vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда ищешь мести, рой две могилы — для своего врага и для себя.


Когда ищешь мести, рой две могилы — для своего врага и для себя.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Giovanni Riccardi, Guido Montanelli, Medeya Gini, Andrea Visconti + НПС и, по желанию, верхи мафии;
Место: головной офис по продаже оружия Джованни;
Погодные условия: пасмурно, идёт снег;
О флештайме:

28 января 2013 года
- Мы вылетаем, надеюсь, план сработает.
- Сработает. А если нет - обсудим это на том свете.

Роберто выбрал день для Вендетты и уже направляется в Сакраменто для её осуществления. На счастье Джованни - объекта мщения - у него есть информатор и верный друг под боком у врага, который, вместе с Гвидо и Мэдэей, поможет обвести вокруг носа своего же босса. Благодаря талантам чистильщика, у Рика появился шанс инсценировать собственную смерть и повернуть исход предстоящей встречи в свою пользу. План, разработанный небольшим кругом лиц, остаётся втайне от друзей, чтобы не ввязывать их в происходящее. Обе стороны настроены категорически против войны двух группировок, поэтому всё должно пройти слаженно и аккуратно. Диллинджер позаботился о том, чтобы его собраться не пошли в ответку, и поговорил со своим боссом, будучи уверенным, что тот прекрасно его поймёт.

«Я должен разобраться в этом сам. Только я. Это дело принципа, поэтому прошу не выступать против Роберто, даже если он окажется в выигрыше, не открывать охоту, не объявлять войну. Хватить светиться и… просто пусть это будет моей, возможно, последней просьбой» - напряжённая пауза, - «… или подожди хотя бы два дня, максимум»

Конечно, надежды на то, что никто из мафии Сакраменто не ударит в ответ, было мало, однако светиться тоже никому не хотелось. Да и хватит шумихи после кончины Витторе. К тому же, туман неведения будет застилать истину всего сутки. По крайней мере, для босса. Дело в том, что раскрыть тайну позволено только Данте и только после подстроенных похорон. Ему будет адресовано письмо с объяснением ситуации, где также будет прописан и следующий шаг Джованни.
Выбранным местом для начала спектакля является головной офис фирмы Джованни по торговле оружием. В глазах Роберто это должен быть обычный для Риккарди день, для которого прилёт "старого друга" окажется сюрпризом.

- Может, стоит всё-таки подключить сюда Данте? Вы же друзья?..
- Вот именно, мы – друзья. Дальше больше… семья. И я не стану подставлять ни одного из своих близких под пули из-за чьего-то хренового прошлого.

Море свидетелей, среди которых могут оказаться и члены мафии Сакраменто, готовенький «маникен», спецэффекты – Роберто ждёт целое шоу.

Отредактировано Giovanni Riccardi (2013-03-07 21:14:18)

+4

2

Похоронят, зароют глубоко,
Бедный холмик травой порастет,
И услышим: далёко, высоко
На земле где-то дождик идет.
Ни о чем уж мы больше не спросим,
Пробудясь от ленивого сна.
Знаем: если не громко — там осень,
Если бурно — там, значит, весна.
Хорошо, что в дремотные звуки
Не вступают восторг и тоска,
Что от муки любви и разлуки
Упасла гробовая доска.
Торопиться не надо, уютно;
Здесь, пожалуй, надумаем мы,
Что под жизнью беспутной и путной
Разумели людские умы.
А. Блок

Снег, вроде бы безупречно белый, кристальный, сверкающий, состоящий из прекрасно гравированных, словно хрустальная статуэтка, частиц, медленно опускался на землю и тут же терялся в этой… слякоти, грязи, сущей мерзости, в которой порой тонули ноги, промокали ботинки, скользили шины автомобиля, и трагически погибало хорошее настроение.
Хотя, кому тут жаловаться на издержки февраля в Сакраменто? Слякоти и мерзости в мире хватает и без осадков и причуд природы – люди своим естеством компенсируют всё то дерьмо, которое только способен изрыгнуть мир.
Уж так устроена наша вселенная. И существовать ей осталось недолго – это очевидно. Всё потому, что, якобы, разумные и до ужаса эгоистичные, подлые твари, именуемые людьми, сами её разрушат. Причём, не колеблясь не секунды и не секунды не задумываясь о последствиях собственных действий, приводящих в итоге к хаосу. К хаосу, в котором все мы живём вот уже двадцать столетий.
Джованни захлопнул дверцу любимой машины и с какой-то странной жалостью взглянул неё, прежде чем зайти в здание. Он прекрасно понимал, что сегодня от его красавицы, дай Бог, останется хотя бы осколок бампера на память. Жаль… Рик качнул головой, пару раз цокнул языком и, резко повернувшись на пятках, двинулся в сторону офиса. Своего головного офиса, в котором решались важные вопросы, связанные с оружием: производство, поставка, сбыт, продажа – всё запросто, только платите денежку, спонсируйте мафию, а ещё лучше – будьте ей сами.
Джованни захлопнул за собой дверь кабинета, тяжёлыми шагами прошёл к рабочему столу и, словно мешок, набитый потрохами, рухнул на стул. Ему стоило больших усилий взять себя в руки и написать письмо Данте, после чего сунуть его в третий ящик стола, под топку договоров и черновых разработок. Именно тут должна будет найти послание Мэдэя и передать его старому другу.
Взгляд быстро падает на часы. Время ещё есть, но… для чего? Что можно изменить за каких-то пару часов? Хмм… а они вообще есть? Эти часы? На самом-то деле? Итальянец достаёт из кармана телефон и открывает сообщение от Андреа. Вот как… счёт уже скоро пойдёт на минуты, а затем – на секунды. Нет. Ничего уже нельзя исправить и сделать – поздно. Всё ошибки, совершенные за тридцать пять лет, казалось бы, осмысленного существования, останутся даже после того, как их прародителя уже не станет. Отвратно осознавать подобное, но приходиться… Единственное, чем можно спастись, это только уповать на план и его идеальность, которые, возможно, ещё дадут шанс продолжить свой идиотский метаболизм и сделать хоть что-то полезное в этой жизни. Впрочем, идеала не существует ни в одной вселенной. Его просто нет. Каждый человек создаёт себе кумира сам, и нет ничего между ними общего. Диллинджер резко начинает мотать головой, возвращая к себе былое спокойствие и равнодушие к окружающей обстановке, но дается ему это крайне тяжело. Глаза вновь опускаются на запястье, отмеряют время, через которое должен подойти Гвидо. До этого события так вообще ничтожество осталось. Странно… перед возможностью смерти голову всегда пожирает философия и разрывает невыносимый поток мыслей? Так нельзя. Не в этот раз, когда разум должен оставаться беспристрастен и хладнокровен.
Рик резко поднимается на ноги, отмеряет расстояние между углами кабинета, вновь проворачивает в голове схему действий. С его стороны вся бумажная и прочая канитель окончена. На счёт Монтанелли сомневаться также не приходиться – это профессионал и знаток своего дела. Враг сейчас существовал только один: время. А, да, и ещё сомнение. Оно никогда не покидает. Оно всегда тут, внутри черепной коробки, словно альтер эго.
Стоп. Хватит. Пора завязывать с возвращением обратно в зелёного юнца. То время далеко позади. Теперь по плану перерождение.

Отредактировано Giovanni Riccardi (2013-03-07 04:03:19)

+3

3

Внешний вид

Хороший план - тот, о котором знает как можно меньшее количество людей; и неважно, сколько человек на самом деле в нём участвует. То, что планировали Джованни, Андреа, Медея и Гвидо, включало куда больше человек, чем их троица, и это напоминало самую масштабную аферу если и не за всю историю семьи Торелли, то с тех пор, как организация успешно перешагнула из нулевых в десятые, пожалуй. Но в любом случае - полную картину операции видели только они вчетвером: капо восточной стороны, женщина, принятая в Семью чуть больше месяца назад, но уже претендовавшая на роль его правой руки, подручный дона из Венеции и "чистильщик" Семьи. Впрочем, последнего можно было даже исключить из этого списка - он занимался только тем, что происходит в Сакраменто, не вникая в детали того, что будет происходить в Италии и не желая влезать в чужую вендетту. Пятый, кто будет посвящён в грядущую аферу - дон Альваро, глава их организации, но даже не будучи в курсе всех деталей, именно он был тем человеком, в руках которого находились жизни всех четверых; так же, как прикрыть их спины, заставив остальную Мафию проглотить легенду о скоропостижной гибели своего нового андербосса, он мог легко и разоблачить заговорщиков перед своими, предоставив самостоятельно разобраться с ними тем, кто хотел бы приблизиться к власти, но не имел таковой возможности. Учитывая, что он и так был не слишком доволен поведением Рика и Гвидо в ситуации с вернувшейся по их зову Омброй... Монтанелли не чувствовал себя в безопасности. Не говоря уже о том, что он не только спровоцировал конфликт с калифорнийскими Триадами, но и попал под следствие, оказавшись арестованным при облаве в Плазе. И хотя на него у полиции не было ничего определённого - проблемы с законом слишком сильно связывали ему руки. Тогда, когда Семье необходимо было залечь на дно после встряски, чистильщик сделал, пожалуй, одну из самых недопустимых ошибок, которую мог бы допустить человек его рода деятельности - поднялся с того "дна", где должен был обитать всё это время, обратив на себя слишком много внимания. И теперь, когда большинство связанных с Мафией поднимались, залечь на дно ему было просто необходимо... И не при помощи своих. В этой ситуации из Мафии он мог доверять только Риккарди, Омбре, и ещё нескольким членам Семьи. Возможно, даже тюремная камера, которую может быть предоставлена ему на время суда, даже не такая плохая возможность для того, чтобы скрыться с радаров; где может быть безопаснее, чем под присмотром государства? Но пойти в гости к правительству он тоже не мог, не закончив все свои дела на свободе.
Иными словами - времени на всё про всё снова было не так уж много. Даже учитывая, что от китайцев, потерявших несколько своих людей и точку в Сакраменто, ещё не было вестей.
Снег... Снова. Когда они втроём планировали операцию в доме Риккарди, всего за пару часов до того, как Витторе был убит, тоже шёл снег; как будто и не было января, и новый год не наступил, словно даже и обещанных Гвидо двух суток на подготовку не прошло с тех пор - а между тем, прошёл уже почти месяц... Но Монтанелли своё слово сдержал. Он был готов. И ещё один участник - или деталь, кому как совесть позволит назвать их нового знакомого, с которым, впрочем, общаться придётся недолго - "актёр", которому предстояло сыграть Джованни, был найден, загримирован и готов к спектаклю. Забавно, что он действительно был человеком творческой деятельности, хоть и не получивший никакого признания; писатель, поэт, которому не суждено стать бестселлером... Если их план сработает, как надо, и в нём признают Джованни, а не его самого - в противоположном случае, кто знает, может быть, его книги станут продаваться лучше. Впрочем, его это вряд ли будет волновать - он умрёт, не успев даже удивиться тому, откуда у него взялось столько рисунков на коже, не то, что понять, в чём он участвовал. Оскар. Так звали бедного ублюдка. Потянет ли его актёрская игра на награду, носившую такое же имя, покажет только время. Уже скоро... И режиссёр старался быть на уровне.
Впрочем, хорошо бы их спектакль не собрал аншлага - слишком много внимания им было совершенно ни к чему; Оскара Гвидо предоставил человек мафии, не имевший к их плану более никакого отношения, гримёром выступил и вовсе независимый татуировщик, который определённо узнал бы свою работу, увидев её на страницах газет... И его поведение при этом невозможно было проконтролировать с гарантированной вероятностью. Чтобы не допускать подобных инцидентов, нужно было бы сделать так, чтобы это событие как можно меньше мелькало в телевизионных новостных сводках, страницах газет, Интернете - хотелось бы надеяться, что Джованни хорошо прикрыл свой тыл, потому что на эту проблему Гвидо повлиять мог лишь косвенно и куда большими силами, чем он или Данте.
Монтанелли не сомневался в том, что он делает; сомневаться было поздно - он подписался на это дело, и выход был только один: довести его до конца. Нет - в лице Джованни он получит врага, да и Альваро явно не стал бы дружелюбнее даже в том случае, если бы Гвидо сдал капо с потрохами; чистильщик бы отправился в расход вместе с ним и Медеей, или чуть позже, а может и чуть раньше. Стучать - никогда не вариант. А к предателям никогда не может быть доверия: предавший раз, предаст и второй. Именно потому Гвидо, за все тридцать лет своей работы на мафию, никогда не допускал, чтобы предательство и его имя стояли в одном предложении... И всё же - то, что они делали, имело с предательством нечто общее.
Он появился в офисе ровно в назначенное время. Время вообще теперь было кукловодом их жизней, составив им точный график следования; даже Оскар, спавший в багажнике чужого автомобиля, облачённый в точно такой же костюм, какой был на Джованни сейчас, и носивший на коже такие же рисунки, должен был проснуться ровно по этому графику - его доза была рассчитана с точностью до миллиграмма...
- Salve. - спокойный голос вошедшего Гвидо лишний раз напомнил о том, что часы уже тикают...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-03-08 09:17:01)

+2

4

Внешний вид

http://www.hawtcelebs.com/wp-content/uploads/2011/11/Catherine-Zeta-Jones-On-Set-of-Broken-City-17-535x801.jpg

Мэдэя ехала на своей ауди к назначенному месту и вспоминала. За последние месяцы, с того самого вечера, когда их троица и Андреа по телефону, обсуждали все то, что предстоит сделать важные события сменяли друг друга с бешеной скоростью. В тот же самый вечер кто-то убил босса местной мафии и по совместительству мужа Анны Донато, Виторе. Несмотря на то, что оба эти события ни коим образом не были связаны, странное  подозрения поселилось внутри Джини. Слишком на многое повлияла эта, вполне реальная, смерть. Джованни впал в уныние, Висконти сорвался из Италии, а Роберто решил повременить с убийством бывшего подчиненного. Странное стечение обстоятельств не могло быть случайностью и Дэя клятвенно пообещала себе, что обязательно разберется в чем дело. Все равно это зудящее чувство беспокойства сидящее внутри никуда не уйдет не получив объяснений.

Да, с того вечера многое произошло. Риккарди добился ее приема в организацию, тем самым выполнив условие сделки. Полиция устроила на них облаву в шикарной Плазе во время не менее шокирующего собрания, где, казалось бы, так хорошо знакомый Джон Уэйт, новый дон, оказался Данте Альваро. Человеком с темным и сложным прошлым. А Джованни получил повышение до андербосса, что создало новые трудности в их деле. Но все это осталось позади. Все преграды преодолены и наступил день Икс. А ведь Джини в какой-то мере боялась его как огня. А вдруг не справиться? А вдруг подведут нервы? А вдруг что-то пойдет не так? А что если заденет самого Риккарди? А что если не успеет вывести? А что если Роберто не поверит? Так много вопросов и никакой возможности проверить заранее. Все это страшно нервировало и заставляло руки трястись даже в спокойной ситуации.

Но пока что все шло хорошо. Гвидо нашел поразительно похожего двойника, который должен был уже быть готов. На совести мистера Монтанелли оставался грандиозный ферверк. А вот ближайшими задачами Джини оставалось нахождении и передача письма от Риккарди Альваро после похорон, но это потом. Сейчас же ей необходимо было вывести Джованни к себе в квартиру, где тот и останется до момента вылета в Италию. Не самая простая миссия, но выполнима. Что бы подстраховаться от лишних вопросов, при разговоре с Анной и Бриджит в салоне Мэдэя обмолвилась, что собирается заехать в магазин к Риккарди и одолжить что-то для предстоящей сделки.

«Ну, вот и все, приехали», - подумала женщина, припарковывая машину с противоположной стороны улицы. Зайдя в кабинет, видит Гвидо и Джованни. Молча кивает в знак приветствия. Все в сборе. Все готово. Оставалось молиться Богам, что бы все прошло без накладок. Странно, но какая-то внутренняя уверенность  в успешности дела все еще не покидает Джини. «Лишь бы эта уверенность превратилась в реальность».

- Где наш актер? Он готов?
– обращается к Монтанелли, просто, что бы убедиться. Сомневаться в чистильщике Мэдэе не приходилось никогда, но лишняя перестраховка не помешает.

- Начнем? – спрашивает серьезным тоном, желая поскорее закончить в самой сложной частью плана. – Последнее напутствие? – в это раз вопрос уже адресован Риккарди. Их «жертве».

Офф

А теперь от меня вопрос. Быть может перенесем время действия где-то на конец января до событий Рыбалки? А то нестыковка по времени получается

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда ищешь мести, рой две могилы — для своего врага и для себя.