Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Нет ограничений для того, кто отказывается смириться с ними


Нет ограничений для того, кто отказывается смириться с ними

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Mor Levi, Medeya Gini
Место:Сакраменто. Окраина города. Один из множества фитнес-центров
Время: 17 марта 2013 года
Погодные условия: Не самый теплый весенний день. Примерно ноль градусов и резкий ветер.
О флештайме:Они сделали друг другу предложения, от которых не смогли отказаться.

+1

2

Внешний вид

http://s018.radikal.ru/i502/1303/42/184cd98fd6e2.jpg


---Конец января---


- Чем порадуешь?
– произносит утонченная женщина, обращаясь к высокому черному парню. Само ее присутствие в этом богом забытом месте кажется странным и неправильным. И тем неимение она здесь, а молодчик, способный одним ударом размазать ее по асфальту, покорно отвечает на вопросы.
- Та в этот раз не густо, - виновато отвечает тот и передает женщине конверт. – Я болел не все доезжали до меня.
- Майк, - вздыхает дамочка, после пересчета наличности, - здесь недостаточно. Ты же понимаешь, что на следующей неделе я буду ждать на две тысячи больше. А если и на следующей неделе не справишься вновь - еще две тысячи. Ты ведь понимаешь меня, Майк?
- Конечно, мисс Джини! Все будет в лучшем виде! Зато я, кажется, нашел человека на точку Джимми. Сказать по правде, после того как его пристрелил один из клиентов стало туговато.
- Новый человек? Кто такой? – тут же хватается за зацепку, что бы не слушать в очередной раз про бедного Джимми.
- Ну, он один из моих клиентов. Тот еще упырь, но не полный торчок. Берет редко, зато рожа эта… как его… прендзентабельная.
- Презентабельная.
- Да, презентабельная! Да и языкастый. Впарить сможет, в общем.
- Почему ты решил, что он согласиться?
- Ну, он того, не шибко при деньгах. На машинах гоняет все время. А тут нормально поднимать можно. Должен согласиться.
- Ясно. Ну что же, посмотрим на твоего паренька. Как зовут, где бывает?
- Вроде Моррис, фамилию не знаю. Или Мор. Что-то из этого кликуха. Но не важно, я знаю, что он часто захаживает в фитнес-центре в двух кварталах отсюда. Его трудно перепутать. Крепкий такой, ходит туда размяться.

---17 марта---

Только после возвращения с островов Джини вспомнила о разговоре двухнедельной давности с одним из дилеров, когда решила сама собрать с точек. Это был полезный опыт и явно не последний. Подобное времяпрепровождение подкидывало изрядное количество полезной информации, как, например, наводки на некоего Мора Леви. Несколько звонков нужным людям и у Дэи было имя, адрес, фотография. Не слишком много, но вполне достаточно для начала.
«Ну что же, посмотрим, что ты за птица», - думала Джини подъезжая к входу фитнес-центра.
Короткая беседа с администратором, покупка разового посещения и женщина стояла у входа в мужскую раздевалку, ожидая, когда же из нее выйдет ее цель. Каких-то три минуты и показывается ОН.
«Действительно крепкий», - почему-то вспомнила данную Майком характеристику.
- Мистер Леви, - улыбается своей самой располагающей улыбкой. – Не могли бы вы уделить мне пару минут?

+1

3

Совершенно обычный, не обещающий никаких перспектив день. Такой же, как и предыдущие несколько. Пять, десять, недели две, а может быть даже три. Жизнь нисколько не менялась. При том ни в лучшую и ни в худшую сторону. Может быть, это даже хорошо, а может…затишье перед бурей. Ко всем хитросплетениям судьбы блондин уже успел привыкнуть. Чувствовал себя, можно сказать, как рыба в воде. И казалось бы, уже ничто не может вывести его из равновесия или просто заставить задуматься, ничто не сможет застать его врасплох. Но, как оказалось, может. По крайней мере может заставить задуматься. Но сейчас не об этом.
Совершенно обыкновенный вечер, после отсыпного дня начался с совершенно обыкновенной тренировки в спорт-зале, где блондин проводил большую часть своей жизни в Сакраменто, пытаясь хоть как-то компенсировать своему сердцу и организму в целом, употребление тяжелых наркотиков. И пускай нюхал он редко, в период острой болевой фазы, но кровь свою засорял от души. Поэтому, приходилось хоть как то чистить себя и держать тело в тонусе, чтобы окончательно не подсесть на наркоту и не сторчаться где-нибудь в сортире в луже собственной рвоты. А так бывало. Со многими, кого Моррис знал.

Моррис здорово! — Крепкий хлопок по плечу товарища по жиму лёжа. Крепкий, коренастый мужичишка – иначе не скажешь. Бывший употребитель химии и стероидов, ныне прилично одрябший в свои тридцать с небольшим. Руки все в послеоперационных шрамах, бугристые и отвратительные на вид. Но даже после сепсиса от уколов, и множества операций, сохранившие свою силу. Мужик качался ежедневно, пытаясь хоть как-то подтянуть обвисшую на брюхе кожу и в целом облагородить себя после полугода больницы. А ведь когда-то демонстрировал бицепс на сцене, занимая первые места по бодибилдингу. Как всё-таки химия людей колечит. — Тут девица какая-то ошивается. Видал её ещё недели две назад. Приходила про тебя вынюхивала. У тебя проблемы с законом? — Подозрительный взгляд товарища заставил отвести глаза. Проблемы с законом у блондина были чуть ли не всю его сознательную взрослую жизнь. Но чтобы по его душу приходили копы и вынюхивали здесь что-то – очень вряд ли. Разве что наркоточку прикрыли и решили найти по ней всех местных торчков.
Тоже маловероятно.

Чего хотела? — Настороженно поинтересовался голубоглазый, натягивая через голову футболку.
Да хрен знает. Я её и сегодня видел тут. Так что держи ухо в остро. — С этими словами он удалился из раздевалки, оставив блондина один на один с собой. Ключи с подозрительным брелоком Моррис сознательно перепрятал в сумку. Ещё не хватало, чтобы его взяли здесь с дозой. Жить по-прежнему хотелось и, желательно, не за решёткой.  После недолгих пятнадцати минут суетливых раздумий, Моррис покинул раздевалку, прихватив с собой обмотку и перчатки, чтобы вдоволь наработаться с грушей.  Но, тут же приступить к тренировкам не удалось. Уже на выходе из раздевалки его подкараулила молодая девушка приятной внешности, но через чур уж вежливая и официозная. Блондин затормозил при первом её оклике, вытащил из уха белый наушник айпода, так и не успев насладиться вдоволь начавшимся бодро треком для тренировки.

Беглый взгляд по незнакомке так и не выявил признаков полиции. Но эти ищейки способны замаскироваться так, что даже самый пытливый ум эту маскировку вряд ли разгадает. — Я. — Отозвался на свою фамилию голубоглазый и развернулся корпусом к девушке, запихивая в задний карман тренировочных брюк пару перчаток. — Пару минут? Конечно — Блондин почувствовал на себе пронизывающий взгляд товарища, как ни в чём ни бывало качающего крепкой рукой гантелю позади у снарядов. Копов здесь не любил никто. Райончик был весьма неблагополучным, как и большинство людей в нём проживающих. Моррис тут правда был одним исключением. Жил на другом конце города, но упорно катался сюда на тренировки. Здесь и контенгент по-выносливее и по-трудолюбивее. Созерцать проклятых педиков в элитных фитнесс-клубах, которые не желают принимать ничего, кроме беговой дорожки и велотренажеров, хотелось меньше всего. — Чем могу быть полезен? — Вытирая ладони о брюки, словно те были чем-то изрядно засраны, поинтересовался голубоглазый. Пахло ли дело жареным или не пахло – покажет время. И беседа. Которая наклёвывалась здесь и сейчас и явно не с проста.

+1

4

«Какое быстрое согласие», - удивилась Джини беспечности парня, впрочем, она была ей только на руку.

- У нас есть общий знакомый. Майк, - Дэя решила не юлить и сразу перейти к делу. – Думаю, вы понимаете, о чем пойдет речь. И можете меня не боятся, я не федерал. У меня все лишь есть небольшое деловое предложение, - Джини все так же мило улыбаясь, берет Леви под руку и проводит в зал. – Вам даже не придется прерывать свою тренировку.

За всю свою жизнь Мэдэя провела сотни собеседований, сама побывала на десятках, но никогда не думала, что ей пригодиться опыт вербовки. Точнее сказать, опыт наблюдения за вербовкой. Проездив все свое детство и юность по военным базам с отцом, она не раз становилась свидетельницей заманивания молодых крепких парней в ряды ВМС. И поняла одну простую вещь. Если хочешь заполучить кого-то – пообещай ему все золото мира. На медовые речи контрактники слетались с куда большей охотой, чем на угрозы и уже было не важно, что обещанный рай оказывался всего лишь красивыми словами, ведь становилось слишком поздно. Контракт подписан и на ближайшие несколько лет грязные холодные бараки становились им родным домом и единственной реальностью.

У Джини же контракта не было, так что действовать приходилось исключительно улыбкой и  обещаниями не слишком отходящими от реальности. Женщина присела на один из силовых тренажеров для спины и тут же отдернула себя, что бы не взяться за привычные ручки. Из-за всех этих убийств, сорванных сделок и липовых похорон у нее сбился весь график тренировок. Последний спарринг был не меньше двух недель назад и Дэя начала скучать за крепкими кулаками и ножами своих партнеров. Но сюда она пришла не за разминкой.

- Будем считать, что наш разговор это своеобразное… собеседование,
- заключила Джини, в очередной раз улыбнувшись. – А вы не стесняйтесь, начинайте тренировку. Я постараюсь вам не мешать, - клятвенно пообещала дамочка. - Видите ли, я не столько знакомая, сколько… хм… начальство Майка и я ищу кого-то на такую же должность. Не знаю, может вы слышали, но не так давно от нас «ушел» один из его коллег и мне бы хотелось как можно скорее найти ему замену. Майк рекомендовал вас, - Мэдэя замолчала на минуту, давая возможность Леви обдумать ее слова, прежде чем перейти к основной сути.

- И после встречи с вами, я склонна с ним согласиться. Деньги неплохие, вы сами можете прикинуть,
- многозначительно произнесла женщина, намекая на осведомленность своего собеседника о продажных ценах наркотиков. – Да и для сотрудников у нас скидки. Что скажете на перспективу поработать на меня? - Джини была полностью уверенна в согласии парня. Он был ровно таким же, как и описал Майк. Вполне приятной внешности, крепкий, немногословный, но обладающий хорошим голосом. Такой сможет расположить к себе клиента и приносить как минимум столько же, а то и больше печально известного Джимми, который, в отличие от Леви, был конченым торчком. И все же этот Джимми приносил чуть ли не больше всех, а каждый день простоя грозил потерей клиентов, а следовательно денег. Ее денег. Ну и дона, разумеется.

- Каков ваш ответ?

+1

5

Мне, наверное, следует объяснить, почему эта встреча вообще состоялась и чего от блондина хотела эта девушка? Моррис употреблял наркотики. И не просто баловался травкой, чтобы почувствовать подростковый угар, совсем нет. Он употреблял кокаин. Нечасто, но каждый раз, когда того требовало не слишком приятное прошлое, отзываясь страшной резью в спине и ногах. Сначала помогали спазмалетики и обезболивающие, следом голубоглазый пересел на уколы и блокады новокаином, но и это не помогало. В один прекрасный день, кто-то из круга его знакомых предложил кокаин. И это помогло. Помогло сдержать паршивую сверлящую боль в прострелянной когда-то пояснице. Попробовал раз. Потом второй, третий. И вот уже он наркоман. Зависимый. Слабый от белого порошка, но всячески сопротивляющийся этой слабости.

А где наркоман, там и доза, которую просто жизненно необходимо было постоянно пополнять. Моррис частенько переезжал. И каждый раз при смене обстановки и места жительства ему приходилось искать толкача. Хорошего, проверенного дилера, которого не поймали бы за грешным делом копы, который не сторчался бы сам. В этот раз. Как-то не сложилось. Его дилер откинулся и вот уже недели две блондин тянул дозу, как мог. Поиск нового канала, или хотя бы близкого к тому, кто торговал раньше – дело весьма непростое и, кажется, Майк решил ему в этом посодействовать. Сделать этим самым новым каналом. Засранец. Стоило прийти по его душу, как запомнил мгновенно! Предложение Медеи сразу насторожило голубоглазого. Точнее то, как она начала с ним разговор.  Слишком формально и слишком напряженно. И это, как-то само собой, заставило его напрячься. Блондин искоса созерцал девушку, устроившись на лавке напротив «верхом» и наматывал на руки обмотки, параллельно разминая мышцы рук и встряхивая кистями.

Вы хотите превратить меня в дилера? — Блондин выдержал долгую паузу, после которой должно было последовать продолжение. Но его не случилось. Голубоглазый кисло расплылся в ухмылке. Видимо это означало «Чёрта-с два!». Моррис употреблял наркотики и в глубине души стыдился этого. Но наркотик служил скорее лекарством, и крайне редко превращался в лекарство от скуки и будничных напрягов. В последнее время, конечно, его применение таким незамысловатым образом, становилось всё чаще и чаще и это не могло не настораживать. В первую очередь самого Леви. Но суть не в этом. Блондин был ярым противником наркотиков, употребляемых другими. Особенно близкими. Он прекрасно знал их метод действия, чувствовал на себе все эти изменения и усугубления, и не желал такого зла никому. А в его жизни ещё не нашлось того человека, который дал бы по морде, встряхнул за шиворот и пережил бы ломку вместе с ним. Зато сам Моррис готов был превратиться в такого ментора с любым, кому потребуется помощь. Но толкать дурь и губить людей намеренно, отстёгивая за это капусту?

Никогда. — Сухо отрезал голубоглазый и опустил эти самые глаза, закрепляя обмотку на запястье липкой лентой. — Я употребляю наркотики, но никогда не стану продавать эту дрянь другим. — Объяснил своё решение блондин и стрельнул глазами в сторону Босса. С одной стороны он считал, что поступает правильно. Как никогда правильно. Но с другой стороны, превратившись в дилера, он откроет себе прямой канал к кокаину и тогда…не придётся вертеться, как белке в колесе и тянуть одну дозу чёрт знает на сколько. Чёрное и белое упорно боролось внутри, заставляя блондина мешкать. Это наверное давало преимущество Медее. И она наверняка это чувствовала сама.

Я могу быть кем угодно. Телохранителем, дворецким, бойцом, приносящим отличные деньги, самоубийцей, наркоманом, но человеком, толкающим дурь.. это вряд ли, мисс.И было бы неплохо узнать ваше имя… - пронеслось в голове краткосрочной мыслью. Моррис поднялся со скамейки и, размяв руки, устроился возле турника. Подпрыгнул. Повис. Вытянулся в струну, хорошенько распрямив позвоночник и принялся подтягиваться, не забывая сохранять зрительный контакт с незнакомкой, которая хоть и внушала уважение своими коммуникативными навыками, но за такое предложение хотелось открутить ей голову. И Майку за одно.

+1

6

— Вы хотите превратить меня в дилера?

«А еще зашить рот», - уголки губ Джини резко дернулись, говоря о появившемся недовольстве. Она не просто так говорила исключительно понятными лишь им обоим намеками, пытаясь завуалировать истинную суть разговора, а этот нарик чуть ли не начинает орать на весь город о предложении поработать дилером. Но Дэя была профессионалом и вместо того, что бы зарядить наглецу, лишь снова улыбнулась и утвердительно кивнула. Тем более, судя по всему, он попросту не почувствовал бы ее удара. Дамочка хоть и была тренированна, но до недавнего времени занималась спаррингами исключительно для поддержания формы и в угоду своему странному, несколько маниакальному, увлечению ножами. Сейчас же до нее вполне четко  донесли необходимость защищать собственную жизнь в течении ближайших нескольких десятилетий от весьма реальных угроз, но опыта все еще не хватало. Впрочем, это была ее меньшая забота на данный момент.

— Никогда. Я употребляю наркотики, но никогда не стану продавать эту дрянь другим.

— Так категорично? —  Мэдэя удивленно приподняла правую бровь. Она была готова к тому, что Моррис начнет набивать себе цену, к торгам за точку, за клиентов, за саму дурь, да боги его еще знают за что! Но Леви не делал ничего из предполагаемого. Его отказ не подразумевал даже малейшую возможность согласия и не важно, что бы Джини решила ему предложить. Столь четкая и твердая позиция, без тени сомнения заставила Дэю на мгновение растеряться и проникнуться уважением к своему собеседнику. И тем неимение она не была намерена уходить с пустыми руками. 

—  У каждого есть цена,
- многозначительно произнесла женщина. —  Какова ваша? —  Она знала ответ. Так быстро Леви не сдастся, но это хотя бы даст ей немного времени на размышления и поиска найлучшего подхода.

— Я могу быть кем угодно. Телохранителем, дворецким, бойцом, приносящим отличные деньги, самоубийцей, наркоманом, но человеком, толкающим дурь.. это вряд ли, мисс.

— Мисс Джини,
— решила таки представиться начинающая наркоторговка.

«Телохранителем? Для этого у него должна быть дисциплина, которой здесь и не пахнет. Дворецким? Служить и ходить во фраке? Долго не выдержит. Бойцом? Против настоящих убийц не продержится и минуты. Самоубийцев? Давно бы уже им стал, если бы мог. Наркоманом? Уже и так он. Нет, он определенно бесполезен», - наконец пришла к заключению Дэя и, уже было собиралась попрощаться и уйти до прихода полиции, которую кто угодно мог вызвать, подслушав их разговор, но почему-то задержалась.

Точнее ее задержал вид напряженных перекатывающихся мышц Леви. Он замерла как завороженная. Не хватало только открытого рта и капающей слюны. Огромных, просто чудовищных усилий ей стоило вернуть свой рассудок в нормальное состояние и оторваться от поистине прекрасного зрелища. Действительно, насколько удивителен человек и его поспешные выводы. Привычка недооценивать окружающих и считать себя лучше всех остальных.

— Вы сказали, что можете драться. У вас есть опыт? Это не голословыне утверждения? Вы сможете показать на что способны? – У Джини глаза только не горели, как она хотела увидеть его в действии. Во-первых, потому что ожидала чего-то сверхъестественного. Во-вторых, потому что хотела убедиться, что сильное тело комплектуется убийственными навыками. Ибо если это не так сегодняшний день можно считать безнадежно испорченным.

+1

7

Нет нет и ещё раз нет. Никогда в жизни я не стану толкать дурь другим торчкам. Нет, я не жадный, но употребляю кокаин исключительно в одиночку, не кормлю им девочек ради того, чтобы затащить в постель и очень тщательно подхожу к выбору знакомств. Каждый мой друг\товарищ либо чист от рождения, либо бросил, и не без моей помощи. Каждый раз, принимая очередную дозу я прекрасно понимаю, что убиваю себя. Что с каждым разом моя умственная деятельность слабеет, клетки мозга отмирают а кровь несёт через сердце всё больше этой губительной дряни. Но я не могу ничего с собой поделать. Кокаин – это первостепенное средство, способное избавить меня от физической боли, способное забетонировать мою Ахилесову, мать её, слабость, о которой знаю только я. И только во вторую очередь, парашек избавляет меня от перегрузок, от излишнего напряжения. Но скажу вам по секрету – это не выход. Как только его действие отступает, я чувствую себя ещё хуже. Как правило это и влечёт к тяжелой зависимости.
Я промолчал, когда моя Мисс Джини, новая знакомая и весьма уверенная в себе девушка, решила поднять цену за меня. В какой-то момент я почувствовал себя рабом этой наркоторговщины, а тренажёрный зал превратился в эдакий деревянный постамент, где этих самых рабов когда-то толкали за большие деньги. Я действительно был способен на более серьёзные вещи, нежели чем на продажу наркоты. Для этого можно найти ребят и по проще. Я не собирался тратить своё время и жизнь, гоняя по точкам и созерцая конченых наркоманов. Это выше моих сил. Так как я сам употреблял наркотики, каждый день моей жизни был подарком. И этот подарок я предпочитал тратить на куда более серьёзные дела. Так что её вопрос лишь вызвал у меня кривую ухмылку. Я не отвлекался от своей разминки и, пропуская половину слов своей гости мимо ушей, продолжал методично тянуть грудь к металлической перекладине.
Я надеялся, что ещё немного и она уйдёт. Краем глаза заметил её взгляд, определённо разочарованный. Я оказался бракованной монеткой, мулом, которую только опытный нумизмат сохранит до лучших времён и продаст за огромные деньги. И я даже подумал, что она не из тех. Вот-вот извинится, встанет, попросит не разглашать суть нашего разговора и уйдёт. Я провожу её взглядом и продолжу тренировку. Но нет. Что-то заставило её задержаться на полпути к смирению. Девушка обернулась и смерила меня взглядом. Этот взгляд был мне знаком.

Физической силой я действительно обладал. И с детства растил своё тело таким, каким хотел видеть его в дальнейшем. От того моя мускулатура как нельзя лучше подходила для поединков в смешанном стиле. Однако здесь, в этом зале, практически каждый может похвастаться отличной конституцией, но далеко не каждый сможет применить её в нужном русле. Присутствие хорошей рельефной мускулатуры, ещё ничего не значит. Наверное поэтому Джини не стала делать скорополительных выводов и задала мне вполне очевидный вопрос, который заставил меня спрыгнуть с турника и картинно размять шею, ощутив при этом как громко прохрустели выпрямленные позвонки.

Могу. — С отдышкой ответил я на первый вопрос, не успев отреагировать на остальные. Я подошёл к ней ближе и навис, выжидающе глядя на свою собеседницу. На последующие вопросы отвечать не было смысла. Эта девушка наверняка прекрасно знает, что слова не несут в себе никакой силы, если ты не адвокат в суде, отстаивающий права обвиняемого. Мне повезло. Сейчас я находился в отличной форме и мог доказать своё мастерство по первой её просьбе, которая взяла и прозвучала тут же. — Дайте мне любого вашего бойца и я отправлю в нокаут не более чем за два раунда. — За моими плечами было три турнира ММА. Я повстречался с множеством отличных бойцов, убийц, машин для убийства. И ещё ни разу меня не уносили из клетки без сознания. Я уходил сам и чаще всего с безоговорочной победой. Поэтому мои слова сейчас прозвучали крайне самоуверенно. Но ведь именно такая интонация могла подогреть интерес к моим способностям. — Вы можете мне что-то предложить, мисс Джини? — Я мог бы прямо сейчас попросить одного из лучших ребят выйти со мной на спарринг. Но это было бы нечестно. Здесь моя территория и сейчас я был полностью готов попасть на чужую, о чём недвусмысленно намекал своей собеседнице. Я был готов сыграть по её правилам, конечно если это чего-то стоит.

+1

8

- Как насчет здесь и сейчас? – чуть ли не шепотом и все так же улыбаясь произнесла Дэя, будучи в полной уверенности, что Леви ее услышал. Он был так близко. Слишком близко. В обычной ситуации она не позволила бы подобного фамильярного поведения, но этот случай был особенный. Его просьба о бойце… Она могла удовлетворить ее, но пока что у нее были только убийцы. Монстры раза в два больше Морриса, которые не понимают что такое просто тренировочный бой, спарринг. Если они начинали сражаться, то итогом всегда была смерть. Их или противника. Не важно. Но если Леви действительно так хорош как кажется, она не хотела бы терять подобную золотую жилу во время простой демонстрации. Нет, у нее есть подходящие поединки, где он сможет себя показать. Упомянув нокаут, Джини мгновенно поняла, что предлагать тому любительские бои с минимальной грозой получить синяк означало оскорбить голубоглазого. Но до ноукаута. Такие бои проводятся чаще и были куда безопаснее чем, если бы он вышел не на ринг, а непосредственно дрался в яме. Это можегло дать хоть какую-то гарантию его сохранности, а, следовательно, и большей прибыли. Но делить шкуру неубитого медведя Мэдэя тоже не любила. Сначала нужно оценить, добиться согласия и уже потом строить планы.

- Господа, - крикнула женщина, вставая и обращаясь ко всем присутствующим. – Кто согласиться стать противником этого молодого человека? – Жест рукой в сторону Леви. – Если вы повалите его на лопатки и продержите так не менее десяти секунд я заплачу тысячу зеленый и хрустящих американских долларов, - дабы не быть голословной, Джини достала деньги и положила и развернула веером, показывая ровно десять бумажек по сто баксов. Если она увидит зрелище, если она добудет хотя бы одного бойца эти деньги окупятся сторицей! И что бы не терять времени она решила испытать всех, кто осмелиться принять участие в этом импровизированном отборе. Бойцов много не бывает.

- Если выиграете вы, - обращается уже к Леви, - сможете забрать деньги и забыть о моем первом предложении, но так легко я вас тоже не отпущу. – Улыбка осталась, но теперь она была вовсе не располагающей и дружелюбной. Вы когда-нибудь видели выражение морды хищника, ожидающего обед и уже учуявшего мясо?

+1

9

Так уж повелось, но из меня обед как правило выходил поганый. Во мне было много костей, а мясо, пускай и присутствовало в достаточной мере, но обладало изрядно гадким, горьким привкусом кокаина и живучести, которой я был торжественно наделён самим господом Богом наверное. Каждый раз эту живучесть я испытывал на прочность, как и нервы создателя, который наверняка пожалел уже тысячу раз о том, что сделал своими руками и что породил на свет белый. Я не жаловался. Жил припеваючи и смерти не боялся. Хотя, говорят, стоило бы. Посему сейчас эта улыбка моего потенциального работодателя вызвала у меня ответную, такую же. Конечно я не посягал на сохранность Джини. Скорее на сохранность бойцов, которые вызвались помахать кулаками.
Этот зал я знал очень хорошо, как и тех, кто со мной тренировался. Поэтому решение девушки выбрать меня в качестве жертвы было довольно опрометчивым. Я, в общем-то, надеялся на более сложную задачу и более сладкую добычу. Об этом нетрудно было догадаться, увидев моё озадаченное выражение лица, когда за мою победу была предложена тысяча. И это то против пятерых вызвавшихся? На боях мне платили куда щедрее, за каждых трёх побеждённых пять сотен. Но я не стал отказываться, только нетерпеливо передёрнул плечами, самоуверенно решив, что тысяча уже у меня в кармане. Рановато было радоваться, но я как всегда был крайне уверен в своих силах. Другое дело, если бы Медея согласилась на мои условия и дала бы мне хотя бы одного из своих убийц. Тогда бы пришлось попотеть и твёрдо уяснить одно простое правило ямы: либо ты, либо тебя. А здесь смерть явно сомневалась в том, чтобы понаступать мне на пятки.

В ямах драться мне доводилось. Относительно часто. Я даже участвовал в нескольких чемпионатах и брал главный приз. Успел насмотреться многого и многое для себя уяснить. Если здесь и сейчас на ринге я мог распустить павлиний хвост и поиграть с соперником, твёрдо рассчитывая свои силы, то там от меня требовалась максимальная концентрация внимания. Одно неверное движение и неправильная тактика могла загнать меня в гроб уже на первых пяти минутах боя. Звери там дрались отчаянно, рубили с одного удара бойцов в кому и ломали позвоночники. В общем, делали всё, чтобы победить, потому что прекрасно знали, чего это стоит.

По рукам. — Я самодовольно ухмыльнулся и пошёл готовиться, пока Джини выбирала для меня соперников. На ближайшей же лавке я избавился от футболки, лениво стащив её через голову, сменил тренировочные штаны на свободные лёгкие бриджи и снял обувь, оставшись босяком. Из заднего кармана брюк я достал обмотку и принялся фиксировать пальцы и запястья, методично наматывая бинты на огрубевшую со временем кожу рук.. Периодически я поглядывал на то, как Медея подкармливает вызвавшихся ребят и ухмылялся. Кое-кого я знал. Кое-кто здесь даже участвовал когда-то в серьёзных поединках как и я, но, в общем и целом никто здесь не уделял внимание тактике, технике и вообще бою как таковому. Парни приходили сюда покачаться, согнать жирок и воду, потянуть гантели, помериться в освоение становой тяги и поиграться с турником. Не более того. Этот зал вообще не был предназначен для оттачивания техники ведения боя. Только ради троих отморозков здесь смонтировали неплохой ринг и попривозили с десяток увесистых боксёрских груш.  Одного на той недели грохнули. Осталось двое. Я и ещё один крепкий парнишка, вызвавшийся набить мне морду.

Медея ясно дала понять парням, что церемониться со мной ни стоит. И если они хотят заработать денег, значит меня надо уложить на лопатки и удержать. А это было не так то просто. Я достал из кармана бридж голубую капу и запихнул в рот, крепко зафиксировав её на зубах. И пока решались последние вопросы, поднялся на ринг, ловко прошмыгнув между плотно натянутыми канатами. Я по прежнему не сводил глаз с публики, активно разминая руки и проводя лёгкие махи, вводя тело в нужный тонус. Поджилки, почему-то не тряслись от предвкушения боя. Наверное потому, что я относился к происходящему не серьёзно. Не чувствовал запаха крови и денег. Это тоже самое, что натравить бойцовскую собаку на недвижимый кусок колбасы, заставив её потерять всякий кровавый интерес к бою. — Ну что, котята, мы начинаем или как? — Возмутился я, шепелявя сквозь плотную капу. Меньше всего я хотел расстаться со своими зубами на этой тренировке. Они мне ещё понадобятся, поверьте. Я взмахнул руками в недоумении, поторапливая ребят и призывая их встать уже наконец в очередь. Сколько их там обозначилось? Двое? Трое? А где остальные? Отвалили в качалку. Прекрасно.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Нет ограничений для того, кто отказывается смириться с ними