В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Последнее, что ты мог бы сделать: Гвидо и Шерон


Последнее, что ты мог бы сделать: Гвидо и Шерон

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Sharon Raymond, Guido Montanelli
Место: "Роял Плаза" -> Полицейский участок
Время: 14 января 2013
Время суток: Вечер
Погодные условия: Прохладно
О флештайме: Продолжение событий в Плазе с точки зрения оставшихся в здании чистильщика Гвидо и лейтенанта Рэймонд

Отредактировано Guido Montanelli (2013-03-18 11:38:48)

0

2

Тяжёлая металлическая дверь, перекрывшая входной проём в игровой зал, должна была на несколько минут задержать основные силы спецназа; и пока её не подняли рычагом, или не взорвали, или не сделали с ней что-нибудь ещё - полицейские и мафия на короткое время оказались заперты внутри Плазы; кое-кто из первых вовсе оказался взаперти, когда на менее широкие двери офиса и хранилищ упали металлические решётки, и теперь несколько офицеров представляли куда более лёгкую добычу для боевиков и членов мафии. Гвидо оставалось только усмехнуться, глядя на один из мониторов - система охраны клуба, как оказалось, неплохо действовала не только на потенциальных грабителей, но и на копов, устроивших облаву в здании; очень жаль, что с таким огромным запозданием. Вот только никому было уже не до охоты и не до того, чтобы вынести деньги из хранилища - большинство из посвящённых и соучастников семьи Торелли были бы рады просто удрать из здания и оказаться от него как можно дальше... пока Монтанелли оставался в офисе охраны - его важнейшей задачей была любая помощь остальным своим коллегам, и в первую очередь - верхушке. На крайнем мониторе он видел, как девушки, попытались поднять одну из решёток, и терпеливо ожидал, когда они прекратят эти заведомо бесплодные попытки, перестав тратить силы и задумавшись, что им следует делать дальше. Наконец, Бри в сердцах пнула эту решётку, и отступила назад, давая Гвидо возможность повернуть рычаг и поднять её без риска травмировать кого-то из них - и опустил её на место, как только девушки скрылись с последнего монитора. Первая группа есть - консильери и её сопровождение покинули здание не пойманными...
Диски и флеш-карты мирно дотлевали в почерневшей корзине; вместо с противно пахнущим темно-серым дымом в воздухе растворялось большинство информации о том, кто кого сегодня убил, кто стрелял первым, кто вообще находился в Плазе на момент рейда. Оставались только голословные свидетельства, которые суд не примет, если у подозреваемых будет алиби; с чем, впрочем, Монтанелли помочь никому не мог. Он знал, на что шёл, и очень слабо надеялся выйти из здания без сопровождения полицейского конвоя - впрочем, зная, что ему вряд ли смогут предъявить что-то конкретное. Находиться во вполне легальном клубе на момент облавы - не преступление, находиться с членами Мафии в одной комнате - не преступление; даже принятие Омерты ещё не является нарушением федеральных законов или законов штата Калифорния. И за одно только членство в мафиозной семье или любой другой преступной группировке не судят - исключая только те случаи, когда закон РИКО говорит наоборот. Впрочем, наверняка сегодняшняя облава основывалась именно на нём; скорее всего, и не только на нём...
Джованни и Маргарита тем временем продолжали свой путь до комнаты 117 под вой сигнализации и стрекот полицейских пуль; только что Омбра очень вовремя швырнула назначенного андербосса на пол, спасая от пули снайпера... Её реакции можно было позавидовать. Кажется, её это не спасло - Гвидо не был точно уверен из-за сомнительного качества изображения, но было похоже на то, что снайпер задел её вместо Рика. Сердце слегка сжалось, но затем и эта пара, выломав одну из дверей, пропала с мониторов, исчезнув из поля видимости видеокамер. Минус двое. И всё же, откуда Омбра была столь хорошо осведомлена о внутреннем строении Плазы? И почему проигнорировала вопрос об этом? Она не могла помнить план здания с времён Фьёрделиси, потому что покойный дон им не владел; это было имущество четы Донато - а теперь уже только вдовы. Это наталкивало на определённые подозрения...
Монтанелли не увидел, в какой именно момент с мониторов исчезли Данте и Ксандр; но не наблюдал их уже несколько минут - ни живыми, ни ранеными. Босс отправил их на крышу, и они ушли раньше, чем он поведал о пути, которым собирается уйти с капо и остатком охраны; хотелось бы надеяться - что они уже были в недосягаемости ни для копов, ни для их пуль... И как только чистильщик собрался ещё раз осмотреть мониторы, комната вдруг погрузилась в кромешную темноту - центр управления окончательно вырубился с едва слышным щелчком, погасли лампы, светильники в коридоре, и лишь отдалённые вопли сигнализации продолжались, подобно крикам гарпий, парящих в воздухе - видимо, сирена и решётки были подключены к другому генератору... Впрочем, включили ли свет копы или это сделали охранники - какофония сирен была только на руку; хотя бы по звуку можно было услышать, куда нужно направиться. На ощупь отыскав на столе оружие, Гвидо быстро обтёр стволы и рукоятки носовым платком и бросил их обратно на стол, собираясь покинуть комнату и оставить её обследование экспертам, когда те доберутся до этого места... и им можно уже не торопиться - как бы скоро это не случилось, они уже опоздали. Пройдясь платком по клавиатурам, приводам и дверным ручкам, Монтанелли покинул комнату, стараясь не запнуться о трупы полицейских, которых сам лишил жизни несколько минут назад, и пошёл по тёмному коридору на раздражающие отблики ближайшей сирены. Темнота могла бы запутать копов, если только кто-то из них не додумался взять с собой фонарик - SWAT же определённо экипируют подствольными фонарями, особенно увидев, что по всему зданию потух свет; Гвидо вполне допускал и такое, что это техник спецназа добрался до проводов и обрезал их, чтобы оставить охранников здания слепыми мышами в собственном лабиринте. Чтобы арестовать их, или чтобы просто добить оставшихся? Что ж... это выяснится, если он наткнётся на одного из них. Воевать Гвидо больше не собирался - как минимум, из здания ушли консильери, андербосс и специалист по взрывчатке; уже их троих будет достаточно, чтобы разобраться в происходящем.

+1

3

По зданию все еще прокатывались звуки выстрелов и криков не то наших офицеров, не то преступников. Все это не могло не злить, меня раздирало на части от нахлынувшей ненависти ко всем мафиози, потому нет ничего удивительного в том, что вскоре я перестала пытаться задерживать или арестовывать, я просто отстреливала. Как и сказала тому жмурику, которого убила, отомстив за коллегу, охотилась, как на животных. Не все офицеры разделяли такие методы, но большинство были обозлены не меньше моего. Очень печально, что преступники зачастую недооценивают полицейских. «Они действуют по закону, они ограничены в воле», - наивно заявляют они. Реальность была другой. Такие, как я, действовали так, как считали нужным. И, самое забавное, мы были защищены жетонами и буквой закона, а что защищает их, этих крыс? Я убила одного, второго, и что? Что мне за это будет? Даже скрываться не надо. Приятно упиваться собственной властью, пока твоя голова кипит от чувства мести, жаль только, что ребят не вернешь. Как бы я не злилась, сколько бы патронов не потратила, людей, которые призваны защищать наш город, не вернешь их семьям. И никто не оценит. Это самое страшное. Полицию и дальше будут поливать грязью, обвинять в бездействиях, не вспоминая о тех, кто лежит сейчас здесь, не вспоминая о горе их семей. А ведь они головы положили, выполняя свой долг. В общем, на эту тему можно рассуждать вечно. Сейчас мы просто шли вперед, расчищали проходы. Порой сталкивались с мафиози и сразу открывали огонь, наша безопасность – на первом месте. Я отдала приказ открывать огонь на поражение, я отдала приказ не ждать, пока плохие парни начнут стрелять. Бойня. Здесь найтовящая бойня. И вот мы продвигаемся вперед, как внезапно гаснет свет.
- Стоять! – командным голосом, резко говорю я. Жестами показать не получится, их никто не увидит, пришлось гаркнуть. – Откуда тут подается электроэнергия? – спрашиваю я у офицера, который и изучал план здания. Не думаю, что освещение вырубилось само по себе. Если бы это были полицейские, нас бы предупредили. Но ничего, стандартный комплект любого копа: не только пушка и наручники, но еще запасной магазин и даже фонарик! Да, в такой темноте хотелось бы желать большего, но хоть какое-то освещение. Так как я шла во главе группы, пришлось отказаться от M16, ведь иначе я просто не увижу дорогу. Вместо автомата, я достала старую добрую Беретту и, держа ее наготове, над фонариком, который крепко сжимала моя левая рука, я двинулась вперед. В темноте нужно только освоиться, я дружу с темнотой. Вот мы тихо идем вперед, пушка наготове, а мое сердце стучит, как ненормальное. В страхе нет ничего плохого, это нормально. Главное, что мы не отступает, и все еще идем вперед.  Где-то впереди, если судить по плану, должен располагаться офис охраны. Аварийный генератор должен был сохранить для нас ценные изображения, передаваемые с камер наблюдения. Но найти нужное помещение не так уж и просто. Мы стараемся идти как можно медленнее, чтобы нас не было слышно. Периодически пробивается какой-то шум, и мы останавливаемся, чтобы убедиться, что это не плохие ребята идут по наши головы. В коридоре видится какое-то освещение, видимо аварийное. Уже радует, хотя все равно ничего разглядеть не удается. Иными словами, мы идем вслепую. В любом момент из угла может выскочить мафиози с сюрпризом в виде лимонки, например, а мы все равно идем. Злые, готовые на все, чтобы эта облава закончилась в нашу пользу.
- Где этот гребаный офис? – останаливаясь, интересуюсь я, после чего офицер подходит и начинает светить фонариком в план здания, надеясь разобраться.
В помещении повисла тишина, однако вскоре ее что-то или кто-то нарушил. Все офицеры быстро посмотрели направо, вдоль коридора. Разумеется, ничего не было видно, однако я слегка наклонила голову, слишком подозрительно это. Шестое чувство, интуиция, называйте, как хотите, но я сделала шаг вперед, продолжая прислушиваться. Однако на этом все и закончилось, в помещении снова повисла гробовая тишина. Все офицеры уже держали пушки наготове, а сейчас были готовы расслабиться. Но только не я. Вместо того чтобы выбросить из головы этот мелкий шумок, я взяла у коллеги М16 и пустила автоматную очередь вдоль коридора. Наших там быть не должно, мне сообщают обо всех передвижениях, а мафиози я отпускать живым не хочу. Это действие сразу же  вызвало недоумение одного из детективов.
- Лейтенант Реймонд, так нельзя! – встрял он рукой отодвигая в сторону оружие, однако не дотрагиваясь до раскаленного дула. – Все и так вышло из-под контроля.
- Все вышло из-под контроля, как только они убили первого полицейского, - рявкнула я на коллегу я, отходя назад. Возможно, мы спугнули того, кто был в коридоре, а возможно там никого и не было. Разбираться времени нет. – Посмотри…, - я развела руками, имея ввиду других офицеров, на моем лице появилась кривая ухмылка - никто уже не хочет никого арестовывать. Всем наплевать.
- Так возьмите контроль в свои руки, - настаивал коллега. – Вы же старший офицер.
На момент я опешила. Как он смеет позволять себе указывать мне, что делать? Пусть его слова и кажутся вполне разумными, но оглянувшись и посмотрев на ребят, я все же прияла иное решение.
Мы будем поступать так, как считаем нужным, - спокойно протянула я, пусть офицеры сами для себя решают, как воспринимать тот факт, что наших друзей отстреливают, а мы должны всего лишь нацепить наручники, а потом спать спокойно. – Если что-то не нравится, может вернуться к отряду «Z». Ой, нет, - наигранно произношу я, делая вид, что только что о чем-то вспомнила, - не можешь. Он ведь весь перебит. 
Киваю остальным, чтобы шли за мной, мы снова пускаемся в путь. Нет, не все полицейские такие, но парно не повезло оказаться в нашей компании. По пути натыкаемся на несколько тел полицейских. Хочется кричать от злости, но мы должны собраться, мы должны быть невозмутимыми, потом все же продвигаемся к офису и наконец-то достигаем его, в то время как несколько людей остались в коридоре, чтобы опознать погибших и сообщить об их смерти по рации.
- Ничего не трогайте, - тут же скомандовала я. – Возможно, найдем чьи-нибудь отпечатки. Хм…, - протянула я, подходя к столу, который уже освещали несколько фонариков коллег. На поверхности красовался пистолет. – Здесь кто-то был, - задумчиво постучав по поверхности стола пальцами, протянула я. Впрочем, это логично. Вопрос в том: когда был, и не в этого ли человека я стреляла?  - Ну где уже свет? – устало проговорила я, продолжая слушать по рации сообщения. Увы, особой радости они не приносили, кроме сообщения о том, что «птички» на месте.

+1

4

Закон уже полчаса не играл больше никакой роли в Плазе; теперь существовали только две разъярённые группировки, стремительно теряющие своих людей. Бронежилеты и шлемы в такой ситуации защищали куда лучше, чем щиты на полицейских значках с личными номерами. Власть закона проявится позже - когда стрельба прекратится, жертвы будут посчитаны, вместо спецназа в Плазу войдут детективы из экспертного отдела, а те, кто выжил в сегодняшней бойне, доберутся до более спокойного места - и даже комната для допросов, по сравнению с тем, во что превратился закрытый клуб, покажется райским уголком. И если полицейские, разозлённые, прикрытые бронёй, с казённым оружием наперевес, были готовы продолжать бой до тех пор, пока не будет подавлена абсолютно вся живая сила их противника - то мафия, оказавшаяся в куда менее выигрышном положении, уже не хотела воевать, и каждый предпочёл бы просто удрать из здания, не попавшись в руки; и убив при этом как можно меньше полицейских - каждый труп в форме или со значком увеличивал шансы самому быть поджаренным на электрическом стуле, если даже удастся уйти от пуль. Едва ли кто-то из отстреливающихся мафиози чувствовал восторг от того, что им приходится убивать полицейских, вряд ли кто-то радовался очередному погибшему служителю закона на своём счету или испытывал хоть какое-то подобие удовольствия от процесса; служители закона выполняли свой долг - как им приказывали и как они умели сами - у бандитов была лишь одна цель: выжить. Можно перебить всех членов Мафии - но всех полицейских не перестреляешь. Даже если предположить, что это удастся сделать, на их место прибудут новые. На этот раз - подкреплённые силами армии. Нет смысла устраивать вендетту такого широкого масштаба, чтобы она превратилась в военный конфикт; какими бы ни были потери с обеих сторон - солдаты мафии и офицеры полиции не делали ничего кроме того, что исполняли свой долг. И многих из первых дома, точно так же, как и вторых, ожидали жёны, дети, родители; у них были друзья, с которыми они ходили по девочкам или просто пили в барах свободное от работы время. Гангстеры - в конце концов, такие же люди, как и все остальные, и им не чуждо ничто человеческое. И бесчеловечность ада, в котором они оказались, едва ли пугала их меньше, чем полицейских и офицеров спецназа, проходивших спецподготовку, инструктированных, экипированных и тренированных для боя.
Гвидо не испытывал ненависти к копам, ни когда бы то ни было, ни сейчас; как и большинство мафиози, оказавшихся сегодня в Плазе - он желал бы просто выбраться отсюда. Теперь, когда следы были заметены, было уже не так важно, сделает ли он это в наручниках или выйдет самостоятельно, получив шансы скрыться от полиции. Самое главное - улик больше не было. А трупы... с них взятки гладки. Он не испытывал ненависти к копам, но и угрызений совести за нескольких убитых им сегодня офицеров не испытывал. Каждый делал свою работу, каждый знал, чем рискует, выбирая ту или иную сторону, и неготовность заплатить цену не освобождает от этого риска. Каждый что-то теряет; каждый волен выбирать себе дорогу. Сами по себе офицеры полиции - неплохие ребята, да и жизнь гангстера не включает в себя только лишь вымогательства, убийства и воровство; но как-то не принято между этими двумя видами людей сидеть за одним столом, а следовательно - и жалеть друг о друге...
- Где этот гребаный офис? - Гвидо замер, прижавшись к стене, когда услышал переговоры полицейских. Женский голос показался знакомым. На губах непроизвольно появилась напряжённая усмешка - вот уж кого было приятно встретить здесь, так это лейтенанта Шерон Рэймонд. Он даже не был удивлён - кому, как не ей, оказаться в центре событий? Господь просто не мог позволить ей умереть от пуль мафии сегодня - просто потому, что никто не умел так искусно портить им кровь, как она. А может быть, Судьба просто была столь мудра, чтобы оставлять лица врагов знакомыми... в любом случае - лейтенант была явно не в том состоянии, чтобы мирно пообщаться со старым другом о былых временах. Было, конечно, приятно встретиться с ней здесь, но... ещё приятнее будет увидеть звёздное небо - и не украшенное железной решёткой. Выдохнув, Гвидо рванул, пробежав в полутора метрах от группы, возглавляемой Рэймонд, и скрылся за углом, прижавшись к стене... в которую тут же врезалось несколько пуль, сопровождаемых руганью между полицейскими. Из чего стало понятно, что он ошибся - эта Шерон не была его старой знакомой; до него доносился голос настоящей фурии, разъярённой схваткой, жестокой, забывшей о значке и о всех статусах, дикой, как пантера - пожалуй, с такой женщиной было бы приятно встретиться в постели; и никак не посреди тёмного коридора, без оружия, но уже чуть не получив пулю только за неосторожный шорох. Что ж - Этьену, видимо, повезло в этом куда больше, чем ему. Всё, на что мог бы рассчитывать Гвидо - на полицейскую жестокость. Впрочем, нет... ещё - на следующую очередь. Хотя, всё-таки не слишком сильно, но верилось в то, что его она просто так не застрелит, если узнает в лицо - слишком уж он крупная рыба для того, чтобы отправиться в расход. И всё же - море полицейской жестокости от бессильной злобы это лучше, нежели холодная пуля между глаз... Монтанелли не сдался сразу лишь потому, что ему было интересно, как поведёт себя Шер на месте его преступления. Глупо было бы не использовать возможность, не понаблюдав, или хотя бы не подслушав, как она работает в качестве детектива, и не оценив её работу. И особенно интересной была возможность быть свидетелем того, как из солдата в пылу боя она снова становится хладнокровным следователем... Ну и, конечно, немаловажной частью были радиопереговоры, долетавшие до него весьма отчётливо и передававшие ситуацию в здании. Кажется, всё было уже близко к концу.
Здесь будет непросто всё прибрать... - промелькнула циничная профессиональная мысль. Учитывая количество трупов с той, и другой стороны, кому-то предстояла большая уборка... но не ему. И Торелли, и полиция, потеряли сегодня множество своих людей; и Гвидо не был так уверен в том, что это было целиком виной первых - кто пролил первую, так и оставалось, да наверняка теперь и останется неизвестным. Так ли это важно, впрочем? Куда плачевнее были результаты. В этой бою не выигрывал никто...
- Эй! Коммандос!.. - с насмешкой бросил Гвидо, готовясь выйти из укрытия, но всё ещё не высовываясь, опасаясь второй очереди. И давая время полицейским на то, чтобы направить все свои стволы в ту сторону, откуда они услышали голос. - Я безоружен и не хочу драки. Не будете ли вы так любезны вывести меня отсюда? - Монтанелли вышел под лучи фонарей, подняв руки вверх, демонстрируя правдивость своих слов. Он смотрел на полицейских, державших его под прицелом, прямо и нагло - уверенный почти наверняка, что предъявить ему нечего. А если и найдётся что-то - доказательств всё равно никаких. Он не хотел драки, потому что ему не за что было драться. Сдаться - означало выиграть хотя бы жизнь...

0

5

Игра стоит, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Последнее, что ты мог бы сделать: Гвидо и Шерон