vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » история [не] повторяется дважды


история [не] повторяется дважды

Сообщений 21 страница 31 из 31

21


   Алкоголь даёт в голову новой, ещё более сильной волной. Как раз вовремя, мне это нужно. Мне нужно почувствовать себя расслабленной и уверенной, мне хочется не бояться и не задумываться ни о чём. Алкоголь помогает, выручает и приходит на помощь. Чувства и эмоции обострены, то ли всё виски, то ли ты слишком близко. Бываешь такой сволочью. И, кажется, именно это мне нравится. Твои изменения на моих глазах, которые я улавливаю, нахожу в этом какую-то особую привлекательность. Мне нравится находиться здесь, рядом, но я боюсь, когда ты приближаешься и нарушаешь моё личное пространство. А ты всё ближе, непозволительно близко и мне трудно дышать. Издеваешься? Я не знаю, чего могу от тебя ожидать. Ты слишком безумен, чтобы я могла предугадать твои поступки и понять, что творится в твоей голове. Кажется, что ты даже мыслишь не так, как обычный человек, говоришь не так, всё делаешь не так, как-то по-особому, как-то иначе.
   Лёгкое прикосновение ладоней и мои щёки горят. Они горят огнём, алым пламенем, я на секунду прикрываю глаза, чтобы справиться с этим чувством, которое окутало меня с ног до головы. Мне кажется, что ты не только видишь этот багровый румянец, но и чувствуешь жар внутренней стороной ладони. Всматриваешься в мои глаза. Мне опять не по себе от твоего взгляда, я читаю в нём желание что-то разглядеть, но что ты можешь увидеть нового? Я всё та же, всё тот же порой растерянный взгляд, как и сейчас, будто бы я совсем не понимаю, даже понятия не имею, чего ты от меня хочешь. Мне не по себе. Понимаю это снова и снова, хочу провалиться сквозь землю, скольжу взглядом по твоему лицу, которое так близко, задерживаюсь на каждом миллиметре, всматриваясь и с точностью копирую твой взгляд, будто бы я тоже что-то высматриваю и ищу, стараюсь. На самом же деле я просто думаю, как бы совладать с собой и своими эмоциями, как справиться с ними и не дать им выхода.
   Пытаешься донести до меня, что ты не тот человек. Не понимаю. Не понимаю тебя и не понимаю, зачем ты это делаешь. Мне решать. Я хочу сама решать. Я имею на это право, не выбирай за меня. Ты преувеличиваешь свой собственный эгоизм и веришь в это. Некоторые люди имеют привычку приукрашать себя, приписывать себе хорошие качества из облака, но не ты. Ты делаешь всё ровно наоборот, выставляя себя последним подонком, но отчего-то я не могу в это верить, даже видя все доказательства. Мне хватает взгляда, одного взгляда в твои глаза достаточно, чтобы начать тонуть в их море безумия и забыть обо всём, что меня окружает. Я верю, я хочу верить твоим словам, заведомо зная, что это ложь. Отстраняешься от меня. Становится легче, спасибо. Я ощущаю, что вновь могу дышать, но мне это не нравится. Мне нравится ограничивать себя и заставлять страдать из-за нехватки кислорода, желать вдохнуть большего, чем способна.
   Твой вопрос вводит меня в тупик. Я не люблю терять, ненавижу вычеркивать из своей жизни, но к чему ты спрашиваешь об этом сейчас? Замолчи. Пожалуйста, замолчи. Дай мне поверить в то, что происходит сейчас. Я хочу верить и доверять, хочу окунуться в это безумие, даже если ты лжёшь. Дай мне выбор. Ты ведь не имеешь права решать за всех, очнись.
   - Иногда это необходимость, – тихо произношу я, но понимаю, что вряд ли мне удастся тебя переубедить, вряд ли до тебя дойдут мои слова, доберутся и осядут в твоей голове. Нет, это было бы слишком легко. Я говорю глупости, делаю глупости и ошибаюсь, шаг за шагом, но отчего то мне кажется, что всё это правильно.
   Наблюдаю за твоими действиями. Спокойно, без единой выраженной эмоции, но сердце ёкает, стремительно падает вниз, заставляя меня поймать ртом воздух, но просто смотреть. Развлекайся. Тебе ведь это нравится? Тебе нравится делать что-то безрассудное, безумное, нравится. А я всего лишь смотрю. Почему? Надоедает стоять на месте, это выводит меня из себя, потому что я волнуюсь. Так что пару шагов до импровизированного бара, с лёгкостью опрокидываю содержимое бутылки в свой бокал, с такой же лёгкостью опрокидываю бокал, чувствуя, как алкоголь обжигает горло. Ты всё ещё развлекаешься? Оборачиваюсь, но картина не изменилась. Да конечно, прошла может быть минута от силы. Улыбаюсь. Внезапно улыбаюсь, мне становится смешно.
   - Так ты собираешься падать или нет? – еле сдерживая смех, спрашиваю я, пытаясь перекричать ветер. Не знаю почему, но смешно. Может быть, защитная реакция на страх и боязнь, что ты упадёшь. Я подхожу ближе, протягивая тебе руку, но нет, ты правильно понял, я не хочу, чтобы ты спустился, я хочу, подняться туда же. И мне это удаётся. Босыми ногами цепляюсь за поверхность, которая, кажется, так и норовит ускользнуть из-под моих ступней. Я испытываю счастье, почувствовав себя обезьянкой. Держи меня крепче, ведь в отличие от тебя, Малкольм, я не держусь за верёвки. Не хочу, пусть это будет моим капризом. Детским и глупым, но моим. Смотрю на тебя, улыбаюсь. Я даже за тебя держаться не хочу, а потому потихоньку отрываю свою ладошку, ощущая, как земля уходит из-под ног. Я чувствую, как алкоголь разносится по венам, смешиваясь с адреналином, чувствую отчетливо и понятно. Мне это нравится. И мне нравится, что я упаду. Да, я почему-то знаю, что упаду, это было бы логично, ведь я почти не держусь. Какие-то секунды, доли секунд, которые я чувствую, могу отсчитать. Закрываю глаза и вскидываю голову – плохая мысль, головокружение, но это добавляет веселья. Твоё безумие заразно, но ты ведь хотел, чтобы я вернулась.

+2

22

Нам нравилось совершать безумства. Помнишь, как в прошлый раз, когда мы совершали опасное путешествие по тонкому краю карниза многоэтажного дома. Я еще не успел забыть то, как ты любила поддерживать любое мое начинание, и чем опаснее и сумасшедшее оно было, тем с большим азартом ты увлекалась игрой. В тот раз мы не успели сорваться- перепуганные прохожие немедленно вызвали полицию, а я наверное впервые забыв о себе, помог тебе взобраться обратно. Знаю, все наши предприятия и задумки заканчивались глупо, нелепо, а иногда даже забавно, но только не в тот раз, когда я был вынужден давать многочасовые объяснения в кабинете, серьезно настроенного психолога. С того момента наша связь вынужденно оборвалась, столь же порывисто и внезапно, как и порыв холодного ветра, ветра перемен, который пришел в твою жизнь, навсегда оставив меня позади.
Я много раз неожиданно появлялся и столь же спешно исчезал из поля твоего отчаянного внимания, я был совершенно непостоянен в своих мыслях и нелогичен, в совершенных поступках. Мне нравилась наша игра, казалось, так может продолжаться бесконечно долго, но однажды этому пришел конец...всему.
А сейчас я вновь могу ощущать откровенно близко твое присутствие, слушать биение твоего сердца, смешанное в единый ритм с учащенной частотой, чуть сбившегося дыхания. Нет, это были не наркотики, всего лишь алкоголь, несколько бокалов игристого и виски, которые мы пустили по венам обжигающим огнем. Я сходил с ума, от истошно бурлящего в моей крови, адреналина, чувствуя его откровенную близость на сетчатке собственных глаз - я старался сфокусировать свой взгляд на тебе, но вместо четких линий тонких очертаний твоих скул, я созерцал откровенную глубину твоих синих глаз и мягкость, размытых контуров губ. Мне хотелось поцеловать тебя, вновь. Жадно, безумно, хаотично, но едва ли я могу совершить нечто подобное на тонкой грани опасного края перил корабля.
-Хочешь испытать судьбу?- игриво ее спрашиваю я, как никогда уверенно сжимая ее хрупкую ладонь в своей широкой, думая лишь о том, достаточно ли крепко я держу тебя, чтобы позволить без проблем взобраться на открытое пространство рядом с собой. Я похож на безумца, мы оба, но не думаю, что в этот момент отчаянного порыва меня могла волновать твоя безопасность, сомневаюсь, что я вообще отдавал отчет, совершаемым мной, в тот момент, действиям. Я был безрассуден, как никогда, прочем и ты тоже. Мне стоило держать тебя крепче, но я позволил тебе самой принимать решение, как ты и просила. Таблетка амфетамина и крепкая горечь высоко градусного виски отчаянными барабанами отбивала мелодию истошной пульсации в моей голосе, заставляя подчиниться и больше не думать...ни о чем, о возможных последствиях я забыл.
"Мне так жаль", думаю эти слова я произнесу несколько позже, когда стае слишком поздно, а сейчас мы веселимся, смело, безудержно, страстно, как умели когда-то давно, словно вспоминая пошаговый танец, движения которого прежде, мы знали наизусть.
-Только вместе с тобой или ты хочешь намеренно подтолкнуть меня к совершению этого шага?-вновь играю я с ней, провоцируя на принятие новых правил игры на этот вечер, изображая своеобразную игру на выживание, успешный исход которой может показаться слишком сомнительным.
-Может, сделаем это вместе? - внезапно предлагаю ей я, стараясь уверенно созерцать ее маленькие островки черных зрачков, наблюдая аз собственным отражением на их дне, в котором мои медленно расплываются  в небрежную кляксу- последствия приема амфетамина- Сорвемся вниз?- еще один достаточно провокационно озвученный вопрос, ведь это я, а не ты до сих пор цепляется за тонкие перекладины яхты.
Но неожиданно пульсовая волна здравомыслия ударит не в голову своей пулеметной очередью, и я успею подхватить тебя прежде, чем ты сорвешься вниз. Доли секунд, мгновение...мне показалось, что я теряю тебя, действительно, по-настоящему...И мне стало страшно, страшно от собственного предательства и одиночества, на которые я собственноручно толкал себя, тебя, нас...Не хочу тебя терять- это я уяснил точно, продолжая отчаянно сильно сжимать тонкое запястье твоей кисти, намереваясь вновь помочь взобраться на борт- Держись! Я сейчас постараюсь тебе помочь!- кричу я, перекрикивая собственное эхо в, сгустившемся мраке, собственного отчаяния и надежды на спасение, я все еще хочу быть предан этому глупому, тщедушному чувству, не давая поглотить тебя темно-синим волнам алчной пучины.

+1

23


   Что же я делаю? Поддаюсь твоему влиянию вновь, заражаясь безумством, отбрасывая все за и против в сторону, я просто делаю то, что взбредёт в мою голову. И неважно, каковы будут последствия. Сейчас я не думаю об этом, не хочу, оставлю на потом, чтобы пожалеть очередной раз. Сейчас я лишь лелею надежду о том, что всё будет иначе, не закончится как обычно – быстро и стремительно, уходя в никуда. Хотя, зачем спрашивать себя и утешать, ты ведь всё равно уйдёшь, пропадёшь, исчезнешь, как и в прошлый раз. Сделаю вид, что мне плевать. Мне не привыкать и эта маска безразличия уже давно в моём повседневном гардеробе, это лишь очередное мероприятие, на которое я смогу её надеть. Не ослушаюсь, проживу этот день, выдрав его из лап своей жизни, а после сделав вид, что ничего этого не было. Так ведь будет правильней? Верно? Убивать себя изнутри воспоминаниями о каком-то мгновении, когда было действительно прекрасно и не хотелось думать ни о чём.
   Я пьяна. И это даже не действие алкоголя, это твоё влияние, окружающая обстановка – я пьяна от всего этого, от желания вновь окунуться в череду глупых и безрассудных поступков, наполняющих мою жизнь, делающих её живой. Но меня всё более безразличной. Потому что я не умею так, не могу не задумываться о том, что будет, как бы я ни пыталась соответствовать тебе. Я стараюсь, ты ведь видишь, я стараюсь. И признаю, что была не права. Люди не меняются, а меня всё тянет к безумию, что обитает рядом с тобой.
   Хочу ли я испытать судьбу? Смеёшься? Это судьба испытывает меня. Всё началось с того самого момента, как мой взгляд наткнулся на тебя на том злосчастном вечере. А я ведь пыталась бежать и прятаться, пыталась сделать вид, что ты меня не интересуешь, и я не хочу продолжить нашу встречу вот так. Но что-то внутри перебороло все преграды, да и перед твоей настойчивостью преклониться можно. Все мгновения вечера пролетают в моей голове. Жарко. Делаю глубокий вдох и замираю. Знаешь, мне нравится, как ты держишь меня за руку, как моя хрупкая ладошка умещается в твоей руке. И я ведь почти не держусь, но ощущаю себя уверенно и в безопасности. Глупо, ведь так? Это глупо, я не могу чувствовать себя в безопасности рядом с безумным тобой, но делаю это. Даже смешно. Верю тебе, когда нельзя этого делать. Ещё одна ошибка в мою забавную копилку непонятностей.
   - Если бы я хотела, то ты был бы по уши в воде, – спокойно заметила я, балансируя на тонкой грани. Во мне никогда не было неуклюжести, но сейчас она проснулась. Я почти не держусь, это ты держишь меня, даю тебе право выбирать, падать мне или нет, разрешить или нет, наблюдаю. Мои хрустальные запястья изгибаются, пока моё тело колышет ветром, а я пытаюсь сохранить равновесие. - Хотя да, я хотела, но теперь будет не так интересно, – я даже игриво надуваю губы и хмурю брови. Нужно было просто толкать, а не лезть сюда же. Было бы весело. Я бы извинялась. Смеялась бы и извинялась сквозь слёзы.
   Сорвёмся вниз? Вместе? Почему я не могу дать точного ответа? Почему хочу ответить вопросом на вопрос, спросить, что ты имеешь в виду. Провокационно. Ты в своём репертуаре, Малкольм. И да, сорвёмся. Я решила за пару долей секунд, что сделаю это, даже пытаюсь, чувствуя, как адреналин скачет по моим венам, делая вдох, захватывая воздух будто в последний раз. Ощущаю, как теряю равновесие, та тонкая грань была мною покинута. И я ведь чувствую, что падаю. Совершенно точно, совсем и бесповоротно, но что-то меня удерживает. Мимолётно наблюдаю в твоих глазах то, что раньше никогда не видела, и моему удивлению нет предела. И да, я каким-то образом оказываюсь вновь на борту, сама не понимая в первые секунды как, ведь я готова была упасть. Я уже почти чувствовала, как меня захлёстывает волной, я почти полюбила это чувство, а сейчас… Сейчас я растеряна, потеряна вновь, смотрю на тебя, пытаясь понять, что произошло. Что с тобой? И меня это пугает, я сама не ожидала, но меня пугает твоё здравомыслие больше, чем безумие. Так и должно быть? Безумный Малкольм – это так привычно, так близко и понятно, всегда неожиданно, но понятно и ожидаемо, хоть и противоречиво.
   Делаю пару шагов к бару, наливая себе виски и практически залпом выпивая очередную порцию. Я не узнаю тебя и не узнаю себя. Что происходит здесь, когда вроде бы всё должно быть понятно и яснее светлого дня, но я даю себя запутать. Прихожу в себя, скрываюсь за напускной обидой – вновь поджатые губы и хмурые брови, смотрю на тебя исподлобья. Ты испортил мне веселье. И даже не думай, что я сдамся, раз уже решила сорваться. Пытаюсь зацепить пальчиками молнию платья на спине, захватывая её самыми подушечками и протягивая чуть вниз. Как же это оказалось тяжело в не очень то трезвом виде.
   - Ты можешь постараться помочь, – ненавязчиво намекаю я на непослушную молнию. - Но не мешать. Я иду купаться, – и я наверное совсем сошла с ума. Но мне нужно это, нужно окунуться в прохладную воду и успокоиться, потому что твои неожиданные перемены пугают, больше чем тот поцелуй. Хотя, как я думала, это был предел возможностей.

+1

24

Мне кажется, мы падаем вниз...стремительно, мимолетно, внезапно. И это не потому что я больше не держу тебя за руку-  в этом больше нет необходимости, теперь мы сами себя толкаем на путь безрассудства и авантюризма, как будто соревнуемся в том, кто первый сорвется вниз.
-Ты как будто оказалась недовольной тем, как я тебя только что спас.- прямолинейно спрашиваю я тебя, вновь замечая хмурые брови и слегка поджатые губы, твой глаза смотрят на меня с подозрением, а ты сама сейчас напоминаешь мне маленького, капризного ребенка, мимолетное желание которого не было удовлетворено. Но знаешь, дети не пьют виски, тем более залпом, ты больше не похожа на хорошую девочку, которой хотела показаться мне сегодняшним вечером, теперь я с легкостью узнаю тебя, настоящую Лорелию. Маски оказались сброшен, разве не этого мы хотели? Чего-то действительно настоящего, то что принадлежало бы только нам- наш мир, вселенная, чувства, эмоции, мысли...
Я могу рассуждать бесконечно, но мне гораздо любопытнее наблюдать за тобой, живой, настоящей, раскрепощенной, ты вновь оказалось именно той девчонкой, которую я знал четыре года назад, ты ничуть не изменилась и тебе это определенно, к лицу. Хочу тебя испортить еще больше, показать существование нового, более совершенного мира, думаю ты готова, но кажется ты и сама отлично знаешь чего хочешь, стала более дерзкой и самостоятельной, и мне это импонирует.
-Если ты хотела заняться со мной сексом, стоило сказать об этом прямо.- спокойно заявляю ей я, вновь в свойственной для себя манере, опошлить любую ситуацию. У меня есть такая способность, помнишь? Тебе не стоит обижаться на мои подобные высказывания или совершаемые мной действия, в отношении тебя, думаю ты не забыла, не могла, а если и да, то я постараюсь тебе в этом помочь, вновь через ощущения, эмоции, чувства, возможно наркотики...
-Я думал, ты сейчас намекаешь на что-то другое. - сейчас самое время обидеться мне, но я не могу или не умею, думаю, что все сразу, вновь оказываясь в откровенной близости с тобой. Твой аромат хорошо ощущаемой нежности жасмина и, пленяющей своей сладкой терпкостью розы, медленно сводит меня с ума, но я все еще пытаюсь контролировать неловкие движения пальцев своих рук, неумело дергая, не желающую поддаваться мне молнию. Я по-прежнему немного под кайфом и под высоким градусом алкоголя, мне сложно контролировать себя, поэтому следующим, резким движениям собственных рук, я чуть не рву тонкую ткань твоего дорого платья, наконец позволяя молнии раскрыться полностью- Уверена, что холодная вода привлекает тебя гораздо больше моих жарких объятий?- позволяю себе новую вольность слегка обнять тебя за обнаженную хрупкость тонких плеч, касаясь в мимолетном поцелуе мягким губ бархата кожи твоей спины. А после отпускаю, неожиданно и резко, впрочем как и всегда. Я вновь оказываюсь достаточно непредсказуем, даже для самого себя.
-Я ведь, могу отправиться следом за тобой, не боишься?- вновь провокационно озвученный мною вопрос, когда я с интересом продолжаю наблюдать за тем, как вся легкость материи одежды, свободно скользящая по шелковой кожи твоего тела, незаметно оказывается лежащей на полу, обнажая тебя целиком.
Едва успеваю перевести свой взгляд, как ты оказываешься в море, за бортом, немедленно подхожу к металлическим перилам, чтобы убедиться в том, что с тобой на самом деле, все в порядке. Когда я стал таким? Не знаю, думаю, что я менялся все это время, но заметил только сейчас? Или жизнь изменила меня так, заставив по-другому взглянуть не только на себя, но и на окружающих меня, людей. Не могу сказать,что во мне не осталось, присущего мне эгоизма, но на данный момент меня интересует еще что-то помимо самого себя, я даже иногда нахожу это достаточно скучным, например ты.
-Долго собираешься там пробыть?- спрашиваю я тебя, уже пытаясь совладать с непослушными пальцами и мелкими пуговицами рубашки, слишком часто усыпающими дорогой шелк ткани. -Потому что я сейчас собираюсь присоединиться к тебе, ты ведь не думала, что я оставлю тебя там одну?- последняя одежда оказалась ловко сброшена мной, так же как и лестница, без которой впоследствии нам вряд ли удастся обратно забраться.
Делаю последний рывок вниз, неожиданно оказываясь рядом с тобой.

+1

25

В синем солёном море хочешь плескаться ты.
Белое и сухое - море моей мечты.
Как на воздушном шаре, сбросив ненужный груз,
на пузырьке в бокале радостно вверх несусь,
Чтоб пару часов, как прежде, в мире пожить цветном,
А после уснуть в одежде мёртвым сном.

   А разве я могу быть довольной? Да, спас, наверное, я должна сказать спасибо, но отчего-то язык не поворачивается. Я хотела упасть, до сих пор хочу, а ты мечешься из крайности в крайность, то желая повлечь меня за собой в пропасть, то вытаскивая практически с края обрыва. Запутываешь меня, заставляешь вновь сомневаться, но нет, я уже решила. Окончательно и бесповоротно. Если один день я проведу рядом с тобой также безумно, как раньше, ничего не произойдёт. Завтра всё будет иначе, и я стараюсь верить в это. Меня не затянет, отпустит, я вернусь, но сейчас я хочу наплевать на всё – на правила и на все проблемы, хочу прожить этот вечер так, чтобы пожалеть потом. Знаю, что это плохая идея, я уверена на все сто процентов, но меня так влечет ко всему этому, к тебе. Ничего не могу поделать.
   И тебе ведь нравлюсь я такая намного больше, ты ведь именно этого добивался, Малкольм. Так получай, вот так вот легко, даже почти не пришлось напрягаться, чтобы вытащить из меня ту самую девочку четырёхлетней давности. И ты раскрепощаешься ещё больше, видимо, из-за моих резких перемен. О боже, ты вводишь меня в ступор на пару секунд. Сказанная тобою фраза так и крутится в голове, я пытаюсь сообразить, что ответить и как себя вести, но ничего не приходит в голову. Да, я помню, что не стоит реагировать на всё, что ты говоришь столь серьёзно или принимать это близко к сердцу. Я даже скучала по твоим комментариям, опошляющим всё. И я ведь ничего такого не имела в виду. Совершенно.
   - Не подавай мне дурных идей, если не хочешь, чтобы я взяла их за основу, – серьёзно произношу я, но не могу скрыть улыбки. Пытаюсь реагировать как обычно, как раньше, не принимая во внимание… но в голове всплывает тот поцелуй, малейшие прикосновения, которые теперь уже я не знаю, что значат для меня. Ты меня путаешь. Скрываешься за моей спиной, пытаясь разделаться с молнией платья, а во мне всё замирает, потому что я не вижу твоего лица, не могу знать, что ты задумал и задумал ли что-то. Смотрю перед собой, в никуда, сделав глубокий вдох и пытаясь не дышать, пока молния тебе не поддаётся. Я будто бы чувствую эти неловкие движения твоих пальцев, ощущаю, как замок не хочет ползти вниз, но недолго – платье начинает медленно спадать.
   - Оставь их на потом. Возможно, позже я передумаю, а пока да, я всё же иду в воду, – немного резко – я понимаю это, уже сказав, и никуда не денешься. Я не обещаю, не люблю давать обещаний, но я оставляю надежду. И мне ведь и правда будут необходимы жаркие объятия после ледяной воды.
   Ты едва заметно, тонко, легко касаешься губами моего плеча, заставляя меня вздрогнуть, я вновь оказываюсь в твоих объятиях, надолго ли? Не успеваю задуматься, но ты уже ответил на мой вопрос, выпуская меня, резко, неожиданно, почти прогоняя от себя. Ты всегда это делаешь. Каждый раз. Раз за разом. Зачем? Я хочу понять, я почти понимаю, но всё равно буду задавать этот вопрос. Что заставляет тебя это делать? Хотя бы раз отойди от привычного.
   - А мне нужно бояться? Присоединяйся, если пожелаешь, – отвечаю я, пожимая плечами, делая вид, что мне это вовсе неинтересно, мне всё равно. Лёгкая ткань скользит по моему телу, я ощущаю это почти каждой клеточкой, пока платье наконец не оказывается на полу. Провожаю его взглядом, после чего делаю пару шагов, чтобы совсем избавиться от ненужной одежды, чтобы она не загораживала мне путь. Долго думать не приходится, ведь я уже всё решила, так что через пару мгновений я ощущаю, как погружаюсь в воду. Холодно. И кто же меня надоумил на такое? Не месяц май на улице, совсем не купальный сезон. Вода обжигает своей прохладой, я выныриваю с глубоким вдохом, пытаюсь прийти в себя и переубедить себя в том, что мне холодно. Вода прекрасная. Освежает. Приводит в тонус и выводит весь алкоголь из моей крови, ибо я уже не ощущаю этого приятного состояния и головокружения.
   Ты что-то спрашиваешь, я пытаюсь сосредоточиться, чтобы разобрать слова, но прости, я занята тем, что мне действительно холодно. Если плавать – становится чуть теплее, но не помогает окончательно. Слышу, как опускается лестница. Это тонкий намёк на то, что пора возвращаться? Ан нет, просто ты решил последовать моему примеру. Зря.
   - Я бы не советовала, но ты ведь не спросил, – произношу я, как только вижу тебя рядом, мои зубы дрожат, и я ничего не могу с этим поделать. Внезапно становится слишком смешно, чтобы сдерживать этот порыв, и я смеюсь, выпускаю на волю свой звонкий смех, рассекающий звук лёгких волн. - Мне бы пригодились твои жаркие объятия через пару минут, – всё ещё дрожащими губами произношу я сквозь смех, подплывая ближе. Я не спешу вылезать из воды, пусть мне и холодно, стараюсь двигаться, чтобы продолжать чувствовать свои конечности. Тебе тоже холодно, Малкольм? Жаль, что я не предлагала своих объятий взамен.

+2

26

Слишком спешно прыгая в воду, я оказываюсь в ней раньше, чем мог предполагать. Ее холодные объятия весьма не гостеприимны, они болезненно жалят, подобно осам с острым жалом, не понимаю, что тебе может нравится в боли?
Боюсь спугнуть тебя, стараясь быть практически незаметным, но мои движения в воде выдают меня ее легким плеском и призрачным шуршанием. Мое отражение, также как и твое искажается в плавной ряби черного зеркала воды, смешивая воедино наши причудливые образы и яркий блеск одиноких огней яхты.
Мне нравится создавшаяся интимность нашей обстановки, она интригует и пленяет, практически столь же сильно, как и твое обнаженное тело, тонкие очертания которого я могу лишь только угадывать по изящным изгибам твоих плеч. Мне ничего не стоит оказаться к тебе ближе, особенно сейчас, когда мы оба находимся в прохладных водах ночного моря, как будто в только что опустились в глубокий бассейн с безопасным дном. Но кажущиеся здесь спокойствие и уединение весьма обманчивы, поскольку никогда не знаешь, чего следует ожидать в следующую минуту в незнакомых тебе водах открытого моря.
Тоже страшно? Боишься? Не думаю, впрочем как и я, даже после того, как морская вода вымыла из моей крови остатки алкоголя и наркотического порошка, я не стал менее безумным, думаю, что все дело было в моем понимании действительности, которую я не мог воспринимать серьезно, предпочитая о ней думать, как о какой-то площадке для увлекательных игр.
-Через пару? А что ты скажешь, если прямо сейчас?- я вновь оказался позади не на недозволенном расстоянии откровенной близости, вновь улавливая тонкие ноты ее слабого дыхания аромата, пытаясь разгадать язык жестов, ее чуть дрожащего тела. И если мое сознание все еще пыталось понять происходящее, то мои руки все решили за меня, в уверенном жесте, слегка приобняв ее за хрупкость тонких плеч. Мне не стоило труда, внезапно развернуть ее одним резким порывом, но я предпочел сделать это, как можно более медленно, интимно что ли, не в моем характере делать подобное, но ради Леи я готов был постараться.
-Все еще хочешь остаться здесь?- немного нагло, с легко читающимся в моих словах вызовом, произношу я, наконец оказываясь слишком близко к ее влажным, от соленой воды, губам. Они чувственны и желанны, их мягкие контуры и таинственное сияние, переливающихся на коже капель воды, сводят меня с ума, я понимаю, что больше не могу ждать- нет смысла, поэтому в это же мгновение накрываю ее губы своими жарко и похотливо. Продолжаю целовать ее столь же страстно и откровенно, несмотря ни на что, лишь сильнее, в порыве собственного желания стягивая ее влажный шелк темных волос в пальцах сильных рук. Казалось, в этот момент меня больше ничего не интересует, возможно именно так все и было, рядом со мной, в прохладной воде морских вод находилась шикарная девушка, разве могло быть что-то лучше этого?
-Все еще не хочешь подняться на борт? Там нас ожидает теплый плед и бутылка согревающего ликера. Я помогу. Разумеется, находиться в холодных водах незнакомого моря казалось мне не слишком удачной идеей, к тому же весьма неудобной- я все еще находился в неком напряжении от того, что могло произойти, тогда как на борту чувствовал себя более удобно и комфортно, это придавало мне уверенности.
Именно поэтому я поспешил вновь оказаться наверху, достаточно ловко преодолевая несколько маленький ступеней лестницы, чтобы обернувшись в тоже мгновение, помочь выбраться из воды и Лорелеи, которая как я был уверен, уже успела немного замерзнуть, даже несмотря на то, что никогда не согласиться признать подобное.
Наверху, как я ей и обещал, встретил теплыми объятиями, мягкого флисового пледа и бокалом согревающего вишневого ликера, пожалуй единственного ликера, который предоставлял мини-бар яхты в то время, как сам предпочел немного плеснут себе в стакан, уже ставшей достаточно привычной для себя, терпкой горечи виски.
Вечер продолжается...

+1

27

Some of them want to use you
Some of them want to get used by you…
I wanna use you and abuse you
I wanna know what's inside you
Movin’ on, move along

   Услышав всплеск воды, я начинаю озираться. Темнота не даёт мне разглядеть тебя сразу, уловить движение совсем рядом, лишь лёгкая рябь по воде выдаёт твоё местоположение. Вновь озираюсь какими-то рваными движениями, пока не слышу твой голос. Успокаивающе, несмотря на наглость. Ты заставляешь меня улыбнуться, едва уловимо, уголками губ. Чувствую твоё присутствие рядом, позади меня и невольно напрягаюсь, не видя твоего лица, которое мне, впрочем, обычно также ни о чём не говорит, как и интонация твоего голоса, но всё же. Ты превосходный актёр, я не различаю, где правда, а где ложь, сказанные тобою.
   Я не отвечаю, реагирую молча с замиранием сердца на твои объятия. Медленно разворачиваешь меня к себе, так не похоже на тебя, но я вроде бы не подаю виду, словно издалека наблюдаю за всем, словно это и не я сейчас рядом с тобой, вновь попадаю в этот капкан. Я просто не знаю, что делать. Наглость твоих действий обезоруживает меня, это удивительно. Я ведь совсем не из робкого десятка.
   - Ты решил утопить меня? – мой голос дрожит. Мне всего лишь холодно и нет, это не от того, что ты так близко. Совсем не из-за этого. А ты ближе и ближе с каждой секундой, с каждым новым сказанным тобою словом. И я чувствую, как непонятная паника овладевает мною. Заворожено глядя на тебя, просто замираю, не хочу задумываться о том, что будет завтра, хочу, чтобы этот момент был вечным, никогда не заканчивался. Я не буду думать сегодня, пожалею об этом завтра, но сегодня всё будет так, как будет.
   Не успеваю ответить, да и нечего отвечать, я продолжаю подстраиваться под события, твои губы так близко, слишком близко, и на этот раз это и моё желание тоже. Впиваюсь пальчиками в твои плечи, так сложно не чувствовать опору под ногами и дело не только в воде, целую жадно, требовательно, мысленно объясняя всё алкоголем в моей крови, хотя ведь умоляла себя не задавать лишних вопросов, отключить голову. Не хочу терять этот момент, этот поцелуй, оставь всё как есть. Едва ли успеваю понять, ощутить, что вкус твоих губ вновь потерян, поднимаю на тебя взгляд, такой же потерянный и непонимающий. Ты опять сделал это.
   Ощущаю новую волну дрожи по своему телу, ты прав, пора убираться отсюда и закутаться в тёплый плед. Но я не спешу, переводя дух, кажется, холодная вода сейчас совсем кстати. Но всё же решаю подняться на борт, последовав твоему примеру. Ты, как и обещал, укутал меня в плед, а в моих пальчиках уже красуется бокал с ликёром, но я продолжаю дрожать, ещё сильнее закутываясь в плед и пытаясь согреться. Пару глотков обжигающего горло ликёра, такой яркий контраст. Смотрю на тебя, закусывая губу, - мне нечего сказать, я не знаю, что сказать. Я всё ещё немного потеряна, знаешь ли, не понимаю, что здесь вообще происходит и как я здесь оказалась.
   - Тёплого пледа и бутылки ликёра недостаточно…«Этого недостаточно, этого никогда не будет достаточно». Мне вспоминаются твои слова. Я говорю тихо и без единого намёка на улыбку, вообще без единого намёка. Просто смотрю на тебя, как-то особенно выжидающе, прищурив глаза и чуть склонив голову набок. Ещё пара глотков ликёра, чтобы занять себя хоть чем-то, кроме наблюдений за тобой. Не знаю, откуда во мне это взялось, могу вновь винить алкоголь – это наиболее верный, наверное, путь, чтобы не чувствовать себя потом слишком виновато и неправильно. Видишь ли, я заранее настроена на подобное, заранее уверена, что ничего из всего этого не выйдет, и дело не во мне. Я боюсь разочароваться, слишком боюсь, что даже заранее придумала уйму объяснений и отговорок, чтобы было легче завтра терять тебя при всём нежелании.
   - Мне холодно, – произношу я, виновато поджимая губы, сама ведь лезла в воду. И по всем законам жанра я ведь не должна была признаваться? Никогда бы не призналась, правда, перетерпела бы, укуталась сильнее в плед и согревалась бы предложенным ликёром. Но сегодня как-то всё не так, удивительно и неправдоподобно. Я делаю всё наоборот.

+2

28

Мне хочется продолжения. Мне не известно насколько долгим оно покажется нам, оказавшись на самом деле. Мне не хочется думать о будущем,ты ведь знаешь, мое безнадежно.  Я живу мгновением, для меня не существует прошлого, которое стерто резиновым ластиком, забывающего все, временем, у меня нет будущего, возможно оно появится завтра, на восходе нового дня, но сейчас у меня есть, лишь мгновение и оно полностью принадлежит тебе. Так не будем заставлять его томиться в ожидании нас обновленных, но по-прежнему слишком знакомых.
Мне хочется чего-то особенного, но я понимаю, что неизбежно стремлюсь к тому, что мог безвозвратно упустить в прошлом...тебя? Понятия не имею есть ли у тебя парень, возможно даже муж, но признаться мне откровенно все равно, я готов рисковать, сегодня, сейчас, всегда. Именно поэтому мне, совершенно не нужно твое приглашение, я уже успел все решить за нас, исход сегодняшнего вечера, непредсказуемости  нашей внезапно произошедшей встречи, как будто я действительно слишком долго готовился к тому, чтобы обнять тебя.
Ты. Я. Это как возврат к прошлому, которого у нас с тобой никогда не было. Все равно. Слишком очевидно, слишком желанно, слишком стремительно, чтобы попытаться что-то изменить. Не хочу. Не желаю. Думаю, что и ты тоже. Сегодня мы смелые, очевидные, сегодня мы те, кем всегда хотели быть, но не осмеливались нарушить предписанных правил обществом. Сейчас все иначе, ты и я, мы другие и все же прежние.
-Я все ждал, когда ты попросишь меня об этом-резким залпом допиваю свой бокал, смотря на тебя своим хитрым немигающим взглядом, чуть прищуренного коварства глаз, продолжая самонадеянно нахально улыбаться через прозрачную призму тонкого стекла бокала прежде, чем уверенно поставить его на поверхность стола, от которого я начну свой отчет по секундам, навстречу к тебе. Раз, два...
Будь уверена, что на третьем он обязательно прервется, но пока у меня все еще остается перед тобой мое выгодное преимущество, моя сладкая ложь- Шутка.- внезапно резко подмечаю я, продолжая внимательно следить за реакцией в твоих, расширенных под действием алкоголя, черных зрачках глаз. Мне нравится улавливать на из дне собственное отражения, подмечая для себя то, что ты по-прежнему не без удовольствия взираешь на меня, продолжая с прежним достоинством сохранять наш негласный зрительный контакт. -Но в любом случае, мне чертовски приятны твои слова. Звучит как предложение, ты не находишь?- становлюсь невыносимо заносчив, но ведь тебе это нравится? Мои широкие ладони в уверенной мягкости аккуратного прикосновения, ложатся на твои хрупкие плечи, прикрытые тонкой тканью флисового пледа, когда я с загадочным блеском дьявольского огня  в глазах, совершаю несколько поступательных шагов тебе навстречу. Это похоже на головокружительный танец, только это не он. Мои губы в жарком порыве своего естества накрывают твои, как будто испугавшись, что потеряли прежний вкус, дерзко украденных у тебя, поцелуев. Терпкий привкус вишни,я узнаю. Становлюсь чуть более настойчивым, когда практически незаметно подталкиваю тебя к небольшой, уютной софе, медленно стягивая с твоих тонких плеч, ставший таким ненужным и даже обременительным лед, а после самозабвенно страстно, переключаюсь с желанной чувственности твоих губ на тонкую линию шеи и плеч, еще чаще, еще неистовее.
-Даже не вздумай теперь передумать- приглушенным шепотом, практиески задыхающегося коварства предупреждаю ее я, когда проворные пальцы моих длинных рук находят миниатюрную застежку ее бюстгальтера, чтобы избавиться от мешающего процессу, ненужного элемента одежды, почувствовав легкую дрожь приятного жара твоей кожи на своей.

+1

29


   Я всё ещё как будто сомневаюсь в правильности своих решений, хотя мне это не свойственно. Мне в принципе не свойственно думать, когда в крови играет алкоголь, принимать какие-то решения и тут же оспаривать их, но я ведь делаю всё наоборот сегодня, не так ли? Только это совсем не в мою пользу, это ещё больше путает. Прошлое наступает мне на пятки, привнося в мою жизнь помимо воспоминаний новые ощущения и возможности. Я пытаюсь заново дышать полной грудью, не переосмысливая ничего, просто делать, совершать и не останавливаться, будто бы убегая, пока прошлое продолжает играть со мной. И я жду той отметки, когда назад повернуть уже будет нельзя.
   А ты по-прежнему невыносим. Я узнаю тебя в дьявольском блеске твоих глаз, в каждом движении и слове. Ухмыляюсь, на мгновение закатываю глаза, и если бы я смущалась от каждого сказанного в мой адрес пустяка, то сейчас на моих щеках виднелся бы румянец. Но нет, я не позволю тебе настолько близко подобраться и мучить меня, я умею лгать, как и ты. Может быть, не столь искусно, может быть, ты и способен видеть и различать эту ложь, но у меня был лучший учитель. Испытываемые эмоции легко отражаются в глазах и в этом нервном и резком покусывании губ, как бы я ни пыталась скрыть. Зачем все эти разговоры? Пустая трата времени, особенно когда прекрасно знаешь, чем закончится наша встреча и эти безумные посиделки. У меня такое впечатление, что я всё же попалась, что всё заранее было предписано тобою, а я следовала по написанному сценарию, сама того не понимая. Ты манипулируешь мной. Ты знал обо всём наперёд, а я лишь обманываю себя, пытаясь убедить в том, что не догадывалась. Я просто не хотела видеть и осознавать, не хотела поддаваться, но в итоге – всё одно. Тебя можно поздравить, ведь так?
   Вновь закатываю глаза, наигранно недовольно цокая языком о нёбо. Прекрати этот спектакль. Улыбаюсь только лишь кончиками губ, не отводя своих глаз, будто бы это негласная игра в гляделки и я не хочу проиграть хотя бы здесь. Пытаюсь выискать хотя бы какие-то преимущества своего положения, копаюсь в собственных мыслях. Тщетно. Ты запутал меня с самого начала, и тот поцелуй, поверь мне, был слишком неожиданным для меня. С него ли всё началось или с того момента, как ты поймал меня взглядом на вечере?
   Слишком близко и по-прежнему непривычно ощущать вкус твоих губ на своих губах. Горький виски. Ты всё более настойчив, как и этот поцелуй, я даже на мгновение теряюсь, ощущая под собой мягкую поверхность, лишаюсь и пледа, в следующую секунду оказывающегося не на моих плечах, а где-то на полу. А после таю, теряюсь ещё больше, без возможности вернуться назад, в твоих поцелуях. Страстно и нежно вниз по шее, к плечам, мелкими дорожками. Перестаю дышать, чувствую, что просто нет возможности. И я ведь сама на это подписалась, почему же всё так неясно по-прежнему…
   - Это угроза? – тихо выдыхаю, не скрывая задорного огонька в глазах, но не предоставляю возможности ответить, накрывая твои губы своими, просто молчи. Но разве ты когда-нибудь меня слышал? Вцепляюсь в твои плечи, длинными пальцами вплетаюсь в короткие волосы, ощущаю вкус виски на губах, уже такой привычный и такой желанный. Я не хочу останавливаться, и это противоречит здравому смыслу, который откуда-то узнал путь к моей голове, но я упрямо продолжаю не слушать никого, кроме себя. Сейчас не место и не время.
   Разум затуманивается, я разучилась думать, просто следую за своими желаниями, избавляясь от ненужной и мешающей одежды, от ненужных и таких же мешающих мыслей. Меняя всё это на лёгкие прикосновения, нежные и требовательные одновременно поцелуи. Вкус виски смешивается с привкусом вишнёвого ликёра, с новой силой даёт в голову, распространяется по венам опьяняющим чувством вседозволенности, затуманивает рассудок. Я позволяю слишком многое тебе, себе. И перешагиваю ту самую черту, после которой уже было бы глупо возвращаться или бежать. Я сама того хотела, сама пожелала углубиться в свои желания, утягивая тебя за собой. Эгоистично ли? Не думаю. Я сама себе позволила падать, растворяясь в твоих объятиях и не задумываясь о том, что должно произойти потом. Не могу, не хочу, не в силах оторваться от твоих губ, оставляю едва заметные на твоей коже следы от пальцев и ноготков, нежно-страстных прикосновений.

+2

30

Ты оказалась права, нам совершено не нужны слова. Они грубы, жестоки и бессмысленны. Мне необходимы твои губы, нежную мягкость сладчайшего меда которых я продолжаю с отчаянием искать, медленно и с чувством скользя вдоль душистого бархата твоей кожи, незаметно наполняющей мои легкие тончайшим ароматом твоего существования. Нежная и беззащитная, мне нравится чувствовать твой невыносимо тонкий трепет, практически незаметной дрожи хрупкого тела. Мне определенно доставляет удовольствие ощущать насколько сильными могут оказаться мои руки, с легкостью удерживающие тебя в своих запрещенных объятиях, делающих практически невозможным твое освобождение. Но ты не спешишь оказывать, даже намек на сопротивление и я принимаю это, как твое согласие на то, чтобы мои поцелуи стали более откровенными, а жадные прикосновения к мягким изгибам твоего женственного тела более жаркими.
Наше дыхание, разделенное на двоих в приятной истоме поцелуя заставляет наши тела повиноваться внутренней агонии, превосходно несдержанных чувств. Мной сейчас управляют эмоции, надеюсь и тобой тоже. Мне не нужны твои признания, мне необходимы твои прикосновения, не требуй от меня возвышенности высокопарных слов, я все еще жажду насытиться твоей чувственностью и страстью.
Совершенно забывая про наличие одежды, я не спешу бесцеремонно сорвать ее, предпочитая немногим дразнить тебя, испытывать, находя в этой мучительной прелюдии свой неистовый, эмоциональный вкус. Мои, становящиеся все более откровенными, поцелуи неизбежно спускаются вниз, вдоль тонкий линий твоего гибкого тела, чувствуя, чуть солоноватый привкус на губах твоей кожи, покрытой тонким стеклом прозрачных капель, таинственного мерцания холодной воды. Мне нравится путаться длинными пальцами рук в твоем влажном шелке темного-каштана волос, позволяя себе с чуть большей силой наматывать их на собственную кисть, все более откровенно отводя твою голову назад, чтобы сполна насладиться новыми, прежде остающимися неуловимо скрытыми от посторонних глаз, участками кожи. Я нахожу в этом особенную, практически незабвенную прелесть, вновь дотрагиваясь и касаясь тебя, даже в самых потаенных местах твоего возбужденного тела. Каждый миллиметр твоей кожи не останется без моих вызывающих ласк, бурной неистовостью которых я продолжаю упиваться, немного грубо и страстно, совершенно бесцеремонно срывая с тебя тонкую фактуру, промокшего насквозь тонкого кружев белья. Мне определенно нравится легкая дрожь пульсации твоего тела, столь откровенно стремящегося ко мне, когда наши тела оказались обнажены, как и незаметно пронизывающая их электрическая сетка нейронных импульсов, которая продолжала реагировать на каждое из прикосновений твоего, изнывающего от жажды, тела.
Я хочу тебя...действительно хочу, именно поэтому не имея терпения больше ждать, я медленно и с должной аккуратностью, в каждом из своих последующих движений, опускаю тебя на мягкую поверхность бархатной софы, путаясь в, множестве устилающих простыней и декоративных подушек, но уверенно нахожу тебя, с ново неистовой силой принимаясь к откровенным ласкам и движениям.
Медленно и с чувством, как в замедленной кинопленке движений я провожу по мягкому контуру твоего бедра, выше, соскальзывая по его внутреннему контуру, чтобы собственными пальцами рук должным образом коснуться твоей влажной и горячей слизистой, с еще большим желанием, вспыхнувшим внезапным огнем в глазах, наблюдать столь неистовой ты таешь, ловя каждый твой вздох, срывающийся стоном с, чуть разомкнутых створок губ. А после продолжая удерживать с тобой негласный зрительный контакт уверенной пронзительности, достаточно резко вхожу в тебя, заставляя нас от неожиданности задержать дыхание прежде, чем продолжить легкую агонию неистовых движений, наших извивающихся тел, вновь.

+2

31

Игра стоит, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » история [не] повторяется дважды