Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гудбай, Америка!


Гудбай, Америка!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:
Dante Alvaro
Anna Donato
Giovanni Riccardi
Medeya Gini
Ksandr Romano
Brie van der Berg
Место:
Место - Карибские острова, отель "Guayarmina Princess", название никто нормально прочитать не может, называем его просто "Принцесса". Спонсор - самая щедрая мафия Сакраменто.
Погодные условия:
Самые что ни на есть замечательные!
О флештайме:
Летим на частном самолете мафии, шикуем, господа. В отеле для шести человек отведен целый этаж, но это не значит, что ни с кем другим взаимодействовать нельзя. На третьем этаже живут русские, так что на пляже можно драться с ними за лежак.
Расселение по номерам соответственное - все знают, кто с кем живет)
Отдыхаем по системе "Все включено", Данте не пожалел денег (хотя сам еще об этом не знает;)), так что для дам - СПА, сауны, магазины, пляжи, бассейны. Мужчины наверняка только и будут делать, что бухать и драться, ну да ладно, их дело.
Расписания у квеста нет, кроме самого основного - на перелет двенадцать часов, вылетаем в пятницу утром, к вечеру мы уже на Карибах.
Играть начнем с аэропорта, лететь тоже будем все вместе.
Да прибудет с нами сила!
http://s3.uploads.ru/rFsNf.png

*Для вопросов

+4

2

Офф

Что бы мы не скучали в полете я сразу решила вас по доставать)

Внешний вид

http://i051.radikal.ru/1303/8e/1f34448db577.jpg

Что нужно Мэдэе для счастья? Да, в общем, практически ничего! Частный самолет, сидящего рядом возлюбленного мужчину, компанию из замечательных друзей и несколько часов полета до острова в Карибском бассейне. Она честно пыталась сдерживаться и вести себя как обычно, но получилось это у нее ровно до того, как она села в самолет. А потом понеслось! Никто из этих людей никогда не видел Джини такой. Ну, разве что кроме Данте, да и тот скорее имел возможность лицезреть облегченную версию.

Женщина потеряла всю свою серьезность и превратилась… в девочку подростка. От предвкушения предстоящего отдыха она разве что не визжала, хлопала в ладоши и прыгала. Хотя ерзала на своем месте порядочно, постоянно поворачиваясь и обращаясь к какому-то из попутчиков. Сказать по правде, радоваться посещению Карибов, на которых она была последний раз только маленькой девочкой, Дэя могла бы и в одиночестве. Но все же одна черта от старой Джини никуда не подевалась и какие бы эмоции путешествие у нее не вызывало, план отпуска составлялся всегда и при любых обстоятельствах. Только сейчас она летела не одна, поэтому желая провести как можно больше времени с каждым из их небольшой группки принялась приставать и надоедать им уже в самолете.

Достав небольшой блокнот и ручку, она выбрала первую жертву, которой стал, естественно, Джованни.

- Рик, а Рик, - начала Дэя голосом маленькой девочки, выпрашивающей игрушку. – Скажи, а ты же умеешь летать, да? А научишь меня? А возьмем самолет? Если нет, то полетаем на дельтаплане? А давай с парашютом прыгнем? А давайте сплаваем на рыбалку? За акулами! Поныряем в открытом океане! – Уже на втором вопросе Джини начала вертеть головой, как бы подразумевая, что обращается ко всем. Более того, каким-то непостижимым образом каждое ее предложение появлялось в блокноте в графе «обязательно сделать». Оставалось только поставить галочку напротив. – Альваро! А отправимся в рейд по закусочным, ресторанам и генделям? А пабам? Интересно, тут есть пабы? Тут должны быть змеи! – Фирменная карточка Мэдэи – перескакивание с темы на тему. - Хочу съесть змею. Говорят, когда ее убивают и вырезают сердце, оно бьется еще несколько минут, а если его съесть становишься невероятно мудрым! И кровь надо попробовать. И мясо. Надо найти змей! Данте, будешь есть со мной змей? – Новые строчки появлялись со скоростью, которой позавидовал бы даже уже набравший высоту самолет.

- О! – Заорала Дэя после секундного перерыва. – Романо, а  пойдем искать местный рынок? Купим у местных мачете и пойдем разведывать джунгли! Интересно, тут можно вывозить пойманных животных? А мертвых? Ты не в курсе? А еще хочу себе новый нож! – Джини почему-то решила, что подобное предложение заинтересует Ксандра, памятуя их первую встречу как раз во время спарринга, когда Мэдэя была позорно повержена. - Аня, Бри! А вы тут уже были? Знаете хорошие магазины? Обязательно нужно будет выехать в город! Уедем на один деть от мужиков и отправимся транжирить деньги!

С каждой фразой глаза у нее загорались все сильнее и сильнее. Она вертела головой, ожидая ответа, но не оставляя и малейшего шанса вставить хотя бы пол слова. И все же осознание пришло, хоть и с опозданием.

- Нууу, - уже намного спокойнее протянула будущая покорительница джунглей и поедательница змеиных сердец, - на месте решим, да? – И отвернулась к окну, уткнувшись лбом в иллюминатор, и наблюдая над проплывающими внизу облаками.

+5

3

- Так, еще раз по списку. Мои 14 купальников.
- Есть.
- Твои одни шорты.
- Есть.
- Косметичка.
- Это вот этот третий чемодан? Есть.
- Бритва.
- Зачем она мне?
- Моя, блин.
- Есть.
- Презервативы.
- Смешная шутка.
- Это была не шутка.
- Ты же сказала, что принимаешь таблетки.
- Когда это я такое говорила?
- Не говорила?..
- Не говорила. Так, едем дальше. Данте. Дани! Что с тобой? Почему ты на меня так странно смотришь? Данте! Данте, ты что, в обморок упал?!

- Ничего себе.
- Что, милый?
- Ну, ты послушай.
- Эм... Ничего не слышу.
- Вот именно. Ти-ши-на.

- Все-таки хорошо, что у тебя такие родители, и они забрали детей.
- Да, и знаешь, чем мы сейчас займемся?
Через двадцать минут оба спали без задних ног.

- Аня, мы опаздываем.
- Я почти собралась.

- Мы правда опаздываем!
- Ну сейчас, сейчас!

- Аня, у меня уже бензин кончился!!!
- Да я все уже!!!

Ехали в полном молчании. Аня пыталась докрасить второй глаз, Данте думал, нахрена он поехал на своей собственной. Впрочем, у аэропорта должен был ждать Френк, который и носильщик, и парковщик, и домработница на ближайшую неделю, и главный по выгулам Персика, у которого внезапно началась весна и сами понимаете...
Температура на улице стояла что-то около двадцати, и такие резкие перепады действовали на Альваро отнюдь не самым лучшим образом. Вся эта канитель с тайной подготовкой, собраниями с Ксаной и Риком по вечерам, выборами места, настолько настоебала всем троим, что негласно было решено - опустить Карибы как минимум литров на пятьсот чистого алкоголя. Короче, типичная мафия Сакраменто - во главе стола остается никто, а столпы сего общества в запое. Ну, случается, всем же надо расслабляться.
Аня буркнула что-то вроде того, что не был бы Альваро так любезен вести менее по-шумахерски, а то у нее уже весь нос в туши, на что Альваро буркнул в свою очередь, что не была бы ты, Анечка, так любезна, делать все заранее, а не валяться в кровати, пока Данте с безумными глазами носился по дому, пытаясь ее разбудить. Снова побурчали друг на друга, тут еще по работе позвонили, Альваро разорался на них, Донато - на него, чтоб не орал, потом поорали друг на друга и успокоились, посмеявшись над какой-то идиотской шуткой Данте, в стиле:
- Эта табуретка меня всю дорогу бесит, - табуреткой была обозвата женщина весом под тонну за рулем впереди чих-пыхающей Микры.
Потом опять замолчали. Аннушка снова принялась за свой многострадальный глаз. Данте не удержался от комментария по этому поводу, что точно сказал - уже забыл, но точно помнил, что ответил потом Ане:
- Ну я-то и без косметики красивый, - ровно через секунду, когда уши заложило от ора любимой, Альваро понял, что погорячился. Перед глазами стояли секс, виски и кокс карибский. А он сидит в образе пирата на троне, и Аня как наложница у ног. С одним ненакрашенным глазом и своими четырнадцатью комплектами купальников.
- Все, брейк, - когда голова начала ныть от "пиления", тихо сказал Дани, паркуясь у аэропорта. В дверях уже ждал Френк, который завидев босса, тут же почесал навстречу. - Аня, долго, счастливо и регулярно, - улыбнулся Альваро, закончив монолог своей женщины кодовой фразой, которая в их семье обозначала команду "хватит ссориться". Была еще одна, но применялась она в самых крайних случаях - "может, по тарелочке борща?" если вы понимаете о каком борще идет речь.
- Чемоданы в... куда-то там, ключи на, - откомандовал дон своему телохранителю и повел под ручку Анну внутрь. Где и скинул радостно на Бри с Медеей, традиционно расцеловав всех в щеки, перекрестившись от наряда Ван Дер Берг и послав мужикам взгляд той самой солидарности: "она вынесла мне весь мозг".

Ступни сразу же утонули в мягком ворсистом ковре внутренней отделки самолета. Писаные маслом картины, роскошный хай-тек и огромные кресла, обитые кремовой кожей. На столах уже стоят бутылка вина и виски, плюс ваза со свежими фруктами и газеты, выглядящие так, словно их только что тщательно прогладили утюгом раз пять, не меньше.
– Альваро!
- А? - оторвался от созерцания разрисованной газеты Данте и поднял голову. - Буду, - сурово ответил следом, а потом добавил в конце монолога: - На месте решим, ага, - и снова повернулся к мужикам, продолжая колдовать над газетой: метафорические кружки Америка-Азия, крошечная Европа между и куча стрелок туда и обратно.
- Короче, пацаны, план такой, сами знаете, что герыч идет к нам черед Флориду, а до этого стоит еще на Сицилии, поэтому не трудно догадаться, сколько процентов порошка и соответственно бабла мы теряем. Предложение простое, но придется покорячиться. Будем делать свой собственный прямой коридор. Ксан, подлей еще, - ну понятное дело, что без дозы алкоголя уже не обошлось. - Еще по одной, и после я торжественно предлагаю перекур.
А потом развернулся к женщинам и внезапно произнес:
- Хотите, смешную историю расскажу? Как я компот варил, - Аня-то знает, Аня-то видела, и весь вечер валялась от хохота, а Данте ходил очень грустный и печальный. Но другие не знают, что у них с Аней теперь общие дом и ложе, и вообще, Аня, чо делать будем? У нас же один номер на двоих.

+5

4

- Кто заказывал нам номера? Что значит "я"? Про то, что мы палимся, ты не подумал? Про то, что они на нас обидятся, что мы им раньше не сказали? И кому тут какая разница, что некогда было раньше? И вообще, надо было брать два разных, ты бы как Ромео влезал на мой балкон... Да не упал бы, ты же у меня... Эй, ну ты что, обиделся? Ну не обижайся, иди сюда, я тебя поцелую, нуууу!
Вот Вам типичная Аня в паре фраз. Сама придумала, сама поругалась, сама пришла мириться. Идеал, а не женщина!
Мужчины решили сделать  женщинам подарок. Мужчины собрали деньги, женщины - чемоданы. Привет, Карибы! Аня в организацию якобы сюрприза не вмешивалась, потихоньку упаковывала свои вечерние и не очень туалеты, сумки для детей, которые едут к Уэйтам, вооон ту подушку, Даня, ну о чем ты говоришь, я не могу спать на подушке из отеля. Столько дел, столько дел, что взять, что оставить, поставить дом на охрану, нанять садовника, а то все зарастет же, и да, Альваро, нам нужен садовник, а то что мы как нищие?
- Разбуди меня завтра в девять, ладно? А то я ничего не успею, - попросила Аня в вечер перед днем икс, засыпая щекой на животе Альваро.
- Матерь Божья, час дня! - заорала Донато в день икс, забегала, засобиралась, перекусить, одеться, накраситься, здравствуйте, папа Уэйт, пока, дети, Джон, веди себя хорошо и кушай брокколи, Марк, Сильвия, кричите поменьше, до свидания, папа Уэйт, забирайте эту бутылку, какие вопросы, милый, а тебе еще рано, не косись на меня, как на врага народа, на тебе сэндвич.
Господи, до чего ж Аня утомилась! В машине она даже огрызалась не сильно охотно, ибо устала и глаза размазала. Альваро решил показать, кто тут мужик и вел машину так, что Анна чуть "в свой кофе помаду не уронила". На просьбы вести потише Данте ответил отрицательно, Аня показала себя натуральной бензопилой "Дружба", а закончилось все поцелуями и "сколько нам еще ехать? Ну, я успею".
В общем, когда демо-версия семьи Альваро погрузилась на борт частного самолета, Донато хотела одного - снова спать. Она ж теперь хорошая мама, давненько не пила, так что попросила у стюардессы пятьдесят грамм виски и приготовилась заснуть. Ага, как бы не так.
- Конечно, Меди, я свожу тебя в модный молл, и змею ты тоже скушаешь.
Кажется, Донато теперь со всеми говорит, как с детьми неразумными. Аня лихо опрокинула стакан и наклонилась ближе к Бри:
- Турецкая баня, мед, текила... Ох, и отдохнем! Слушайте, - это уже к мужчинам, - сколько можно-то говорить о работе, ну!
Донато попробовала пнуть кресло Данте, промахнулась, ударилась мизинцем левой ноги и свела бровки домиком, расстроилась. А ведь еще надо придумать, что сказать друзьям, когда их с Данте спалят за каким-нибудь углом во время обнимашек. Ох, воистину, тяжела и неказиста жизнь подружки мафиози. Никто кроме меня и не справится!

внешний вид

http://s2.uploads.ru/LcIhX.jpg

+5

5

- Буду. На месте решим, ага.

«Што?!» - опешила Дєя от ответа Альваро. Так и хотелось закричать: «Кто ты и что ты сделал с настоящим Данте?» Уж от кого, а от этого человека она ожидала полной поддержки и встречных предложений. Таких как не только сожрать, но и словить эту самую змею самим в джунглях, попутно прихватив парочку огромных волосатых пауков и если не съесть их, то хотя бы попужать Анну с Бриджит. Ну, или, на худой конец, отправиться не ловить, а плавать с акулами, парочку из которых таки поймать и забрать с собой в Сакраменто, а аквариум уже на там организуем.

Но нет! Она получила только сухое «буду» и «на месте решим», а в конце еще и дурацкое «ага». Дон Данте Альваро определенно нравился Джини намнооооого меньше чем выпивоха Джон Уэйт. В прочем, спасти друга еще можно было, чем такая добропорядочная и великосветская дама как Мэдэя и собиралась заняться по прилету. Во всяком случае, предстоящие издевательства над Бри и Анной со стороны совершенно невменяемой садистки Джини были отложены как минимум на несколько дней. Спасибо Данте, спасителю женщин.

- Зануда,
- буркнула себе под нос Дэя и тут же переключилась на Донато, так же по неосторожности откликнувшуюся на ее бредовый поток мыслей в слух. – Не-не-не, какой к черту мол? – В недоумении уставилась на Анну дамочка, выворачиваясь в кресте. – Молы и в Сакраменто есть. На кой черт нам фирменные магазины? Базары наше все! Цивилизацией мы и так сыты по горло в этих Штатах. Хотя вот от хорошего массажа я бы не отказалась. Но снова таки, местные они знаешь какой массаж делает? Знаешь? Нет? Вот и попробуем! – Очередная лыба до ушей.

Наверняка вы спросите, куда же подевалась та уравновешенная, спокойная, приятная женщина и почему на ее месте дикое, необузданное животное? А вы представьте ситуацию. Вы всю жизнь хотите стать космонавтом и полететь на Марс? И вот в течении нескольких десятков лет усиленно готовитесь, учитесь, проходите испытания,  идете к цели и вот, когда вы уже взрослый, состоявшийся человек, даже немного потерявший  надежду на осуществление своей мечты, таки вылетаете на тот самый Марс. Несколько часов и вы будете первым человеком ступившим на Красную Планету! Представили? А теперь умножьте свои эмоции раз так в семь. Умножили? Ну, вот теперь вы имеете представление о том, что чувствует Джини. И плевать, что это всего лишь долгожданный отпуск с друзьями и знакомыми, дружба с которыми только начинает завязываться и крепнуть. Целое событие в жизни простой женщины с иногда детским взглядом на мир.

– И, кстати, змею есть буду не только я,
- многозначительно протянула Дэя. – И возможно даже не только змею. – У Джини напрочь отсутствовал страх перед всякого рода живностью, приводящую в панический ужас или вызывающую омерзения у большинства нормальных людей. Потерявшись как-то в лесу с другом детства Диком, они нашли пещеру и добывали еду охотой и собирательством. В прочем, ничего кроме насекомых мелкие детишки поймать так и не смогли, а всякие букашки оказались весьма неплохими на вкус и удивительно сытными. Правда, пытались-то они поймать как раз таки змею, но это им ни разу не удалось. Видать именно поэтому дамочка так жаждала смерти ползучего гада и желала увидеть его вырезанное и бьющееся сердце.

Но вообще-то у Джини была весьма серьезная цель для поездки. Она не просто так ляпнула про рыбалку в океане. Страх перед открытой водой ослаб по сравнению с детством, но заставить себя войти в воду она до сих пор не могла. Именно по этому Дэя так редко ездила в путешествия в города, что находились на побережье моря или океана. А если и ездила, то никогда не подходила близко, предпочитая любоваться бескрайней гладью издалека. Вспомнив о своем страхе, Мэдэя притихла и погрузилась в воспоминания слегка погрустнев.

+3

6

В квартире царил пиздец. Хотя я теперь даже не удивляюсь тому, почему это у меня с утра пораньше болит голова? По комнатам, играя в догонялки, носились три тушки: Робин, Гудини и Бри. Кое-как разлепив глаза, завернувшись в одеяло, ибо одеваться мне было в падлу только для того чтобы рявкнуть – мол, «тишина должна быть в библиотеке», я пошуршал в гостиную.
Захожу я, значит, в эту обитель хауса, открываю рот, чтобы сказать какое-нибудь из излюбленнейших матерных слов, как вдруг взглядом натыкаюсь на аккуратный ряд раскрытых чемоданов. Первая реакция – ступор, а потом внимательное изучение содержимого подсказало мне, что там вещи не только Бриджет, но и мои. Внезапно.
- Я что-то не понял… - начал было я неуверенно, когда в комнату ворвался Робин, зажав в зубах мой найковский кроссовок.
- Твою ж мать, - кидаю в собаку тапком, но мимо, ибо этот мелкий засранец всегда был очень изворотливым. Где-то в сторонке с надменным видом за всей этой сценой следил мой доберман Гудини, ему явно было скучно. Поправляю упавшее с плеч одеяло, плотнее в него завернувшись, и во всё горло взываю к нечистой силе:
- БРИДЖЕТ! – а вот и она, выглядывает из гардеробной, а на моське улыбка во все тридцать два…
- Это что такое? – подхожу к сестре в одном тапке и одеяле, при этом тыча пальцем на чемоданы. – Мы переезжаем или что? Опять Декстер? Итальянцы? Русские? Китайцы что ли, прости господи? – удивлённо спрашиваю, вспомнив, как ещё совсем недавно я угрожал пристрелить какого-то китайца и его собаку за неприятный инцидент с Робином.
- Подожди, - мой взгляд падает на мужские плавки с жёлтыми утятами, которые Бри подарила мне на первое апреля в прошлом году. – А это зачем? – спрашиваю и тут же щурюсь, с подозрением изучая лицо сестры.
- Как каникулы? Карибы? – удивление на моём лице читалось слишком явно, а в таком опешившем состоянии я был слишком лёгкой мишенью для Гудини. Доберман подкрался сзади, клацнул челюстями ухватившись за край моей импровизированной «туники» и унёсся вместе с ней в спальню, наглым образом стащив с меня одеяло. Робин, который уже давно точил на меня зуб, весело фыркнув, понёсся следом за Гудини, как я полагаю, устраивать вакханалию на моей постели.
- Я вас на улицу выгоню! – кричу им в след, стоя посреди комнаты в семейных трусах и одном тапке. – Обоих! – сурово добавил я и, отобрав плавки у Бриджет, ушёл в свой эмо-угол, а на самом деле на кухню, варить кофе…
***
Мне, может, и говорили о поездке на Карибы ранее, да только я ведь и забыть мог. Дома появляюсь редко, работа, работа и ещё раз работа. Устаю, как собака, сплю, как убитый, а утром, как зомби опять на работу. Непривлекательная жизненная ситуация, что не говори. Но, как бы там ни было, чемоданы были собраны, кроссовки отвоёваны и билеты куплены. Бри цвела и пахла, что само по себе меня безумно радовало. Люблю, когда она беззаботно улыбается, а в глазах искрится счастье. Сразу на душе как-то тепло становится, появляется ощущение, что всё хорошо и замечательно, а такое бывает с нами со всеми очень и очень редко.
Вот мы уже сдали свой багаж и поднялись на борт самолёта. Бри плюхнулась на соседнее кресло, я заказал фисташек и воды, а затем принялся вертеть головой по сторонам, пытаясь вникнуть в общий шум и гам, который в основной своей массе шёл от Медеи.
- Мачете? Да не вопрос, - пожимаю плечём и откидываюсь на спинку сиденья. – При одном условии, мы потом с тобой их в бою опробуем. А то ведь скука смертная на этих Карибах небось. Не пристрелить кого-нибудь, не избить, не наебать… - глянул на даму, покривился и продолжил: - не обмануть в корыстных целях, в смысле.
Да, что ни говори, а этикетом я никогда не блистал. Поэтому тяжело мне будет быть джентльменом, хотя ещё минут десять я героически постараюсь, а потом просто забью на это дело и буду щёлкать фисташки, кидаясь скорлупой в сестру.
- Свой коридор? Это можно, - понимающе киваю в ответ на речь Данте. – Хрен с ним, покорячимся для такого дела-то. А не захотят по-хорошему, будет им по-плохому. Давно мы не стреляли… Сколько там, месяц прошёл, меньше? Скукота-а-а… - протягиваю нараспев и слышу недовольное Анино «фе!».
- Ладно-ладно, - поднимаю руки вверх, - Я молчу, это всё Данте, - свалив всё на "серого", кидаю косой взгляд на Бри, у которой каким-то чудом в руках оказался журнал со Стэтхэмом на обложке.
- Блять, отдай мне эту ересь! – вырываю журнал из рук сестры и, скомкав его в несуразный шар, бросаю в мусорное ведро у прохода. В яблочко! Прямое попадание прямо в цель. – Сколько можно на этого лысого глазеть? Ну пиздец же, Бри… - ворчу недовольно и кидаю в сестру скорлупку. «Вот тебе!» – Мужика тебе надо, серьёзного, настоящего, не лысого мужика. – Никогда не мог понять этот культ и общий восторг от стэтхэмовской лысины. По мне, так моя шикарная брюнетистая шевелюра покруче будет, но меня на обложках журнала не печатают. Чё за херня? Обидно же…
- Ребят, а давайте по приезду нажрёмся и набьём кому-нибудь морду? – воодушевлённо спрашиваю у друзей, весело переводя взгляд с Данте на Рика и обратно.

+6

7

внешний вид;

- Ну, Саня, отдай! – капризничаю, словно дитя малое, не обращая внимания на то, что пара ребят из охраны кидают в нашу сторону косые взгляды. – Отдай мою сумку! Я сама могу понести, вот, видишь? – и в подтверждении своих слов демонстрирую трицепс на левой руке. 
Закатив глаза и не получив желаемое, я уперла руки в боки и насупилась. Для вида, разумеется. Мало того, что итальяшка – вредина мешал мне паковать мои семь пар босоножек и восемь купальников в три чемодана (я все четко рассчитала по математической формуле, между прочим, я же блондинка – интеллектуалка, мать ее!), так еще и не хотел собак с Джоном оставлять. Ну, подумаешь, поскучают без нас немного, главное, что с голоду не помрут.
- А здесь где-нибудь продаются орешки? – сиротливо озираюсь по сторонам, все еще хмурая и недовольная тем, что даже покушать на дорожку не дали. И не только покушать. – А туалет есть?
Вот он, извеченный вопрос всех блондинок и не только их. Как только ситуация по важности зашкаливает за сотню, сразу же приспичит в туалет, потом водички попить, потом пожевать чего-нибудь. И вот я уже рыскаю глазами в поиске заветной таблички, хватая Саню за руку.
- Сходи со мной, я одна боюсь и ничего здесь не знаю, - перехожу на шепот, ибо стыдно, ибо не солидно, но Романо, он такой, он поймет. – Ну сходииииии.

Сходили, блин. Еще б раз так сходили и опоздали бы точно. А все потому, что на своих ходулях я подвернула ногу, надулась, пыталась переобуться как раз перед каким-то гражданином в форме, который хотел потребовать у меня документы, но чемодан раскрывать прямо в аэропорту мне никто решительно не разрешил. Дьявол. Но, не велика беда, как говорится.
Резко испортившееся настроение вернулось обратно, когда я разглядела на горизонте знакомые фигуры. Неужели мы действительно это делаем? Какая еще мафия может похвастаться тем, что стреляют по всяким там мудакам плечом к плечу, а после пьют коктейли у бассейна. Красота же!
- Красота же, - расслабленно проговорила я, скидывая туфли в салоне самолета и забираясь на удобное сидение с ногами. О, да, это Вам не чартером летать!
- Короче, пацаны, план такой, сами знаете, что герыч идет к нам черед Флориду, а до этого стоит еще на Сицилии, поэтому….
Ну началось. Я закатила глаза и достала заранее приготовленный журнал, ибо подозревала, что все быть идеально просто не может. И вот в тот самый момент как мой взгляд столкнулся со стэтхэмовской лысиной, мисс Джини принялась трещать без умолку. От удивления я бросила разглядывать мужчину своей мечты и с интересом уставилась на брюнетку, не скрывая улыбки. Бог ты мой, если бы она всегда была таким живчиком, мы бы подружились уже сто лет назад.
- Акулы? Змеи? – неуверенно переспрашиваю я, боковым зрением поглядывая на Аню. – Ээээ. Аня, ты ничего не хочешь мне сказать?
А дело все в том, что я жутко боюсь всех этих тварей, которые там руку откусить могут или ногу, поэтому заранее допытывалась у Донато, не угрожает ли нам опасность. На что мне сказали, что большая вероятность умереть от бразильской депиляции, нежели пострадать на отдыхе с нашей бравой мафией. Эх, Аня, Аня!
- Хотите, смешную историю расскажу? Как я компот варил.
- В ванной, что ли? – оторвалась от журнала, в котором поспешила спрятаться от мыслей об акулах, плавающих вдоль берега. Хотя, если думать логически, то около берега они плавать просто не могут. И в унитазах тоже не живут, да.
- Турецкая баня, мед, текила... Ох, и отдохнем! – наклоняюсь ушком к Донато, улавливая ход ее мыслей.
- Потрешь мне спинку? – хихикаю и наблюдаю за тем, как она, мать семейства, опрокидывает спасительный стакан куда-то внутрь себя. Не стакан в прямом смысле этого слова (хотя она умеет), а то, что в нем плескалось. Мне подумалось, что тоже было бы неплохо промочить горло, но тогда я промочу себе мозги, меня укачает в самолете, а остановочку, чтобы погулять, сделать не получится.
И, кстати, змею есть буду не только я, - предательское чувство, что змею придется лопать и мне в том числе. – И возможно даже не только змею.
- Мисс Джини, - я сложила журнал в руках, - чур, Вы пробуете первой, а то я после того, как устрицы попробовала, боюсь провести весь отпуск в номере.
Печальный опыт, да. Смеюсь и не замечаю, что журнал из моих рук был довольно нагло и бескомпромиссно вырван. Ага, Романо! Так и знала, что где-то за фразой «Иди купи себе журнальчик» кроется подвох.
- Блять, отдай мне эту ересь!
- Сдурел что ли? – пытаюсь протестовать я, но куда там, этот уже вовсю разошелся. Рвет и мечет, аки Халк местного разлива.
Сколько можно на этого лысого глазеть? Ну пиздец же, Бри…
- Он не лысый! – пытаюсь оправдаться я, кидая сиротливый взгляд на урну. – Аааань, скажи, что не лысый, да? Он ж как Дизель, только наоборот, - но Саня не оценил шутку юмора и принялся дальше гнуть свою линию, отчего мне захотелось согнуть что-нибудь в руках.
Мужика тебе надо, серьёзного, настоящего, не лысого мужика.
- Ай, Романо, - я небрежно махнула рукой и насупилась, разглядывая свои сброшенные на ковер туфли.
- Ребят, а давайте по приезду нажрёмся и набьём кому-нибудь морду?
- Чего?
Рукалицо. Ладно, все мы и так подозревали, что основная цель наших дорогих мужчин по-быстрому нажраться и свалить в чилл-аут. Главное, не забыть в последний день вывести их на пляж, чтоб на океан-то полюбовались хоть разочек перед отъездом.

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гудбай, Америка!