Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Always find me here


Always find me here

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


http://s3.uploads.ru/PWkJg.gif
Участники: Генри Хантер и Кэйти Эймс
Место: Квартира Кейт
Погодные условия: да не важно. тепло там, наверное
О флештайме:
Они не виделись несколько лет. Хотя кажется, что с последней их встречи уже вовсе прошла и целая вечность.
Он снова на пороге ее квартиры с сумкой, набитой вещами, и это напоминает ей ситуацию, с которой они сталивались уже 7 лет назад после их знакомства...

+5

2

—  Наш самолет начинает посадку. Пристегните ремни безопасности, —  проносится голос стюардессы. Я опрокидываю голову на спинку кресла. Мои ладони обхватывают стакан виски. Так начинаются мои трехчасовые взаимоотношения с алкоголем. Не смотря на тепкую любовь к цифрам, я быстро теряю счет выпитым стаканам, но так и не могу как следует напиться. Международный аэропорт Сакраменто встретит через двадцать минут по подсчетам пилота своего старинного гостя —  пройдоху Хэнка Хантера... Беглеца. Писателя. Обманщика. Неверного мужа. Запоздалого гостя. Закостенелого алкоголика. В небе над Сакраменто проносится молния. Идет дождь. Город пытается меня абортировать — избежать благополучного приземления «Боинга 787».
Я одержим никотиновой жаждой. Мне хочется закурить. Дождь барабанит в стекла иллюминатора. Воспоминания снегопадом обрушиваются на меня. Я преподношу к губам стакан, тот час же опорожняю его одним залпом.
Генри Хантер вешает стикер на холодильник: «Дана, мне нужно от тебя отдохнуть. Я пускаюсь в авантюрное путешествие. Азия меня притягивает сильнее гидропона.». Ему не хватает места на одном «липучем квадрате», чтобы оправдать свое бегство, и он клеит другой чуть ниже: «Время, проведенное с тобой, было одним из самых счастливых в моей жизни. Как и любое хорошее приключение, наша история должна закончиться стремительно, до тех пор, пока я боготворю наш союз и у тебя не испортился характер». Он не собирает никаких чемоданов — просто выходит на улицу и ловит случайного таксиста. Генри называет путь своего отправления — международный аэропорт Сакраменто. Он покупает билет на ближайший самолет, отправляющийся в Азию без лишних пересадок. Следующее утро Генри встречает в Токио и становится жертвой завалов Тибу.
«Жизнь проскальзывала как на ладони, и было нечем надраться. Я лежал под завалами японского городка, заточенный под бетонными плитами с полоумной девчонкой... И тут мне захотелось припомнить какое-то захватывающие приключение, нечто важное, яркое, безудержное событие, случившиеся со мной. Та мысль, с которой будет не жалко помереть. И перед моими глазами проскользнуло лицо Кэтрин».

Я томошу волосы. Закрываю ладонями щеки. Ежусь… Одна только идея возвращения в Сакраменто кажется мне несусветной глупостью. Где же мой парашют? Как увильнуть с лайнера? Зачем я сижу в этом кресле? Разве мое место не в Индии или на Бали? Я ерзаю под пледом, скованный ремнем безопасности и не знаю, куда спрятать руки…
Мы приземляемся в международным аэропорте Сакраменто… Я тот час же направляюсь в курительную комнату. Так приятно подымить сигареткой после нескольких часов воздержания — стюардесса застукала меня на пути в туалет с пачкой Marlboro… Курительная процедура кажется мне волнительной. Особенно сейчас. Когда я очутился в Сакрамето после года странствий по Азии. Я прикрываю глаза, смакуя сигарету.
Первая мысль, появившаяся в моей голове после получения чемоданов — «что делать с Даной». Не могу же я просто так вернуться. Мне требуется еще какое-то время для сочинения удобоваримого оправдания для своего побега и отсутствия.
Я ловлю такси и называю адрес Кэтрин. Через полчаса автомобиль уже паркуется на стоянке возле ее дома… Я расплачиваюсь с водителем, извлекаю чемоданы из багажника и направляюсь к двери. Знакомая улица. Знакомая дверь. Новые шторы. Джейми, должно быть, уже не пользуется пеленками…
В нерешительности я замираю на пороге и выкуриваю сигарету. Мне не удается подобрать подходящих слов для приветствия. Я просто нажимаю звонок.
— Кэти, я перекантуюсь у тебя пару дней? Я на таком перепутье… Как дела у моего крестника?

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-20 00:42:42)

+5

3

Я вдруг потеряла смысл. Своих поступков, своих стремлений, своих целей, своих попыток делать что-либо. Всего. Кроме того, что касается Джейми, конечно. В последнее время, мне казалось, что если бы его не было, я бы давно пропала. Пусть это звучит пугающе, но в данный момент, мне хотелось стать снова такой, какой была раньше... еще десять лет назад я даже представить себе не могла, что какие-то глупые слова, сказанные в адрес родного человека, засядут в голове так прочно, что будут терзать днем и ночью, не давай покоя. Не успеешь проснуться утром, и уже снова думаешь об этом. Со стороны думаю, это кажется такой глупостью. Только почему так обидно? Будучи подростком, я бы просто посмеялась над этим и жила бы дальше, совершенно забыв про это. Что вдруг со мной стало? Джейми, да? Это все он?
- Сынок, прошу, не разбей еще одну вазу у Мэддокс, иначе мне придется с ней расплачиваться всю оставшуюся жизнь, - Я слышу смех своего ребенка, и чуть отдаленно звонко заливающуюся от радости Шарлотту. Ханна забрала у меня сегодня сына, дав малышам снова поразвлекаться вместе. Конечно, детей чудеснее я в жизни не встречала, но эти двое бывают порой слишком шумны, и внимательностью они совсем не отличаются, в результате чего за один вечер умудряются снести пол дома. Мне сейчас хочется обнять Джейми. Снова. И сказать ему, как люблю. В последние дни я делаю это как-то слишком часто, но мне важно, что бы он знал об этом, и что мама никогда и никуда не денется. В отличие от остальных.
- Мам, нам идти пора, мы выбрали мультик, - Мне не хочется вешать трубку, но его слова вызывают у меня теплую улыбку.
- Хорошо, я утром за тобой заеду. Люблю тебя, - Я снова это сделала. Самое удивительное, что он больше не корчит от этого рожицы и не ворчит, как это бывало раньше. Я думаю, он чувствует, что у меня не все хорошо. В этом плане он всегда меня удивлял, и когда случалось что-то серьезное, он опекал и защищал меня, как настоящий мужчина. Думаю, таким сыном определенно можно гордиться.
- И я тебя, мамочка, - У меня новый поток улыбок, вслед за которыми послышались короткие гудки. Ну вот, целую ночь одна. Чем мне все это время заниматься? Забраться в постель и снова думать о том, какой жалкой я стала? Нет, я так не хочу. Мне нужна встряска. Мне необходимо хоть что-нибудь, что способно дать пинок, да бы я выбралась из всего этого и жила дальше, не думая о всякой ерунде. Если это, конечно, ерунда...
Звонок в дверь, и ко мне приходит облегчение. Еще что-то способно меня отвлекать от всего того, что творится в моей голове. Одним словом - от этой каши, иными словами и не назовешь. Заставив себя подняться с дивана в гостиной, тут же иду к двери, думая, что у соседки, снова проблемы с котом. После того, как у меня жил Персик, и миссис Стэнтон спалила это дело, она вдруг решила, что я хорошо разбираюсь в животных, и знаю что делать в трудных ситуациях. Объяснять, что к чему - слишком утомительно, поэтому все, что мне оставалось, это попытаться помочь. Так уходило куда меньше времени. Особенно в случае с ее котом.
Открывая дверь, мне уже сразу хочется выпалить фразу из духа "что случилось на этот раз?", но все, что у меня выходит это застыть на месте. От речи человека, мне становится не по себе еще больше, ибо я понимаю, что... мои глаза меня не подводят, и я действительно вижу его.
- Генри? - Моя рука невольно прикрывает губы. Мне не верится, что это он. Прошло уже... года четыре? А может и вовсе пять, как мы с ним не виделись. Не знаю, откуда у него такая манера исчезать и появляться, как ни в чем не бывало. Словно, это совершенно нормально. Хотя это вовсе не так, но ему этого к сожалению не объяснишь. В прочем, что там, в последние время, у многих моих знакомых появилась привычка без вести пропадать ни с того, ни с сего. - Серьезно? Переконтуешься? Как дела у крестника? Ни привета, ничего, вот так просто? Ты хоть помнишь, как его зовут? - Наверно, вышло немного грубо, но это вовсе не значит, что я ему не рада. Не смотря на его любимые привычки пропадать, я всегда относилась к этому с понимаем. Ведь он столько всего сделал для меня. Он был первым человеком, от которого я увидела и получила столько заботы, оказавшись в этом городе... Господи, с нашей встречи прошло семь лет. Семь. Тогда не было еще и моего сына. Почти не было.
- Джейми в порядке. Я скучала, - Дарю ему, наконец, добрую улыбку, и стоит ему пройти внутрь квартиры, тут же подхожу к нему, и обвив шею руками, крепко обнимаю. - Ты надолго? - Не отпуская, и совсем не желая этого делать, задаю этот вопрос. Мне не хочется, что бы он снова уезжал. Я до сих пор нахожусь в шоке, что вновь вижу его, что он рядом, и у меня есть возможность его обнимать. И, ведь, между прочим говоря, так кстати. Пусть это может прозвучать чуть эгоистично, но может с ним мне будет легче? Он определенно та компания, которая мне нужна.
- Ты, наверно, голоден? - Нахожу в себе силы отпустить его, и чуть отстраняюсь. - Господи, конечно голоден, что я спрашиваю. Проходи, - Все мужчины в моей жизни любят хорошенько поесть, и насколько помню, этот никогда не был исключением. - Интересно, ты помнишь еще, где гостевая? - Спрашиваю из любопытства, обращая внимания на его сумку. - Если нет, то я не против, если ты закинешь это пока и в мою комнату. Ее ты точно должен помнить. - Улыбаюсь, хоть и вовсе хочется смеяться, потому что искренне ему рада. Я была тогда беременна. Ночами спалось плохо, и он был рядом, словно, являлся не просто знакомым, который оставался здесь пожить на какое-то время. Он уже тогда не был для меня чужим.

+5

4

— Генри? — я поднимаю глаза на Кэтрин. По моим губам проскальзывает улыбка. Мне сложно усмирить внутри себя этот странный порыв сентиментальности... Я отворачиваюсь. Улыбка все сильнее расползается на моих губах, и на щеке появляется проклятая ямочка. Кэти ругается. Она настоящая фурия. В гневе Кэти мне нравится. Она сексуальная.
— В гневе ты очень красивая, — говорю я, опрокидывая на порог сумку. Выражение лица Кэти смягчается. Я делаю несколько шагов вперед. Мы стоим напротив друг друга на пороге. Наконец, Кэти решается обнять меня. Я жадно приникаю к ней всем телом. Моя рука скользит по ее спине. В этих объятиях спрятано что-то сакральное. Мне приятно вновь обнимать Кэти…
— Здравствуй, незнакомка, — в шутливом тоне добавляю я, украдкой целуя Кэти в шею. Я так изголодался по ее запаху и по подобным прикосновениям. Мне жалко разрывать наши объятия — я нарочно задерживаю свои руки на плечах Кэти чуть дольше, чем это позволено для давних приятелей. Кэти была моей женщиной. Сумасшедшей и сумасбродной. Я хочу показать ей, что она такой и останется.
— Ты надолго? — спрашивает она. Я киваю.
— Пока дела не уладятся... Мне нужно убежище. Я хочу подать на развод, Кэти, — черта лысого мои дела быстро уладятся. В своих фантазиях я уже нашел подходящие слова, чтобы порвать с Даной. На практике же я умышленно оттягиваю момент нашей встречи. Само собой разрулится. Женщины импульсивны. Дана и того пуще. Она сама решит все вопросы с судьей лишь бы избавиться от меня... В этом и заключается мой план — «сидеть на жопе ровно», залечь на дно и не  высовываться до тех пор, пока Дана покончит с нашим браком без моего участия.
Я бережно опускаю ладонь на талию Кэти. У этой женщины особые флюиды. Она манит меня. Я не могу скрыть своего желания подхватить ее на руки и отнести в спальню.
— Ты, наверно, голоден? — говорит Кэти и отстраняется. Я нехотя выпускаю ее из объятий, но не спешу убирать руку… Мои пальцы легонько сжимают кожу Кэти. Я улыбаюсь. 
— Как дьявол или того хуже. Давай лучше выпьем, —  Кэти приглашает меня в квартиру.
Что ж, я захожу внутрь и принимаюсь разглядывать интерьер гостиной.  Признаться, я не разбираюсь в тонкостях мебелировки… У Кэти, на мой взгляд, уютно. Я принюхиваюсь. Запах квартиры кажется мне знакомым. Так пахнет у меня дома. Я вернулся в родные пенаты. К той женщины, которая, сама того не подозревая, спасла меня из-под обломков Тибу. Я не могу сосредоточиться на вопросах Кэти. Все мои мысли заняты тем единственным прикосновеньем на пороге. Я околдован…
— Интересно, ты помнишь еще, где гостевая? — спрашивает Кэти.
— Я пропил свою память еще в Японии. В ней образовались черные дыры… Проводи меня, — я глажу ее руку. О чем думает сейчас Кэти? Очевидно, что она делает мне знаки. Вот сейчас она улыбается. Я задерживаю свой взгляд на ее груди. Выглядит аппетитненько. За мной никогда не ржавеет. Не будь я Хэнк Хантер. Кэти меня соблазняет! Это чувствуется в вибрации ее голоса. Я боюсь потерять ее во время первого свидания и оттого медлю, сдерживая свои инстинкты. В узде я могу находиться не так долго. Мне это невыносимо. Поэтому я с новой лихвой пытаюсь найти те самые знаки.
— Если нет, то я не против, если ты закинешь это пока и в мою комнату. Ее ты точно должен помнить, — святые небеса! Мне не пришлось ждать долго! Я ошарашен прямотой Кэти и подхожу к ней вплотную.
— Я помню, где твоя комната, —  говорю я, вновь опуская ладонь на талию Кэти. От звуков ее голоса у меня кружится голова. Я слетаю с катушек и накидываюсь на свою женщину. Рывком я прижимаю ее к стене лопатками и грубо целую ее губы. Мне пришлось слишком долго искать подходящего момента. Годы? Что ж, я вернулся в подходящую минуту.

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-23 21:31:29)

+2

5

Генри возвращается в мой дом и говорит мне о разводах, своих проблемах, еще о чем-то. Так странно. Я даже боюсь задавать ответные вопросы, потому что ничего совсем и не знаю. Вообще ничего из того, что с ним происходило за последние годы. И ладно, если бы он хотя бы пытался как-то связываться или писать, нет. Для этого человека все бывает только по одному принципу - он либо есть, и все о нем всё знают, либо его нет, и все вокруг создает впечатление, словно его и вовсе не существует.
— Я помню, где твоя комната, - Ловлю его улыбку и улыбаюсь в ответ, до тех пор, пока не чувствую его руку на своей талии. Он вдруг целует меня, и я замираю. Замираю от того, что не понимаю, что сейчас происходит. То, что Генри прижимает меня к себе и целует в губы (не как это было обычно), кажется мне таким нелепым и неуместным, что я по началу просто стою и хлопаю своими ресницами, пытаясь сообразить, как лучше поступить. Только видимо, думала так долго, что и сама не заметила, как вдруг мои глаза закрылись и я начала отвечать на его поцелуи взаимностью, в чем возможно была совсем не права. Я никогда не обращала внимания на Генри, как на мужчину, который бы мог идти со мной по жизни бок о бок, держась за руки, и поддерживая друг друга. Или как там сейчас обычно говорят? Слишком хорошо зная такого человека, сложно было представить его надежным плечом, даже не смотря на тот факт, что он заботился обо мне с самого знакомства и дарил столько внимания, сколько никакой другой незнакомец никогда бы не подарил. Мне до сих пор не было понятным, отчего он уделял мне столько времени и помогал во всем, чем мог. Вокруг него вилось куча девиц, и возможно, именно поэтому единственное, что я в нем видела - это что-то родное, но не слишком... не настолько близкое.
С чего вдруг тогда мне сейчас стало так приятно и хорошо в его обьятьях? Особенно учитывая...
Ко мне возвращается обратно все то, что я утеряла буквально на пару минут, и только благодаря этому, я прихожу в себя и нахожу силы оторваться от Генри. Не смотря на эту мимолетную слабость, мне хотелось, что бы это прекратилось. Но стараясь отстраниться от своего друга, я лишь с каждой попыткой убеждалась, что он со мной не согласен. Казалось, что от моих протестов, он начинал впиваться в меня лишь сильнее, укрепляя свою хватку, и позволяя себе куда большее, чем эти жадные поцелуи, что меня лишь настораживало и пугало.
- Генри, - Немного отстранившись, и уперевшись локтями в его грудь, я продолжала совершать попытки прекратить все это, и надеялась, что тот отнесется ко всему с пониманием и остановится. Но этого так и не происходило. - Отпусти, слышишь, прошу тебя. - После этих слов, у меня сложилось впечатление, словно эти дружеские, даже теплые просьбы не остановят его в данный момент, и моя интуиция со мной была согласна. Я пятилась назад, чувствуя его губы снова и снова, но то, с какой силой он прижимал меня к себе, не позволяло мне освободиться ни на секунду. И только теперь я вдруг осознала, что сама же толкаю его в сторону своей спальни...
О чем он сейчас думал, мне было совершенно непонятно, а его настрой и нежелание слушать и чувствовать протесты, заставляли начинать меня паниковать. Он меня пугает. Впрочем, пугал порой и раньше, но мне не приходилось чувствовать такое давление на себе с его стороны. Возможно, где-то в глубине души, я готова была сейчас сдаться и поддаться всему тому, чего хочет Генри, но так же я осознавала тот факт, что не могу так поступить, отчего уже начинала в его адрес ворчать, мычать, и издавать прочие звуки, но когда меня проигнорировали и после этого, в ход пошли кулаки. - Да что на тебя нашло!? Хватит, слышишь, Генри! Хватит! Да оставь меня в покое! - Я замахнулась рукой, сжав ее покрепче в кулак и заехала прямо своему другу по лицу, следом за чем послышался громкий хруст. Не буду скрывать, даже будучи детективом, который сталкивался со многими странными и жуткими ситуациями - эта меня вдруг почему-то напугала. Не потому что меня домогался открыто собственный друг, а конкретно тот самый хруст, благодаря которому от меня отстали. Смешно даже. Еще пару секунд назад я переживала за себя, а теперь уже больше за Генри.
- О Господи, - Вырывается из меня, когда я вижу, как из его носа дуром идет кровь. Мне даже добавить нечего, и я просто срываюсь на кухню в поисках телефона, что бы вызвать скорую помощь. Уже набрав, куда нужно, я начала тараторить какую-то несуразную речь, пытаясь объяснить бабе на линии, что произошло. Только, это было немного сложновато-то, учитывая тот факт, что я ведь и сама то не могла понять, что точно случилось, особенно параллельно наблюдая, как мучается с носом Генри.
- Да какая разница, пришлите уже скорую, черт возьми! Вдруг я ему нос сломала! - Бросив трубку, я начала проклинать себя за последние слова сказанные вслух. Сама же призналась в содеянном. Два года в полиции, а толку... Ладно, не судь, сейчас не это важно. А то, что мне страшно было подходить к Генри, хотя и желание помочь меня не оставляло. Вот и что мне делать теперь? Вдруг снова накинется?

+2

6

У меня страшно раскалывалась голова. Изломанные и ослепительные лучи солнца освещали в дверях силуэт Кэтрин Эймс. Прикрыв глаза ладонью, я долго всматривался в ее лицо… По моим губам скользнула небрежная улыбка… Я был страшно взволнован и изрядно суетился… В каждом моем жесте проскальзывала нерасторопность. Мое сердце так сильно и неистово колотилось в груди… Я ощущал страстный прилив нежности и не был в силах обуздать себя …
Моя душа трепетала от волнения. Я проскользнул в гостиную, хватил Кэти за талию, вжал ее лопатками в стену и прильнул губами к ее губам… Это притяжение показалось мне отчаянно непреодолимым.
Вот она — женщина, которую я любил в прошлом. Женщина, образ которой, витал перед моими глазами, когда я лежал под завалами Тибу. Кэти Эймс. Такая трогательная. Во всем домашнем. С немного растрепанными волосами… Я обвил ладонью ее  бедро и сдавил его пальцами. И Кэтрин ответила на мой поцелуй... Приключилось то, что должно было случиться назад целую вечность. Я был околдован. Меня пленил запах Кэтрин Эймс. Я был пьяным проклятой женщиной из своего прошлого. Я был безумным и безудержным. Мои объятия становились все более требовательными и грубыми. Я с нетерпением срывал с плеч Кэтрин домашний халат и отбросил его на пол — под ноги. Мной правил один лишь только инстинкт — забрать то, что принадлежало мне по праву, то чего я желал так долго… Подобного случая я поджидал нестерпимо долго... Я схватил Кэти за голову. Отбросил назад ее волосы и закинул в них руку. Я дотянулся до ее губ своими губами  — и набросился на них с бешенством как стервятник. Мне хотелось истязать тело Кэтрин. Сейчас. Без всякого промедления. Не добираясь до спальни. У этой проклятой стены. Не закрывая входную дверь. На этом паркете…
Неожиданно Кэти толкнула меня. Я снова приник к ней губами в попытке насытиться. Она брыкнулось. Я видел, как распахивались ее глаза. Как открывались губы…  Пульс так сильно стучал в моих висках, что я не смог так просто прийти в себя... Во мне проснулось животное. Я жаждал обладать этой женщиной во чтобы то ни стало. Хочет она того или не хочет.
«Генри. Отпусти, слышишь, прошу тебя» — пронесся над моим ухом голос Кэтрин. Я все крепче прижимал ее к себе за талию. Ее тело казалось мне таким послушным и гибким… Я не мог остановиться. Мне было наплевать, что Кэтрин Эймс сопротивляется. Ее слова все больше раззадоривали меня. Я просто подхватил ее на руки, перекинул через плечо, ногой с неприсущей мне яростью толкул ногой по входной двери — она захлопнулась…  И я поволок Кэтрин в спальню…
«Да что на тебя нашло!? Хватит, слышишь, Генри! Хватит! Да оставь меня в покое!» — закричала Кэтрин, стоило мне только опустить ее на пол спальни. Она размахнулась рукой и со всей силы ударила меня по лицу. Комната расплылась у меня перед глазами. Жгучая боль расползалась в области переносицы…  Я тоже размахнулся и швырнул Кэтрин на кровать. Кровь струилась по моему лицу...  Я набрасывался на Кэтрин… Снова набрасывался…
—О Господи, — вскрикнула Кэтрин. Я мертвым грузом обрушился рядом с ней на кровати. Мне казалось, что кровь текла по моему лицу так быстро, что я начал захлебываться… Несколько красноватых пятен уже очертились на пододеяльнике. Я закрыл  голову руками и застонал от боли. Кэтрин сорвалась с места и выбежала на кухню.
— ДЬЯВОЛ ТЕБЯ ПОДЕРИ! — мой голос звучал очень громко и скорбно. Голос труса.
— КЭТРИН! КЭТРИН! КЭТРИН! — ответа не последовало. Кэтрин суетилась в кухне. Я кричал от боли и предрассудков. А вдруг сейчас я вконец окочурюсь и откинусь к праотцам? Раскачиваясь, я поднялся с кровати, и, хватаясь руками за дверные косяки, тумбочки (переворачивая на них вещи), шкафы, побрел в кухню.
Она стояла возле телефонного аппарата. Кровь скатывалась с моей переносицы и падала на пол. Я подошел к Кэтрин, развернул ее к себе и тот час же схватил за горло.
— Ты веришь в храбрость? — спросил я.

+4

7

Игра стоит, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Always find me here