Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Неслучайные случайности


Неслучайные случайности

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Miranda Warren, Evie Garland, Brandon Williams
Место: галерея Сакраменто
Время: конец февраля
Время суток: вечер
Погодные условия: 10,4°C, достаточно пасмурно
О флештайме: все началось как обычная вылазка друзей в галерею на открытие выставки модного художника, а закончилось стрельбой и трупом

Отредактировано Brandon Williams (2013-03-20 20:32:33)

+1

2

Внешний вид + какая-нибудь куртка

В гладкой поверхности воды, Брэндон увидел свое лицо, будто в зеркале, только мутноватом. Сейчас он был больше похож на Санта-Клауса из черной комедии Плохой Санта, нежели детектива: помятое, усталое лицо какого-то серого оттенка, под глазами синяки, а щетину скрывает мыльная пена, на голове взъерошенные мокрые волосы. Уильямс сполоснул бритву, вода в раковине замутилась, и отражение раздробилось. А Брэндон продолжил бриться, снимая пену медленными аккуратными взмахами опасной бритвы. Закончив брить правую щеку, он высоко задрал голову и осторожно стал водить бритвой по кадыку. Затем задержал воздух и окунул лицо в воду, смывая остатки пены. Сегодня вечером, первый раз за многие годы, Брэндон Уильямс собирался пойти на выставку современного художника Густава Вивес, куда его пригласила Миранда.  Собственно о самом художнике и направление в изобразительном искусстве, в котором этот художник творил, Уильямс узнал лишь благодаря ее рассказу.
Роман Брэндона с искусством напоминал ироничную мелодраму, в которой неопытный школьник влюбляется без взаимности в свою учительницу. Ему нравилось искусство, искренне нравилось, но он ничего в нем не понимал. Он мог, конечно, отличить работы Пикассо от работ Микеланджело, но на этом его познания в изобразительном искусстве заканчиваются. А больше всего он не разбирался в современном искусстве. Он понятия не имел, что собой представляет современное искусство. Поэтому приглашение Миранды сопроводить ее на выставку Брэндон воспринял, как отличную возможность не только приятно провести с ней время, но и пополнить образование, заполнить хотя бы немного культурные пробелы. Когда Уильямс рассказал напарнику о своей вылазке, тот был, по меньшей мере, шокирован, он несколько секунд удивленно таращился на Брэндона, застыв с чашкой в руке, так и не сделав и глотка кофе.
Миранда Уоррэн принадлежала тому типу хороших знакомых, которых ты называешь другом, несмотря на относительную близость, они не так уж близки, но куда приятнее называть красивую девушку своим другом, нежели приятелем. Уильямс не тешил себя ложными надеждами относительно ее приглашения, наверняка ей просто не с кем пойти, хотя и такой вариант представлялся ему маловероятным, ведь пропустить возможность провести с ней время может только дебил. Ты можешь знать человека почти всю свою жизнь, но забывать о нем, как только вы расстаетесь, и он теряется из твоего вида. Пусть Уильямс и знал Миранду короткое время, но забыть ее было невозможно и не только потому, что она была невероятно красивой и сексуальной девушкой, но еще из-за ее ума, впрочем, ладно, первое, что зацепило Брэндона – была ее внешность. Но он никогда не предпринимал попытки подкатить к ней, лучше томиться, сдерживая глупые порывы, чем терпеть фиаско.  Потому он смело называл ее своим другом.
Не имея ни какого представления о том как положено выглядеть на таких мероприятиях, Брэндон решил проблему единственным способом, до которого смог додуматься – надел классический, но удобный костюм и белую сорочку, вариант на все случаи жизни, правда, пользовался он этим вариантом крайне редко.
Поняв, что он начинает опаздывать, Уильямс наспех насыпал своему псу корма и выскочил из квартиры, на бегу накидывая куртку.
Пришлось немного превысить скорость, чтобы прибыть на место вовремя, но ведь всегда можно притвориться, что ты спешишь на дело, ведь так? Иметь при себе жетон было полезно еще и для корыстных целей, поэтому Брэндон никогда с ним не расставался, мало ли что произойдет. Остановившись на светофоре, он взглянул на пассажирское сиденье, на котором лежала груда документов, необходимых для рассмотрения. Большая часть из них относилась к судебному процессу, вернее к его подготовке, некоего Алана Мирами, обвиненного в умышленном убийстве своего соседа.  Загорелся нужный свет и Брэндон продолжил свой путь, мысли же его по-прежнему остались в участке, отчего ехал он снедаемый чувством вины за то, что направляясь на встречу, думал о работе. Легкую темноту дороги прорезали многочисленные лучи от машин, но к удивлению Уильямса пробок на дороге к галерее не было, поэтому прибыл он на место немного раньше назначенного времени. Прихватив приглашение и сигареты, Уильямс покинул салон автомобиля, который пропах запахом кожи и сигарет.
Галерея представляла собой трехэтажное здание, зажатое с обеих сторон жилыми домами, на сером фоне которых здание галереи еще больше выделялось. Огромные окна, несмотря на цветные стекла, позволяли увидеть, что же происходит внутри этого масштабного и, по всей видимости, дорого здания. Брэндон живо представил, как стоит возле роскошного дворца, на улице зима и метель сносит с ног, а там за окнами горит огонь камина, счастливое семейство снует туда-сюда с бокалами, подносами. А изможденный бедностью и нищенством только и можешь, что смотреть в окна, буквально прилипать к ним, костлявыми слабыми пальцами прилипать к заснеженным окнам, в которых, тем не менее, видно убранство и все семейство. Сие сравнение показалось Уильямсу весьма удачным, и он усмехнулся своим мыслям. Действительно, на какой черт, кроме как не на хвастовство делать такие окна? Ведь это крайне непрактично.
В последнее время тема возраста стала болезненной для Брэндона, скоро ему исполнится сорок и можно смело записываться к психотерапевту, чтобы тот, подобно опытному скалолазу, помог пережить кризис среднего возраста. И  вот он грустно улыбается, провожая взглядом двадцатилетних любителей тусовок, к нему приходит мысль, что сам он того не замечая прожил как минимум обе жизни вон тех вот парней, ошивающихся возле девушек.
Он смотрел как мужчины и женщины бодро двигаются к зданию и прячутся внутри, через несколько минут появляясь в окнах, приобретая то красный, то синий оттенок благодаря стеклу.  Манеры их казались идеальными, и Уильямс в очередной раз убедился, что подобная среда вовсе не его среда, он не сможет даже просто пройти так высокомерно и не станет таким апломбом. Брэндон попытался изобразить отрешенно скучающий вид, состроить презрительную мину, но в этой игре им явно не было равных, вскоре он сдался и просто продолжил курить, ожидая Миранду.

Отредактировано Brandon Williams (2013-03-21 16:05:30)

+2

3

- Мааам, я знаю...
Уже битый час пытаюсь донести до родной матери, что вполне справлюсь и дойду до места, в котором хотела бы провести этот вечер, самостоятельно. Но мама... Она такая мама, что ни за что не поддастся уговорам дочери. Как бы права или нет была она сама или её дочь.
- Раскрой глаза, Миранда. Ты хочешь пройтись вечером до галереи одна? При такой-то фамилии? С дуба рухнула?
Обычно мама переходила на молодёжные жаргонизмы тогда, когда искренне не понимала своего собеседника - он действительно такой глупый или всего лишь мастерски притворяется? Это бы не было таким обидным, если бы я не продолжала доказывать ей, но мне пришлось приостановить себя. Да и, честно, оправдания подошли к логическому завершению.
- Мам, только дай мне тогда какой-нибудь Фольксваген, не более.
- Белый Мерседес с Филиппом подъедет к твоему дому в половину девятого. Он позвонит тебе, когда будет на месте. Будь умницей, дорогая. Люблю тебя.
Если бы я успела возразить, то эта словесная баталия продолжалась бы ещё несколько минут, однако она завершилась мгновение назад.
- И я тебя. Веди себя хорошо с папой...
Шепчу, а на том конце уже безжалостно, точно в ухо, пикают частые гудки.
Конечно же, я не обмолвилась ни единым словом о том, в кампании ли с кем-то я буду там или нет. Какая разница? Одна - хорошо. Не будет вечного хвоста. Не одна - тоже не плохо. Не придётся скучать и мой язык наверняка будет занят разговором. И у меня имеются полтора часа, чтобы переодеться из обтягивающих джинс, рубашки с ремешком и мокасин во что-то более приличное.
Брэндон - мой друг. И Бог упаси кого-либо назвать его моим ухажёром: незамедлительно и не задумываясь дам в нос. Знакомство по разные стороны тюремной камеры - это круто. Верх эпичности. Однако именно при таких обстоятельствах мы познакомились. Я - несостоявшаяся воровка драгоценностей в свои двадцать четыре, а он - детектив зрелого возраста. И правда, чем не пара, но тогда буду вынуждена перейти к пункту один. Если несколько недель назад, когда мне светил хороший срок за кражу, я не сопротивлялась этому, то все, кого видела повседневно, в том числе и он, настаивали на обратном и не раз сказали, что я недоделанная курица - вешаю на себя ярлык заключённой. Только за какие заслуги? Именно ему повезло иметь дело с данным расследованием. Когда я, наконец, вышла за пределы камер предварительного содержания, в которых пробыла... Даже не помню, сколько в них пробыла. Неделю... Две... Там либо времени совершенно не существует, ибо оно доводит до сумасшествия, растягивая мгновение на час. Когда я вышла из тех мест, связь с Брэндоном потеряна не была. И поэтому сегодняшний вечер я предложила провести в одном из выставочных залов Сакраменто, чтобы отблагодарить его за проделанную работу.
Чуть больше, чем через час, белый IPhone разразился достаточно громким звуком звонка старого будильника. Лучше любой мелодии.
- Да...
- Мисс Уоррэн, я жду вас в машине около вашего дома.
- Уже спускаюсь...
Я отключаюсь первой, и через десять секунд дверь моей квартиры относительно сильно хлопает, а в обеих замочных скважинах скрипят ключи. Кладу на ходу в клатч их, рядом с пригласительным билетом, и резво перебирая ногами, спускаюсь со своего, отнюдь не первого, этажа на тот самый первый; из белого тёплого фойе меня встречает потемневшая улица с довольно-таки пробирающим до озноба дуновением ветра мне в бок. Прохладно, но один из маминых шофёров (их у неё два или три) с доброжелательной миной на лице встречает меня, выходя из "эмэльки".
- Не стоило...
Поджимаю виновато нижнюю губу, вдобавок закусывая её, и подаю водителю билет с адресом заведения, пока сажусь на заднее. Тот, уже в салоне, отдаёт мне белоснежную бумажку обратно.
Блики от уличных фонарей преломляются на затемнённом стекле, но проходят сквозь него, танцуя по моим рукам.
Устойчиво ступаю на сухой асфальт Сакраменто перед залом, тут же встречая Брэндона глазами. Захлопываю дверь машины, не забыв предупредить, что обязательно сообщу, когда захочу уехать обратно домой, и направляюсь к своему знакомому детективу.
- Готов к обороне?
Поджимаю вновь губы, на этот раз в улыбке. Классический костюм, туфли, причёска и совершенно свежевыбритое лицо. Надо заметить, последняя процедура прошла без происшествий. Или же я просто слепа, хотя склоняюсь к первому. Люблю классику.
- Прости, что "вырвала" из уютной квартиры в такое время - хотелось бы исправиться и поблагодарить за твою работу. Если бы не ты, я бы потеряла десяток лет жизни, просиживая её в рыжей кофтёнке за решёткой.
И как тебе удалось это?
- Пойдём.
Кивком показываю на несколько каменных ступеней в нескольких шагах от нас. Мысль о том, что там намного теплее уже согревает меня изнутри.

+3

4

Брэндон ненавидел ожидания, эти минуты, когда сердце замирает и не бьется, когда замирает дыхание, а ты вслушиваешься в каждый шорох, тебя мучают галлюцинации. Чудится, будто вот-вот и случится то, чего ты ждешь. Но время только медленно движется, мучая тебя вопросом, придет ли она?
От сигареты во рту все сильнее разъедалась оболочка, это ощущалось по привкусу пыли и никотиновому налету на пальцах и губах.  Уильямс сделал последнюю затяжку, выкинул сигарету и, подняв голову, выдохнул дым, заметив, как напротив него остановилась машина, а затем из нее вышла Миранда. Глаза Брэндона смягчились, и уголки губ дрогнули в улыбки, не отрывая от девушки взгляда, он сделал два шага ей навстречу.
–  Привет, великолепно выглядишь,- все с той же улыбкой говорит он, собираясь продолжить фразой "ноги у тебя убийственно красивы", но так и не решается на такой комплимент.
Да ладно, в лучшем случае я бы провел вечер в баре, а благодаря тебе приобщусь к искусству,- отвечает веселым тоном Уильямс, по-дружески приобнимая ее и направляясь к галерее. Поднявшись по каменным ступенькам, Брэндон открыл дверь девушке и пропустил ее вперед, затем зашел сам. Попав внутрь, мужчина ощутил, как его оглушает музыкальная каша, льющаяся из синтезаторов. Он огляделся. Само место оказалось вполне приятным. Странным, но приятным.
Симпатичная девушка в строгом костюме, подчеркивающим ее соблазнительную фигуру, встретила их у входа, ее улыбка, пусть и натянутая для работы, выглядела вполне искренней. Она просит приглашения и Брэндон придерживая Миранду за талию пропускает ее вперед, затем в ответ улыбаясь, достает из внутреннего кармана пиджака пропуск, протягивает его девушке, та что-то проверяет и пропускает Уильямса.
– Знаешь, коллеги из Нью-Йорка не так давно рассказали мне о каком-то психе, который называл себя "шок-художником" и снимал извращенные фильмы, например, как он занимался сексом с двумя женщинами и поедал испражнения. Надеюсь, такого творчества здесь не будет,- Уильямс рассмеялся и снял свою куртку, затем передал ее юноше за стойкой и, положив бирку в карман брюк, вновь обратил все свое внимание Миранде.
Интерьер галереи напоминал приемную в какой-нибудь фирме: серые стены из пластика, огромные окошка-светофоры и стеклянными столиками, на которых располагались причудливые скульптуры и цветы. По сути это был огромный зал, разбитый на мини залы колонами в облицовке под дорогой камень. Черные кожаные кресла, светлый деревянный пол, в общем, все было выполнено в неком индустриальном виде.  Пространство галереи было освещено где-то мягко, где-то наоборот контрастно ярко, видимо так было необходимо для того, чтобы воспринять картины. Гостьи группками собирались рядом с картинами и живо болтали, улыбаясь друг другу, и обсуждая произведения искусства. Находясь в столь красивом месте, Брэндон чувствовал себя слоном в посудной лавке и от того, что он ничего не понимал в искусстве, от того что не мог поддержать даже поверхностный разговор об этом, мужчине было не по себе. Привычка, выработанная с годами на работе, иметь всю информацию, умело жонглировать ей, чтобы раскрыть дело, приводила его сейчас в смятение. Наверное, так чувствует себя дикий зверь, загнанный в клетку, не имея возможности вернуться на волю и наблюдая за цирковыми животными, какой-нибудь необученный волк чувствует себя неумехой. По правде сказать, Брэндон и был тем самым волком.
- Ты можешь удивиться, но я люблю искусство,- рассмеялся Брэндон и взглянул на Миранду, остановив взгляд на ее глазах. – Я думал, здесь будет больше охраны,- Уильямс перевел взгляд с девушки на двух охранников у входа. – Конечно, картины, наверное, охраняются, как сокровища и видимо для этого простых охранников уже не достаточно,- он усмехнулся.

Отредактировано Brandon Williams (2013-03-24 18:48:33)

+2

5

- Это приятно слышать.
Киваю вдобавок к своему ответу и направляюсь вместе с Брэндоном к галерее.
Не мы одни идём по частым ступенькам, а чуть в стороне от главного входа кампания молодых людей, даже моложе меня, стоит в плотном кругу и что-то живо обсуждает: кто-то машет руками, кто-то поднимет голову к тёмному небу и заливается заразительным, на удивление, не противным смехом. Несколько парней и пара девчонок - может, их больше, но я не смогла разглядеть больше. По мере приближения к зданию, мелодии, которые доносились из колонок, звучали громче. Конечно же, на подобном роде мероприятиях вряд ли можно услышать оглушающую музыку в стиле ночных клубов Сакраменто и "светопредставления" из тех же заведений.
Отдаю в руки девушке на входе свой пригласительный билет, который, "повалявшись" у меня в клатче, стал блестеть в некоторых местах под светом, прицепив к себе несколько мелких блёсток. Плавно в динамиках предыдущая песня перетекает в более мелодичную, и в поле моего зрения попадает ещё одна группа людей, на этот раз женщин лет тридцати пяти, которые, услышав эту песню, тут же оживились, и стали покачивать бёдрами. Прикрываю глаза от внезапного нахлынувшего чувства стыда, ожидая пока мой спутник разбирается с той девушкой на входе. Однако сама же я, к прочему, отбиваю тихую дробь в такт песни по жёсткому клатчу, глазами выискивая поднос, который был бы без алкогольных напитков.
- Простите, - обращаюсь к официанту, который стоит ко мне почти спиной, да и когда оборачивается, не особенно охотно желает мне показать, что на его подносе, - здесь подают соки?
- Пожалуйста, мисс.
Он оборачивается, наконец, ко мне всем своим корпусом, а на его стеклянном подносе то, что я тщетно искала глазами на протяжении трёх-четырёх секунд. Стакан с жидкостью ледяной для моих пальцев; на кончике языка напиток теплее, а в горле точно такой же, как и при прикосновении пальцами. От слов Брэндона я незамедлительно толкаю испитый глоток в себя, ощущая после жжение в горле, ибо это лучший вариант, чем поперхнуться у всех на виду.
- Что, прости? Это... Прекрасно...
Делаю ещё один глоток, добавляя ещё немного жжения, которое проходит гораздо быстрее, чем первое, от неожиданности.
- Кажется, нет. Здесь будет немного культурнее.
Чуть разгибаю в локте ту руку, в которой держу стакан с соком, и отгибая указательный палец, показываю на немаленькое полотно, которое художник нарисовал в чёрно-белых тонах. К слову, оно было единственным из всех в подобном спектре цветов. На нём, кажется, одинокое дерево, исхудавшее и чахлое. У этого дерева лишь одна ветка, на этой ветке ещё одна маленькая ветвь, а на ней последний тёмный листок, который тоже хочет поскорее сорваться, как и остальные его "родственники" сделали это раньше, и уже где-то за пределами пространства, обрисованного на картине.
- Если что-то случится, то, будь уверен, ещё не один десяток неизвестных лиц в тех же костюмах ты увидишь через пару мгновений.
Хотела бы я продолжить дальше, но мужчина сзади нас в паре шагов успешно прерывает многих, отчего внезапно люди, которые стояли рядом с ним, замолчали. Нет, он не достал оружие; он стал весьма нецензурно говорить про одну из картин, висящую на стене напротив. Отчего-то стало вдруг не по себе и холодок пробежался вдоль позвоночника. Мои глаза тут же пробежались по многим незнакомым лицам и я поняла, что многие смотрят именно на нас с Брэндоном как людей, стоящих ближе всего к тому странному человеку. Стыд, приправленный щепоткой страха.
- Мужчина, можно, пожалуйста, потише...?
Делая вид будто смущена, задаю вопрос незнакомцу, который поставил почти всех посетителей на уши. Обычно такой тон срабатывал и на меня выливалось меньше возмущений, если бы это было сказано воинственно. Но не сейчас. Я ощутила себя в команде болельщиков, которые болеют не за ту команду футболистов, за которую болею я. Внезапное "Ура!" когда их команде забивают гол и можно попрощаться со своей головой. Я была и подавлена больше предыдущего, но, как бы саркастически это не выглядело, поделать не могла абсолютно ничего.

+2

6

внешний вид

Раньше Ив думала, что жизнь- океан. Такая большая, нескончаемая, глубокая, поистине необъятная. Но это было в детстве. Сейчас она выросла. Странно, когда успела? В душе она все тот же ребенок. В сумке у неё всегда лежит маленький флакончик, нет, не только духов, а мыльных пузырей.  Но жизнь, вместо океана, стала обычной речонкой. Не слишком широкой, зато настолько бурлящей, импульсивной. Короче, теперь, вместо постоянного штиля, у неё сплошные бушующие волны. Жизнь бьет ключом. Но порой это так надоедает, просто успеваешь устать от всего, и в голове начинает крутиться мысль исключительно об отдыхе, сне и спокойствие. Этот вечер девушка собиралась провести дома, наедине со своими мыслями и чашкой горячего шоколада. Идеальная компания, ничего лишнего. Она бы так и сделала, если бы не нашла в сумке вместо телефона приглашение на какую-то выставку. До этого самого момента, пока Ив не нашла пригласительный, она понятие не имела, что в Сакраменто сегодня проводится подобное мероприятие. Делать было все равно нечего, дома моментально успело наскучить, тем более, когда появился альтернативный вариант, как можно провести этот вечер. Более интересный, более живой и красивый. Наверно, именно это и повлияло на окончательное решение девушки. Ведь что такое удачное завершение дня? Вероятнее всего, каждый человек ответит по-разному - в соответствии с его личными вкусами и чаяниями. Однако, рискнем предположить, что никто не будет спорить с тем, что следующие два завершения дня являются удачными. Это, например, когда человек засыпает со светлыми мыслями и его не тревожат ни насущные проблемы, ни какие-нибудь трудоемкие вопросы. Он просто засыпает, что называется, с чистой совестью. Второй вариант развития событий: человек не ложиться во все. Но опять же не из-за проблем или дел. А, наоборот, из-за того, что все хорошо, что ты веселишься, занимаешься любимым делом, тебе легко, свободно и ты счастлив. Скорее всего, Ив предпочла бы второй вариант. Собственно, именно поэтому и решила пойти в галерею на поиски приключений, которые всегда её где-нибудь да ждут. Судьба всегда преподносит Иви самые неожиданные и непредсказуемые сюрпризы. Девушка уже успела пережить столько всяких казусов, что может набраться на несколько оскароносных сценариев, заодно фильмы, созданные по историям Гарланд, могли бы завоевать ещё кучу статуэток и в других многочисленных номинациях. Оно и не мудрено. Ведь кто неудачница в кубе? Ив неудачница в кубе. Видимо, мама, в день родов дочери встала не с той ноги, и это привело к тому, что у девушки теперь каждый день наперекосяк. Ну да ладно, как говорится, не надо печалиться. Собравшись с духом, Гарланд, все-таки, вышла из квартиры.
Нельзя сказать, что Иви не интересовалась искусством, но и что оно занимало большую часть её мыслей тоже сказать нельзя. Для неё это был лишь очередной источник, дабы черпать вдохновение. И не более того. Она редко посещает выставки. Из-за нехватки времени скорее посмотрит все те же картины в Интернете. И ходить далеко не надо и долго стоять, размышляя о том, что же хотел изобразить на холсте автор, тоже. Как множество раз подтверждалось, что размышления вообще ни к чему хорошему не приводят, что бы там не говорили родители, друзья и чудаки из научного клуба. Никому не верьте! Меньше думаете- крепче нервы и меньше проблем. Такова, по крайней мере, была позиция Ив, тело которой постоянно опережало её мысли.
Сейчас, стоя у одной из картин, девушка осмотрелась. Все ходили от картины до картины небольшими группами, либо парами, что-то непринужденно обсуждали, шутили, смеялись, делились впечатлениями от увиденного полотна. А Гарланд одна. Наверно, это была единственная причина, почему она не любит ходить в такие заведения и почему посещает их крайне редко.  Идешь с друзьями- не услышишь ни одного нормального отзыва ни о художнике, ни о его произведении. Идешь одна- чувствуешь себя либо самым одиноким человеком на всей планете, либо постоянно ловишь на себе заинтересованные взгляды, ибо все думают, что ты какой-нибудь крутой дизайнер/художник/фотограф.  Плавали, знаем.
Разглядывая каждый миллиметр одной из картин, девушка погрузилась в свои мысли, из которых её резко и совершенно неожиданно вырвал чей-то грубый голос. Ив не видела, кто именно столь нелестно отнесся к картине, в которой, на взгляд Ив, не было ни одного изъяна. Все рассматривали пару не далеко от которой стояла Ив. Почему-то девушка была в полной уверенности, что раз все смотрят на высокого мужчину в черном костюме, то это именно он и поведал свое мнение о полотне окружающим. Повернув голову вправо, девушке пришлось поднять взгляд вверх, ибо мужчина, стоявший рядом, был порядком выше неё. Ив никогда не понимала людей, которые ничего не смыслят в искусстве, но открыто и непринужденно демонстрируют своё «фи» обществу. Если быть короче, то девушка таких просто терпеть не могла. Именно поэтому и наехала на мужчину, стоявшего рядом:
-Извините, что помешаю вам разносить художника и показывать, что вы совершенно ничего не понимаете в искусстве,- как-то слишком муторно начала она, - но вы не могли бы потише?- спросила Ив с приторно-сладкой улыбкой на губах. –Люди пришли насладиться картинами, а не вашими совершенно нелепыми комментариями. –Все ещё пытаясь понять, что она вообще сейчас сказала, девушка делает небольшой глоток красного вина из бокала, оставляя яркий след красной помады на нем.

Отредактировано Evie Garland (2013-04-18 16:47:52)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Неслучайные случайности