Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сколько эмоций порой дарит его простое «моя».


Сколько эмоций порой дарит его простое «моя».

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Поверьте, ни одна профессия в мире, ни полученные знания, ни куча заработанных денег не заменят вам счастья любимого человека. Того, которому все равно, сколько вы зарабатываете и какая у вас профессия. Того, который не обращает внимания на брошенные вами пакетики. Того, которому можно не таясь при всех сказать: «Я люблю тебя». Мне в этом смысле в жизни повезло…
Участники: Closer Nortman и Gregory Nortman
Место: Начало с квартиры, локация будет меняться.
Погодные условия: Солнечно, обещают дождь.
О флештайме: Сложно быть дочерью военного, еще сложнее быть женой. Сложно когда любимый человек больше всего проводит время на работе. Ваше общение обрамляется парочкой звонком в неделю.
Грегори приезжает с очередного задания, Клозер встречает его не стем ярым позитивом которым бы ему хотелось. Что будет?

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-17 13:33:11)

+1

2

Последние две недели Грегори был на учениях, домой удалось позвонить всего пару раз за это время. Он любил свою работу, службу, но он чётко чувствовал, что начинает терять свою возлюбленную. Она всё чаще была холодна с ним и это его пугало, он не хотел её потерять, она показала ему иную жизнь кроме службы и ему это понравилось. Быть с ней. Сейчас он сидел на заднем сиденьем автомобиля, на марку которой он собственно не обращал внимания, машина была штатная и попросту прилагалась ему вместе с шофёром из-за звания, мол он важный человек и ему нельзя если что куда-то опаздывать, хотя он так же мог отправить шофёра домой и сам сесть за руль, права ещё в школе получал и периодически обновлял. Сейчас он заканчивал разговор по телефону, заказывал столик в любимом ресторане жены. Мелочь, а думается будет приятно. Думается до ресторана они доберутся и своим ходом, он ведь был не так уж далеко от дома.
Машина остановилась, Грегори выбрался из неё, дал водителю вольную, мол может ехать и сегодня больше не понадобиться скорей всего. Он ещё пару минут простоял на улице, вдыхая тёплый, немного влажный воздух, наверно будет дождь, правда эта влажность для Грегори была слишком маленькой, он привык к большей влажности, ибо много времени проводил в море, а там влажность на постоянке куда выше. Он нервничал и переживал, что Кло будет холодна, а то и откажется идти с мужем в ресторан. Он понимал почему она так себя вела, ей попросту его не хватала, но что делать, если он не может без службы? Ведь это часть него самого, без службы он уже не будет собой, он сам выбрал это когда-то и служба сделала его таким какой он есть. Но честно последнее время, ему было всё сложнее уезжать из дому, всё сильнее он грустил по дому, где оставалась его возлюбленная, он начинал подумывать о том, чтобы просить перевод. Да, ему будет наверно трудно отвыкнуть от регулярных выходов в море, но если это придётся сделать ради любимой - пусть так и будет. Может пора уже податься в академию, преподавать будущим офицерам, думается его с удовольствием примут туда.
Консьерж терпеливо ждал, пока Грегори соберётся входить и как только мужчина сделал пару шагов в сторону двери, та распахнулась перед ним. Грегори быстро прошёл по холлу, странное это чувство, он ведь шёл к себе домой, а было еле уловимое чувство, что он идёт в гости, ибо всё не знакомо, его не бывает тут по две недели или даже дольше, собственный дом меняется. Он поднялся на нужный этаж, немного саркастическая радость, что мол хоть замки не сменили пока его не было, от этого становилось немного не по себе. Ведь такое правда может случиться, вернётся домой, а попасть внутрь не сможет. Дело шлё к вечеру, думается Кло сейчас на работе. Он быстро разделся, зашёл в спальню, заглянул в комод, достал чистое бельё, отправился в ванную. Там он провёл наверно пол часа, привёл себя в порядок, подровнял свою бороду, которая вроде нравилась жене, но она не любила, когда она была запущена. После переоделся в гражданское, снял награды с формы, а саму её запихал в стиральную машину, поставил на стирку.
Прошёл на кухню, покопался в холодильнике, нашёл чего перекусить, а именно творог. Нельзя сейчас наедаться, а то потом будешь как дурак сидеть в ресторане и от всего отказываться, всё должно быть если не идеально, но хотя бы без явных косяков, идеального чего то ждать не приходилось, жена наверняка будет холодна.
Он сидел на кухне, перекусывал, размышлял о всяком, о службе, думал о том, что возможно и правда стоит уходить с неё, ибо страх потерять Кло был слишком велик, да, пора. Только он пришёл к какой-то чёткой мысли - его сразу выбил из этого задумчивого состояния звук ключей в замке, он говорил ей когда возвращается с учений, но это было неделю назад, да и обычно он возвращался куда позже, думается она даже не подозревает, что муж дома. Быстро всё убрав на кухне он через пару мгновений уже вышел в коридор. На нём были тёмно-серые брюки, белая рубашка и сверху лёгкий свитер с молнией, эдакий выходной вариант, ведь их любимый ресторан не был одним из тех элитных ресторанов. Это был ресторан в котором вкусно кормили и была хорошая, уютная, почти домашняя обстановка.
- Здравствуй, милая моя - произнёс он не громко, подошёл, бережно обнял за талию и нежно поцеловал в губы. В поцелуе она ему никогда не отказывала, даже когда злилась, наверно потому что знала, что мужу это нравиться делать, целовать её, но скрыть в поцелуе своего раздражения и холодности она не могла, так что это был хороший способ проверить её настрой.

Отредактировано Gregory Nortman (2013-03-17 14:31:22)

+1

3

Тяжело быть дочерью погибшего военного, еще тяжелее быть , женой. Мой отец погиб когда мне было восемнадцать, мать , когда я была еще младше. О смерти отца, мне малоизвестно и по сей день: причины, последствия и прочее. Кто знает, какой бы моя жизнь была сейчас, если бы не мой муж.
Мой рабочий день, очередной, стал подходить к своему логическому завершению. Удивительно, меня не покидало чувство дежавю, всегда одно и тоже:
- Пока Кло - кивок головой.
- Досвидание мисс Нортман - мимолетная улыбка и жест прощания, рукой.
Все эти фразы мне казались такими уже до боли приевшимся и заезженными. Один день вытекал в другой, время шло , а сюжеты не менялись. Даже веселая и быстротечная жизнь в баре, показалось, мне застыла в ожидании чего-то волшебного и будоражившего. Мои же сердце и мысли все время были где-то там далеко. Где много воды, кричат чайки, бушуют штормы. Мои мысли были рядом с моим мужем, который уже вторую неделю находится в поездке по работе. Постоянное чувство переживания, стало моим родным чувством. Мой муж военный, как и отец, и мысль о его гибели не может быть не уместной.
Попрощавшись со всеми  я наконец покинула забегаловку. По носу сразу "ударил" свежий воздух, все же в баре чаще пахло пивом и сигаретным дымом. Мне казалось этот запах будет преследовать меня вечность.
Еще через несколько минут я уже парковала свое авто возле здания, в котором я жила. В квартире, которая собственно принадлежала Грегорри, после смерти отца, мне не осталось ничего, кроме его наград. Вот она, почетная жизнь военного.
Еще пара минут, и я миную холл, подхожу к лифту. Все как обычно, администратор на ресепшене о чем-то болтает с новым постояльцем, даже не замечают меня. Я тяжело выдыхаю, входя в небольшую кабину лифта,  ее стены сразу же заставили меня трястись. Всегда боялась высоты, а техника такая вещь, которая никогда меня не слушалась, а застревать в лифту стало, пожалуй, моим частым явлением. А вот ползти почти двадцать этажей пешком было немного ленно.
Что испытывает, человек подходя к дверям своей квартиры каждый раз приходя с работы!? Да, это чувство расслабленности и счастья, отчего же во мне играет негодование. Дома меня никто не ждет, домашних питомцев у нас тоже не было. Я все время на работе, Грегори в разъездах, они бы просто сдохли.  Хотя , я бы не отказалась даже и от кота, который скрашивал мое одиночество по ночам просто забираясь на грудь  тихо мурлыкав.
Здравствуй привычная тишина. Захожу, в свою квартиру и мое сердце сиюсекундно замирает. Я вижу знакомую до боли обувь, но боюсь признать реальность, еще мгновение, моя сумка выпадает из рук,  а на лицо накатилось удивление. Еще мгновение я слышу его голос и чувству его крепкие объятия. Я не успеваю ответить ему приветствием на его приветствие, его горячие губы накрывают  мои. Я не могу сдержать своих эмоций отвечая на поцелуй. Мне страшно и боязно, что вот так будет всегда. Я буду его ждать вечность, а упиваться лишь жалкими минутами. Мое сердце сжалось при мысли, что это лишь мгновение, его телефон сейчас разорется на всю квартиру и он уйдет. Я отстраняюсь. Так не может быть вечно.
- Привет - кидаю свое холодное слово. Старясь скрыть всю дрожь, что меня терзала. Я знала кто он. Знала это всегда, о его деятельности и занятости на работе, но не я, не он, не виноваты, что так сложилась наша судьба, что мы влюбились в друг друга. Многие говорят, что настоящая любовь это истязание, но никто не говорил что это легко.
- Ты сегодня раньше, чем обычно - скидываю со своих ног туфли, чувствуя как приятная истома прошлась по ступням, как только высоченные шпильки покинули их. Немного вульгарный вид, особенность моей работы.
Я вру сама себе, борюсь сама с собой. Я не могу стать помехой для его работы, но и быть малой ее частью тоже не хочу. Мне так хочется отбросить все сомнения, просто обнять его и не отпускать, наслаждаться его парфюмом, запахом тела и теплом, но разве я могу, что либо сделать, он волен сам решать, как ему жить, а мне нужно с этим смирится или же......найти другой путь в жизнь.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-17 15:33:10)

+1

4

- Да, я вырвался по раньше - как и ожидалось она окатила его доброй порцией холода. Да, с первого взгляда это очень странно, что она сама же по нему скучает, ей его не хватает, а потом холодна с ним, но если копнуть чуть глубже становиться понятно почему так, потому что по её мнению это он виноват, пропадает на своей службе и думается это было не далеко от истины. Он бы не удивился, если бы она сейчас сказала, что подаёт на развод и думается была бы права, но Грег молился, чтобы этого не случилось, он не мог представить свою жизнь без этой женщины и с каждым днём он понимал всё больше, что она куда важнее его службы. В конце концов он уже многого добился, думается уже попал в учебники, может спокойно уйти со службы, пойти преподавать в академии и наконец уже укрепить свою семью, да и детей наверно уже пора завести. Пришло понимание, что вот оно, то что ему нужно, вот он план на жизнь. Весьма приблизительный, но всё таки, решено, по возвращению на базу... нет, завтра он позвонит начальству и по телефону сообщит о своём решении. А пока надо дать своим отношениям с любимой женщиной второй шанс, отсрочку, чтобы успеть их спасти, ибо он чувствовал, что она ускользает от него, пусть и любила, это было точно, но порой любовь ещё не всё.
- Ты как? Сильно устала? А то у нас столик заказан в твоём любимом ресторане - на лице лёгкая улыбка, он сейчас немного нервничал, да что там, у него разве что коленки не тряслись от страха, что она сейчас откажется, пошлёт его и пойдёт спать. Возможно конечно, что завтра на утро всё будет чуть лучше, она будет отдохнувшая, вспомнит как любит мужа, всё таки немного смягчится, но лучше, чтобы она сейчас была не слишком уставшая и у неё хватило любви к мужу, чтобы простить ему столь долгое отсутствие и позволить ему сделать себе приятное. - Ты наверно захочешь привести себя в порядок, переодеться? Я тебя подожду, хотя ты и так прекрасно выглядишь - собственно он мог этого не озвучивать, это была уже знакомая ситуация, не то чтобы они часто куда-то ходила, хотя бы потому что он редко появлялся дома, просто он знал, что его возлюбленная любила хорошо выглядеть, особенно собираясь в свою любимый ресторан, куда как он знал она ходила иногда и без него, пока он был на службе, думается её там хорошо знают, как жену моряка. Есть в этом что-то, как говориться, и смех и грех.
Кло пошла переодеваться, Грег же стал размышлять о том, как же дальше пойдёт их жизнь, если он уйдёт со службы, думается она будет до безобразия рада, наверняка заведёт разговор о том стоит ли, ведь она хоть и скучает по нему и даже начинает наверняка думать о разводе, но как только он попытается дать ей то, что она хочет - она снова станет той самой заботливой женой которая до безобразия сильно его любит, иначе она бы давно уже ушла, так вот она наверняка вспомнит о том, что служба это всегда была огромная часть Грегори, что он такой какой есть только из-за службы. Странное это чувство понимать, что любимая женщина постепенно вытеснила службу с первого места на его месте и при этом становиться страшно и немного тошно от одной мысли, что служба могла быть важнее живого человека, важнее женщины, которую Грегори любит всем сердцем. Он глянул на наручные часы, время почти восемь, благо в том ресторане Норманы были в своём роде списке любимых посетителей, так что для них столик будут держать долго.
Жена собиралась не долго, уже вскоре Грег услышал стук каблуков за углом, он поднялся с места и выглянул из-за угла, чтобы взглянуть на свою супругу.

+1

5

Он смотрел на меня своими глазами, мне казалось, я в них могу прочитать всего его. Сейчас в них была тоска и я не в праве его осуждать, он  ждал иной реакции, крепких объятий и страстных поцелуев, но я не могу предавать саму себя и не могу отрицать того, что наши отношения дали трещину. Причина тому его работа, постоянное отсутствие  и моя тоска по нему.
Многие женщины с гордостью хвалятся орденами своих мужей, но они видно их не любят. Раз на их лицах улыбки при словах, он на работе. Я помню своего отца, помню его похороны и  боюсь, что возможно Грегори постигнет его судьба. В море много таится опасностей, но меня переполняла гордость за патриотическое отношение к стране с его стороны, его рвение помогать и защищать людей. В этом было что-то хорошее и плохое одновременно, и это не могло жить в унисон.
- Ты как? Сильно устала? А то у нас столик заказан в твоём любимом ресторане
- Все хорошо, - новость о походе в любимый ресторан немного подняла настроение, но где гарантии, что через двадцать минут, его не вызовут на работу и я не останусь в гордом одиночестве посреди огромного зала. Я этого не вынесу снова, такое было много раз, но в этот раз мне кажется, это добьет меня, и я сорвусь. Мое терпение лопнет, как натянутая струна, а душа взвоем диким воплем от переживаний.
- Как у тебя дела на работе? - говорить о ней хотелось меньше всего, но все же было интересного, чего у них там новенького, каким военные стратегии и прочая мужская фигня, которой они там убиваются.
Ты наверно захочешь привести себя в порядок, переодеться? Я тебя подожду, хотя ты и так прекрасно выглядишь Чрезмерная забота, понимание и внимательность. Возможно он понимал свою вину, а я такая жестокая сыпала соль на рану. Вообще иногда наши отношения казались нелепым стечением обстоятельств, что я для него обуза или ноша, предмет  или вещь которую навязали.
- Я быстро - скрываюсь в своей комнате. Все тело покрыли мурашками, руки и ноги трясутся. Я так его ждала и так встретила, меня мучила совесть, но, наверное, так надо, надо решить, что делать дальше, так невозможно жить. В постоянных ожиданиях и переживаниях.
Минут пятнадцать я приводила себя в порядок, после чего вышла  в коридор, где меня уже ждал любимый муж:
- Надеюсь на этот раз ты меня не бросишь одну? - камень в его огород, с намеком на то, если он собирается ждать звонка с работы, то смысла нет идти куда-либо!
Выйдя на улицу, моя рука интуитивно легла на его руку. Я забылась и сделала глупость, но желания отпускать его руку не было. Мои пальцы лишь крепче сжались на его ладони. Только с ним я всегда чувствовала себя комфортно и в безопасности, и только без него я всегда скучала и поддавалась депрессиям.
- А ты знал что Эми - соседка по квартире и хорошая подруга, беременна? - вопросительно смотрю на мужа , - хотя , тяжело выдыхаю, - откуда тебе знать, снова мои пальцы вздрогнули  на много крепче сжав его ладонь в свей, - тебя жене было. - произношу на последнем издохе своего терпения.  Моля бога о том, что бы хотя бы этот вечер, мы провели вместе, без внешних вредителей в виде работы, друзей и прочих пакостей.
Всю остальную часть дороги мы шли, молча, наблюдая за прохожими и просто держась за руки.
Оказавшись внутри помещения ресторана, официант, широко улыбаясь нас, поприветствовал и повел к столику по центру зала. Мы были частыми клиентами, хотя зачастую не в вдвоем, а по одиночке.
Аппетита не было, было лишь желание выговорится и оказаться понятой. Прижаться к его груди и снова почувствовать тепло его тела, но к сожалению, нам сейчас будет крайне сложно уединиться, пока вся недосказанность не будет вынесена на самосуд.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-17 21:45:30)

+1

6

- Ну а чего рассказывать, учения сплошные, ничего нового вроде за последние месяцы не было, отрабатывали старые тактики, доводили всё до автоматизма, в общем рутина, как и в любой другой работе, но в ВМС надолго задерживаются только те, кому это действительно нравиться - думается сейчас он умудрился кольнуть жене в больное место, напомнить, что порой думалось, что служба важнее и куда приятней Грегу, чем общество собственной жены. Но это было не так. По началу он это слабо понимал, но со временем это стало для него ясно как день. Она и правда быстро собралась и выглядела теперь ещё лучше. Его челюсть невольно отползла чуть вниз, он как то машинально достал из кармана телефон и отложил его на комод, что был в прихожей, просто настолько было сильно желание, чтобы им никто не мешал, хоть он и предупредил, чтобы его неделю вообще не трогали, но выложить в телефон перед походом в ресторан было надёжным предохранением от нежеланных звонков. Нет, он никогда не забывал за что он полюбил эту женщину, она была лучшей во всём и конечно же была до безобразия красивой. Но сейчас, сейчас она была великолепна как никогда, честно было ощущение, что он и правда забыла насколько она у него красивая.
Выйдя на улицу он почувствовал её руку на своей, почувствовал он и то как она дрогнула, когда она сообразила, что сделала. Он всё понимал, она убеждала себя не поддаваться порывам, не давать ему вольную, думается если бы она не начала отдаляться, ничего бы не изменилось и она бы в итоге ушла, только ничего не было бы понятно, но она стала холодней и он понял, что что-то не так и по возможности теперь старался всё изменить. Но всё таки он был рад знать, что даже после всей боли, что он ей причинил своим отсутствием, она всё равно тянется к нему, что он до сих пор её мужчина, что она чувствует себя в безопасности рядом с ним и он ни в коем случае её на разочарует, больше нет. Сказать ей за ужином о своём решении или оставить всё на попозже? Когда всё будет точно известно и когда уже будет договорённость о месте в академии?
- Эми? Эта та, которая...? Чёрт - ему было стыдно признаться, что он не знает вообще кто живёт с ним в одном доме, издержки профессии, думается для него откроется новый мир, когда он на постоянно вернётся домой, да и соседи вдруг обнаружат у себя нового соседа, обнаружат, что Кло вовсе и не вдова, на которую наверно походила при живом-то муже.
Их встретили с распростёртыми объятиям, кажется были приятно удивлены, что Нортманы сегодня пришли вместе, думается последнее время они тут видели лишь его Кло. Грег старался быть галантным и внимательным, немного отодвинул стул, чтобы жена могла сесть, потом чуть пододвинул её к столу, после уже сам сел напротив неё, сразу же открыл меню, желая быстро проверить на месте ли те блюда, которые ему тут нравились, чтобы потом быстро озвучить свой заказ, всё верно, селёдка в белом вине, думается ему этого сегодня хватит. Чуть позже подошёл официант.
- Мне селёдку в белом вине, а жена сама закажет и напиток так же на её усмотрение - опередил Грег фразу официанта в духе "будите ли что-нибудь заказывать". Думается таким неосознанным жестом он показал, что пришёл сюда далеко не наслаждаться едой, хотя тут и кормили всегда очень вкусно. Во всяком случае это должно было быть понятно Кло и кажется она это поняла ещё когда они были дома. Когда она озвучила остальной заказ - официант поспешил удрать, ибо чувствовал, что он тут лишний.
Грег отложил меню в сторону, казалось, что у него сейчас на глазах навернуться слёзы, глаза в общем на мгновение оказались на мокром месте, блеснули на том тусклом свете, что тут всегда создавался вечерами для романтики. Он чуть грустно и печально улыбнулся заглядывая в глаза своей любимой.
Он почувствовал как в нём что-то надломилось, это был жуткий страх понимания, что он чуть не потерял её и вот он был шанс спасти положение. Он точно знал, что у него всё удастся, что он сможет уйти со службы и пойти преподавать в академию, а если по чесноку, то всё могло обернуться и по другому, могли сказать, что придётся пробыть на службе ещё пол года, но он верил, что всё будет так как он задумал, он не верил, что жизни свела их тогда, давно, чтобы теперь разлучить.
- Я соскучился по тебе, очень - в его понимании это было и так понятно, но думается ей это было приятно и важно слышать, знать, что муж до сих пор её любит, думает о ней. - Я принял решение, я уже завтра буду звонить командованию на счёт своей отставки, пойду преподавать в академию, больше не будет этих постоянных отъездов. Я... - на лицо пробилась более широкая улыбка, он как человек военный привык быть сдержанным и терпеливым, но сейчас его переполняли эмоции. Да уж, наверно следующие слова прозвучали не столь важными для тех, кто не в курсе. - Я вернусь домой и больше никуда не буду уезжать от тебя, обещаю... - он ожидал её реакции как последнего суда.

Отредактировано Gregory Nortman (2013-03-18 01:55:42)

+1

7

- Понятно, - прозвучало отрешенно и безразлично, ну я хотя бы проявила внимание и спросила. Во многом мне это было совсем не интересным и маловажным. По той большей части , что все это было для меня сложным и недоступным в понимании, хоть мой отец и был военным, моя мать педагог, мне чужды эти военные страсти и баталии.
Многие бы посчитали мое безразличие к его работе наглостью и нахальностью. Эгоизмом, который с явным напором начинает из меня переть при мысли, что он где-то там далеко, без меня. Речи нет о ревности, я уверена в своем муже, опять можно говорить о самомнении, которого во мне никогда не было. Я не исключаю факта , что могу ошибаться, что могу ему показаться взбалмошной девчонкой, еще совсем юной и ничего не знающей о жизни, но никогда не теряла веру, что он смотрит на меня не как на ребенка которого некогда навязали, а как на женщину, которая любит его всем сердцем. Искренне и нежно.
Я помню тот день, когда хоронили отца, вокруг было столько народу в форме, все выражали соболезнование, но я чувствовала себя одиноко. Я не знала этих людей, не знала, что их связывало с отцом, не знала, насколько они искренни. У меня не было плеча на которое я могла упасть в душераздирающей истерике,  не могла расплакаться , да бы не показаться слабой.
Помню, как его рука легла на мою, он прижал меня к себе и что-то тихо говорил, я уже сейчас и не упомню, но становилось легче. Не смотря на нашу огромную разницу в возрасте, ни разу не усомнилась в его честности и искренности.
Помню, как я дрожала, каждый раз, когда он приезжал домой, а я сидела в спальне полная решимости сказать  о своих чувствах к нему, но страх сковывал меня. Наверное, в тот момент, когда я откинула все страхи и сделала шаг в его сторону, меня обуяло безумие. Бросилась в омут эмоций как умалишенная, не зная, к чему это может привести. Какой тяжестью станет любовь для нас обоих, в частности для него, он вынужден метаться, я это чувствовала, он любил работу , но и меня любил не меньше. Ему сложней, чем мне, разве я имею право на давление со своей стороны. От этого становилось грустно.
Не принужденная обстановка ресторана заставила на время откинуть все мысли и погрузиться в романтическое настроение. Грег, помог мне присесть, что было с его стороны крайне тактично и вежливо, после чего сам сел напротив меня. Снова это чувство неловкости, как будто я боюсь смотреть ему в глаза, дабы не оказаться рассекреченной в своих желаниях и порывах.
- Мне селёдку в белом вине, а жена сама закажет и напиток так же на её усмотрение
Я не разделала его аппетита, широко улыбнулась официанту, который вроде был новенький, потому ,что я его ни разу не видела: Молодой человек, мне, пожалуйста, чашечку кофе - в первые в жизни нахожусь в любим месте питания и ничего не ем: - и побольше сливок - кидаю ему  вдогонку, не уверенная что он все таки расслышал.
- Я соскучился по тебе, очень - я в этом не сомневалась, но принять это было сложно.
-Отставки!?- меня охватило изумление в охапке с недоумением. Я столько времени ждала этих слов, а услышав не испытываю радости, а что если он начнет жалеть, упрекать меня в том , что ради меня всей такой рассекой он бросил все. Нет! Господи, почему так сложно определится в эмоциях, для приличия порадоваться или для печали прорыдать.
- Я вернусь домой и больше никуда не буду уезжать от тебя, обещаю...
Предо мной поставили мое кофе, но я к нему даже и не прикоснулась. Мне стало жалко своего мужа, я привела  ситуацию к тому апогею, которого сама же и ждала, но не будет ли это самой огромной ошибкой, его, а уже потом и моей!?
Я бы слукавила что его слова не заставили меня радоваться, все внутри меня ликовало и и бушевало в диком восторге. Я буду приходить домой, где будет меня ждать он, я буду ложиться спать не одна , а рядом с ним, я столько времени этого желала, что сейчас просто сложно до конца поверить в происходящее. Мне захотелось его поцеловать, поцеловать так сильно как не делала этого никогда, но на глазах у многозначительной публики ресторана, это было бы глупостью и безрассудством.
Молча встаю из - за стола, беру его руку в свою руку и увожу от стола в сторону туалетной комнаты и делаю наконец , то что хочу сделать уже на протяжении долго времени. Целую его. Страстно, бережно и боязливо, что мое поведение может показаться вульгарным или развязным, ведь он военный, у них свои морали и правила. Но я так соскучилась по нему, а радостная новость...только разжигает во мне страсть к нему.
- Я надеюсь, что это решение ты принял не из жалости ко мне - удается произнести между поцелуями и моментами как мои руки скользят по его груди, а пальцы расстегиваю молнию свитера.
Мне было уже плевать , что сюда могут войти, плевать что нас могут увидеть, я слишком долго жила без него и слишком сильно соскучилась, что бы тратить время на глупые обиды.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-18 15:01:02)

+1

8

Да, именно такой реакции он приблизительно и ожидал, он увидел радость в глазах, неописуемую радость, она разве что не прыгала от радости, но всё быстро сменилось на обеспокоенность, она наверняка сейчас представила перспективу, что через много или не очень много лет Грегори сломается, заскучает по службе и логично было бы подумать, что будет винить в этом её. Так было слишком у многих бывших военных или других мужей, профессии которых не нравились их жёнам и в итоге уходили из любимой профессии. Честно говоря Грегори и сам побаивался такого исхода, несильно, но опаска была. И всё таки он точно знал, что сейчас для него важней его любимая, женщина, которая любит его всем сердцем, женщина что так долго была без него и ведь не охладела ни на пень, хоть и пыталась ещё недавно быть отстранённой и холодной, но мелкие движения, слова, движения в лихвой её выдавали, она всё равно тянулась к нему и это не могло его не радовать, что пройдя через всё это их чувства не ослабели и они любят друг друга не меньше чем в первый день.
Конечно он знал, что его жена иногда поддаётся своим эмоциям и совершает сумасшедшие поступки, но то ли он просто не ожидал такого, то ли просто отвык от неожиданных поступков супруги, она схватила его за руку и потянула в сторону туалетной комнаты. Первое мгновение недоумение, что она делает, а ещё через несколько мгновений всё становиться понятно. О моряках ходят правдивые байки и анекдоты, что в море им не хватает женской ласки. Как типичный анекдот про моряка который вернулся из плаванья и не выпускал свою подружку из постели добрую неделю. Так вот у Грегори это было в несколько раз сильнее, ибо свою жену он очень сильно любил и испытывал к неё очень сильные чувства, что уж говорить о страсти, которая при удобном случае подобно стихийному бедствию обрушивается на супругу, благо та отвечала не меньшим.
Сейчас её губы страстью обжигали его и он поспешил ответить с той же страстью, жадно ловя её губы в новые и новые поцелуи.
- Я надеюсь, что это решение ты принял не из жалости ко мне - эти слова прозвучали как невзрачная фоновая музыка, которая не нужна, но привлекает на себя внимание, он не смог оставить эти слова без ответа. Ещё одни поцелуй, не менее жадный и страстный чем предыдущие, он на мгновение отрывает, с трудом, через силу чуть отстраняться, заглянул ей в глаза, она за считанные мгновение разожгла в нём сильнейшую страсть и это было видно, он уже обжигал её кожу горячим дыханием. - Это решение я принял из любви к тебе, я действительно соскучился по тебе, я почувствовал, что могу упустить тебя и я не могу позволить этому свершиться, я не переживу этого, я люблю тебя, Моя Королева. - проговорил он ей почти что в губы, так тихо, что слова бы услышала лишь, даже если бы вокруг была толпа людей. Сейчас тут были только они двое и не важно, что это происходило в туалетной комнате, сейчас в её глазах он видел весь мир. Он не дал ей ответить, снова поцелуй, жадный и требовательный, руки его скользнули по её талии и ниже, одна рука легла на её ягодицу, крепче ту сжимая, вторая рука скользнула ниже по бедру, где он немного задрал край её красного платья, которая настолько идеально на ней сидело, что один взгляд заставлял возбудиться и желать её ещё сильнее, а красный его цвет конечно же приводил к мыслям о любви и страсти. Сейчас он плавно прижал её к стене и не выпускал из своих объятий, жадные поцелуи не прекращали, а его руки жадно ласкали её тело, сам он уже переставал здраво размышлять, страсть и желание затмили разум, ещё несколько мгновений и он прильнул губами к её шее, обжигая ту страстными поцелуями, одну её ног он чуть приподнимает прихватив за бедро и прижимая к себе, а вторая рука теперь легла к ней на грудь, которую стал настойчиво ласкать.
Складывалось впечатление что воздух вокруг них двоих попросту начал плавиться, слишком сильное желание, слишком сильная страсть, он даже не думал и не желал прекращать делать то, что делал, слишком сильно он возбудился и думается Кло возбудилась не слабее, даже если она попытается это остановить, то он не остановиться, а она вряд ли сможет долго ему сопротивляться, ибо они оба думается испытываю к себе слишком сильную страсть, которая порой застилает им обоим глаза и разум.
Спустя ещё несколько минут он снова впился страстным поцелуем в её губы, новые жадные и требовательные поцелуи, вместе с этим он стал судорожно искать молнию платья на её спине, расстегнув где-то на половину, так чтобы она смогла сама закончить, а сразу после сбросил уже расстёгнутый раньше свитер, а потом принялся расстёгивать свою рубашку, на что, к слову, ушло не так много времени и вскоре и она была скинута на пол. На мгновение промелькнула мысль, а если кто-то войдёт? Но эта мысль исчезла ещё быстрее чем появилась, ибо пришло понимание, что это вообще ничего не значит.

+1

9

Его слова стали новым импульсом к новой волне эмоций. Удивление, влечение  и благодарность. Все эмоции вихрем закрутились в моем теле заставляя дрожать и трепетать в его объятиях. Неописуемый восторг, охватывает от мысли , что этот мужчина принадлежит мне. Эгоизм ликующе торжествует, давая понять , что этого я добилась сама. Что его жертва работой, ни грамма меня не огорчает. Только по отношению к этому человеку во мне просыпаются качества, которые зачастую скрываются во мне от окружающих, даже плохие, такие как : ревность и чувство собственности. Он принадлежит только мне, так будет всегда и не может быть иначе. В нашей жизни, по отдельности было достаточно трудностей, мы прошли через многое, что бы позволять себе ограничения  в использовании ситуации.
Многие окружающие и мои друзья без остановочно толдычат о том что наши отношения это его игра, а я марионетка. Он взрослый мужчина повидавший жизнь, а я еще молодая девушка , которая со временем поймет что не нагулялась. Все твердили о том, какие мы разные, но разве не противоположности ли притягиваются!? Твердили о том, что я для него прежде всего обязанность, которую возложил на него мой отец умирая, но его губы, поцелуи говорили иначе, не может человек, которого к чему то принуждают так страстно выражать  свои эмоции. Либо они все лгут и ошибаются либо он хороший актер , а я марионетка.
Он ни дает произнести не слово, да оно и не требовалось. Я не была сейчас готова говорить языком слов, хотелось говорить языком тел и прикосновений, дарить ему тепло и ласку, показать, что его жертва стоит этого, что жизнь может быть на много эмоциональней, если не смотреть на нее через призму работы.
Только сейчас я до конца понимала, насколько сильно его люблю, как дрожит мое тело, находясь в его крепких руках, как моя кожа реагирует на его мягкие пальцы и горячее дыхание, которое каждый раз обжигало приятной истомой при очередном касании губ.
Мое учащенное сердцебиение заставляло задыхаться при каждой попытке вдохнуть воздуха.
Это было полным бесстыдством и безрассудством, идти на поводу животных инстинктов, оттолкнув назад здравый смысл, но сама сложившаяся ситуация носила пикантный характер и это еще больше разжигало интерес к происходящему. Насколько мы оба безумны и насколько друг друга любим!?
Ловким движением рук он расправляется с замком на моем платье, но всего лишь наполовину. Я не решаюсь припустить его чуть ниже, словно опасаясь, что сейчас сюда немедленно и по закону подлости кто-нибудь заглянет, но все культурные мысли испарились, как только с его тела падает рубашка и предо мной предстают его широкая грудь и волевые, крепкие плечи. Безумно захотелось к ним прижаться еще сильнее, что я, безусловно, и сделала.
Губы ни на миг не расставались с его губами, мне казалось это пыткой, снова жить без его поцелуев. Руки в беспорядочном хаосе блуждали по его спине, словно ищя какого-то особо ручника, который позволит прижаться к нему на столько близко, что бы я могла почувствовать , что он весь во мне и душой и телом.
Истома затуманила мой разум и пробудила страсть, которая все время его отсутствия копилась во мне:
- Я люблю тебя , люблю - срывается с моих губ,  то ли шепотом то ли вообще не слышно, словно боясь нарушить ту тишину что сейчас царила в туалетной комнате, пропитанную желанием и возбуждением.
Судорожно дрожащими руками нашла пряжку  ремня , на его брюках, волнение не позволяло расправиться с ней на столько быстро на сколько хотелось, но спустя несколько секунд мучительных стараний, ненужный в данный момент атрибут вещи летит на пол, а следом  и его штаны. Хотелось рвать на нем одежду лишь бы это не было таким долгим, что бы он не томил меня своими ласками, а наконец сделал меня своей телом., душой я уже давно его.
- Люблю... протяжно срывается с моих уст, дрожащим голосом.
- О господи - не успев, одуматься я отпрянула от своего мужа. До конца ни чего, не понимая, смотрю на дверь, в которой стоит довольно пожилая женщина и ладонями прикрывает глаза. В какой-то степени меня обуял стыд, но он не шел в сравнением с моим возбуждением, который заставлял наплеваться на все рамки приличия. Руками мне лишь удалось прикрыть оголенную часть груди, дабы не добить шокированную женщину, которая тут же устремилась прочь из туалетной комнаты. Я виновато устремила взгляд на своего мужа, закусив зубами нижнюю губу.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-19 17:51:46)

+1

10

Слышать эти слова, что она еле слышно шептала было что-то вроде вишенки на вершине великолепного торта. То что добавляла что-то такое неуловимое и приятное. Возвращаясь домой, уходя со службы он хотел вернуть именно это, свою женщину, что она снова тихо шептала ему, что любит его. Больше ничто сейчас не было важно.
- О господи - послышался чей голос за спиной, жена сразу же отстранилась, конечно она сейчас наверно испытала стыд, смущение, но он точно знал, что возбуждение никуда не делось, он всё ещё хотел её, а она его, сейчас и здесь, сию секунду. Пожилая женщина поспешила удалиться, думается она даже побоится кому то сказать, что такое тут увидела, а может простой уйдёт из ресторана подумав, что тут такое обычное дело. Всё это было не важно, сейчас Грегори желал свою жену больше чем наверно за всё последнее время. Ведь всё время, что её не было рядом он мечтал хотя бы одном единственном прикосновении, поцелуе, он так долго жил без неё, что на какой-то момент забыл как это бывает, когда они сливаются вместе в порыве страсти и желания.
- Господь тут не при чём - тихо проговорил он ей, с широкой улыбкой на лице, в губы и снова жадно прильнул к ним, руками он крепко схватил свою женщину за ноги и поднял над полом прижимая ту к стене, закинул её ноги к себе за поясницу, не отрываясь от её губ и на мгновение. Его руки скользнули по её бёдрам вверх зацепив нижний край платья, до тех пор пока не стало видно бельё, он прижимается к ней всем телом, одной рукой скользнул вниз по её животику, а там запустил и в трусики, где стал настойчиво её ласкать.
Сейчас ему было совершенно наплевать на то, что сюда кто-то войдёт, сейчас он хотел услышать сладкие стоны своей женщины, поэтому в какие то мгновения отрывался от её губ, ловя каждый тихий сдавленный стон, конечно она пыталась сдержаться. Ещё некоторое время продолжались ласки. Он на мгновение прервался, взгляд в её глаза, в которых он видит желание ни чуть не меньшее, чем он чувствовал в сам, она может сейчас говорить что угодно, делать что угодно, кричать и вопить, что нельзя же вот тут, так, она сама его сюда затащила и теперь он не отступит. Ещё несколько мгновений, он лишь стащил своё бельё, чтобы освободить возбуждённую плоть, лишь отодвинул в сторону ткань её трусиков, ещё несколько столь мучительных мгновений ожидания, он снова заглянул в её глаза, а потом последовало одно резкой движение и вместе с этим жадный поцелуй. Он сразу же вошёл в неё как можно глубже. Жадный поцелуй сейчас не давал выпустить всё эмоции, все чувства, что накатили одной большой волной.
Наконец он отрывает свои губы от её и сразу же слышит уже ничем не сдерживаемые стоны, набирая темп он снова и снова проникает в неё, сейчас не было места нежности, сейчас балом правили страсть и сила. Слишком долго всё это копилось и теперь выплеснулось в этом акте удовольствия, он напорист, уверен, даже груб. Сейчас он овладел своей женщиной, сейчас она была в его власти, как никогда ещё. Возможно уже через час дома он будет извиняться за грубость, будет корить себя за слишком сильный напор, ибо на теле жены наверняка останутся синяки от его крепкой хватки, да, сейчас его ладони крепко сжимали её бёдра и ягодицы.
Их тела слились в единый поток страсти и желания, он чувствовал как она вцепилась в его спину, чувствуя каждый ноготок, что того гляди начнут впиваться в его тело. Он не останавливается ни на мгновение, упорно двигаясь внутри неё, то жадно целуя в губы, то в ожигая жарким поцелуем шею, то просто горячим дыханием обжигал её губы. Дыхание его стало чуть более тяжёлым, пробивалась хрипота, которая не свидетельствовала о усталости, а просто о напряжении, страсти что накрывало с голой и эта хрипота начинала походить на рычание крупного хищника и это логично связать с тем, что сейчас им владели инстинкты, дикие инстинкты. Он чувствует как их тела горят от страсти, видит как блестят на свету глаза его женщины, он видит в его глазах огонь страсти и желания, что ещё сильней разжигает его пламя, заставляя двигаться быстрее и сильнее прижиматься всем телом к своей Королеве.

+1

11

Секундное молчание. Мои руки на груди вздымались то вверх, то вниз при каждом моем тяжелом выдохе. Этот неловкий момент, когда вроде бы все и не все.  Знак вопроса надвис над нами, что делать, а если сейчас сюда сбежится вся служба ресторана. Чувствую себя немного девушкой легкого поведения, но это чувство мне не противно, ведь я именно такая для своего мужчины, а не для другого . Этому не бывать, мое тело принадлежит ему и только ему.
- Господь тут не причём - вскидываю бровями, понимая, что это конец безумной страсти. Такой человек как Грег полон морали и воспитания. Он может сейчас просто отпрянуть и сослаться на временное помутнение рассудка, сказать что это не правильно, но каковым было мое удивление, когда его руки с небывалой силой снова схватили меня за бедра , а губы впились в мои в диком поцелуе. Мои плечи резко стукнулись о твердь стены. Легкая боль, еле заметная на фоне разыгравшегося возбуждения, прокатилась волной по телу. На мгновение мне стало даже страшно, такого я его еще ни разу не видела, но и новый он, заставил меня возжелать его по-новому.
Своей грудью чувствую, как его теплая кожа согревает мою, я не в силах держать сопротивлением, каким бы не было мое воспитание, какие бы морали меня не сдерживали, никто не может заставить меня не желать своего мужчины. Все равно, когда, где и как, главное желать и чувствовать его.
Мы не идеальны, но  всегда стремились к этому, но даже в сексе была недосказанность, словно мы боялись показать друг другу себя. Сейчас же,  словно выговаривались за все те минуты молчания, что позволили себе ранее.  Его пальцы скользили по моей разгорячено от желания коже, казалось, если положить на нее кусочек масла оно начнет, тает как на раскаленной сковородке. Они беспощадно истерзали меня в ласках пробираясь к самому сокровенному моему месту, которое желало мужа сильнее всего.
Он словно знал куда давить, что делать. Читал мои мысли и желания. Его пальцы истязали мое лоно, заставляя стонать от ожидания, от этих прелюдий. Я зубами кусала губы, дабы не раскрыть нас своими стонами, дабы не собрать ненужных зритель  для сей момента.
На мгновение мне показалось, что стало легче дышать, его пытки лаской прекратились, но это было не долгим. Он заглянул в мои глаза, и я в них утонула, забыв обо всем, где я сейчас нахожусь и чем это чревато. Еще мгновение, резкая боль, смешанная с приятной  истомой охватила мое тело. Наконец я чувствую его в себе. Он не привычно резок и груб. Эти новые эмоции будоражили сознание и будили воображение. Я чувствовала хватку крепких рук на своих ягодицах, понимая, что моя мягкотелость выразиться в  парочке синяков, понимала, что эта слепая страсть заставила забыть о способах предохранения и тема обсуждения детей для нас всегда была закрытой, но разве подобные мысли способны нас удержать от безумства.
Он вошел резко, неожиданно, возможно мой неровный крик-стон услышали бы все, если бы он вовремя не заткнул меня поцелуем. С каждым его толчком внутри меня, мои бедра приподнимались, а плечи терлись о шершавую поверхность стены, к которой меня прижимал Грег.
Руки, беспощадно изучали его тело, которое казалось уже до каждого миллиметр изученным, но не менее желанным. Его темп движений становился более быстрым и резким, совсем не привычным для меня и немного болезненным, но я не могла ему мешать или возражать, я сама заварила эту кашу, до конца не понимая того, как долго он был без женщины и каким суровым истязанием это может стать для меня. Я старалась сдерживать стоны, которые возможно больше бы походили на крики. Я жадно , со всей страстью отвечала на его поцелуи, покачивая бедрами в так его движениям. Мои пальцы, ногтями впивались в его кожу на спине, наверное, оставляя белые полосы которые спустя секунды, принимала алый окрас.
Каждая клеточка моего тела содрогалась под его напором, содвигая меня к финалу акта. Это было неизбежным, как бы сильно не хотелось его продлить, как бы сильно не хотелось, что бы это длилось вечность, но это невозможно.
Его движения стали более частыми, дыхание сбивчивым, как и мое. Я кусала его губы зубами между поцелуями. Между его толчками я еле успевала ловить воздух  губами. Мои мышцы стали сжиматься , а по телу стали покалывать судороги накатавшего оргазма. По финалу я не смогла быть сдержанной и даже вскрикнула. Зубами я закусила его губу, чувствую привкус крови. Похоже, в приступе апогея я не сдержалась и проявила животную реакцию.
Растрепанная и обмякшая на руках своего мужа понимала, что я никогда не смогу поднять эту тему его грубости и в какой-то степени жестокости. Я буду об этом молчать и угождать ему во всем. Я люблю его и не должно быть иначе.
Моя голова лежит на его плече, уперевшись  лбом. Глаза устремлены куда-то в пол , а дыхание до сих пор учащенно. Руки лежать на его спине, пальцем указательным руки я вожу по его коже, вырисовывая бессмысленный образ круга.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-19 20:01:54)

+1

12

Сдерживаться он не мог, да и не хотел, сейчас внятных мыслей в его голове вообще не было. Сейчас им правили животные инстинкты, который заставляли его двигаться внутри неё, крепче прижимаясь к ней, снова и снова ловя её губы в жадные поцелуи. Он не чувствовал сейчас ничего кроме страсти и желания по отношению к своей женщине, он крепко прижимал её к себе и не отпускал и на сантиметр. До самого последнего момента он не уставал ускорять темп, проникал всё резче и глубже. Последние толчки, он почувствовал как стали сокращаться её мышцы в оргазме, ещё несколько мгновений и он резко наполнил её своим горячим соком, думается даже не заметил этого, ибо сейчас на первом плане были эмоции, страсть, желание, влечение, любовь, всё это смешалось во что-то одно, очень сильное, в чистую эйфорию. Сейчас он продолжал крепко прижимать её к стене, не отстраняясь ни на миг, ни на миллиметр.
Сбитое тяжёлое дыхание, которое он пытается восстановить, постепенно проходит эйфория, которая отступая даёт волю боли, которая начала властвовать на спине, кажется она неплохо прошлась там своими ноготками. Спустя ещё пару мгновений последовали нежные поцелуи и прикосновения, да, пришло время нежности, вслед за страстью, сейчас приходило понимание, что он был очень напорист и груб, он слишком сильно напирал, наверняка сделал больно, а она ведь не подумает пожаловаться, наверняка оставит всё при себе, ибо кажется они оба понимали, что это начала она, пусть и закончил он.
Наконец то он опускает её на ноги, очередной бережный поцелуй, а далее шёпот прямо ей в губы, не потому что он боялся, что их услышат, а просто это было символично, что это только к ней относиться. - Люблю тебя, Моя Королева - в его представлении он никого и никогда так не любил и больше не полюбит, лишь её, лишь она достойна. Она только его женщина, он ради неё всё сделает и горы свернёт и весь мир в пепел обратит, всё только ради того, чтобы она была его, с ним, навсегда. Сейчас он смотрел в её глаза аккуратно обхватив её лицо ладонями, на его лице была добрая, ласковая, полная любви улыбка. Ещё некоторое время он только и делал, что целовал её, будто извинялся за ту грубость, что была ещё совсем недавно.
Спустя пару минут он таки решил начать одеваться, первым делом он натянул свои брюки и вернул на прежнее место ремень. А вот когда попытался одеть рубашку, выгибаясь спиной он не смог сдержать тихого стона боли, по большей части он просто не ожидал, что спина так будет болеть, похоже по приходу домой надо будет попросить благоверную проверить её художество, а сам он весь оставшийся день будет замаливать грехи, а точнее все синяки, что он ей успел поставить. Пока она принялась застёгивать его рубашку, он стал поправлять её платье, не уставая дарить ей очередные нежные поцелуи, казалось будто он всё не может насытиться, что ему всё мало, что он пытается урвать ещё кусочек, наверно так и было, он так долго жил без своей женщины, что теперь не мог успокоиться. Заглядывает в глаза, поглаживает обеими руками её волосы, приглаживая её растрёпанную причёску. Потом он опустил взгляд, на пару мгновений, снова поднял, снова глаза в глаза, на лице широкая улыбка, поцелуй и сразу после:
- Если повезёт, то через девять месяцев нас будет уже трое, хочу девочку, твою копию - он был не уверен думала ли Кло об этом, но он сейчас как никогда хотел всего и сразу. Он потерял время, драгоценное время на создание настоящей семьи со своей любимой женщиной.
Отходить от неё совсем не хотелось, но пришлось отлучиться на мгновение, чтобы подобрать свитер, надевать который он пока не собирался, ему и так жарко, он до сих пор не мог до конца успокоиться, остыть. Они уже двинулись к выходу из туалетной комнаты, когда внезапный порыв заставил Грегори прижать жену к стене и втянуть её в очередной жадный поцелуй. Описать словами насколько он был рад вернуться домой было нельзя, нету таких слов, чтобы описать такую бурю эмоций, которые кружили голову и заставляли не прекращая улыбаться. Вот они выходят, с лица Грега не сходит улыбка, а его рука лежит на нижнем краю талии жены, ну вот ещё чуть ниже и это было бы наверно уже вульгарно при всех хватать свою жену за задницу. Что-то тут было не так, слишком тихо, до Грегори стало доходить, он огляделся, все посетители пытались делать вид, мол сидят и смотрят в свои тарелки, но тот факт, что царила гробовая тишина - их выдавал с потрохами. И тут на глаза попадает весьма солидный человек в этом ресторане, шеф-повар, Грегори его пару раз вызывал, чтобы поблагодарить за вкусную еду, тогда просто фирменные блюда шефа действительно удавались на славу. Так вот Шеф-Повар прошёл к их столику с подносом, на котором виднелся какой-то десерт. Грегори даже не глядя на Кло, знал, что она сейчас смущенна ну очень сильно, ему почти силком пришлось вести её к столику, а когда подошли, то заговорил Шеф-повар.
- Дорогие вы наши, вы у нас одни из самых любимых посетителей, так что вот вам в подарок от заведения, лучший десерт, который я делал в своей жизни, у него очень богатый вкус, который вскружит вам головы... - он замолчал на мгновение, но продолжил - но, наверно он не в коем разе не сравниться с тем, что вы испытывали ещё пять минут назад. Приятного аппетита, наши дорогие. - это надо было видеть, даже Грегори теперь смутился, кажется тут все знали, что сейчас произошло в туалетной комнате, похоже та женщина всё таки всем всё рассказала.
Грегори подался чуть вперёд к Шеф-повару и тот догадавшись к чему это сам приблизился. - Это та женщина пожилая нас сдала? - мужчина улыбнулся - Нет, она в ужасе отсюда убежала, до остального мы сами догадались исходя из показаний вашего официанта, он как раз нёс вашей супруге кофе, когда заметил как она вас уволокла в уборную - На лице Грега сияла широкая улыбка, несомненно, это немного смущало, но было ну очень забавно. Он краем глаза огляделся, кто-то теперь восторженно что-то обсуждал, а кто-то что обсуждал очень яростно и очень неодобрительно, но кажется Грег знал, что будут обсуждать гости этого ресторана до конца вечера. Грег же лишь взял свою жену за руку, аккуратно сплетя их пальцы. А когда они уже сели нормально за столик, он заметил, что супруга смущенна куда больше него и явно умоляющим взором умоляет отсюда уйти. - Не волнуйся, не обращай внимания, мало ли чего там о нас думают, это не важно

Отредактировано Gregory Nortman (2013-03-19 22:00:12)

+1

13

Люблю тебя, Моя Королева - улыбка умиления и дикий восторг на лице. Только слова любви от самого любимого мужчины на свете могут заставить трепетать и улыбаться улыбкой наивного маленько ребенка. Грезить о семейном счастье и далеком будущем, жить не одним днем, а планированием совместной долгой жизни. Одиночество, которое до селе властвовало, отступает прочь, впуская в сердце  надежду, что это мгновение не будет одноразовым, оно будет длиться вечно.
Крепкие объятия, приятные минуты блаженства. Чувство трепета и душевное спокойствие, что он рядом, обнимает меня и целует.
Подушечками, пальцев рук чувствую неглубокие ссадины на его спине, оставленные мной, стало, его жалко и я прониклась сочувствием, представлять, как они могут ноюще болеть.  Немного отстранившись, я поцеловала его в плечо, словно извиняясь, после чего он  опустил меня обратно на ноги, которые сразу же подкосились от возникшей усталости, приятной.
Следующие минуты нам понадобились для того что бы угомонить свой пыл и привести себя в порядок. Одернув платье, немного покрутилась у зеркала, поправляя взъерошенные волосы, и кончиками пальце стерла следы растертой от поцелуев, помады. В зеркале я видела отражение счастливой женщины, влюбленной и помешанной на одном лишь человеке.  Плечи горели от жгучей боли, но я держалась , старалась не выдавать последствия столь бурного выражения страсти. В отражении зеркала я так же видела и его, со спокойным выражением лица собирающего свои вещи. Стало интересно, а о чем он думает сейчас!?
Ведь нас могли услышать, или более того, та старушка могла вызвать полицию. Меня охватило волнение и стыд. Стыд не за то, что мы сделали, а самое главное где, а за то что я позволила себе слабость быть слишком развязной и откровенной, что мой муж может посчитать меня слишком своевольной и развратной. Ведь подобного рода выражений эмоции было в новинку для нас обоих.
При выходе из туалетной комнаты, мой муж не упустил возможности снова меня поцеловать, что очень радовало, и я этому не противилась, отнюдь я ответила на него, осознавая, что я не смогу жить от него отдельно и вообще без него.
Мне тебя так не хватало - прошептала сквозь поцелуй, который прекратился так же быстро,  как и начался.
Стоило нам оказаться снова в большом зале, как бурные обсуждения прекратились, и зал сковала тишина. Мои щеки стали гореть от  странного чувства которого я никогда не испытывала, это был сильнейший стыд. Более десяти пар глаз устремились в нашу сторону, они были наполнены осуждение, а некоторые и вовсе   усмешкой. На смену стыду пришла какая-то странная гордость.
Бредя по залу словно по судейской аудитории, как будто меня ведут на допрос, я думала лишь о его словах, о детях. Он поставил меня в тупик, ведь я совсем не думала о детях и тем более  не планировала их заводить сейчас. Я не смогу о них заботиться, я о себе то не могу. Мне немного стало грустно, от глупого осознания того, что я не могу дать Грегу ничего кроме свой глупой любви, что я вечно буду для него обузой.
Вернувшись на свои места за столом, я притянула руки к своему холодному кофе. Коричневый напиток яро выдавал мое волнение, выплескиваясь из маленькой фарфоровой кружечки. Еще спустя мгновение, перед нами стоял шеф -повар и не упустил возможности упрекнуть нас в том что мы делали несколько минут назад.
- Спасибо - с чувством неловкость отвечаю на его предложение отведать фирменное блюдо, хотя если признаться, аппетит проснулся зверский.
- Можно, - протягиваю шеф-повару свой остывший кофе, - подогреть , а то совсем остыл - мило улыбаясь, делая вид , что я  совсем не замечаю того , что творится вокруг. На фоне стыда, во мне разыгралось много других эмоции и адреналин, азарт и желание повторить то , что происходило между нами, и не раз. Взглядом я проводила удаляющегося от нас  повара, после устремила взгляд на мужа.
- Мне одной тут неловко? - мои уголки губ приподнялись в еле заметной улыбочке. Я понимала, что всем своим ворожением лица я выдаю свою радость и безумство, испытываемое к этому мужчине, наплевав на все, что травится вокруг. На осуждения и взгляды. Если он меня захочет, здесь и сейчас. На этом столе, так и будет, я не в силах сопротивляться ему, но я прекрасно знаю Грега. Его работу и деятельность, ему не нужны глупые слухи.
- Может попросим нам все собрать на дом? - моя ладонь легла на его. Я не могла, отвести взгляда от своего мужа надеясь, что он все прочтет по моим глазам.  Мое негодование и желание покинуть этот ресторан и оказаться дома. Где не будет посторонних глаз, и мы сможем побыть просто вдвоем.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-20 19:04:09)

+1

14

Грегори - военный, для него умение не обращать внимание на мнение окружающих, да просто на внешние раздражители почти что профессиональный навык, он мог просто отсечь себя от окружения и сосредоточиться на своей супруге. Сейчас он сделал именно так и не смогу упустить того момента, что для неё это слишком. Ей слишком неловко, она хочет отсюда уйти. Это он понял ещё до того как она предложила покинуть ресторан.
- Мне тоже тут неловко, правда не настолько, насколько тебе, толстокожий у тебя муж, милая, прости, да, давай  попросим завернуть с собой
Грег выловил одного из официантов подозвав того жестом, тот быстро оказался рядом со столиком. - Да да? Чего-нибудь ещё желаете?
- Заверните нам наши блюда домой и счёт пожалуйста, по быстрее, хорошо? - официант энергично закивал и быстро унёс блюда на кухню. Спустя пару минут он вернулся с пакетом и счётом. Грегори тут же оплатил счёт, оставил чаевые. Далее он принял от официанта пакет, взял свою супругу за руку и они вместе покинули ресторан. Всю дорогу домой они почти не говорили, лишь жена крепко сжимала руку Грега и не желала отстраняться от него ни на миллиметр. Ощущать сейчас её рядом для него было лучшим, что вообще можно было придумать. В какой-то момент он просто не вытерпел. На улице было уже темно, людей на улице было немного, но он даже при их наличии сделал тоже самое. Он остановился и резко притянул Кло к себе впившись в её губы жадным поцелуем, который не прекращался наверно ещё минут пять, жена кажется и пыталась в какие-то моменты прерваться поцелуй, но снова и снова поддавалась Грегу, а он не отступал, но в конце концов она таки вырвалась из поцелуя. Не последовало ни одного слова, лишь жаркий взгляд, в котором многое можно было прочитать, после этого момента домой они уже шли быстрым шагом, по-быстрее бы, между ними точно сейчас проходил заряд, который подталкивал их друг другу, так чувствовал Грегори. Казалось стоит им попасть домой и они будут наслаждаться друг другом так долго, как это вообще возможно, пока будут силы.
Ещё минут пятнадцать и они уже в лифте, Грег был в нетерпении, притягивая супругу к себе, крепче сжимая руками её бёдра. Доехали, двери открылись, Грег открывает дверь в холл. В процессе бесчисленные страстные прикосновения и мимолётные поцелуи, они как будто специально подогревали страсть друг друга, чтобы только не растерять запал до дома. Только переступили они порог, Грег уже будто хищник приготовился к рывку, подхватит Кло на руки и унести её в спальню, но тут она хватает свою сумку, которую изначально оставила тут при уходе с супругом в ресторан. Бросив какую-то фразу, что она скоро будет - она исчезла в стороне кухни и уборной. Грег усмехнулся, наверно хочет подкрасить губы, припудрить носик или ещё что-то такое, хотя по его мнению ничего этого было не нужно. Он ею хотел бы даже, если бы она была в спортивном костюме.
Ожидая супругу из... уборной, то что она там он удостоверился проходя мимо, шум воды и всё такое. Прошёл на кухню, убрал и селёдку и десерт в холодильник. Кинул свой свитер на кушетку, а сам снова направился в прихожую и дальше в спальню, где огляделся, порылся по шкафчикам, отыскал свечи и спички, расставил, зажёг, потушил большой свет, создалась романтическая атмосфера, Сейчас в голове крутились разные образы, возбуждающие и будоражащие. А потом он вспомнил, что ещё совсем недавно было слишком груб со своей женой и сейчас требовать от неё чего-то ещё он не имел права, уж теперь то она наверняка уставшая. Размышления его затянулись, он вовсе начала витать где-то в облаках и не заметил как прошли десять минут. Жена небось уже вышла и даже могла пытаться достучаться до него в раздумьях и не смогла, могла и обидеться, потерять настрой, а может переволновалась и ей там вообще плохо? Он тут же сорвался с места и через пару мгновений оказался у уборной.
- Милая? Ты там как? Чего застряла? м? - в следующие мгновение он учуял знакомый запах, таким баловались некоторые молодые матросы. Этот запах он хорошо знал, ибо сам гонял этих наркоманов, которых после трёх таки инцидентов пинком выгоняли со флота.
- Ты что там? Травку куришь?! - сразу вспомнились старые времена, когда его теперешняя жена была знатной наркоманкой. Сейчас не было мысли, что она вернулась к наркотиками только из-за того, что его не было рядом, с тоски или скуки. Сейчас он думал о том, что много лет назад он её отвадил от этого, он снял её с наркотиков, своими руками, а она снова их употребляет, ведь там где курение травки - там и другие наркотики, более серьёзные. - Клозер!! Открывай!! Живо!! Ты что совсем дура?! Ты зачем снова принялась за это!?!
- несколько мгновений и дверь открывается, она посреди ванной, делает вид, что ничего и не было, видать быстро спустила остатки косяка куда-нибудь и разогнала кумар по возможности, но это не помогло запаха стоял, ну если она сейчас начнёт нагло, глупо врать, что ничего не курила, что не было тут травки, что ему показалось, то это серьёзно, она значит снова подсела на наркоту, только из-за этого она станет пытаться так глупо обмануть.

+1

15

- Заверните нам наши блюда домой и счет, пожалуйста, по быстрее, хорошо? - его слова заставили меня  вздохнуть с блаженным чувством спокойствия. Было приятно осознавать, что мои слова для него не пустое место, и он прислушивается к моим желаниям и мнению. Наверное, за это я его любила, он мог где-то быть подкаблучником, а где-то и мужчиной с большой буквы.
Покинуть ресторан нам не составило труда. Я с опаской на лице смотрела на провожающих нас взглядом посетителей , понимая, что это осуждающие взгляды наполнены недопонимаем и неким осуждением. Мне было плевать, если их это оскорбляет, значит, они никогда не были влюбленным и не любили. Любовь и страсть не поддаются контролю и ими невозможно управлять.
На выходе, я взяла руку мужа  в свою и крепко прижалась. Ни с чем неописуемое чувство тепла и спокойствия. Разве, не ради подобных эмоций мы так долго ищем счастья, страдаем или ждем счастливого момента?
Темно. Ночь давно правила в городе. Как же быстро летит время, когда ты этого совсем не хочешь.
Крепкие объятия мужа не давали вечернему ветерку пробрать сквозь легкую курточку. Не давали почувствовать всю его прохладу. Мы шли, молча, но казалось нам не нужны слова, все и так понятно.
Проходя мимо  переулочка, не освещенного уличным фонарем, Грег ловким движение рук притянул меня к себе и прижал к стене одного из домов, обезоружив очередным страстным поцелуем, на который я просто не смогла бы не ответить. Эта безудержная страсть съедала меня изнутри, заставляя перешагивать через все рамки приличия. Он углублял поцелуй и если бы не его же желание резко прекратить то, что он начал, я бы отдалась ему прямо на улице. Сама только  мысль об этом  заставляла внутри все трепетать и желать этого.
Слова были не нужны, все было ясно по взгляду. Наши шаги, по направлению к дому стали чаще и быстрее, похоже, ему, как и мне не меньше хотелось оказать дома. Без посторонних факторов, способных помещать.
путь к дому был для меня туманен, все мои мысли  где-то далеко. Я думала о многом, о нас с Грегом, о том, что мне еще предстоит ему сообщить.  О моей беременности. И о том, что мне предстоит скрыть, это к вновь проснувшейся тяге к наркотикам. Жизнь была бы скучной без проблем, наверное, но лучше бы их не было.
Зайдя в лифт,  я снова оказалась в его объятиях, его руки шаловливо блуждали по моему телу, которое без стыда  подчинялось ласкам и отвечало на все его прикосновения дрожью и пульсами мурашек, которые тут же волнами проходились по телу. Я не переставала его целовать. Мои губы упивались его губами , а было мало , мало и мало.
Словно , замешанные в урагане страсти, мы ворвались  в прихожую нашей квартиры, не разрывая страстного поцелуя, который начал кружить голову, но к моему  печальному сожалению, я понимала что это не просто головокружение это первые признаки токсикоза.  Сюрприз, а я беременна.
Оторвавшись от мужа даже не думая о его реакции, хватаю свою сумочку и бегу в ванную комнату. Войдя в небольшую комнату, бирюзового цвета, скидываю с ног туфли и тут же оказываюсь возле *белого друга*. Именно, за последние несколько недель он мне стал хорошим собеседником, которому я могу излить душу, это конечно чисто фигурально.
Как только природные позывы, вызванные беременностью оставили меня в покое, я присела на край ванной и достала из сумки сигарету (косячок), только так мне удавалось справиться с тоской по мужу, не заставив себя обзавестись любовником или вибратором, только так я могла избавить себя от стрессов о мысли про беременность и о том, что я к этому совсем не готова и как об этом сказать Грегу.
- Милая? Ты там как? Чего застряла? м?
- Уже выхожу, секундочку - кричу, сквозь не глубокий вдох, который был насыщен сероватым дымком.
- Ты что там? Травку куришь?!
- Что? - еле шопотом и заикаясь.
- Как он узнал, ну конечно Кло, дура, это же ванная, а не кампус! -  по голосу было ясно, что мой муж был зол и настойчив в своем требовании, что бы я открыла ему дверь, но прежде нужно спрятать улики. Первым делом полетел косяк в унитаз, следом послышалось журчание воды сливающей из слива унитаза. Далее руками, как можно  усерднее разогнала дымок.
Грохот. На пороге стоит мой муж, мне даже стало страшно.
- Милый какие наркотики , это наш новый воздухоочиститель - то ли дура, толь косячок внутри заговорил. Недоумевающе пожимаю плечами. Наблюдая за серым дымком, все еще окутывающим ванную комнату. Милая, ни чем не вызванная улыбочка скользнула по моему лицу.
- Малыш - небольшими шажками преодолеваю расстояние, которое было между нами, прижимаю его к стене и страстно впиваюсь своим губами в его губы. Что угодно лишь бы он забыл про то что здесь было. Не разрывая поцелуя, пальцами рук, одну за одной расстегиваю пуговицы на его рубашке. Действие наркотиков заставляло желать его еще сильнее более страстно и даже по животному. Я начинала терять над собой контроль, но не от действия препаратов , а от того влечения которое возникало у меня когда  я рядом  с ним нахожусь. Рядом со своим мужем.

0

16

Если быть честным, то у неё и правда удалось на некоторое время заставить Грега забыть о том о чём он думал ещё мгновение назад. Его горячие жадные губы были слишком сильным фактом, ожидая её он ещё не остыл с того момента, как они вошли в квартиру. Ожидая её он думал о ней, эмоции и возбуждение нарастали с ожиданием того, что должно было быть позже. Сейчас он невольно стал отвечать на поцелуй не менее жадно и страстно чем прежде, его руки сами скользнули к ней на талию и потом ниже. Ещё через мгновение и крепко вцепился руками в её ягодицы притягивая её к себе ещё ближе, вплотную. Этого минутного помутнения действительно хватило, чтобы она смогла отвлечь его от того, что он ещё минуту назад застал её с наркотиками.
Он был слишком сильно разгорячён, чтобы сейчас думать о чём то кроме шикарного тела своей жены, страсть и пламя, что тут же возникло между ними - поглотило его полностью, он не мог сейчас думать о чём то кроме того - что хочешь прямо здесь, прямо сейчас овладеть ею. Но то что было минуту назад изменило то, что будем вот вот. В голове скользнули образы из прошлого. Вспомнились те же чувства, злость, гнев, страсть, которая сейчас будет властвовать будет другой, нежели там в ресторане. Всепоглощающая и жестокая, разрушающая страсть, если, то что сейчас будет может сойти за изнасилование строптивой жены и она наверное пожалеет, что решила отвлечь супруга близостью, да и сам он потом ужаснётся что сделал, но думается оба они этого сейчас не понимали.
Мгновение и он прерывает поцелуй и затаскивает её на стиральную машинку, новый жадный требовательный поцелуй, руки грубо легли на её бёдра. Он ещё через мгновение задирает её платье выше, а после расстёгивает свои брюки и ещё несколько мгновений и проскакивает желание переместиться куда-то где будет удобнее и он подхватывает её и забрасывает к себе на плечо, память ударила по голове со страшной силой, знакомый сюжет, оба они наверно вспомнят сегодня что-то плохое.
Он быстрым шагом выскакивает из ванной, с высоты его роста думается для его жены под кайфом это увлекательное путешествие, кажется она не понимает, что сейчас будет, в её глазах она смогла переключить внимание своего мужа со своей оплошности на ту страсть, что пылала между ними после его возвращения, но она не понимала всего. Он сам не до конца это понимал.
Ещё несколько мгновений и он бросает её на постель и пускается к ней, новый жадный поцелуй, в процессе он расстёгивает её платье и быстро его с неё снимает, сам он уже без одежды, далее он оставив её лишь в белье прижимает к постели спиной, жадный и требовательный поцелуй, одной руку он запустил к ней в волосы крепче прихватив за шею сзади, второй же рукой он проникает к ней в трусики, где начинает настойчиво и бесцеремонно проникать в неё, это были не ласки - он откровенно "трахал её рукой", если так вообще можно выразиться.
Спустя несколько мгновений он стянул с неё и бельё, а ещё через несколько он уже проник в неё, грубо с силой, прижимая к постели, его руки настойчиво гуляли по её телу, он крепко сжал в правой рукой её бедро закидывая её ногу к себе за спину напирая с приличной силой проникая глубже в неё своим членом, который сейчас был ну очень твёрдым, снова жадный требовательный поцелуй в губы, а потом и в шею, он вдавливал её в мягкую кровать и наслаждался стонами или даже криками, что издавала его жена. Им сейчас правили противоречивые чувства, слишком много воспоминаний заставляли чувствовать себя слишком не однозначно, сказать, что он испытывает к ней страсть - да, безусловно, очень сильную, обжигающую, но он испытывал и злость, гнев, она молчаливо своими поступками и действиями каждый раз упрекала его в его работе, в том что его нету рядом, а теперь выясняется, что она сама предала всё, что у них было. Их связь когда то очень сильно укрепилась, когда она потеряла отца, он помог ей, был с ней, она ведь чуть не погибла, когда осталась одна, она так крепко сидела на наркотиках, что без него она бы не выбралась из того омута. Он спас её, она обещала, что этого больше не будет и вот оно снова. Он конечно был виноват от части, но она могла сказать ему насколько ей плохо, но она предпочла утихомирить своё горе и одиночество в наркотиках и бог знает в чём ещё. Становилось страшно и мерзко от мысли, что эта женщина, которую он любит до последней клеточки врала ему, отвернулась от него, а может завела и любовника? Может её тут согревал другой мужчина? В это не хотелось верить и было страшно. То, с какой страстью она ему отвечала наталкивало на мысль, что всё таки она была верна, что если бы она утоляла свои сексуальные потребности с кем-то другим - она не изголодалось бы так по близости как и он. Странно как логика умудрялась успокоить Грега в таком деле, главное ей об этом не говорить, что он обсчитывал логические возможности её измены, те чувства, что между ними должны вроде как делать его уверенным в её верности, он должен чувствовать это сердцем. Он чувствовал, но за последнее время он стал больше доверять фактам - нежели своему восприятию, ибо всё в его жизни в последнее время переменилось и взгляд на мир тоже.
Он с силой, грубо, настойчиво овладел своей женщиной на супружеском ложе, казалось что таким образом он давал понять, что разговор не завершён, но всё это было подобием сладкой пилюли, ибо даже грубость и чрезмерная сила не могли лишить всё это того колоссального удовольствия, что могут получить два человека испытывающих к себе такую жгучую и сильную страсть.

+1

17

Моя небольшая хитрость отвлечь его внимание, переключить его на себя, а не на мысли о том что я тут делала, сработала с огромным эффектом и результатом. Его ладонь легла на мою талию, сильно прижимая к себе. Удивление. Меня не покидало это чувство с того самого момента как мы оказались в туалетной комнате ресторана. Даже в этих поцелуях почувствовалась злость, в ресторане, за тот выбор, к которому  я его подвела, здесь и сейчас, за то, что я предала его, но я была слишком удручена своими переживаниями, что бы понимать, насколько это могло его задеть.
Его напористость и настойчивость заставляли дрожать в  его руках . Мне было страшно возмутиться или пойти против его желания. С каких пор я стала жить в страхе перед ним.
Секундная заминка, и я оказываюсь на его плече, невольно, укуренное воображение выкидывает картинки из прошлого, когда мне было семнадцать, когда Грег, намеренно и грубо лишил меня невинность, ведь все именно так и начиналось с банальной провокации. Я снова на его плече и снова я под наркотиками. Дежавю, заставило меня дрожать, лишь от мысли, что события прошлого могут повториться.
- Грег - попыталась я его одернуть, но мгновение пока я летела с плеча на кровать, были такими быстрыми, что и не понятно, произносила я что или вовсе нет. Он навалился на меня своим телом, не могу отрицать своего желания и влечения к нему, но не так, нет! Я не смогу снова пережить грубости с его стороны.
Грубыми ловкими движениями он лишает одежды себя и меня, его рука не истово пытала меня между ног заставляя забывать о его грубость и думать лишь о плотском удовлетворении, уже не важно как , лишь бы оно случилось. Хотелось прекратить эти прелюдии и уже перейти к делу, но когда  он склонился надо мной, его губы коснулись моих в поцелуе и он грубо, со всей силы вошел меня, я вскрикнула. Нет, в ресторане, не смотря на всю грубость, он оставался нежным, сейчас он словно наказывал меня, за все плохое, что происходит между нами.
Руками я уперлась ему в грудь, в надежде оттолкнуть, но его напор и толчки внутри меня заставляли тело содрогаться в ужасных судорогах толи от боли  толи от непонятного удовольствия.
Грег - попыталась я снова  дозваться мужа, которым сейчас управляли непонятные мне эмоции.
- Грег, черт возьми, мне больно - уже почти через накатываемые слезы обращалась я к мужу. Мне было больно, болело тело, от его грубости, болела душа от его желания снова сломить меня морально. Обида. Во мне проснулась обида забытых дней прошлого, когда он лишил меня девственности. Казалось процесс, который должен приносить обоим только удовольствие, сейчас приносит огорчение и сожаление.
Углубившись в далекие воспоминания свой молодости, я стала брыкаться под своим мужем и бить руками по спине:
- Отвали от меня, отвали - голос из прошлого, я перестала видеть реальность, я снова окунулась в прошлое. Когда он причинил мне самую большую боль в жизни, когда он меня изнасиловал, сломал меня морально и унизил.
Когда мои слезы не озаботили даже отца, который  больше верил своему сослуживцу , а не дочери. Действие наркотиков сделали свое дело, и я потеряла суть реальности, я превратилась в обиженную девочку восемнадцати лет, которую неистова насилует взрослый мужчина, выкладывая всю свою силу и грубость.
Буря эмоции управляли моим рассудком, толкая на глупости. Я не узнавала своего мужа, не такой реакции ждала, не таких ласк. Грубость, жестокость  и безжалостность.   
Чувствуя его грубые толчки внутри себя, преодолевая томные вскрики, что выдыхались из меня при каждом движении, правой рукой дотянулась до прикроватной тумбочки, схватила первое что попалось под руку, светильник, замахнулась и ударила им Грега  голове.
Сейчас я не была его женой, я была той Клозер, который было восемнадцать, которая не смогла дать отпору тогда, но способна это сделать сейчас.
Послышался треск корпуса керамического, овального  светильника. Хватка Грега ослабла , а мне удалось выбраться из под его массивного тела. Упав с кровати на коленки, всхлипывая, поднялась на ноги и устремилась к выходу из спальни, по пути, со стула стянув халат.
Быстрыми шагами, преодолевая, коридор я накинула на себя халат. Что делать? Нелепый вопрос встал в моей голове. Звонить некому, искать помощи  то же не от кого, глупое осознание того что я одинока.
Захлебываясь эмоциям, тяжело дыша, я зашла на кухню,  взглядом выискивая предметы обороны. Я понимала что, я по сравнению с Грегом ничтожный таракан, который не способен дать ему отпор, так же я понимала, что не знаю какой реакции от него ждать, каких эмоций, за то что я его ударила.
Тело ломило от его грубой хватки, мысли путались, одна накрывая другую. Он мой муж, но это не дает ему право так со мной обращаться, нет, особенно сейчас, когда я беременна. Только при одной мысли о будущем ребенке  у меня кольнуло в животе, и мои ладони тут же прилегли на уже округлую форму живота. Странно, как он мог этого не заметить.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-26 18:25:05)

+1

18

Голову пронзила боль, рассудок помутнел, нет он и так не был ясным, но теперь в глазах потемнело, тело не слушалось. Комната стала качаться из стороны в сторону. Кажется он отрубился на несколько секунд, просто выпал из реальности. Он выгибался сейчас в спине лёжа на постели, в голову будто вбивали стольной штырь, который причинял сильнейшую боль, но и она стала постепенно не то рассасываться, не то уходить просто глубже возвращая ясность рассудка. Обнаружив себя в постели он не сразу и сообразил что тут происходит, последние события были словно в тумане. Его накрыло с головой. На кровати он нашёл черенки от светильника, на которых было видно немного крови, да и на постели тоже, ощупав голову он обнаружил немного крови и там, а после нащупал и небольшую рванут рану. Теперь боль гуляла лишь на поверхности головы и глубоко не уходила, теперь боль была отрезвляющая. Ещё через пару мгновений до него начинает доходить что тут произошло, его охватил ярость и злоба на самого себя. Он слетел с катушек, если ему воспоминания о прошлом так его сдвинули по фазе - страшно представить, что сейчас испытывала Клозер. К слову он понятия не имел где она и сколько он был без сознания. Послышался грохот с кухни. Он было вскочил с постели, но его тут же качнуло сильно в сторону и под боком не оказалось ничего такого за что можно было бы ухватиться, в итоге ноги заплетаются и он падает с высоты собственного роста, благо никаких углов рядом не было и упал он ковёр. Он аккуратно подполз к тумбочке и облокотившись на неё медленно поднял на ноги, голова ходила кругом.
- Чёрт! - процедил он досадой через зубы и с силой вдарил по тумбочке и та с треском развалилась, естественно он сразу свалился следом за ней, ибо не успел ухватить за кровать, а ноги были не ладах с головой.
Ещё с пару минут он прикрыв глаза собирался с силами, приходил в себя, открыв глаза он увидел перед собой обломки тумбочки и на глаза попался какой-то конверт, там были марки и метки говорящие, что это какой-то медицинский документ или результаты какого-нибудь анализа. Судорожно вытащив его из под досок он открыл конверт и заглянул внутрь, там был и правда бланк анализа, но какого? Развернув он прищурился, в глазах строчки скакали вверху в низ. Несомненно свой удар по голове он заработал, но кажется у него там серьёзное сотрясение мозга. Он сосредоточился по лучше и пригляделся...
- Так, так, так... не интересно, что за анализ? и тут он просто застыл, это анализ не предмет беременности, первая его половина, во всяком случае тут так было написано. Кло беременна? Во втором результате будет известен отец. Но там вроде дают возможность дождаться всего анализа или взять по частям, мол чтобы быстрее узнать беременна или нет, если вопросов с отцовством нету, он почему то верил, что так и есть. Только сейчас он вспомнил, перед глазами мелькнуло, что живот то у Кло был немного округлый и она при этом опять взялась за наркотики!?
Собравшись очередной раз с силами он поднялся на ноги и медленно качаясь подобрал по дороге трусы, натянул хотя бы их. Придерживаясь за стену он медленно пошёл в сторону кухни, не замечая как по виску медленно ползла капля крови. С каждым шагом он всё уверенней шёл с бумажкой в руках, наконец то он увидел Клозер с ножом в дальнем углу кухни.
- Прости, я не... не знаю что на меня нашло, я потерял рассудок, я тебя не трону.. Но... - он сморщился, почувствовал что-то на виски, дотронулся и после обнаружил, что на руки кровь. Снова взгляд на жену - Объясни мне, почему ты так поступила, почему? Ты всегда могла сказать, что не так, я бы исправил всё, я бы мог давно быть дома, но ты предпочла утолить своё горе наркотиками? Ты забыла как мы вместе боролись против твоей зависимости, забыла об обещаниях, просто так предала всё, что нас связывало? Тем более теперь? - он бросил бланк с результатом анализа на пол перед ней. - Ты хочешь, чтобы наш ребёнок родился уродом или умер внутри тебя? - Кажется вставать ему не стоило, чисто из соображений сохранности здоровья. Ноги снова подкосились он цепляясь за стену начал медленно падать и только и успел сказать:
- Скорую... - а дальше сознание ускользнуло от него. Он провалился в пустоту.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сколько эмоций порой дарит его простое «моя».