vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Времени удобного для отпуска не бывает, так что уходите когда хотите.


Времени удобного для отпуска не бывает, так что уходите когда хотите.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Jessie Wilson, Frank Casey
Место: загородный дом на берегу озера.
Время: Середина марта
Время суток: 15:01
Погодные условия: ясно, без осадков. Температура +15.
О флештайме: Что может быть лучше, чем провести несколько дней на природе? Да и будущей матери не помешает сбежать от суеты мегаполиса и насладиться природой вдали от серых коробок.

0

2

Вылазку за город никто ни планировал заранее. Ни Фрэнк, ни Джесс. Этот выбор был спонтанным и неожиданным, начавшись с обычных слов «А не рвануть ли к озеру?». Девушка естественно поддержала парня, ведь уже давно сидела дома и не знала, чем занять себя. А тут предложение выбраться куда-нибудь. Тянуть с подготовкой, Кейси не стал, зная характер и переменчивость беременной женщины. Собрав лишь нужный минимум из вещей, парочка поспешила к машине, решив скупиться по дороге. Все еще странно это осознавать, но они смогли помириться и придушить в себе тот гнев который испытывали друг к другу. Было не привычно, но они справлялись. Прошло всего несколько часов, после рокового вопроса, а они уже во всю гнали по автостраде в сторону озера. Из колонок проигрывателя тихо звучала музыка, багажник был полностью забит продуктами и вещами. Фрэнк, как человек предусмотрительный, скидывал в корзинку все, на что положит глаз Уилсон, начиная от сладких консервированных вишен (и свежих разумеется) и заканчивая банками с солеными огурцами, шоколадом, даже копченой рыбой. Рацион для его беременной красавицы был весьма и весьма обильный. Мужчина не раз вспоминал как приходилось в пол второго ночи искать рабочий магазин, чтобы купить шоколадку или тех же персиков, лишь бы девушка успокоилась сама и успокоила свой живот.
Деревья плавно сменяли друг друга на фоне остального пейзажа. Погодные условия были, что ни есть самыми благоприятными. Не жарко и не холодно, просто идеально для времяпровождения в загородном доме несколько дней. Дорога тянулось бесконечно долго, а ноги стали затекать от единственной позы, в которой приходилось сидеть агенту. Он естественно то и дело разминал спину и шею, но вот встать он попросту не мог, как и пождать ноги под себя. Зад вообще казался каменным, сознание молча проклинало извилистую, уже грунтовую дорогу. Но терпеть оставалось всего чуть-чуть и вскоре, в лобовом стекле черного доджа, показался деревянный двух этажный белый домик, владельцем которого  был дядя Фрэнка. Это был их уголок уединения и душевной гармонии. Ключей от здания было только два. Один у Кейси, другой у Боби. Никто больше не знал об этом месте, и теперь Джесси была третьим человеком, посвященная в некую тайную организацию гостей сего места. Брюнет плавно подрулил к дому и заглушил мотор, дернув рычаг ручного тормоза и потирая глаза, моргающие ранее не чаще чем один раз за полчаса. Только сердце железного коня затихло, как наступила умиротворяющая тишина, прерывающаяся пением птиц и несколькими другими голосами. Мужчина интуитивно повернул голову к источнику звука и недовольно цокнул. Видимо они будут не одни на этом празднике одиночества и тишины. Соседи по загородному домику тоже решили выбраться на пикник, прихватив с собой друзей. Сладко потянувшись после долгой дороги, Кейси наконец посмотрел на девушку и искренне улыбнулся.
- Ну вот и приехали. – с неожиданной бодростью воскликнул он и вышел наружу, втянув носом свежий и несколько прохладный воздух и блаженно выдохнул. Как же давно он тут не был, чего нельзя было сказать о Боби. Этот старик каждую неделю отправлялся рыбачить и иногда проводил все выходные тут, так что с постелью и посудой, а так же водой проблем быть не должно. Хоть это не могло не радовать. – Райский уголок мира и тишины. – закончив словесно выражать свое восхищение этим местом, Фрэнк обошел машину и помог выйти девушки, а после приобнял сзади, положив свою голову ей на плечо. – Только мы вдвоем… - радостно прошептал парень Джесс на ушко, но услышал шумный разговор соседей. - … а еще зануды Бигетсы. – искренняя радость сменилась наигранной. Оставив поцелуй на щеке брюнетки, Кейси повел взял женскую руку в свою и повел показывать дома, открыв дверь и пропустив девушку вперед.

0

3

Ну и что поделать беременной девушке, которая посреди ночи внезапно понимает, что хочет соленых огурцов? Естественно, стоит сообщить об этом мужчине, отцу будущего ребенка, который будет сломя голову носиться по ближайшим магазинам, в поисках нужного продукта питания. Я сама даже заходить в магазины боялась последнее время. А всё потому, что когда я видела весь ассортимент магазина – я начинала хотеть всего и сразу.
До своей беременности я искренне не понимала, как можно хотеть шоколада с чесноком, или, например, мел. Да от одной мысли о подобных «изысканиях» меня всегда начинало тошнить! А сейчас я спокойно могу запить кефиром только что съеденную литровую банку огурцов. Ну и скажите теперь мне – как в меня всё это входит и почему не выворачивает наизнанку тут же? Вот и я удивляюсь.
Уже четыре месяца под своим сердцем я ношу малыша. 17 недель. Я думала, что это будет мука, думала, что всё так же, как в самом начале беременности буду уже заранее ненавидеть этого ребенка. Но всё оказалось не так. Сейчас я уже просто не представляла, как можно жить без этого милого животика. Когда я шла по улице – многие оглядывались мне в след и улыбались. Да и сама я начала постоянно улыбаться всем вокруг. Буквально неделю назад я ушла с работы в декретный отпуск, хотя, признаюсь – мне очень хотелось ещё немного поработать. И всё бы ничего, но вряд ли моему малышу понравится громкая музыка, которая постоянно играет в «El Dorado». Поэтому пришлось взять тайм-аут, и сейчас я целыми днями занималась только лишь валянием дурака то в своей квартире, то в квартире Фрэнка. Хотя нет, чаще всё-таки в квартире Фрэнка. Да что уж тут – я к нему практически переехала. Ещё месяц назад я отмахивалась от него руками и ногами, постоянно объясняя ему, что я девочка большая и смогу жить одна (ну не хотела я ни с кем жить, что тут поделаешь?), но всего недели две спустя, я поняла, что мне становится сложно даже просто сходить выкинуть мусор или дойти до ближайшего магазина. Нет, это было вполне выполнимо, и сделать это я могла, но это было настолько медленно, что в один прекрасный момент я поняла – пока я дойду до магазина сама, а потом ещё и буду готовить еду – малыш успеет умереть голодной смертью, при этом ещё и уморив свою маму. Поэтому две недели назад я, наконец, сдалась, и, под напором Фрэнка, переехала к нему. Но только с условием, что после того, как малыш появится на свет – я вернусь к себе в квартирку.
Сегодня я проснулась с мыслью, что безумно хочу на природу. Этот город мне осточертел, и очень хотелось уехать отсюда как можно скорее, хотя бы на пару дней. И вы не представляете, как я была счастлива, когда Фрэнк предложил поехать в его дом у озера! Я моментально соскочила с дивана, откинув книгу куда-то в сторону, и мигом метнулась собирать вещи с довольной улыбкой на лице.
Дорога вышла слегка утомительной, пару раз я даже задремала. Не знаю, сколько времени мы ехали, но благодаря тому, что я спала, мне показалось, что приехали мы быстро, хотя иногда мне казалось, что мой мужчина устал. Поцелуями в щечку и непринужденными разговорами пару раз мне удалось вызвать улыбку на его лице.
- Красиво здесь – наконец, сказала я, когда вышла из машины и оглядела местность. Озеро красиво блестело в свете солнечных лучей, немного ослепляя и заставляя щуриться и отворачиваться. Я повернулась к Фрэнку с довольной моськой. – С какого возраста ты сюда ездишь? Давно ты знаешь об этом месте? – с нескрываемым любопытством поинтересовалась я у мужчины, снова прикоснувшись губами к его слегка небритой щеке.

+1

4

Если девушка и была в норме после коктейля кефира и соленых огурцов, то Фрэнка это немного настораживало. Конечно, он перечитал не одну книгу для молодых отцов и в каждой писали, что это нормально. Но мужик и в Африке мужик, ем было чуждо как можно смешивать продукты из разных вкусовых категорий. А когда Джесс предлагала попробовать эдакого привычного из ее меню, то парня передергивало, и он отказывался с милой улыбкой на лице. Кейси иногда даже жалел, что переселил женщину в свою квартиру. Безукоризненное выполнение всех капризов будущей мамочки его ребенка доводили даже такого выносливого человека как он до изнеможения. Работа естественно стала менее подвижная и парень сам попросился на время перевести его на бумажную волокиту. Но стоило ему взглянуть утром на это сонное чудо в постели, как все плохие мысли тут же улетучивались, а на губах играла улыбка. Он каждый день вспоминал тот пунктик их договора до переезда и каждый день надеялся, что девушка передумает, и они как-то смогут ужиться вместе, ведь всегда хотелось быть рядом со своим чадом.
- Красиво здесь. – странно, но Фрэнк раньше не заметил красоты этого места. Да, он был тут давно и явно забыл насколько потрясающим является природный пейзаж. Все изменилось с его последнего визита. Вода стала чище, воздух слаще, а звуки приятнее. Кейси быстро оглядел все вокруг, а после посмотрел на Джесси, наблюдая за ее реакцией. Судя по ее лицу, ей тут понравилось, да и кому бы не понравилось сбежать от серых коробок небоскребов и постоянной суеты оживленного города. Вопрос заставил мужчину задуматься, прищурить глаза и что-то высчитывать в собственной голове.
- С восьми лет. – брюнет пожал плечами, а после кивком голову указал на дом. – Я помогал его строить, когда эту землю только продавали.
Парень невольно улыбнулся, вспоминая, как еще ребенком таскал доски, заколачивал гвозди и спал в палатке у костра. Самые яркие детские воспоминания из всех. Они так глубоко въелись в сознание Фрэнка, что спустя столько лет были все такими же четкими, словно все происходило вчера. Кейси приобнял девушку, предоставляя свою небритую щеку ее поцелую.
- Идем. Я покажу тебе пирс. Тебе должно понравиться. – глаза мужчины загорелись детским желанием показать весь дом, при этом улыбаясь любой вещи, которая кажется смешной. А все дело в воспоминаниях и чувствах, которые неожиданным ураганом обрушились на него, окуная сознание в те приятные моменты ушедших дней. Сейчас, с ней, он вновь почувствовал себя подростком, чьи гормоны бьют фонтаном из ниоткуда. Неужели свежий воздух так влияет на забитый проблемами мозг или просто самозащита, чтобы не сойти с ума? Голова тихонько смешивала и фильтровала мысли, заталкивая все что связано с рутиной и работой на дальний план, оставляя проход более ярким идеям касательно отдыха. Не, ну в самом деле, они приехали о проблемах насущных подумать или просто расслабиться? Лично Фрэнк выбрал второе, но рассудок все же пытался отвлечь его от счастливого времяпровождения рядом с Уилсон. И дабы его точно никто не потревожил, парень достал свой телефон и отключил на гаджете звук, выстроив последнюю преграду перед внешним миром, с головой окунаясь в свой собственный. Ноги сами понесли тело Кейси в сторону пирса, благо он успел взять над ними контроль и остановиться в нескольких шагах от беременной женщины.
- Ты идешь? – с игривой улыбкой спросил брюнет, протянув ей руку, приглашая пройти с ним.

+1

5

- Да, иду конечно – я улыбнулась самой милой улыбкой, на которую только была способна, и взяв Фрэнка за руку направилась с ним на пирс.
Я всегда любила подобные места – чистый воздух, красивая природа, блестящее озеро. Оно настолько ярко блестело в лучах яркого солнца, что сразу возникло желание искупаться. Но нет. Слишком холодно для купания. На дворе ещё только апрель, и вода не очень хорошо прогрелась. Если ещё год назад я бы не задумываясь схватила купальник, и помчалась в прохладную воду, то сейчас мне следовало заботиться не только о себе. А малышу вряд ли понравится холодная вода.
Незаметно для Фрэнка я недовольно сморщила носик и вздохнула. – Видимо, ещё месяц-полтора придется подождать, а потом уже и в водичку лезть – успокоила я сама себя.
Наконец, мы были на пирсе. Прохладный ветер, который дул со стороны воды, заставил немного поежиться и обхватить свои плечи руками. Но здесь и правда было очень красиво, и вскоре я уже забыла о том, что ещё минуту назад начинала замерзать. Активно ворочая головой в разные стороны, я пыталась взглядом окинуть всё, что вижу вокруг себя. И пыталась запомнить то, что вижу. Когда мы вернёмся в город – я вряд ли увижу там такую же красоту. В Сакраменто меня окружали исключительно высокие здания и узкие улочки. По-своему красиво, но жутко надоедает. А после того, как я увидела всю здешнюю красоту, в моей голове пронеслась мысль – а не приобрести ли какой-нибудь загородный домик. Недалеко от Сакраменто, чтоб можно было ездить каждые выходные, например? Здесь красиво, да, но ездить сюда каждые выходные слишком утомительно. Один раз, два раза, а потом надоест. Красота уже приестся, всё чаще будет возникать мысль, а не остаться ли в городе… Нет, всё-таки приобрести участок земли с небольшим уютным домиком в паре часов езды от Сакраменто – самый лучший вариант. Я даже улыбнулась, когда приняла такое решение. Ведь даже если Фрэнк его не поддержит – проблем не возникнет. Машина у меня и своя есть, да и домик тогда выберу себе по душе, не придется учитывать мнение мужчины.
- Надо же, Джесси Уилсон – удивилась я про себя – Это когда же ты о домашнем уюте думать начала? – на губах появилась едва заметная усмешка. Да-да, раньше уют для меня был далеко не на первом месте. Что и говорить – я и дома-то только ночевала, иногда совершенно не имела понятия, какие продукты лежат в моём холодильнике, потому что последний раз открывала его чуть ли не больше недели назад.
Облокотившись о деревянные поручни, я любовалась озером и противоположным берегом, почти забыв, что я здесь не одна.
- А там что? – я повернула голову в сторону мужчины, кивнув головой на другой берег, где вырисовывались очертания каких-то домиков – Там тоже дачи? Или там заброшенные здания? И почему на этом берегу всего три домика? Тут ведь можно и больше построить, при желании. – завалила я вопросами Фрэнка, убирая непослушную прядь волос за ухо.
В дом мы ещё не заходили, но почему-то я была уверена, что там не менее уютно чем здесь, на природе.
- Мы сегодня будем готовить шашлыки, или уже завтра с утра? – поинтересовалась я, выпрямляясь, одну руку положив  на уже заметный животик. – Я проголодалась. – моя последняя фраза прозвучала немного жалобно. Но последний раз мы кушали только утром, когда проснулись, а сейчас время уже приближалось к пяти вечера. Ещё год назад я могла не есть по два, а то и по три дня, бегая на работе туда-сюда, совершенно забывая о том, что людям иногда всё-таки свойственно питаться. Но сейчас, даже если бы я очень захотела пересилить голод – у меня бы всё равно ничего не вышло. Малыш в животе требовал свою порцию, и ела я теперь, можно сказать, почти как слон.

+1

6

Фрэнк бережно вел под руку девушку до самого пирса. Хоть природа была и прекрасно, но все равно оставалась коварной сволочью. Из земли торчали корни деревьев, булыжники да и просто неровности могли навредить Джесси. Но благо обошлось без происшествий и скоро они ступили ногами на деревянную пристройку над водой. Холодный ветер тут же обдал своим дыханием пару, заставив женщину поежиться. Разумеется, Кейси это почувствовал, ибо все время был рядом и прижимал к себе. Мужчина снял свою куртку и накинул ее на плечи брюнетки, укутав ее и ее живот. Ему пережить простуду было намного легче, чем если бы болезнь достигла Уилсон. Боже, да если быть откровенным, то Фрэнк теперь ради нее был готов на все. Молча мерзнуть в минус двадцать? Не вопрос! Часами выжидать возле примерочной для беременных? Да ради бога! Тащить здоровенные сумки с супермаркета? Раз плюнуть! Какой бы сопливой романтикой это не казалось, но таков был характер Кейси. Он делал это без особого энтузиазма, просто принимал как должно, но делал молча и методично. Идеальный солдат или муж, каждый может называть по-разному.
Из собственных раздумий парня вырвал звонкий и задорный голос Джесс. Фрэнк проследил за кивком и бегло осмотрел другой берег, припоминая хозяев домов.
- Нет, это частные дома. – ответил мужчина поморгав несколько раз и подвигаясь ближе к девушке, опустив руки на нее и согревая тем малым теплом, которое все еще хранило его тело. – Ну а мало, потому что люди приезжая сюда, хотят побыть в одиночестве. Вот им и приходиться выдерживаться определенное расстояние, иначе это место давно превратилось бы в маленький поселок. – усмехнулся брюнет и улыбнулся, дав ответы на все заданные вопросы.
Разговор плавно перешел на тему ужина. При одном упоминании о еде, живот парня требовательно заурчал, но расслышать мог только сам Кейси.
- Конечно будем! – удивленно воскликнул Фрэнк и это отобразилось на мимике его лица. Да и ничего кроме шашлыков о быстрому приготовить было нельзя. Парень специально брал ужа замаринованное мясо, чтобы не мучатся с этим долгим процессом тут, а пока он будет разводить огонь можно перекусить наспех приготовленными бутербродами. Мужчина вновь вспомнил вкусовые изыски Уилсон, и это заставило желудок сжаться.
- Только ты? – с наигранным интересом переспросил беременную женщину брюнет и положил свою руку на уже ощутимый животик. – Или малыш? – серо-голубые глаза упали вниз, а вторая рука натянула край куртки дальше на выпирающую округлость одежды. А после вновь взяв свою спутницу за руку повел к главному входу. – Идем. Приготовлю чего-нибудь перекусить, пока огонь будет разгораться. – парень проявил заботу, в ответ на ее жалобные слова. Время и правда неумолимо подходило к вечеру, а значит температура в скором времени упадет. Но и тут можно найти выход. Особо долго и с комфортом у огня не посидишь, учитывая положение Джесси. Но если память не изменяет Фрэнку, в этом доме долен быть теплый плед и выносная софа. Всего пятнадцать минут работы и ну улице можно буде прилечь, укутавшись в теплый плед и насладиться ночным небом и вечерним воздухом. Как и задумывалось, софа (а вернее деревянная основа с мягкой обивкой) была вынесена на крыльцо и собрана, плед приготовлен, сумки быстро перекочевали из багажника в дом, а машина поставлена на сигнализацию, ибо больше туда Кейси лезть не желал и это было излишним. Мужчина не был сверхъестественным поваром, но смог на скорую руку приготовить горячую закуску в виде расплавленного сыра в хлебной лепешке, а так же приготовить чай, дабы согреться напитком. Уилсон, он же усадил на сову, укрыв пледом и вернув обратно свою куртку, а сам принялся разводить костер и нанизывать мясо на шампуры. Только огонь сожрал всю деревесину, превратив ее в раскаленные угольки, шампура были водружены на мангал. Раскаленные угли тут же зашипели, испаряя маринад и превращая его в сладкий аромат различных трав и специй. Фрэнк сидел у остатков костра периодически переворачивая мясо, чтобы не пригорало и поглядывал на женщину, наблюдая удобно ли ей.
- Тебе не холодно? – с заботой просил мужчина, когда Уилсон в очередной раз задвигалась.

0

7

- Я бы даже сказала, что только малыш хочет кушать. – улыбнулась я мужчине.
Честно говоря, меня до сих пор немного напрягали наши «слегка» странные отношения. Сначала мы ненавидели друг друга, потом ненавидели, потом снова ненавидели. Да мы всё время нашего общения совершенно друг друга не переваривали! А тут на тебе – живем вместе, на шашлычки ездим… Что всё это значит? На самом деле, мне иногда даже кажется, что я была бы в какой-то степени даже рада, если бы застукала своего благоверного в постели с другой. По крайней мере, у меня был бы шанс уйти, и была бы причина для этого. А сейчас что? Ни причины, ни возможности… Нет, Фрэнк, бесспорно очень хороший. Он милый, симпатичный, умный. С ним есть о чем поговорить. Он заботливый и весёлый. Но это не мой человек. Последнее время я убеждалась в этом всё больше и больше. Я не люблю его, не он мне нужен. И что вот мне делать?
Слегка задумавшись над всей этой нестандартной ситуацией, я тяжело вздохнула и помотала головой, будто пытаясь рассеять все свои мысли.
- Нет, не холодно. Всё в порядке – я кивнула головой, тем самым пытаясь подтвердить то, что говорю.
Вот это я и имела в виду. Он заботится обо мне, а мне не это нужно. У нас с самого начала что-то пошло не так, с самого начала мы не так стали относиться друг к другу. И сейчас… Мы друг друга не любим, нет. Я не знаю, как это можно назвать. Привычка? Нет. Симпатия? Тоже нет. Влечение? Вряд ли. Скорее, я бы назвала это какими-то обязательствами друг к другу. Я беременна от него, он отец моего ребенка. Если бы я была по-другому воспитана и дети для меня ничего не значили – я бы сделала аборт. Тогда бы половина проблем, которые есть сейчас, не возникли бы. Вполне возможно, что Фрэнк вообще бы никогда ничего не узнал. Но аборт я делать не могла и не хотела. В конце концов, это ребенок. Мой ребенок. Я же не последняя сука, чтоб так с ним поступить? Сама бы потом жалела всю жизнь.
- Фрэнк, слушай… - я нервничала да. Схватив себя за рукав кофты, накинутой на плечи, я начала теребить его. – Как ты думаешь, я всё правильно сделала? Ну, то что не стала делать аборт и всё такое. И вообще, что дальше будет? Ну хорошо, сейчас я ещё беременна, но ведь через пять месяцев малыш родится… И что дальше? – всё время, что я задавала какие-то странные вопросы, я ни разу не взглянула на мужчину. Мне просто было стыдно за то, что он так обо мне заботится, помогает, а я… А я веду себя как последняя идиотка.

0

8

Фрэнк искренно улыбнулся в ответ улыбки Джесси. День, пусть даже и выходной, выдался выматывающим даже для него. Но не смотря на усталость, мужчина продолжал улыбаться, даже не напрягаясь. Может он был через-чур хорошим актером и сам стал замечать, где его истинная улыбка, а где фальшь? А может границы не только добра и зла, но и его чувств давно стерлись, позволяя всем красками смешаться в одно непонятное месиво. Жар углей, так приятно пригрел лицо парня, что оно стало краснеть, а щеки наливались горячей кровью. Такая атмосфера теплого источника света и прохладной ночи невзначай клонил ко сну и если бы не отголоски празднования непонятного чего из соседнего домика, то брюнет бы уже сладко храпел на земле скрутившись калачиком.
Самочувствием женщины, Фрэнк поинтересовался не только из-за внутреннего беспокойства, но и чтобы хоть как то взбодриться, скрасить эту ночь разговором. Но он не предполагал, что начало беседы может завернуть в такое непростое направление. Уилсон заметно нервничала. Ее мимика, жестикуляция, ее взволнованный голос говорили об этом не хуже слов. Едва она обратилась к нему, как Фрэнк уже заподозрил неладно и повернул свою голову к ней, на его лице все еще сияла улыбка.
– Как ты думаешь, я всё правильно сделала? Ну, то что не стала делать аборт и всё такое. И вообще, что дальше будет? Ну хорошо, сейчас я ещё беременна, но ведь через пять месяцев малыш родится… И что дальше? – мужчина ожидал всего что угодно, от «кем ты работаешь» или «почему врешь мне» и заканчивая «а ты любишь малыша?». Но чтобы спросить такое, словно он был зачинщиком и виновником настоящего. Живот скрутил до боли неприятный спазм, сердце облилось кровью, а голова на время отказалась соображать. В нем сейчас бушевало два чувства. Злоба и обида. Как он думает? Да черт возьми, а как он может думать? Его вообще можно сказать поставили перед фактом, поначалу даже его мнение не учитывали. Но все равно он был счастлив этому малышу и если потребуется, то перережет весь мир, если он подумает встать между ним и его ребенком. Улыбка мгновенно слетела с губ брюнета, он был разбит и подавлен и не мог так быстро дать ответ.
- Ты все правильно сделала. – едва слышно проговорил он, отвернув взгляд от нее обратно на их ужин. Ярко красные угольки помогали лучше думать и сосредоточиться. – Что дальше? – Фрэнк переспросил скорее себя, чем ее. – Я не знаю. Ты вправе сама выбирать свою судьбу, но я… - мужчина запнулся и провел рукой по щеке, незаметно убирая каплю слезы, которую не смог сдержать. – Но я хочу быть частью его мира… - Кейси вновь замолк, выдержав продолжительную паузу и еле слышно добавил. - … и твоего тоже.
Чтобы там не говорили психологи, но одни проблемы объединяют. Разве беременность не является одной из причин? Оперативник так глубоко ушел в свои мысли, как совершенно не заметил, что раскаленная щепка, поднятая воздухом, взмыла с углей и прижгла ему руку. Мозг, как и тело, никак не отреагировал на подобное, а сам хозяин органов даже и не думал пошевелиться, уставив свой взор на темный противоположный берег, где поблескивали огни одного из домов.

+1

9

- А если я не хочу? – я вскинула голову, с вызовом глядя в глаза Фрэнка. – В смысле, не хочу, чтоб ты был частью моей жизни. – тут же я поправила сама себя. – Мы с тобой почти не знакомы. Мы с тобой совершенно ничего друг о друге не знаем. У тебя свои дела – у меня свои, у тебя своя жизнь – у меня своя. И я не хочу в двадцать два года быть матерью, которая только и делает, что постоянно моет посуду, готовит еду и никуда не выходит. Это не для меня, понимаешь? Я хочу нормально жить, я хочу веселиться. В конце концов, мне не сорок лет, чтоб запереть себя в квартире, и целыми днями стирать ползунки и пеленки. А, собственно, ещё даже ребенка нет. А уже почти всё так и есть. Я готовлю тебе еду, жду тебя с работы. Сижу целыми днями дома, никуда не выхожу. А всё потому что ты против того, чтобы я встречалась со своими друзьями и подругами. Да что с ребенком случится, если я на полчаса выберусь в город и повидаюсь со своими подругами в каком-нибудь кафе или ресторане? Да ведь ты и сам прекрасно понимаешь, что ничего не будет, что я приеду к тебе домой целая и невредимая. – я говорила, говорила, говорила и не могла остановиться. Я чувствовала себя заводной игрушкой, которую кто-то завел, и остановится она только тогда, когда иссякнут силы.
- Понимаешь, мне некомфортно постоянно сидеть дома. Я хочу работать. Я хочу общаться с людьми. А я чувствую себя затворницей твоей квартиры. Понимаешь? Даже не своей, а твоей. У себя дома я чувствовала себя бы гораздо легче, гораздо спокойней. А у тебя мне непривычно и неуютно. Как бы я не старалась привыкнуть – у меня не получается. Почему я должна делать всё так, как скажешь ты? Фрэнк, пойми – мы совершенно чужие люди. Нас связывает только ребенок, который ещё даже не родился! – я говорила тихо, но с такими эмоциями, что поверил бы даже Станиславский. Я искренне верила в то, что говорю Фрэнку. Потому что месяц этого затворничества в его квартире уже давал о себе знать. Я начинала медленно сходить с ума, а он будто и не понимал этого. Будто так и должно было быть. И я бесилась из-за того, что всё получается так.
После своего монолога я внезапно замолчала. В воздухе повисла звенящая тишина. Вечер, который так чудесно начинался, закончился не очень позитивно. Настроение было испорчено.
Оба молчали, не зная, что сказать. Я прекрасно понимала, что Фрэнк пытается заботиться обо мне, чтобы было хорошо и ребенку, но эта чрезмерная забота начинала меня доканывать с каждым днём всё больше и больше. И так же он – понимал, что мне нужна свобода, что я не могу сутками безвылазно сидеть дома и ничего не делать, но, видимо, не мог совладать с отцовскими инстинктами (если таковые у мужчин вообще имеются).
Спустя несколько минут, которые мы просидели в тишине, я тяжело вздохнула.
- Я устала. Пойду спать, хорошо? – не дождавшись от мужчины ни одного слова, я очень удивилась, но вслух не сказала ни слова. Зашла в дом, поднялась на второй этаж и прошла в комнату, которую несколькими часами ранее показал мне Фрэнк, сказав, что на этот уикэнд эта комната полностью в моём распоряжении. Плотно прикрыв за собой тяжелую дверь и рухнула на кровать лицом в подушку.

+1

10

Фрэнк все так же стоял у разведенного кострища, которое давно превратилось в угольки, и молча выслушивал все, что говорила Уилсон, изредка кидая в ее сторону осторожные взгляды и тяжело вздыхая. Он морально не был готов к такому разговору, а посему запаниковал по непонятной ему причине.
- Я не заставлю сидеть целыми днями дома и не запрещаю ходить с подругами, как и готовить мне и ждать меня с работы. – Кейси хотел тут же выпалить, что вообще может не вернуться с работы, но вовремя опомнился, умолкая. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоить расшатывающие нервы. Отголоски прежних ссор давали о себе знать. Что-что, а разводить лихие словесные баталии они могли и умели, и спустя несколько месяцев было одновременно непривычно и страшно, начинать очередную сцену. Просто не хотелось еще больше усугублять положение. Фрэнку хватало интриг и коварства на работе, а приходя домой он хотел побыть в зоне своего комфорта, в тишине. Не обязательно, чтобы Джесси была рядом. Действительно, кто она ему? По сути никто, но одно единственное все же присутствовало. Она мать его ребенка, ни любого другого. Его! Только его! Как ни крути, но Кейси воспитывался не эгоистичным отморозком. Понятия чести, семьи, ответственности были для него не последними словами. Все его действия руководствовались подсознание доброго человека. Он и не замечал как легко мог перегнуть палку заботливости. Просто иногда следовало поговорить или рассказать о своих вкусах и только. Ничего плохого из этого никогда не выходит.
- Я устала. Пойду спать, хорошо? – гром среди ясного неба, звук среди мертвой тишины, слова тяжелее камня обрушились на мужчину. Оперативник ничего не ответил, лишь кивнул головой, а сам… а что ему еще оставалось делать? Аппетит исчез еще с первого упоминания о будущем, а сейчас и вовсе казалось, исчез из тела этого человека. Шашлыки были практически готовы, но вот голодных людей не было, посему мясо тут же отправилось в пластиковые судки, едва только было снято с шампуров. После приготовления, брюнет занес все в дом и остался стоять на кухне, уткнувшись глазами в небольшое зеркальце, рассматривая собственное лицо. Спать, в отличии от беременной женщины, Кейси не хотелось и захочется не скоро. Взяв ящик с пивом из холодильника, Фрэнк отправился на пирс, где сел на край деревянных досок, спустив ноги к воде, но не касаясь ее.  Первая бутылка пива ушла с необычайной скоростью, а вот вторая долго стояла открытой возле мужчины. Шпион пытался ни о чем не думать, позволяя алкоголю расслабить его тело и приблизить желание спать. Его серые глаза были направлены на поблескивающую гладь озера, в которой отображалась полная луна на чистом небе. Но как бы брюнет не пытался не думать о происходящем, память неумолимо напоминала о недавнишнем разговоре. Не знаю как Уилсон, а Кейси этот разговор не скоро забудет. Время шло, выпивка кончалась, а сон все еще не подступал, даже прохладная ночь не заставила бывшего солдата задрожать. Обстановка была ему подозрительно комфортной и непонятной одновременно. Странное ощущение. Парень чуть склонился вперед и посмотрел на свое отражение на воде, а после поднял голову вверх, рассматривая яркие точки, рассеянные по всему небосводу и именуемые звездами. Как бы сейчас он хотел оказаться там, у какой-нибудь туманности, увидеть галактику и другие миры. Увы, но человечество еще не совершило столько большой научный прорыв, чтобы свободно путешествовать между различными мирами.

+1

11

Не знаю, сколько времени я проспала, но проснулась я ужасно разбитой. Голова болела, в ушах стоял непонятный шум. К счастью, насморка и кашля не было, значит, не успела вчера простудиться на пирсе. И то хорошо.
Утренний душ, косметика, фен. Целый час я потратила на то, чтобы привести себя в порядок. Сегодня я всё делала как-то ну ОЧЕНЬ медленно.
Вниз спускаться не хотелось. Видеться с Фрэнком после вчерашнего разговора – тоже не хотелось. Поэтому решение само собой пришло на ум – остаться наверху и залипнуть в интернете, под какую-нибудь музычку. Наверное, Агилера будет сейчас очень даже кстати. Вытащив из сумки ноутбук, я подключила модем и залезла на свою страничку в соцсети. Кто бы знал, как меня раздражали эти псевдодрузья в фейсбуке! Последнее время меня вообще весь интернет в целом раздражал. Но я не могла побороть в себе ещё подростковую привычку начинать день с проверки своей странички. Сегодня ничего интересного – пара заявок в друзья (откуда я знаю всех этих людей? Их же больше тысячи!), несколько сообщений и пара обновлений. Всё. Совершенно ничего нужного.
Тяжело вздохнув, я включила музыку погромче, и начала подпевать.
Надоело. Просто надоело так жить. Фрэнк, вроде бы, ничего не запрещает, но при этом когда я делаю что-то не так, как он хочет, что-то, помимо его воли – он начинает злиться. Не показывает этого, говорит, что всё в порядке. Но злиться. Я вижу. Или я что-то не так понимаю? В общем, я снова запуталась в этой жизни.
Уже два часа прошло с тех пор, как я залезла в интернет. Скоро снова захочется кушать, поэтому в любом случае нужно идти вниз. Ещё раз тяжело вздохнув, я обулась, и, захватив с собой мобильник, направилась вниз по лестнице. Фрэнк спал, почему-то на диване в  гостиной на первом этаже, а не на втором у себя в комнате. Удивленно посмотрев на мужчину, я не стала его будить. Пускай спит. Может хотя бы у него сегодня будет нормальное настроение, если он умудрится выспаться.
Холодильник, пара бутербродов с сыром и колбасой, горячий чай. Прошло кажется, ещё полчаса. А Фрэнк так и спал. Или делал вид. Не знаю, но проверить я не решилась. Не хотелось ни с кем разговаривать, а тем более с ним. Накинув на свои плечи теплый плед, я взяла чашку с горячим зеленым чаем в руки и вышла из дома. На пирсе было до невозможности красиво. Холодно, но, черт возьми, красиво. Оставив чашку с недопитым чаем на деревянном поручне я дошла до конца пирса и села, свесив ноги вниз. Знаете, как хорошо просто так сидеть и слушать пение птиц по весне? Когда ещё нет жары, когда ещё нет кучи людей в соседних домах. Когда тихо и спокойно.
Сейчас я чувствовала такое единение с природой, что мне вдруг стало спокойно. Прикрыв глаза на секунду, я так и сидела на краю пирса, слегка покачивая ногами.

0

12

Фрэнк еще долго сидел на пирсе, вглядываясь в то и дело колышущуюся глядь озера. Спокойное состояние воды всегда завораживала людей, являя собой внешнюю и внутреннюю гармонию. Жаль, что она достигается не всегда, когда нам этого хочется. Странно, но время пролетело очень быстро, хоть ты и ничего не делал. Мечты, фантазии, тайные желания с легкостью переносят тебя в другой мир, куда-то далеко, полностью вырывая тебя на время из реальности. Вот вроде ты и существуешь, сидишь на пирсе, но разумом ты уже за тысячи, миллионы километров от этого места. Оторвавшись от собственных размышлений, парень взглянул на часы. Было почти утро. Да, что-то он засиделся. Поднявшись на ноги, успевшие порядком затекти, парень забрал все принесенное с собой и двинулся в дом. Зайдя вовнутрь и закрыв за собой дверь, шпион бревном рухнул на диван, успев кинуть в кресло все, что держал в руках. Неожиданная усталость сковала все тело солдата, и он просто физически не мог подняться, чтобы доползти до своей комнаты, не говоря уже о кровати.
Сон пролетел так же быстро как и посиделки на пирсе. Только пробуждение было не из самых приятных. Фрэнк был уникальной личностью, мог крепко спать под взрывы снарядов и пулеметную стрельбу, а мог легко проснуться от тихого звучания мелодии, поставленного на входящий звонок. Мужчина резко открыл глаза и по привычке стал нервно искать нужную ему вещицу. Спустя почти минутного искания, он все таки достал гаджет и ответил на звонок. Разговор долгим не был, да чего уж там таить – ему просто приказали явиться в штаб-квартиру и все. Плевать что этот отпуск был единственным за последние несколько месяцев и плевать на личную жизнь, защита страны превыше всего. Так всегда было, есть и будет. Закончив выслушивать приказы, агент бросил гаджет на свое место ночлега и тяжело вздохнул, потирая заспанные глаза. Не так он хотел проснуться, ох не так. По своей привычке, Кейси стал собирать пока что свои вещи. Все же он не мог из-за какого то левого дядьки опять тащить Уилсон обратно в город, тем более он спокойно мог попросит кого-то из сослуживцев забрать ее и отвезти домой. Собрав на скорую руку сумку со своими вещами, мужчина поднялся наверх и подойдя к комнате девушки постучался. Ответа не последовало и костяшки пальцев вновь за тарабанили по деревянной двери. Ответ был тот же. Тогда брюнет тихонько приоткрыл дверь и заглянул во внутрь, Джесси в комнате не оказалось, тем лучше, ему не придется писать письмо с извинениями. Оперативник спустился вниз и вышел из дома, быстро окидывая профессиональным взглядом территорию. Не стоит быть гением розыска, чтобы не догадаться, где может быть женщина, если возле дома ее не было видно. Единственное место, куда она пойти, вариант с похищением даже не рассматривался. Фрэнк, по своему обыкновению тихо, но слышимо подошел к сидящей на краю пирса и болтала ногами.
- Особо красиво при восходе и закате. – невозмутимо сказал парень, вдыхая свежий воздух. – Я часами сидел тут именно в эти два промежутка дня и еще ни раз бы посидел. – мужчина выдержал паузу, а потом продолжил. – Я должен уехать, срочно. Не думаю, что ты хочешь возвращаться в город, поэтому оставайся. Ключи в доме, Боби я предупрежу. Позвонишь ему и он пришлет кого-то забрать тебя.
Своеобразное прощание, без слова «прощай». Все солдаты суеверны в данном вопросе. Когда ты рискуешь своей жизнью в бою, меньшее что требуется это еще переживать увидишь ли ты своих близких? А может прощание действительно будет последним? Больше Фрэнк ничего не сказал. Он молча вернулся в дом, забрал вещи и сев в машину уехал.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Времени удобного для отпуска не бывает, так что уходите когда хотите.