Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » here on Earth


here on Earth

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Annabelle Davidson, Henry Hunter
Место: придорожное кафе
Время: 12:30, 16 февраля
Время суток: обеденное
Погодные условия: вполне приличные для февраля в Калифорнии
О флештайме: Аннабель делегирована от колледжа взять интервью у начинающего писателя, книжку которого она не так давно забраковала. Негативное к парню отношение подкрепило еще и то, что Хантер опоздал на встречу...

Отредактировано Annabelle Davidson (2013-04-01 18:17:16)

+1

2

— Вы и есть эта прошмандовка мисс Дэвидсон? — говорю я, небрежно скидывая пальто на диван.
— Вот вам мой совет, если хотите… Бросьте вы эту дурацкую идею с журналистикой пока не поздно. С одного взгляда понятно, что из вас ничего не выйдет. Нужно вам больно ловить проклятые сенсации и ковыряться в чужих задницах? Вы станете перевирать факты и приукрашивать различные события для того, чтобы попасть на первые полосы газет и интернет-изданий.
Я повидал слишком много придорожных кафе, когда путешествовал автостопом после того, как меня вышвырнули из университета. Хватит с меня интервью, акул-журналюг, в особенности начинающих желторотиков вроде Аннабель Дэвидсон, и этих придорожных штучек. Стоит мне только войти в кафе, как я сразу же учуиваю запах испорченного масла (на нем все продолжают жарить омлеты и сосиски)… Мне сразу же хочется блевать.
Я опускаю на стол руки, демонстрируя Аннабель Дэвидсон свои ладони. За свою жизнь в моей глотке перебывало так много сигарет, что пальцы на обеих руках стали желтыми… Рассматривая их, я все время подлавливаю себя на мысли «Что же сейчас напоминают мои легкие».
— Включайте проклятый диктофон. Скажите, я могу сделать заказ за счет издательства? В этом кафе продают алкоголь? Я никогда не даю интервью на трезвую голову. Мисс Дэвидсон, если вы хотите, чтобы у нас вышло что-то путное, то закажите выпить чего-то крепкого.
Мы с алкоголем прекрасно ладим. Я пишу только, когда пьяный. Даже в отношениях с женщинами… Я всегда сдержан во время секса. Алкоголь наделяет меня дополнительными способностями. Благодаря нему я становлюсь свободным. По своей сущности я довольно робок и замкнут. Алкоголь делает из меня героя. Я становлюсь развязным искателем приключений. Истинным прелюбодеем эпохи.
Я извлекаю из кармана брюк сигаретную пачку и выкладываю ее на стол.
— И где же будет опубликовано интервью? — спрашивая я, срывая обертку с пачки. Мне нравится курить без остановки. Никотин — мое главное топливо.
Я прикусываю зубами сигарету и пристально разглядываю журналистку.
— Детка, у тебя красивые ноги. Я сразу это заметил, когда вошел в это говновое заведение. Сегодня был сложный день. Знаешь ли, я пишу по ночам. Днем создавать что-то кажется мне несуразной глупостью. Это все равно что-то голым бегать в супермаркете. Все подсматривают за тобой и отвлекают от работы. К чему я  веду? — в воздухе щелкает зажигалка. Я затягиваюсь сигаретой и откидываюсь на спинке дивана.
— Ладно, пойдем ко мне. Знаешь ли, я не люблю раздавать интервью в незнакомой обстановке. Здесь дурно пахнет. У тебя красивые ноги. Мы хорошо проведем время, — я прищуриваюсь, разглядывая Аннабель сквозь дым, и снова затягиваюсь сигаретой.

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-24 22:01:48)

+2

3

Самым противным занятием в своей жизни я считаю ожидание. Нет, правда, сидишь и ждешь чего – то. Или кого – то. А жизнь твоя проходит, крупицами стекая по желобку песочных часов. Еще минута и я ухожу…
Ах нет, этот, не побоюсь этого слова, говнюк, все – таки появился. И уже успел нагадить мне в душу, смачно отозвавшись по поводу моего выбора профессии. Я незамедлительно парировала сей выпад, внешне оставаясь совершенно спокойной: - Тем не менее вы появились здесь и предоставили для ковыряния мне именно свой зад. А если вы еще раз употребите в своей речи слово «прошмандовка» в моем присутствии, то я обязательно привру факты и приукрашу события о вашей жизни, обещаю. – правда, в какую сторону я это сделаю, в положительную или отрицательную – еще неизвестно.
- Я не ношу с собой диктофон. У меня профессиональная память, и все, что мне требуется из этого разговора, я обязательно вынесу в интервью, - и хоть обыскивай, черт придурошный, из техники у меня только плеер да мобильник. Второй, кстати, допотопный, и диктофона в нем Господь Бог не проектировал, - Заказывайте, что хотите. Я пока прикреплена к издательству Сакраментолайф.
Подошел официант, я озвучила свой заказ – латте со сливками. Я не такой большой любитель кофе, но судя по поведению этого, с позволения сказать, джентльмена – кофе мне понадобится, чтобы держать себя в руках и не докипятиться до скандала. Вроде не такая уж большая звезда, а гонор так и «прэ»… Услышав сомнительный комплимент моим ногам, я демонстративно сложила их на стол, направив шпильки на оппонента. У меня крепкие нервы, и расшатать их могло только одно – а это самое одно уже давно случилось, следовательно, я уже ничего не боюсь. Обслуживающий персонал уже хотел было возмутиться, но я достала из рукава двадцатку и сунула ему в ладошку двумя пальчиками: - У нас серьезный разговор, и мои ноги на столе – это проявление уважения к моему собеседнику. Киваю, и парень обращает свой взор на Хантера, с целью услышать его заказ.
- А вы пытались? Ну, голым бегать в супермаркете? – наконец – то отвлекшись от разборок с официантом, обращаю внимание на оппонента я, - Мои ноги не только красивые, но и сильные. Если правильно захватить ими шею, то можно лишить человека дыхания. Или, надолго его отключить, хрустнув шейным позвонком. Ввести в бессознательное состояние…
Черт, рассуждаю как клофелинщица какая – то. Хотя, в принципе, с кем поведешься… Есть люди – как царь Мидас: все, к чему прикасаются, в золото превращают, а этот экземпляр, по сути – полная ему противоположность! К чему бы ни дотронулся – все обратит в дерьмо!
- Или сломать пару ребер. Так что, если не желаете подобного исхода – прошу ответить на несколько вопросов и мы разойдемся. А через пару дней я вам пришлю по почте подарочный номер журнала.
Нас наглостью – и мы наглостью. В конце концов, с его талантом загубить собственное творение – ту книжку его авторства, которой я растапливала камин, например, тридцать минут вне зоны комфорта мистеру Хантеру не помешают.

Отредактировано Annabelle Davidson (2013-03-25 13:39:42)

+1

4

— Мне плевать. Привирай, что хочешь, прошмандовка. Прошвырнем по бокальчику? — я вальяжно опускаю локти на стол и щурю глаза, разглядывая девчонку. У нее курчавые волосы. Это меня забавит. Я не могу сдержать усмешку. Подумать только, журнал подсылает мне на интервью такого детанта… Я извлекаю из-за уха сигарету и прикусываю ее зубами...
Девчонка опускает ноги на стол. Я не упускаю возможности заглянуть ей под юбку. Она направляет на меня шпильки. Мне нравятся большие туфли. Должно быть, в них хорошо качать ляжками. Я хочу, чтобы эта девчонка прошлась по комнате… Какие у нее ягодицы на ощупь? Как колыхается ее попа, когда она ходит? Шесть-девять или восьмеркой?
— Сколько у тебя в жизни было мужчин? — спрашиваю я, преподнося к губам сигарету и все так же разглядывая ноги Аннабель.  С утра, проснувшись в номере промозглого дешевого отеля на окраине Сакраменто, я ощутил прилив одиночества. Меня не посещала мысль, что сегодня в кафе во время интервью я увижу симпатичную девчонку. Она потрахается со мной, потрет мне яйца... И я почувствую себя намного лучше. Сейчас, посматривая на туфли журналистки, очерчивая взглядом ее ноги и буквально пожирая их, я не могу не попасться под прицел этой идеи. Мне нравится, как сложена моя собеседница. Истинное удовольствие потягивать вино рядом с такими ногами, курить и отдаваться фантазиям. В моем воображении Аннабель скидывает с плеча бретельку, смущается и манит меня мизинцем к туалету. 
— Аннабель, отчего же вы все еще одеты? — размышляю я. Аннабель раскрывает губы. Она рассказывает мне что-то об обнаженке в супермаркете. Я киваю, не вдаваясь толком в суть нашей беседы. Сейчас меня волнует совсем иное. Я затягиваюсь сигаретой и подаюсь  корпусом немного вперед, выдавая тем самым заинтересованность в продолжении нашего разговора.
— Прошмандовка, а у тебя есть яйца. Мне это по вкусу. Скажи, ты до сих пор девственница? На вид ты еще школьница… Так что я хочу узнать наверняка, пихалась ли ты с кем-то... — я пропускаю мимо ушей слова Аннабель, ускальзываю от ее вопросов, переворачивая интервью в интересующее меня русло.

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-27 22:57:08)

+1

5

Облизываешься, сволочь. Ну ничего, скоро я выведу тебя на чистую воду… Цигаркою не подавитесь, господин хороший.
Я уже вижу его раздавленную репутацию. Никто не будет покупать его книги – разве только для загородных домов в качестве макулатуры для растопки. Дерьмо, абсолютное и полное. Зловонное и неприглядное. Этот поганый язык я вырвала бы с корнем, будь моя только воля. С удовольствием бы смотрела, пожевывая попкорн, как он корчится в муках, захлебываясь кровью из собственной пасти. Но, сейчас не время. Мне нужно интервью и только, и ради хорошего материала придется пойти на все. Я должна доказать издательству, что я действительно ценный и зубастый, как беломордая акула, кадр.
- Поверьте, яйца далеко не главное мое преимущество.
Отлично. Роль плохой девочки, дубль первый.
- Пить я не буду, вам же больше достанется.
Игривая улыбка, обнажающая белоснежные зубки, яростный взгляд… Тоже мне, школьницу нашел. Всем бы таких школьниц – у физруков бы происходил перманентный стояк и недостаток крови в мозгах: вся бы туда, пониже мальца сошла.
Хоть на мне и мешковатая кофта, работать на публику она мне не помешает. Меняем поведение на похерфейс - стайл, устремляя внимание на зал, в котором и помимо Хантера полно мужчин. Если поедем к нему, нужно будет завернуть в супермаркет и хорошенько его напоить.
- С одной стороны вы правы отсюда надо поскорее ретироваться. По пути к вам есть приличный торговый центр, или вы живете в заднице мира?
Дай Бог, чтобы все у меня сегодня получилось…
- А насчет перепиха – расскажу обязательно. Но не в этой обстановке.
Воодушевленная своей идеей, я резко снимаю ноги со стола, демонстративно ставя на пол сначала одну, потом другую. И все это на глазах у Хантера. Альпенгольд – не пытайся устоять.
Но мой стеклянный взгляд никогда не выдаст меня. Я смотрю словно сквозь оппонента, заставляя его думать о том, что он мне совершенно безразличен. Безразличен настолько, что я искренне пожалела, что не оставила пару особо паршивых по содержанию листков из его книги для случая, когда закончится туалетная бумага, а подтереться надо будет срочно…

+1

6

— И какое же ваше главное преимущество? Расскажите мне, мисс Дэвидсон, — я преподнес к губам стакан и осушил его одним залпом. К нам тот час же подскочил официант. Я повторил заказ.
— Пить я не буду, вам же больше достанется
— Пташку никак не выебешь, если не поймаешь? — спросил я, облокотившись на стол. Мое лицо приняло скучающий вид. Я принялся оглядываться по сторонам. То и дело шныряли официанты. Одна из посетительниц придорожного кафе откинула голову назад и безудержно рассмеялась. У нее были красивые волосы. Мне захотелось запустить в них пальцы… Я облизал губы и почесал кадык. Аннабель Дэвидсон не спешила задавать мне вопросы, переходя к сути нашего интервью. За соседним столом пустовала кофейная чашка. Над ней суетилась муха. Зигзагообразными движениями она кружилась в воздухе и жужжала. Я зевнул.
— С одной стороны вы правы отсюда надо поскорее ретироваться. По пути к вам есть приличный торговый центр, или вы живете в заднице мира? — наконец, нарушила тишину журналистка. Я повернул к ней голову. Мои губы искривились в усмешке. Я был потрясен. Что-то меня ужасно раздражало в этой желтоволосой девчонке. Ноги у нее были красивыми. Но их обладательница вела себя непрофессионально. Я отпил еще из стакана и насмешливо уставился на нее.
— Послушай, Аннабель, — я опустил руку на ее щиколотку и слегка сжал пальцами.
— Давай поговорим начистоту. Я не собираюсь с тобой пихаться.  У тебя прекрасное тело. Но это вовсе не повод ехать ко мне в квартиру. Я предпочитаю женщин постарше. Они умеют больше в постели. Когда мне стукнет седьмой десяток… И ради стояка я стану пить таблетку виагры, то для ублажения своего эго я стану таскать в постель малолеток. Сейчас я просто хочу хорошенько надраться, скоротать вечер в твоей компании, отвечая на вопросы из интервью, а потом пойти во двор и помахаться кулаками. Ты не слишком вульгарна. У тебя хорошее воспитание… Передо мной за столом сейчас сидит прекрасная девушка с обворожительными ногами. Когда я буду вспоминать о тебе, то наверняка потормошу свои яйца… И это будет прекрасно. Но, — я раскрыл ладони, доказывая собственную правдивость. Они были ужасно желтые. Я сбился с мысли и опустил голову. Линия моей жизни была предельно длинной и разрывалась посередине шрамом, полученным от осколка бутылки.
— Вернись на свое место, девчонка.
Я схватил Аннабель за руку, когда она поднималась со своего дивана, и рывком притянул к себе. Она невольно оказалась сидящей со мной рядом. Я обнял ее за спину. У Аннабель была нежная кожа. Я наслаждался этим коротким соприкосновением.
— Я не стану терпеть твои подачки, Аннабель. Ты слишком покладиста для неугомонной журналистки. Мне это нравится. Сегодня все мои мысли заняты мотивом к самоубийству. Я сейчас пишу новый роман. Мой герой пытается свести счеты с жизнью. Твое тело может вернуть меня из депрессии и психологического расстройства. Чтобы закончить главу как по маслу я не должен упустить подобное настроение. Ты подготовилась для интервью? Какие ты хотела задать мне вопросы? Будешь виски? Тяпни немножко...

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-03 23:44:53)

+1

7

- Я не обязана перед вами отчитываться, хорошо? – ловко закрываю тему о плюсах и минусах моей персоны: я не для этого здесь, да и к делу уже давно пора переходить. Я не очень жалую таких людей. Любителей вымыть мозги ершиком от туалета в открытую. Людей, которые просто на седьмом небе от счастья, если их наглый троллинг на интимные и не только темы доводит оппонентов до бешенства и искореняет все благородные помыслы, оставляя лишь ненависть и злобу, которую они обычно стараются тут же выплеснуть на обидчика. Я не такая. Предпочитая выедать мозги чайной ложечкой, выжигать взглядом и взывать к спящей или напрочь отсутствующей совести спокойствием и ровным, размеренным дыханием.
Мне было по-своему жалко этого человека. Быть может, мистеру Хантеру пришлось нелегко в детстве или юношестве, я не Соф, не психолог, поэтому я не ручаюсь отгадать, что именно там у него происходило. Но факт есть факт – мужчина пытался рисоваться, завоевывать внимание, пусть даже столь неприглядными способами. Быть может по-другому не умеет? Хм.
- Судя по состоянию вашей кожи, у вас либо холецистит, либо разновидность гепатита. Тут гуглить не надо, знает даже ребенок. Быть может с вопроса о том, где вы его подхватили, мы и начнем разбор вашей личности? –ай да я, ай да молодец! Однако молодец продолжает вести себя холодно, спокойно. Если передо мной не сидел бы этот тип, никто из присутствующих в кафе не решился даже подойти ко мне познакомиться, - Шучу, конечно.
Ядовитая улыбка появляется на моем лице. Я еще не чувствую себя победительницей в этом деле, но доминанту свою, как ни странно, перед этим человеком ощущаю. Наверное, стоит поблагодарить Господа за то, что даровал мне с барского плеча такую огромную выдержку.
- Да сказала же, что не буду пить, своей дури хватает. – честность мое все…
- В конце концов, я проявила терпение, дала вам выговориться обо мне, сделайте одолжение, расскажите о себе. Мне интересно абсолютно все. Как начали писать, в чем можете найти вдохновение, как оно может вас покинуть, а также о ваших отношениях с издательскими домами, – совершаю резкое движение ногой, сбрасывая его ладонь с щиколотки, затем не менее резко снимаю конечности со стола, наглядно демонстрируя шикарную природную растяжку. Не знаю, чего он там себе уже напредставлял, (наверняка мысленно уже в трусы полез), но я рада тому факту, что сообразила прийти «на свиданку» с этим пошляком в брюках.
- Я вас внимательно слушаю, - равнодушно произношу я, отпивая из своей чашки кофе.

+1

8

— Судя по состоянию вашей кожи, у вас либо холецистит, либо разновидность гепатита. Тут гуглить не надо, знает даже ребенок. Быть может с вопроса о том, где вы его подхватили, мы и начнем разбор вашей личности? — сказала она. Я едва ли не поперхнулся виски. По моим губам скользнула улыбка. Я кивнул ей и положил руку на сердце.
— Недурно сказано. Мне казалось, вы учитесь на журналистку, а не на специалиста по венерическим заболеваниям, — я впал в беспокойство, ощупал ладонями щеки и вновь решил закурить. Мы все ближе приближались к тематике интервью. Аннабель все время улыбалась. Мне казалось, что в ее манере говорить была спрятана какая-то неприятная подоплека. Словно эта начинающая журналистка пыталась надо мной пошутить. Она улыбалась очень колюче. Я всматривался в ее лицо. «Что же она пытается провернуть? В чем же загоздка?» —  пронеслось в моей голове. Я потянул к губам сигарету, прищурился и сделал глубокую затяжку.
— Была зима. Я умирал от голода. И собирался стать писателем. Я жил в Сакраменто. Меня приютила одна женщина у себя в квартире. Но, кажется, вы можете это прочитать это в моих других интервью. Почему-то у меня складывается, такое впечатление, словно вы не готовы к допросу с пристрастием. Давайте все же зайдем в супермаркет? — я хлебнул из стакана и улыбнулся. Мне показалось, словно в моей собеседнице была спрятана особенная красота. Она исходила изнутри. Из характера. Мне понравилось, с какой стойкостью Аннабель вела интервью. Я решил подыграть ей.
— Давайте просто пройдемся и проветрим кости? Мы зайдем в супермаркет, как вы и предлагали. Поговорим о том, о сем. А вы напишите ровно то, что захотите, — на стол упали несколько смятых купюр. Я поднялся со своего места и протянул Аннабель руку.
— Скажите, например, вы любите Шекспира? Почему вы решили выучиться именно на журналистку? Это же не совсем пристойная профессия для женщины. Вы стали своеобразной проституткой жанра. В школе я любил писать кляузы. Доносы на своих одноклассников и преподавателей. Мне и сейчас это нравится. Поэтому мне и показалось неплохим замыслом стать писателем. Писать кляузы и получать за это деньги очень приятно.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-14 02:57:10)

+1

9

архив (участник сменил перса)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » here on Earth