик, юноша стал таким балбесом. Говорят, что все началось с того, что Джер связался не с той компанией в свои шестнадцать лет. Он перестал ночевать дома сутками, стал невежей и каким-то дикарем. А, может, его сломала безответная любовь ко мне. Может, она была причиной…
Мы были хорошими друзьями. Не было и дня, чтобы мы не виделись и не гуляли. Общаясь обо всем, на различные темы, мы никогда не говорили о чувствах друг к другу. А потом… Как-то раз, когда  мы сидели у меня в комнате, Роджер признался мне в любви. Все произошло чисто случайно, я не помню, как мы коснулись этой темы! Но, боже мой, любовь в пятнадцать?! Тогда я считала это глупостью, потому отвергла парня. И все бы ничего, но с того самого дня я постоянно винила себя в том, что Роджер на моих же глазах становился тем, кем никогда не был. Он перестал разговаривать со мной, он перестал быть рядом, он забывал обо мне. Мы вроде виделись, но я больше не чувствовала его присутствия. Душевного, близкого, родного… Я его потеряла: как брата и как друга.
И вот, в восемнадцать, Джер угодил в тюрьму за подстрекательство к нападению на какого-то афроамериканца из университета, где Роджер учился. Отсидев месяцев восемь, парня условно-досрочно отпустили, и все семейство покинуло город, оставив после себя лишь дом с вывеской: «Продается». Однако отъезд не повлиял на продолжение нашей недодружбы с Джером. Мы созванивались, общались – редко, но все же.
Мы остались друзьями. Какими-то «кривыми» друзьями, которых по сути ничего больше не связывало кроме прошлого.

0

4

- Запрыгивай, - Роджер распахнул дверь такси, приглашая меня присесть к нему рядом. Я послушно приземлилась на мягкое сиденье и тут же ощутила на коже легкие мурашки: довольно странно, что они меня настигли именно сейчас, ведь ничего плохого со мной пока не произошло, пусть я успела уже вообразить в своей голове странные и даже ужасные картины, связанные с Джером, ибо меня за все время нашего телефонного сегодняшнего общения не покидал вопрос – что ему вдруг от меня понадобилось?
- Милый, - наконец усевшись поудобнее, я смогла развернуться к своему приятелю и обнять его, наградив легкой и непринужденной улыбкой, не показывая своей озабоченности. – Какими судьбами? – я немного нахмурилась и положила обе ладошки Роджеру на коленку, чуть надавливая на нее и отталкивая от себя. – Ты мне толком ничего не объяснил!
И тут понеслось…
Рассказ о том, что он просто напросто приехал в город, чтобы вспомнить былые времена, встретить старых друзей, разорвать свои отношения с девушкой, которая была ему поддержкой и опорой, когда Джер сидел в тюрьме, но теперь, когда парень на свободе, она выносит ему мозги, требует к себе особого внимания, всяких подарков и «поощрений» за заботу, которую проявляла к нему когда-то она сама, и так далее, и тому подобное. Затем – тоска по нашим прогулкам и веселым шуткам, которые знали только мы, а потом:
- Знаешь, Руквуд, а я до сих пор люблю тебя, - и этот взгляд полный нежности и искренности, а я ведь думала, что он больше не способен быть таким. Таким настоящим и тем мальчишкой, каким я знала его раньше. Но собираясь ответить на это признание, такси вдруг резко затормозило – я даже немного съехала с сиденья. – Кстати, давно хотел познакомить тебя со своими ребятами. Вылезай, мы приехали.
Прохладный воздух ударил в лицо, на улице уже начало темнеть: неужели так быстро пролетело время? Позади громыхала музыка, причем я не слышала какую-то одну песню – казалось, что здесь смешалось бесконечное множество треков. Я обернулась и увидела целый ряд всевозможных заведений: рок-бар, чайная комната, несколько обычных клубов, которые я встречала в центре города, но они обычно не были построены так близко друг к другу.
- Роджер? – я удивленно уставилась на друга, который расплачивался с таксистом, пританцовывая около окошка со стороны водителя. – Эй, и куда мы идем?
- В «Orange», - крикнул он мне и в ту же секунду возник рядом, взял за руку и повел за собой. – Помимо отменной еды и выпивки, там отличная музыка и есть комнатки, где можно уединиться.
- Как раз этим я и планировала заняться дома, дорогой, - с доброй иронией бросила я, когда передо мной распахнулись широкие двери доселе неизвестного мне заведения.
Надеюсь, я не пожалею.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-03-04 19:37:06)

0

5

Продвигаясь по тесному коридору, мы таки вышли в основной зал: темное помещение освещали лишь несколько люстр в форме шаров, помимо танцпола здесь были столики и барная стойка, за которыми было практически все занято, со стороны площадки, где красовался какой-то худощавый парень с микрофоном в руке, звучал реп. Вся эта атмосфера казалась мне невероятной: неужели этим людям по душе такие места? Неужели люди вообще способны еще слушать тот бред, который нес этот «певец» со сцены? Хотя, пожалуй, если обратить внимание на весь тот контингент, собравшийся сегодня в этом клубе, ответ будет весьма очевидным и положительным.
Мы обошли несколько столиков, прежде чем остановиться возле одного, где сидело человек восемь. Роджер отпустил мою руку и улыбнулся мне, а затем начал знакомить меня со своими друзьями, которых я знала еще с подросткового возраста – но, да, Джер был не в курсе моей осведомленности. Более того, он даже не знал, как к этим людям я относилась. Но это скорее плюс, чем минус, ибо знай Роджер мое мнение о них, он бы расстроился – мне так кажется.
Митч, Зак, Гордон и все остальные – я помнила их. Это были те самые ребята, которые и вовлекли в свое время моего хорошего Джера в неприятности! Это были те самые ребята, которых боялась даже я, зная, как и чем они живут. И более того, их боялись все родители в нашем районе, они считали, что если их дети свяжутся с этими ребятами, то все – пиши, пропало – предки потеряют нас. Это и было самым большим их страхов. Поэтому перед сном в сказках о принцессах и драконах часто мелькали имена этих парней, которые были злыми героями, что грезились покорить весь мир, свергнув с престола короля и женившись на его дочери.
- Не обижайте ее, - Джер толкнул Барта в плечо, а затем на ухо шепнул мне, что скоро вернется. Я кивнула и присела за стол к старым неприятелям, стараясь не смотреть на них, отвечать односложно на обычные вопросы и не привлекать к себе особого внимания – если эти люди поймут, что я скучная, они быстро отвяжутся от меня, вернувшись к своим шуткам, темам и прочей ерунде, в которой я не смыслила и не хотела, не пыталась даже смыслить.
Спустя минут семь я почувствовала некоторую усталость и тяжесть: может, это сказывалась на мне музыка, играющая здесь, может, эти люди. Взглядом я попыталась найти Роджера, но тщетно: кажется, в зале его не было.
- Ты куда? – чья-то большая рука вдруг остановила меня за запястье. Это был Митч.
- Я… Носик попудрить, - мне потребовалось сделать усилие над собой, чтобы не выдать волнение и неожиданность от такого поведения друга Джера. Конечно, я забыла, что так просто от этих парней не уйдешь, им обязательно надо знать, куда ты пошел, зачем ты пошел и как скоро ты вернешься. Настоящие бандиты. – Не скучай без меня, - когда моя рука освободилась от заключения, я аккуратно провела ею по плечу Митча. Тот ухмыльнулся и продолжил разговор о каком-то мужике, что недавно сбил его машину.

Я медленно шла по коридору, опустив голову и думая о своем, наслаждаясь одиночеством, как вдруг неподалеку услышала знакомый голос. Джер. Я обернулась. Он стоял рядом с какой-то девушкой в короткой юбке и черном топе, облегающем ее тело и открывающем ее третий (?) размер груди. Незнакомка что-то протянула Роджеру, скрадывая у него поцелуй и пару купюр из заднего кармана его брюк. Когда парочка отцепилась друг от друга, я смогла разглядеть вещицу, что красовалась в руке моего друга.
Это было похоже на американские горки: тебя пристегивают к сиденью, ты мысленно готовишься к тому, что механизм сейчас включится, и ты оторвешься от земли на пару десятков метров. И вот ты уже поехал. Ты поднимаешься. Все выше и выше. Крепко держишься за поручни и смотришь по сторонам. А потом: момент, и ты уже летишь вниз на высокой скорости по специальной дорожке. Ты не можешь больше смотреть вокруг себя, ты не контролируешь вообще ничего. Внутри тебя лишь учащенное сердцебиение, а вокруг – свист ветра и звук работающего механизма. Какое-то странно ощущение поднимается от кончиков пальцев на ногах до самой ключицы, отдает в мозг, и ты осознаешь – это адреналин.
Сейчас я чувствовала то же самое.
- Джер! – крик вырвался из моей глотки как-то сам собой. Роджер резко обернулся на мой голос: его глаза выдали волнение и ужас. Он понял, что я все видела, я поняла, что мне это видеть было нельзя. Вот так взаимно и лаконично. – Охренеть! – мой кулак встретился со стеной клуба в сопровождении непонятного внутреннего рева, который прорвался изнутри меня. Я не знала, что сказать и что делать. Я вообще не знала, как в данной ситуации себя вести, но ноги сами повели меня отсюда прочь в каком-то неизвестном мне направлении. Я хотела уйти, не знать всего этого, забыть этот вечер раз и навсегда. Забыть, все, что здесь и сейчас произошло.
Ах, да, я же не открыла вам страшную тайну: в его руке были наркотики. Да, такой небольшой пакетик с порошком. Откуда я знаю или как смогла догадаться? Господи, за последние два года мне с этим дерьмом, простите за мой французский, пришлось не раз встречаться: то у отца находила как-то, потом сама чуть ли не сорвалась – было дело, но я не решилась сделать этого. И вот сейчас, спустя столько времени… Нет, я не могла поверить даже не в то, что эта хрень вновь возникла в действительности, а в то, что к ней был причастен Роджер! Я считала, что он изменился. Я почти поверила в это до конца! По-настоящему! Но нет. Хрен. Хрен мне и всем моим надеждам!
- Амбрелла, погоди! – он остановил меня за руку, заставив повернуться к нему полубоком. – Дай мне все объяснить, прошу тебя, - его нахмуренное выражение лица, эти грустные глаза, но как? Как мне поверить ему? Как я могу дать ему еще хоть шанс? – Ну куда ты идешь?
- Лишь бы не здесь! – я пытаюсь вырваться, но напрасно, Джер крепко держит меня, даже не намереваясь отпускать. – Дай мне уйти, - четко выговаривая каждое слово, сквозь зубы произношу я.
- Нет, Руквуд. Либо мы поговорим, либо нет других вариантов, - и я понимаю, что он не шутит и на самом деле хочет этого. И я сдаюсь. Против искренних желаний не попрешь.

0

6

Я не понимала до последнего, зачем послушала голос разума и решила дать Джеру еще один шанс. Когда-то, находясь в подобной ситуации, я не дала шанса отцу, за что поплатилась его смертью – не знаю, почему я виню себя в той аварии, но, видимо, так и должно быть. Однако спрашивается, какого черта я позволяла Роджеру насиловать мой мозг очередной ложью, которую теперь он выпускал фонтаном из себя, будто был китом. Я, сидя в этой небольшой комнатушке, прописанной запахом секса и разбросанными некоторыми вещами, вероятно, недавно ушедших отсюда, слушала своего друга очень и очень внимательно, впитывая каждое его слова, следя за всеми его передвижениями, мимикой и тоном. Но зачем? Зачем я это делала, если все равно ему не верила? И вот сейчас он мне в очередной раз что-то доказывал, показывая пакетик с порошком, а я лишь молчала. Я чувствовала себя преданной, униженной и разбитой, а ведь со мной толком ничего не сделали, и не случилось! Просто… Когда кем-то сильно дорожишь и видишь, как тот человек выбирает ужасный путь, внутри тебя что-то разбивается вне твоего желания и подписки на это. Так было и со мной. Что-то хрустнуло как тоненькая веточка под тяжестью грубого мужского ботинка.
- Амбрелла, я не вру тебе, - он присел на корточки передо мной, взял мои ладошки в свои, а затем коснулся их головой. – Почему ты не веришь мне?
Аккуратно вытаскиваю свои ручонки и чуть сдвигаюсь на кровати назад, не зная, куда себя деть. Мне все так противно и неприятно: этот разговор, его касания – почему он так поступает со мной? Почему пытается прикрыть содеянное какими-то отговорками? Было бы проще, если бы он признался, что до сих пор увлекается наркотиками и такой, разгульной, жизнью. Да, было бы проще. Лучше горькая правда.
- А я не знаю, как тебе верить после этого, - вдруг слова сами слетели с губ, тихо-тихо, словно я боялась кого-то спугнуть. - Ты исчез из моей жизни, а теперь появился вновь, и я была готова прыгать до потолка от столь внезапного нарушения моей обычной, привычной мне жизни, без тебя. Но ты…
- Я признался тебе в любви, Амбрелла! – он не дает мне договорить и резко поднимается с корточек. – А что сделала ты?! – Джер начинает жестикулировать, размахивая руками. – Ты ничерта не сделала. Тогда. И сейчас, - Роджер отходит в сторону, продолжая пилить меня своим строгим, теперь строгим, и даже немного злым, раздраженным взглядом. – Почему я должен быть другим ради тебя? Почему, если я тебе не нужен. Ни такой, ни какой бы то ни было! – и тут случается самое, на мой взгляд, хреновое: он встает к тумбочке и высыпает на деревяшку содержимое пакетика. – Я никогда тебе не врал, Руквуд. Я всегда был честен с тобой, ты же…
- Я же что, Роджер?! Что? – поднимаюсь с кровати и подхожу к юноше. – Если все так, как ты говоришь, то зачем ты сейчас хочешь это сделать?
- Я пришел сюда с друзьями, я пришел сюда повеселиться, я пришел сюда развлечься. Он, - Джер кивает на порошок, - только поможет мне забыться и получить настоящий кайф. И не смей, - Джер замечает, как моя рука движется к наркотику, и быстро останавливает меня на запястье, - не смей мне мешать, - конечно, он понял, что я хотела сделать: смести рукой все на пол, не оставив ни грамма на тумбочке – а ведь какой хороший был план!
Но тут мы оба мгновенно застываем и поворачиваем головы в сторону входной двери, за которой слышны какие-то звуки, напоминающие суматоху и панику. Роджер отпускает мою руку и прикладывает свой палец к губам, подавая сигнал, что нужно молчать. Мне вдруг становится страшно, и я слушаю «приказ» парня, он же в это время аккуратно выходит из комнаты, оставив меня один на один с ненавистной мне наркотой, о которой я вспоминаю в ту же секунду и быстро сдуваю ее с тумбочки на пол, вытирая остатки порошочка своей ладошкой. Проходит секунд десять, а Джера в комнате все нет, и тут я решаюсь подойти к двери. В этот самый момент она резко открывается мне навстречу, и в комнату забегают два полицейских. Настоящих полицейских!
- Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано… - какой-то здоровяк молниеносно оказывается у меня спиной, заламывает мне руки и надевает мне на них наручники, такие холодные и тяжелые, они с треском закрываются, а я не успеваю даже ничего сказать, хотя мне практически велели, приказали молчать. – Ой, да она под наркотой! – голос за моей спиной делает довольно-таки странный вывод, но тут до меня доходит, что на моих ладошках самые что ни на есть доказательства правдивости слов полицая. Мысленно проклинаю себя и пытаюсь вырваться, но второй мужик быстро останавливает меня, дергая за плечи.
- Дайте мне все объяснить! Прошу вас! – но надо мной лишь смеются и выводят из комнаты, а в коридоре я замечаю Роджера, который стоит в метрах пяти от меня и беседует с еще одним фараоном. – Джер! – парень оборачивает на мой голос, а затем кивает в мою сторону и указательным пальцем показывает на меня. – Роджер! Он меня знает! Спросите его! Это не мое! – и он уходит. Да. Просто разворачивается и уходит, оставляя меня с противным комом в горле и слезах на глазах. Я вижу, как из кармана он достает мобильный, вижу, что он что-то набирает, а затем убирает трубку обратно и покидает заведение. Чувствую, как дрожит мой телефон в заднем кармашке джинс – это смска. И, кажется, я даже знаю, от кого.
- Ребят, - тот офицер, что недавно говорил с Джером подходит к нам и как-то уныло смотрит на меня, после чего продолжает, - да, это она. В отделение ее.
- Стой! Стойте! – но меня никто не слушает.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-03-13 18:39:28)

0

7

- Руквуд, на выход.
Этот ужасный едкий запах ссанья и блевониты, с примесью ненависти и презрения ко всем заключенным здесь, казалось, пропитал всю меня с головы до пяток. А я ведь сидела за решеткой меньше часа! И, слава богу, иначе бы я просто задохнулась от нехватки свежего или хотя бы знакомого носу воздуха (хотя в кабинете были открыты все окна и двери, но, вероятно, без толку). Все это время мне приходилось прятать свой орган обоняния либо в рукава, либо закрывать его майкой, либо прятать в волосы, или же просто стараться как можно реже и меньше, не глубоко дышать! Эти взгляды незнакомых, запертых в этой же камере девушек поглощали меня и испепеляли. Наверно, я никогда не забуду эти шестьдесят минут. Мне повезло лишь в одном: камера, куда меня привели, была как бы парадной в этой тюрьме, то есть она находилась в самом главном кабинете одного из офицеров, который, как я поняла, решал нашу дальнейшую судьбу. (Нашу? Почему это я вдруг просуммировала себя к остальным женщинам, что стояли здесь и ждали своей участи?) Потому что будь это настоящая камера, где никто толком не следит за тем, что в ней твориться, меня бы давно избили или, еще хуже, изнасиловали! Ну, и, конечно, повезло в том, что я быстро сообразила по прибытии сюда и попросила позвонить: набрала номер матери и вкратце объяснила ей ситуацию, на что Сьюзен сказала, что скоро приедет.
- Наконец-то, - с выдохом произнесла я, аккуратно обходя деваху, что встала прям у так называемой двери, мешая мне выйти. – Я могу забрать свои вещи? – спокойно спрашиваю я у офицера, который одобрительно кивает головой и рукой указывает на стол, куда недавно были сложены мой телефон, ключи от машины и кредитка. – До свид… Прощайте, - вашу мать, я чуть не пообещала продолжить свое пребывание в тюрьме (будто заказывала следующий билет в один конец)! Фу-фу-фу! Никогда!

- Что произошло? – Сьюзен бросилась мне на шею сразу, как только я вышла из высокоэтажного здания. Женщина крепко обняла меня и взяла под руку, не переставая задавать вопросы: ну, еще бы, я толком ничего не объяснила матери, когда позвонила из участка, сказав лишь то, что меня упекли за решетку и что ей стоит взять с собой толстую пачку денег. Маман, конечно, не стала ничего говорить на это – она повесила трубку и, видимо, рванула сюда, бросив все свои дела. А теперь вот она хочет знать правду, которую я обязательно ей расскажу, но для начала я хотела прочитать ту самую смску.
- У меня батарейка села, - тихо говорю я и показываю матери, что телефон не включается. – Ты не дашь мне свой? На пару минут, - я вижу, что Сьюзен взволнована и недовольна моим игнорированием ее вопроса. – Пожалуйста, мам. Это важно. А потом я тебе все расскажу, - и мать вытаскивает свой мобильник из сумки, протягивает его мне, ожидая, что я буду делать дальше.
И вот мы стоим с ней посреди улицы, я произвожу некоторые манипуляции с нашими телефонами, вытаскивая и одного сим-карту и перекладывая ее в другую трубку, потом включаю мамин мобильный и чувствую, как начинает бешено колотиться мое сердечко – что-то не так, что-то заставляет меня нервничать и переживать. Я догадываюсь, что, но до последнего не верю в свои предположения.
«Ты причинила мне немало боли сегодня, дорогая. Моя расплата не так уж велика, по сравнению с тем, что испытывало мое сердце все эти годы. Зато теперь ты знаешь, каково было мне за решеткой. Надеюсь, тебе понравилось. И это лишь меньшее, что я могу сделать «для тебя». Я не прощаюсь с тобой, любимая. Мы обязательно еще встретимся и будем вместе – если не на свободе, то в тюрьме, где нам всегда готовы выделить одну камеру на двоих».
Я отрываю взгляд от экрана телефона и смотрю на Сьюзен, которая тоже прочитала это послание со знакомого ей номера, тем более что адресат высветился в самом начале сообщения. Мы обе молчим, не зная, как комментировать эту… Угрозу, если ее, смску, так можно назвать в данной ситуации с таким контекстом.
- Наверно, я все-таки папина дочка, раз подобные передряги встают на моем пути, - это было странное предложение, но оно вылетело само собой, хотя думала я сейчас совершенно о другом.
- Надо заявить в полицию! – маман была сейчас скорее напугана и обеспокоенна, чем разочарована и подавлена. Странная женщина. Как она может переживать совершенно отличные эмоции от моих? Я чувствовала ужасную горечь и упадок духа, мне было неприятно все то, что написал Джер, но неприятно не из-за того, что он запугивал меня, а по той простой причине, что я, наконец, поняла, что он ужасный человек, который всегда был дорог мне. Всегда, но не теперь.
- Мы не будем никуда заявлять, Сьюзен. Я буду его ждать.
Мама смотрит на меня своими круглыми от удивления глазами, но ничего не отвечает, а я знаю и уверена лишь в одном: в следующий раз я не подпущу его к себе, я не доверюсь ему снова, я найду, как отплатить ему, я поставлю его на место и закрою «доступ» к своей жизни раз и навсегда. Я пока еще не знаю, как сделаю это, но, если к тому времени ничего не придумаю, импровизация – мой конек (спросите кого угодно). Я обещаю самой себе попробовать достучаться до Роджера, найти то, что сможет заглушить его привычку жить такой жизнью, которую он ведет сейчас. Я обещаю остановить его внутреннее разрушение самого себя подобным поведением, обещаю влепить ему крепкую пощечину, а пока... Я нажимаю на кнопку «Ответить» и набираю следующие слова:
«До скорых встреч, Роджер», - и это большее, что я могу гарантировать ему на будущее.


the end.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-03-14 10:17:47)

0

8

Завершен, первый

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » club, drugs and "oops".