vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Я избегаю скандалов и приношу извинения за причинённый ущерб


Я избегаю скандалов и приношу извинения за причинённый ущерб

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Hey mister, the bellman says
I can only recall last night’s hotel, I said
So he replies: and how do you manage?
I dodge a blast and apologize for collateral damage

Участники: Sheila Ryder, Philip Plein
Место: Госпиталь имени Святого Патрика, палата номер 118
Погодные условия: свежо, кондиционер работает исправно.
О флештайме: в ночь с 19 на 20 марта в госпиталь привозят мужчину с огнестрельным ранением: в него выстрелили, когда он выходил из гостиницы "Crowne Plaza". При нем - водительское удостоверение не имя Филипа Плейна.
Он ранен в левое плечо, дежурный хирург Шейла Райдер сразу же проводит успешную операцию, и его помещают в палату. А утром, когда он приходит в себя, начинается... а впрочем, не будем забегать вперед. Главное, что Фил здоров и прекрасен, как всегда.

+1

2

внешний вид

http://s3.uploads.ru/3SHFN.jpg

Этот неловкий момент, когда ты просыпаешься и чувствуешь себя героем фильмов о Чужом. И не крутым роботом-андроидом, а Сигурни Уивер, из которой вылазит межпланетная гадина.
Давненько Фил так не напивался… Мало того, что память напрочь отшибло, а по телу словно зоопарк пробежался, так он еще и в больницу загремел. По крайней мере, он надеялся, что это больница, иначе все трубки, воткнутые в него, пришлось бы объяснять инопланетянами или другими извращенцами.
Итак, Фил еле-еле разлепил глаза и увидел себя в больничной койке с трубками капельницы, тянущимися из его рук. На пальце – какая-то прищепка, при первой попытке пошевелиться грудь будто раскаленным прутом проткнули. Одним словом, он чувствовал, что похож на Хью Гранта, принимающего «колеса».
А все не так плохо. Вместе с сознанием начала возвращаться и память. Нет, это не алкоголь - в мире нет столько виски, чтоб чувствовать себя настолько отвратительно. Вчера вечером он выходил из отеля, перед ним появился человек. Рука с пистолетом – выстрел. Фил еще вспомнил, как от выстрела его тело будто откинуло назад.
Хм… В меня стреляли. Круто.
Это была первая мысль на данный счет. Вторая:
Если это и есть рай, то выглядит он хреново.
Впрочем, насчет места своего назначения после благополучного отбытия из этого бренного мир Филип Плейн не обольщался.
Он приподнял край одеяла, накрывающего его, и, увидев свою одежду, горестно вздохнул и поднял глаза к потолку.
- Ночнушка! Надо же, они надели на меня ночнушку! Я был без сознания и со мной можно было сделать что угодно, и их выбор – это нарядить меня в чертову ночнушку!
Над людьми без сознания нельзя так издеваться, это как минимум бесчеловечно!
Боль в груди усиливалась. Фил потянул ночнушку за ворот и заглянул под нее. Грудь слева была вся облеплена пластырями, под которыми явственно просматривались бинты. Если из-за этого упадет хоть один волосок с его груди, он явно кого-нибудь порешит. А еще он был безоговорочно, до конца и абсолютно голым. Но важнее, конечно, бинты.
И кто же в него стрелял? То есть поймите правильно: в мире не было людей, которые желали смерти Фила – они скорее не хотели видеть его среди живых. Не хотели в разной степени; у некоторых из них даже была реальная возможность осуществить нежелаемое. И это ставит нас в тупик.
Жизнь была бы куда проще, если б перед убийством они кричали что-то вроде «За то, что обесчестил мою жену» или «Это был мой нескафе!»
Его размышления прервало появление женщины в медицинском халате. В жизни Фила, едва не оборвавшейся так трагично, забрезжил луч надежды: не все еще потеряно в этом мире.
- Слушайте: я не знаю, чего хочу, но хочу этого сейчас, - осклабившись, выдал он. – Предупреждаю – под этой тонкой ночнушкой нет ничего, кроме моего обнаженного тела, так что держите себя в руках, мисс… - пауза прозвучала вопросительно, предлагая красивой мулатке заполнить себя.

Отредактировано Philip Plein (2013-03-20 10:08:18)

+2

3

Я заступила на работу 19 марта вечером, как раз работать должна была в ночь. А ночью происходит в основном много чего интересного и ужасающего взгляд. Днем не так много зрелища увидишь. Как правило, когда начинает темнеть, тогда и начинаются какие-то разборки между людьми, а оттуда перестрелки и убийства. Всегда стараешься быть на чеку. В последнее время участились случаи самоубийств. То ли сами решаются на такое безумие, то ли им не оставляют выбора. Моя профессия я считаю для сильных людей, человек со слабыми нервами по крайне мере в хирургию не сунется. Здесь можно увидеть все. Особенно мнительный человек при виде одной операции будет помнить об этом всю свою оставшуюся жизнь, и рассказывать об этом с ужасом. Бывало такое, что и проходящие практику падали в обморок при виде внутренних органов. Мы к этому привыкли и это уже в порядке вещей. Иной раз даже бывает интересно посмотреть, как устроен человек, а потом еще и обсудить некоторые моменты.
Вечер выдался не спокойным. Очень много пациентов поступило буквально за час. Одному перевяжи, другого проконсультируй, третьему проведи осмотр и еще много разнообразных манипуляций сделать надо. Не знаю как у других, но мне уже было ясно заранее, что ночка будет жаркой. Если суета изначально начинается, причем такая, что тебя буквально разрывают на части, то дальше будет еще хуже. Так целый вечер и моталась, даже не успела попить чай и перекусить. Некоторые могут, конечно, сказать пациенту «ждите», но вот я так не могу.
Как и предполагала ночью поступил пациент с пулевым ранением в левое плечо. Документы были при нем, пусть даже и водительское удостоверение, этого было достаточно, чтобы его оформить, а после уже и сообщить близким. Многие бывают без них, потом сложно бывает установить личность, мало ли что может случиться. Никто не от чего ни застрахован, в конце концов.
Я провела операцию успешно, несколько часов прошло, после его перевели в палату. Ранение было весьма глубоким и потребовался не один час, чтобы извлечь пулю и заштопать мужчину. Благо, что за это время он не пришел в себя. Иначе испытал бы сильную боль. Люди разные попадаются. Медсестры постоянно следили за состоянием Филипа, а я все же уделила себе пять минут и насладилась ароматным кофеем, после чего посетила палату, где лежал раненый.
- Слушайте: я не знаю, чего хочу, но хочу этого сейчас, Я посмотрела на мужчину и даже, честно говоря, растерялась. Не ожидала или, скорее всего, неправильно поняла. Смотрела минут пять в недопонимании. И что он имел в виду?! Скорее всего, он увидел некую мою растерянность. Я переключилась на капельницу, после чего стала осматривать рану после «боя».
- Предупреждаю – под этой тонкой ночнушкой нет ничего, кроме моего обнаженного тела, так что держите себя в руках, мисс… Боже мой неужели я похожа на маньячку? Я даже не стала предавать этому значение, просто улыбнулась. – Я врач, приставать к Вам буду только по причине осмотра. Только левое плечо. Я смотреть и любоваться на свою работу. – И голым я Вас видела, при мне раздевали. А сейчас вот возьму и засмущаю. – Вы лучше спросите чего я не видела, я засмеялась и подала стакан воды. – Выпейте водички.

+2

4

- Вот вы и нашли короткий путь к моему сердцу, - усмехнулся Фил, имея в виду дырку в его левом плече.
Он скосил глаза на бейджик девушки - именно на бейджик, а не на ее грудь, что вы, и теперь знал, во-первых, что ее зовут Шейла Райдер, и во-вторых, она работает здесь хирургом. Несложно догадаться, что именно она оперировала Фила.
- Все-таки Санта исполнил мое желание на этот год - я наедине с женщиной в костюме врача. Готов поспорить, скоро ко мне на "пару слов" придет еще одна, в костюме полицейского. Но учтите - если это будет мужчина, то именно вам придется объяснять, что мы не заказывали стриптиз.
Омг, что за бред я несу...
Фил сделал глоток воды, поставил стакан на прикроватный столик.
- Но Шейла, нельзя быть такой жестокой к бедному больному: надеть докторский халатик и заявить, что видела его голым и, более того, уже побывала внутри него. Это нечестно, так что теперь моя очередь, - он выдал самую обаятельную улыбку, на которую был только способен.
Знаете, в чем прелесть флирта с врачом? Во-первых, она не может уйти, а во-вторых, не может тебя ударить.
- А если говорить о том, чего вы не видели... - он как бы задумался. - Как насчет предрассветного пляжа Гонолулу наедине с обаятельным и немного дырявым незнакомцем?
Если вы думаете, что Филу вот так запросто давались эти шутки-улыбочки, то глубоко ошибаетесь. Он чувствовал себя как жертва железобетонного катка. Вот уж не знал, что с ним делали те несколько часов, что он был без сознания, но ощущение было таким, будто у него не осталось ни одной целой косточки даже там, где костей быть вообще не должно. А в ране словно поселился маленький, жутко ненавидящий Плейна человек, который просверливал себе путь наружу серной кислотой.
- Я знаю, что Ассоциация врачей запрещает встречаться с пациентами, так что в ваших же интересах, Шейла, поставить меня на ноги как можно быстрее.
Он огляделся в поисках какой-нибудь кнопки вроде "морфий" - знаете, нажимаешь такую - и тебе сразу становится круто.
- Я надеюсь, мои друзья не сильно вам мешали? - уже серьезнее спросил он. Вся эта гоп-криминал-компания могла создать много проблем (особенно Хабиб, не признающий современную медицину - и Филу казалось, что под "современной" тот подразумевал все, что изобрели после взятие Константинополя), пока ждали его операцию; Донато наверняка разрыдалась. В коридоре, однако, было тихо, и никто даже не ломился в палату, чтобы рассказать, как они испугались и как Фил им дорог. А вокруг не было ни одного цветка. Даже шарика воздушного.
У Фила зародилось нехорошее подозрение.
К нему что, вообще никто не пришел?!

Отредактировано Philip Plein (2013-03-21 00:13:35)

+2

5

- Насколько мне известно, путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Я Вас еще не успела ничем накормить мистер Плейн. Интересная фамилия. Я шутила, не глупая же все-таки и прекрасно понимаю, что Филип имел ввиду. А хотя вот такой позитивный настрой моего пациента куда более приятный, если было бы с точностью наоборот, кончилось бы плачевно. У людей имеется черный пояс по карате, а у меня по скальпелю и хирургическим инструментам. Я не божий одуванчик и меня временами можно выбесить. Убить я никого не убью, но припугну так, что запомнит меня надолго. Я привыкла к тому, что на меня жалуются, не так часто, но все же факт остается фактом. А он достаточно болтлив. Так и хотелось сказать «прекратите тратить силы», но знаю на своем опыте таких людей не остановить. Лучше будет поддержать разговор и дослушать. – В костюме врача, я улыбнулась. – Да, но единственное, я не стриптизерша, но знаю, что мулаткам белое ох как идет. Ну как же я и промолчу. – И кто же это леди в костюме полицейского? Ваша жена? Нет, я не лезла в личное. Просто в любом случае я это узнаю. Это больница, тут глупо не знать тех, кто приходит к своим родным и близким. Или может он вообще бандит?! Я, честно говоря, даже могу и это предположить. Мы, как правило, всех лечим, без исключений. В одно время даже бомжи у нас ночевали, но они самые активные распространители бактерий, поэтому надолго не задерживались, да и попадали в основном в пьяном состоянии. Не люблю, и  терпеть не могу неухоженных людей с пропитыми лицами. Понимаю, конечно, что судьба коварная штука, и никто ни от чего не застрахован..но как ни крути не мой это формат лечить убогих алкоголиков, которые так и хотят на тебя надышать своим перегаром. Флирт лился рекой. Да, у меня нет преимущества шлепнуть его чем-нибудь, но у меня есть возможность сделать больно, чего тоже нельзя делать. Не бывает безысходных ситуаций, выход есть всегда. - Я халатик и снять могу, только под халатиком Вы не найдете обнаженное тело с шоколадными сосками мистер Плейн, съязвила я, но спустила все на юмор. Оно же заметно, что мужчине это нравится, нравится, когда флиртуют в ответ. Господи, боже ты мой! А существуют ли вообще верные парни на этом белом свете, которые и не посмотрят на другую?! Дальше было куда забавнее. Гонолулу значит. Ну, несмотря на его шутки, мне было приятно наше общение. Бывают люди, которые моментально от себя отворачивают, а бывают, что притягивают. – Оу! А о том чего не видела я, так это пусть смотрит Ваша девушка. Мне ваши достопримечательности находящиеся у Вас между ног не интересны. Или Вы половой гигант и разбиваете женские сердца таким образом? Вопросительный взгляд. – Согласна полностью и даже бесспорно, никаких встреч, но на ноги быстро поднять Вас никто не сможет. Не надо бегать глазками в поисках «кайфа». Это любят многие. Я запустила «увеселительный процесс» и жидкость потекла по трубочке. – Друзья говорите? Пока не было никого. У Вас много друзей? Я проявила интерес, так как это очень важно. Мне нужно знать все, кто приходит, кто уходит, сколько человек.

+2

6

Шейла очень незаметно (очень!) пыталась выяснить, свободен ли Фил. На обе реплики - и про жену-полицейскую, и про девушку с достопримечательностями - он лишь усмехнулся.
- Полицейская... так вы мне скажите. В меня же кто-то выстрелил - разве это не значит, что сейчас начнется CSI: место преступления Сакраменто? - Отлично, прикидываемся тапком. - Хотя бы малейший допросик, я даже согласен, чтоб меня немного попытали - если ты, конечно, потом подуешь, где больно.
На этом месте она нажала какую-то кнопку, придумав гениальный способ заткнуть Плейна: уже через несколько секунд он почувствовал, как боль отпускает, а по телу растекается блаженная нега. Он на пляже, закатное солнце, океан плещется у ног. Кажется, попустило. Только почему-то мыслить стало сложнее и язык заплетается.
- Друзей-то? Думал, что много. - Нет ни одного. Друзей Филип Плейн подставлял, предавал, продавал, трахал, обманывал - в общем, терял. Как-то не довелось - кому он нужен, такой ненадежный?
Эээ, что-то тебя на самобичевание повезло.
- Шейла, ты вкатила мне какой-то неправильный наркотик, - он через силу улыбнулся, с трудом приподнялся в постели, принимая на подушке более-менее сидячее положение. - Плохая, очень плохая девочка.
О, если я проведу здесь больше двух дней, надо запастись порнухой.
- Так, о чем это мы говорили? А, шоколадные соски. Знаешь, Шейла, ты слишком недооцениваешь меня. Да, я в ночнушке, да, я только что заметил, что рядом с моей кроватью стоит утка - но когда-нибудь мы будем смотреть на это с юмором, так что почему бы не начать прямо сейчас?
Нужно как-то решить денежный вопрос. А то ж серьезно, они меня здесь на государственное обеспечение сбросят. А я еще не готов предать это тело родному отечеству, оно мне слишком дорого. Тело, естетственно, не отечество.
- Так что произошло? Утоли мое любопытство, раз с теплом и лаской бессовестно обламываешь, черствая ты женщина. Стрелявшего в меня нашли? Я же теперь прямо как Джон Леннон: со своим личным маньяком.

+2

7

внешний вид

http://s2.uploads.ru/vbDXw.jpg

- Повтори помедленнее, Хабиб.
- Я жэ и гавариць…
- И без этого ужасного акцента!
Пакистанец тяжело выдохнул с видом: «Ктонибудьубейтеее», Анна покачала ногой в туфельке за триста баксов, снова взялась за пилочку для ногтей.
Донато возлежала в кресле в «Плазе», пилила ногти и то и дело указывала Хабибу, куда передвинуть стол или перевесить картину. Она же теперь по документам хозяйка закрытого клуба, прямая наследница же, а раз так – самое время сбросить детей на няню и заняться организационными моментами в унаследованной недвижимости.
Бедный Хабиб уже устал слушать «А вот здесь я повешу розовое панно!», «Фламинго, статуя фламинго!». На самом деле Анна не собиралась превращать серьезный кабинет биг босса в абы что, но посмотреть на выражение лица пакистанца – бесценно.
- Так вот я гавариць, - снова начал Хабиб, Донато закатила глаза, мол, что с тобой, чурбаном, поделаешь, и кивнула, - Стрэляли, а кто – хрэн пойми.
- Фу, Хабиб, что за выражения, - скривилась Анна, - Поверни-ка ее еще боком.
Пакистанец перевернул картину кверху ногами и продолжил:
- И я вэсь из сэбя такой удивительный (он путает слова «удивленный» и «удивительный»), што Вы там не сидэть в больница.
- А с чего это, - невнимательно отозвалась Анна, полируя ногти, - Мне там сидеть?
- Так Фил же! – радостно закричал Хабиб, - Фил жэ ранэный.
Пилочка упала из ослабевших рук Донато, она несколько секунд разглядывала Хабиба в упор и хотела загнать ему в лоб свою шпильку за то, что новости он цедит по чайной ложке в час, а потом Анна вылезла из кресла и бегом покинула офис. Хабиб пожал плечами и пошел за хозяйкой.

- Какая палата?
- Откуда мне…
- Какая палата, я тебя спрашиваю?!
Анна умеет наводить шорох на всю округу, если ей что-то надо. Молоденькая медсестра чуть ли не с поклонами проводила ее и Хабиба к палате, а все потому, что пакистанец щедро отсыпал девочке дублонов. Такой добрый Хабиб, такая суровая Аня.
Она ворвалась в палату черным смерчем (просто в тот момент она была одета во все черное), взметнула волосами, бросила взгляд на женщину в белом халате, а потом переключила свое внимание на Фила:
- Фил! Боже! Господи! Дева Мария! Что болит? Где болит? Болит? Ай-ай, что делать? Вы его лечите? – последнее сурово доктору, и потом снова на Фила, - Ай, милый, иди, я тебя обниму, давай пожалею! Я тебе борща привезла, ну что ж ты так неосторожно!
Донато хотела добавить, что прикажет Хабибу сердце выдрать тому, что покоцал ее друга, но тут же посторонняя дамочка, при ней не стоит.
- А тебе идет ночнушка, - подмигнула Анна Филу, - Ты в ней такой эм…сексуальный.
Это просто способ подбодрить друга, который выглядел дохрена паршиво, а не констатация факта, не обольщайся, Плейн!

+4

8

Ну что же это вашу мать за дела?! Этого мужчину невозможно остановить, а сказать ему «заткнись уже, наконец» слишком грубо будет выглядеть. Бла-бла-бла без остановки. Хлебом не корми, только дай поболтать. Еще сейчас придет вся родня, а там черт его знает, сколько человек и вообще кто они такие одному богу известно. И если таким образом, болтая, он думает, что я его огрею чем-нибудь или вообще отсюда уйду с обиженным лицом, то глубоко ошибается. И я не пыталась даже влезть в то, кто с ним спит, кого он имеет. Глубоко и по барабану. У меня вполне своих проблем и головных болей хватает. Вот говорю же попадаются разные люди, но такого алмаза впервые вижу и надеюсь, что в дальнейшем он будет здоров и не попадет в подобные ситуации. – Тоесть по-Вашему я должна знать, кто стрелял? Честно говоря, моему удивлению не было предела. - Полиция пусть вызывает Вас, когда встанете на ноги, нечего блин. Мне бы побыстрее выписать Вас и отправить домой или куда хотите, руки по бокам и суровый взгляд. – Я тебе вкатила очень даже правильный наркотик. Поменьше болтать будешь, я усмехнулась. – Знаю я, таких как ты, от того, что много болтаешь ничего не изменится. Зато теперь спокойный такой, белый и пушистый, это, конечно же, заставило меня рассмеяться. – Хочешь посиди, хочешь, можешь прилечь. Я глубоко вздохнула и перевела взгляд на капельницу. Раствора было еще достаточно. В принципе можно было бы пойти и осмотреть других пациентов, но вот как  можно оставить такого недотрогу то?! – А кто сказал, что я хорошая? Угрюмый взгляд. – Тебе, по-моему, нравятся плохие девочки, улыбка сорвалась с уст. – И ничего начинать никто не будет. Я присела на кресло, закинула ногу на ногу и продолжала наблюдать за состоянием Филипа. Больше всего понравилось высказывание: Черствая ты женщина!» не знаю почему, но это вызвало положительные эмоции. Хотя никакая я ни черствая и ни сухая, просто бываю разной. Мне как бы меняться свойственно. Я закатила глаза. – Тебя привезли всего окровавленного, как из поля боя. Ты словно у маньяка в гостях побывал, только он вместо того, чтобы тебя расчленить всего лишь ранил. Рана была глубокой и я битых два часа проводила операцию по извлечению пули из твоего левого плеча. Дальше было пятиминутное молчание, видимо Плейн переваривал информацию. А я наконец-то поймала паузу, пусть и ненадолго. Буквально прошло какое-то мгновение как в палату влетела (не вошла!) какая-то женщина. Очень привлекательная и сразу видно, что характер у дамы сильный. Только ее прикид меня немного испугал. Она была во всем черном. Я, конечно же, люблю этот цвет, но мне казалось, что его было слишком много. Она явно была то ли девушкой, то ли женой Филипа. Уж как она переживала, даже у меня что-то ёкнуло внутри. Главное борщ!!! Насколько я знаю борщ – русское блюдо. Интересно, у нее видимо есть знакомые из России, раз тут уже в ход борщи пошли. Мне было приятно наблюдать за дамой в черном и за раненым мужчиной. Словно вечность друг друга знают. Прям такая забота. – С ним все будет хорошо, в скором времени можете его забирать. Я посмотрела на женщину серьезным взглядом, подошла к ней поближе и отвела в сторону. – Мне все-равно кем Вы ему приходитесь. Просто вижу, что знаете давно Филипа, а значит, могу Вам довести информацию. У него очень серьезное ранение, его привезли словно кусок окровавленного мяса.  Операция была тяжелой, хоть и в левое плечо, могло быть и хуже. Я оглянулась и посмотрела на Плейна. – Но все обошлось, и я повторюсь, в скором времени Вы можете его забирать. Я вижу, что женщина Вы серьезная, поэтому могу довериться Вам по состоянию его здоровья. Просто хотела, чтобы Вы знали. А там уже, возможно и полиция за это дело возьмется. Я договорила и подошла поменять раствор.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Я избегаю скандалов и приношу извинения за причинённый ущерб