Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Они встретились в Москве. Бедная Москва.


Они встретились в Москве. Бедная Москва.

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Они все еще лежали на кровати, Света молчала, а Саша объяснялся ей в своих чувствах. Да, возможно бы сказали, что все что произошло, было ошибкой, хотя так и было, наверное. Парень думал по-другому, обоюдное желание, ведь он чувствовал, как она сама хочет, да и сейчас поздно задумываться над этим. А влюбленность играет свою роль, когда одна боль зажила и больше не показывала свои когти, начнется другая, а она обязательно начнется. Любовь не бывает без боли. Как и никто не рождается без той же боли и мучений. Жизнь дается только для осознания, что не испытывать совсем ничего невозможно.
-Да тебя! Кого же еще? – с улыбкой спросил он, проводя ладонью по ее телу. – Тебя, тебя.
Она еще не верила и была похожа на ребенка, на эдакого ребенка, который почему-то не верил человеку. Даже к этому вспоминается отрывок из советского мультика Фунтик, честное пречестное, вот тоже самое.
- Правда, чистая правда, - подмигнул Александр.
Все же они год общались, ну за исключением той ссоры, которая разорвала и их и персов на долгие полгода. Да плевать, это будет им уроком, потому что никто не прислушивался к мнению другого. Но теперь все по другому, все.
- Глупышка! – возмутился он с улыбкой на губах. – То, что было сейчас между нами, это для меня значит многое. Свет…
Он замолчал, ведь не знал как сказать, что пришло ему в голову, оценит ли она, согласится ли? Страх отказа, и страх не восприятия идеи парня. Он и сам боялся это сказать, озвучить и вообще. Почему так сложно?
А ведь до приезда в Москву мысли были другие, общались бы и общались, а не были бы связаны теперь этой тайной, которая способна разбить Светкину пару. А как потом будет жить сам Александр? Ведь он влюбчивый, и никак не везет. Каждый новый роман, приносит чувство полета, чувство невесомости, а потом, хоть вырывай сердце с душой. И потом же мозг будет укорять сердце. Вот попробуй, сука, еще раз влюбись. Снова заклеивать сердце лейкопластырем, клеем, зашивать ниткой с иголкой. И потом долгие месяцы в депрессии, восстанавливать свои нервы. И каждый раз лезть в телефон или в отдельную папку чтобы посмотреть фотографии, и опечалится потом, снова горевать, снова забываться в объятиях других.
- Свет, я знаю, что ты любишь своего парня, но может ты подумаешь…бровь все, поехали со мной ко мне? Будем жить у меня, переведешься с учебой. У нас полно институтов, и журфак, и что только хочешь. А я буду работать, и на пока останусь на заводе, я потом буду пробоваться в ментовку. Прошу только о том, чтобы ты была со мной.
Испытывающий взгляд его темно-карих глаз, даже можно сказать черных. Он приподнялся на локте, выжидая какой-то нужной паузы.
- Я смогу нас прокормить, у меня трехкомнатная квартира, если не хочешь жить с моей мамой, то я так и останусь на заводе, и буду выбивать нам квартиру. Только будь со мной.
Глупость! Да как же так можно? А вот можно, а вот нужно? Нашли же друг друга!

+1

22

Его прикосновения обжигали, били током, каждое поглаживание вынуждало вздрагивать и краснеть еще больше, теряясь взглядом на лице парня. Типичная дурочка, стоило услышать признание в любви, как мучился несчастный Сашка, и уже жалею, присматриваюсь, обдумываю что-то... когда дома милый весь изводится, думая, что за друг там издалека нарисовался такой-растакой. А зря. Ведь я по-прежнему думаю, что мне сладких шестнадцать, когда половину ответственности можно смело скинуть на кого-нибудь рядом, а самой думать - ну ребенок же, тем более, несовершеннолетний, что с меня взять? Вырасти выросла, а вот желание спихнуть все на близлежащего осталось. И очень жаль, что это отразилось и на верности. Теперь нет меня как меня. Есть я - обычная потаскушка, которая купилась на звуки и придыхания. Можно меня иметь, можно меня любить, только сердце черствеет, а слезы так и хотят наворачиваться на глаза. Но из последних сил пытаюсь этого не делать. С Санчо мы ведь видимся первый раз, поэтому он может испугаться подобного. На самом деле, это нормально. После секса. Слезы. Нормально для меня то есть.
-Многое... - эхом повторила за ним, завороженно следя за улыбкой. А как это - многое? То есть.. он будет хотеть, чтобы мы были как Тони с Эммой? Но мне не хотелось повторять их историю, хотя бы только потому, что расставание могло повториться, а заново в подушку плакать в упор не желалось. Да, а вы что думали, легко разорвать нити с человеком, с которым связывало столько всего? А Эмз убивалась по моей указке, вместе со мной, вместо меня... Или я терзалась в ее лице... До сих пор не могу понять, что заставляло мое сердце разрываться на кусочки, видя знакомый ник. Возможно, какие-то чувства? А что, кроме гормонов, могло сподвигнуть меня на измену? На близость с ним? Ведь просто желание было и раньше, только я не давала ему волю. А теперь? Мне было страшно, очень страшно, потому что мы одним лишь действием разрушили все, а что строить надо - непонятно. Вместе? По отдельности? Как объяснить милому? С таким грехом за душой ни одна церковь не отмолит, один лишь путь - на панель. Ну или, может быть, еще в петлю. И я настолько задумалась, избирая варианты дальнейшей жизни, что сперва и не заметила, как парень рядом начал говорить, -К тебе? - переспросила растерянно лишь в самом начале, а дальше даже и перебивать страшилась. Просто лежала и прокручивала в голове им сказанное, готовая сорваться на истерику. Дело в том, что фобий у меня было немного. В отличие от Эммы. Но одна из них мешала все жизненные карты в кучу. Всегда. Это боязнь сожительствовать с мужчиной. До дрожи в коленках, до стука зубов... От одной мысли начиналась паника. Столь серьезный шаг! Ухаживать не столько за собой, сколько за ним, но при этом всегда выглядеть на уровне. И это при том, что теперь мужчина будет видеть, как создается красота без грамма косметики. И сонная рожа по утрам. И вечно торчащая сбоку кудряшка, не выпрямляемая ничем. А все остальное? Нет, нет, НЕТ!! Только как бы помягче рассказать это тому, кто за один день умудрился трахнуть чужую девушку, признаться ей в любви и предложить бросить все, в том числе и свою любовь, свою семью? Помягче? -Послушай... - дебильное слово, ведь так он сразу поймет, что надежды можно развеять по ветру, -На самом деле, мне очень страшно. Безумно. И это не только потому, что то, что сейчас произошло... немного неправильно. В том плане, что не по порядку и слишком быстро. У меня в голове какая-то каша и... мне очень страшно бросать все и... еще страшнее, жить с мужчиной, - честно, как на духу, глаза в глаза, хотя кожа уже готова покрыться мурашками ужаса от его возможной реакции, -Ты знаешь, что мы очень нестабильны в общении с тобой, поэтому... Мне нужно время, чтобы осознать. И решиться, - Боже, да я никогда не говорила подобных слов, -Ты мне нравишься, - взгляд на щетину, будоражащей воображение, -И даже очень, поверь. Просто позволь поразмыслить месяц или два. И эээ, - короткая запинка в речи, я не понимаю, как сказать самое важное, то, что мне придется пнуть руины ради призрачного счастья... или просто ради честности в мире, -Мне нужно будет объясниться с парнем. Ну ты понимаешь, - смущение овер9000, я пытаюсь отвести взгляд и понимаю, что, возможно, выражаюсь очень коряво. И теперь Сашка может подумать, что все его слова улетели в трубу, но это не так! И вообще, если подумать, его нельзя травмировать. После той девчонки... я сама тысячу раз говорила, что он должен научиться любить. А вдруг уже? И я так с ним поступаю. Но ведь все сказанное - правда. Не могу так быстро решиться и переехать и... жить не одна. Да и не понимаю, правильно ли делаю. Время, время, ты мне необходимо!
Но как сделать так, чтоб он не обижался? Хотя бы отвлекся? Может... нет, это грех, еще один, еще хуже, чем тот! Но... куда уж хуже, с другой-то стороны? И я... приняла одно из очередных глупых решений. Спустилась вниз по постели, встав на четвереньки, и неуверенно прикоснулась губами к его животу. Раз, два, три... вниз. Он возбужден. Как, снова? Быстрый. Делаю лишь то, чему научилось за год плюс-минус сколько-то жизни в постели с моим. Аккуратно касаюсь головки члена языком, медленно обводя окружность, оставляя влажный след. Взгляд поднимаю на Сашку, -Ты дашь мне время? - скромная улыбка и вот, губки уже обхватывают "гордость" парня, делая аккуратное скольжение вниз. Не намного, давая ему привыкнуть. Тут же поднимаюсь вверх, задумчиво приостанавливаюсь на секундочку. Снова вниз, глубже, начиная терзать плоть вновь, и снова язычком. Нехитрая процедура, если выполняешь с упоением. Прерывистое дыхание Санчо без слов показывает, что делаю все правильно. Можно взять немного поглубже, не переходя на космическую скорость, нет. Пока еще рано. Для начала тихо, медленно, плавно. Как бы дразня. Скольжение одно за другим. Губы припухли от наслаждения, которое я доставляю другому. Не понимаю, почему женщины так противятся минету. Боятся, что не смогут? Эгоизм беспокоит? Нет. Это кайф. Особенно если иногда поднимать взгляд и видеть, как прикрываются темно-карие очи, а изо рта парня вырывается хрип. Безумие. Страсть. И только потом стыд.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-04-05 13:33:56)

+1

23

Итак, карты раскрыты, и все остальное уже зависело от ее слов. Волновался ли Саша? Конечно, ведь если будет отказ. В этот раз он уже не поверит своим чувствам, и заморозит их на долгое время. Как произошло с той, которую любил всем сердцем. Чтобы потом с весны, мучить себя. Нет! Эта сука мучила его. Он спрашивал, зачем она ему пишет, на что ответ был такой: я не могу без твоего общения. То есть замечательно вообще! Можно издеваться над сердцем парня, находясь по ту сторону Урала, он же ничего не сможет сделать. Да не сделал, оборвал общение, надоело, удалил из аськи, из скайпа, удалил отовсюду, а вот номер телефонный оставил. Почему это сделал, парень сам не знал. Возможно, просто оставлял кусок своего воспоминания, вон она записана ее реальное имя и рядом фамилия, под которой она играла тогда на той ролевой. Саше казалось, что он сошел с ума, что оставил ее номер, и даже помнил наизусть. Глупо. Глупость несусветная, просто сошел с ума.
- Да ко мне, а что тебя так удивляет? – спросил он, не понимая к чему этот вопрос.
И тут сразу начались сомнения. А правильно ли он сделал, и нужно ли было сразу такое говорить, а с другой стороны, если бы он не сказал сейчас, то  когда бы он это сказал бы? После того, как она плакала бы в ванной над своей изменой. Тони внимательно наблюдал за ее реакцией, и мимикой, чтобы сразу угадать ее чувства, и предугадать все.
- Свет, А когда у нас было все по порядку? Мы даже на ролевой были самой экстраординарной парой, разве нет? Чем сейчас мы будем похожими на других? – он засмеялся, не отрывая взгляда от девушки, лежащей напротив, от ее лица. – Не бойся, ничего не бойся. Нестабильность будет всегда, но теперь я не смогу от тебя отказаться. Дать тебе время?
И тут воспоминания нахлынули и Саша повернулся на спину, глядя в потолок. Ему не раз говорила та самая про время, да и он сам тоже просил, они оба допросились времени и тем самым оба остались в своих городах, при этом один с разбитым сердцем, а другая замужем и ребенком. Кто остался не удел? Снова время, и снова оно сыграет не самую приятную роль. Наверное, просто они не должны были так сделать, и вообще не должны были встретиться, как и с той.
- Конечно…Я понимаю… - пробормотал он.
«Снова собирать свои осколки надежды, чтобы они не ранили заново. Все к черту! Не буду больше ни к кому привязываться. Видимо так и становятся кобелями, не уважающие девушек за разорванные сердца».
И они так лежали, каждый думал о своем, а Саша уже не желал оставаться в этом номере ни секунды, и хотел было уже одеться и выйти на улицу, потеряться, заблудится в Москве, побродить по улицам, сделаться частью той серой массы москвичей и не совсем, чтобы сделать рожу кирпичом. Но не успел как Эмма, точнее Света встала на четвереньки и начала делать то, чего он не ожидал, и лишь только на ролевой, только там, только такой  интим, а тут реальность, точнее тот мир превратился в этот? Александр запутался, и уже ничего не понимал. То просят время, то делают минет. Тут каждый запутается. А там чем дальше в лес…тем сильнее возбуждение. Парень откинул голову назад и тяжело вздохнул.
- Да…- прохрипел он. – Времени столько, сколько ты захочешь…
На этом он взял ее за волосы, и начал уже практически самостоятельно сам направлять ее голову, пока не решил пойти по-своему. Схватил ее, и повалил на спину, навалившись сверху, поцелуи движения, стоны и мокрые тела. А через минут пятнадцать, они уже валялись на кровати задыхаясь от удовольствия.
- Так сколько тебе времени надо? Я тебе еще свои  два номера оставлю, чтобы так на всякий случай.

+1

24

- Да… - ну а я о чем говорила? Действует же, -Времени столько, сколько ты захочешь… - а можно год, два, лет десять на решение? Или лучше целый век? Так сказать, великолепный. Слишком сложный выбор для той, которая делает несколько ошибок подряд и жалеет втихомолку. Или же нет? Боже, если ты от меня еще, грешной, не отказался, направь на путь истинный, забудь наш уговор о невмешательстве! Ну? Действует?
Пока я лихорадочно размышляла о том, как дальше жить, губы мои остановили свои скольжения, и Сашка это заметил. Снова намотанные на руку волосы, я задыхаюсь от его жесткости и от того, что все происходящее вызвано просто желанием. Но... любовь? Можно ли дурить себе этим голову? Не понимаю, не могу понять, не хочу! Парень сам направляет послушную голову, податливый ротик, готовый доставить удовольствие ему, лишь бы не принимать решение именно сейчас. Я скатилась в пропасть и теперь оттуда не вытащит никто и ничто. Даже истинные благие дела и намерения.

Он сдирает меня с себя и кидает спиной на кровать, наваливаясь сверху. В глазах моих - вопрос, страх, мольба. Не хотелось загружать совесть еще больше, ведь она и так готова была собрать монатки и уйти из сердца своей хозяйки. Но говорить что-либо не пришлось: в то же мгновение я вздрогнула от его резкого движения во мне, закрыла глаза и хрипло задышала. Будь что будет, в конце-то концов! Могла бы уже и свыкнуться с мыслью того, что меня можно пользовать. А розовые очки спали. Но там будто потоп, а из губ вырываются стоны между лихорадочными поцелуями в уголки губ и щетину... да я просто сука! Других эпитетов не подберешь. Как только могла так поступать с любимым? Теперь мне нужно будет скрыться, просто необходимо. Спрятаться в пещере от собственного позора, но мысли все равно будут преследовать, сам себя не порежешь на куски! И часть, отвечающую за память, просто так не выкинешь! Боже. Не помогай мне. Я буду гореть в аду, выгибаясь на раскаленной сковородке так же, как и сейчас поднимаю бедра навстречу обезумевшему от страсти парню, нависшему надо мной. Шлепки мокрых тел. И странная, блуждающая по моему лицу улыбка. Стоит удовлетворить - и тут же становлюсь ленивой и доброй кошкой, розовой лужицей ванили, у которой можно просить хоть еще один минет, хоть кофе в постель, хоть в ЗАГС под фанфары... на все буду соглашаться. Но миг этот мимолетен. И потому, когда уставший Дубровский рухнул рядом, я положила его руку себе между ног. Хотел он поиграться или нет, но так чувствовала себя хотя бы защищенной.
-Дай мне месяца полтора, - лениво кивнула на его слова о телефонах, -Только не теряйся.
Потому что мы, конечно, поступили, как два идиота. Но Эмма и Тони в этом не виноваты, как и их детки. Моей героине еще рожать надо третьего малыша, и она не заслуживает того, чтобы мы из-за своих сексов-побегушек-разбежашек забыли про нее. Будем жить, как раньше. Точнее, Саша. А я буду разруливать сложившуюся ситуацию. Ибо, черт возьми, все же честная. Признаюсь милому в измене. Посмотрю, что он скажет. Вы знаете, он ангел. И если он меня простит, то... будут долгие раздумья. А если нет... тоже. Замкнутый круг. Но я точно знала, что решение принять будет непросто. Особенно, если оно о перспективе переезда. Ох. За что мне все это?

Мы проговорили с Александром остаток вечера и порешили, что разъедемся по домам на следующий день, чтобы я сразу начала размышлять. И ничего мне при этом не мешало и не отвлекало. Так оно и случилось. Вскоре я уже сидела в своей комнатке с желтыми обоями в Новгороде и, плача, крутила в голове мысли о случившихся признаниях. И оценивала значимость близости. И... убивалась взахлеб, ненавидя себя. А что делал в это время Сашка? О чем он думал? Не знаю, даже представить не могу. И от этого было еще страшнее, чем когда-либо.

+1

25

Что это, черт возьми, было? Сумасшествие? Идиотизм? Или все же какая-то сверхсила издевается над этими двумя молодыми, чтобы просто поиздеваться. Другого слова автор подобрать не сможет. Было лишь обидно то, что эти двое не встретились раньше, что у них не было то, с чего должно начаться.
Как же они задыхались от того, что было всего пару минут назад, и вообще что это? Что это, мать вашу? Это два идиота, нет это все же два идиота. Ни дать, ни взять. Он просто смотрел на нее, вот ничего лишнего, он как художник проводил пальцем по контурам ее тела, по изгибам, но в следующий момент его рука была у нее между ног. Никакого удивленного взгляда, все словно как и должно быть. Хотя это она же сама засунула руку парня. Саша не знал, что это было, и был ли намек на очередную близость. Ну, а что? Силы были, и желание, если его раздразнить, но пока ничего, лишь молчание и Света только прижалась к нему. На ее лице был страх, ужасный страх, словно она делала самый сложный выбор в жизни. Стоп! Она и так это делала! Кто сказал, что это просто? Это же взять и оборвать все связи, просто взять и отрезать, переехать в другой город, и жить там, на птичьих правах. Все страшно.
«Я наверное тоже испугался, будь  меня такой выбор. Хотя, черт…был. Я им не воспользовался, откладывал на месяц, два, три, и потом что я удивляюсь, что потерял ее?».
Из той переписки:
Она: Саш, а на какой фильм лучше пойти?
Я: Не знаю.
Она: Сегодня собираемся идти.
Я: С кем? С подругой?
Она: Нет, с мальчиком.
Я: Вот оно что…понятно. Приятного просмотра.
Зачем он вспоминает о ней? Да он сам не знал. Ему хотелось избавиться от ее имени, воспоминания и этой переписки, но чертова память дает о себе знать всегда. Больно, обидно, и это никуда не денется, это будет всегда. Печать, татуировка, как черная метка, только в этом случае медленно и мучительно умирает сердце. Но странное чувство, что Саша забывается, как и за это время в Москве про ту, которая разбила ему сердце и оставила ему лишь оплакивать свою самую большую в жизни любовь, все, что было до этого детский максимализм.
На следующий день они распрощались друг с другом, пообещав созвонится, но он-то догадывался, что и в этот раз ничего не получится, что Света станет как и та, лишь очередным лейкопластырем на сердце и одним воспоминанием в голове. Поезд, длинная дорога, дом, и задумчивость, странная задумчивость, которая просто задумчивость. Нет, это тоска и грусть, по всему тому, что произошло, и что могло бы произойти, если бы не одно но, что девчонке потребовалось время, обычное такое время, чтобы обдумать. Саша даст время, он добрый, только доброта эта ему по жизни столько палок в колеса всунула, что с каждым разом он превращается в озлобленного ежика.
«Что теперь делать? И как дальше жить?».
Вот действительно, два самых главных вопроса: что теперь делать? И как дальше жить?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Они встретились в Москве. Бедная Москва.