Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » look into my eyes, it's where my demons hide.


look into my eyes, it's where my demons hide.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:
Иса энд Доми
Место:
один из самых подозрительных баров в городе.
затем квартира Доминик

Погодные условия:
легкий ветер доводит до мурашек
О флештайме:
Эстель тяжело переживает смерть пациента, и отправляется в бар, залечивать душевные раны. Действует при этом опрометчиво, совершая большую ошибку. Бар с не самой положительной репутацией готовит для молодой особы свои препятствия, с которыми ей пришлось бы справляться, если бы не Доминик.
Риверс в пух и прах ругается с братом, посылает его к черту, хлопая дверью квартиры и уходит бродить по улицам. Что-то внутри подсказывает заглянуть в тот самый бар, он словно магнитом манит девушку. Обнаружив там Эстель, Дом без всяких объяснений уводит девушку прочь, не задумываясь о том, что они по сути и не знакомы.
Две девушки, вечер, алкоголь, квартира в их полном распоряжении. У каждой из них своя проблема, а алкоголь и внезапная тяга словно бальзам на душу. К чему приведет знакомство при таких странных обстоятельствах?

+1

2

[mymp3]http://sacramentomuz.narod2.ru/scorpions.mp3|best is yet to come[/mymp3]
look

- Морт, оставь меня в покое, мне твоя помощь не нужна.
Прости меня, Морт. Я знаю, как долго ты ждал того мгновения, когда сможешь показать мне, что у тебя надёжное плечо, в которое я всегда могу уткнуться носом и почувствоваться себя защищённой. Через лёгкую ткань одежды чувствую, как от тебя исходят волнение и желание быть сейчас рядом со мной, словно волны взволнованного моря. Да,  чёрт возьми, вижу в твоих карих глазах, обрамлённых золотистой радужкой, эту щенячью преданность и стремление пройти вместе со мной всё то, через что мне ещё придётся пройти в этих чёртовых белых стенах. Но увидь и ты, как сильно я сейчас хочу побыть одна, сгинуть подальше отсюда, и раствориться в огромном городе.
Его надежда летит на пол и разбивается вдребезги в тот момент, как я резко разворачиваюсь к нему лицом, и впиваюсь в его глаза агрессивным взглядом. Мне хочется выглядеть чуть более уверенной и убедительной, чем есть на самом деле, поэтому, не отводя от него своих глаз, цежу сквозь зубы, подчёркивая каждое своё слово: - Послушай. Мне. Не нужно. Твоё. Сочувствие. Я. Хочу. _Одна. Побыть. Чёрт тебя дери, Морт!
Рванула вниз по лестнице, в надежде, что, быть может, задела его самолюбие (о чём уже завтра, конечно же, пожалею), что хотя бы теперь он отвяжется. Но нет – слышу его голос за спиной, он твердит о том, что не оставит меня одну в таком состоянии, и через ступеньку, чтобы не отставать, бежит за мной, уговаривая меня остановиться и поговорить с ним.
Он хороший парень, на самом деле. Он не только обладатель приятной наружности, но вместе с этим ещё и удивительно добро, глубокой души. Мы погодки, заканчивали свои колледжи и получали дипломы в один год, а теперь оба встретились в хирургии, где я – кружусь в отделении, а он впахивает в операционном блоке. Обожает свою работу на столько, что его ни на грамм не обижают многочисленные подколы в его сторону: в медицине нет такого понятия, как «медбрат», так что на равне с нами, девушки, Мортимер у нас – медицинская сестра.
Он бежит за мной до самого выхода, где успевает набросить мне на плечи лёгкий весенний плащик, который я впопыхах забыла на крючке за дверью сестринской. Хватает меня за запястье, и мы вместе выскакиваем на улицу, на сухой асфальт, где он прижимает меня к стене госпиталя и заглядывает в глаза.
Я безоговорочно знаю всё, что он собирается мне сказать в своём импровизированном маленьком сеансе психотерапии, рассчитывая меня успокоить. Мы все это знаем. Что больные умирают, и умирают гораздо чаще, чем нам того хотелось бы. Что не всегда умирающий – это отживший свой срок пожилой человек, который давно уже не только сам смирился со своей участью, но и убедил смириться с этим всех его окружающих: родных, друзей, и даже нас, медицинский персонал. Порой это молодые люди, чьи неожиданные смерти выбивают из колеи даже самых твёрдых и непробиваемых профессионалов.   
Линде, которая скончалась в страшных болевых судорогах пару часов назад, было всего девятнадцать лет. И у неё не было ничего запредельного и невозможного, девушку можно было спасти, если бы только вовремя диагностировали внутреннее кровотечение, которое в конечном итоге её и погубило. Самая нелепая смерть за всё то время, что я здесь работаю, и, несмотря на то, что вся ответственность легла на Кристофера – интерна, на чьи поруки она поступила, - чувство вины за её судьбу разделяли мы оба. Самое страшное, что на момент смерти Линда была беременна.
Один вечер, который унёс за собой две жизни, и одну огромную веру. Мою веру, которую я взращивала в себе все эти девятнадцать лет. Веру в Бога, веру  в справедливость, веру в чаши весов, которые поддерживают баланс добра и зла на этой планете; я привыкла верить в то, что всему можно найти оправдание или причину. У меня не всегда это получалось, но всё же я предпочитала верить, что просто эти причины не всегда находятся в рамках нашего понимания, что порой они – сакраментальные, потаённые. Но сегодня система дала сбой.
Мой коллега, тем временем, просил меня позволить ему поехать со мной, куда бы я ни собиралась поехать. Безвольно повесив голову, я уткнулась ему в грудь, и сделала два глубокий вдоха.
- Морт, от тебя пахнет операционной. – Ну конечно, я только сейчас заметила, что он всё ещё в своей рабочей форме. Его сильные пальцы сжали меня, он крепче притянул меня к себе, а я почувствовала укор совести. Я обижаю его своим поведением ни за что ни про что, в то время, как он так сильно печётся обо мне и о моей безопасности. В то время, как он, как ни другой, понимает меня и не желает оставлять в таком состоянии. К тому же, он единственный, похоже, кому кроме меня сейчас не наплевать на погибшую Линду.
Мы простояли так до тех пор, пока я наконец смогла взять себя в руки. Утерев слёзы о его белый халат, я подняла на него взгляд и отстранилась на пару шагов. – Твоя смена ещё не закончилась, тебе нужно идти. Со мной всё будет в порядке, правда. Я… Я к подруге сейчас поеду, выпью чаю, и лягу спать.
Он прошёлся со мной немного вниз по улице, всё ещё сжимая пальцами моё плечо и прижимая меня к своему боку,  а затем поймал такси, которое остановилось перед нами на удивление быстро. Впрочем, чем тут удивляться – человек в медицинской форме. Аккуратно, словно я хрустальная и могу разбиться от одного неловкого прикосновения, он помог мне забраться в салон, протянул водителю деньги, и назвал ему адрес. Подруг у меня не так много, тем более лучших, поэтому Морт не ошибся бы с местом, если бы я действительно собиралась туда, куда сказала ему. Едва машина повернула за угол, а госпиталь исчез из виду, я поменяла направление, назвав первую пришедшую мне на ум улицу города.
Плюс таких больших городов, как Сакраменто, в том, что здесь практически на каждом квадратном метре можно найти, чем заняться и куда завалиться, чтобы отдохнуть или расслабиться. Бар, в который по стечению обстоятельств забрела моя заблудшая душа, оказался недалеко от дороги, и завидеть его было не сложно.
Небольшое захолустное помещение, прокуренное донельзя. Отовсюду слышится нецензурная брань, и, если оглянуться по сторонам, то можно заметить, насколько мала концентрация девушек среди пьющих мужиков. Стоило мне появиться на пороге, как кожа покрылась мурашками: громкая музыка, резкие запахи, неприятный гортанный смех – всего этого здесь в достатке с лихвой, и не очень приятная картина возникает перед глазами. По крайней мере, для такой незащищённой малютки, как я. Первой мыслью стало, что зря я явилась сюда в столь позднее время без компании, но о том, чтобы развернуться и уйти – даже не задумалась. Ещё мне приходится немного прокашляться, прежде чем лёгкие привыкнут к такому «воздуху» и дадут мне возможность шагнуть в глубину.
Едва дверь за мной захлопнулась, и тут же я ощутила на себя многочисленные заинтересованные взгляды. Большинство из которых – мерзкие, я бы даже сказала, животные. Я не частая гостья в подобных заведениях, но, тем не менее, довольно быстро адаптируюсь к ситуации и ориентируюсь, что к чему. Уверенным шагом, расправив плечи и немного вскинув голову,  я направилась через весь зал в противоположный конец, к барной стойке, ощущая, как взгляды эти клеятся к моей спине, следя за каждым моим шагом.
Вскоре я узнала, что этого симпатичного молодого бармена зовут Энтони, а девушку, что сидит по правую руку от меня – Хезер. Она протянула мне свою ладошку для рукопожатия, и я, вздёрнув бровь, пожала её. Далее та заверещала о том, что раньше никогда меня здесь не видела, принялась распрашивать, как меня зовут, и откуда я, а Энтони, тем временем, предложил меня, от которого я отказалась.
- Коньяка налей. На твой вкус.
В том, что место выбрано правильно, сомнений нет. Я ещё даже выпить не успела, а мысли о бедняжке Линды запрятались где-то на закромах, не решаясь напомнить о себе и отдавая лишь пульсирующей тупой болью в области грудной клетки.
- Эстель. Меня зовут Эстель. - Право слово, инстинкт самосохранения отсутствует у меня напрочь, если в этом месте я ещё собралась и знакомства заводить.

Отредактировано Estelle Rosier (2013-03-15 11:09:19)

+1

3

внешний вид

http://s3.uploads.ru/p0ZDb.jpg

[mymp3]http://cs1-22.vk.me/d15/33a0c8dc339ada.mp3|street child[/mymp3]

- Гони прочь эту шлюху, я тебе говорю! Мой голос звучит неестественно агрессивно и серьезно, глаза горят, а руки то и дело готовы сжать кулаки. Полуголое женское тело в постели моего брата, и он, собственной персоной, стоит передо мной, едва успев натянуть на свою задницу боксеры. Снова перевожу взгляд на девушку, не скрывая презрения, затем на брата, который кричит мне что-то невразумительное, ибо снова надрался как последняя свинья. – Я заметила, ты, когда пьян, никогда не смотришь на фэйс своих одноразовых подружек. – С долей иронии в голосе, продолжаю. – Тебе скорее бы присунуть в  очередную дырку, и на этом успокоиться. На какое-то мгновение я стараюсь умерить свой пыл, начиная мысленно считать от 1 до 10. Один, два, три...
- Что ты сказала, сука? Краем глаза замечаю, как та приподнимается с постели, неряшливо обматываясь простыней, рвется ко мне, чтобы устроить разборки. Кричу ей прямо в лицо: - Вали отсюда, я сказала тебе! С силой толкаю её обратно на кровать, слыша очередные ругательства в свою сторону, бросаюсь собирать её вещи и быстрыми шагами направляюсь к входной двери. Открываю дверь, выбрасываю вещи на лестничную клетку, молча возвращаюсь в спальню. – Систер, ты что творишь? Стоит, словно маленький мальчик, хлопает глазами, которые, к его несчастью, в куче, стараясь понять хотя бы часть из происходящего. Он проспится и обязательно об этом забудет, но я буду помнить это еще долго. – Как тебя там зовут? Трэйси, Синтия, Саманта...а, да не важно. Имя для шлюхи не имеет значения. Хватаю её за плечо, буквально через силу и сопротивление волоку по коридору к входной двери, выталкиваю за порог и захлопываю дверь за собой. – Больная идиотка! И брат твой кретин! Вы два больных кретина! Бедняжка долбит в дверь ногами и кулаками, кричит, ругается, а я стою, облокотившись о дверь, прикрыв глаза. В конечном итоге мне надоедает слушать эту орущую сучку, я открываю дверь, стягиваю с нее простынь, успев даже обратить внимание на фигуру. Ничего особенного. Прежде чем снова захлопнуть дверь, говорю, уже не так громко, но так, чтобы она осознала всю мощь моего гнева. – Заткнись и катись отсюда.
А всё начиналось с того, что мы с Куртом решили провести этот день вдвоем.
Открыть ключом квартиру, зайти внутрь, и услышать громкие стоны, раздающиеся из спальни на всю квартиру – не самое лучшее, что может быть. Мне потребовалось около двух минут, чтобы выйти из ступора, осознав всю провальность данной ситуации. Противный женский голос, раздавшийся в моем мозгу едким писком, задел каждое нервное окончание, заставив меня вздрогнуть. Каждый стон, вырывающийся из её глотки, словно распадался на нано-частицы, и со скоростью света врезался в мою черепную коробку, заставляя едва заметно хмурить брови. Будь на моем месте какая-нибудь другая девушка, которая не была знакома с моим братом, она бы рискнула получить психологическую травму, испугаться, или, что еще лучше – не связываться никогда с Куртом Риверсом.
И всё бы хорошо, если бы не наши планы с ним поторчать вечером дома, поесть вкусняшек, посмотреть фильмы, и подурачиться, как мы обычно это любили делать. Я отправляюсь за покупками, он остается дома, якобы под предлогом небольших дел, и что я вижу, вернувшись, домой? Вернее, пока только слышу, но через минуту я уже буду в его спальне, и мне не понравится то, что я там увижу. Еще какие-то доли секунд, и я распахну дверь в его спальню. Сердце предательски сделало кувырок, дыхание захватило, но я всё же была настроена крайне целеустремленно. Еле заметный скрип двери, и я уже стою на пороге его спальни, наблюдая за тщетными попытками прикрыться первым, что попадет под руку. – Ээээ, Дом, какого...? Его язык заплетался, а я стояла, молча, сжав кулаки, пока просто стояла.  Это было лишь затишье перед бурей.
- Какого хера ты вообще творишь, систер? Совсем с катушек слетела? Ты нахера телочку выгнала, я ж еще не закончил все дела...  И нескончаемое его пьяное бла бла бла, раздающееся эхом в моей больной голове. Я скрестила руки на груди, облокотившись о стену, он – всё так же стоял посреди комнаты, едва заметно шатаясь. – Боже, мой, Курт, какой же ты кретин... Тихонько выдохнув, я закрыла лицо ладонью, а затем снова посмотрела на брата. – Мне стоило только уйти в магазин, а ты тут уже развел бордель. Неужели нельзя потерпеть один единственный день? Почему обязательно нужно кого-то трахать?
- Это мои физиологические потребности, а  я не могу расстраивать своего дружка. Он оттянул резинку трусов, заглядывая внутрь. – Правда, дружок? Я же никогда тебя не разочаровывал. Срываюсь на крик, наблюдая за всей этой клоунадой. – Курт, твою мать! На самом деле он сейчас злился не меньше моего. Он медленно закипал, и стоит дойти до точки кипения, и он взорвется. В этом мы с ним всегда были похожими. И сейчас, в данную минуту, капали друг другу на мозг, провоцировали друг друга, зная заранее, к чему всё это проведет.
Двинувшись с места, подошла к нему так близко, что моментально почувствовала запах алкоголя и дешевого парфюма той дамы. – И смой с себя этот паршивый запах. Я всё еще ощущаю присутствие этой шлюхи здесь. Медленно разворачиваюсь, собираясь уже пойти, прочь из спальни, как чувствую резкое и крепкое прикосновение обеих рук, и через какое-то мгновение оказываюсь прижатой прямо к стене. Лопатки неприятно пульсируют от боли, сердце предательски рвет грудную клетку, дыхание от испуга сбилось. Поднимаю глаза и натыкаюсь на взгляд разозленного Курта. Сейчас он больше всего похож на оборотня, а значит, если я не замолчу, он меня разорвет. Делаю тщетные попытки вырваться из его «объятий», пинаю ногами, стараюсь освободить руки – бесполезно. Держит крепко, всё еще молча, смотрит в глаза. Мне это определенно не нравится, даже как-то напрягает. – Какого черта ты делаешь, придурок? Слыша очередное оскорбление,  делает хватку еще сильнее, заставляя меня стиснуть зубы от боли. – Сестренка, у тебя какой-то нездоровый интерес ко мне, не так ли? Непроизвольно расширяю глаза, осознавая весь смысл происходящего. – Ты совсем чтоли больной? Смотрю прямо в упор, прожигая взглядом. – Мне надоели твои шлюхи, мне надоело то, что ты постоянно кого-то трахаешь, неважно в своей квартире, или в моей. Мне надоело твое легкомысленное отношение к жизни. Тебе, черт возьми, уже тридцатник почти, о чем ты вообще думаешь?
- Тебя просто давно никто не трахал, вот ты и бесишься. На секунду повисла напряженная пауза, я замерла в неком ступоре, мысленно обдумывая, что я хочу с ним сделать. Ударить или плюнуть в лицо? Еще не решила. Впрочем, всё получилось совершенно спонтанно, и словно на автопилоте. Резко вырвав руку, влепила ему смачную пощечину, как отвлекающий маневр, и только собралась вырваться, как почувствовала его пальцы, сжимающие мою шею. Вторая рука была сжата в кулак и нависла прямо перед моим лицом. Откуда в нас взялось столько ненависти? Как мы вообще докатились до такого? Задыхаясь, я смотрела прямо в его глаза, которые с каждой секундой становились всё влажнее и влажнее. – Ну же, ударь меня! Или кишка тонка? Бросила ему очередной вызов, совершенно не думая о последствиях. Через минуту он ослабил хватку, опустил кулак, а затем прижал к себе и поцеловал в висок. Сердце было готово выпрыгнуть наружу, адреналин зашкаливал, а дышать было до сих пор трудно. Собрав все силы в кулак, оттолкнула его от себя, и выбежала прочь из его квартиры. Не сказав ничего. Не сказав ни слова.
Какое-то время я бесполезно шаталась по вечерним улицам Сакраменто, то и дело, выкуривая одну за одной, старалась хоть как-то успокоиться. Я не плакала, хотя внутри меня всё словно разрывало. Я не могла передать словами то, что я почувствовала сегодня. Я была готова стереть его в порошок, вместо того, чтобы сказать, как он мне дорог, и как я его люблю. Хотя его это вряд ли бы тронуло. – Чертов придурок, я же тебя люблю. Я же о тебе забочусь. Говорила куда-то в пустоту, не обращая внимания на проходящих мимо людей, на присвистывания парней, на косые взгляды девушек. Я просто шла вперед, интуитивно огибая улицы, пока не оказалась у одно из баров с довольно подозрительной репутацией. Терять было нечего, поэтому ноги сами понесли меня внутрь, как бы в надежде, что именно там я приду в нужное состояние. Зайдя внутрь, я сразу оценила весь масштаб собравшегося контингента, но не обостряя внимание на пьяных и похотливых мужчинах, двинулась прямиком к барной стойке и присела на один из стульев. Подперев голову рукой, я с умоляющим взглядом взглянула на бармена, давая ему понять, насколько мне сейчас было хреново. Благо, он понял меня без слов, и через полминуты передо мной стояла стопка водки.
- Надеюсь, мое безжизненное тело не найдут завтра с утра в какой-нибудь сточной канаве. Аминь. С легкой ухмылкой, я опустошила содержимое рюмки, громко ударив донышком по стойке. Горечь моментально растеклась по горлу, заставляя покрыться мурашками, и слега задрожать. Не поворачивая головы в сторону, я сказала уже чуть громче, в надежде, что девушка, сидящая рядом, поймет, что я обращаюсь к ней. – На твоем месте я бы уносила свое прекрасное юное тело отсюда. Не слишком удачное место ты выбрала. Я заметила её сразу, как только оказалась внутри. И я сразу же её узнала. Мы виделись в больнице, где она работает, насколько я помню, медсестрой. Повернув наконец-то голову, я наткнулась на её потерянный взгляд. Глаза её были невероятно грустными, впрочем, мои от неё не отличались. Она напоминала мне загнанного в угол котенка, до такой степени хотелось взять её в ладошки и унести подальше от этого жестокого мира. – Пойдем со мной, если не хочешь найти приключений на задницу. Оглянувшись по сторонам, я снова взглянула на нее. – Тем более, сама видишь, какие компании тут обитают. Сама не знаю, почему я действовала так уверенно. Внутри меня таилась надежда на то, что она спрыгнет сейчас на пол, и пойдет вслед за мной, без лишних вопросов. Она была не похожа на типичных обитателей подобных мест, она была совершенно другая, более невинная, еще не испорченная этой атмосферой. И я не могла не спасти её от всего этого, ведь она в этом нуждалась сейчас больше всего, я это чувствовала. – Я жду тебя на улице. Оставив на стойке пару купюр, я спокойно спрыгнула на пол, развернулась и вышла прочь из бара. Оказавшись на улице, поняла, что мне стало немного не по себе от происходящего. Сначала выходки Курта, теперь эта девушка. Достав очередную сигарету из пачки, я прикурила, всё еще ожидая её на выходе. Прошло около пяти минут, прежде чем дверь скрипнула, и она оказалась рядом со мной на улице. Выдохнув большой клуб дыма, я сказала тихо, совершенно не напрягая голосовые связки: - Доминик.

Отредактировано Dominique Rivers (2013-03-16 01:15:26)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » look into my eyes, it's where my demons hide.